WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 21 |

«МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» ...»

-- [ Страница 8 ] --

Так, на митинге европейской демократии в память Февральской революции во Франции (27 февраля 1855 г.) Герцен, рассказывая об общине, впервые заявил о необходимости согласования «личной свободы с миром».

Каждый член общины, уточнил Герцен, должен потребовать себе «все права, принадлежащие ему как особе, не утрачивая притом прав, которые он имеет как член общины». Лишь при этом условии, отметил он, может начаться деятельная жизнь, ибо «этой закваски революционной», «непокорной личности» русской общине не хватает.

Миновать капитализм в России возможно, как считал Герцен, соединяя развитие положительных сторон общинного землевладения, с одной стороны, и привнесение в общинный быт достижений науки и просвещения, с другой.

«Задача новой эпохи» заключается в том, «чтоб на основаниях науки сознательно развить элемент нашего общинного самоуправления до полной свободы лица, минуя те промежуточные формы, которыми по необходимости шло, плутая по неизвестным путям, развитие Запада». Герцен призывал «заткать в одну ткань эти два наследства», «чтоб у свободной личности земля осталась под ногами, и чтобы общинник был совершенно свободное лицо».

Таким образом, в общинном социализме Герцена интегрируется принципы западного либерализма с его центральной идеей свободного индивида и крестьянской русской общины, сохранившей, в отличие от Запада, ценность коллективизма. Задав этот вектор рефлексии, концепция общинного социализма, в том или ином виде, будет представлена в общественной мысли России не только до конца века, но и обнаруживаться сегодня.

Но Герцен не только сумел сформулировать целостную систему взглядов, но и распространить ее настолько, что течение общинного социализма, с 70-х гг. известное как народничество (движение в интересах народа), стало постоянным фактором идейной и общественной жизни России.

ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

СОЦИОЛОГИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХIХ ВЕКА

А. А. Завгородный, Н. Ю. Кравченко Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Начиная с предсоциологического этапа отечественная социальная мысль, в лице своих лучших представителей, таких как В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. И. Кареев, П. И. Пестель, А. С. Хомяков, Н. Г. Чернышевский и других, сформулировала проблемное поле будущих социологических изысканий, поставила ряд насущных фундаментальных вопросов, и заложила основы социальной методологии. Современники отмечали социологическую направленность развития мысли, так, русский экономист и публицист Н. И. Тургеньев называл размышления П. И Пестеля о внутреннем устройстве России (политическом и экономическом) «социалистическими теориями». Теоретик и пропагандист марксизма Г. В. Плеханов считал В. Г. Белинского «самым глубокомысленным из наших критиков», обладавшим «чутьём гениального социолога»1.

Крестьянская реформа 1861 г. в России, повлекла за собой преобразование всех сторон государственной и общественной жизни. Экономическая, судебная, военная, школьная и университетская, а также реформа цензуры, полиции и тюремной системы вызвали сложные общественные процессы, сопровождавшие интенсивный переход к капитализму, к индустриализации и урбанизации, изменению структуры общества. Реформы позволили вывести страну из глубокого экономического и политического кризиса, дали мощный толчок капиталистическому развитию страны. Одной из особенностей реформ было изменения социального уклада, так, например, экономическая реформа 1862-1868 изменила налоговую систему, сделав ее всесословной, в результате военной реформы была введена всеобщая бессословная воинская повинность.

Крестьянская реформа не решила аграрных проблем, в совокупности с социальными и национальными проблемами это способствовало нарастанию революционной ситуации в стране. Понимание процессов, происходящих в обществе, актуализировало научно обоснованную рефлексию, требовалось точное понимание состояния общества, основанное на фактологическом материале.

Несмотря на цензурные препоны, в России издавались труды западных ученых.

Идеи Огюста Конта были популярны в России, ситуация усилила потребность в позитивном знании. О. Конт начал публиковать свой программный «Курс позитивной философии» в 30е годы во Франции, а уже в 1859 г. П. Л. Лавров популяризировал позитивистские идеи Конта в России, он говорил и писал о социологии как о возможном и научно правильном методе исследования.2 Таким образом, русская социология, начиная с середины XIX века, развивалась в русле традиций позитивизма, уже имея к этому моменту собственные характеристики. Это составляет идентификационную основу отечественной социологии.

Если русские ученые и мыслители охотно знакомились с трудами западных коллег, то Запад узнавал о научной жизни в России, в первую очередь, благодаря личному общению. В этом проявляется одно из своеобразий развития социологической рефлексии в России. Даже в начале ХХ века, в 1916 г. Н. И.

Кареев писал:

«То, что делается в России по части науки и философии, кроме, пожалуй, естествознания, остается большей частью неизвестным или очень мало известным на Западе»3. В результате неравномерного обмена идеями с западной социологической наукой, достаточно хорошо были известны длительное время жившие и печатавшие свои работы в Европе Е. В. Де Роберти, Я. А. Новиков и М. М. Ковалевский.

Первая наиболее систематическая информация о русской социологии была получена только в начале ХХ века с публикацией П. А. Сорокиным статьи "Русская социология в XX веке". Статья охватила материал двух десятилетий, в ней получил свое отражение богатый идейный спектр русской общественной мысли - от трудов первых органицистов (П. Ф. Лилиенфельда и др.), теории Н. Я. Данилевского и субъективной школы (Н. К. Михайловский) до генетической социологии (Н. И. Зибер, М. М. Ковалевский и другие), исследований в области этики, права (Л. И. Петражицкий), экономических проблем истории общества (М. И. Туган-Барановский, П. Б. Струве, В. И. Ленин) и начала теории евразийства. Продолжая просветительскую работу, ученый публикует ряд значимых историко-научных статей, посвященных истории мировой социологии, включающий материал о русской социологии, неизвестный за пределами России.

