WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


«КОНЦЕПЦИЯ МЕЗОУРОВНЯ ПРИМЕНИТЕЛЬНО К РЕГИОНУ Автор: Р. Х. СИМОНЯН 1 мая 2010 исполнилось 75 лет РЕНАЛЬДУ ХИКАРОВИЧУ СИМОНЯНУ - доктору социологических наук, руководителю ...»

Социологические исследования, № 5, Май 2010, C. 51-61

КОНЦЕПЦИЯ МЕЗОУРОВНЯ ПРИМЕНИТЕЛЬНО К РЕГИОНУ

Автор: Р. Х. СИМОНЯН

1 мая 2010 исполнилось 75 лет РЕНАЛЬДУ ХИКАРОВИЧУ СИМОНЯНУ - доктору социологических

наук

, руководителю Российско-Балтийского центра Института социологии РАН, профессору

Московского института предпринимательства и права, заместителю руководителя Центра

североевропейских и балтийских исследований МГИМО (У) МИД РФ, эксперту Комитета по делам Федерации и региональной политике СФ РФ, члену редколлегии журнала "Социологические исследования".

Научную карьеру юбиляр начал в 1974 году, будучи начальником цеха одного из московских предприятий. Считает себя учеником В. Г. Подмаркова, слова которого "Социологи всё знают, что происходит на уровне бригады, экономисты - на уровне предприятия. Напишите о том, что собой представляет цех, и мы снимем перед Вами шляпы", пробудили интерес к научной деятельности.

Статья Р. Х. Симоняна "Вторичный производственный коллектив как объект социального управления" опубликована в первом номере журнала "Социологические исследования" в 1976 году, а монография "Начальник цеха: методы и практика управления", посвящённая памяти В. Г.

Подмаркова, в 1982 г. По ней были проведены читательские конференции в ряде промышленных центров страны, появилось несколько рецензий в журналах.

Кандидатскую диссертацию (тогда ещё социология не выделилась как отдельная дисциплина) защитил на философском факультете МГУ в 1977 г. В то время Симонян работал в Академии народного хозяйства -только что созданном учебном заведении для высшего звена управления экономикой страны. В 1979 году Р. Х. Симоняна пригласили в одно из научных подразделений Госплана СССР - НИИ планирования и нормативов, где он руководил сектором, был единственным социологом в системе Госплана. Будучи членом экономического совета Всесоюзного общества "Знание", много ездил по стране, выступая на промышленных предприятиях.

В январе 1989 г. в разгар перестройки переходит в Институт социологии, где сосредотачивается на исследовании процессов в Прибалтике. С тех пор занимается этим важным для России регионом, проводя там комплексные междисциплинарные компаративные исследования. В 1999 г. организовал единственное в нашем научном сообществе подразделение, специализирующееся по этой проблематике - Российско-Балтийский центр ИС РАН.

Р. Симонян - автор свыше 270 публикаций, в том числе восьми монографий. Монография "Россия и страны Балтии", вышедшая недавно 3-м изданием, получила более 60 развернутых рецензий в 10 странах Европы.

Редакционный совет, редколлегия и редакция журнала поздравляют юбиляра со знаменательной датой, желают дальнейших творческих успехов и крепкого здоровья.

Ниже публикуется статья юбиляра по выбранной им теме.

стр. 51 СИМОНЯН Ренальд Хикарович - доктор социологических наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН (E-mail: sim@isras.ru).

Аннотация. Статья посвящена основным положениям теории мезоуровня применительно к структуре и динамике социально-территориальных образований. Автор предлагает свою трактовку региона как социологического феномена и показывает её продуктивность для разрешения противоречий и оптимизации взаимодействия между глобальными и локальными социокультурными процессами.

Ключевые слова: интеграция * регионализация * социокультурная диффузия * макро-микродилемма * переходное состояние * глокализация * мезопространство * территориальная идентификация * пограничные процессы.

В современном мире развиваются две противоположные, но равноправные тенденции макро- и микроуровней. С одной стороны, мы являемся свидетелями интенсивных процессов интеграции стран, формирования глобальных экономических союзов, выстраивания наднациональных институтов управления социальными процессами, стремления к унификации социальной жизни. Эти глобальные процессы последовательно и неумолимо направлены на формирование единой культурной миросистемы. Мы являемся свидетелями своеобразного культурологического империализма. Глобализация неумолимо диктует определённые нормы поведения человечеству. Один из первых на это обратил внимание К.

Ясперс:

"Едиными становятся не только моды, но и правила общения, жесты, манеры говорить, характер сообщения..." [1]. С другой стороны, не менее отчётливо мы можем наблюдать и обратные процессы:

усиление дифференциации, рост фрагментарности социума, движение к культурному плюрализму, расширение локальных устремлений, в частности, возрождение традиционных, "фундаментальных" ("почвенных") ценностей, часто приводящих к фетишизации особенного и единичного, к возросшей агрессивности в защите своего языка, культуры, истории.

Взаимосвязь и взаимозависимость рассматриваемых общественных тенденций такова, что реакция микросреды на глобальный вызов может вызвать резонанс на макроуровне. Локальный характер события далеко не всегда ограничивается своими рамками, он может принимать и часто принимает общепланетарный масштаб. Вторая половина XX в. и начало нынешнего дают нам примеры таких явлений.

