WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 30 |

«СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С ...»

-- [ Страница 2 ] --

Огромная заслуга Юлии Юрьевны в организации семинара по социологии религии на социологическом факультете МГУ. Сколько нужно было приложить усилий, чтобы этот «круглый стол» стал постоянно действующим! Юлия руководила семинаром легко, без видимых усилий, привлекая, как ведущих ученых социологов, религиоведов, так и студентов, аспирантов, журналистов и многих исследователей из смежных областей науки. Юлия Юрьевна сумела так организовать обсуждение актуальных проблем религии, религиозной жизни в стране, что на семинары стали приезжать специалисты из разных регионов России, зарубежных стран, а также священники и богословы.

Дмитрий Узланер, главный редактор журнала «Государство, религия, Церковь в России и за рубежом» в своих воспоминаниях пишет: «Был хорошо известен ее семинар по социологии религии…Это была чуть ли не единственная в России дискуссионная площадка, на которой могли регулярно собираться отечественные социологи религии… Юлия Синелина была одним из немногих публичных интеллектуалов, кто умудрялся сохранять аналитическую беспристрастность». Часто дискуссии проходили в жарких полемических спорах оппонентов и здесь, действительно, именно «аналитическая беспристрастность» руководителя семинара помогала обсуждению животрепещущих и злободневных проблем.

Юлия обладала таким количеством положительных качеств и талантов, что вряд ли все можно перечислить. Читаю и слышу о ней: умна, красива, обаятельна, дипломатична, порядочна, принципиальна, высокообразованна, трудолюбива… Под всем этим подписываюсь безоговорочно. Все заложенные в ней таланты – это воспитание в семье…низкий им всем поклон и благодарность.

Юлия Юрьевна Синелина, как выдающийся ученый, целеустремленная и сильная личность, любящая дочь, мать и супруга останется в памяти всех близких ей людей и это непреложно.

кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник ИСПИ РАН Е.А. Кублицкая ***** Исследовательский комитет социологии религии РОС с глубоким прискорбием сообщает о постигшей наше ученое сообщество тяжелой потере: на днях снежная лавина в Альпах унесла жизнь Юлии Юрьевны Синелиной, доктора социологических наук, заведующей отделом социологии религии Института социально-политических исследований РАН. Мы потеряли редкой душевной красоты человека, талантливого исследователя и организатора, одного из ведущих, самых ярких отечественных специалистов в области социологии религии. Нелепый трагический случай оборвал жизнь Юлии Юрьевны на настоящем творческом взлете. Ей было чуть-чуть за сорок, но она успела сделать очень многое. Ей принадлежит множество интересных, свежих по содержанию публикаций, внесших заметный вклад в развитие отечественной социологии религии. Только за последние годы ею были опубликованы две солидные монографии, целый ряд статей и защищена докторская диссертация. Свои теоретические и полевые исследования она сочетала с напряженной организационной работой в институте и в структуре Академии наук, с руководством семинаром по социологии религии на социологическом факультете МГУ. У не была прекрасная семья с тремя детьми.

Всех, кто общался и сотрудничал с Юлией Юрьевной, притягивали к ней е личное обаяние, интеллект, энергия, принципиальность в научном поиске и в отстаивании своих позиций, высокая ответственность за все, чем ей доводилось заниматься.

Такой она навсегда останется в нашей благодарной и светлой памяти.

–  –  –

***** Уважаемые коллеги! С безвременным уходом Юлии Юрьевны Синелиной мы все осиротели. Хотелось бы сохранить организованный ей научный семинар по социологии религии. Если место и время проведения могут быть сохранены без сомнения, то нам не будет хватать организаторских возможностей, знания российских и зарубежных специалистов и попросту «хватки» Юлии Юрьевны, обеспечивавшей нам каждый месяц яркие и злободневные доклады, вокруг которых строилось наше обсуждение.

Мы предлагаем использовать метод коллективного планирования встреч и просим каждого из участников семинара предлагать темы для обсуждения и докладчиков. Трофимов С.В. (trophimov@socio.msu.ru) может осуществлять координацию нашей работы, ведение календарного плана наших встреч, рассылку информации, обеспечивать (как и раньше) пропуска, а также приглашения иностранным и иногородним участницам, если они потребуются. Мы постараемся организовать постоянную интернет-страничку научного семинара.

С уважением, В.И. Гараджа, профессор, доктор философских наук С.В.Трофимов, кандидат социологических наук, зав. учебной частью социологического факультета МГУ ***** Уважаемые коллеги, уважаемые члены ИСПИ РАН, вчера мы узнали страшную весть: во французских Альпах трагически потерял свою жизнь д-р Юлия Синелина, заместитель директора ИСПИ РАН и иностранный член Центра религиоведческих исследований при Институте философии и общественной теории, Белград (Сербия).

Юлия Синелина была одной из ведущих социологов религии в России и за рубежом и признанным иностранным членом Центра религиоведческих исследований. Ее смерть – тяжелая утрата не только для русского социологического и академического сообщества, но и для нашего Центра. В среду, 3 апреля 2013-го, в Институте философии и общественной теории в Белграде, в 14 часов, отдаем прощание с Юлией Синелиной минутой молчания и лекцией, посвященной памяти о Синелиной, автора д-ра Мирка Благоевича, руководителя Центра религиоведческих исследований, озаглавленной «Религия и религиозность в Сербии: реальность или миф». Мы выражаем наши глубочайшие соболезнования семье Юлии Синелиной и коллегам из ИСПИ РАН.

–  –  –

***** 1 апреля 2013 года стало известно о трагической гибели Юлии Юрьевны Синелиной, одного из ведущих отечественных социологов религии. В последние годы она заведовала Отделом социологии религии в Институте социально-политических исследований РАН, где под ее руководством проводились исследования религиозной ситуации в современной России. Был хорошо известен ее семинар по социологии религии, который она регулярно на протяжении вот уже нескольких лет вела на социологическом факультете МГУ. Это была чуть ли не единственная в России дискуссионная площадка, на которой могли регулярно собираться отечественные социологи религии.

