WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 30 |

«СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ БОЛЬШОГО УРАЛА: ТРЕНДЫ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ Материалы юбилейной Всероссийской научно-практической конференции XX Уральские социологические чтения ...»

-- [ Страница 11 ] --

Гражданско-патриотическое и здоровьесберегающее воспитание респонденты оценили в основном на «отлично» (56%) и «хорошо» (37,1%). Нравственное и духовное воспитание в большей степени получило оценку «хорошо» (45,4%), чем «отлично» (42,9%). Среди экспертов 11,8% поставили оценку реализации этого направления «удовлетворительно». Такие составляющие этого направления как формирование у обучающихся ценностных представлений о морали, об основных понятиях этики; формирование у обучающихся набора компетенций, связанных с усвоением ценности многообразия и разнообразия культур, с понятиями свободы совести и вероисповедания и др. в целом реализуются, однако требуют совершенствования дальнейшей работы в этом направлении.

Соотношение оценок такого направления как социокультурное и медиакультурное воспитание («хорошо» 60,5%, «отлично» 30,3%), формирующего у обучающихся общеобразовательных учреждений представление о таких понятиях как «толерантность», «миролюбие», «гражданское согласие», «социальное партнерство», несколько иное со значительным перевесом в сторону «хорошо», имеются неудовлетворительные оценки, что говорит о том, что в этом направлении можно сделать гораздо больше по сравнению с тем, что имеется в реальности. Формирование коммуникативной культуры в образовательной среде респонденты оценили как хорошее (52,1%) («отлично» 35,3%), однако имеется 12,6% удовлетворительных оценок, что говорит о том, что представители учебных заведений хотели бы видеть формирование у обучающихся дополнительных навыков коммуникации, включая межличностную и межкультурную виды коммуникаций. Несмотря на то, что воспитание семейных ценностей получило доминирующую оценку «хорошо» (56,3%) («отлично» 30,3%), также имеется 10,9% оценок «удовлетворительно». Однако по сравнению с предыдущим направлением, процент увеличивается из-за оценок «неудовлетворительно» (2,5%). Следует отметить наличие некоторой обеспокоенности работников системы образования недостаточным формированием у обучающихся ценностных представлений об институте семьи, о семейных ценностях, традициях, культуре семейной жизни; формированием у обучающихся знаний в сфере этики и психологии семейных отношений, что порой отмечалось в открытых позициях ответов на вопросы анкеты. Ещё больший процент удовлетворительных оценок (13,6%) получило такое направление как «правовое воспитание и культура безопасности».

Несмотря на тот факт, что оно также было оценено как хорошее («хорошо» 48,3%, «отлично» 38,1%), респонденты считают, что формирования у обучающихся правовой культуры, представлений об основных правах и обязанностях, о принципах демократии, об уважении к правам человека и свободе личности, формирование электоральной культуры; развитие навыков безопасности и формирования безопасной среды в учебном заведении, в быту, на отдыхе должно развиваться более интенсивно.

Среди направлений-аутсайдеров выделились интеллектуальное воспитание и экологическое воспитание. Они получили меньше всех отличных оценок (21,8% и 21,2% соответственно). И если интеллектуальное воспитание оценили на 62,2% как хорошее, то экологическое только лишь на 45,8%. Если удовлетворительно интеллектуальное воспитание оценивали 14,3% респондентов, то экологическое – 30,5%. Имеются неудовлетворительные оценки по 2% и 2,6% соответственно.

Необходимо уделять особое внимание формированию условий для развития опыта многомерного взаимодействия учащихся общеобразовательных учреждений в процессах, направленных на сохранение окружающей среды; формированию ответственного и компетентного отношения к результатам производственной и непроизводственной деятельности человека, затрагивающей и изменяющей экологическую ситуацию на локальном и глобальном уровнях; формирование экологической культуры, навыков безопасного поведения в природной и техногенной среде; формирование ценностного отношения к природе, к окружающей среде, бережного отношения к освоению природных ресурсов региона, страны, планеты.

В образовательных учреждениях чаще всего осуществляется социологический мониторинг выявления ценностных ориентаций молодёжи (40,8%) и социально-психологический мониторинг личностного состояния учащейся молодёжи (33,3%). Гораздо реже можно говорить о деятельности службы социально-психологической поддержки (11,7%) и мониторинге формальной и неформальной микросреды общения студенческой молодёжи (10,8%). Практически нет упоминаний о деятельности научно-методического центра по разработке проблем воспитания студенческой молодёжи и организации школы лидерства.

В основу критериев отбора методики организации воспитательной работы в учебных заведениях, по мнению опрошенных педагогов, заложен такой показатель как результативность воспитательной работы (47,5%). 21,7% выбрали уклончивый вариант «используется множество методик, и для каждой есть свои критерии». 12,5% указали на такой критерий отбора как «адекватность специфике учебного заведения», а 10% выбрали вариант ответа «отбора не было, всё выполняется на основе инструктивных документов, положений». В ходе ответов на поставленный открытый вопрос об использовании современных методик воспитательной работы было выявлено, что в основном в образовательных учреждениях имеют слабое представление о них. Практически не различимы в ответах понятия «методика», «методы», «формы», «технология». Возникает насущная необходимость в дополнительных обучающих семинарах специалистов по воспитательной работе.

Методическая работа рассматривается не как комплекс мероприятий оформленных в виде программ и отчётных документов, а как отбор и селекция наиболее адекватных подходов с учётом контингента обучаемых и специфики социального окружения. В этом случае необходимо соблюдать следующие принципы: а) информационной открытости; б) профессионализма воспитателей; в) отлаженной работы по целеполаганию. Следует осуществлять регулярный обмен опытом между учебными заведениями, проведение единых курсов повышения квалификации для педагогов, воспитателей и администраций учебных заведений, мониторинговые исследования независимыми службами, привлечение к воспитательной работе потенциальных работодателей (с соответствующим финансово-экономическим сопровождением). Так или иначе, но высказанные экспертами предложения касаются лишь фрагментарных актов воспитательной работы, т.е. попыткой через количество проводимых акций увеличить число «вовлечённых в процесс» обучаемых, когда речь должна идти о системном и непрерывном воздействии на сознание обучаемого в каждый момент его жизни.