И развитие двух указанных тенденций может привести к тому, что мир окажется заложником конфликтов между ними. Актуальность этой опасной перспективы отмечается в современной социологической литературе. "Проблема макроэффекта микрособытий, -подчёркивает П. Штомпка, равно как и противоположная проблема - микроэффекта макрособытий, требует специального тщательного и глубокого исследования" [2].

К сожалению, в отличие от естественных наук, для которых и пограничные процессы, и переход из одного состояния в другое являются предметом анализа большого стр. 52 круга исследователей, в обществознании проблема переходных, промежуточных уровней в обществознании остаётся до сих пор малоизученной. По справедливому замечанию В. Ядова, между исследованиями макрои микропроцессов образовался разрыв, получивший в социологической литературе название "макро микродилеммы" [3]. Диалектика противоречий между первыми, происходящими на макро-, и вторыми на микроуровне, порождает необходимость регулирования и разрешения этих противоречий на каком-то среднем, промежуточном уровне. В этом смысле можно согласиться с логикой тех, кто полагает, что "поиск "середины" - единственный способ объединить распадающийся мир" [4]. То есть выход из конфликта этих противонаправленных сил в поиске переходной ступени, которая должна выполнять роль своеобразного социального редуктора во взаимодействии общемировых и локальных процессов. Этот промежуточный мезоуровень должен способствовать приспособлению общих тенденций к местным специфическим условиям, что даст возможность в нарастающем процессе стандартизации сохранить разнообразие социального мира, защитить уникальность каждой культуры, заявить миру о своём существовании.

Нидерландский социолог М. де Мойи так характеризует диалектику появления этой "середины": "всё больше стран сходится по поводу выгоды глобальной миросистемы, и всё больше из них расходятся друг с другом с целью представления и защиты своих культурных ценностей" [5].

В отличие от макроуровня промежуточная ступень обеспечивает возможность операционального выхода на конкретную этнокультурную самобытность, что повышает гарантии защиты и сохранения её уникальности.

Как отдельный индивид и государство не могут общаться непосредственно, для этого необходимы соответствующие структуры - посредники, так и локальные социумы нуждаются в посредниках для выхода на макросистему. Таким образом, взаимодействие социальных низов и верхов объективно рождает необходимость мезоуровня.

На место государств единообразного большинства приходят мультикультурные государства, т.е.

государства различных этнокультурных меньшинств. Да и сама категория "меньшинство" сегодня в условиях повсеместного роста демократических ценностей приобретает особое общественно-политическое звучание. Концепции эпохи постмодерна отражают не только глобализацию, но и фрагментацию, индивидуализацию жизни локальных сообществ. Соответственно меняются и взгляды на демократию и право: общие, основополагающие нормы дифференцируются, адаптируясь к местным специфическим условиям. В грядущее десятилетие, полагает Ж. Тощенко, акцент во взглядах на нормы демократии и прав человека будут смещаться с макрообщностей на уровень конкретных этнокультурных групп и даже отдельных личностей [6]. Новая диспозиция миноритарных групп в современном обществе вызывает необходимость эффективного социального модератора для её учёта.

Таким образом, роль мезоуровня диктуется задачей снятия противоречий между глобальными и локальными тенденциями, между унифицированной регламентацией всех сфер общественной жизни и местными традициями. Современные мощные макропроцессы, воздействуя на нижние пласты социума, всё-таки не способны разрушить разнообразие социального мира, так как неизбежно вызывают ответную реакцию снизу, наталкиваясь на сопротивление этнокультурной микросреды. В сохранении культурного многоцветья важная роль принадлежит мезосреде. Вектор процессов, происходящих в этой среде, направлен на поиск оптимальных форм объединения малых, локальных сообществ, обращение к солидарности - естественному и эффективному способу их защиты и выживания в глобальном мире. Взрыв интереса к национальной идентичности, сопровождающийся ростом национализма - естественная реакция на стандартизацию социальной жизни.

Мезоуровень - это место, где пересекаются происходящие в координатах "интеграция-дифференциация" векторы социальных процессов. Если глобализация - это движение сверху вниз, от макро- к микроуровню, а локализация-снизу вверх, то через мезоуровень не только осуществляется это движение, мезоуровень преобразует его, адаптируя глобальные процессы к местным условиям, помогая локальным выйти стр. 53 наверх, "быть услышанными". Средний переходный уровень организует и упорядочивает эти встречные движения. На этой ступени организации мирового сообщества происходит своеобразный общесоциальный консенсус, гармонизация энергетики двух встречных потоков, вырабатываются механизмы устойчивости системы. Эту важную регулятивную функцию мезоуровня довольно точно улавливает известный политолог В. Кувалдин: "Вопреки распространённым представлениям, в ходе глобализации "перегородки" между различными сегментами мира, не рушатся, а преобразуются, становятся проницаемыми "мембранами" с управляемыми потоками обменов" [7].