Юлия Синелина была одним из немногих отечественных специалистов, кто наряду с конкретно-историческими исследованиями так много времени уделял историческим и теоретическим вопросам. Едва ли в России найдется хотя бы один социолог религии, который бы имел за спиной такой фундамент исторических и теоретических познаний. Фундаментальные научные исследования Юлии Синелиной были сосредоточены, прежде всего, вокруг исторических и теоретических аспектов секуляризации. Теоретическим вопросам была посвящена ее монография «Концепции секуляризации в социологической теории» (2009). Вопросы истории – прежде всего, российской – рассматривались ей сначала в монографии «Секуляризация в социальной истории России» (2004), а затем в докторской диссертации «Циклический характер процесса секуляризации в России (социологический анализ: конец XVII – начало XXI вв.)» (2011).

Теоретические и исторические изыскания нужны были Юлии Синелиной для более полного понимания текущего момента. Она выделяла в истории России три цикла секуляризации, первый из которых относился к XVIII-XIX вв., а третий – к событиям XX–XXI вв. В своих работах она пыталась оспорить распространенную позицию, согласно которой секуляризация – это линейный однонаправленный процесс, и противопоставить ей представление о существовании циклов секуляризации (от выдвижения утилитарной квазирелигиозной идеи до возвращения к православной вере/культуре), которые в истории России следуют один за другим. По ее мнению, в начале XXI века Россия вступила в завершающую стадию третьего цикла секуляризации, характеризующуюся «возвращением части общества к православию, православной культуре через фазу религиозного синкретизма». Однако при всех симпатиях к православной традиции ее анализ был далек от триумфализма: одновременно с этим «возвращением» Юлия Синелина усматривала контуры нового цикла секуляризации, главным действующим лицом которого становится высший средний класс в столичных и крупных городах.

–  –  –

***** На днях случилась трагедия: снежная лавина в Альпах унесла жизнь Юлии Юрьевны Синелиной, чудесного человека, выдающегося ученого и редкой красоты личности. Юлия была одним из самых ярких социологов России начала столетия и, пожалуй, № 1 в отечественной социологии религии. Ей было чуть-чуть за сорок, и она успела сделать исключительно много: множество публикаций, в том числе больше десятка монографий; огромная организационная работа в структуре Академии Наук;

семья с тремя детьми… Сегодня ее хоронят. Не верится, и не будет вериться еще долго.

Она успела принять самое деятельное участие и в белгородской науке: была членом Организационного комитета нашей ежегодной конференции по социологии религии и соруководителем исследования религиозной ситуации в г. Белгороде (конец 2010 г.).

У всех, кто имел возможность общаться и сотрудничать с Юлией Юрьевной, вызывали восхищение ее личное обаяние, интеллект, энергия, организаторский талант и высочайшая ответственность за все, чем ей доводилось заниматься. Она была настоящий подвижник, «Человек-Социум» и «Человек-Мир». Ее невозможно заменить даже отчасти. Упокой, Боже, ее душу… Сергей Лебедев, проф. кафедры социологии и ОРМ НИУ «БелГУ»

http://belgorod-reload.livejournal.com/35171.html ***** В голове не укладывается, что из жизни ушел по научным меркам молодой ученый – Юлия Юрьевна Синелина, одна из самых известных в нашей стране социологов религии, руководитель Отдела социологии религии Института социальнополитических исследований РАН, доктор социологических наук. Я не могу сказать, что хорошо лично знал Юлию Юрьевну, но, как коллега, периодически общался с ней на конференциях и семинарах, как в Институте Европы РАН, куда регулярно приглашал Синелину, так и на социологическом факультете МГУ, куда меня приглашала Юлия Юрьевна.

Несмотря на то, что во многом мы были не согласны друг с другом, да и методы наших исследований часто радикально отличались, наши дискуссии всегда были плодотворными. И теперь я понимаю, что это в значительной степени из-за спокойного, даже смиренного характера Юлии Юрьевны, ее готовности выслушать, а затем четко обозначить свою позицию. Помимо этого, существовало то, что, как мне кажется, объединяло нас – меня, как полевого исследователя, и профессора Синелину – классического социолога, проводящего массовые соцопросы в масштабах России. Юлия Синелина, православная верующая, не зацикливалась на цифрах, а видела живое восприятие веры в российском обществе со всеми достоинствами и недостатками этого восприятия. Религиозность, которую она изучала, Синелина принимала близко к сердцу. Возможно, это внимание к религиозному чувству как таковому, бережное к нему отношение, было заложено в Синелиной, в том числе, ее учителем – социологом Валентиной Федоровной Чесноковой которая разработала индекс воцерковленности.

По крайней мере, о Чесноковой Юлия Юрьевна говорила при каждом удобном случае, почти в каждом своем выступлении.

Безусловно, в российской науке (социологии, религиоведении, философии религии) навсегда останутся работы Синелиной, посвященные, прежде всего, современной религиозности россиян и ее развитию, процессам секуляризации, которые отнюдь не привели к исчезновению религии. Вслед за американским социологом Питером Бергером в декабрьском номере журнала «Эксперт» за 2012 год, Синелина фактически говорит о десекуляризации и в мире, и в России, о том, как религиозные институты берут на себя все новые функции – институтов гражданского общества, осознания собственной идентичности, поддержки человека в условиях глобальной неопределенности.