Стратегия развития воспитательной работы должна строиться с учётом современных позитивных тенденций и требований времени, сложившихся условий – модернизации системы высшего профессионального образования Российской Федерации, с одной стороны, в сочетании с принципом преемственности и сохранения ранее достигнутого – с другой.

Проблема обучения детей с ограниченными возможностями здоровья становится актуальной в связи со значительным увеличением численности данной группы в обществе с одной стороны, а с другой, появляющимися новыми возможностями для их адаптации в обществе. Как социальная группа в обществе дети с ограниченными возможностями здоровья нуждаются, главным образом, в создании реальных условий для получения качественного образования.

В учебном процессе развитие одарённого учащегося следует рассматривать как развитие его внутреннего деятельностного потенциала, способности быть автором, творцом, активным созидателем своей жизни. Для этого необходимы кардинально новые технологии в образовании.

При ответе на вопрос «Как изменилась, по-Вашему мнению, динамика склонности к негативным формам поведения среди современной молодёжи за последние 5 лет?» мнения педагогов разделились. 36,7% ответили, что «в целом стало меньше обучающихся из группы риска» и 29,2% за то, что «в целом стало больше обучающихся, которых можно отнести к группе риска». Однако в сумме позиции «в целом стало больше обучающихся, которых можно отнести к группе риска» (29,2%) и «стало больше обучающихся со склонностью к негативным формам поведения среди здоровых молодых людей» (34,2%) составили 63,4%. В то время как сумма по позициям «в целом стало меньше обучающихся из группы риска»

(36,7%) и «стало меньше обучающихся со склонностью к негативным формам поведения среди здоровых молодых людей» (5,8%) составила всего лишь 42,5%. Отсюда следует неутешительный вывод об увеличении склонности молодых людей к девиантным формам поведения.

Следует отметить положительный момент, что руководство учебных заведений старается отслеживать дальнейшую судьбу обучающихся из числа особых категорий. 66,7% педагогов указали на то, что это делается в обязательном порядке и 15% отметили, что это делается время от времени.

Профессиональная ориентация, профессиональное образование, трудоустройство и трудовая адаптация молодых специалистов – это составляющие профессионального самоопределения учащейся молодёжи. Нужны серьёзные направленные усилия для их развития, что, в конечном счёте, приведёт к повышению эффективности использования трудового потенциала российского общества и развитию народного хозяйства. Удачный старт на рынке труда – ключевое условие, которое определяет успешность самоопределения и самореализации, участие молодёжи в жизни общества и её влияние на общественное развитие.

На вопрос «Имеется ли в Вашем учебном заведении комплексная программа профессионального самоопределения обучаемых?» больше половины опрошенных педагогов ответили, что «такой программы нет, но отдельные виды работ выполняются» (54,2%). Только 19,2% отметили, что такая программа имеется и используется на младших курсах и 14,2% указали, что такая программа имеется и используется на старших курсах.

В ответ на просьбу оценить результативность программ взаимодействия учебных заведений с реальным сектором экономики (предприятиями и организациями) педагоги достаточно высоко оценили прохождение студентами производственной практики («отлично»

83%, «хорошо» 32%, «удовлетворительно» 3%). Проведение учебных занятий практическими работниками реального сектора производства эксперты оценили в основном на «хорошо» (47%) (при 10% оценок «удовлетворительно»). Несколько хуже оценка трудоустройства выпускников на основе предварительно заключённых договоров (20,4% удовлетворительных оценок). В направлении привлечения студентов к научно-исследовательской работе на предприятиях реального сектора экономики и особенно и привлечения работников реального сектора экономики в качестве кураторов групп предстоит активно работать.

Для повышения эффективности профориентационной работы, опираясь на мнения экспертов, рекомендуется предпринять следующие шаги.

1. Создание с последующим финансированием дополнительных программ развития обучаемых со стороны работодателей.

2. Стимулирование участия обучающихся в творческих и научных проектах с вовлечением в научно-исследовательскую и опытно-конструкторскую работу (НИОКР) предприятий, с выполнением реально финансируемых заказов со стороны потенциальных работодателей.

3. Повышение качества прохождения производственной практики на предприятиях и расширение возможностей обучаемых для ротации внутри предприятия.

4. Привлечение работодателей к проведению занятий в учебном заведении, в частности – проведению различных конкурсов, в том числе и конкурсов профессионального мастерства, мастер-классов, олимпиад, выпускных квалификационных экзаменов.

Проведённое исследование позволило выделить и другие проблемы.

Во-первых, отсутствие единой воспитательной концепции, что предполагает не только разнообразие методов воспитания, но и определённым образом хаотично подобранный инструментарий воздействия на личность обучаемого.

Во-вторых, как результат первого вывода – стремление сугубо формального выполнения должностных обязанностей в условиях отсутствия заинтересованности воспитателей.

В-третьих, несистемное представление о развитии воспитательной работы, стремление «разложить ответственность» за качество воспитания по нескольким субъектам (например, родители, работодатели, государство).

В-четвертых, неоднозначное восприятие экспертами – специалистами учебных заведений инноваций в сфере воспитательной работы, поскольку у них присутствуют ожидания по увеличению объёмов воспитательной работы, введению новых показателей, выставленных в качестве плановых заданий и т.п.

В-пятых, отсутствие конкретного «социального заказа» учебным заведениям со стороны администрации города (области) по воспитательному процессу, который, судя по всему, воспринимается неоднозначно. В результате чего границы работы не очерчены, цели определяются только по основным значениям, нарушаются социальные и профессиональные связи целей и интересов «бизнес образовательное учреждение государство».

Тем не менее, ситуация не является критической, поскольку отражает типичные для российской действительности тенденции «поиска позитивных ориентиров» в условиях неопределённости развития и высокой степени риска.

