WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 30 |

«СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ БОЛЬШОГО УРАЛА: ТРЕНДЫ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ Материалы юбилейной Всероссийской научно-практической конференции XX Уральские социологические чтения ...»

-- [ Страница 5 ] --

Ценность — это «синоним неравнодушия человека к тому или иному аспекту действительности»[1]. Ценности отражают значимость, личностный смысл для человека феноменов окружающего мира, как удовлетворяющие или способные удовлетворить его потребности и интересы. Ценности – это своеобразные маяки, ориентиры, «придерживаясь которых человек сохраняет свою определенность, внутреннюю последовательность своего поведения [4; 471]. Ценностные ориентации как индивидуальные эквиваленты ценностей являются традиционным предметом социологических исследований.

Ценностные ориентации – это относительно устойчивое, избирательное отношение личности к совокупности материальных и духовных благ и идеалов, которые рассматриваются как цели и средства для удовлетворения потребностей жизнедеятельности человека. Изучение ценностных ориентаций молодежи интегрирует в себе совокупность методологических подходов, применяемых в различных исследовательских практиках. Выбираемые и разделяемые молодежью ценности отражают специфику молодежи как определенной социально-демографической группы, выявляя социальное качество молодежи, ее роль в воспроизводстве социальной структуры (стратификационный подход). Степень сформированности и динамика ценностных ориентаций позволяют выявить уровень социализации и качество институциализации молодого поколения (институциональный подход). Молодежные ценности, являясь квинтэссенцией молодежной субкультуры, отражают стиль жизни и нормы поведения (культурологический подход). Характер и направленность ценностно-ориентирующей деятельности, направленной на активное «исследование» социальной ситуации и построение плана собственной деятельности, подчеркивает активность молодого человека как субъекта ценностного отношения (тезаурусный подход). Соотношение в ценностном сознании молодежи традиционных и модернистских ценностей позволяет выявить ее инновационный, творческий потенциал, рассмотреть молодежь как серьезный ресурс социального развития (ресурсный подход). Наконец, недооценка возможностей и ресурсов ценностного потенциала молодежи порождает риски нисходящей мобильности молодежи, обусловливающих деградацию общества (рискологический подход).

Лидирующей группой молодежи является студенчество. Будучи самой интеллектуальной и духовной группой молодежи, студенчество является потенциальной элитой общества. Как «социальная группа переходного характера с «отложенным»

включением в социальные отношения» [6; 172-173], студенчество своей транзитивностью позиционирует всю систему социального взаимодействия. Студенты – это будущие врачи, преподаватели, ученые, инженеры, архитекторы, строители, менеджеры, госчиновники. И в этом смысле студенческая молодежь – это интенсивная социальная проекция общества, фокус – группа будущего социума в целом. Специфика положения студенчества в обществе определяет и особенности ее ценностных ориентаций.

Исследование ценностных ориентаций студенчества Свердловской области осуществляется в рамках уникального в своем роде мониторинга, социологическая история которого насчитывает почти 20 лет [8]. Основой эмпирической модели мониторинга являлась диспозиционная концепция личности, в соответствии с которой высший уровень диспозиционной иерархии образуют ценностные ориентации, отражающие цели жизнедеятельности (терминальные ценности) и средства достижения этих целей (инструментальные ценности).

Обобщение результатов многолетних исследований позволило выявить основное и неизменное качество ценностного сознания студенчества – его принципиальный амбивалентно-транзитивный (переходный) характер, который оказывает непосредственное влияние на эклектичную направленность ценностных ориентаций: их нелинейность и иерархичность; устойчивость и динамичность; прожективность и актуальность; универсальность и дифференцированность; эклектичность и диалектичность; традиционность и инновационность; институциональность и персональность.

1. Нелинейность и иерархичность ценностных ориентаций студентов. Отличительной особенностью ценностных ориентаций студентов является их содержательное многообразие. Набор терминальных ценностей отражает важнейшие сферы самореализации студентов и систему их жизненных ориентаций. Это ценности частной жизни (здоровье, семья, дети,), экзистенциальные ценности (самостоятельность, независимость, свобода, личная безопасность), материальные (деньги, богатство), предпринимательские (иметь свое дело, заниматься бизнесом, коммерцией), профессиональные и трудовые ценности (интересная работа, образованность, профессионализм), коммуникативные (общение с друзьями), самореализиционные (творчество, реализация своих способностей), гедонистические (получение удовольствий), статусные (престиж, слава, власть) и эстетические (красота, прекрасное, общение с природой).

Процессы личностного, профессионального, социального становления стимулируют студентов за очень короткий период времени спроецировать свои устремления на все сферы человеческой активности, что детерминирует нелинейный характер их ценностных притязаний. Вместе с тем, многообразие ценностных установок студентов не исключает их жесткой структурированности.

Модифицируя подход Н.И. Лапина [2], в иерархии ценностных приоритетов можно выделить ценностное ядро, ценностный резерв и ценностную периферию. Интегрирующее ядро ценностных ориентаций составляют общепринятые, социально одобряемые, идеологически нейтральные, универсальные ценности частной жизни – здоровье и семья. Их разделяет подавляющее большинство студентов, что является показателем высокой степени социализации и социального конформизма по отношению к данным ценностям.

Ценностный резерв представлен шестью группами ценностей – «возможность реализовать свои способности», «деньги, богатство», «интересная, творческая работа», «самостоятельность, независимость, свобода», «общение с друзьями», «образованность, профессионализм». Разрыв между невысоким статусом студента в настоящем и потенцией высокого статуса в будущем предопределяет резервную диспозицию профессиональных, трудовых, самореализационных и материальных ценностей.

К ценностной периферии можно отнести такие студенческие установки: «иметь свое дело, заниматься бизнесом, коммерцией», «получить от жизни как можно больше удовольствий», «власть», «красота и физическое совершенство», «личная безопасность», «признание окружающих, престиж», «удовлетворенность в интимной жизни», «общение с природой».

