WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 30 |

«СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ БОЛЬШОГО УРАЛА: ТРЕНДЫ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ Материалы юбилейной Всероссийской научно-практической конференции XX Уральские социологические чтения ...»

-- [ Страница 27 ] --

АННОТАЦИЯ – В статье изложены теоретические основания рассмотрения доверия как ценности волонтерства. Анализ волонтерства на отдельных территориях, изучение истории исследуемого вопроса и выделение ключевых проблем в его развитии позволили построить три теоретические модели: демократическую, постсоветскую и смешанную. По данным WVS и рейтинга CAF реализовано сравнение данных моделей и сопоставление их с характеристиками проявлений различных типов и видов доверия в отдельных странах (США, Австралии, России, Германии, Польше и Румынии), где реализуются эти модели.

ABSTRACT – The article shows theoretical background of the research where trust is investigated as a social value. There are three models of volunteering development which have been simulated as a result of the volunteering research in different countries and territories. These models are compared in different situations where trust as a value is realised in various kinds on different levels of a social interaction. The author analyzed the data of World Value Survey and World Giving Index CAF.

Ключевые слова: волонтерство добровольчество доверие модель волонтерства Keywords volunteering trust model of volunteering Постановка проблемы доверие как ценность Повседневное, социальное и культурное значение доверия как определенного концепта, явления, базовой социальной ценности сегодня не подвергается сомнению. В ценностном измерении доверие имеет следующие характеристики. Оно порождается культурой человеческого общества, наделяющей его фундаментальным смыслом. Доверие как константа имеет ярко выраженный аспект социальности и аксиологическую значимость для общества, социальных общностей и отдельных людей. Данная ценность в разных своих проявлениях непосредственно связана с активной деятельностью человека, что помогает ей реализовывать свою дуальную природу. С одной стороны, интернализованное доверие к другим людям, общностям, социальным институтам стимулирует активность человека как актора, с другой, может рассматриваться как результат их активности, реализуемой в ходе взаимодействия с другими людьми. Доверие как ценность в объективном плане сопряжено с социальными нормами, определяющими стремления, поступки и действия людей. В субъективном смысле оно может лежать в основе мотивации личности.

Доверие представляет собой сложный феномен общественного сознания и поведения, имеющий свою структуру, уровни, различные типы. На макроуровне роль доверия в обществе современного типа заключается в том, что «системы социальных связей и отношений формируются на основании доверия или недоверия, которое вызывают друг у друга участники в ходе взаимодействия» [4, с. 31]. По нашему мнению, наиболее показательным индикатором доверия данного уровня может рассматриваться «обобщенное генерализированное доверие», показывающее число тех людей, кто в той или иной стране доверяет другим людям [9]. На мезоуровне социального взаимодействия доверие обеспечивает действия людей как «субъектов действий» в соответствии с ожидаемым ими порядком, «основанным на взаимных моральных или ценностных обязательствах, принуждении, обычаях, традициях, социальных конвенциях, идейных убеждениях, материальных интересах, общепринятых представлениях» [3, с. 3]. Л. Гудков поэтому утверждает, что доверие обеспечивается коллективными действиями, вне зависимости от его конкретных смысловых оснований. Оно входит в общий набор групповых норм поведения и передается от поколения к поколению как социальный капитал того или иного сообщества. Ценность доверия данного уровня находит свое отражение в отношении людей как членов определенных общностей к другим социальным общностям, с членами которых им приходится взаимодействовать, в оценках дееспособности тех или иных социальных институтов, регулирующих это взаимодействие. Личностный уровень взаимодействия связан с его коллективными проявлениями в малых социальных группах (семье, соседском обществе, школе и т.д.) и представляет из себя «чувство доверия среди своих» [2, с. 19]. Оно существует как «чувство, как установка и как рациональная характеристика сознания и поведения отдельного человека» [8, с. 3]. Аксиологическая значимость доверия этого уровня проявляется в системе межличностных отношений людей внутри определенных социальных общностей. Оно бывает личным к конкретному человеку, и абстрактным, когда строится не на основе личных (семейных, дружеских и т.п.) отношений, а порождается социальными институтами [7].

Проблематика теоретического и практического рассмотрения проблемного поля волонтерства в контексте осмысления ценности доверия людей друг к другу, к различным социальным институтам сегодня является достаточно распространенной исследовательской концептуальной позицией как в мировой, так и в российской социологии.

Волонтерство рассматривается как проявление «базового общечеловеческого (генерализованного, общественного) доверия, которое предполагает проявление субъектом позитивного отношения к другим без ожидания адекватного вознаграждения лично для себя, а лишь «пользы» для социума» [4, c. 31]. В этом смысле теория доверия выступает одной из базовых теорий, используемых сегодня для понимания волонтерства. По мнению Ф. Фукуямы, принцип добровольности лежит в основе социального развития, а образование различных социальных общностей объяснимо в терминах добровольного договора между индивидами. С его точки зрения, объединение людей с целью взаимопомощи зависит от доверия между ними. Само же доверие может быть обусловлено существующей культурой, а может базироваться на «разумном эгоизме» индивидов в сочетании с необходимыми правовыми механизмами общества вроде контрактной системы, что компенсирует дефицит доверия между его членами и позволяет незнакомым людям создавать организации, работающие на достижение общей цели.

«Доверие это возникающее у членов сообщества ожидание того, что другие его члены будут вести себя более или менее предсказуемо, честно и с вниманием к нуждам окружающих, в согласии с некоторыми общими нормами» [10, c. 22]. С этих теоретических позиций волонтерство, с одной стороны, базируется на сфере фундаментальных ценностей, с другой на эгоистических интересах людей, не связанных с культурными основаниями общества.