УДК 330.16

–  –  –

АННОТАЦИЯ. В статье рассматриваются понятия «шопинг», «мегаполис», дается авторская трактовка понятия «шопинг». Исследование проведено в Екатеринбурге осенью 2013 г.. Методами сбора первичной информации выступали анкетный опрос и глубинное интервью. Было опрошено 550 человек в возрасте 18 лет и старше, занимающихся шопингом, на основе стихийной выборки, проведено15 глубинных интервью с жителями Екатеринбурга, активно занимающихся шопингом. Автор делает вывод о гендерном характере шопинга;

некотором снижении остроты социальной напряженности и психологическом нивелировании резкой имущественной и социальной дифференциации современного российского общества за счет занятия шопингом и пр.

ABSTRACT. The article presents theoretical analyses of the notions «shopping», «megapolis». The research was conducted in Ekaterinburg in autumn 2013. The research methodology combines qualitative and quantitative methods. Methods of research are questionnaire and depth interview. Sample consists of 550 respondents. Functions of shopping are considered. The author concludes that shopping realizes the following functions: utilitarian, hedonistic, compensatory, communication, relaxation, self-fulfilling and status. Shopping reduces acuteness of the social and psychological tension, reduces sharp property and social differentiation of modern Russian Ключевые слова: шопинг, функции шопинга, мегаполис.

Keywords: shopping, functions of shopping, megapolis Современная российская культура все больше тяготеет к консюмеризму потребительству. Это связано с тем, что массовое производство втягивает в потребление не только высшие слои населения, но и почти абсолютное большинство населения, при этом индивидуальное потребление ставит задачу не только удовлетворить физические потребности личности, но и способствовать формированию ее статуса. Сегодня существенные изменения происходят и в организации торговли и сферы обслуживания мегаполиса: торговые центры, молы и супермаркеты становятся местами не только покупки вещи, но и местами проведения досуга. Шопинг начинает занимать ведущее положение в структуре досуга населения мегаполиса. Тем не менее, тема шопинга является относительно мало разработанной в отечественной социологии. Только в конце ХХ – начале ХХI вв. стали появляться социологические работы, в которых анализируется проблема шопинга. Чаще всего они имеют маркетинговый и чисто прикладной характер.

Рамки статьи не позволяют рассмотреть все имеющиеся подходы к рассмотрению понятия «щопинг», остановимся лишь на некоторых из них.

В современной научной литературе достаточно сложно определиться с понятием «шопинг». Так, исследователь Р. Боулби различает два вида шопинга [5, с. 93]. Первый вид – «doing shopping», то есть процесс совершения покупок, когда при необходимости приобретения какой-либо вещи, посещают магазины. Второй – «going shopping» как прогулка по магазину без конкретной цели; в этом случае, шопинг понимается как способ проведения досуга и источник удовольствия, вид общения и игры. Таким образом, во втором случае шопинг реализует свою гедонистическую, досуговую и игровую функции.

Стоит отметить, что на Западе проводились исследования, в которых шопинг чаще всего рассматривается как один из видов потребительского поведения, и предпринимается попытка создания типологии потребителей, но с учетом специфики западных обществ [1, с.52-67]. Часто под «шопингом» понимается не просто покупка товаров, а весь комплекс, включающий также и попутные развлечения (рестораны, кафе, кино и пр.) [6, 7]. Таким образом, в данном определении выделяется не только утилитарная функция шопинга, но он рассматривается как один из видов проведения досуга, который состоит в посещении развлекательных мест, что означает совмещение отдыха с покупками.

В отечественной социологии изучением шопинга активно занимается В. И. Ильин.

По его мнению, шопинг [2, с.76] обозначает не только традиционный процесс выбора товара, но и посещение торговых центров как музеев современной культуры, храмов. Также шопинг понимается им как форма досуга и как инструмент конструирования идентичности. Действительно, зачастую для посетителей торговых центров интересен не сам процесс выбора товаров. Для них становится важен факт погружения в мир красивых вещей. Проводя время в торговых центрах, люди начинают причислять себя к определенной группе и соглашаются с ее идеологией. В данном случае, этой группой являются шопоголики, которые зависимы от занятий шопингом. Шопинг многими исследователями рассматривается и как форма потребительского поведения личности. Как отмечают Е. Немкова и А. Рыс, «Шопинг – это вид потребительского поведения, при котором человек имеет возможность индивидуального выбора при принятии решения о покупке» [3]. Таким образом, данными авторами делается акцент на потребительской сущности шопинга. Мы понимаем шопинг как времяпрепровождение личности в свободное время, включающее весь комплекс услуг, начиная от принятия решения о покупке товара до развлечения, сопутствующему этому процессу.

Рассмотрев понятие « шопинг», определимся с понятием «мегаполис». В работе мы не фиксируем внимание на административно-территориальных характеристиках города, а понимаем мегаполис как крупный город, характеризующийся высокой динамичностью развития, большой концентрацией населения, развитой инфраструктурой, и реализующий экономические и социокультурные функции.

Мегаполис обладает специфическими чертами:

высокой плотностью населения, широкой сетью коммерческих структур, которые активно навязывают образцы потребительского поведения (PR-компании), спецификой организации городской инфраструктуры и системы коммуникаций. Высокая плотность населения обуславливает интенсивный характер интеракций людей. Доминирующими становятся коммерческие отношения во многих сферах жизни мегаполиса (бытовое обслуживание, процесс производства и т.д.), которые определяются деловой насыщенностью мегаполиса.

Как отмечал М. Вебер, город является городом потребителей (Konsumentenstadt) [4, c.131 - 134 ]. Он существует и функционирует посредством удовлетворения потребностей населения. Получение дохода и потребительское поведение обуславливаются развитой инфраструктурой мегаполиса. В мегаполисе наблюдается концентрация разнообразных объектов потребительского рынка, которая ограничена одной территорией. Развитие потребительского рынка и сферы услуг способствуют модификации социальных отношений в мегаполисе. В современном обществе потребность в досуге является одним из важнейших потребностей человека. В мегаполисах остро ощущается недостаток времени на восполнение духовных и физических затрат, получаемых на работе. Этот недостаток оптимальным образом восполняется деятельностью индустрии досуга.

Развитая индустрия досуга способствует эффективному отдыху человека и решает разнообразные задачи (создание хорошего настроения, культурное развитие, образование и т. д.), и, следовательно, создает возможность выбора среди разнообразных форм проведения досуга. Как мы отмечали выше, торговые центры являются местами проведения досуга и развлечений, удобными для занятий шопингом. Кроме бутиков и магазинов, в них имеются кинотеатры, кафе и рестораны и т.д. Все это способствует совместить отдых с покупками.