Эти ценностные позиции, имеющие самый низкий рейтинг, являются менее устойчивыми, подверженными ситуативному влиянию или распаду под действием текущей ситуации.

2. Устойчивость и динамичность. Устойчивость ценностных приоритетов студенчества – основной исследовательский вывод мониторинга. Эта устойчивость проявлялась в иерархии базовых, медианных и периферийных ценностей, удельным весе каждой ценности в этой иерархии и отсутствием значимого влияния на них социально-демографических различий респондентов. Результаты опроса последнего этапа мониторинга внесли в устойчивые ценностные диспозиции определенные изменения. В первую очередь это относится к снижению в 2012 г. удельного веса всех значимых ранее ценностных индикаторов – здоровья, семьи, материального благополучия, общения с друзьями, интересной работы, образованности и профессионализма, личной безопасности, независимости и свободы. На фоне мировоззренческой неопределенности молодежи и затяжного системного кризиса российского общества произошла примитивизация смыслов жизнесуществования студентов.

При сохранении третьей ранговой позиции, удельный вес прагматических и меркантильных ценностей существенно падает, от 56 % в 2003 г. до 37% – в 2012. Профессиональные, трудовые и коммуникативные ценности, традиционно конкурирующие с ценностями материального благополучия, также снижают свой удельный вес. Их значимость в 2012 г.

снижается практически в два раза. Неизменными остаются ценности самореализицонные и гедонистические. Они сохраняют свой удельный вес на протяжении всего мониторинга. Более того, ценности самореализации оттесняют на второй план ведущие ранее материальные, коммуникативные и профессионально-трудовые ценности.

3. Прожективность и актуальность. Во многом ценностные трансформации можно объяснить сложной темпоральной природой ценностных ориентаций. В ретроспективе на формирование тех или иных ценностей взрослого индивида влияют социальноэкономические условия, превалировавшие в годы его детства. Но ценностные приоритеты отражают и актуальный статус личности, ее социально-экономическое состояние, социально-психологическое самочувствие, спектр социальных и личных проблем.

В ценностных ориентациях присутствуют и прожективные элементы, отражающие те потребности, которые наименее удовлетворены сегодня, но являются значимыми в контексте будущих устремлений субъекта. Иначе говоря, в ценностной ориентации субъекта в снятом виде содержится оценка прошлого, настоящего и будущего. Яркий пример – профессиональные ценности студентов, их отрицательная динамика. Снижение значимости профессиональных ценностей во многом определяется процессом и содержанием личностного выбора получаемой профессией до вуза. По оценкам 69% опрошенных, они «учатся там, где хотели, на их выбор никто не влиял». Интерес к профессии при выборе вуза проявляла только половина респондентов.

Треть опрошенных при поступлении в вуз плохо представляла себе будущую профессию.

Ситуация мало меняется и в процессе обучения. 37 % студентов третьего курса все также плохо ориентируется в содержании и характере профессиональной деятельности по выбранной специальности. Большая часть тех, кто совмещает работу и учебу, отмечают, что их работа не связана с получаемой профессией (56 %). Да и сам процесс обучения выбранной специальности оставляет желать лучшего качества. Несмотря на все нововведения, качество образования не повысилось. Так думают 58 % респондентов. Недостаточность профессионализации процесса обучения сказывается на снижении роли профессиональных ценностей в сознании студенчества. Не менее любопытны прожективные профессиональные настроения и установки студентов. После окончания вуза хотели бы работать по специальности только 43 % опрошенных. Треть опрошенных в перспективном трудоустройстве уповает на социальный ресурс связей и знакомств. Только каждый второй рассчитывает на свои личностные качества и способности – характер, трудолюбие, обучаемость. Процесс образования для многих связан не столько с получением знаний и навыков по выбранной профессии, сколько выступает способом и временем развития свои природных склонностей и способностей (напомним, что самореализационные ценности – творчество и реализация своих способностей - опережают в ценностной иерархии трудовые и профессиональные ценности). Да и специфика рынка труда сегодня не всем и не всегда позволяет реализовать свои профессиональные планы. Более половины опрошенных считают, что найти работу по специальности не так то просто. Противоречивыми оказываются и ценности будущей работы. На вопрос, что значимо, ценно в будущей работе, только половина опрошенных отметили значимость карьеры, достижения высокого уровня профессионализма. И почти такое же количество указали на возможность получать большие заработки.

4. Универсальность и дифференцированность. На степень устойчивости /изменчивости ценностных ориентаций студентов влияют их социально-демографические характеристики. Девушки традиционно в большей степени ориентированы на семейные ценности, юноши – в большей мере проявляют меркантильные и гедонистические устремления.

На ценностную устойчивость оказывает влияние семенное положение респондентов. Для женатых (замужних) студентов более значимы ценности здоровья и семейные ценности. Для уже успевших развестись – в большей степени ценно материальное благополучие, власть и удовлетворенность в интимной жизни. Состоящие в гражданском браке чаще, чем другие, ценят независимость и свободу. На ценностные различия воздействует материальный статус родительской семьи студентов. Самая низкая ориентация на здоровье зафиксирована у респондентов, чье материальное положение ниже прожиточного уровня. Студенты из обеспеченных семей чаще воспроизводят высокий статус материальных ценностей (деньги, богатство), в большей степени оценивают значимость образованности и профессионализма, реализацию эстетических потребностей.

В альтернативах, образованных по типу корреляционных связей (государственный вуз или частный; контрактное обучение или бюджетное), бльшее ценностное расхождение обнаруживается между респондентами, обучающимися в государственных и частных вузах.

Последние - в большей мере ценят независимость и свободу, и в меньшей степени ориентированы на статусные и коммуникативные ценности. В целом ориентация на постматериальные ценности у них выше. Студенты-бюджетники в меньшей мере ориентированы на открытие собственного бизнеса, занятия коммерческой деятельностью.

Относительно устойчивыми терминальные ценности являются по отношению к профилю подготовки. Исключение составляют студенты, обучающиеся на естественнонаучных специальностях. Эта категория респондентов в меньшей мере, чем другие ориентированы на материальные ценности; они в два раза чаще фиксируют ценности общения с природой.

