WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 32 |

«Материалы научно-практической конференции VIII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2013 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, ...»

-- [ Страница 4 ] --

Контакт представляет собой пространственно организованный процесс приема и передачи информации в момент физического взаимодействия индивида со средством массовой коммуникации. Контакт есть сжатый во времени динамический процесс, характеризующейся активностью субъекта, которая может быть развернута при деятельностном анализе процессов восприятия и переработки информации и предполагающий активное состояние объекта, являющегося источником информации. В медиапространстве объектной стороной контакта является средство массовой коммуникации, а субъектной стороной — аудитория СМИ.

В процессах массовой коммуникации контакт характеризуется однонаправленностью. Контакт обеспечивает взаимосвязь выделенных в системе AGIL четырех основных составляющих медиапространства: медианосителей, аудитории, контента и символического пространства. Эта взаимосвязь возникает и реализуется в процессе деятельности по созданию, сохранению, передаче, норматизации и восприятия контента. На основе выделенного базового элемента анализа медиапространства проведен анализ структуры медиапространства. Показывается, что «расслоение» российского медиапространства, происходящее на фоне динамических процессов глобализации, демассификации и фрагментации аудитории СМИ, приводит к формированию многоуровневой структуры медиапространства. Уровневую структуру медиапространства, определяемую национально-территориальной принадлежностью СМИ, можно систематизировать, что представляется вполне логичным с точки зрения возможности управления информационными потоками в медиапространстве. Это глобальное, национальное, локальное и анклавное медапространства. Такая структура позволяет четко представить возможные способы воздействия на распространяемый в средствах массовой коммуникации контент и определять размер потенциальной аудитории, которая будет с этим контентом контактировать. В социологический дискурс вводится новая структура современного медиапространства, позволяющая описать ограничения на процесс управления медиапространством. Каждый из уровней представляет собой отдельную монополию на информацию, поскольку управляется и принадлежит различным элитам.

Внутри каждого из этих уровней есть своя дифференциация по медианосителям. Анализ структуры медианосителей и контента национального российского медиапространства позволяет выделить точки управленческих воздействий на каждый уровень медиапространства.

1. Бузин В. Н. Социальное управление российским медиапространством: системно-деятельностный подход. М.: Юнити, 2012. 311 с.

2. Ланге О. Целое и развитие в свете кибернетики // Исследования по общей теории систем. М.: 1969.

С. 181 — 251.

3. Лефевр В. А. Конфликтующие структуры. М.: Изд-во «Советское радио», 1973. 158 с.

4. Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и взаимоотношения. //THESIS: Теория и история экономических и социальных институтов и система. Альманах. 1993.T.I. Вып.2. С. 94 — 122.

М.ВЕБЕР И ПЛАТОН О СОЦИУМЕ И ЧЕЛОВЕКЕ (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ

АНАЛИЗ)

–  –  –

В современной литературе М.Вебер часто оценивается как учёный, далеко вперед продвинувший разработку методологии социологического исследования. Представляется, что столь высокая оценка роли Вебера-методолога ошибочна. Думается, напротив, Вебер,

- при всей его несомненной одаренности и высокой степени влияния на умы обществоведов в XX в., - на самом деле не столько разработал принципы познания социальных наук, сколько основательно потрудился, чтобы эти принципы разрушить.

Поясним тезис, сформулированный здесь.

Анализ показывает, что Вебер начинает свой экскурс в методологию с рассмотрения основных понятий социологии. Без всякого обсуждения и обоснования необходимости выбора начальной точки движения в области методологии он приступает к рассмотрению действия и социального действия. "Действием", - пишет он, - мы называем действие человека (независимо от того, носит ли оно внешний или внутренний характер, сводится к невмешательству или терпеливому принятию), если и поскольку действующий индивид или индивиды связывают с ним субъективный смысл. "Социальным" мы называем такое действие, которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него" [1, 602-603, 497].

Можно ли согласиться с Вебером, во-первых, в толковании сущности действия и социального действия, а, во-вторых, в том, что "действие" и "социальное действие" являются исходными понятиями социологии? На наш взгляд, нет, с этим согласиться нельзя. Прежде всего, следует иметь в виду, что действовать может не только человек, но и животное и даже неодушевленный предмет, - например: солнце, вулкан, течение реки и т.д. (2). Далее, есть ли смысл рассуждать о действии и социальном действии, если мы не определили, в целом, природу и сущность того, кт действует, субъекта действия, т.е.

человека как такового? Вебер не ставит и, соответственно, не решает этого вопроса. В действительности же этот вопрос - основополагающий в социологии. Что такое человек, этот мельчайший "атом" общества, какова его физическая, психическая и пр. природа?