Структура поля волонтерства детерминирует статус добровольца и его поведение, предлагает ему как актору определенные правила, предоставляет возможности, создает условия для реализации своей собственной активности. Социальный капитал волонтерства связан с рядом ценностей и установок людей, определяющих то, как они относятся друг к другу и насколько эффективно взаимодействие между ними в определенных условиях. Особенно важны установки и ценности, которые имеют решающее значение для социальной стабильности и сотрудничества. По нашему мнению, доверие одна из таких наиболее важных интегрирующих констант.

Отношения в социуме определяются актуальной нормой доверия. Это нормативное доверие задает условия, ограничения, масштаб для доверия межличностного, персонального, институционального, социального. По мнению российских исследователей волонтерства, именно социальное доверие «порождает» социальный капитал, который определяет практики взаимодействия на любой из социальных дистанций: от ближнего окружения индивида до общественных организаций [6, c. 17]. Л. Гудков в теоретическом и эмпирическом измерениях доказывает, что различные виды социального доверия, образующие институционализированный «социальный капитал», соотносятся с разными сетями общения и взаимодействия [3]. Тесная связь теории социального капитала и теории доверия выступает основанием для нашего анализа развития волонтерства, поиска единых трендов и отдельных специфических отличий исследуемого феномена в пространственно-временных рамках.

По нашему глубокому убеждению, несмотря на то, что волонтерство сегодня является глобальным социальным феноменом, в пространственно-временном континууме оно развивается по различным траекториям. Направления этих траекторий во многом зависят от институциональной среды, где наряду с системой социальных норм и правил, продуцирующих устойчивые социальные связи и отношения внутри определенных социальных общностей, одно из ключевых мест занимает система общественных ценностей. В этом смысле можно предположить, что ценность доверия определяет траектории развития волонтерства, наряду с другими ценностями. Наша гипотеза заключается в том, что доминирование и специфичность проявления доверия на разных уровнях социального взаимодействия (макро, мезо- и микроуровне) между членами определённых общностей определяет особенность институционального развития волонтерства в их пространственных границах.

Анализ волонтерства как социального института, социальной общности и деятельности на отдельных территориях, изучение истории исследуемого вопроса и выделение ключевых проблем в его развитии позволили построить три теоретические модели. Сопоставление российского волонтерства с волонтерством США и Австралии обусловлено интересом к опыту стран, демонстрирующих постоянство показателей успешности развития волонтерства, сравнение же с волонтерством в странах Европейского Союза привлекательно разнообразием его проявлений и динамикой показателей в рамках одного институционального поля, которые демонстрируют страны этой территории. Обратимся к характеристикам обозначенных моделей.

Первый вариант («традиционная демократическая модель»)характерна для стран Северной Америки и Австралии. Ее специфика: волонтерство является частью государственной истории, представляет собой сформированную национальную традицию. В объективном плане оно развивается в рамках отрегулированного нормативно-правового поля, в созданной государством инфраструктуре, поддерживаемой на уровне межсекторного взаимодействия государством, бизнесом и населением, где превалируют партнерский тип отношений и взаимовыгодное для всех участников взаимодействия сотрудничество. В субъективном плане волонтерство этой модели находит ярко выраженную поддержку и одобрение со стороны населения, демонстрирующего высокие показатели вовлеченности в разные волонтерские практики, определенный уровень престижности волонтерства в обществе, признание его социального эффекта и значимости для отдельного гражданина.

Характерными чертами этой модели как института, общности и деятельности являются:

Трансформирующаяся в соответствии с политической и экономической «повесткой дня»

государственная политика в развитии и поддержке волонтерства путем инициирования волонтерских программ многих уровней (от федерального до локального), ориентированных на различные социальные группы населения.

Широкое разнообразие волонтерских программ и проектов, которое открывает населению социальные лифты для реализации социальной, географической, образовательной, профессиональной мобильности; предоставляет возможности для самореализации или решения каких-либо личных проблем.

Национальная пропаганда и активная информационная кампания, сохраняющая имидж волонтерства как деятельности при переходе от доминирования традиционной – религиозноориентированной жизнедеятельности к распространенности светского образа жизни.

Сложная структура волонтерской общности, где есть определенные императивы внутриобщностной идентификации ее членов.

Доминирование организованных форм волонтерства.

Развитость международного и национального волонтерства.

Высокий уровень профессионализации как самой деятельности волонтеров, так и волонтерского управления.

Вторая модель, выявленная в ходе нашего исследования, «псевдодемократическая или постсоветская модель» – характерна для России и ряда стран постсоветского пространства. В рамках этой модели национальная история становления и развития волонтерства имеет дискретный, противоречивый характер, в результате которого в обществе отсутствует своя устоявшаяся, исторически сложившаяся традиция, не закреплена и социальная норма волонтерской деятельности. Модель характеризуют стихийность практики нормативно-правового регулирования различных видов взаимодействий волонтеров, несформированность третьего сектора, отсутствие инфраструктуры волонтерства, а также критический характер институционального взаимодействия государства и институтов гражданского общества, низкая активность в этом направлении бизнес-сообщества и населения. Уровень когнитивной, эмотивной и поведенческой вовлеченности населения в проблемы развития волонтерства достаточно низкий, при общем одобрении волонтерской деятельности в обществе реальное участие населения незначительно.

На макроуровне волонтерство в этой модели – «фантом», находящий свое отражение в официальной статистике, в массовизации волонтерства, доминировании среди населения случайного, эпизодического характера волонтерской деятельности. Оценивая данную модель волонтерства на мезоуровне социального взаимодействия, можно говорить о существовании определенной волонтерской общности (статистически значимой), члены которой вопреки внешним условиям все равно реализуют свою деятельность.

Характерными чертами второй модели являются:

Негибкая, бессистемная государственная политика в отношении поддержки ограниченного числа направлений волонтерской деятельности.

Неразвитость третьего сектора как «провайдера» волонтерской деятельности и реализации гражданской активности.