5. Эклектичность и диалектичность. Если терминальные ценности в опросе 2012 г.

оказались достаточно «подвижными», то иерархия инструментальных ценностей осталась традиционной, неизменной на протяжении всего мониторинга. Эмпирическими индикаторами инструментальных ценностей являлись «связи и знакомства», «образование», «предприимчивость», «богатство», «власть». Среди факторов, обеспечивающих достижение успеха в жизни, по-прежнему, приоритетными являются связи и знакомства с нужными людьми.

Процесс социального становления молодежи, выбора ею жизненного пути и стратегий развития, осуществляется через обучение и воспитание, усвоение и преобразование опыта старших поколений. В целом, положение молодёжи в обществе характеризуется как крайне нестабильное и противоречивое. С одной стороны молодежь представляет собой самую мобильную, динамичную часть общества; с другой стороны, в силу ограниченного характера её практической, созидательной деятельности, неполной включённости молодого человека в систему общественных отношений – самую социально неподготовленную, а значит и уязвимую её часть. Лишенная доступных для взрослого поколения средств достижения жизненного успеха, молодежь начинает приспосабливаться к той социокультурной и экономической ситуации, в которой она находится.

Тенденция, зафиксированная еще в 1999 г., подтверждается, и более того, усиливается. Жизненный комфорт, успех возможны, но при наличии необходимых условий, в качестве которых выступают связи с нужными людьми. Одинаковое процентное соотношение и второе ранговое место ценностей образования и предпринимательской активности уступают значимости имеющихся или приобретаемых личностью социальных ресурсов. По-прежнему, сохраняется ценностное противоречие между тенденцией к постматериальным ценностным установкам и просоветским инструментальным набором - эклектическим сочетанием в российской экономике принципов двух разных экономических моделей – рыночной, и просоциалистической, где силен бюрократический рынок связей.

Интересен и другой феномен, подтверждающий эклектичность и противоречивость ценного сознания современного студента – меняющееся социально-коммуникативное пространство студентов. В значимом социальном окружении по-прежнему остается семья. Социально-желаемыми, но пока дистанцированными социальными отношениями, являются связи с влиятельными, статусными персонами. А вот друзья, традиционно игравшие значительную роль в терминальных ценностях, отходят на второй план. Сказывается влияние виртуального сетевого общения, значимость постматериальных ценностей с их ориентаций на автономность, креативность, самостоятельность, усиление все тех же прагматических установок. Во благо личного успеха в первую очередь желательно иметь влиятельные социальные связи и в меньшей степени ориентироваться на дружеские отношения. Индивидуалистический настрой – «каждый сам за себя» становится выше гуманных отношений взаимопонимания, дружеской поддержки и взаимопомощи.

Образование как фактор достижения жизненного успеха артикулирует лишь каждый третий респондент. Характер притязаний к образованию носит инструментальный характер.

Образование рассматривается как средство перспективного конкурентоспособного положения на рынке труда и лишь затем как способ приобретения знаний. В своем подавляющем большинстве молодежь ориентирована на получение любого образования с минимальными усилиями – лишь бы получить диплом.

6. Традиционность и инновационность. Социологические опросы последних пятнадцати лет в качестве основного вывода фиксируют ценностно-нормативный кризис российской молодежи, связанный с переоценкой традиционных ценностей предшествующих поколений. Будучи справедливым для старшего поколения, воспринимающего крушение ценностей и идеалов советского общества как общественную и личную катастрофу, вряд ли этот вывод правомерен для молодежи. Для молодого поколения характерно становление ценностно-нормативной системы, что означает действие иных механизмов, нежели в ситуации переоценки ценностей. В условиях смены идеологических приоритетов процесс социализации, определяемый передачей молодому поколению норм и традиций, выработанных предшествующими поколениями, нарушился. Старшему поколению с традиционной просоветской системой ценностей сложно адаптироваться к новым социально-экономическим условиям. Молодому поколению еще сложнее, так как у него своей системы ценностей еще нет.

По меткому выражению Э. Эриксона, молодой человек «должен как акробат на трапеции, одним мощным движением опустить перекладину детства, перепрыгнуть и ухватиться за следующую перекладину зрелости. Он должен сделать это за очень короткий промежуток времени, полагаясь на надежность тех, кого он должен отпустить, и тех, кто его примет на противоположной стороне» [10; 135].

Социализационные процессы, перестав быть традиционными, носят непредсказуемый, стихийный и малоуправляемый характер. В этих условиях молодежные представления о ценностях носят ноувистский характер и имеют индивидуально-личностную направленность, связанную с ориентациями на такие ценности, которые могут обеспечить в будущем высокий статус молодого человека. Стремление молодежи соединить либеральные ориентации (приватность, материальное благополучие, богатство, независимость и свобода, личная предприимчивость) с традиционными российскими ценностями (патернализм, социальность, безопасность) формирует ценностное сознание по принципам бинарности и линейной совместимости, комплементарности ценностных предпочтений.

7. Институциональность и персональность. Институциональные изменения системы высшего профессионального образования, связанные с внедрением уровневой подготовки специалистов различного профиля (бакалавриат, магистратура, аспирантура) должны обеспечивать не только преемственность обучения, но и появление нового качества профессионального и социокультурного потенциала новой генерации профессиональных кадров.

Исследование магистров и аспирантов технических направлений и специальностей в 2014 г.

зафиксировало влияние индивидуальных мотивационных различий и профессиональных установок респондентов разных уровней обучения на иерархию терминальных и инструментальных ценностей. У магистров, в сравнении со студентами растет значимость профессиональных ценностей, у аспирантов - существенно повышается ценность самореализации и падает значимость материальных ценностей. Чем выше уровень обучения, определенность профессиональных планов и степень устойчивости профессиональных ценностей, тем сильнее закрепляется тенденция к повышению значимости собственной активности, личной предприимчивости, профессиональной образованности в иерархии инструментальных ценностей.