"Ангел" он или "зверь" или то и другое? Добр он или зол? Эгоист или альтруист?

Индивидуалист или коллективист? Чем он в своей жизни руководствуется в первую очередь, что для него является главным, основным, а что - второстепенным и менее важным? Наконец: как оказался "возможен" в этом мире человек? Вебер избегает обсуждения проблемы человека как явления, исследования его общей природы и, соответственно, - сущности. Он, как уже отмечалось выше, сразу приступает к рассмотрению человеческих действий.

Насколько правилен такая позиция? Необходимо констатировать, что Вебер здесь (впрочем, как обычно) противоречив. С одной стороны, он доказывает, что "реальное поведение (человека - В.Б.) определяют не логически рационально (? Курсив наш - В.Б.) выявляемые, а, как принято говорить, "психологические" связи" [1, 503-504]. С другой стороны, он утверждает, что "интересы (материальные и духовные), а не идеи непосредственно господствуют над деятельностью людей", оговариваясь, однако, тут же, что "и "образы мира", создаваемые "идеями", очень часто служили вехами, указывающими путь, по которому следовала динамика интересов" [3, 55, 56 и т.д.].

Разъясняя свою точку зрения, Вебер указывает, что социологию (которая, по его убеждению, должна быть "понимающей" (?! - В.Б.), т.е. дающей возможность понять характерные особенности поведения людей. По Веберу, социологию "интересуют … не физиологические, ранее называвшиеся "психофизическими", явления, например, изменение пульса или быстроты реакции и т.п., и не чисто психические данности, такие, как, например, сочетание напряжения с ощущением удовольствия или неудовольствия, посредством которых эти явления могут быть охарактеризованы. Социология дифференцирует их по типам смысловой (прежде всего внешней) соотнесённости действия…" [1, 497]. Вебер находит четыре основных типа человеческого действия. По его мнению, это - целерациональный, ценностно-рациональный, традиционный и, наконец, аффективный.

Возникает вопрос: на каком фактическом и логическом основании зиждится эта классификация? Насколько она релевантна духовному наследию предшественников?

Анализ текстов, написанных Вебером, приводит к выводу о том, что указанная классификация постулируется без учета истории философской мысли, данных психологии, без обоснования фактами и логикой. Такой или подобной этой классификации нет ни у одного мыслителя прошлого, ни у одного исследователя общества и человека. Можно констатировать, что эта классификация, - изобретение Вебера. Но это было бы, как говорится, не было бы бедой. В конце концов, люди постоянно изобретают нечто новое, ранее неведомое. Беда здесь заключается в том, что классификация эта - произвольна, не фундирована, страдает, прежде всего, отсутствием логики и входит в противоречие с реальностью.

В самом деле, что такое "целерациональное действие"? "Целерациональным, говорит Вебер, - мы называем поведение, ориентированное только на средства, (субъективно) представляющиеся адекватными для достижения (субъективно) однозначно воспринятой цели" [1, 495]. Спрашивается: если речь идет о целерациональном поведении, то почему автор полагает, что последнее - это такое поведение, которое ориентировано только на средства? А разве, определяя для себя те или иные цели, человек не действует, - в большей или меньшей степени, - рационально? Далее, можно ли говорить о целерациональном поведении как таковом, которое ориентировано на достижение однозначно воспринимаемой цели? А если цель воспринимается человеком неоднозначно на данном этапе определения им пути, по которому он будет двигаться дальше? Разве это поведение уже не будет рациональным? Кроме того, в процессе осознания человеком значимости как цели, так и средств, необходимых для ее достижения, последний всегда использует, - опять-таки в большей или меньшей степени, - такой важный элемент, как интуицию, т.е "способность постижения истины путем прямого ее усмотрения, без обоснования с помощью доказательств" [4, 216] ]. Вебер утверждает, что критерием целерационального поведения является "высшая степень очевидности" [1, 604]. Но "очевидность", как известно, отнюдь не есть безусловный признак истины. Ведь были времена, когда люди, в большинстве своем, считали, что земля плоская, что солнце вращается вокруг нее и т.д., и т.д.

Вебер полагает, что в качестве слудующего типа можно выделить тип ценностнорационального действия. Но разве не всякое человеческое действие "ценностно нагружено", разве человек может существовать в мире без ценностей? Существование без тех или иных ценностей в человеческом обществе невозможно. Жизнь без ценностей, поистине, теряет смысл.

Как представляется, нет резона рассматривать всю схему типов человеческого действия, предлагаемую Вебером, поскольку она противоречит как правилам обычной, "формальной", логики, так и основным положениям современной гносеологии ("эпистемологии") и психологии.