И отдельное этническое сообщество (микроуровень) и человечество в целом (макроуровень) представляют собой, если невечное и незыблемое, то, по крайней мере, готовые, завершённые формы социальной организации. А вот промежуточные формы в силу своей функции изменчивы и динамичны. Фактор постоянных перемещений через этот пограничный слой делает его гибким и подвижным, а часто неоформленным или трудноопределимым. В последнем случае решается задача, которая состоит в том, чтобы найти или создать его. Перефразируя Гёте, который говорил, что посередине между двумя противоположными суждениями лежит не истина, а проблема, можно сказать, что между двумя крайними уровнями лежит не готовое решение, а задача. В отличие от постоянства основных уровней мезоуровень есть производное от них, он всегда вторичен и появляется только в результате их взаимодействия.

Мезоуровень подвижен и изменчив, потому что является функцией многих переменных, в том числе времени, этнокультурных особенностей социума, а также организационного пространства, в котором происходит взаимодействие основных уровней, циркуляция исходящих из них импульсов и реакций. В этом смысле и государство можно отнести к мезосистеме, так как оно является промежуточной ступенью между нацией и человечеством. Здесь важно установить, что считать исходным, первичным уровнем, от которого начинается отсчёт. Поэтому в природе мезосистемы имманентно присутствует определённая условность. Мезоуровень в отличие от двух основных уровней является своеобразной социальной конструкцией, основная функция которой социальная регуляция. В этом смысле он не столько объект, сколько субъект. Так, например, в макросистеме промышленного предприятия первичным уровнем социальной организации является бригада, которая может рассматриваться как элементарная организационная единица, как микросреда, а процессы, в ней происходящие, - процессы микроуровня.

Производственный цех, представляющий более сложную систему, элементами которой являются бригады, исполняет роль мезоуровня, так как через этот промежуточный уровень осуществляется и взаимодействие микро-(бригады) и макро- (предприятие) среды, и регулирование идущих от них двух встречных процессов.

Но если оперировать более широким пространством общественного производства - государством, т.е.

макроэкономикой, то в этом случае промышленное предприятие само является низовым уровнем, микросредой. А роль мезоуровня возлагается на отрасль промышленности или объединения, куда входит группа родственных предприятий. В экономической сфере, где иерархия организационных ступеней чётко определена, положение и функции мезоуровня наиболее наглядны.

В социально-политической сфере между социальными низами и государством как политическим институтом роль мезоуровня играют различные социальные институты, функционально осуществляющие прямую и обратную связь между микро- и макросредой. В демократическом обществе они представлены в виде совокупности различных локальных объединений, инициативных ассоциаций граждан, представительских политических групп, свободных массмедиа, независимых профессиональных союзов, общественных движений и т.п., организующих взаимодействие, в том числе общественный диалог между государственной системой и рядовыми гражданами, ибо общественный диалог требует организации.

Поэтому широкая и действенная сеть политического посредничества, соединяющего воедино "верхи" и "низы" - непременное условие консолидации общества. Чем продуктивнее функционирует мезосреда, тем стабильнее общественная система.

стр. 54 В социальном пространстве средний уровень - своеобразная "ничейная земля", где действуют законы и закономерности обеих крайних уровней. С одной стороны, оно не утратило непосредственного контакта с низовым уровнем, и это его преимущество перед верхним уровнем социально-политической сферы общества. А с другой, -обладая более широким набором представительских и регулятивных функций по сравнению с нижним уровнем, среднее звено имеет преимущество перед ним в виде более высокого общественного статуса.

Иными словами, источником возникновения в социально-политической сфере мезоуровня является необходимость гомеостазиса общественной системы. Если он отсутствует, в системе возникает риск саморазрушения. Задача мезоуровня в социально-политической сфере - способствовать деполяризации общества, препятствовать отчуждению "верхов" и "низов". История даёт примеры, когда отсутствие мезоструктур в том или ином обществе исключало возможность диалога между социальными низами и верхами, что приводило к различным общественным катаклизмам.

Какая же ступень может рассматриваться как промежуточная в социально-территориальном аспекте? Такой ступенью наиболее наглядно является регион. В этом понятии содержится указание на политическое, экономическое и культурное взаимодействие в рамках мезосреды - специфического социальнопространственного субъекта, который сам себя выстраивает в результате макро- и микропроцессов [8]. Как социально-территориальный феномен регион представляет собой часть страны или группу стран, составляющих определённую целостность, относительно устойчивых экономико-географических, демографических и социокультурных особенностей.

Регион становится синтезирующим фактором по многим направлениям. Историко-культурное пространство региона является многофакторной величиной, складывающейся постепенно на определённой территории в условиях конкретного климата и ландшафта. При этом природная среда определяет не только естественные границы региона, его конфигурацию, в значительной мере она определяет основные характеристики регионального социума. Сходные географические условия жизнедеятельности этнокультурных общностей органически создают и сходные предпосылки формирования их социальных качеств. Г. В. Плеханов писал по этому поводу: "Характер окружающей естественной среды определяет характер его производительной деятельности, характер средств производства. Но средства производства столь же неизбежно определяют отношения людей в процессе производства,... всю структуру общества. Поэтому влияние естественной среды определяет характер социальной среды" [9].

Существование жёсткой связи между культурой человеческих сообществ и природными условиями отмечают многие другие отечественные и зарубежные мыслители. Например, так описывал генезис формирования социокультурного механизма освоения людьми природного энергетического потенциала Л.

Гумилёв: "К использованию ресурсов ландшафта надо приспособиться, а для этого требуется время и немалое. Адаптация идёт поколениями, постепенно поколениями усваивается и воспроизводится набор традиций, необходимых для благополучного существования людей в условиях этого ландшафта" [10].