Мне запомнился целый ряд выступлений Юлии Юрьевны с оценкой современных отношений Церкви и общества в мае-июне 2012 года. Происходящую гражданскую мобилизацию и увеличение доли обсуждаемых церковных проблем в массмедиа Синелина оценивала, как оживление политического пейзажа. Мой репортаж с одного из семинаров в МГУ о конфликте РПЦ и интеллигенции Юлия Юрьевна редактировала сама: «Оживление ситуации в стране, в том числе и в религиозной сфере, привело к тому, что сформировались новые группы в обществе, изменилось отношение к восприятию Церкви. Лучше всего можно проанализировать современность через преодоление мифов, которые касаются интеллигенции и роли Церкви.

Россия находится в общемировом контексте, когда говорят о конфликте секулярной элиты и определенной части верующего общества… В России разделение на православную и секулярную интеллигенцию произошло еще в середине XIX века. Это разделение присутствует в российской истории всегда, периодически обновляясь, в новых обстоятельствах и идеологических контекстах. Это западники и славянофилы, монархисты и веховцы. В настоящее время это противостояние опять нарастает на фоне обострения политической ситуации. Раньше против Церкви выступали коммунисты, а теперь

– это либеральная интеллигенция, которая вдруг заявила о своей революционности… Новая православная интеллигенция начала формироваться с начала 60-х годов ХХ в.

Возвращение в Церковь в Советском Союзе начиналось с интеллигенции… Критика Церкви повторяется на новом витке истории. Такая же напряженная ситуация была вокруг РПЦ в 1997 году. Тогда достаточно активно поднимались антицерковные темы

– в «Московском комсомольце» критиковали митрополита Кирилла, на НТВ боролись с Церковью из-за показа фильма «Последнее искушение Христа». В итоге 16 декабря 1997 года патриарх Алексий II выступил с обращением, в котором подверг критике СМИ и отметил, что «идет новое наступление на Церковь».

Синелина полагала, что критика только способствует консолидации части общества вокруг Церкви. По крайней мере, треть общества воспринимает Церковь не как общественный институт, а как Тело Христово («Человек, который находится внутри Церкви, по другому к ней относится, для него критика Церкви не является принципиальной»). Критики, замечала Синелина, мало понимают мотивацию верующих, для которых главное – это участие в таинствах. Пока проблемы не мешают им участвовать в таинствах, они не будут реагировать на критику РПЦ. Патриарх, к примеру, на молебне 22 апреля 2012 года говорил о том, что происходящее ниспослано нам за наши грехи, но часть общества этого вообще не услышала. В этой связи Синелина задавалась вопросом – может быть и не надо Церкви реагировать на критику? Но общество все же у нас светское и Церковь должна заботиться о своем имидже. Кредит доверия не бесконечен. Если Церковь собирается воцерковлять общество, то она должна заботится о том, как она выглядит в глазах невоцерковленных и неверующих.

Со стороны может показаться, что я сбиваюсь на обсуждение острых актуальных проблем в чисто научном или публицистическом ключе. Однако главное в этих дискуссиях и в семинаре в МГУ, который вела Синелина и который набирал обороты, привлекал все больше ученых, это искреннее беспокойство за судьбы православия в России, совершенно адекватное понимание состояния российского общества. Юлия Юрьевна призывала не отметать религиозное чувство, не превращать социологию в чисто секулярный инструмент: «Не стоит забывать, что воцерковление – трудное дело для наших религиозно невоспитанных граждан (мы говорим о людях, заявивших себя как православных, стремящихся ими стать). Отметим, что в религиозной сфере существует понятие «путь христианина». Для кого-то этот путь может оказаться легким и быстрым, но таких религиозно одаренных людей всегда было мало, а остальные начинают с малого. Путь этот не обходится без ошибок и сомнений. С точки зрения Церкви, обратиться самому – мало, надо прийти в Церковь, приобщиться к ее таинствам и научиться церковной жизни, а не замкнуться в своей индивидуальной вере.

Но идентифицировать людей в качестве неправославных, если они считают себя православными, вследствие того, что не все у них соответствует церковным канонам, на наш взгляд, неправомерно». (Ю.Ю. Синелина. О критериях определения религиозности населения // Социологические исследования № 7, 2001).

У Юлии Юрьевны был свой путь христианина. Этот путь вдвойне труден для ученого, который занимается религиозной тематикой, для которого православие и Церковь связаны с личными переживаниями и болью. В постсоветской России с ее мимолетным бумом религиозности 1990-х годов путь социолога-христианина был во многом одинокой дорогой в попытке показать, что россияне уже нашли свой, как всегда тернистый и непростой, путь ко Христу.

Юлия Юрьевна отошла к Богу, сделав очень много. Вечная ей память.

Роман Лункин, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества ИЕ РАН.

http://polit.ru/article/2013/04/02/sinelina/ ***** 16 января этого года я предложил Юлии Синелиной дать мне биографическое интервью для «Телескопа». Мне хотелось именно беседой с ней начать изучение жизненных и творческих путей российских социологов шестого поколения. На следующий день пришел ответ: «Честно говоря, не думаю, что я уже заслужила, чтобы у меня брали интервью. Мне кажется рановато )) Есть более достойные кандидаты».

25 марта она обстоятельно написала мне о ходе наших дел и отметила: «... Проблема в том, что ответы теперь будут только через неделю, потому что я с детьми уехала на каникулы». Но ничего из задуманного нам сделать не удалось... такова судьба...

Eе уход – это заметная брешь в нашей науке и огромная потеря для социологов ее поколения...

Сначала по электронной почте пришла совсем глухая информация: погибла Юля Синелина. Некоторым из моих коллег, знавших Юлию, эту трагическую весть пришлось сообщать мне. Первая реакция у всех была одинаковая. Ужас... Все произошло 29 марта в австрийских Альпах. Лавина... она погребла не только Юлю, но только ее не смогли откачать...

… трое детей остались без мамы… Юлии Юрьевне Синелиной был только 41 год, исполнилось в начале января.