Сопоставление методологии, взятой на вооружение Вебером, с методологией, например, Платона, приводит к выводу, что, как это ни покажется кому-то невероятным, последний более основателен и близок к истине, чем первый.

Действительно, Платон начинает свое исследование общества не с неких абстрактных, вырадаясь сорвременным философским языком, "сингулярностей", а с вполне зримого, земного человека, с его природы и, соответственно, - сущности.

Исследуя государство (полис), он приходит к выводу, что последнее создают "наши потребности", "а первая и самая большая потребность - это добыча пищи для существования и жизни", "вторая потребность - жилье, третья - одежда и так далее". Все люди, по Платону, "вылеплены", произведены на свет, своей матерью-землёй. Они имеют единую природу, отличающую их от всех прочих живых существ. Их натура имееет две стороны: "звероподобную", низшую, и "божественную", высшую, и задача каждого человека состоит в том, чтобы "справиться с теми тварями, которые находятся у него внутри" [5, 384-386]. "... Всякому человеку, - подчеркивает Платон, - лучше быть под властью божественного и разумного начала" [5, 386]. Но, говорит он, "люди рождаются не слишком похожими друг на друга, их природа бывает различна, так как они имеют различные способности к тому или иному делу" [5, 131]. Платон считает, что люди различаются, прежде всего, по полу, что "природа мужчины и женщины не одинакова, а различна" [5, 229]. И хотя, по его наблюдениям, "многие женщины во многих отношениях лучше многих мужчин", все же в целом "женщина во всех отношениях немощнее мужчины" [5, 230].

Далее, согласно Платону, люди различаются существенным образом друг от друга тем, что одни из них руководствуются разумом, а другие - чувствами. По Платону, человек, руководствующийся разумом, рассудителен. "Он не подчинит состояние своего тела и его питание звероподобному и бессмысленному удовольствию, обратив в эту сторону все свое существование. Даже на здоровье он не будет обращать особого внимания, не поставит себе целью непременно быть сильным, здоровым, красивым, если это не будет способствовать рассудительности. Он обнаружит способность наладить гармонию своего тела ради согласия и гармонии души". Такой человек не будет беспредельно увеличивать свое богатство. Чтобы управлять своими доходами и расходами, он будет соблюдать свой внутренний строй и будет начеку" [5,387]. Разумный человек не рвется во в власть и, в то же время не отказывается от нее, если видит, что должен, во имя блага полиса и его граждан, стать правителем. "... Все справедливые люди,

- говорит Платон, - с годами становятся правителями в своем государстве, если им этого хочется" [5, 412].

Иной строй души и образ жизни у человека, который руководствуется эмоциями, чувствами. "Изо дня в день такой человек живет, угождая первому налетевшему на него желанию: то он пьянствует под звуки флейт, то вдруг пьет одну только воду и изнуряет себя, то увлекается телесными упражнениями; а бывает, что нападает на него лень, и тогда ни до чего ему нет охоты. Порой он проводит время в занятиях, кажущихся философскими. Часто занимают его общественные дела; внезапно он вскакивает и говорит и делает, что придется. Увлечется он людьми военными - туда его и несёт, а если дельцами, то тогда в эту сторону. В его жизни нет порядка, в ней не царит необходимость; приятной, вольной и блаженной жизни называет он эту жизнь и как таковой всё время ею и пользуется" [5, 349].

Завершая, следует сказать, чтои великие философы прошлого, и современные философы выделяют два основных типа познания мира: рационализм (духовное освоение мира при помощи понятий) и сенсуализм (духовное освоение мира при помощи, прежде всего, чувственного восприятия) [См.: 4, 569], видят два основных типа человеческого действия: а) тип, основанный на разуме и б) тип, основанный на чувствах. Современные психологи также сходятся на том, что человеческое поведение можно разделить надвое и выделить а) поведение "теоретика", "мыслителя" и б) поведение "практика", "деятеля", что, вообще говоря, "у человека будет столько разных видов деятельности, сколько у него имеется различных потребностей" [6, 55, 56].

1. Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

2. Согласно современным представлениям, действие есть "физическая величина, имеющая размерность произведения энергии на время". См.: Большая Российская энциклопедия.

3. Вебер М. Теория ступеней и направлений религиозного неприятия мира / Вебер М. Образ общества.

М., 1994.

4. Философский энциклопедический словарь. М., 1983.

5. Платон. Сочинения в 4 т. Т.3. М., 1994.

6. Немов Р.С. Общая психология: Краткий курс. СПб, 2009.

ФОРСАЙТ КАК ТЕХНОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ БУДУЩИМ.

–  –  –

Методология Форсайта на сегодняшний день чрезвычайно популярна во всем мире.