Региональное социокультурное пространство обладает высокой степенью устойчивости при определённых колебаниях и очертаниях государственных и административных границ. Связывают в единое региональное целое не столько границы, сколько возникший на естественно-природной основе социум. Ещё в начале XX века Г. Зиммель пришёл к выводу, что "граница - это не пространственный факт с социологическим эффектом, но социологический факт, который пространственно оформляется" [11]. В рамках этого пространства протекают процессы смещения и синтеза хозяйственных, языковых, расовых и этнографических компонентов. В отличие от территориальных образований микроуровня регион обладает более высокой социокультурной устойчивостью. Так, балканские государства могут меняться, исчезать и создаваться, но регион как социокультурная среда сохраняется. В условиях глобализации инерцистр. 55 онность исторически сложившихся территориальных форм повседневности препятствует разрушению этнокультурного кода населения. Здесь современная ценностная трансформация не отвергает существующую культуру, а обогащает её, вписываясь, вживаясь, постепенно врастая в неё. Таким образом, региональное пространство аккумулирует результаты, происходящего в нём этнокультурного взаимодействия, что способствует как сохранению, так и последовательному развитию локальных культур, появлению новых форм массового сознания, в том числе территориальной идентичности. Общие социальнопсихологические черты, свойственные представителям этнических общностей, составляющих региональный социум, обусловлены теми культурно-историческими доминантами, которые составляют ядро сознания, фундамент регионального идентитета, и которые почти всегда будут пробивать поверхностные наслоения.

Современная общественная практика показывает, что рамки государства оказываются узкими для развития человеческого сообщества, так как свободное движение ресурсов, особенно такого, как информация, и самая широкая кооперация труда становятся сегодня основой его процветания. Традиционная модель нациигосударства исчерпывает свой потенциал. Эволюция общественных связей и отношений способствует постепенному уменьшению главенствующей роли этой модели: государство теряет свободу принятия решений, интегрируясь в различного рода объединения. Государству как носителю идентичности бросают вызовы территориальные образования. В этом смысле деголлевская "Европа отечеств", задуманная в 1960-х гг., сегодня становится "Европой регионов", как определил её Жискар д'Эстен.

Р. Каппелин даёт определение региону как "территории, которая не совпадает с существующими политическими единицами, но является признаком формирования новых социально-организационных единиц и действия определённых тенденций внутри них" [12]. Современное государство делегирует свои функции региональным организациям, которые создаются не только на основе общих экономических и политических интересов соседних народов, но и в связи с их принадлежностью к общей цивилизации или культуре. Следовательно, регионализация это не только способ государства приспособиться к условиям всеобщей глобализации, но и стремление приспособить глобальные тенденции к своим локальным интересам. Появился термин, описывающий процессы, характерные для этой организационной ступени глокализация" (как синтез глобального и локального). Иными словами, регионализация - это ещё и путь к равновесию общепланетарной системы.

Под воздействием глобализации и регионализации конец XX века был отмечен ослаблением геополитического влияния национального государства и интенсивным сближением стран. Региональные объединения являются наиболее продуктивной формой современной социальной солидарности этнокультурных сообществ. Оформившийся в последние годы Европейский союз может служить типичным примером такой консолидации, и, прежде всего, по отношению к малочисленным этносам. "В сообществах, объединяющих 2 - 5 миллионов человек, нет устойчивости, - замечает французский социолог Теодор Зэлдин, - они, тем не менее, представляются основой для создания Европы регионов, которая должна заменить Европу государств" [13].

Само понятие "регион" не является застывшим, строго математически ограниченным. Это может быть и внутригосударственное и межгосударственное образование, а один регион может входить в состав другого, более крупного. То есть, данная категория универсальная, операциональная и продуктивная настолько, насколько универсальна, операциональна и продуктивна в принципе любая типология и классификация в области социального знания. Современная российская как научная, так и общественно-политическая лексика подтверждает универсальный характер этого понятия. Этим термином определяются такие социально-территориальные образования как Центр, Северо-Запад, Нечерноземье, Поволжье (или Верхнее, Среднее, Нижнее Поволжье), Северный Кавказ, Урал, Заполярье, Сибирь (или Западная и Восточная Сибирь), Забайкалье, Дальний Восток. В последнее стр. 56 время понятие "регион" стал широко использоваться в качестве синонима "области", а в большинстве областей имеются научные институты или центры "регионального (т.е. областного) развития". Подвижность дефиниции отмечают многие исследователи. "Справедливо утверждение об исторической "незаданности" определения и количества регионов и об их изменчивости в историко-культурном процессе, - отмечает Г. М.

Казакова, - при этом можно наблюдать, как процессы слияния регионов, так и их дробление" [14].

Следует подчеркнуть, что величина региона не является системообразующим фактором. "Размеры - самый ненадёжный критерий величия человека или страны, -писал Д. Неру своей дочери. - Открыв атлас, ты увидишь маленькую Европу, примыкающую к огромному Азиатскому континенту. Но это, конечно, не означает, что обширные размеры Азии делают её великой. Мы хорошо знаем, что Европа, хотя и самая малая часть света, сегодня является великой" [15]. А региональные особенности представляют собой совокупность природных, социально-экономических, культурно-исторических и институциональных условий, сложившихся в регионе и отличающих его от других регионов. Как российские, так и зарубежные исследователи подчёркивают смысловую ёмкость понятия "регион", отмечая его приспособленность к общественным изменениям, прозрачность границ, открытость для диалога культур. Идея регионализации становится востребованной в современном мире, так как предлагает надёжный алгоритм для формирования открытых наднациональных общностей в современной миросистеме.