Половину жизни она посвятила изучению проблем религии в России, в 2009 году стала доктором социологических наук, но ее авторитет в сообществе исследователей религии сложился и был признан давно. Она возглавляла Отдел социологии религии Института социально-политических исследований РАН в Москве, и как сказал мне по телефону директор института академик Г.В.Осипов, в день гибели была утверждена в должности заместителя директора.

Я не считаю себя знатоком в области социологии религии, но склонен согласиться с мнением человека, который многие годы весьма успешно разрабатывает это проблемное поле. Узнав о гибели Юли, она написала: «И никого такого же масштаба в нашей стране сегодня не просматривается...».

Интернет мгновенно отозвался на случившееся. Юлю многие знали, ценили, да и трагичность завершения ее жизни не могла оставить людей равнодушными1. В статьях и блогах она предстает серьезным, глубоким ученым, руководителем наиболее сильного научного семинара по проблемам религии, человеком, который был способен к взвешенному анализу сложнейших исследовательских и нравственных проблем религии, горячо, бурно, часто – надрывно обсуждаемых в российском обществе.

Мы познакомились в летом 2010 года связи с грустным обстоятельством, умерла ее наставник в области изучения религии и ее духовная наставница В.Ф. Чеснокова, и Юля согласилась написать воспоминания о ней для «Телескопа»2. Наша переписка не была регулярной, но сразу стала дружеской и откровенной. Летом 2012 года возникли темы для постоянной переписки, а в ноябре того года и в конце прошедшего февраля мы работали вместе в Москве.

У Юли была своя правда. Она и цементировала ее отношение к миру. И потому Юля была столь эффективна и плодотворна в исследованиях, столь рассудительна в дискуссиях и столь привлекательна в жизни... ее уход – это заметная брешь в нашей науке и огромная потеря для социологов ее поколения...

Не понимаю законы эволюции: зачем лепить такое чудо и потом так быстро его отбирать?

Борис Докторов Телескоп. – 2013. – №3 (99). – С.63.

Авторы приводимых материалов благодарят А.Н. Алексеева за оперативное размещение их на сайте Cogita.Ru в подборке «Погибла Юлия Синелина»

http://www.cogita.ru/cogita/kolonki/andrei_alekseev_1/pogibla_yuliya_sinelina Синелина Ю. Для многих она стала духовным учителем // Телескоп: журнал социологических и маркетинговых исследований. 2010. №4. С.53_54.

***** Впервые мы увиделись и познакомились с Юлией Юрьевной лично всего лишь два месяца назад, 30-31 января. На социологическом семинаре в МГИМО «Исследование современной религии: методы и методология». Я смотрела на нее во все глаза и слушала «во все уши»... Хотя говорила она немного, все больше молча вникала в происходящее. После некоторых выступлений, всего лишь пару раз, откликалась открыто и заинтересованно, приглашением выступить на собственном постоянно действующем социологическом семинаре в МГУ.

Последние десять лет ее имя воспринималось нами, как имя прижизненного классика в отечественной социологии религии. Помню одну из первых ее публикаций в «Социсе» – где она, тогда еще мало кому известная аспирантка изящно и непринужденно разгромила солидную докторшу наук по вопросам определения критериев «православности» и воцерковленности. Ее небольшая книжка об изменении религиозности населения России1, с момента выхода стала учебным пособием, настольной книгой для всех моих второкурсников, изучавших социологию религии. Старались отслеживать все выходившие публикации. Буквально пару недель назад, я передала своей аспирантке, исследующей современную российскую православную семью, статью из «Социса» «Православные и мусульмане: сравнительный анализ религиозного поведения и ценностных ориентаций», написанную Юлией Юрьевной. Не было сомнений, что она относилась к тем, кто в силу мощи и яркости собственного таланта естественным образом оказывается на самом «верху» и на самом острие науки. Где любой настоящий ученый спокоен и доброжелателен. Потому что ему всегда есть что сказать, легко почувствовать новые смыслы, родить новую гипотезу, обнаружить новые направления научного поиска. Из тех, для кого наука – дело жизни и служение одновременно. Там есть готовность поддержать всех талантливых. У Юлии Юрьевны была и осталась команда, друзья и соратники.

И не было сомнения, что в современной отечественной социологии религии она

– бесспорный лидер. Такая молодая и такая яркая, сильная… И очень честная. В своем выступлении на конференции она докладывала результаты свежих исследований по проекту АРЕНА. И указала на то, что в опросник был введен дополнительный параметр: разделение на «православных вообще» по самоидентификации и тех, кто относит себя конкретно к РПЦ МП. Последних набралось около сорока процентов, примерно половина от православных «вообще». Бросилось в глаза ее потемневшее от усталости лицо, подумалось: «Сколько же тебе пахать приходится…». Во время моего выступления Юлия Юрьевна начала задавать вопросы. Комментировать. Потом были дружеские посиделки в кабинете профессора В.С. Глаголева, разговоры о семье, о судьбе и конечно же о любимой работе. Ее рекомендации, новые люди, новые тексты... Странно устроена жизнь... Казалось, что все только начинается… А оказалось – прощальный подарок судьбы.

Людмила Григорьева Телескоп. – 2013. – №3 (99). – С.63-64.

Синелина Ю.Ю. Изменение религиозности населения России : православные и мусульмане : суеверное поведение россиян / Отв. ред. В.В. Локосов. Ин-т соц.-полит. исслед. РАН. – М. : Наука, 2006.