Во многих странах такие исследования либо уже проводятся, либо планируются к реализации в ближайшие годы. Форсайт признается эфферктивным способом поддержки иновационной, технологической и научной политики, его результаты часто используются при принятии государственных решений и при утверждении различных программ развития.

Впервые технология Форсайта была использована в США в конце 1950-х годов для предсказания последствий долгосрочных решений и согласования приоритетов в области оборонных исследований и безопасности. Позднее методологию освоили в Японии, а к 1980-м годам она распространилась и в Европейских странах. В России первый форсайтпроект был реализовани только в 2006 году.

Форсайт (от англ. Foresight – предвидение) – технология, позволяющая осуществлять активное упраление будущим [1].

Такое управление возможно благодаря:

1. Рассмотрению различных альтернатив развития будущего, формированию желаемого образа будущего и реализации конкретных шагов по его достижению

2. Коллегиальному характеру принятия решений и достижению консенсуса относительно вариантов развития будущего между представителями научного сообщества, властных структур, представителей бизнеса и гражданского общества

3. Постоянному изменению картины будущего под влиянием событий настоящего, поскольку Форсайт – это не одномоментное действие, а длительный процесс

4. Опоре на качественные оценки, а не на математические методы

5. Эффективности мер при реализации, предпринятых всеми субъектами Первоначально Форсайт применялся только в научно-технической сфере, но на сегодняшний день область его использования существенно расширилась, данный метод успешно применяется и в социальном управлении. Масштаб исследования может быть абсолютно различным: начиная от локальных проектов, сосредоточенных на одной социальной или технологической проблеме, заканчивая проектами, охватывающими все области науки и все сектора экономики в национальном масштабе. Достаточно популярна практика проведения Форсайта на уровне отдельных регионов страны. Так в России первые Форсайт-проекты были запущены в республике Башкиртостан, Иркутской области и др.

Форсайт-проекты отличает индивидуальный подход к каждой конкретной ситуации, подвергающейся исследованию. Метод предпологает определенную универсальную последовательность действий, однако параметры Форсайта (зона охвата, используемые методы, временные рамки, количество участников и имеющиеся ресурсы) варьируются в засисимости от пректа [2].

Исследователи отмечают, что крупный бюджет Форсайта и длительность его проведения не гарантируют успех, часто можно встреть совершенно противоположную ситуацию, когда более эффективными оказываются недолгосрочные и малобюджетные проекты. Отмечается, что чем меньше проект и чем четче прописаны обязанности всех сторон, тем успешнее оказывается Форсайт в целом [3]. Поэтому представляется, что ввиду перечисленных выше фактов, в России продуктивнее осуществлять Форсайт именно на уровне регионов, поскольку в масштабах всей страны данная методика окажется более дорогой и не столь эффективной.

Методологию Форсайта дополняет Хиндсайт ( англ. hindsight – взгляд назад) – ретроспективный анализ ошибочных явлений и проваленных проектов [4]. Такая «работа над ошибками» позволяет усовершенствовать методику Форсайта и процесс его провидения, а также сводит к минимуму возможности повторения данных промахов при реализации последующих проектов.

Успешные Форсайт-исследования, как правило, осуществляются на базе уже существующих научных подразделений, государственных и общественных структур, спонсорских агенств и независимых учреждений. Страны, активно применяющие технологию Форсайта, создают специальные подразделения, деятельность которых связана исключительно с Форсайт-проектами. Например, в Японии на базе Национального института научно-технологической политики (Science and Technology Foresight Center) осуществляет работу научно-технологический Форсайт-центр, а в Великобритании существует специальная Форсайт-программа Министерства инноваций, университетов и компетенций Великобритании (Department for Innovation, Universities and Skills) [3]. Поскольку Россия только начала осваивать данную методологию, очевидно, что в нашей стране наблюдается недостаток высококвалифицированных специалистов с обширным опытом проведения Форсайта и отсутствие специализированных подразделений, чьи функции заключались бы в организации и проведении подобных исследований. Поэтому одним из вариантов повышения эффективности Форсайта становится привлечение внешних экспертов, обладающих международной квалификацией, а также знакомство с опытом других стран в вопросах проведения Форсайт-проектов.

На сегодняшний день Форсайт становится той самой основой, на базе которой принимаются управленческие решения в ведущих мировых державах. Форсайт позволяет рационально расходывать бюджет, правильно выстраивать социальную, экономическую, инновационную политику, определяя те сферы и факторы, которые в будущем будут наиболее значимы и смогут принести больший экономический эффект. Дополнительный бонус Форсайта -– это достижение консенсуса в обществе относительно модели развития будущего. Однако для достижения данного консенсуса необходима готовность сторон идти на компромисс и желание выработать совместное решение, что представляет собой определенную трудность, поскольку не всегда стороны стремятся к сотрудничеству.