В конце XIX века в России формируется ряд социологических школ:

субъективная школа (П. Лавров, Н. Михайловский, С. Южаков, Н. Кареев);

направление исторической социологии (В. О. Ключевский); георафическое направление (Л. И. Мечников); генетическая социология (С. Муромцев, К. Тахтарев); социология на неокантианской платформе (Б. Кистяковский, В. Хвостов); марксистская социология (Г. В. Плеханов, В. И. Ленин).

Спецификой развития социологической мысли этого периода является общественно-политическая ориентированность и идеологическая «нагруженность» работ. Если западные социологи были академическими учеными, то российские коллеги активными общественно-политическими деятелями, лидерами различных идейно-политических движений. Это в значительной степени оказывало влияние на процесс формирования социологии и, в этой связи, в дореволюционной русской социологии сложилось ряд основных направлений: революционно-демократическое, анархистское, буржуазно-демократическое, марксистское, религиозное, (христианско-православное)4. Европейские социологи, аппелировавшие к принципам идеологически нейтральной науки и реализации веберовского постулата "свободы от ценностных суждений", вряд ли могли в полной мере разделять и понимать позиции русских коллег.

Помимо этого, в ряде случаев имело место опережение русскими социологами их западных коллег, что было впоследствии признанно западными историками социологии. Например, в России значительно раньше, чем на Западе, социологи обратились к таким исследованиям как: разработка теории личности;

постановка психологических исследований; подведение под социологию психологического фундамента; проблемы социальных ценностей и идеалов; построение теории потребностей; причины социальной патологии, вопросы обеспечения их недопущения, поиски средств ее профилактики и терапии; наиболее обстоятельная критика биологизма и социал-дарвинизма.

Еще одна особенность социологического дискурса - вопросы нравственности, поднимаемые социологами. Тема нравственного идеала, необходимость разработки которой была подсказана духовным началом, лежащим в основании русской общественной мысли.

В общем плане, формирование ранней русской социологии шло в рамках натуралистического и психологического направлений, под идейным влиянием народничества, ортодоксального марксизма. Следовательно, вариативность русской социологической рефлексии, широта используемых методологических оснований может рассматриваться как весьма значимая характеристика отечественного социологического дискурса.

Можно определить ряд специфических черт, которые позволяют выделить ее как самостоятельное направление мировой социологической мысли.

Это антропологизм, т.е. интерес к человеческой жизни, историофичность — она отталкивается от конкретной русской действительности при построении отвлеченных общественных теорий, ее интересуют будущее предназначение, смысл России. Также для нее характерна синтетичность при познании общества как живого целого.

Список литературы Белинский В.Г. Литературно-критические статьи. Художественная литература, М.: 1936. С.

VI.

–  –  –

Кареев И.И. Американская книга о русской социологии// Русские Записки. 1916. № 4.

Голосенко И.А., Козловский В.В. История русской социологии XIX—XX вв.: Пособие. М.:

1995. С. 35.

ВЛАСТЬ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КЛАССИЧЕСКИХ И СОВРЕМЕННЫХ ПОДХОДОВ

–  –  –

Научному анализу такой категории как «власть» посвящены работы многих исследователей, представляющих различные школы и направления социально-гуманитарного знания. Можно говорить о том, что изучение власти и властных отношений начинается ещё в Древнем мире - в трудах Аристотеля, Платона и Конфуция разрабатывались различные аспекты теории властных отношений.

Платон создал учение об «идеальном государстве». Практике произвола и насилия в управлении он противопоставляет принцип порядка и простоты государственного устройства, основу которого составляет идея высшей справедливости, выраженная в согласованности и единстве трех начал: в постоянстве и божественности мироздания, разумной организации государственной жизни и гармоничном развитии человека1.

Аристотель, имя которого ассоциируют с зарождением политической науки, считал, что государство имеет естественную природу происхождения и является результатом эволюции семьи, а «человек по природе своей есть существо политическое»2.

Н.Макиавелли впервые разграничил теологическое и научное понимание природы политики и власти. В его произведениях политика рассматривалась как особая сфера человеческой деятельности, имеющая свои закономерности, которые должны быть изучены и осмыслены, а не выведены из Священного писания или сконструированы умозрительно3. Религию он относил к важным средствам политики, право – к орудиям власти, а страх или любовь подданных считал опорой государства, создать и сохранить которое можно не только посредством применения военной мощи, но и коварства.

Родоначальник социологической науки О.Конт выделял светскую и духовную власть, наличие которых необходимо, так как общественная солидарность достигается материальными и нравственными средствами. Ученый отмечал, что в богословско-военную эпоху светская власть была в руках военных вождей, а духовная — жрецов и прорицателей. В «теологической стадии» развития человечества эти разновидности власти то объединялись в одних руках (теократия и др.), то разъединялись. В «метафизико-легистской стадии» на светскую власть оказывают решающее влияние законники, юристы, адвокаты;

власть духовная переходит к отвлеченным мыслителям— метафизикам, а затем к литераторам и публицистам4.