Подводя итог характеристике ценностного сознания наших студентов, следует еще раз отметить, что молодежная, студенческая среда четко копирует и зеркальным образом отражает в себе наиболее значимые происходящие в российском обществе изменения. Сложные общественные явления, неоднозначность и неоднородность политических и экономических событий влияет на формирование ее социальных идеалов и ценностей. У студенческой молодежи, как и в обществе в целом, отсутствует единая, устоявшаяся система и иерархия ценностей.

Сосуществование преемственности традиционных ценностей, исторически присущих нашей ментальности и распространяющихся новых либеральных (потребительских) интересов, свидетельствует о неоднозначности, противоречивости и дифференцированности ценностного сознания молодежи.

Сочетание несочетаемого – базовая характеристика сознания молодежи и его главная ценность. Подобно стилю фьюжн, молодежь в своем сознании «миксует» все, что ей захочется и «смотрит», что из этого получится [7]. Фьюжн «не имеет каких-либо обязательных элементов, его отличительной особенностью является слияние культур, традиций, стилей»

[9]. Молодое поколение, как герои поэм В. Хлебникова – олицетворяют собой разные культуры. «Приятие разных культур» означает «приятие человечества как целого» [5; 522]. С другой стороны, «слияние» контрастных значений в ценностном сознании студенческой молодежи, вскрывая противоречие между традиционной оценкой ценности и его подлинной значимостью для нее, не только отражает динамику бытия и мышления молодого поколения, но и подчеркивает целостность восприятия духовного мира, жизненного уклада целой эпохи и целого народа. За объединением, «фьюженским» слиянием абсолютных противоположностей, скрывается и еще одна принципиальная характеристика студенчества – неординарность его актуального выбора и возможных перспективных решений.

Изучение динамики ценностных ориентаций молодежи выявляет как основные доминанты модернизационных процессов, так и создает научную основу для эффективного прогнозирования различных социальных трансформаций. Развитие ценностного сознания молодежи, его перспективная модальность зависит не только от макросоциальных и экономических условий, но и от специфики ближайшей социокультурной среды – семьи, вуза, особенностей корпоративной культуры того или иного образовательного учреждения, применяемых в нем форм и методов воспитания студентов. Процесс формирования продуктивного менталитета должен быть регулируемым и управляемым. И в этом огромную роль должны сыграть как объективные условия жизнедеятельности, так и последовательная система воспитания и пропаганды традиционных гражданских ценностей.

Список литературы:

1. Магун, В.C, Руднев, М. Г. Сравнение жизненных ценностей россиян с ценностями других европейцев (по данным европейского социального исследования [Электронный ресурс] / В.С.Магун, М.Г.Руднев. - Режим доступа: http://fs.nashaucheba.ru/docs/60/index-1029616.html

2. Лапин, Н.И. Базовые ценности населения и российская либерализация [Текст] / Н.И.Лапин // Общество и экономика. - 2002. - № 12. – С.70-90.

3. Лисовский, В.Т. Социальные изменения в молодежной среде [Электронный ресурс] /

В.Т.Лисовский // Теоретический журнал CREDO NEW. - 2002. - Режим доступа:

http://credonew.ru/content/view/260/54/

4. Ольшанский, В.Б. Личность и социальные ценности [Текст] / В.Б.Ольшанский // Социология в СССР. - М.: Мысль. - 1966. - Т.1. - С.470-530.

5. Панов, В.М. Труды по общему языкознанию и русскому языку [Текст] / В.М.Панов // М.:

Языки славянской культуры. - 2007. - Том 2. - 848 с.

6. Петрова, Т.Э. Социология студенчества в России. Этапы и закономерности становления [Текст] / Т.Э.Петрова // СПб.: Изд-во Бельведер. - 2000. - 180 с.

7. Стиль фьюжн: сочетание несочетаемого [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.justlady.ru/articles-143132-stil-fyuzhn-sochetanie-nesochetaemogo/

8. См.: Студент–95: Социальный портрет. Екатеринбург: СВАПОС, 1995; Студент–99.

Екатеринбург: СВАПОС. 1999; Студент–2003: Информационно-аналитический отчет по материалам социологического исследования (весна 2003 г.).

Екатеринбург: УГТУ–УПИ, 2003; Студент–2007:

Материалы четвертого этапа социологического мониторинга (апрель–июнь 2007 г.). Екатеринбург:

УГТУ–УПИ, 2007; Студент–2009: Материалы пятого этапа социологического мониторинга (январь– апрель 2009 г.). Екатеринбург: УГТУ–УПИ, 2009; Студент-2012: Материалы шестого этапа социологического мониторинга (декабрь 2011 – январь 2012 гг.). Екатеринбург: УрФУ, 2012.

9. Фьюжн (дизайн) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Фьюжн_(дизайн)

10. Эриксон, Эрих Г. Идентичность: юность и кризис [Текст] / Э.Г.Эриксон // Пер. с англ./ Общ. ред. и предисл. Толстых А.В. – М.: Издательская группа «Прогресс» - 1996. – 344 с.

УДК 316.733

–  –  –

АННОТАЦИЯ – На основе разработанной Ю. M. Вассерманом методики измерения уровня модернизации культуры проверяются гипотезы о влиянии указанного уровня, как на электоральные практики обследуемых студентов, так и оценки ими Пермского культурного проекта. Эмпирические данные не опровергают выдвинутые гипотезы.

ABSTRACT – The technique of culture modernization level measurement developed by Yu.Vasserman was the base of our survey. The survey checked the hypothesis that effect of culture modernization level on electoral practices and Perm culture project estimations is availability. The data could not refute the hypothesis.

Ключевые слова: модернизация культуры, электоральные практики, студенческая молодежь, культура студентов Keywords: culture modernization, student electoral practices, student culture Целью данной работы изучение связей, указывающих на то, что некоторые аспекты социокультурной дифференциации современного российского общества есть результат его модернизации. Эти аспекты отражают общественные противоречия, как результат столкновения социокльтурных феноменов которые связаны с различными этапами процесса модернизации общества. Социальная модернизация понимается как переход от традиционной стадии развития общества к современной образующей общественный прогресс. Технологические изменения лежат в основе этого перехода.