С экономической точки зрения специфика региона является не только его относительная автономность как хозяйственной единицы, сколько способ пространственного распределения макро- и микроэкономических параметров (средних и предельных затрат факторов производства, цен, благ и услуг, доходов, сбережений, занятости и пр.). Распределение значений экономических параметров в пространстве определяет уровни и динамику синтетических параметров, описывающих локальную и глобальную экономику. Это происходит в процессе взаимодействия параметров, характерных для того или иного региона, с одной стороны, и макропараметров, с другой. "Следовательно, современная экономика, как на локальном, так и на глобальном уровнях, - справедливо отмечает П. Минакир, - предстаёт в виде "матрёшки" с бесконечным числом вложенных друг в друга и взаимодействующих друг с другом пространственных экономических кластеров регионов. Эти регионы имеют различный масштаб, который в каждом конкретном случае определяется содержательностью выделения автономной системы территориальных параметров" [16].

В социально-экономическом плане территориальная специализация региона входит как элемент в общую систему международного разделения труда. Одна из современных тенденций развития мирового хозяйства заключается в том, что само по себе местоположение всё чаще интерпретируется как рыночная региональная среда, а конкуренция на мировом рынке идёт уже не столько между национальными государствами, сколько между регионами. Этнокультурная компонента становится решающим критерием для оценки уровня конкурентоспособности региона. Поэтому задачи консолидации регионального сообщества как единого социума являются сегодня необходимым условием роста экономической эффективности региона.

Для социологии регион выступает не только как форма территориальной организации социальной структуры общества, но и как локализованная совокупность социокультурных общностей и процессов в их развитии и воспроизводстве социальной жизни, сохранении и укреплении территориальной идентичности на основе органичного взаимодействия глобальных и локальных тенденций.

В современных условиях линия на развитие диалога культур и цивилизаций в мире является одной из наиболее востребованных. Категория "региональное" как более абстрактная, чем "национальное", вбирает в себя различные этнокультурные начала, преодолевает изолированность отдельных локальных пространств и малых сообществ, создавая новое социальное качество. В рамках региона меньше табуиростр. 57 ванных зон, нет столь жесткого регламентирования норм, как в рамках государства, что создаёт для взаимодействия этнических групп более широкие возможности.

Система признаков, определяющих принадлежность тех или иных областей к общей их совокупности, глубоко уходит корнями в историю, культуру, экономику, политику. И её границы должны определяться исходя из более широкого понимания, чем даёт только география. Здесь присутствует не только естественно-природный, исторический или административный контекст, но и психологический. "Даже если официальные очертания границ не меняются, могут меняться взгляды на то, что эти границы представляют, являются они механизмом сотрудничества, кооперации или барьером, защищающим от внешних воздействий", - справедливо отмечает А. Макарычев [17]. Не менее важным оказывается и психологический аспект представления о регионе. Пространство - не нейтральная для человека категория. Психологические стереотипы обязательно создают в его сознании набор символов, знаков, представлений, конструирующих образ региона и составляющих региональную историографию. Образ региона органически становится и своего рода пространственной идеологией, которую можно определить как систему идей и суждений, предназначенную для того, чтобы обслуживать интересы господствующей в регионе социальной группы, обосновывать и интерпретировать ее взгляды на его развитие. Если образ региона неустойчив, слабо выражен или вовсе отсутствует, значит, неопределенны и неустойчивы и границы региона, его свойства, или же он недостаточно ментально освоен человеком или социальной группой [18].

Для обозначения регионов, населённых близкими по своим культурно-историческим характеристикам этническими сообществами, давно используются типологические определения, обобщающие в условном географическом названии вполне очевидное социально-культурное содержание. Например, в Европе это "Средиземноморье", "Балканы", "Кавказ", "Скандинавия", в которых на природно-ландшафтной основе в процессе социогенеза сложилось определённое культурно-историческое единство. К этому же ряду относятся и нынешняя "Балтия" (или прежде, в составе евроазиатского региона Российской империи и Советского Союза - "Прибалтика"), являющаяся частью более обширного европейского региона - "страны Балтийского моря" или "регион Балтийского моря".