Тем не менее Форсайт не является «панацеей» и не способен решить все проблемы общества и ответить на все его вопросы. Форсайт может трансформировать существующую систему, но это будет происходить медленно, поскольку он несет скорее эволюционный, а не революционный характер [5]. Большое значение имеет также то, кому предназначено проведение подобного исследования, поскольку в неумелых руках даже самая хорошая идея может пойти не на пользу, а во вред. Следующим фактором успеха будет являться умелое применение результатов Форсайта, а точнее проведение правильной политики со стороны власти, бизнеса, научного сообщества, инвесторов, общественных организаций и тд.

Таким образом, перспективы Форсайт-исследований в России и во всем мире на сегодняшний день достаточно велики, но судить о всех преимуществах и недостатках данной методологии нам позволит только собственные практика и опыт.

1. Золотухина А. В. ФОРСАЙТ КАК ТЕХНОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИМ ПОТЕНЦИАЛОМ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА // Проблемы современной экономики.

2010. №2. С.344-348. – с. 346.

2. Кинен М. ФОРСАЙТ ПРИХОДИТ В РОССИЮ // Форсайт. 2007.№1. С. 6-7. – С. 6.

–  –  –

Понятие «социальное пространство» отсылает к целому спектру теоретических работ, написанных разными социологами в разное время. Среди них можно упомянуть Ф.

Тенниса, П. Сорокина, П. Бурдье. Каждый из этих авторов давал свою трактовку этого термина, по-своему расставляя акценты и описывая проблемные ситуации. Отсюда возникает некоторая путаница при попытке выработать консистентное определение понятия «социальное пространство». Однако можно утверждать, что за всеми возможными интерпретациями этого понятия стоит одно фундаментальное допущение – сама сфера социального обладает своим независимым существованием, является реальностью sui generis.

Этот тезис, характерный для всей дюркгеймианской традиции, в данном случае принимается как нечто самоочевидное и не требующее доказательств. Социальное пространство так же реально, как реально и само общество. Но как раз это не может служить доказательством реальности социального пространства. В.С. Вахштайн пишет, что «современная культурная ситуация заставляет с подозрением относиться к самой идее общества. Размывание территориальных границ, формирование общей информационной среды, унификация норм и стандартов жизни делают проблематичным то, что с конца XIX столетия и до недавнего времени оставалось аксиомой социологии, - неколебимость общества как самостоятельной суверенной реальности» [2: 9]. В свете этой проблемы возникает вопрос: а что если «предмет социального анализа (как и общество в целом) не обладает никакой специфически «социальной» сущностью» [1: 9]? И тогда что такое само «социальное пространство»?

Решение этих вопросов стало одной из ключевых тем в работах французского философа и социолога Бруно Латура. Он предложил такую схему теоретизирования, где нет общества, но есть ассоциации, а само понятие «социальное» не является универсальным знаменателем для различных форм кооперации. Эту схему мы и предлагаем рассмотреть.

Латур указывает, что его схема рассуждений не нова и была изобретена вовсе не им самим. Ее ключевые тезисы и критические замечания были сформулированы Габриэлем Тардом, современником Дюркгейма. Последний полагал, что наиболее верный путь размышлений для социального ученого состоит в объяснении частного через целое.

Предельная позиция в этой модели объяснения была метко выражена Тардом: действует человек, но управляет им всегда закон эволюции. При этом сам Тард придерживается противоположных взглядов. Общество не может быть способом объяснения единичных поступков. Напротив, общество и есть то, что нуждается в объяснении. Потому Тард считает, что исходной точкой размышлений для социологии должен быть момент межличностного взаимодействия «лицом-к-лицу». Социология в этом случае может, по мнению Тарда, именоваться «интер-психологией», которая не принимает как данность реальность общества, но исследует сам процесс установления связей его образующих.

На этом моменте и заостряет свое внимание Бруно Латур. Он указывает, что для Дюркгейма и его последователей связи, образующие общество являются специфическими и не могут существовать вне социальной реальности. Социум может быть образован лишь социальными связями. Эту традицию, объяснять социальное социальным, Латур оценивает критически: «Обществоведы без особого труда убедили себя: чтобы объяснить ритуалы, верования, видения или чудеса (т.е. трансцендентные объекты, каковым акторы приписывают свойство быть первопричиной какого-либо действия) вполне допустимо (хотя и не всегда легко) заместить содержание этих объектов функциями общества, которые были скрыты в этих объектах и имитированы ими» [4: 344].