В своих трудах Конт выступал за переустройство общества на основе принципов позитивизма, замену «ретроградной аристократии» и «анархической республики» социократией. Солидарность классов в социократии будет обеспечена согласным действием четырех сил: женщины (чувства, нравственность), священники-позитивисты (ум), концентрированная сила - богатство(финансы, экономика) и рассеянная сила (число) — пролетариат (регулирующая функция и функция социальных преобразований). В социократии отпадет необходимость в делении на правителей и подданных, а также в праве и в правах личности, которые О.Конт называл пережитками теологического и метафизического периодов5.

Ключевую роль в процессе формирования основ социологии власти и политической социологии сыграл известный немецкий социолог М. Вебер, считавший власть основным группообразующим признаком и в числе первых осуществивший социальный анализ властных отношений. М. Вебер типологизировал политическую власть, описав типы политического лидерства: традиционное, легитимное, харизматическое6. «Идеальным типом» власти, наиболее совершенной и эффективной формой господства, неизбежной при массовом управлении, он называл бюрократию. Он также обозначил опасность повсеместной бюрократизации, противостоять которой может парламентаризм и многопартийность.

Говоря о социальных воззрениях на природу власти и управления, необходимо отметить труды К. Маркса. Он считал, что материальное производство определяет не только формы общения людей, но и формы власти (государство) и формы общественного сознания7. Большое внимание он также уделял взаимодействию государства и человека. К. Маркс отмечал, что степень такого соединения определяет существование демократической составляющей. Условиями участия человека в политической жизни помимо демократии является осознание собственных интересов и положения в обществе. Также известен анализ классового господства и общественного производства К. Маркса. Историей, по его мнению, движет классовая борьба.

В современной социологии сложилось несколько подходов к определению власти: бихевиористский, реляционный, системный. Представители бихевиористского направления (в частности, Г. Лассуэлл) рассматривали власть как особый тип поведения, при котором одни индивиды командуют, а другие подчиняются.

В отличие от бихевиористского направления, в трудах представителей реляционной теории власть, как правило, рассматривается как квалифицированная форма влияния.

Сторонники системной методологии (в том числе Т. Парсонс, К. Дейч и др.) определяли власть через систему личных и групповых предпочтений, эффективных форм воздействия, совершенствования и функционирования. По мнению Т. Парсонса, современное общество (представляющее собой систему социального действия, элементы которой выполняют определенные функции и играют социальные роли) стало результатом нескольких революций, в числе которых – промышленная, демократическая и образовательная. В рамках демократической революции произошло выделение из политической подсистемы социального сообщества. Органическая целостность и стабильность современного общества обеспечиваются на основе согласия большинства его членов с принятыми в нем базовыми ценностями8. В представлении Т. Парсонса, власть – это способность единицы системы аккумулировать свои интересы в контексте системной интеграции.

Основываясь и развивая идеи и положения системного подхода, политические социологи в 50-60-е годы ХХ столетия создали новую парадигму анализа политики – парадигму политической системы. В ее разработке приняли участие такие видные американские ученые как Д. Истон, Г. Алмонд, К. Дейч9.

Наряду с системным подходом получили развитие и другие походы.

Конфликтологическую парадигму в социологическом изучении политических проблем развивал Р. Дарендорф. По его мнению, конфликты, источником которых является власть, необходимо не устранять, а регулировать. Политическая система призвана согласовывать интересы групп.

Он также ввел понятия «социальный минимум» (повышение уровня жизни) и «демократический минимум» (доступ к власти активных членов групп).

Обеспечение этих минимумов – превентивные меры по недопущению превращения конфликтов в гражданскую войну.

Значительный вклад в изучение социального пространства, включающего различные составляющие, в том числе, и властно-политические, внес П. Бурдье.

Он рассматривал социальное пространство как многомерную совокупность автономных (политического, культурного, экономического и социального) полей.

Поля образуются соответствующими видами капиталов. «Отдельные виды капитала... являются властью, которая определяет шансы на выигрыш в данном поле (действительно, каждому полю... соответствует особый вид капитала, имеющий хождение в данном поле как власть или ставка в игре)»10.

В плеяде новых политических социологов и философов можно выделить М.Фуко, поставившего вопрос о производстве знания внутри механизмов власти. Для него власть – это особый вид практики, в котором его интересует осуществление власти. «Использование насилия» и «получение согласия» являются орудиями или аспектами власти, но не раскрывают ее сущности. Власть является «воздействием на действие»11.

Подводя итог сказанному выше, отметим, что анализ власти как особого социального феномена имеет давние истоки. Учитывая различные трактовки, дававшиеся в разное время в работах западных социологов, власть можно определить как сферу человеческой деятельности, в рамках которой лидеры осуществляют влияние на общественность за счет использования различных средств: норм права, военной силы, страхов и симпатий людей. Власть – иерархически выстроенная система, за доминирование в которой борются социальные группы. Миссия власти - достижение общественной солидарности в силу своей открытости и аккумуляции общественных интересов.

Список литературы Косов Р.В. Пределы власти (история возникновения, содержание и практика реализации доктрины разделения властей). - Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2005. - 176 с.

Антология мировой политической мысли: В 5 т. - М.: Мысль, 2000. Т. 1 С. 107 История политических и правовых учений. Учебник для вузов / Под редакцией О. Э. Лейста.

- М.: Изд-во "Зерцало", 2006. — 568 с. С. 169

–  –  –

Елисеев С.М. Эволюция парадигм современной политической социологии // Политическая социология: теоретические и прикладные проблемы: Сборник научных статей/ Под общ.ред. Н.Г.