Низкий уровень вовлеченности в развитие волонтерства субъектов экономической сферы.

Непроработанность системы государственной поддержки развития волонтерства и необходимой для этого инфраструктуры на федеральном, региональном и локальном уровнях.

Отсутствие национальной идеологии волонтерства.

Разобщенность членов волонтёрской общности.

Распространенность неформальных видов деятельности волонтеров в условиях реализации традиции взаимопомощи друг другу как элемента национальной культуры.

Пересечение специфики волонтерства и социальной работы, отсутствие четкого разграничения между данными видами деятельности.

Третья модель волонтерства – «смешанная модель» реализуется в границах Европейского Союза. Ключевую особенность данной модели определяет тот факт, что в одном нормативно-правовом, экономическом и политическом пространстве объединены страны, где волонтерство проявляется в качестве национальной традиции, и государства, где его возможно рассматривать как относительно новое социальное явление. С объективной точки зрения, волонтерство данной модели характеризуется наличием разной степени проработанности нормативно-правового регулирования на общеевропейском, национальном и локальном уровнях, существованием объединённой системы международной, общеевропейской и национальных структур организации управления волонтерством, создающим условия для реализации социальной мобильности европейского населения, развитым третьим сектором, поливариантностью видов и типов волонтерской деятельности.

В субъективном плане волонтерство этой модели демонстрирует тенденции прагматизации волонтерского труда.

В качестве характерных черт третьей модели могут быть выделены:

Многоуровневая, мультикультурная, привязанная к тенденциям экономического развития ЕС политика, регулирующая и стимулирующая развитие волонтерства.

Существование зависимости управления волонтерством отдельных стран-участников от реализуемых в них национальных моделей государственного управления.

Активная информационная поддержка имиджа волонтерской деятельности.

Развитая структура третьего сектора.

Многообразие видов, типов и направлений деятельности волонтеров.

Проектный характер деятельности волонтеров.

Профессиональный менеджмент волонтерской деятельности.

Рассмотрим результаты социологических исследований, позволяющие сравнить три модели развития волонтерства и сопоставить их с характеристиками проявлении различных типов и видов доверия в группах отдельных стран, где реализуются эти модели. В качестве примера стран первой группы рассмотрим США и Австралию. По данным «Мирового рейтинга благотворительности CAF 2014» эти страны демонстрируют постоянство в показателях благотворительности и входят в 7 самых активных стран в рейтинге, отражающем три индикатора: число людей, оказывающих помощь незнакомым, количество волонтеров, работающих в НКО, и число тех, кто жертвует деньги [5]. В качестве примера страны, где реализуется вторая модель волонтерства, рассмотрим Россию, где по данным того же отчета 18 % от числа всего населения старше 18 лет за последний месяц работали в НКО волонтером, 34 % респондентов оказывали безвозмездную помощь незнакомым людям.

В третьей группе стран-участников ЕС для примера мы рассмотрим Германию как государство с исторически сложившейся традицией волонтерской деятельности, где каждый четвертый житель работал волонтером в НКО, а 58 % населения помогали незнакомым, а также Польшу и Румынию как страны, где поддерживаются незначительные показатели распространенности волонтерства и «помогающего поведения». По данным CAF В Румынии и Польше работали волонтерами 8-9 % из числа всех опрошенных, 40 % и 35 % соответственно оказывали помощь незнакомым людям (см. табл. 1).

Таблица 1 Данные «Мирового рейтинга благотворительности CAF 2014 по числу волонтеров, работавших в НКО и количеству людей, оказывавших безвозмездную помощь незнакомым людям»

Модель Страна Рейтинг благотво- Число волонтеров Число помогавших волонтерства рительности НКО (%) незнакомым (ранг) людям (%) Демократиче- США 1 44 79 ская модель Австралия 6 37 65 Н.Зеландия 5 44 69 Постсоветская Россия 126 18 34 модель Смешанная Германия 28 25 58 модель Румыния 108 8 Польша 115 9 35 Мы предполагаем, что причинами, сопряженными с традициями, политическим устройством, показателями благополучия населения и порождающими отличия в волонтерстве анализируемых стран, являются различия в количественных и качественных характеристиках разных типов доверия (институционального, общностного, межличностного), детерминирующие развитие волонтерства в логике той или иной модели.

–  –  –

Полностью доверяет тем, кого лично знает, только каждый пятый россиянин (20,2 %), в США – практически каждый третий (30,6 %), В Австралии таковых 40,5 % из числа опрошенных.

Определенная специфика доверия населения к тем, с кем приходится сталкиваться в первый раз, опять же проявляется в России (см. табл.6).

–  –  –

Уровень недоверия к незнакомым значительно выше в России, в разной степени его отметили 78,7 % россиян, тогда как в США только 64,4 % от числа всех респондентов, в Австралии еще меньше – 54,9 % опрошенных. Число не доверяющих «новым людям» жителей стран-участников ЕС варьируется, но в общем все равно остается достаточно высоким (см.

табл. 6).

За пределами нашей статьи остается анализ уровня доверия населения выбранных стран к институтам, регулирующим социальное взаимодействие их граждан, оценка доверия в этих странах к волонтерам и уровень доверия самих волонтеров друг к другу и к тем, кому они помогают. Однако результаты многочисленных эмпирических исследований позволяют нам утверждать, что выделенные в статье модели волонтерства формировались и реализуются в разных условиях институционального взаимодействия НКО и бизнеса, государства и общества. Эти условия определяют разный уровень доверия населения к государству и НКО, а само доверие в этом контексте определяет траекторию развития волонтерства этих стран. В свою очередь, следует отметить, что тенденция к повышению доверия к волонтерам со стороны тех, кому они помогают, и друг к другу связана с их активностью и не зависит от той модели, в рамках которой развивается волонтерство в той или иной стране. Таким образом, само волонтерство является ресурсом повышения уровня социального доверия в любом обществе.