***** Последний раз с Юлией Юрьевной мы виделись 21 марта в МГУ. Она меня пригласила на свой традиционный семинар по социологии религии... Утром, 2 апреля, в Фейсбуке мне написал сообщение белгородский социолог религии, преподаватель БелГУ Сергей Лебедев. В сообщении говорилось, что Юлии Юрьевны Синелиной с нами уже нет… Юлия Синелина – доктор социологических наук, старший научный сотрудник, руководитель Сектора социологии религии Института социально-политических исследований РАН. В небольшом сообществе религиоведов она была очень известной и уважаемой личностью. Лично мне с ней удалось познакомиться на конференции по социологии религии в Белгороде в 2011 году. Ее выступление и комментарии произвели на меня неизгладимое впечатление. Так случилось, что в тот день мне пришлось заночевать в общаге белгородского университета, а Юлия Юрьевна уже уезжала.

Прощаясь со мной, она подарила и подписала мне свою книгу. Эта монография по теории секуляризации стал первой книгой по социологии религии в моей библиотеке… Вот как о ней написал в своем блоге Александр Морозов, шеф-редактор Русского журнала, директор Центра медиаисследований УНИК «Вечером пришло сообщение, что в пятницу погибла Юлия Синелина. 41 год. Попала под снежную лавину в Альпах во время отдыха… Я знал ее как автора, но я совсем мало знал о ней. Оказывается, она – младшая сестра Сергея Глазьева. Училась на геофаке МГУ (экономическая география СССР), окончила в 1993 году. Для цеха она значила очень много – потому что она постоянно интересовалась каждым новым умным автором, вступала в переписку, приглашала.

Она была активной православной. Но при этом сохраняла академическую неангажированность. Никакой «духовной скрепы» и прочего триумфалистского пафоса. У нее была прекрасная диссертация по теориям секуляризации...»

В Москве я часто слушал ее выступления, бывал на ее семинарах по социологии религии на социологическом факультете МГУ и каждый раз я удивлялся ее грамотности, заинтересованности. Выступления, комментарии, вопросы у нее всегда отличались лаконичностью и дельностью.

При всей ее известности и занятости ей можно было позвонить или написать письмо, что нехарактерно для людей такого уровня… Она была очень открытым человеком… Евгений Новичихин, социолог http://reprezentativ.blogspot.ru/2013/04/blog-post.html ==================================================== ***** Дорогая Синелина!

Знаю, что Вы в этом мире уже не смогли получить от меня письма. Только вчера я с интернета узнала о Вашей гибели! Какой ужас!

И Вы не могли представить, мне как жаль. Хотела бы сказать Вам, что ваша статья уже полностью переведена на китайский язык и будет опубликована в одном из наших престижных научных журналов!

Не знаю, что еще могу делать для Вас. Надеюсь, что эта статья будет для Вас вечная память!

Спокойной и счастливой жизни в том берегу!

Катя Чжао

–  –  –

Abstract: The article is devoted to the main components of scientific activity of Russian sociologist Yulia Yurievna Sinelina (1972–2013). She was a well-known researcher of secularization in Russia, particularly the problems of interaction between modern society and religion. Her special attention was paid to the application of theoretical and methodological investigations in sociology of religion to the religious situation in Russia.

Keywords: Yu.Yu. Sinelina, sociology of religion, secularization, religious situation, believer.

В социогуманитарных исследованиях (как, впрочем, и вообще в научном познании) с необходимостью сопряжены и нередко находятся в очень сложном взаимоотношении две стороны – изучаемый объект и изучающий субъект (учный индивид или научный коллектив). Собственно говоря, и объектом познания нечто становится только тогда, когда на него обращено исследовательское внимание субъекта. И то и другое, к тому же, существуют в конкретном контексте социальной среды, научных традиций, теоретических и обыденных воззрений и т. д., что с неизбежностью побуждает исследователя к избирательному восприятию своего объекта, к выделению в объекте определнной предметной грани сообразно индивидуальным научным интересам и предпочтениям. Поэтому представляется в принципе невозможным механически обособить проблемное поле исследования, отделив его от познающей стороны, со всеми е персональными свойствами. Проецируя это рассуждение на тематику данной конференции, следует констатировать уместность и необходимость для социологии религии индивидуального исследовательского взгляда на объективно возникающие проблемы социального бытия религии1.

В России существуют разные религии, как широко распространнные, так и с малым числом последователей, и это достаточно хорошо известно. В России существует социология. И это более или менее также известно, по крайней мере, значиДанная публикация представляет собой полный текст доклада, подготовленного для конференции «Социология религии в обществе позднего модерна». Часть этого доклада, посвящнная Ю. Ю. Синелиной, будет опубликована в очередном номере журнала «Государство, религия, Церковь в России и за рубежом». 2013. № 2 (31).

тельной части населения (хотя ассоциируется у большинства преимущественно с опросами общественного мнения). В России существуют разные науки, изучающие религии и совокупно именуемые религиоведением. Об этом знают уже гораздо меньше и как-то смутно. Нередко религиоведы вынуждены объяснять в публичной среде, что они – не служители религиозного культа, а если чему и должны служить, то – науке. В России, наконец, существует социология религии, о чм знает только узкий круг людей, специально интересующихся проблемами под рубрикой «религия и общество». А учных, которые составляют «цеховую среду» социологов религии, в России так мало, что и сотня на всю страну с трудом набирается.

Между тем дело, которому посвятили себя социологи религии, имеет большое мировоззренческое и весомое практическое значение. Постоянство присутствия религии в истории и современности любых обществ, сложнейшие отношения в связи с религией между индивидами и совокупными субъектами социума, множество оттенков в социальном измерении религиозной жизни, – вс это обязывает к адекватному и внятно выраженному пониманию происходящего. Именно социология религии способна быть научным средством такого понимания.

Но наука – это всегда деятельность конкретных личностей, – со своими персональными особенностями, притязаниями, даже страстями, идущих путм открытий и ошибок, будничной работы и праздников, житейской рутины и сакральных моментов исследовательского вдохновения.