Данный торговый формат побуждает людей к активному потреблению.

В рамках исследования нами была эмпирически изучена проблема, чем является шопинг для населения современного российского мегаполиса, и каковы его функции. Исследование1 было проведено в Екатеринбурге в ноябре-декабре 2013 г.

–  –  –

Рис. 1. Чем для Вас является шопинг?

Сумма превышает 100%, поскольку один опрошенный мог дать несколько ответов одновременно.

Исследование зафиксировало: большинство респондентов (87%) занимаются шопингом в целях покупки вещей. В этом случае шопинг выполняет утилитарную, то есть практиМетодами сбора первичной информации выступали анкетный опрос и глубинное интервью. Было опрошено 550 человек в возрасте 18 лет и старше, занимающихся шопингом, на основе стихийной выборки. Также было проведено15 глубинных интервью с жителями г. Екатеринбурга, активно занимающихся шопингом.

ческую функцию. Эти люди занимаются шопингом по мере необходимости. Среди них более половины респондентов (58%) во время шопинга занимаются непосредственно поиском товаров, при этом идет также знакомство покупателя с новыми тенденциями, и это не предполагает приобретение товара. «Для меня шопинг не является формой полноценного досуга.

В первую очередь, это поиск товаров и покупка вещей, вызванные естественной необходимостью обновить гардероб, приобрести аксессуары и другие вещи» (Евгения, 23 года).

Для 35% респондентов шопинг реализует гедонистическую потребность, то есть респонденты испытывают удовольствие от занятий шопингом, проводя, таким образом, свой досуг «Многие думают, что шопинг – это обязательно покупка вещи. Вовсе не так. Для меня шопинг – это поход в «Мегу» или «Гринвич». Мы часто это делаем с подругой. Ходим в кино, заходим в бутики, прицениваемся, даже мерием вещи, что-то покупаем…» (Алена, 32 года). Почти четверть (24%) опрошенных посредством шопинга получают психологическую разгрузку. Это особенно актуально в условиях мегаполиса, поскольку его жители постоянно находятся в состоянии стресса из-за бешенного ритма жизни, и они испытывают потребность в отдыхе. Процесс шопинга способствует принятию решения о возможных покупках (22%).

Он создает возможность пройтись по магазинам и бутикам, расположенным в торговом центре, осмотреть все предлагаемые на продажу товары, сравнить цены, и, наконец, выбрать подходящий вариант: «иногда просто захожу в ТЦ по пути домой и смотрю одежду без намерения совершать покупку, зато я могу прицениться к будущей покупке, и уж потом, взвесив все «за» и «против», точно решить, брать или не брать мне данную вещь» (Евгения, 23 года). Для части респондентов (19%) шопинг дает возможность покупателю развлечься, способствует отвлечению от будничной рутины: «Безусловно! Шопинг расслабляет, шопинг отвлекает от будничной рутины» (Ксения, 20 лет). Шопинг в данном случае выступает средством отвлечения от повседневных дел и забот. Для 15% респондентов шопинг является одним из способов коммуникации, то есть многие люди, не имея возможности общения на работе или где-либо, стремятся расширить свой круг контактов при посещении магазинов.

Лишь для немногих шопинг является физической разрядкой, пребыванием в кругу равных себе и творчеством. Шопинг выступает одним из способов физической разрядки, то есть прогулка по магазинам нередко является формой разминки для людей, чья повседневная жизнь не отличается физической активностью. Пребывание в кругу равных означает взаимодействие людей со схожим кругом интересов для обмена информации и впечатлений друг с другом, либо взаимодействие людей, имеющих как фактически равный, так и мнимый равный социальный статус «Когда я занимаюсь шопингом, то я вижу таких же, как я. Это здорово! Здесь я равна себе и равна другим! Мы с девчонками часами можем ходить по Меге или Гринвичу. Иногда что-нибудь и купишь, зайдешь в кафе, сходишь в кино…» «Ксения, 20 лет». Посредством шопинга ряд респондентов самореализуются как творческие люди. Покупая вещи, они стремятся выразить себя через них, наделяя их вдохновляющим свойством.

Исследование зафиксировало гендерный характер шопинга: большинство женщин получают удовольствие от занятия шопингом, а большинство мужчин – нет.

Для женщин шопинг, безусловно, - многочасовой ритуал, который помогает возместить недостаток положительных эмоций, в то время как на психику мужчин ложится тяжелым бременем, поэтому они часто стремятся, быстро купив товар, покинуть магазин:

Таблица 1 Влияние пола респондента на наличие удовлетворенности, получаемой от занятия шопингом (в % от числа опрошенных) Пол Наличие удовлетворенности, получаемой от занятия шопингом

Да Нет З/о Итого:

Мужской 27,6 63,8 8,6 100,0 Женский 71,1 22,5 6,3 100,0 В целом: 58,5 34,5 7,0 100,0 * Коэффициент Крамера [0..1]: 0,428, вероятность ошибки: 0,10% Мужчины склонны воспринимать шопинг как «функциональную» деятельность, направленную на покупку необходимых вещей, для них шопинг выполняет в большей мере утилитарную функцию. Женщины рассматривают его как досуговую деятельность, связанную с удовлетворением потребностей и желаний. Для женщин шопинг выполняет чаще всего гедонистическую функцию. Возможно, это связано со стереотипными представлениями о гендерных ролях, в соответствии с которыми у мужчин и женщин складывается неодинаковое отношение к занятиям шопингом. Женщины позитивно относятся к шопингу, поскольку шопинг подтверждает их гендерную идентичность, в то время как мужчины негативно реагируют на шопинг, потому как шопинг делает их более «женственными», ставя их мужественность под вопрос « Шопинг – это удел женщин. Они могут позволить часами стоять у зеркала, проводить время в магазинах и парикмахерских…. Мужчина должен заниматься делом. (Алексей, 34 года).