Скворцова, А.О. Бороноева, С. М. Елисеева. – СПб.: Издат. Дом СПбГУ, 2007. – 397 с. С. 28 Артемов Г.П. Политическая социология: Учебное пособие. - М: Логос, 2002. - 280 с. С. 98 Кола Д. Политическая социология/ Пер. с фр.; Предисл. А.Б. Гофмана. — М.: Изд-во «Весь Мир», «ИНФРА-М», 2001. — XXII, 406 с. С. 110

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ СОВРЕМЕННОГО

ОБЩЕСТВА В КОНТЕКСТЕ СТАНОВЛЕНИЯ НОВОЙ

НООСФЕРНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ МОДЕЛИ

–  –  –

Проблема разумного воздействия человека на природу появилась одновременно с его возникновением. Тем не менее, систематический анализ этой проблемы длительное время отсутствовал. Впервые проблема выживания человечества в явном виде была поставлена в 1798 году английским священником и экономистом Томасом Робертом Мальтусом в его работе "Опыт о законе народонаселения". Однако только в начале XX века появляются системные исследования, в которых ответственность за ход и направленность дальнейшей эволюции природы возлагается на человечество. Французским естествоиспытателем и философом П. Тейяр де Шарденом выдвигается концепция ноосферы – сферы разума, идею которую в последствии развил наш соотечественник академик В.И. Вернадский. Ноосфера – это целостное единство общества и природы, осознанно и целесообразно изменяемой1.

Однако В. И. Вернадский не раз писал о том, что совместное согласованное развитие с Природой потребует такой организации общества, которое будет способно обеспечить это совместное согласованное развитие.

На каждом новом историческом витке общество вновь и вновь воспроизводит основные сферы своей жизнедеятельности, где присутствует свой механизм самосохранения человека как родового существа.

В позитивной социологии Огюста Конта субстанция общества раскрывается в законах социальной статики и динамики. В процессе создания, накопления и передачи человеческих ценностей постоянно формируется и воспроизводится основа жизни людей, которая, по мнению Огюста Конта, выступает сущностью общества. В основе типологии О. Конта лежит представление о том, что любое общество держится на согласии умов. Однако такая идея оказалась малоэффективной для разрешения социальных катаклизмов ХХ столетия.

Поиск теоретических оснований для классификации общественных структур активно осуществляли основатели формальной социологии в Германии: Георг Зиммель и Фердинанд Тённис. Первый разработал понятие «социальный тип» для исследования личностных структур конкретного общества, второй создал типологию социальных форм, основанную на принципах объективности, естественности и независимости от ценностных влияний практической социальной деятельности. В сочетании с идеями представителей французской классической социологии (Э. Дюркгейм, Г. Лебон, Ж. Г. Тард, Р. Вормс) концепции формальной «понимающей» социологии в Германии заложили теоретическую основу для полимодельной конструкции общества.

В последующих в типологиях созданных Р. Ароном, У. Ростоу, Д. Беллом, А. Туреном и др. сферы жизнедеятельности людей определяются уровнями развития технологий и знаний. Так, доиндустриальное (традиционное, аграрное) общество с примитивной агросферой и преобладанием деревенского образа жизни под натисками промышленных революций сменяется индустриальным обществом, где город становится центром технического и культурного прогресса. Научно-техническая революция и новые интеллектуальные технологии изменяют природу частной собственности. Усиливается роль демократических институтов в экономике, политике, культуре. Все эти достижения дались индустриальному обществу слишком дорогой ценой – отрывом от природы, диктатом массовизации, утратой индивидуальности, отделением производителя от потребителя.

Переход к постиндустриальному обществу вызвал «стратегическое приспособление к новой постмодернистской культуре и цивилизации»2. А. Турен представляет постиндустриальное общество программируемым и считает, что оно начинает функционировать на операционном уровне не в результате естественных законов или специфических культурных характеристик, а скорее как результат производства3.

Однако в рассмотренных типологиях обществ, выдвигая систему научных, технических, политических факторов в определении типа общества, ученые оставляют в тени проблему «человеческих отношений» и «социальных взаимодействий», что снижает возможности применения индустриальных и постиндустриальных моделей для изучения закономерностей, в которых сложнейшим образом переплетаются законы общества и законы человеческого мышления.

Сегодняшняя модернизация разрушает общество индустриальное, чтобы выявить контуры нового социального образования, приходящего ему на смену так называемого «общества риска». Концепция «общества риска» разработана ведущим западногерманским социологом Ульрихом Беком (определенный вклад в развитие этой концепции внес также Энтони Гидденс). Общество риска или «общество рефлексирующей модернизации», – закономерный продукт развития индустриального общества. Риск, по Ульриху Беку, может быть определен как систематическое взаимодействие общества с угрозами и опасностями производимыми процессом модернизации как таковым4.

Важнейшая особенность российского варианта модернизации общественной жизни состояла в ведущей роли государства. Модернизация России носила ускоренный характер и сопровождалась политическими репрессиями5. Один и тот же социальный институт – государство – выступило инициатором, заказчиком, исполнителем и экспертом всех проектов. Не существовало ни организации, ни общественного движения, которые могли бы информировать граждан об имеющихся рисках. Таким образом, назвать нынешнее российское общество «обществом риска» можно с большей степенью уверенности, чем западное, но также очевидно, что оно имеет характерные черты переходного общества6.

В то же время западные исследователи разрабатывают теории «массового общества». Показано, что массы в массовом обществе – это и порождение существующих отношений, и их жертва. Положительной стороной массового общества является то, что в нем растет благосостояние среднего слоя населения, стираются классовые различия, оно становится относительно гомогенным, в нем наличествуют многие общие духовные ценности. Однако, анализ литературы по социальной философии ХХ века (О. Шпенглер, К. Манхейм, Э. Дюркгейм, М. Вебер, Х. Арендт, Э. Фромм, Э. Канетти, С. Москвичи, и др.) позволяет говорить о том, что большинство авторов, писавших о массовом обществе, выступало с позиций критики этого общества.