Социологии религии в России повезло: в ней была и в последние годы во многом представляла лицо этой науки замечательная личность – Юлия Юрьевна Синелина, доктор социологических наук, руководитель Отдела социологии религии Института социально-политических исследований Российской Академии наук. Е трагическая гибель принесла серьзную потерю для немногочисленного научного сообщества российских социологов религии. Но, как бы это ни звучало, уход из жизни учного – это начало объективного осмысления его научных достоинств, его вклада и значения на исследовательском поприще. Прижизненная полемика, критика, споры уступают место взвешенному оцениванию, обдумыванию тех идей и достижений, которые уже обязательно должны учитываться в дальнейшем движении по научному направлению.

В конце января 2013 г. Исследовательский комитет «Социология религии» Российского Общества социологов провл научно-практический семинар «Исследование современной религии: методы и методология». Это было на редкость содержательное обсуждение, с интересными выступлениями, дискуссиями и исследовательскими инициативами. Представлены были разные подходы и выводы о современной религиозности, е тенденциях, способах е научного изучения.

Среди докладчиков была и Ю. Ю. Синелина. Е выступление в основном касалось характеристики так называемых «колеблющихся» между принятием и непринятием религии. В различных типологиях отношения к религии, которыми пользуются отечественные исследователи, контингент «колеблющихся» принято относить к общему массиву верующих. Этой же позиции придерживалась и Синелина. Рассуждая об этом феномене, она вышла на принципиальную проблему теоретической обоснованности типологической работы социологов религии. По е представлению, именно концептуальная размытость критериев определения типов отношения к религии не дат возможности создать правильную картину качественного состояния религиозности населения, соотносимую с показателями количественных исследований.

По понятным причинам исследовательская преференция отдавалась аналитике современного русского православия – определению состава его последователей, достоверности их самоидентификации с конфессией. В этом плане Ю. Ю. Синелина вполне справедливо критически указывала, что в изысканиях многих наших социологов религии вольно или невольно возникает конструирование образа этакого «идеального православного», когда начинают искать неких «истинноверующих», вс и скрупулзно практикующих, отказывая в религиозной принадлежности тем, кто не соответствует строгим показателям конфессиональной идентичности.

От себя замечу, что исследовательская дотошность, с которой определяются сам факт и уровень религиозной принадлежности, имеет двоякие последствия. С одной стороны, и в этом было нельзя не согласиться с Синелиной1, выяснение наличия или отсутствия полного набора признаков конфессиональной идентичности у людей, утверждающих о своей причастности к конфессии, нередко ведт к игнорированию той мотивации, по которой они сами соотносят себя с религиозной традицией, даже не имея при этом отчтливых представлений об е вероучительных и обрядовых нормах. Руководствуясь идеальными мерками конфессиональной идентичности, социолог религии самонадеянно выступает сродни арбитру, по строго формальным признакам определяющему – действительно ли перед ним последователь конкретного вероисповедания. Думаю, что, поступая таким образом, исследователи (особенно, сами не исповедующие изучаемую религию) берут на себя чужую функцию, как бы заменяя собой конфессиональную среду, которая только и может признать или отвергнуть чьи-то притязания на пребывание в ней. С другой же стороны, однако, задача научной классификации обязывает социолога религии руководствоваться фиксируемыми индикаторами, без чего исследование превращается в конгломерат более или менее достоверных либо недостоверных характеристик. Такой жсткий подход может радикально изменить благостную картину благополучного существования религии в обществе. Известно, что применение проверяемых измерений и индикаторов религиозности по отношению, скажем, к идентифицирующим себя с православием в нашей стране, снижает их уровень с 70–80% по данным самоидентификации до 3–4% так называемых «практикующих верующих».

Сама Ю. Ю. Синелина в этом вопросе следовала, как известно, методике В. Ф. Чесноковой по определению индекса воцерковлнности («В-индекса»)2. «Виндекс» применяется по этой методике для характеристики уровня религиозности населения России; он используется при изучении отношения к христианству (прежде всего – к православию), но также и в сопоставительных исследованиях среди исповедующих другие распространнные в стране религии.

Сам термин «воцерковлнность» является рецепцией из церковно-православного лексикона. В богослужебной практике русского православия с XIV в. установлен «чин воцерковления», означающий сопричисление человека к церковному сообществу. За несколько веков обрядовое сопровождение этого чина неоднократно видоизменялось. По принятому в Русской православной церкви греческому (византийскому) обряду он совершается только над крещными, открывая им возможность дальнейшего существования в качестве полноправного члена церковного организма. Отсюда происходит церковное понятие «воцерковление», подразумевающее включнность православного верующего во все религиозные действия, обязательные для церковной Например, см.: Синелина Ю. Ю. О критериях определения религиозности населения // Социологические исследования. 2001. № 7.

См.: Чеснокова В. Ф. Тесным путм: Процесс воцерковления населения России в конце XX века. М.: Академический проект, 2005; Синелина Ю. Ю. Динамика процесса воцерковления православных // Социологические исследования. 2006. № 11.

жизни данной конфессии. Регулярное совершение таких действий необходимо как непременное условие достижения сотериологической цели христианства – спасения (вечного блаженного бытия в Боге).

Социологическая операционализация (превращение в исследовательский инструмент) «воцерковлнности» предполагает определение е показателей как индикаторов религиозности, свидетельствующих о наличии и состоянии или же об отсутствии среди обследуемых религиозной идентичности. По отношению к православию основные из них: посещение храма, исповедь и причащение, чтение Нового Завета, молитва, соблюдение постов, – частотность и уровневые шкалы этих показателей берутся за основу при построении типологии религиозности православных верующих.

Проблемным фактором для научной эффективности применения этого инструмента может стать нетождественность религиозных практик в различных сравниваемых духовных системах (например, в христианстве и буддизме), невозможность их редукции к однозначно сопоставимым показателям.