Результаты исследования показали, что более половины респондентов (63%) получают удовольствие от занятия шопингом. Чаще всего скидки и акции (58%), то есть возможность сэкономить, способствуют также появлению хорошего настроения. Некоторые респонденты испытывают радость от приобретения новой вещи, наслаждаются самим процессом покупки. (54%): «новые вещи поднимают настроение» (Анна, 35 лет); «я испытываю удовольствие от новой, красивой вещи, которая мне нравится, поэтому можно сказать, что шопинг становится и способом поднять настроение, порадовать себя» (Евгения, 23 года).

Хорошее качество обслуживания (16%) также способствует удовлетворению респондентов от занятия шопингом.

Однако, 34% респондентов не испытывают удовлетворения от занятия шопингом. Потому как они эмоционально и физически устают от шопинга (17%), их раздражает суета (15%) и большое количество посетителей магазинов (10%). Также они считают, что из-за шопинга теряют много времени (5%). Тем не менее, занятия шопингом им приходится совершать по мере необходимости: «Занимаюсь шопингом по необходимости – сезонная покупка одежды, замена старой одежды и т.д.» (Марина, 39 лет).

Таким образом, шопинг для большинства жителей мегаполиса доставляет удовольствие, потому что он помогает избавиться от стресса. Посредством покупок человек пытается сгладить негативное воздействие на себя различных факторов. При этом фактор престижа играет значительную роль. Возможность обладания модной вещью доставляет огромное удовольствие для людей, занимающихся шопингом. Также развлекательные зоны торговых центров (кафе, бары, рестораны, кинозалы, комнаты для детей и т. д.) способствуют полноценному отдыху покупателей, вследствие чего их привлекает шопинг.

Но иногда люди испытывают стресс и разочарования от занятия шопингом. У многих на занятие шопингом уходит много времени и сил. В торговых центрах и магазинах нередко продавцы грубят и не уделяют должного внимания к покупателям. В то время как покупателю хочется, чтобы ему уделяли должное внимание и уважение. Таким образом, он повышает свою самооценку, особенно когда не хватает подобных ситуаций в повседневной жизни. Исследование показало, что в среднем респонденты занимаются шопингом от 1 до 2 раз в месяц, при этом они тратят от 2001 до 5000 рублей. На момент опроса в среднем респонденты занимались шопингом последний раз неделю назад. Таким образом, шопинг в жизни населения мегаполиса занимает достаточно крепкие позиции. Они посвящают ему достаточно много времени и денег.

В исследовании нас интересовал вопрос о том, с кем чаще всего респонденты занимаются шопингом. Результаты показали, что респонденты преимущественно занимаются шопингом вместе с другом или подругой (37%), приятно проводя время и советуя друг другу что-нибудь купить. Тем самым реализуется коммуникативная функция шопинга, если у данного человека мало возможностей для общения. На втором месте стоит семейный шопинг (30%). Менее популярен индивидуальный шопинг (27%). Таким образом, консультация друга (подруги) является одной из важнейших составляющих при занятии шопингом, на которую полагаются респонденты. Это говорит о существенном влиянии на занятия шопингом такого фактора как референтная группа.

Результаты исследования показали, что занятия шопингом населения современного российского мегаполиса способствует реализации следующих его функций: утилитарной, гедонистической, компенсаторной, коммуникативной, релаксационной, самореализующей и статусной. Таким образом, шопинг становится не только формой потребительского поведения населения мегаполиса, но и своеобразным стилем жизни, сферой проведения досуга. При занятии шопингом речь идет не только и не столько об удовлетворении насущных потребностей, без которых не может существовать человек. Существенное время отводится человеком на то, что окружает само действие потребителя: изучение ассортимента товаров, поиск информации о товаре в Интернете, собственно покупка. Параллельно с этим наблюдается увеличение времени населения на действия, сопутствующие покупке товара - походы в кино, кафе и пр., то есть на проведение досуга.

Исследование выявило ряд тенденций развития шопинга в мегаполисе:

шопинг имеет гендерный характер. В большей мере (до 80%) им занимаются женщины;

шопинг становится для части населения досугом;

за счет занятия шопингом происходит некоторое снижение остроты социальной напряженности и психологическое нивелирование резкой имущественной и социальной дифференциации современного российского общества;

возможность формировании у части населения мегаполиса «шопинговой зависимости», что приводит к трансформации личности.

Список литературы:

1. Бурстин Д. Сообщества потребления [Текст ] \Бурстин Д.// Thesis.1993, № 3, С. 52-67

2. Ильин В. И. Потребление как дискурс: Учебное пособие. [Текст] \ Ильин В.И. СПб.:

Интерсоцис, 2008. 362 с.

3. Немкова Е., Рыс А. и др. «Шопинг: как люди делают это?»: [Электрон. ресурс] – URL:

http://www.hse.ru/data/005/979/1224/shopping_21.11.doc (дата обращения: 08.02.2014)

4. Туров И.С. Городской образ жизни. Теоретический аспект //Социс. 1995. № 1. С. 131–148.

5. Bowlby R. Supermarket Futuers// The Shopping Experience\ ed. By P. Falk, C Cambel [ Text] \ Bowlby R..L.; Sage, 1997. p. 92- 110.

6. Life-style shopping. The subject of consumption. L.: Routledge.1992, p.423.

7. Miller D. The dialectic of shopping. [Text] \ Miller D. Chicago.,Il.: Institute of Chicago Press, 2001, p.285.

УДК 316.73:316.613-057.875 (470.5)

–  –  –

АННОТАЦИЯ – Данная публикация носит научно-исследовательскую, практическую направленность. В ней раскрываются особенности отношения студенческой молодежи к новшествам и экстремизму в культуре, полученные путем социологического исследования.

ABSTRACT – This publication is a scientific research, practical orientation. It reveals the attitudes of students to innovate and extremism in the culture obtained by sociological research.

Ключевые слова: экстремизм; социокультурные нормы; социокультурная среда; социокультурный подход.

Keywords: extremism; socio-cultural norms; socio-cultural environment; social and cultural approach.