В то же время существует противоположная точка зрения, которую проповедует американский футуролог и социолог Э. Тоффлер. Он пишет, что наступает век демассовизации. В 1973 г. в книге «Футуршок» Э.Тоффлер говорит о том, что супериндустриальному обществу не нужны одинаковые люди.

Более того, возникает потребность не в людях-роботах, а в творческих личностях. Человеческая масса не только не спрессуется в однообразную конформистскую массу, но станет в социальном плане гораздо многообразнее, чем когда-либо раньше7. Э. Тоффлер один из первых констатировал, что человечество вступает в новую эпоху, дорогу к которой проложило бурное развитие техники, в первую очередь, компьютеров и НТР в целом.

В трудах выдающегося социолога и футуролога Д. Белла изложены основы концепции информационного общества. Он пишет, что главную роль в трудовой деятельности человека приобретает становление нового социального уклада, зиждущегося на телекоммуникациях. Революция в организации и обработке информации и знаний, в которой центральную роль играет компьютер, развертывается одновременно со становлением постиндустриального общества8.

В основе становления информационного общества лежит сдвиг людских потребностей в сторону информационных технологий, а также распространение и применение информации во всех сферах деятельности. Стабильная информатизация ведет к полной открытости общества, что становится особенно важно сейчас, когда информационная инфраструктура погружается в глобальную компьютерную среду9.

Наиболее общее системно-деятельное определение процесса информатизации дано А. Д. Урсулом: «Информатизация представляет собой интеллектуально-гуманистическую перестройку всей жизнедеятельности человека и общества на основе все более полного использования с помощью средств информатики информации как важнейшего ресурса развития, новых информационных технологий с целью созидания информационного общества и дальнейшего становления ноосферы»10.

Таким образом, ученые и политические деятели строят различные модели общества будущего: одни, видят его постиндустриальным, другие - информационным, третьи – массовым. Однако при всех возможных вариантах развития компромисс между потребностью социума и возможностями биосферы может быть достигнут только путем перехода общества на путь устойчивого развития и создания ноосферной цивилизации, что требует кардинальной интеллектуально - гуманистической трансформации всей жизнедеятельности человека, общества и природы.

–  –  –

Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера / Предисловие Р.К. Баландина. – М.: Айрис-пресс, 2004. -576с.

Тоффлер Э. Третья волна : пер. с англ. М.: ООО «Издательство АСТ», 2004. 781, [2] с.

Турен А. От обмена к коммуникации: рождение программированного общества // Новая технологическая волна на Западе / Под ред. П. С. Гуревича. М., 1986. С. 330.

Бек У. Что такое глобализация? / пер. с нем. А. Григорьева и В. Седельника ; общ. ред и послесл. А. Филиппова. М.: Прогресс-Традиция, 2001. 304 с.

Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества / Под ред.З.Г.Голенковой. М., 1998 Яницкий О. Н. Экологическое движение в «переходном» обществе: проблемы теории // Социс. 1998. № 10. С. 22-34.

<

–  –  –

Белл Д. Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе / Под ред. П. С. Гуревича. М., 1986. С. 330.

Калугина Т. А. Новые информационные технологии в сфере образования / Под ред.

Г. В. Дыльнова. Саратов, 2000. С. 39.

Урсул А. Д. На пути к информационно-экологическому обществу // Философские науки.

1991. № 5. С. 4.

ТРАДИЦИИ РУССКОЙ СОЦИОЛОГИИ В КОНТЕКСТЕ

СОВРЕМЕННОСТИ

–  –  –

Современное общество отличается от предшествующих этапов своего развития многократным усложнением его структуры и внутренних связей, а также интенсификацией процессов изменения, обновления. Все теснее переплетаются и взаимодействуют между собой процессы экономической, политической, социальной, духовной жизни общества.

Практика общественных преобразований, которые зачастую приобретают кризисный характер, ставит все больше вопросов, ответы на которые могут быть даны лишь на основе разработки новых концепций и парадигм во всех научных сферах, в том числе и в сфере социологического знания.

Однако путь к новым теориям и парадигмам сложен. Их поиск требует высокой методологической культуры, способности к синтезированию, системному мышлению. Важнейшей предпосылкой решения этой непростой задачи является осмысление и критическая переработка богатейшего теоретического наследия накопленного отечественной социологией. Сегодня мы видим, что в последнее время активизировался интерес к тем его страницам, которые в предшествующие десятилетия были забыты или зачеркнуты как «идеологически вредные» течения.

Забвение или намеренное искажение идей, социальных концепций выдающихся мыслителей прошлого причинило огромный ущерб развитию всего комплекса социально-гуманитарного знания.

Когда мы говорим об истории российской социологии, то речь идет о значении социальной и культурной памяти, которая, как подчеркивал академик Д.С. Лихачёв, «противостоит уничтожающей силе времени». Далее он продолжал «память активна… Она владеет умом и сердцем человека. В этом ее величайшая нравственность»1.

Социология, будучи органической частью отечественной науки, разделила все превратности ее исторического пути. Публикации трудов мыслителей прошлого, как Н.К. Михайловский, А.И. Стронин, Б.А. Кистяковский, М.М.