Исходным моментом для социологии является то, что население региона составляет определённую целостность, характеризуемую выработанными в веках особыми формами симбиоза с природой, специфическими видами самообеспечения, общностью поведенческих черт, сложившихся в процессе адаптации людей в природной и социокультурной среде, что в совокупности квалифицируется как региональные особенности [19]. Они представляют собой более высокий уровень обобщения по сравнению с этническими особенностями, так как региональное сообщество может включать в себя несколько этносов, но менее высокий по сравнению с цивилизационными особенностями, так как этот уровень представляет лишь часть (в данном случае, европейской) цивилизации. Региональные особенности создают определённый стереотип социального поведения. В то же время в рамках этого общего стереотипа этнические сообщества, образующие население региона, обладают своими конкретными чертами, неповторимыми свойствами. Так, региональность стран Балтийского моря в рамках объединённой Европы - это не только географическое (суровая северная природа), политическое (классические парламентские республики, давние социалдемократические традиции, высокий рейтинг пацифизма в системе ценностей, активная общественнополитическая роль женщин, примат личной свободы, касающейся, в том числе вопросов секса, низкая протестная активность населения), экономическое (устойчивая, верифицированная конкурентоспособная экономика, высококвалифицированные трудовые ресурсы), конфессиональное (христианские, в основном протестантские -лютеранские - ценности), этическое (генетическое стремление к равенству и как следствие малозаметные различия в формах социального поведения и атрибутике образа жизни богатых и бедных слоев населения, минимальный уровень криминастр. 58 лизации общества вообще, и коррупции, в частности), эстетическое (лаконичность в средствах художественного выражения, простота и функциональность интерьеров), экологическое (здоровый образ жизни, массовый спорт, забота о сохранении природы как общая приоритетная ценность) ментальнопсихологическое (оседлые, не склонные к перемене мест, ибо море как естественная преграда ограничивает миграционный запал, спокойные, толерантные, трудолюбивые люди, всегда готовые прийти на помощь), но и идейно-концептуальное восприятие себя в качестве определённой и специфической социальнопространственной целостности, осознания своей принадлежности к особой региональной культурноисторической идентичности. Общая региональная матрица у этих народов обеспечивает высокий уровень взаимопонимания. Здесь можно сослаться на результаты межкультурных исследований, полученных на основе психологического теста голландского социолога Г. Хофштеда, предназначенного для измерений параметров организационной культуры. По индексу "личные достижения - солидарность" народы региона Балтийского моря образуют один кластер. Подобную специфику содержания региональности можно выявить применительно к Балканам, Кавказу, Альпийским странам, Средиземноморью или другим регионам континента.

При рассмотрении региона необходимо учитывать специфику соединения природных и социальных факторов в единое целое, обеспечивающее уникальность конкретной территории по её потенциалу саморазвития и взаимодействия с другими регионами. В зависимости от совокупности признаков, по которым выделяется регион, он может "конструироваться" исследователями для более глубокого анализа его сущностных характеристик. Такая возможность создаётся той трактовкой региона, которая присутствует в Хартии регионализма, принятой Европейским парламентом в 1988 году. В ней закреплено понятие региона, применяемое в европейской региональной практике, согласно которому регион - "гомогенное пространство, имеющее физико-географическую, этническую, культурную, языковую общность, а также общность хозяйственных структур и общность исторической судьбы" [20]. Особо подчёркивается, что при определении региона не обязательно наличие всех перечисленных характеристик.

Социологическое понимание региона значительно расширяет рамки этого феномена и позволяет свободно выбирать ракурс его изучения в зависимости от выбранного критерия. В таком определении гораздо полнее отражается многозначность и многофункциональность региона, многовариантность его интерпретаций. В каждом конкретном случае выбираются исходные макро- и микроуровни для определения этого мезопространства, и на этой основе выявляется сочетание признаков, отражающих специфику региона.

Иначе говоря, социологический подход является наиболее широким, универсальным: он включает культурные, исторические, этнические, политические, социально-психологические и другие аспекты жизни регионального социума, синтез которых и составляет сущность региональной социологии.

Ещё в начале 1990-х годов А. Турен отмечал, что "страны, верившие в возможность экономической трансформации при сохранении унаследованных от прошлого форм социальной организации, рискуют оказаться неспособными глубоко проникнуть в постиндустриальное общество. Именно это происходит в Западной Европе, которая экономически достаточно современна, чтобы пойти вслед за американским обществом, но в социальном плане недостаточно современна, чтобы стать автономным очагом развития" [21]. Развитие регионализма в Западной Европе потребовало разработки концепции "Европы регионов". Эта концепция находит многообразные институциональные проявления. Так, с 1985 г. действует Собрание регионов Европы, решения которого оказывают серьёзное влияние в ЕС, с 1988 г. в ЕС функционирует Совет региональных и местных сообществ, регулярно проводятся конференции "Европа регионов".

Нынешний процесс европейской интеграции означает стремление ослабить отставание в социальном развитии. Ведь западные европейцы объединяются совсем не потостр. 59 му, что испытывают симпатию друг к другу (немцы к французам, англичане к немцам, англичане и французы друг к другу и т.д.), а потому что сами по себе в отдельности они не могут адекватно отреагировать на общепланетарные вызовы. Ограниченность возможностей низового уровня - государства перед глобальными вызовами обусловлена не только его слабостью или, по крайней мере, не только ею. Это относится и к защите национальных культур, в частности, и европейской цивилизации в целом от американской "масс-культурной" экспансии. "В чём риск - писал Папа Иоанн Павел II, - некритичной уступчивости негативным влияниям культурных образцов, распространяемых на Западе? Думаю, что именно в этой сфере ведётся серьёзная духовная борьба, от исхода которой будет зависеть облик той Европы, основы которой закладываются в начале этого тысячелетия" [22].