Экстремизм – это сложное и многогранное явление, исследуемое несколькими смежными научными дисциплинами, цель которых найти причинно-следственную связь, обуславливающую его возникновение как феномена, классифицировать формы проявления данного феномена в жизнедеятельности человека и общества, в культуре. В связи с данным обстоятельством экстремизм как научная категория имеет целый ряд трактовок. Изучение феномена экстремизма и его проявлений в социокультурной среде основывается на анализе природы и сущности экстремального сознания в социокультурной среде, в окружении которой формируется личность человека в рамках процесса социализации.

Специфические особенности экстремизма как социокультурного явления можно выявить, применив принципы социокультурного подхода. В рамках данной постановки проблемы наиболее всего применим социокультурный подход, принципы которого разработаны отечественным ученым П. Сорокина и его последователем Н. И. Лапиным.

Указанные П. Сорокиным положения социокультурного подхода могут быть также применены в рамках анализа экстремизма как социокультурного явления. Если быть солидарным с научной позицией Н. И. Лапина, то основная специфика социокультурного подхода состоит в том, что он интегрирует три измерения человеческого бытия: человека в его соотношении с обществом; характер культуры; тип социальности. Многомерность человека и истории получает здесь воплощение в методологической интеграции трех специфических форм (способов, измерений) человеческого бытия. При такой специфике социокультурный подход не противостоит иным подходам, а дополняет их [1, 4].

В рамках использования социокультурного подхода для анализа свойств и особенностей проявления экстремизма как социокультурного явления важно опираться на несколько положений, которые конкретизируют данный социокультурный подход, помогают доказать, что экстремизм является также социокультурным явлением, возникающим в периоды трансформации социокультурного пространства, норм и ценностей, преобладающих в данном пространстве. Особенно значимы выводы Н. И. Лапина, что социокультурный подход можно конкретизировать в виде нескольких принципов, помогающих сформировать представление об обществе как целостной социокультурной системе и четче осмыслить проблемы социокультурной трансформации.[1, 5]. Указанные Н.

И. Лапиным принципы социокультурного подхода, на наш взгляд, наиболее применимы к анализу экстремизма как социокультурного явления.

Экстремизм как социокультурное явление, то есть экстремизм в культуре – это специфический вид деятельности индивидуума или социальной группы, являющийся крайним, антагонистическим, агрессивным по отношению к господствующим нормам и правилам, зарождающийся в процессе развития социокультурной системы, он разнонаправленно отражает процесс развития культуры, как в сторону эволюции, так и в сторону деградации. Направление зависит от того, какую роль играют девиация и экстремизм в рамках динамики норм социокультурного пространства. Если нормы выходят на новый уровень развития в результате воздействия на них экстремистских установок, то можно говорить о прогрессе. Если же нормы утрачивают свои функции, а на смену им приходят другие нормы, которые до этого считались девиацией или даже экстремизмом, то можно говорить о регрессе данных норм и установлении новых норм, отличных от предыдущих.

Естественно, сопротивляемость норм зависит от числа их приверженцев, которые соблюдают их неукоснительно, или стараются их придерживаться, когда позволяют обстоятельства. Чтобы нормы в обществе сохранили свой статус, необходимо, чтобы большинство молодого поколения их соблюдало и могло бы передать данные нормы своим потомкам.

Важно и само понимание молодыми людьми «социокультурного экстремизма» или «экстремизма в культуре»

Был проведен социологический опрос студенческой молодежи высших учебных заведений города Екатеринбурга, позволивший выявить отношение респондентов, как к существующим нормам, так и к различным проявлениям экстремизма1.

В рамках исследования объективных особенностей взаимодействия экстремизма и нормы в социокультурном пространстве для подтверждения научной гипотезы о сценариях взаимодействия экстремизма и нормы, о разнонаправленности экстремизма и нормы в социокультурном пространстве результаты исследования рассматривались в разных ракурсах:

1. Понимание респондентами феномена экстремизма в культуре;

2. Отношение респондентов к феномену экстремизма в культуре;

3. Отношение респондентов к господствующим нормам в культуре.

Различное сочетание указанных параметров даёт возможность определить, какие из типов взаимодействия экстремизма и нормы преобладают в данный момент в социокультурном пространстве. Выделенные девять основных групп (исходя из отношения респондентов к соблюдению господствующих норм и проявлениям экстремизма в культуре) можно объединить в пять сообществ.

В рамках каждого из сообществ реализуется свой тип взаимодействия экстремизма и нормы, и чем в процентном соотношении такое сообщество больше по отношению к другим сообществам, тем более доминантное положение занимает тот или иной тип взаимодействия экстремизма и нормы:

Первое сообщество: в его рамках экстремизм и норма соперничают, при этом экстремистские нормы пытаются вытеснить господствующие, общепринятые нормы на периферию социокультурного пространства, но в итоге общепринятые нормы сохраняют свое господствующее положение.

Второе сообщество: в его рамках экстремизм и норма соперничают, при этом экстремистские нормы пытаются вытеснить господствующие, общепринятые нормы на периферию социокультурного пространства, в итоге общепринятые нормы утрачивают свое господствующее положение и вытесняются на периферию социокультурного пространства экстремистскими нормами. Что было «экстремизмом» становится нормой, а устаревшая норма становится «экстремизмом».

Третье сообщество: в его рамках экстремизм и норма соперничают, при этом экстремистские нормы пытаются вытеснить господствующие, общепринятые нормы на периферию социокультурного пространства, в итоге общепринятые нормы радикализуются, создавая «контр экстремизм», направленный против деструктивного воздействия экстремистских норм на господствующие, общепринятые нормы.

Четвертое сообщество: в его рамках экстремизм и норма сосуществуют параллельно в рамках различных субкультур, которые при этом также могут быть экстремистскими по отношению друг и другу.

Пятое сообщество: в его рамках экстремизм способствует позитивной модернизации нормы.

В итоге по результатам исследования были сделаны следующие выводы:

Преобладание первого сообщества (1 курс – 57 %, 3 курс – 52%) позволяет говорить, что социокультурная среда студенческой молодежи города Екатеринбурга является достаБыли опрошены студенты 1-го и 3-го курсов, данная выборка респондентов связана с разной степенью их социализации. Всего в опросе участвовало 600 человек, 300 человек – студентов 1-го курса, 300 человек – 3-го курса, четырех различных профилей обучения: технический, естественнонаучный, гуманитарный, социальноэкономический (по 150 человек по каждому из профилей обучения).