Ковалевский и многих других, убеждают нас в том, что наследие русской социологии XIX-XX веков представляет собой неисчерпаемую сокровищницу идей, смелых гипотез, научных концепций, не утративших эвристической ценности и в наши дни.

Объективный анализ концепций Н.И. Кареева, Е.В. де Роберти, П.А. Сорокина, С.Н. Булгакова, С.Н. Южакова показывает, что социологическая мысль в России не замыкалась в своих профессиональных рамках и была тесно связана с нравственными и социально-политическими исканиями, характерными для русского общества.

Наследие социологического прошлого накладывает определенные обязательства на современных ученых. Их задача – сохранять и развивать традиции в эпоху расцвета русской социологии. В наши дни наблюдается обращение исследователей к самым разнообразным аспектам социального бытия человека.

В сферу современного социологического исследования входят аксиологические и экзистенциональные понятия, такие как «смысл жизни», «свобода», «долг», «риск», «ответственность», и др. Самое главное в современной социологии, что наука включается в общий процесс развития общественного самосознания, стимулируя этот процесс анализом трудностей и проблем социума.

Современное развитие отечественной социологии показывает, что обращение к социальному и духовному опыту наших великих предшественников способствует целостному видению социального мира, более глубокому проникновению в сущность общественной эволюции.

Список литературы Лихачёв Д.С. Раздумья о России. М., Logos, С. 199.

КИНЕМАТОГРАФ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

–  –  –

Современный кинематограф является одним из важнейших аспектов социальной коммуникации, успешно отражающих реальность, идеи, взгляды, позиции, социальные приоритеты. Кино, являясь синтетическим видом искусства, способно вызывать бурные эмоции, переживания, воздействовать на формирование личности, транслировать социально значимую информацию, взгляды, события, факты широкой аудитории. Современное кино доступно в различных формах и является массовым видом искусства.

Существование кинематографа обусловлено социальными, политическими, эстетическими и др. потребностями общества. Специфика современного кино связана с культурными особенностями, ценностями XX века и выполняет в обществе определенные функции. Одна из них – регулирующая, способствующая распространению самобытных культурных ценностей народов, стран, образа жизни, взглядов, менталитета. Кинематограф выполняет важную познавательную и информационную функции. Современные киноленты (художественные, документальные, научно-популярные) позволяют удовлетворить любой интерес зрителя в познании исторических эпох, знаменитых личностей, особенностей культуры различных стран. Кроме того, кинофильмы представляют еще и информацию о различных сферах жизнедеятельности человека, природы, общества в целом. Функция трансляции не менее важна и осуществляет передачу социально значимой информации от поколения к поколению, в межнациональных и межгосударственных рамках взаимодействия. Функция социализации помогает формировать определенные ценности, социальные позиции средства кинематографа. Интегративная функция - способствует широкому распространению культурных ценностей общества, стиранию границ в глобальном мировом пространстве, объединять зрителей различных континентов, культур в единое культурное пространство, транслировать базовые ценности общества. Социальная функция – обеспечивает социальное взаимодействие индивидов, формирует коллективные культурные интересы и потребности в процессе освоения культурных ценностей.

Кинематограф как социальный институт обладает высокой демократичностью. Он является продуктом массовой культуры, массового потребления общества. Социальные функции кинематографа осуществляются в двух ракурсах: производстве кино и в потреблении кинопродукции зрителями. Производство кино - сложный процесс, в котором профессионалы осуществляют творческую деятельность по созданию кинофильма. Н менее важна деятельность зрителей, общества по освоению данного культурного продукта. В данном процессе существует несколько важных звеньев: фильм и его производство, кинотеатр и система кинопроката, информация о киноискусстве, представленная критиками, зрителями в информационном пространстве. Каждый фильм представляет собой экономическую ценность. Для зрителей фильм - художественная, эстетическая ценность. Социальная ценность кинофильма в способности воздействовать на личность через сферу искусства.

Идеологическая ценность фильма – в распространении той или иной идеологии, взгляда на исторические события, факты, деятельность выдающихся личностей, оценка происходящего, особый ракурс событий и т.д.

Социальные функции кинематографа могут носить как положительный так и негативных характер, особенно в раках ценностно-ориентационной деятельности. С помощью СМИ и кинематографа можно представить одни те же события, вехи истории с разных ракурсов; оценить данные события позитивно или негативно, представить реально или умышленно исказить историю, факты;

сместить приоритеты ценностей, истолковать смысл иначе чем автор высказывания и т.д. Поэтому, необходимо широкое общественное обсуждение интерпретации событий в кинофильмах, общественный контроль в процессе трансляции ценностей, образцов поведения с экрана, установления возрастных ограничений для просмотра кинофильмов.

Достаточно часто сегодня общественность обсуждает кинопремьеры и не только фестивальных фильмов. Киноискусство становится источником знаний о самобытности народа, его ментальности, образе жизни, устремлениях.

Формирует ли современное кино зрительские предпочтения? Или социальные потребности зрителей реализуются в процессе кинопроизводства? Это сложные вопросы, которые и режиссеры, и зрители обсуждают постоянно. Хотелось бы, чтобы кинофильмы становились не только средством развлечения, релаксации, но и побуждали к духовному самосовершенствованию, саморазвитию. Актуальные темы фильмов – заставляли задуматься, проанализировать, может быть изменить свое отношение к происходящим событиям, познакомиться с различными точками зрения на одну и ту же проблему. Важно, чтобы современное кино представляло некое сотворчество авторов и зрителя, обогащало социальный опыт аудитории, развивала эстетический вкус, потребности, призывало к гуманизму.