Общество, вступившее на путь модернизации, переживает процесс социокультурной дифференциацию общества на группы обладающими разными наборами регуляторов человеческого поведения. Эти наборы вызывают различные реакции (положительные и отрицательные) их носителей к феноменам, приносимым модернизацией. Подобная ситуация требует теоретического осмысления, разработки новых категорий Описанную социокультурную дифференциацию общества, вызываемую его модернизацией, можно назвать модернизационным социокультурным континуальным синдромом (МСКС). Можно выделить два полюса такого котиниума. Первый связан с отрицательным отношением к постоянному потоку новшеств приносимых процессом модернизации, его можно назвать контрмодернизационный синдром (КМС). Второй связан с положительным отношениям к постоянному потоку новшеств приносимых процессом модернизации, его можно назвать промодернизационным синдромом (ПМС) [7].

В любой стране можно наблюдать множество групп с различным уровнем модернизации культуры и множество культур с различным уровнем модернизации, лидеров и аутсайдеров культурной модернизации. Культура, усвоенная в детстве, приспосабливает поведение людей к определенному типу социальной реальности, на после этого данная реальность часто меняется в результате процесса модернизации и усвоенная в детстве культура перестает соответствовать новым условиям, становиться нефункциональной. В этом случае часто может возникать конфликт между ценностями, установками и другими регуляторами человеческого поведения и внешними условиями этого поведения.

Например, в России всего несколько поколений назад большинство населения было сельским и жило в условиях натурального хозяйства и его культура соответствовало данному уровню развития технологического и социально-экономического окружения. Процесс модернизации изменил это окружение в течении нескольких десятилетий, но культура не способна изменятся так быстро. Множество людей оказались в конфликте с последствиями процесса модернизации такими как, например, новое разделение труда, рынок, новый статус женщин и т.п. Наблюдаются группы с различным уровнем модернизации культуры, с различными установками на модернизацию и ее продолжение. Дифференциация общества на группы по-разному относящимся к модернизации является причиной многих конфликтов в модернизирующемся обществе. Во множестве стран можно наблюдать подобную картину.

Процесс глобализации делает актуальным вопрос о всемирной культурной дифференциации такого рода. Измерение подобной культурной дифференциации может дать информацию о потенциальной конфликтогенности общества. Модернизация традиционных обществ воспринимается как вестернизация их культур и вызывает различную реакцию у различных групп в этих обществах, тяготеющих к традиционной культуре. Для обозначения этих различных реакций на модернизацию общества можно использовать предложенную категорию модернизационного социокультурного континуального синдрома (МСКС). В его рамках выделяется как положительный полюс этого континиума - промодернизационный синдром (ПМС), так и отрицательный его полюс-контрмодернизационный синдром. Последний может носить различные идеологические окраски, но носителем его выступают социальные группы с пониженным уровнем модернизации их культуры. Вышесказанное обосновывает необходимость разработки инструментария для эмпирического измерения дифференциации общества на группы с разным уровнем модернизированности культуры.

Авторы придерживаются технологического определения культуры. При таком подходе, в широком плане культура есть система человеческой деятельности. Более узко под культурой мы будем понимать (вслед за Л. Уайтом [1], П. Боханан [2], Э. С. Маркаряном [3], З.

И. Файнбургом [4] и др.) систему внебиологически транслируемых регуляторов человеческого поведения. То есть культура здесь понимается как система биологически не наследуемых регуляторов человеческого поведения (норм, ценностей, установок и т.п.) в самых разных сферах жизни (семья, труд, политика, обмен и т.п.). Указанные регуляторы реализуют свои регулятивные функции посредством институтов. В основании институтов и лежат те самые нормы, ценности, установки. Говорить о культуре, её производстве, воспроизводстве, трансляции необходимо в определенном контексте, включающем помимо институтов и агентов, действователей культуры, обывателей.

Именно поэтому одной из важнейших функций культуры является адаптация человеческого поведения к окружающей среде. Эта среда постоянно меняется в результате технологической и социальной модернизации [5]. Поскольку в основе процесса модернизации лежит устойчивый процесс изменений в сфере технико-технологической базы общества, материально вещественных условий деятельности людей, то для выполнения функции адаптации культура, как система не биологически наследуемых регуляторов поведения, так же должна изменяется. Но она изменяется медленнее материально-вещественных условий – проявляется феномен инерции культуры.

Следует учитывать, что культура как явление сосредоточена не только «на процессе структурной дифференциации, но и сопутствующего ему развития стандартов и механизмов, интегрирующих дифференцировавшиеся части» [8; 253]. Такая ситуация, когда культурные механизмы общества одномоментно исполняют разнонаправленные функции и приводит, среди иных обстоятельств, к замедлению процесса культурных изменений. Что вполне объяснимо, ибо подобно Парсонсу можем наблюдать, как «…предпринимательская фирма руководствуется ценностью «экономической рациональности», выражающейся в производительности и платежеспособности, и уделяет значительно меньше внимания более широкой системе ценностей, чем это делала недифференцированная производственно-семейная ячейка…» [8; 258]. Всё различие лишь в том, что он это видел в США «бунтарских» 1950-х гг., мы это наблюдаем в «консервативных» 2000-х гг. российской истории. Собственно, и там, и здесь речь идет об однотипных процессах, процессах культурных изменений, заданных экономической и социальной модернизацией. Проходят эти процессы, не только с заметным опозданием, но и неравномерно в различных социальных стратах общества.

В рамках данного подхода авторами был использован социологический инструментарий (на основе методики Ликерта) для количественного измерения уровня модернизированности культуры [6]. Согласно предложенной методики было использовано пять групп утверждений для определения установок к феноменам в норме, связанных с современным и традиционным обществами:

1) группа утверждений о семейных отношениях, 2) связанных со сферой экономики,3) измеряющие установки к социальному равенству, 4) связанных с политическими проблемами 5) связанных с измерением уровня открытости (терпимости к другим культурам, инновациям и т.п.). Балл культурной модернизации респондентов был нормализован по формуле Балл респондента/60 - 60 – число утверждений шкалы Ликерта (Likert scale).