Итак, разные проявления доверия людей друг к другу оказываются включенными в траектории, определяющие развитие волонтерства в различных социокультурных, политических и экономических условиях. Мы сделали попытку доказать, что в странах, где реализуется «демократическая модель» волонтерства, для населения характерен более высокий уровень обобщенного (генерализированного) личностного доверия, сопряженный с высокими показателями доверия населения к институтам власти, третьему сектору и во многом определяющий высокие показатели популярности волонтерской деятельности среди жителей этих стран.

В странах с постсоветской моделью развития волонтерства доминирует доверие людей друг другу в ближайшем окружении, проявляется недоверие к расширению социальных связей, к включению в них новых людей. Это влияет, наряду с невысоким уровнем доверия населения к государству и третьему сектору, на распространенность среди россиян неформальных практик взаимопомощи, а также в некоторой степени объясняет трудности в институционализации формального волонтерства и его популяризации в рассматриваемых странах. В рамках европейского пространства реализуется смешанная модель волонтерства. Она демонстрирует специфику его развития в отдельных странах ЕС, сопряженную, по нашему мнению, с культурой и традициями этих стран, продуцирующих проявления среди своего населения разных видов доверия. Анализируемые в статье данные опросов позволяют говорить не только о различиях в показателях доверия и развития волонтерства среди населения ЕС, но и о проявлении схожих тенденций в этих странах, например, о высоких показателях недоверия среди населения ЕС к новым знакомым.

Список литературы:

1. World Values Survey Wave 6: 2010-2014. Online Data Analysis. [Электронный ресурс].

URL: http://www.worldvaluessurvey.org/. (дата обращения: 05.01.2015).

2. Веселов Ю. В. Экономика и социология доверия. СПб.: Социологическое об-во им. М.М.

Ковалевского, 2004. 190 c.

3. Гудков Л. Доверие в России: смысл, функции, структура// НЛО, 2012. № 117. 249-280.

4. Доверие и недоверие в условиях развития гражданского общества /отв. ред. А.Б.

Купрейченко, И.В. Мерсиянова. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2013. 564 c.

5. Мировой рейтинг благотворительности 2014. Глобальные тенденции благотворительности. Ноябрь 2014. [Электронный ресурс]. CAF. 2014. URL:

http://www.cafrussia.ru/page/mirovoi_reiting_blagotvoritelnosti_2014. (дата обращения: 12.01.2015).

6. Отчет ФОМ «Ресурс добровольческого движения авангардных групп для российской модернизации» [Электронный ресурс]. М. : ФОМ, 2012. URL: http://soc.fom.ru/dobrovolchestvo.html.

(дата обращения: 02.01.2015).

7. Патрушев С.В. Социальный капитал//Электронная библиотека «Гражданское общество в

России» [Электронный ресурс]. 2012. Режим доступа: URL:

ttp://www.civisbook.ru/files/File/Patrushev_soz_kapital.pdf. (дата обращения: 02.11.2014)

8. Ромашкин Г.С. Доверие в российском обществе: экономико-социологический анализ:

автореферат дис. … к.с.н. 22.00.03. Тюмень, 2011. 24 c.

9. Сасаки М., Давыденко А.В., Латов Ю.В., Ромашкин Г.С. Доверие как элемент социального капитала России// Мир России, 2010. № 2. 78-97.

10. Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию / Пер. с англ.

Фукуяма. М.: ООО «Издательство ACT», 2004. 730 c.

11. Штомпка П. Социология. Анализ современного общества / Пер. с польск. С.М.

Червонной. М.: Логос, 2005. 664 c/ УДК 37.014.6: [378:62]

–  –  –

АННОТАЦИЯ – Исследование аспектов формирования модели инженерного образования, а также проблематики профессионального выбора технической специальности заключалось в глубинном групповом интервьюировании двух целевых аудиторий, выступающих в роли экспертов: школьных учителей, работающих в профильных физико-математических классах, а также вузовских преподавателей технических дисциплин. Результатом деятельности двух фокус-групп явилась аккумуляция экспертных мнений, касающихся возможностей эффективного взаимодействия школы и вуза, перехода на проектную форму обучения, выделения прикладного бакалавриата.

ABSTRACT – The study of aspects of the formation model of engineering education, as well as issues of the choice of the technical professions consisted of in-depth group interviews two target audiences, acting as experts: school teachers working in specialized physical and mathematical classes, and high school teachers of technical disciplines. The result of the activity of the two focus groups was the accumulation of expert opinions concerning the efficient interaction between school and University, the transition to project learning, the selection of the applied baccalaureate.

Ключевые слова: фокус-группа, профильное обучение, проектное обучение, профессиограмма, прикладной бакалавриат Keywords: focus group, specialized training, project training, professiogram, the applied baccalaureate Что же побуждает сегодняшних выпускников школы идти «в технари», поступая в технические вузы? Для того чтобы получить ответ на этот вопрос, мы социологически исследовали две категории респондентов: школьных учителей и вузовских преподавателей.

Что касается первой категории, то это были школьные учителя-предметники, осуществляющие свою педагогическую деятельность в профильных (или, как принято говорить, «углубленных») физико-математических классах. И вполне очевидно, что именно данная форма обучения формирует потенциальный резерв подготовки абитуриентов для технических вузов. Что же касается второй категории наших респондентов, то это были вузовские преподаватели сугубо технических дисциплин, совмещающие процесс преподавания с активным взаимодействием с промышленными предприятиями, включая весь спектр проектной, исследовательской и внедренческой деятельности на хоздоговорной основе. Итак, начнем по порядку.

Для участия в фокус-группе нами были приглашены учителя математики, физики и химии одной из ведущих профильных гимназий г. Екатеринбурга и России (гимназия № 35).