КЛЮЧЕВЫЕ ФАКТОРЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ АКТИВНОСТИ:

РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

–  –  –

С развитием рыночной экономики значимость малого и среднего предпринимательства повышается как на федеральном, так и на региональном уровнях. Субъекты предпринимательства вносят значительный вклад в развитие экономики, создавая добавленную стоимость, рабочие места, инвестируя в основные фонды. Совокупный результат деятельности предпринимательства характеризуется уровнем предпринимательской активности, поэтому эффективное управление ею в настоящее время является особенно актуальным.

По результатам социологического опроса1 ключевыми факторами организации собственного бизнеса для большинства предпринимателей выступает возможность заработка денег (46% опрошенных) и нахождение своего признания в ведении бизнеса (32% опрошенных).

При анализе уровня удовлетворённости субъектов предпринимательской деятельности реформами по содействию развития конкуренции в регионе большинство опрошенных (37,5%) наиболее важным изменением указали возможность ездить за границу, жить в любом городе. Немаловажным фактором реформирования российской государственности, влияющей на возможности предпринимателей свободно себя чувствовать на отечественном рынке, по мнению респондентов, явилась политическая свобода агитировать и голосовать за любую партию и возможность иметь в частной собственности предприятия, недвижимость, акции (по 28,1%). Переход к рыночной экономике позволил реализовать возможность предпринимателей работать и зарабатывать (22,9% предпринимателей). Кроме этого реформы, проводимые на государственном и местном уровнях, позволяют предпринимателям реализовывать возможность извлекать прибыль из любых операций (16,7% опрошенных). Немаловажным фактором развития конкуренции и свободного предпринимательства является наличие свободы вести свое собственное дело и свобода слова (13,5% и 12,5% соответственно). Затруднились с ответом 19,8% респондентов. Скорее всего, данная ситуации является следствием того, что большая часть бизнес - сообщества начали заниматься предпринимательской деятельностью гораздо позже оформления демократического государства и перехода к рыночной экономике, а потому не смогли объективно оценить новые экономические реалии в сравнении с советским периодом и с командно-административной экономикой Анализ проблемных ситуаций, возникающих в процессе предпринимательской деятельности, показал следующие результаты. По мнению 38,5 % представителей бизнес- среды нехватка финансовых средств в наибольшей степени вызывает затруднительной положение в предпринимательской деятельности. 36,5% предпринимателей указывают на не совершенность налоговой политики и как следствие высокие налоги, которые не позволяют увеличивать долю присутствия своего предприятия на товарном рынке. Кроме этого немаловажным фактором, тормозящим развитие предпринимательской деятельности, по мнению респондентов, является нестабильность отношений с контролирующими и проверяющими органами (22,9%). Еще одной проблемой, которая остро беспокоит бизнес- среду является затянувшийся в стране экономический кризис и инфляция, сдерживающие личный и трудовой потенциал предпринимателей (по 19,8% опрошенных соответственно).

Основные претензии предпринимателей к проведению проверок на их предприятиях можно свести к тому, что они часто становятся средством принуждения бизнесменов к вступлению в коррупционные отношения с представителями проверяющих органов. Далеко от благоприятной и состояние администрирования бизнеса в части его налогообложения. Как величина действующих налоговых ставок, так и в целом характер налогового администрирования предпринимателей не устраивают – по их мнению, ставки налогов слишком высоки, да и само налоговое администрирование скорее препятствует нормальному ведению бизнеса, чем способствует ему.

Современная экономическая ситуация характеризуется нестабильностью функционирования всех институтов, задействованных в экономическом воспроизводстве и, как следствие, появлением проблем в сфере предпринимательства. Так среди самых явных проблем функционирования бизнеса предприниматели указали на недостаточную трудовую дисциплину (35,4% опрошенных), нехватку финансовых средств, конфликты среди учредителей и руководства (по 27,1% опрошенных соответственно), а также на недостаток квалифицированных кадров (26% респондентов).

Таким образом, проблемы бизнес- сообщества в Саратовской области целесообразно классифицировать по двум зонам: финансовая и административно- управленческая.

Наиболее актуальной является первая зона, в которой основной проблемой является высокая налоговая нагрузка, уменьшение которой позволило бы значительно повысить привлекательность и успешность бизнессообщества. Для решения проблем финансирования малого и среднего бизнеса необходима разработка комплексной политики его кредитования и микро-финансирования как на уровне федерации, так и на уровне регионов.

Проблемы административно-управленческой зоны связаны с государственными институтами, которые в должной степени не обеспечивают правовую, методологическую и информационную поддержку предпринимателям. Более того, часто создают неоправданные административноуправленческие барьеры, которые усложняют старт и функционирование предприятий различного масштаба и отраслевой принадлежности.

Список литературы Социологический опрос на тему: «Конкурентная среда на рынках товаров и услуг Саратовской области» был проведен в октябре - ноябре 2014 года при поддержке Министерства экономического развития и инвестиционной политики Саратовской области с целью внедрения Стандарта развития конкуренции. В исследовании приняли участие 100 предпринимателей г. Саратова. Выборочная совокупность проведенного анкетирования репрезентирует предпринимательское сообщество по критерию отраслевой принадлежности и организационно- правовой формы – пропорционально их доле в экономике Саратовской области.

–  –  –

После революции 1917 года традиция церковной формы благотворительности была полностью утрачена. Только в конце 80-х – начале 90-х годов ХХ века на территории России началось возрождение института общественноцерковной благотворительности. Появилась проблема её восстановления. В связи с этим различные аспекты изучения, связанные с историей благотворительности Православных Церковных братств, имеют актуальное значение как в теоретическом, так и в практическом планах.