После этого ноль означал минимальный уровень модернизации культуры (культура чистого традиционного общества) и пять означает максимальный уровень модернизации культуры (культура чистого современного общества). Количество баллов набираемых по этой шкале индивидом, моделирует его установки на феномены модернизации. Чем больше сумма набранных баллов, тем более выражена положительная установка индивида к феноменам современного общества (т.е. менее выражена положительная установка к феноменам традиционного общества). С помощью данной методики несколько раз было опрошено по несколько сот (от 500 до 800) студентов в университетах г. Перми (опросы проводились в 1991/2, 2004/5, 2005/6, 2010/11, 2012/13 2013/14 уч. годах) и одно охватывало работников двух производственных предприятий (более 500 человек, 2003 г.).

Полученные по методике данные позволяют определить распределение в исследуемой совокупности баллов, характеризующих уровень модернизации культуры личности (рис. 1, график построен по данным опроса 2013/14 уч. года).

Рис. 1. Квартильное распределение показателя уровня модернизации культуры по массиву 2013/2014 учебного года Первая квартильная группа имеет минимальный балл по шкале модернизации культуры и четвертая квартильная группа имеет максимальный балл по шкале модернизации культуры в выборке.

Во всех проведенных исследованиях по указанной методики проводилось измерение уровня модернизации культуры респондентов, а также измерялись показатели деятельности респондентов в различных сферах. Это позволило проверить ряд гипотез о связи уровня модернизированности культуры респондентов и их поведением в различных сферах жизнедеятельности.

Так, данные опроса студентов в 2013/2014 уч. году позволили проверить гипотезы о связи электорального поведения и оценки культурной жизни в Перми на протяжении Пермского культурного проекта с уровнем модернизации культуры респондентов.

Шкала культурной модернизации (см. рис.1.) использовалась как фактор реальных электоральных практик в нашей работе, когда мы спрашивали наших респондентов об их голосовании на последних российских президентских выборах. С этой целью данные опроса о способах участия опрошенных студентов в президентских выборах 2012 г. были кросстабу

–  –  –

Данные табл. 1 показывают, что люди, принадлежащие к разным, с точки зрения модернизированности культуры, группам, по-разному делают свой электоральный выбор.

В. Путин был модальным кандидатом в первой квартильной группе, а в четвертой квартильной группе модальным кандидатом был М. Прохоров.

Социокультурная модернизация ценностей и установок может служить фактором приведенных различий реальных электоральных практик в обоих случаях. Либеральный выбор респондентов мы связываем с более высоким уровнем модернизированности. Он отразился в большем числе баллов по шкале культурной модернизации. Исследование показало и другие последствия модернизации ценностей.

Одним из заметных различий мы считаем разброс оценок респондентами Пермского культурного проекта.

Данный проект развивал современное искусство в целях городского развития. Пермский культурный проект (ПКП) существовал с 2007 г и охватывал стрит-арт, концерты, выставки, театры, фестивали, музеи современного искусства и т.п. Жители Перми по-разному оценивали Пермский культурный проект, ибо сердцевиной этого проекта было резкое противопоставление современного искусства традиционным формам культуры. ПКП транслировал ценности индивидуализма, оригинальности художника, необычности стилей и художественных приемов, и делал это в резких, отчасти провокативных формах. Как различия уровней культурной модернизации влияло на оценки пермского культурного проекта?

Табл. 2 показывает дифференциацию студенческих оценок Пермского культурного проекта.

Таблица 2.

Различия оценок мероприятий пермского культурного проекта студентами, в зависимости от принадлежности к различным квартильным группам по уровню модернизации культуры, данные опроса 2013/14 уч. года (%) 1 я квартильная 2 я 3 я квартильные 4 я квартильная группа группы группа 69,4 84.8 87.

В культурной жизни Перми появились хорошие изменения 30,6 15,2 12,9 В культурной жизни Перми нет изменений или изменения носят отрицательный характер Всего 100 100 100 Социокультурная модернизация, модернизация ценностей может служить фактором найденных различий оценок мероприятий пермского культурного проекта между респондентами всех квартильных групп. Увеличение баллов культурной модернизации связано с увеличением позитивных оценок респондентов мероприятий пермского культурного проекта.

Таким образом, полученные в результате проведенного анализа данные не опровергают проверяемые гипотезы о связи между уровнем модернизации культуры респондентов с их электоральными практиками и оценками Пермского культурного проекта.

Список литературы:

1. White L. A. The science of culture: A study of man and civilization 2nd ed. N.Y., 1969. 444p.

2. Bohannan P. Rethinking Culture. Current Anthropology. A world journal of the sciences of man.

Oct. 1974, vol.14, №4. –P. 357-372.

3. Маркарян Э. С. О социально-управленческом значении формирования культурологии. // Проблемы планирования, прогнозирования, управления и изучения культуры как целого. Пермь,1981.

С. 9-12.

4. Файнбург З. И. Смена исторического типа культуры в условиях современности (некоторые вопросы методологии проблемы) // Известия Северокавказского научного центра высшей школы / Общественные науки. 1978. № 1. – С. 28-34.

5. Culture: Man’s Adaptive Dimension/ Ed. By Ashley Montague, N.Y. 1968. 289 p.

6. Вассерман Ю.М. Анализ социокультурных последствий модернизации российского общества (некоторые результаты пилотажного исследования) // Ученые записки гуманитарного факультета. – Вып. 7. – Пермь: ПГТУ, 2004. – С. 225-239.

7. Вассерман Ю.М. Модернизационный социокультурный континуальный синдром // Социология, 2007, №1. С.34-49.

8. Парсонс Т. Функциональная теория изменения // Американская социологическая мысль: Р.

Мертон, Дж. Мид, Т.Парсонс, А.Шюц: Тексты / Сост. Е.И.Кравченко: Под ред.В. И. Добренькова.