Мне довелось с разной степенью подробности обсуждать с Юлией Юрьевной эту и некоторые другие темы социологии религии. По ряду конкретных событий наши взгляды не всегда совпадали, но обнаруживалось и много общего в понимании ключевых вопросов. Позволю себе утверждать, что сходной была оценка положения российской социологии религии – в том, что е состояние определяется мерой е востребованности и мера эта, прямо сказать, невелика. Но причина такого положения меньше всего относится к самим социологам религии. Это люди, которые своим упорством, следуя научному долгу, удерживают на плаву «ковчег» социологии религии в нашей стране, пытаются находить правильный фарватер в бурлящих «водах»

религиозных и околорелигиозных явлений российской жизни. А малая востребованность – от того, что религии в России воспринимаются далеко не в их действительном состоянии, о котором и свидетельствуют исследования социологов религии. На институты религии многие уповают чуть ли не как на панацею от духовных и социальных «болезней», иные же усматривают в них мракобесные намерения ввергнуть общество в мрачное «новое средневековье», а кто-то «вчитывает» в них вообще далкие от адекватности смыслы, порожднные амбициозным невежеством. Во всех этих случаях знания и выводы социологии религии сплошь и рядом оказываются вне зоны внимания «знатоков религиозного вопроса» или «серьзных людей» во власти, поскольку почти всегда диссонируют с их малокомпетентными рассуждениями.

Как исследователь, работавший с репрезентативным массивом эмпирического материала, Ю. Ю. Синелина хорошо видела расхождение пропагандируемой картины «религиозного возрождения» с подлинным состоянием религиозности населения в России и, что самое главное, неоднозначность смыслов действительно возросшего в нашем обществе запроса на религию1. Что очень импонирует в е публикациях и выступлениях, так это реалистичность оценок религиозной ситуации, основанных на строгих научных процедурах. При этом она имела и свои религиозные убеждения, что наверняка как-то отражалось на е личном переживании компрометирующих историй в деятельности религиозных организаций, суеверного поведения россиян, неприятия форсированной реанимации «религиозного фактора» секулярно настроенной частью населения (включая и многих коллег-учных).

От общения с Юлией Юрьевной осталось устойчивое впечатление, что академические познавательные мотивы в е исследованиях были неотделимы от гражданской Синелина Ю. Ю. Изменение религиозности населения России: православные и мусульмане: суеверное поведение россиян. М.: Наука, 2006.

позиции. Она очень заинтересованно реагировала на то, что вокруг объекта изучения – религии, неуклонно нарастает массив злободневных, нередко весьма острых обстоятельств. Эти обстоятельства переводят тему религии в полемическую плоскость, когда собственно религиозное наполнение жизни, как оказывается, выпадает из дискуссий и религия превращается лишь в повод для выяснения политических и идеологических отношений1. У не, как и у многих исследователей религии, особое беспокойство вызывало существенное расхождение между действительным содержанием религиозных потребностей верующей части населения страны и усиливающимся инструментальным отношением власти к религиозным институтам для целей, так сказать, социального конструирования. Синелина же всегда подчркивала, что в религии для верующих приоритетны духовные состояния. Вместе с тем, Юлия Юрьевна отмечала и усиление роли конфессиональной принадлежности как фактора этнической и социокультурной идентичности2.

Можно заметить, что постоянство «диалектической» коллизии между устремлением людей к религиозной сакральности и профанностью социального бытия конфессиональных объединений стало определяющим при выработке Ю. Ю. Синелиной авторской концепции циклов секуляризации в истории России. Этой концепцией, вызвавшей и признание и дискуссии, к сожалению, далеко не завершнной, Юлия Юрьевна внесла заметный вклад в теорию и методологию отечественной социологии религии3.

Ю. Ю. Синелиной выпала непростая судьба своей деятельностью свидетельствовать, что социология религии в России должна и может быть авторитетным в общественном восприятии источником адекватного знания о состоянии религиозной ситуации в стране и об отношении к религии во всех слоях российского общества. Отстаивая собственные научные взгляды, она внимательно, терпеливо и заинтересованно относилась ко всем подходам, возникающим в немногочисленной отечественной среде энтузиастов социологического исследования религии. Это хорошо знают участники проводившихся ею семинаров по социологии религии в Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова. Это помнят коллеги, обсуждавшие с Синелиной проблемы социологии религии на различных конференциях и в личном общении.

Главное для российских социологов религии на нынешнем этапе – это самим стать заметным научным сообществом, которое невозможно было бы обойти или игнорировать. А такое достигается только выработкой качественной научной продукции, отражающей действительно актуальные проблемы общественного восприятия религии. Подтверждением, что такое намерение присутствует в среде социологов религии, для меня являются периодически возникающие научные инициативы. В их ряду, например, – разработка белгородскими и московскими коллегами Интернетпортала «Социология религии» с форумом «Социальная сеть социологов религии»;

См.: Синелина Ю. Ю. Атака на РПЦ? // Социологические исследования. 2001. № 11.

По е словам: «В современном российском обществе сложилась ситуация, когда гражданская составляющая идентичности не развивается в должной мере, что обусловлено и слабостью гражданского общества, и отсутствием адекватных светских альтернатив. Проблема с определением чтких гражданских оснований консолидации общества... приводит к возрастающему влиянию религиозной и этнической идентичности» (Синелина Ю. Ю. Религия в современном мире // Эксперт. 2013. № 1. // http://expert.ru/expert/2013/01/religiya-vsovremennom-mire/).

Синелина Ю. Ю. Секуляризация в социальной истории России. М.: Academia, 2004; Синелина Ю. Ю. Концепции секуляризации в социологической теории. М.: ИСПИ РАН; ПРОБЕЛ-2000, 2009; Синелина Ю. Ю. Циклы секуляризации в истории России. Социологический анализ: конец XV – начало XX века. Saarbrcken (Deutschland): LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011.