Даже самые благополучные и стабильные во всех отношениях страны Запада с сильным государственным аппаратом всё острее ощущают неспособность решить собственными средствами многие общемировые задачи (национальную безопасность, устойчивость развития экономики, борьбу с преступностью, природные катаклизмы, проблемы экологии и т.д.), поскольку всё чаще угрозы их внутреннему равновесию и безопасности возникают извне. Задачи нейтрализации этих угроз, так же как и создание устойчивой экономики, требуют более высокого организационного уровня для их решения. Регион как мезоуровень является оптимальным для эффективного решения этих задач на основе внутрирегионального постоянного и широкого сотрудничества сопредельных государств. Поэтому страны, которые географически находятся ближе друг к другу, пытаются укрепить взаимные связи, чтобы в глобальной мировой системе сообща представлять свои интересы. В условиях формирования глобальной миро-системы естественна и показательна сама потребность этнокультурных общностей в более высокой ступени социальной организации, которая может обеспечить защиту низовым, локальным сообществам, дать гарантии безопасности, которые лежат вне этнически отмеренного пространства, вне самодостаточной "малой родины". Региональная консолидация направлена на удовлетворение этой потребности. И чем сильнее давление глобальных тенденций, тем сильнее проявляется внутрирегиональная солидарность этнокультурных групп, входящих в регион.

Объединение Европы, которое представляет собой социальную интеграцию высшего уровня, повлечёт за собой децентрализацию на уровне локальном. В этих условиях государства как субъекты права вынуждены будут отказаться от части своих полномочий, а региональные структуры расширят свои регулятивные функции. В современном мире нация-государство перестало быть единственным субъектом международных отношений. Сегодня государства проявляют всё более гибкое понимание своих суверенных прав и отстаивают их, исходя из конкретных обстоятельств. Целью объединяющейся Европы является, по существу, размывание государств, снятие территориальных барьеров и формирование региональной общности, в рамках которой внутренняя политика строится на основе компромиссов и учёта интересов меньшинства. Поэтому какую бы форму ни приобретала интеграция европейских стран, она будет всё дальше выходить за рамки прежних моделей национальных государств.

Таким образом, на мезоуровне происходит выравнивание не только политического веса различных стран, но и создаются объективные предпосылки для сохранения и развития локальных очагов самобытных социокультурных явлений. Ведь именно это и происходит в Евросоюзе, который на сегодняшний день является наиболее продвинутым региональным интеграционным проектом. Когда страна вступает в ЕС, больше всего теряют государственные органы власти - парламенты и правительства. А локальная, местная власть по-прежнему остаётся сильной, более того, теперь её значение в этих условиях даже возрастает.

"Интеграционные процессы в Европе и других частях мира, - считает В. Колосов, - приведут к усилению региональной идентичности и, соответственно, ослаблению барьерных функций внутренних границ" [23].

Таким образом, меняются традиционные представления о структуре власти, социально-постр. 60 литического пространства и самого понятия "территориальность", так как глобальные зависимости дополняются развитием мощной сети опережающих локальных связей. В сфере практической политики векторы регионализма воплощаются в инициативах и программах, сотрудничество в рамках которых почти всегда принимает трансграничные формы. Оно имеет измерения настолько многообразные, что в английском языке появился даже специальный термин dimensionalism, которым условно обозначается вся очень гибкая целостность наработанных вариантов трансграничного взаимодействия между странами.

С точки зрения системного подхода, региональность (как целостность) и есть то самое новое качество, которое образуется в итоге взаимодействия и взаимного дополнения этнокультурных сообществ (как элементов), составляющих эту целостность. Поэтому исследование диалектики общего и особенного представляется нам важной частью социологии региона. Это та часть исследования, которая направлена на анализ внутренней структуры объекта. Есть и другая часть, которая направлена на внешнюю среду объекта, на положение региона в социокультурном пространстве. Каждый из регионов не является изолированным от других частей мира, хотя в истории есть многочисленные примеры сравнительно долгого существования отдельных стран и народов обособленно от других. Однако чаще общности, занимающие определённую территорию, постоянно обмениваются продуктами своей деятельности с соседями, и эта тенденция в современном мире стремительно возрастает. Поэтому, с точки зрения теории развития социальных процессов, важно рассмотреть регион как то отдельное, которое может стать как источником направленных преобразований в других частях мира, так и сформировать то уникальное, что всегда будет выделять его среди других регионов [24]. Исследование форм его взаимодействия с окружением представляется другой важной частью социологии региона.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ясперс К., Бодрийяр Ж. Призрак толпы. М., 2003. С. 7.

2. Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996. С. 30.

3. См.: Ядов В. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования российских трансформаций. СПб., 2009. С. 103 - 104.

4. В поисках теории российской цивилизации. М., 2009. С. 293.

5. Mooji M. Cultural values for global marketing and advertising. Understanding cultural paradoxes. Sage Publication, 1997. P. 681.

6. См.: Тощенко Ж. Этнократия: история и современность (социологические очерки). М., 2003. С. 147.

7. Кувалдин В. Опасности глобализации // Полития. N 2. С. 30.

8. См.: Бусыгина И. Политическая регионалистика. М., 2006. С. 6 - 7.

9. Плеханов Г. В. Избранные философские произведения. Т. II. М., 1956. С. 155.

10. Гумилёв Л. Биография научной теории // Знамя. N 4. 1988. С. 208.

11. Зиммель Г. Избранное. Т. 2. М., 1996. С. 599.