М.: Изд-во Моск. ун-та, 1994. - С.244-260.

УДК 316.62

–  –  –

АННОТАЦИЯ – В статье анализируются некоторые результаты комплексного социологического исследования сельского населения Пермского края. Целью данного исследования было изучение технологий и механизмов формирования, а также оценка эффективности различных моделей деятельности территориального общественного самоуправления Статья подготовлена при поддержке Фонда Института социально-экономических и политических исследований в рамках выполнения договора № Г-16 от 21 октября 2013 г. Грант выделен в соответствии с распоряжением Президента РФ от 29.03.2013 г. № 115-рп) (ТОС). Автор рассматривает характеристики ряда факторов, являющихся составной частью социального капитала – доверие и способность граждан к самоорганизации.

ABSTRACT – The article analyzes some of the results of a complex sociological research of the rural population of the Perm region. The purpose of this study is to examine technologies and mechanisms of formation and evaluation of the effectiveness of different models of territorial selfgovernment. The author examines the characteristics of a number of factors, which are an integral part of social capital - trust and the ability of citizens to organize themselves.

Ключевые слова: социальный капитал; доверие; самоорганизация; территориальное общественное самоуправление (ТОС) Keywords: social capital, trust, self-organization, territorial self-government Самоорганизация граждан в форме территориального общественного самоуправления в постсоветской России уже имеет свою историю, хотя и короткую, но непростую и поэтому требующую внимательного аналитического взгляда. Сложность условий, в которых сегодня происходит формирование различных инициатив жителей той или иной территории, обусловлена революционным «сломом» основ российского общества, происшедшим в 1990-е гг. Политические, экономические, культурные институты, существовавшие до 1991 г. в России, перестали функционировать в новой России в том виде, в той форме, в которой они действовали почти 70 лет. Особенно тяжело отразились последствия такой социальной трансформации на жителях сельских территорий в силу особенностей их экономического и культурного уклада, который всегда характеризовался определённым консерватизмом и критичностью по отношению к новым порядкам, правилам и нормам.

Все эти изменения деформировали базовую основу российской глубинки (впрочем, как и всего российского общества), которую можно охарактеризовать как социальный капитал российского общества (далее – СК). На сегодняшний день существует немало определений и специальных исследований, направленных на изучение этого важного элемента социальной действительности. В нашем исследовании 1 мы будем использовать определение СК, которое дал в одном из своих выступлений заведующий лабораторией прикладного анализа институтов и социального капитала ГУ-ВШЭ (Москва) Л. И.

Полищук:

социальный капитал – способность общества или сообществ к самоорганизации [1]. Говоря об измерении СК, следует отметить, что в современной социологической теории и практике не существует общепринятых методов и средств оценки СК. Чаще всего исследователи оценивают уровень СК, принимая во внимание следующие социологические факторы:

межличностное доверие и доверие к социальным и политическим институтам, развитость социальных сетей, социальные нормы и правила, способствующие самоорганизации в социальной группе (группах).

В силу того, что наш проект носил узко прикладной характер и был направлен главным образом на обобщение существующего сегодня в Пермском крае опыта самоорганизации сельского населения в форме территориального общественного самоуправления, инструментарий исследования включал лишь некоторые индикаторы, дающие возможность оценить только определённые аспекты СК.

Речь идёт о следующих моментах:

1) оценка доверия к политическим институтам2, Основная цель исследования – изучение технологий и механизмов формирования, оценка эффективности различных моделей деятельности территориального общественного самоуправления (ТОС) в поселениях муниципальных районов Пермского края. Одна из задач этого исследования – оценка ряда факторов СК, способствующих самоорганизации граждан, проживающих в сельской местности. В процессе реализации проекта было проведено 8 опросов целевых групп (один опрос в одном муниципальном районе) – представители органов ТОС, депутаты, социально-активные граждане (всего опрошено 609 чел.), 8 фокус-групп и 48 глубинных интервью (по 6 интервью в каждом районе) с работниками местных администраций, представителями органов ТОС, депутатами, социально-активными гражданами 2 Уровень доверия к политическим и социальным институтам в исследовании оценивался так. Респондентам задавался вопрос: «Так или иначе, Вам или другим собственникам в доме приходится взаимодействовать с раз

–  –  –

Приведённые данные позволяют сделать следующие выводы:

самый высокий индекс доверия отмечается по отношению к людям, живущим рядом;

наибольшим доверием у социально активного населения муниципальных районов пользуются: представители поселенческих органов власти – глава поселения и работники администраций поселений; чуть меньший индекс доверия у губернатора края;

менее всего респонденты доверяют депутатам муниципального образования, депутатам Законодательного собрания Пермского края и главе муниципального образования.

Доверительные отношения могут быть рассмотрены и сквозь призму ответов на вопрос, в котором мы попросили охарактеризовать респондентов своё отношение к работе избранного ими органа ТОС или старосты (см. рис.

1):

личными органами власти. И нам важно знать, в какой степени Вы доверяете или не доверяете тем или иным структурам власти и вообще окружающим Вас людям». Далее респондент оценивал уровень своего доверия к тому или иному институту по шкале: «полностью доверяю» (4), «скорее доверяю, чем не доверяю» (3), «скорее не доверяю, чем доверяю» (2), «полностью не доверяю» (1), «затрудняюсь ответить».

Рис. 1. Как Вы относитесь к работе избранного Вами органа ТОС или старосты?

(либо действиям инициативной группы по созданию ТОС) (от всех ответивших в % ) Заметна ярко выраженная тенденция – стремление населения обследованных территорий развивать в своём районе территориальное общественное самоуправление.

2. Одним из первых вопросов при проведении массового опроса был вопрос о личном участии респондента в какой-либо сфере жизни в своём населённом пункте на общественных началах. Подавляющее большинство опрошенных, а это, напомним, были социальноактивные жители данной территории, 90% положительно ответили на этот вопрос.

Ответ на вопрос о том, действуют ли в населённом пункте, где проживают респонденты ТОС или староста показал, что только половина социально-активных респондентов (53,2%) знают о наличии этого общественного института.