Исследование же заключалось в глубинном групповом интервьюировании целевой аудитории, выступающей в качестве экспертов по проблемам, затрагивающим аспекты: 1) взаимодействия школы и вуза, 2) профильного (углубленного) обучения, 3) потенциальной возможности параллельного профильного обучения в гимназии и вузе, 4) вовлечения «углубленников»

в проектно-исследовательскую деятельность. Особую ценность представляло выявленное качественным методом фокус-группы личностное отношение респондентов к обсуждаемой проблематике, позволяющее судить о существующих в педагогическом сообществе настроениях, мнениях, претензиях, пожеланиях и т.п. проявлениях личностной заинтересованности в проблеме.

Известная трудоемкость углубленного изучения физико-математических дисциплин обусловливает сравнительную малочисленность соответствующих профильных классов.

Действительно, осуществляя отбор по способностям и учитывая профессиональноэвристические интересы самих учащихся, гимназии удается сформировать только лишь один углубленный физико-математический (а по сути технический!) класс на параллели. Эксперты ответственно констатируют существование предельного (порогового) значения доли старшеклассников, потенциально способных к успешному углубленному освоению физикоматематических дисциплин и дальнейшему весьма трудоемкому обучению в техническом вузе. Иными словами, «технарей не может быть много» (точно так же, как и гуманитариев с естественниками!), а процесс формирования углубленных классов требует весьма качественного индивидуального отбора. Эксперимент, связанный со 100%-ным («массовым») прохождением учащихся всех без исключения 11-х классов (как физико-математических, так и нефизико-математических) через пробный ЕГЭ по физике, выявил неудовлетворительные результаты в 45% случаев. И это выглядит вполне нормальным, ибо у тех, кто, реально оценив свои способности, действительно выбирал для себя в дальнейшем обучение в техническом вузе, результаты пробных ЕГЭ по физике оказались весьма успешными. Иными словами, старшеклассники, прошедшие через углубленное профильное обучение, вполне осознанно выбирают для себя ЕГЭ по физике, формируя, тем самым, потенциальный резерв абитуриентов технического вуза.

Между тем, весьма значительная часть охваченных профильным физикоматематическим обучением старшеклассников к моменту окончания гимназии становятся в известной мере скептиками в профессиональном выборе для себя именно технической специальности: по их мнению, «на инженерном поприще много не заработаешь и достойной карьеры не сделаешь».

Поэтому, как считают наши эксперты, целенаправленная деятельность, связанная с популяризацией инженерно-технических специальностей, должна начинаться задолго до окончания средней школы – начиная с возраста 12-13 лет («класса с седьмоговосьмого»). Однако, речь должна здесь идти не столько о сроках, сколько о формах такой популяризации и о его содержательном наполнении: акцент должен быть сделан на живом общении старшеклассников с бывшими выпускниками – ныне студентами технических вузов. Привлечь внимание старшеклассников призван не сам факт того, что приглашенный выпускник вполне осознанно поступил после окончания школы на техническую специальность и успешно ее осваивает. Интерес (как профессионально-эвристический, так и социальный, основанный на соображениях востребованности, выгоды и потенциальных возможностей для будущей успешной профессиональной карьеры) должен быть сфокусирован для старшеклассников на том, что еще в период учебы в техническом вузе способный студент получает реальную возможность исследовать, конструировать, проектировать и созидать. Более того, старшеклассники должны почувствовать, что исследовательская активность студента технического вуза реально стимулируется премиями, грантами, именными стипендиями и т.п. Популяризация учебы на технических факультетах должна заключаться в демонстрации тех осязаемых и востребованных результатов, которых возможно реально достичь уже в период вузовского обучения через участие в работе проектных групп, объединяющих студентов разных курсов, преподавателей, исследователей и инженеров-практиков. Более того, наиболее подготовленные старшеклассники, обучающиеся в профильных (физикоматематических, информационных, технологических) классах должны получить реальную возможность самим войти в состав подобных проектных групп, получив определенную зону ответственности, связанную с выполнением функций расчета, моделирования, лабораторного экспериментирования и т.п.

Речь идет о формировании системного проектноориентированного подхода к организации эффективного взаимодействия профильной гимназии и технического вуза. Иными словами, профориентация в технические вузы способна стать гораздо более эффективной путем привлечения учащихся профильных классов к конкретной деятельности – конструкторской, исследовательской, экспериментальной – через вузовские лаборатории и под руководством вузовских преподавателей. Понятно, что подобного рода идеи неизбежно наталкиваются на препятствия, связанные с бюрократическим оформлением нового вида преподавательской нагрузки. Между тем, привлечение наиболее способных гимназистов для участия в том или ином уже существующем исследовательском проекте, выделение для них соответствующих зон ответственности, закрепление тех или иных разделов («что-то рассчитать», «что-то измерить», «что-то пронаблюдать», «снять характеристики») – все эти шаги рассматриваются нашими экспертами как вполне реалистичные: углубленных гимназических курсов математики, физики и информатики оказывается уже вполне достаточно для того, чтобы «исследовать и рассчитать» отдельные элементы сложных технических процессов. Практика показывает: когда гимназии удается, что называется, «определить» кого-то из продвинутых гимназистов в какую-либо исследовательскую лабораторию, он, как правило, «именно там и закрепляется», выбирая для себя в будущем соответствующий профессиональный профиль.

Весьма плодотворной могла бы стать система параллельного (дуального на уровне школы и вуза) профильного образования старшеклассников, предусматривающая использование в процессе углубленного обучения профильных дисциплин возможностей вузовских лабораторий, конструкторских бюро и специализированных аудиторий. Весьма заметное воздействие на профессиональный выбор могла бы оказать совместная творческая деятельность старшеклассников, с одной стороны, и студентов-технарей, с другой – на так называемых совместных выездных лагерях-семинарах (математических, физических, химических и т.