Однако, пишет Латур, понятия «общественные нормы», «мораль», «нравы» не позволяют создать непроблематичную модель общества. Повседневные взаимодействия людей, структуру общества и социальный порядок невозможно объяснить, руководствуясь лишь этими понятиями.

Латур предлагает свое решение этой проблемы:

«Чтобы свести баланс нашего общества, мы просто должны переключить наше внимание с людей и посмотреть на не-человеков. Вот они, скрытые и презренные социальные массы, которые дополняют нашу мораль» [3: 199-200].

Однако, как возможно включить вещи в проект социологического исследования?

Для решения этой проблемы Б. Латур вводит понятие «актант», которое он заимствует из семиотики Альгирдаса Греймаса. Термин «актант» призван заменить нерелевантный более термин «актор». Актантом, как замечает О.В. Хархордин, может быть «человек, организация, микроб, теорема, пробирка – любое действующее лицо, чье действие значимо для сети» [5: 42]. Преимущество использования термина «актант» состоит в том, что он позволяет описывать как людей, так и нечеловеков.

В этом случае само понятие социального пространства тоже требует ревизии.

Понятно, что принимая точку зрения Латура мы не можем придерживаться старых определений этого термина. И как раз с этой точки зрения социального пространства, как суверенной реальности, действительно не существует.

1. Бронзино, Л.Ю., Курмелева, Е.М. Предмет и методы социального познания: версии Бруно Латура и Никласа Лумана / Л.Ю. Бронзино, Е.М. Курмелева // Известия высших учебных заведений.

Социология. Экономика. Политика. – 2008. – № 2 (17). – С. 8-11.

2. Вахштайн, В.С. Социология повседневности и теория фреймов /В.С. Вахштайн. – СПб.:

Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2011. – 334 c.

3. Латур, Б. Где недостающая масса? Социология одной двери / Б. Латур // Социология вещей.

Сборник статей / Под ред. В. Вахштайна. – М.: Издательский дом «Территория будущего», 2006. – С. 199-223.

4. Латур, Б. Когда вещи дают отпор: Возможный вклад «исследований науки» в общественные науки / Б. Латур // Социология вещей. Сборник статей / Под ред. В. Вахштайна. – М: Издательский дом «Территория будущего», 2006. – С. 342-365.

5. Хархордин, О. В. Предисловие редактора / О. В. Хархордин // Нового времени не было. Эссе по симметричной антропологии / Б. Латур. – СПб: Издательство Европейского университета в Санкт–Петербурге, 2006. – С. 5-59.

СОЦИАЛЬНАЯ ИНФРАСТРУКТУРА РЕГИОНА (ПРОСТРАНСТВЕННЫЙ

АСПЕКТ)

–  –  –

Главная задача любой концепции, связанной с развитием административнотерриториальной единицы, его позиционированием и оценкой степени конкурентоспособности, должна быть сопряжена с повышением качества жизни, которое в свою очередь является определяющим фактором для приращения человеческого капитала.

Качество жизни и социальное развитие определяется доступностью разнообразных социальных услуг, а бедность, высокая степень дифференциации доходов и значительный уровень социального расслоения, наблюдающиеся в российской экономике, можно рассматривать не только как недостаточный доход на душу населения, но и как отсутствующие или исчезающие возможности удовлетворения важнейших социальных потребностей.

Анализируя выше сказанное утверждение можно заключить, что политика любого государства должна быть направлена на создание таких условий, которые обеспечивали бы достойную жизнь, свободное развитие человека, формирование и развитие человеческого капитала. Важнейшую роль в этом играет социальная инфраструктура (3).

При подходе к вопросу определения понятия социальная инфраструктура стоит отметить различные трактовки, интерпретации и подходы среди представителей географической, социологической, экономической научных школ. Так первые «видят»

социальную инфраструктуру, как компонент при разработках вопросов экономического районирования и территориального планирования. Вторые обращаются с позиции обеспеченности социального равенства в рассматриваемых территориях, социальных общностях, социальных группах и взаимоотношения между ними. Экономисты изучают ее роль в разрезе качества человеческого капитала. В экономической науке под социальной сферой чаще всего понимают совокупность отраслей, функционирование которых направлено на удовлетворение материальных и духовных потребностей населения, обеспечение условий жизни и развития человека. Так, в экономических словарях дается определение социальной сферы как «совокупности отраслей, организаций непосредственным образом связанных и определяющих образ и уровень жизни людей, их благосостояние, потребление» и отмечается, что к социальной сфере относят, прежде всего, сферу услуг (образование, культуру, здравоохранение, социальное обеспечение, физическую культуру, общественное питание, коммунальное обслуживание, пассажирский транспорт, связь) (2).