точно стабильной, а существующие господствующие общепринятые нормы достаточно эффективно противостоят экстремистским тенденциям в социокультурной среде.

Достаточно большой сегмент четвертого сообщества (1 курс – 16%, 3 курс – 25%) характеризует социокультурную среду студенческой молодежи города Екатеринбурге как обладающей достаточной степенью толерантности к различным нормам и ценностям, даже если указанные нормы и ценности вступают в противоречия друг и другом.

Одновременно наличие сегмента второго сообщества (1 курс –11%, 3 курс – 11%) свидетельствует о том, что часть респондентов (каждый девятый), находящихся в общем социокультурном пространстве одновременно кардинально противопоставляет себя остальной части студенческой молодежи города, их ценностным ориентациям, не хочет придерживаться общепринятых норм и правил.

Несколько меньше представителей третьего сообщества (1 курс – 10%, 3 курс – 6%).

Они, находясь в общем социокультурном пространстве, готовы защищать, в том числе и радикальными методами, господствующее положение существующих норм и правил. Как правило, реализация таких отношений возникает как ответная реакция на деструктивное воздействие экстремизма на господствующие нормы и правила.

Еще меньше (1 курс – 6%, 3 курс – 6%) респондентов, которые находясь в общем социокультурном пространстве, воспринимают экстремистские тенденции в культуре как позитивные изменения, способствующие модернизации существующих норм и правил, нивелируя процесс их устаревания. Они готовы позитивно воспринимать крайние, экстремистские изменения в культуре, считая их инновационными изменениями, выводящими культуру на новый уровень, и тем самым положительно преобразующими социокультурную среду.

Указанное распределение типов взаимоотношений нормы и экстремизма характерно для социокультурной среды, которая находится в достаточно стабильном состоянии, но при этом различные экстремистские тенденции в культуре имеют место, но не оказывают сколько-нибудь существенного влияния на господствующие нормы и правила.

Список литературы:

1. Н.И. Лапин. Социокультурный подход и социетально-функциональные структуры, 2000 [Электронный ресурс] Режим доступа: http://ecsocman.hse.ru/data/020/174/1217/001.LAPIN.pdf УДК 316.74:37-051(470)

–  –  –

АННОТАЦИЯ – Дается определение учительства как социально-профессиональной общности. Показаны основные социокультурные черты современного учительства. Представлены проблемы развития данной социально-профессиональной общности.

ABSTRACT – The definition of teachers as a social and professional community. Shows the main socio-cultural features of modern teachers. Presents problems of the development of this professional community.

Ключевые слова: учительство, социально-профессиональная общность, стратегия развития социальной общности.

Keywords: teachers, social and professional community, development strategy of the social community.

Учительство – одна из важнейших социально-профессиональных общностей, от состояния и развития которой зависит дальнейшая судьба общества, ведь образование является ключом, замыкающим и размыкающим многие проблемы его социокультурного развития.

Судьба российского учительства всегда интересовала исследователей – историков, педагогов, психологов, социологов, – понимавших, какие социально значимые функции оно выполняет в системе общественных отношений.

Начало развития учительства как социально-профессиональной общности уходит вглубь веков. Действительно, профессия педагога – одна из древнейших, прошедших многотысячелетний путь развития и институционализации, «обросших» традициями, нормами, идеалами, символами и собственной профессиональной идеологией. Остановимся на том, что собой представляет учительство как социально-профессиональная общность. Глубокий анализ социально-профессиональной общности был дан еще Э. Дюркгеймом, который рассматривал ее в контексте взаимодействия с государством и говорил об относительной автономности социально-профессиональных общностей и необходимости лишь поддерживать со стороны государства их собственную траекторию развития 3, с. 137.

В современной социологической литературе определений понятия «социальная общность» несколько. Например, М. О. Мнацаканян пишет об этом так: «Начнем с того, что человек сам по себе, один, не социален. Он приобретает такое качество, когда имеет дело с другим, другими.

Следовательно, его действия одновременно выступают как взаимодействия, которые оформляются определенными социальными формами ассоциаций, даже двух, трех людей, выступающие в качестве автономных своего рода социальных единиц, внутри которых складывается повседневная социальная жизнь. Именно в них человеческие действия предстают как элементы более широких структур, т.е. не случайных совокупностей действующих лиц, ориентированных друг на друга, а органично связанных различными сетями зависимости и обладающих волей, свободой и т.д. Индивиды, взаимодействуя внутри таких ассоциаций, общностей, решая свои повседневные проблемы, входят во взаимодействие с индивидами других ассоциаций, выступая, таким образом, как представители различных общностей» 8, с. 20. Известный социолог В. А. Ядов характеризует социальную общность как «взаимосвязь человеческих индивидов, которая обусловлена общностью их интересов благодаря сходству условий бытия и деятельности людей, составляющих данную общность, их материальной, производственной и иной деятельности, близости их взглядов, верований, их субъективных представлений о целях и средствах деятельности» 11, с. 19. Важным является определение социальной общности Г. Е. Зборовского: «социальная общность – это взаимосвязь индивидов, являющихся самостоятельным субъектом социальною действия и характеризующихся относительным единством, сходством целей, задач, интересов на основе общих условий бытия и деятельности» 5, с. 192.

Среди всего многообразия социальных общностей можно особо выделить профессиональные общности, которые непосредственно касаются профессиональной деятельности людей. На основе определения Г. Е. Зборовским социальной общности формируется определение социально-профессиональной общности: «профессиональная общность – это … взаимосвязь людей, профессионально занятых однородным (относящимся к данной профессии) трудом, обладающих необходимыми ресурсами для его осуществления, являющихся самостоятельным субъектом социального действия и характеризующихся относительным единством, сходством их профессиональных целей, задач, интересов» 5, с. 272.

Назовем признаки и характерные черты социально-профессиональной общности. Важной ее особенностью является факт осознания единства собственных интересов на основе общих условий жизнедеятельности. Именно понимание собственных интересов способствует возникновению противопоставления «мы – они», что означает наличие конкуренции, а иногда и конфликтов, на межобщностном уровне. Наличие общих целей, задач, интересов у представителей социальной общности интегрирует ее, служит основой идентификации с ней 4, с. 193.