12. Cappelin R. National Identity and Geopolitical Visions: Maps of Pride and Pain. London: Rutledge, 1996.

13. Зэлдин Т. Всё о французах. М., 1989. С. 26.

14. Казакова Г. М. К вопросу о содержании понятия "регион" // Россия и регионы: новая парадигма развития. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Челябинск, 2000. С. 96.

15. Неру Дж. Взгляд на всемирную историю. В 3-х тт. Т. 1. М., 1989. С. 48.

16. Минакир П. А. Экономика и пространство (тезисы размышлений) // Пространственная экономика. N 4,

2005. С. 25 - 26.

17. Макарычев А. "Игра понятий": новая геометрия регионализма в современном европейском контексте // Международные процессы. N 3, 2003. С. 70.

18. См. Мир глазами россиян: мифы и внешняя политика (общественное мнение и внешняя политика). М.,

2003. С. 5.

19. См. Федерализм: энциклопедический словарь. М., 1997. С. 198 - 201.

20. The cultural challenge for Europe's region. Strasburg, 1993. P. 43 - 44.

21. Турен А. Возвращение человека действующего. М., 1996. С. 148.

22. Память и идентичность // Россия в глобальной политике. N 2, 2005. С. 10.

23. Колосов В. Теоретическая лимология: новые подходы // Международные процессы. N 3, 2003. С. 49.

24. См.: Скульмовская Л. Г. Регион как субъект функционирования и развития культуры. Екатеринбург,

2005. С. 39 - 42.

стр. 61




Похожие работы:

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ ДАЙКСЕЛЕМ Редакция журнала знакомит своих читателей с членами редакционного совета. Сегодняшний гость — Александр Дайксель. Он является профессором социологии Гамбургского университета, где долгое время возглавлял Институт социологии. Там же им организован отдел по изучению наследия Фердинанда Тенниса, под руководством А. Дайкселя осуществляется издание Полного собрания сочинений Ф. Тенниса. В настоящее время он является...»

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Дальневосточный федеральный университет Школа гуманитарных наук ПРОБЛЕМЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ: РОССИЯ И СТРАНЫ АТР Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Владивосток 11–13 ноября 2015 г. Владивосток Дальневосточный федеральный университет УДК 316. ББК 60.56 П78 Издание материалов конференции осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПРАВИТЕЛЬСТВО НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ 53-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–2015 11–17 апреля 2015 г. СОЦИОЛОГИЯ Новосибирск УДК 31 ББК С 60 Материалы 53-й Международной научной студенческой конференции МНСК-2015: Социология / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2015. 64 с. ISBN 978-5-4437-0369-5 Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской академии наук,...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«В.А. ЯДОВ 1. Изменения в социологии, т.е. в содержании и направленности исследований, самом научном сообществе социологов и в Институте надо, конечно, рассматривать в общесоциальном контексте российских реформ. Легитимация социологии имела следствием, во-первых, взрывной интерес к исследованиям в области теории. Сегодня в социологическом сообществе вполне утвердилось представление о полипарадигмальности социологического знания. Это следствие снятия идеологической цензуры, бурного расширения...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«Казанский государственный университет Факультет журналистики и социологии ИНФОРМАЦИОННОЕ ПОЛЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРАКТИКИ И ЭФФЕКТЫ Материалы Шестой Международной научно-практической конференции 22 – 24 октября 2009 г. Казань Казанский государственный университет УДК 070(450+571) И74 ББК Научный редактор Доктор филологических наук, профессор, декан факультета журналистики и социологии В.З.Гарифуллин Печатается по решению Ученого совета факультета журналистики и социологии Казанского...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«11. Алексеев С.С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. М.: Издательская группа НОРМА ИНФРА-М. 1998.12. Шипунова Т.В. Социальная справедливость: понятие, виды, критерии оценки // Проблемы теоретической социологии. Выпуск 5: Межвузовский сбоник. – СПб.: Астерион, 2005. http://deviantology.spb.ru 13. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. – 5-е изд., перераб. – М.: Статут, 2010.14. Волков А.В. Аспекты свободы субъективного гражданского права //Актуальные...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Центр независимых социологических исследований Центр независимых социологических исследований На перепутье: методология, теория и практика ЛГБТ и квир-исследований Санкт-Петербург УДК 304.2 ББК 60.5 Н Книга издана при финансовой поддержке Фонда Розы Люксембург Редактор-составитель: Александр Кондаков Фото на обложке: Наташа Счастнева На перепутье: методология, теория и практика ЛГБТ и квирисследований  : [сборник статей] / Центр независимых социологиН12 ческих исследований ; ред.-сост. А. А....»

«СЕТЕВАЯ СТРУКТУРА И ИДЕНТИЧНОСТИ В ЛОКАЛЬНОМ СООБЩЕСТВЕ СОЦИОЛОГОВ Автор: М. А. САФОНОВА САФОНОВА Мария Андреевна кандидат социологических наук, сотрудник Центра молодежных исследований НИУ Высшая Школа Экономики (Санкт-Петербург) (E-mail: msafonova@eu.spb.ru). Аннотация. Описаны этапы истории ленинградской/петербургской социологии и структура социальной сети петербургских социологов в настоящее время. Являются ли главным элементом этой структуры научные школы ученых, объединенные...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В. Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д. Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф., В.И. Дудина, и.о. декана...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.