Значительные различия в доступности социальных услуг отдельным территориальным единицам, особенно городским и сельским обуславливают необходимость учета геодемографической инфраструктуры (1). Территориальная организация объектов социальной инфраструктуры населения не только определяет территориальную доступность услуг, но и является одним из индикаторов социальноэкономического благополучия в обществе.

Поскольку социально-экономические и природно-географические особенности неповторимы, любая группировка регионов России по уровню развития социальной инфраструктуры должна основываться на реальном учете индивидуальных особенностей регионов, которые в дальнейшем влекут за собой специфику формирования и развития их социальной инфраструктуры. Кроме того, при изучении региональных особенностей развития социальной инфраструктуры следует исходить из рациональной структуры потребностей населения, которая обязательно должна учитывать специфику исторически сложившейся отраслевой структуры региона, т. е. специфику производственных условий жизнедеятельности его населения.

Элементы социальной инфраструктуры обладают рядом особенностей:

1. объекты социальной инфраструктуры имеют точечное расположение и оказывают свои услуги, в большинстве случаев, для местного населения и ближайшего окружения;

2. потребители определенных услуг социальной инфраструктуры имеют свойственный только для них социальный статус, положение, возраст или жизненную ситуацию (в школах учатся подростки, в больницу обращаются люди определенного возраста, с определенными проблемами);

3. социальная ориентированность, заключается в правовом аспекте рассматриваемых услуг. В большей своей части объекты социальной инфраструктуры имеют государственное подчинение и финансирование. В законодательстве РФ закреплено право гражданина на бесплатное образование, медицину и т.д. Однако население имеет право выбора, например, получить те же услуги на платной основе (малый бизнес также берет на себя эти функции). При этом доля услуг оказываемых на платной основе с каждым годов становится все больше, что свидетельствует о недостаточной качестве и количестве оказываемых в настоящее время услуг;

4. Социальная инфраструктура позволяет удовлетворять потребности населения в сохранении здоровья, получении образования, проведении досуга и прочие, гарантировать необходимый уровень и качество жизни в регионе, обеспечивать воспроизводство человеческих ресурсов и профессионально подготовленных кадров для различных сфер экономики.

Структура объектов социальной инфраструктуры неоднородна и предполагает проведение классификации по потребительскому признаку.

Пространственная парадигма в исследовании социальной инфраструктуры региона обуславливает необходимость учета поселенческой структуры, как результата деятельности людей и общества в целом по удовлетворению своих потребностей. Поэтому в плане преобразования поселенческой структуры наиболее актуальной является задача формирования регионального типа расселения, а также развития поселенческих мест с учетом потребностей и интересов населения. Суть данного подхода состоит в том, что территория рассматривается как арена взаимодействия различных движущих сил и компонентов природы и общества, т.е. и как ресурс, и как особым образом организованное пространство. Территориальность в этом смысле ведет к формированию особого социально-экономического ландшафта, который является внешним выражением содержания данного понятия. В свою очередь содержательно территориальность есть не что иное, как потенциальные возможности территории.

1. Габдрахманов Н.К. Геодемографическая инфраструктура. // Международный научноисследовательский журнал (Research Journal of International Studies) №5-3 - Екатеренбург, 2012 С.127-128

2. Лихнович Ю. Ю., Сборник научных трудов ВУЗов России «Проблемы экономики, финансов и управления производством», Иваново, 2008. – С.304-310

3. Логачева, Н.М. Вопросы финансирования социальной инфраструктуры российских регионов / Н.М.

Логачева // РИСК: Ресурсы. Информация. Снабжение. Конкуренция. – 2011. – №4. – С. 637–640

НЕОБХОДИМОСТЬ ПОВЫШЕНИЯ КАЧЕСТВА ОБРАЗОВАНИЯ В ВЫСШЕЙ

ШКОЛЕ

–  –  –

Качество образования в широком смысле – это основа качества жизни.

Многочисленными исследованиями доказано, что существует непосредственная связь между уровнем образованности людей и их благополучием. Образование призвано помочь молодым людям осмыслить масштабы глобальных перемен, происходящих в мире и активно включиться в процессы созидания и позитивных преобразований, которые происходят в нашей стране и за рубежом.

Сегодня качество – это социально-экономическое понятие, в рамках которого качество образования является стратегическим фактором общественного развития.

Повышение качества образования является важнейшей задачей в условиях рыночной экономики, конкуренции, демократических преобразований общества, а так же демографических проблем.

Качество образования является сегодня одной из важнейших задач педагогики.