социологический сегмент проекта «Религия, наука и общество», реализуемый Общецерковной аспирантурой и докторантурой им. свв. равноап. Кирилла и Мефодия совместно с Синодальной библейско-богословской комиссией в партнерстве с англоамериканским Обществом христианских философов; инициатива Гильдии экспертов религии и права по созданию в Москве библиотеки социологии религии, проект Исследовательского комитета «Социология религии» Российского Общества социологов по созданию Энциклопедического словаря социологии религии и некоторые другие – все они разные по инспирирующим их интересам, по масштабам и степени реализации, но направлены, каждый по-своему, на повышение статуса отечественной социологии религии.

Социологии религии в России требуется выйти на обобщающее теоретическое описание современных процессов и концептуальную прогностику развития религиозной ситуации. Это предполагает ревизию отечественных и зарубежных концептов, применяемых в наших исследованиях; определение параметров научной парадигмы, в рамках которой можно корректно сопоставлять результаты исследований и без особых противоречий транслировать достигнутое в образовательную сферу и публичное пространство. Считаю, что во всм этом пример Юлии Юрьевны Синелиной – достойный ориентир для социологии религии в России.

–  –  –

Abstract: The article provides an analysis of the cognitive and ontological foundations of post-secular society as one of the dominant features of modernity, with its complex and nonlinear and social characteristics, reveals its paradoxical nature, origins and specificity of its manifestations is now in the West and in Russia, highlights the contribution of Yu.Yu. Sinelina in theoretical and empirical study of contemporary religious processes and their paradoxes.

Keywords: complex society, post-secular society, paradoxes, secularization, desecularization, the public and the private sphere, Yu.Yu. Sinelina.

Как отмечает один из ведущих российских социологов С.А. Кравченко, «социум стал качественно иным – сложным. …Наступил «конец определенности», в нашу жизнь пришли тенденции самоорганизации, нелинейности и альтернативности развития…»1. Поэтому неудивительно, что социологи в ходе эмпирических исследований часто сталкиваются при анализе получаемых данных с особыми видами противоречий, которые определяются в качестве парадоксов2.

Современное общество в различных социологических концепциях трактуется в разных терминах. В частности, всемирно известный философ и социолог Ю. Хабермас, начиная со своей знаменитой речи «Вера и знание» (2001) определяет его как постсекулярное3. При этом данное понятие не охватывает всей комплексности современного общества, но оно «обращает внимание на доминирующий аспект общественного развития»4.

Кравченко С.А. Становление сложного общества: к обоснованию гуманистической теории сложности. М.:

МГИМО, 2012. С. 8-9.

Тощенко Ж.Т. Парадоксальный человек. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. С. 9.

Glauben und Wissen: Dankesrede des Friedenspreistrgers. URL:

Habermas J.

http://www.glasnost.de/docs01/011014habermas.html (дата обращения: 23.09.2009); рус. пер.: Хабермас Ю. Вера и знание // Хабермас Ю. Будущее человеческой природы / Пер. с нем. М.: Весь Мир, 2002. С. 117-131.

Philipp T. Eine kritische Auseinandersetzung mit Habermas' Zeitdiagnose der postskularen Gesellschaft // Berliner Journal fr Soziologie. 2009. № 1. S. 63.

Исходный момент концепции Ю. Хабермаса состоит в следующем: религия показала свою жизнеспособность и утверждается во все возрастающем секулярном окружении1. Кроме того, немецкий ученый указывает на то, что общество вынуждено считаться с существованием религиозных сообществ и публично признавать их функциональный вклад в воспроизводство социально желательных мотивов и установок; в публичном сознании отражается нормативное понимание политического взаимодействия неверующих граждан с верующими; модернизация общественного сознания охватывает и рефлексивно изменяет как религиозные, так и светские менталитеты; обе стороны могут на когнитивных основаниях всерьез воспринимать вклад друг друга в спорные публично обсуждаемые темы2. Таким образом, концепция постекулярного общества Ю. Хабермаса может рассматриваться как этап в развитии его теории коммуникативного действия, как либеральное осмысление социальных реалий с позиций «этического когнитивизма»3.

Идеи, высказанные Ю. Хабермасом, вызвали оживленные дискуссии среди западных ученых, теологов, политиков. В России в их критическое обсуждение активно включились религиоведы и представители других социально-гуманитарных наук, философы и религиозные мыслители. Главным итогом этих многочисленных дебатов явилось переосмысление современных религиозных процессов: их трактовка как секуляризации, т. е. процесса снижения социальной значимости религиозных институтов, практик, ценностей и норм, сменяется концептом десекуляризации4, а также утверждается видение современного общества как общества постсекулярного.

Противоречивость суждений в научной и публицистической литературе и в блогосфере по поводу постсекулярности позднего модерна обусловлена онтологическим основанием, а именно: парадоксальным положением религии в современном мире как на глобальном, так и на локальном уровнях. Вследствие этого, ученые одновременно дают диаметрально противоположные прогнозы о перспективах религиозной сферы общества. Так, например, результаты исследования «Состояния глобальной миссии»

говорят о росте числа верующих людей и уменьшении количества атеистов5, а в то же время группа математиков из Северо-западного университета (Иллинойс, США) с помощью методов нелинейной динамики анализирует данные переписей и приходит к заключению, что религии грозит исчезновение6. Также неоднозначными являются оценки динамики религиозной ситуации в России. Одни исследователи считают, что существует устойчивая тенденция к увеличению числа «церковных верующих»7, друHabermas J. Die Dialektik der Skularisierung // Bltter fr deutsche und internationale Politik. 2008. № 4. URL:

http://www.eurozine.com/articles/2008-04-15-habermas-de.html (дата обращения: 03.06.2013).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 30 |

Похожие работы:

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.