Общность интересов не всегда очевидна для окружающих, она скрыта. А вот явными факторами формирования и поддержания единства социальной общности являются функционирующие в ней обычаи и традиции, разделяемые несколькими поколениями общности. Обычай, по мнению А. Б. Гофмана – это стереотипный способ поведения, который передается из поколения в поколение, постоянно воспроизводится в социальной общности, является привычным для ее членов и выступает как форма социальной регуляции их поведения» 2, с. 14.

Исследователи относят учительство к групповой общности и отмечают ее отличия от массовой общности: «Во-первых, она обладает устойчивыми и определенными пространственно-временными границами своего существования. Во-вторых, групповая общность определяется четко выраженной однородностью (гомогенностью) состава. … В-третьих, члены групповой общности способны выполнять совместно различные виды деятельности, преследуя при этом общие цели и задачи. В-четвертых, групповая общность может входить в более широкие социальные общности на правах их структурного элемента» 4, с. 196–197. В связи с последним замечанием мы можем отнести школьное учительство к более широкой социальной общности работников образования. Определить признаки социально-профессиональной общности помогает ресурсный подход. Согласно ему, социальная общность – это сплоченная группа людей, обладающая определенными ресурсами. Таковыми могут быть человеческие ресурсы, человеческий капитал (знания, умения, мотивация, ценности, нравственность и пр.).

Существуют и другие признаки социально-профессиональной общности: 1) характер и особенности профессиональной деятельности, ее особый режим, специфические профессиональные задачи; 2) специфический образ жизни, связанный традиционно с постоянным интеллектуальным и духовным развитием и саморазвитием; 3) специфические требования к личности представителя социальной общности; 4) специфические ценности и ценностные ориентации;

5) соблюдение обычаев и традиций, принятых и существующих в социально-профессиональной общности; 6) единство интересов всех членов социальной общности; 7) достижение общих целей (по Э. Гидденсу) посредством механизмов характерных только для этой социальной общности.

У учительства как социальной или профессиональной общности наблюдаются все вышеперечисленные признаки: у него есть собственные, специфические интересы, связанные с постоянным самообразованием и самосовершенствованием, особая трудовая и повседневная жизнедеятельность учителей регулируется развитым комплексом традиций и обычаев, характерным только для него.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 30 |

Похожие работы:

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«Богат Дмитрий Викторович, Полякова Татьяна Анатольевна СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ УПРАВЛЕНИЯ ТРАНСПОРТНОЙ ИНФРАСТРУКТУРОЙ ГОРОДА В РАМКАХ ЕГО ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ В статье представлены результаты социологического исследования, посвящённого проблемам управления транспортной инфраструктурой города Белгорода. Дана оценка уровню развития и определены современные проблемы функционирования транспортной инфраструктуры. Показана роль системы общественного транспорта в повышении эффективности транспортной...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 53-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–2015 11–17 апреля 2015 г. СОЦИОЛОГИЯ Новосибирск УДК 31 ББК С 60 Материалы 53-й Международной научной студенческой конференции МНСК-2015: Социология / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2015. 64 с. ISBN 978-5-4437-0369-5 Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской академии наук,...»

«В.А. ЯДОВ 1. Изменения в социологии, т.е. в содержании и направленности исследований, самом научном сообществе социологов и в Институте надо, конечно, рассматривать в общесоциальном контексте российских реформ. Легитимация социологии имела следствием, во-первых, взрывной интерес к исследованиям в области теории. Сегодня в социологическом сообществе вполне утвердилось представление о полипарадигмальности социологического знания. Это следствие снятия идеологической цензуры, бурного расширения...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Казанский государственный университет Факультет журналистики и социологии ИНФОРМАЦИОННОЕ ПОЛЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРАКТИКИ И ЭФФЕКТЫ Материалы Шестой Международной научно-практической конференции 22 – 24 октября 2009 г. Казань Казанский государственный университет УДК 070(450+571) И74 ББК Научный редактор Доктор филологических наук, профессор, декан факультета журналистики и социологии В.З.Гарифуллин Печатается по решению Ученого совета факультета журналистики и социологии Казанского...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК 316.4(476)(082) ББК 60.524 (4 Беи)я431 С69 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор Л.Е. Криштапович, доктор социологических наук, профессор...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Социологическое общество им. М. М. Ковалевского Материалы Всероссийской научной конференции X Ковалевские чтения Россия в современном мире: взгляд социолога 13-15 ноября 2015 года Санкт-Петербург ББК 60.5   УДК 316        Д 37    Редакционная коллегия:    А.О. Бороноев, докт. филос. н., проф.,   В.И. Дудина, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, канд. социол. н., проф.,   Ю.В. Веселов, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф.,  ...»

«Уральское отделение Российского общества социологов ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина» Институт государственного управления и предпринимательства Кафедра социологии и социальных технологий управления Высшая инженерная школа Памяти профессора Валерия Трофимовича Шапко посвящается АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ МОЛОДЕЖИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ Материалы международной конференции Екатеринбург, 28 февраля 2014 г. Том I...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«11. Алексеев С.С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. М.: Издательская группа НОРМА ИНФРА-М. 1998.12. Шипунова Т.В. Социальная справедливость: понятие, виды, критерии оценки // Проблемы теоретической социологии. Выпуск 5: Межвузовский сбоник. – СПб.: Астерион, 2005. http://deviantology.spb.ru 13. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. – 5-е изд., перераб. – М.: Статут, 2010.14. Волков А.В. Аспекты свободы субъективного гражданского права //Актуальные...»

«Центр независимых социологических исследований Центр независимых социологических исследований На перепутье: методология, теория и практика ЛГБТ и квир-исследований Санкт-Петербург УДК 304.2 ББК 60.5 Н Книга издана при финансовой поддержке Фонда Розы Люксембург Редактор-составитель: Александр Кондаков Фото на обложке: Наташа Счастнева На перепутье: методология, теория и практика ЛГБТ и квирисследований  : [сборник статей] / Центр независимых социологиН12 ческих исследований ; ред.-сост. А. А....»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.