п.) в период каникул. Более того, речь могла бы идти и о создании конструкторское бюро с совместных участием как старшеклассников, так и студентов. Иными словами, сам технический вуз должен стать открытой системой, чья программа взаимодействия с профильными школами должна включать в себя вовлечение продвинутых старшеклассников в проектную деятельность в рамках уже существующих в вузе проектов, формируя совместные рабочие группы, объединяющие преподавателей, аспирантов, студентов разных курсов, а также профессионально ориентированных старшеклассников.

Между тем, мы с сожалением вынуждены констатировать, что в настоящий момент взаимодействие технического вуза, с одной стороны, и профильных гимназий, с другой, – продолжает носить единичный, несистемный (т.е. «непостоянный») характер.

И, наконец, выделим еще ряд смысловых акцентов, характеризующих возможные направления-тренды в контексте формирования у старшеклассников профессиональноэвистического интереса к освоению в будущем технических специальностей.

Высказанные экспертной фокус-группой идеи рассматриваются нами как весьма ценные и представлены в виде развернутых тезисов:

Известная степень амбициозности, традиционно свойственная учащимся престижного и элитного учебного заведения, каковым и является гимназия, катализирует их повышенный уровень притязаний, формируя дух соревнования и заставляя весьма прагматично просчитывать свои будущие шаги: «Что я буду делать после окончания вуза, где я буду работать и что я буду иметь?» Таким образом, успех профориентации в технические вузы будет в значительной степени зависеть от того, насколько удастся так называемым агентам профориентации в лице гимназии, вуза и будущих работодателей продемонстрировать выпускникам профильных классов саму возможность успешной самореализации в тех или иных инженерных профессиях. Иными словами, в процессе популяризации инженерных профессий старшеклассники должны встречаться исключительно с успешными профессионалами, а уж если и «показывать старшеклассникам реальное производство», то это должно быть исключительно успешное производство.

Следующий тезис касается известной практики ежегодного написания студентами курсовых работ и их защиты. Известно, что сложившаяся в вузах процедура защиты курсовых работ превращается, по сути, в самодостаточное, замкнутое и локальное мероприятие с участием самого студента и его преподавателя. Между тем, эффективность курсового проектирования в значительной степени определяется публичным характером защиты полученных результатов. Подобные соображения делают весьма целесообразной практику публичных защит студенческих курсовых работ в присутствии учащихся профильных гимназических классов: подобная публичная оценка оказывает мотивирующее воздействие на самих слушателей, превращая их в заинтересованных соучастников защиты. Понятно, что отбор выносимых на публичную защиту студенческих (вузовских) проектов должен корректно учитывать уровень профессионально-профильной подготовленности слушателей (иными словами, быть понятными для старшеклассников, обладая для них смысловой доступностью). Обратной стороной данного аспекта сотрудничества гимназии и технического вуза могла бы стать организованная на вузовской площадке защита проектов, подготовленных самими старшеклассниками при кураторстве вузовских преподавателей, с возможной последующей публикацией в вузовском сборнике. Публичная защита проекта дала бы возможность вузовским преподавателям своевременно разглядеть своих будущих абитуриентов, выявив их потенциальные способности и заинтересовав техническим творчеством.

Приведем ключевые резюмирующие выводы нашей экспертной фокус-группы, рассматриваемые нами в качестве смысловых ориентиров для выстраивания эффективной профориентационной работы по формированию профессионально-эвристического интереса школьников к инженерно-техническим специальностям.

Умышленно сохраняем стилистику, стараясь передать субъективное неравнодушное отношение экспертов к обсуждаемой проблематике:

В инженеры подростки пойдут лишь тогда, когда увидят, что инженеры «тоже могут быть» успешными, что у них «тоже может быть» престижная и увлекательная работа, достойная лабораторная и производственная база.

Привлекать к лабораторно-иследовательской деятельности нужно как можно раньше – класса с седьмого, «пока еще есть интерес»! В одиннадцатом классе будет уже поздно!

Нужны обновленные и «более ранние» подходы к профориентации. Традиционные же дни открытых дверей, организуемые вузом для старшеклассников буквально накануне окончания ими средней школы, в нынешней ситуации явно запаздывают.

Технической вуз должен стать для профильных школ открытой системой, сделав для профессионально ориентированных старшеклассников доступными занятия в вузовских лабораториях и участие в проектной деятельности.

С целью выявления подходов к составлению профессиограммы современного инженера и перечня необходимых профессиональных компетенций с учетом актуальных реалий производственной практики, нами также был использован качественный метод фокусгруппы, составленной из ведущих преподавателей технических факультетов (институтов) Уральского федерального университета. Исследование заключалось в глубинном групповом интервьюировании целевой аудитории, выступающей в качестве экспертов по проблемам, затрагивающим аспекты: 1) содержательного наполнения учебной программы инженерной подготовки; 2) специфики формирования инженерных команд в так называемой модульной системе, 3) принципиального отличия инженерного образования от технического; 4) необходимости использования системного подхода в качестве принципиально новой идеологии инженерной деятельности; 5) целесообразности перехода технических вузов на проектную форму обучения. Несомненно, что как и в случае с фокус-группой, составленной из школьных учителей-предметников, особую ценность представляло для нас выявленное методом глубинного интервью весьма неравнодушное личностное отношение респондентов к обсуждаемой проблематике, отражающее как существующие настроения внутри профессорскопреподавательского социума, так и конструктивные подходы и предлагаемые решения, исходящие «снизу».