Данный вопрос выполнял также вспомогательную, «фильтрующую» функцию для отбора подмассивов:

«имеющие представления о ТОСах» и «не имеющие представления о ТОСах». После вопроса о наличии ТОСа в опросной анкете шёл уточняющий вопрос «закрытого» типа: «В какой форме действует орган территориального самоуправления в вашем населённом пункте?». На этот вопрос отвечали те респонденты, которые положительно ответили на вопрос о наличии ТОСа:

–  –  –

Рис. 2. Формы действующего органа ТОС в населённом пункте. (% от числа ответивших, сумма ответов больше 100%, т.к. респондент мог отметить несколько вариантов)

–  –  –

3. Как уже было отмечено, общественное мнение социально активного населения в опрошенных сельских территориях высказывается сегодня в большинстве своём за необходимость создания ТОС в каждом населённом пункте. В какой мере существующие на территориях объективные и субъективные факторы способствуют реализации этого намерения?

Готовы ли сами жители к решению этих и других проблем путём самоорганизации? Частично ответ на этот вопрос дают результаты обсуждения на фокус-группах (ФГ), в которых, как было сказано выше принимали участие как представители различных форм самоуправления, так и работники местных органов власти. Кроме того, ряд аспектов, связанных с ответом на этот вопрос, были затронуты в ходе проведения глубинных интервью (ГИ)1.

Большинство участников обсуждения на ФГ высказали мнение, что жители их населённого пункта могли бы объединиться для решения того или иного вопроса.

Но практическая реализация такой инициативы наталкивается на ряд трудностей: 1) психология инертности и иждивенчества у большинства, отсутствие психологии ответственности за состояние своей территории; 2) отсутствие помощи и поддержки инициативных людей и представителей ТОСов со стороны органов власти; 3) дефицит начальных материальных средств для решения проблем силами самих жителей. Но, пожалуй, главный вывод, который можно было сделать по итогам обсуждения данного вопроса, состоит в том, что самоорганизоваться жиВ числе прочих вопросов участникам ФГ задавались следующие: «Могут ли жители вашего поселения, села, деревни, города, микрорайона, объединившись, обеспечить нужды жителей?» «Есть ли в вашей деревне, поселении, микрорайоне люди, которые пытаются решать вопросы вашей территории?» При проведении ГИ респондентам задавались вопросы: «Как Вы оцениваете уровень активности граждан по решению вопросов местного значения?», «При каких условиях эта активность усиливается или уменьшается?»

тели смогут только тогда, когда находится социально активная личность, лидер или инициативная группа, которые будут личностно заинтересованы в решении проблемы.

Большинство респондентов ГИ также отмечали низкую активность населения в решении вопросов своей территории. Оценки колебались от «двойки» до «тройки с плюсом».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 30 |

Похожие работы:

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ ДАЙКСЕЛЕМ Редакция журнала знакомит своих читателей с членами редакционного совета. Сегодняшний гость — Александр Дайксель. Он является профессором социологии Гамбургского университета, где долгое время возглавлял Институт социологии. Там же им организован отдел по изучению наследия Фердинанда Тенниса, под руководством А. Дайкселя осуществляется издание Полного собрания сочинений Ф. Тенниса. В настоящее время он является...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М. Ковалевского Материалы научно-практической конференции VIII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2013 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В. Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д. Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф., В.Н. Келасьев, зав....»

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«11. Алексеев С.С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. М.: Издательская группа НОРМА ИНФРА-М. 1998.12. Шипунова Т.В. Социальная справедливость: понятие, виды, критерии оценки // Проблемы теоретической социологии. Выпуск 5: Межвузовский сбоник. – СПб.: Астерион, 2005. http://deviantology.spb.ru 13. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. – 5-е изд., перераб. – М.: Статут, 2010.14. Волков А.В. Аспекты свободы субъективного гражданского права //Актуальные...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Дальневосточный федеральный университет Школа гуманитарных наук ПРОБЛЕМЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ: РОССИЯ И СТРАНЫ АТР Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Владивосток 11–13 ноября 2015 г. Владивосток Дальневосточный федеральный университет УДК 316. ББК 60.56 П78 Издание материалов конференции осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда...»

«РОССИЙСКАЯ САНКТ ПЕТЕРБУРГСКИЙ АКАДЕМИЯ НАУК ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Социологический Факультет институт социологии СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ДИАГНОЗ КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX – НАЧАЛА XXI вв. Третьи чтения по истории российской социологии Материалы всероссийской конференции 20 21 июня 2008 г. Санкт Петербург ББК 60.5 С69 Работа подготовлена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 08 06 06049 г. Социологический диагноз культуры российского общества второй половины XIX – начала...»

«Уральское отделение Российского общества социологов ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина» Институт государственного управления и предпринимательства Кафедра социологии и социальных технологий управления Высшая инженерная школа Памяти профессора Валерия Трофимовича Шапко посвящается АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ МОЛОДЕЖИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ Материалы международной конференции Екатеринбург, 28 февраля 2014 г. Том I...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 53-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–2015 11–17 апреля 2015 г. СОЦИОЛОГИЯ Новосибирск УДК 31 ББК С 60 Материалы 53-й Международной научной студенческой конференции МНСК-2015: Социология / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2015. 64 с. ISBN 978-5-4437-0369-5 Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской академии наук,...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК 316.4(476)(082) ББК 60.524 (4 Беи)я431 С69 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор Л.Е. Криштапович, доктор социологических наук, профессор...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Казанский государственный университет Факультет журналистики и социологии ИНФОРМАЦИОННОЕ ПОЛЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРАКТИКИ И ЭФФЕКТЫ Материалы Шестой Международной научно-практической конференции 22 – 24 октября 2009 г. Казань Казанский государственный университет УДК 070(450+571) И74 ББК Научный редактор Доктор филологических наук, профессор, декан факультета журналистики и социологии В.З.Гарифуллин Печатается по решению Ученого совета факультета журналистики и социологии Казанского...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.