8 мая 1864 года Святейшим Синодом были утверждены «Основные правила для учреждения Православных братств», что явилось законодательным подспорьем организации в Российской империи Православных Церковных братств. Целью их создания было путём духовного просвещения народа развивать дело благотворительности.

В Саратове благодаря стараниям Владыки Иоанникия II (Руднева), 23 октября 1866 года торжественно было открыто Братство Святого Креста. «Саратовские епархиальные ведомости» писали: «23 октября, в воскресенье, в день открытия Братства Святого Креста в г. Саратове Его Преосвященство совершил Божественную литургию в храме Страстей Господних при открываемом братстве. Проповедь во время литургии говорил один из учредителей Братства – благочинный священник И.В. Груздев»1.

Утверждённый Устав Братства Святого Креста определил основные направления его деятельности:

1) Распространение в народе истинно православной веры с опровержением еретических заблуждений; для этого проведение устных бесед со староверами и раскольниками; расширение миссионерской деятельности в местах, где распространен раскол; введение преподавания учения о расколе в 6 классе семинарии.

2) Религиозно-нравственное образование народа путём создания церковных библиотек и издания популярных брошюр.

3) Христианская благотворительность.

Капитал Братства состоял из членских взносов (3 рубля в год) и добровольных пожертвований. В деятельности Братства сразу стали участвовать духовенство церквей, преподаватели духовных училищ и семинарии, крупные чиновники, купцы, местное дворянство и простые прихожане церквей2.

После учреждения Братства его участники развернули активную благотворительную работу и стали проводить духовные беседы в церквах.

На попечении Братства был детский приют, называемый Детским Заработным Домом. Дети здесь обучались грамоте, ремёслам и могли немного зарабатывать.

В 1875 году была открыта бесплатная школа для детей из бедных семей.

В этой двухклассной школе дети обучались Закону Божию, грамоте, молитвам, церковному пению. Обучение вели заведующий игумен Мисаил, иеродиакон Иона и бывший сельский учитель К.Гроздов.

При Киновии была открыта бесплатная столовая, где ежедневно обедало от 50 до 100 бедняков, а в зимнее время и больше3.

Поимимо развития благотворительности, другим направлением деятельности Братства Святого Креста было путём духовного просвещения народа, противостоять расколу. Для этого в Саратовской Епархии организовывались миссионерские пункты, где проводили работу против русского раскола. К 1875 году были организованы 4 таких миссионерских пункта.

Семинаристы летом под руководством священнослужителей проходили практику в сёлах, где было много раскольников:

1) В селе Усовка Саратовского уезда;

2) В селе Синодском Петровского уезда;

3) В селе Синенькие Саратовского уезда.

С раскольниками в этих сёлах семинаристы проводили духовнонравственные беседы.

Для расширения работы миссионеров в уездах 5 ноября 1878 года при Братстве Святого Креста был учреждён Саратовский Епархиальный Просветительский Союз, одной из целей которого было открытие церковно-приходских школ4.

Как отмечает в своём исследовании «Социальное служение Русской Православной Церкви в конце ХIХ – начале ХХ вв.» И.И. Степанов5, обобщая опыт социальной деятельности Русской Православной Церкви в конце ХIХ – начале ХХ вв., можно с уверенностью сказать, что данная деятельность Церкви являлась катализатором социальной активности мирян, укрепляла связи между духовенством и прихожанами, способствовала улучшению образования детей и решению социальных задач того времени.

Созданные в 60-х годах ХIХ века братства, по масштабам своей деятельности делились на несколько категорий: епархиальные, уездные, приходские.

Приблизительно до 1870 года деятельность Православных Церковных Братств бурно развивалась. Братства активно включались в школьное просвещение, занимались украшением храмов, помощью бедным, организацией приютов для стариков и детей, богаделен.

В начале 70-х годов ХIХ века деятельность Братств стала ослабевать.

Большинство из них вообще закрылось. Но с начала 80-х годов ХIХ века наблюдается очередной подъём братского движения.

А. Папков указывает, что на епархиальном уровне решающее значение в деле народного просвещения имела деятельность разнообразных братств, состоявших, в основном, из мирян православного исповедания, нередко во главе с представителем духовенства. Братства занимались миссионерской, просветительской, благотворительной деятельностью. В соответствии со статистикой, в 1893 году в Российской империи существовало 159 Православных церковных братств6.

Возрождение деятельности Православных Церковных Братств в начале ХХ века было связано с необходимостью активизации религиознопросветительской деятельности Православной Церкви после издания 17 апреля 1905 года закона «О веротерпимости».

Таким образом, к началу ХХ века в Саратовской губернии, как и по всей России, сложилась система организации социальной помощи и поддержки населения в форме Церковных Братств. Этот исторический опыт социального участия и социального служения Православной Церкви представляет собой социально-культурный ресурс, значение которого трудно переоценить.

Список литературы Саратовские епархиальные ведомости. 1866. № 44. С. 1500 – 1501.

–  –  –

Степанов И.И. Социальное служение Русской Православной Церкви в кон.ХIХ – нач. ХХ в.

(на примере Рязанской Епархии).// Известия Саратовского университета. Серия История. Международные отношения. Новая серия. 2012 г. Том 12. Вып. 1. С. 36.

Папков А. Церковные братства. СПб., 1883.

ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К РЫНКУ ТРУДА КАК К



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 21 |







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.