В чем же конкретно современный инженер, по крайней мере, призван, по мнению наших экспертов, отличаться от инженера 20-летней давности? Прежде всего, наличием умения и навыков работы с современными средствами моделирования. Трудно поверить, но всего лишь каких-то 20 лет назад компьютерного моделирования не было вообще: моделирование было исключительно физическим. Прошло совсем немного времени, и сегодняшний инженер, чтобы быть успешным в карьере, должен был в максимально короткие сроки свободно и комплексно овладеть, помимо физического, также и математическим компьютерным моделированием. Иными словами, для современного успешного инженера глубокие знания в области математики превратилась в жизненно необходимую и приоритетную профессиональную компетенцию! Учитывая степень сложности и комплексности задач, стоящих перед современным инженером, мы могли бы выделить две возможные ситуации. Одно дело, когда инженер проектирует что-то, имея некий аналог-образец. И совсем иное дело, когда у инженера попросту нет аналоговых объектов, а есть некие закономерности их работы, фрагменты их описания и т.п. Именно в этом случае техническая задача существенно усложняется, и именно поэтому инженеру необходимо овладеть методологией системного анализа. Более того, данная методология позволяет инженеру, структурируя техническую задачу на взаимосвязанные элементы и наполняя их количественно, привлекать соответствующих компетентных специалистов. Иными словами, использование методологии системного анализа предопределяет и еще одну актуальную инженерную компетенцию, казалось бы, вовсе «нетехническую» – умение взаимодействовать.

Иными словами, времена инженеров-одиночек закончились: появились инженерные команды, которые чаще всего носят непостоянный характер относительно состава ее участников. В зависимости от характера решаемой задачи и от степени включения в задачу смежных содержательных компонентов, в процессе ее решения возникает временный творческий коллектив, который призван эту задачу решить достаточно быстро и достаточно рационально. Начинает утверждаться так называемая модульная структура, при которой каждый специалист превращается в некий функциональный модуль.

Такая целевая установка позволяет, ситуационно подбирая и комбинируя соответствующие модули, каждый раз формировать уникальный временный творческий коллектив под решение конкретной технической задачи. Иными словами, современная производственная организация представляет собою некое облако функциональных модулей, когда потенциальные руководители проектов, вычленяя нужные модули в соответствии с технической задачей, устанавливают между ними взаимосвязи и замыкают их на себя. Таким образом, успех инженерной карьеры зависит сегодня от того, в какой степени комбинаторное техническое мышление сочетается с комбинаторным гуманитарным мышлением, связанным, в том числе, и с глубоким пониманием проблематики психологической совместимости сотрудников.

Какими же качествами должен обладать современный инженер для того, чтобы успешно и мобильно функционировать в принципиально новой – модульной схеме? Конечно же, все зависит от того, в каком инженерном качестве будут реализованы приобретенные в техническом вузе знания и умения, ибо сама модульная структура предусматривает взаимодействие нескольких инженерных типов. Руководитель проекта должен иметь достаточную широту технических знаний, быть хорошо эрудированным в разных предметных областях, иметь гибкий аналитический ум, быть хорошим психологом, быть хорошим экономистом, обладать предпринимательской психологией, быть волевым, требовательным и, одновременно, коммуникабельным.

Генератор идей призван прежде всего выделяться воображением и творческой фантазией. Вместе с тем, генератор технических идей должен конвергентно представлять общую картину мира, включая как мир технический, так и мир социальный («нетехнический»).

Это должна быть широкая эрудиция в разных предметных областях, но на более высоком теоретическом уровне. Более того, генератору необходимо иметь филологические способности для того, чтобы доходчиво, убедительно и структурировано объяснять суть предлагаемых им нововведений: генерация идей в форме визуальных, воображаемых конструкций требует последующей вербализации, способной максимально точно донести технический смысл до исполнителей.

Тип инженера-скептика олицетворяет собой критическое отношение к предлагаемым идеям и обстоятельствам, что позволяет в системной модели решаемой задачи своевременно выявить обратные связи и ограничения, тем самым избегая крупных ошибок. Данный тип должен иметь глубокие теоретические знания в сочетании с необходимой вязкостью мышления - «вниманием к мелочам»: формулам, расчетам, деталям, элементам, показаниям приборов, отклонениям и т.п. Представители данного типа способны скрупулезно проанализировать сложившуюся техническую ситуацию, аргументировано (на фактах) доказывать ее актуальность, детально выявляя «слабые места», подсказывая генераторам идей возможные «точки роста».

Наконец, очередь дошла и до исполнителей. Это технически грамотные узкие специалисты, владеющие, может быть, не столь широкими знаниями в области теории, но в достаточно глубокой степени освоившие на практике узкую специфику своей предметной области.

Такой тип модно назвать техниками, «технарями», «ремесленниками» и т.п. Эти узкие специалисты профессионально решают свою часть задачи, и таких представителей в творческом коллективе должно быть, как правило, несколько. И, конечно же, в весьма большом количестве необходимы обслуживающие специалисты, которые обеспечивают временный творческий коллектив с его конкретной технической задачей сопутствующими знаниями, к примеру, компьютерной поддержкой, экономической поддержкой и т.п. Это специалисты по сопровождению, без помощи которых творческий коллектив не способен выполнить свою миссию. Между тем, специалисты по сопровождению также должны иметь инженернотехническое образование, чтобы, свободно владея соответствующим понятийным аппаратом, быть в «теме» и «в контексте».

Так чем же все-таки инженерное образование отличается от технического? По мнению наших экспертов, инженер имеет помимо технического образования целый ряд дополнительных образовательных компонентов. Инженер – это личность творческая. Это, прежде всего, человек, который способен создавать новое. Между тем, технический специалист – это человек, работающий в технической области, однако ничего принципиально нового не создающий. Технический специалист выполняет обслуживающие функции. И, напротив, инженер, свободно использующий на практике математический понятийный аппарат и системный подход, способен структурировать масштабную техническую задачу по созданию еще не существующего объекта на отдельные процессы-этапы. Иными словами, инженер – это способность создавать системные модели, для того, чтобы впоследствии, обладая комбинаторным мышлением, выбрать наиболее оптимальные способы создания модели количественной, грамотно заполнив системные элементы соответствующими расчетными показателями. Иными словами, инженер способен придать системной модели количественный характер, сочетая в своей интеллектуальной деятельности глубокие теоретические знания математики и системный подход как методологию.

Между тем, далеко не каждый студент технического вуза, по мнению наших экспертов, способен освоить такой системный подход. Наши эксперты выразили весьма скептическое отношение к сложившейся практике, при которой уровень бакалавиата проходят «все и в одном потоке», когда программа подготовки бакалавров «одна на всех». Целесообразным, с точки зрения наших экспертов выглядит разделение бакалавиата на два потока: элитный и прикладной. В первом случае акцент делался бы на классических общеобразовательных и общетехнических дисциплинах, при этом базовый цикл элитного бакалавриата был бы в полтора раза объемнее, нежели у бакалавриата прикладного. Таким образом, элитный бакалавриат ориентировался бы на подготовку будущих конструкторов и исследователей, и в то же время прикладной бакалавриат ориентировался бы на будущих квалифицированных пользователей. Иными словами, выпускники элитного бакалавриата уже в магистратуре становились бы конструкторами и учеными, а выпускники бакалавриата прикладного, если окажутся в магистратуре, становились бы квалифицированными техниками-исполителями либо эффективными производственными менеджерами.

Что же касается методических подходов к подготовке инженерных кадров непосредственно в техническом вузе, наши эксперты высказали положительные аргументы в пользу технологии проектного обучения. По мнению нашей фокус-группы, это наиболее эффективный инновационный тренд в развитии современного инженерного образования. Вовлекая студентов в работу над «образовательным» (в рамках образовательного процесса) и, в определенной степени, учебным проектом, ставится целью предоставить студентам возможность буквально с самого первого курса работать «своей собственной головой» и «своими руками».

Студенты попадают в условия, когда им самим необходимо сформулировать замысел, поставить техническую цель, разработать план, прийти к решению, создать модель, изготовить реальный продукт, усовершенствовав технологию для того, чтобы ею в дальнейшем эффективно управлять. Иными словами, в основе проектного обучения лежит философия полного жизненного цикла любого инженерного продукта, будь то некое изделие или технология. В работе над проектом у студентов интенсивно формируются необходимые инженерные компетенции, а также умение работать в команде с выявлением предпочтительных командных ролей. Более того, на старших курсах студенты смогут выполнять проекты, которые уже реально связаны с конкретным производством. Иными словами, технические задачи под проекты должны приходить непосредственно от работодателя, и старшекурсники будут включаться в проектный процесс «основательно и всерьез».



Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 30 |

Похожие работы:

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В. Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д. Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф., В.И. Дудина, и.о. декана...»

«СЕТЕВАЯ СТРУКТУРА И ИДЕНТИЧНОСТИ В ЛОКАЛЬНОМ СООБЩЕСТВЕ СОЦИОЛОГОВ Автор: М. А. САФОНОВА САФОНОВА Мария Андреевна кандидат социологических наук, сотрудник Центра молодежных исследований НИУ Высшая Школа Экономики (Санкт-Петербург) (E-mail: msafonova@eu.spb.ru). Аннотация. Описаны этапы истории ленинградской/петербургской социологии и структура социальной сети петербургских социологов в настоящее время. Являются ли главным элементом этой структуры научные школы ученых, объединенные...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М. Ковалевского Материалы научно-практической конференции VIII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2013 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В. Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д. Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф., В.Н. Келасьев, зав....»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«Богат Дмитрий Викторович, Полякова Татьяна Анатольевна СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ УПРАВЛЕНИЯ ТРАНСПОРТНОЙ ИНФРАСТРУКТУРОЙ ГОРОДА В РАМКАХ ЕГО ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ В статье представлены результаты социологического исследования, посвящённого проблемам управления транспортной инфраструктурой города Белгорода. Дана оценка уровню развития и определены современные проблемы функционирования транспортной инфраструктуры. Показана роль системы общественного транспорта в повышении эффективности транспортной...»

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ ДАЙКСЕЛЕМ Редакция журнала знакомит своих читателей с членами редакционного совета. Сегодняшний гость — Александр Дайксель. Он является профессором социологии Гамбургского университета, где долгое время возглавлял Институт социологии. Там же им организован отдел по изучению наследия Фердинанда Тенниса, под руководством А. Дайкселя осуществляется издание Полного собрания сочинений Ф. Тенниса. В настоящее время он является...»

«Центр независимых социологических исследований Центр независимых социологических исследований На перепутье: методология, теория и практика ЛГБТ и квир-исследований Санкт-Петербург УДК 304.2 ББК 60.5 Н Книга издана при финансовой поддержке Фонда Розы Люксембург Редактор-составитель: Александр Кондаков Фото на обложке: Наташа Счастнева На перепутье: методология, теория и практика ЛГБТ и квирисследований  : [сборник статей] / Центр независимых социологиН12 ческих исследований ; ред.-сост. А. А....»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Социологические исследования, № 5, Май 2010, C. 51-61 КОНЦЕПЦИЯ МЕЗОУРОВНЯ ПРИМЕНИТЕЛЬНО К РЕГИОНУ Автор: Р. Х. СИМОНЯН 1 мая 2010 исполнилось 75 лет РЕНАЛЬДУ ХИКАРОВИЧУ СИМОНЯНУ доктору социологических наук, руководителю Российско-Балтийского центра Института социологии РАН, профессору Московского института предпринимательства и права, заместителю руководителя Центра североевропейских и балтийских исследований МГИМО (У) МИД РФ, эксперту Комитета по делам Федерации и региональной политике СФ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.