Стоит отметить, что к проблеме качества образования сегодня обращаются политики, ученые, практики. Сегодня важно определить, какие направления образовательной деятельности необходимы для того, чтобы сделать образование высококачественным.

Изменение социально-экономических условий современной России предъявляет высокие требования к качеству профессиональной подготовки специалистов.

Компетентность становится главным качеством индивидуума, а образовательные учреждения приобретают статус главных социальных институтов, что, безусловно, предусматривает изменения и в управлении качеством образовательного процесса.

МОНИТОРИНГОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ

АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВУЗА

–  –  –

В процессе развития личности будущего специалиста особую роль играет начальный этап обучения в вузе. Сложность его заключается в перестройке всей системы ценностно-познавательных ориентаций личности студента, освоении новых способов познавательной деятельности и формировании определенных типов и форм межличностных связей и отношений. Важной детерминантой данного этапа является процесс адаптации студентов к вузовскому обучению. Эффективная адаптация в период обучения на первом курсе во многом определяет мотивацию, направленность и характер учебной деятельности студентов на старших курсах, их психологический комфорт, моральную удовлетворенность собой и обучением в вузе. Точкой бифуркации в процессе адаптации студента является смена окружающей его среды, которая характеризуется как структурными, так и функциональными компонентами.

Оптимизация процесса адаптации первокурсников к новому для них образу жизни и деятельности, исследование трудностей, возникающих в учебной деятельности на начальном этапе обучения, а также выявление психолого-педагогических условий, предупреждающих дезадаптивность студентов - чрезвычайно важные задачи. От того, как долго по времени и по различным затратам происходит процесс адаптации, зависят текущие и предстоящие успехи студентов, процесс их профессионального становления.

Эмпирические наблюдения показывает, что далеко не все студенты первого года обучения могут быстро, успешно и самостоятельно включиться в учебный процесс и, следовательно, справиться с элементами новизны, избавиться от негативного восприятия действительности и ощутить внутреннюю мотивацию профессионального роста. В настоящее время, комплекс вопросов, связанных с трудностями первого года обучения, особо выделяется из множества проблем высшей школы.

В отечественной науке проблема адаптации студентов разрабатывалась, прежде всего, в русле исследований социальной адаптации. В психолого-педагогических исследованиях последних лет отчетливо прослеживается тенденция разработки путей успешной адаптации студентов к вузовскому обучению через изучение факторов ее эффективности, влияния характера педагогического общения преподавателя и учебной группы, содержания основных психологических механизмов адаптации студентов, выявления зависимости адаптационного процесса от типологических свойств нервной системы и личностных характеристик учащихся. Одним из важных подходов к решению проблемы социально- психологической адаптации является профессиологический подход.

Таким образом, наличие множества подходов, а также значительного числа авторских работ по данной проблематике актуализирует исследование проблемы адаптации.. Однако, анализируя имеющиеся теоретические и эмпирические исследования различных авторов, приходится констатировать, что однозначное определение профессиональной и социально- психологической адаптации в научных трудах отсутствует. Вполне правомерна точка зрения Н.А. Ершовой по этому поводу: «Такая неоднозначность в интерпретации понятий вызвана тем, что в реальной деятельности все виды адаптации часто взаимосвязаны, взаимообусловлены, и классификация их содержит элемент научной абстракции» [3].

Теоретический анализ множества работ, в той или иной степени, касающихся исследования проблемы адаптации, позволяет сделать вывод о том, что адаптация к новым условиям обучения – постоянный, динамичный, многофакторный процесс. В ходе, которого происходит не только интеграция личности студента, в новую образовательновоспитательную систему, в новую систему требований и контроля, в социум (новое для него социальное окружение), в новый коллектив, а для многих (например, иногородних студентов) и в новые условия жизнедеятельности, но и его личностное, профессиональное развитие и самореализация. На основе изложенного под адаптацией студента первого курса, на наш взгляд, следует понимать процесс приведения основных параметров его социальной и личностной характеристик в состояние динамического равновесия с новыми условиями внутривузовской среды как внешнего фактора по отношению к студенту.

В своем исследовании мы рассматриваем адаптацию в контексте социализации личности, процесса, активного и творческого приспособления студентов к условиям социальной среды, в частности к условиям обучения и воспитания в учебном заведении.

Для понимания сущностных характеристик процесса адаптации нами были выделены следующие ее функции: индивидуально-психологическая, социальная профессиональная и дидактическая. Все выделенные функции процесса адаптации опосредованы ее структурой.

Целями мониторинговых исследований, проводимых на базе Профессиональнопедагогического института Челябинского государственного педагогического университета являются теоретическое обоснование и выявление факторов, влияющих на адаптационные процессы и реализация условий, обеспечивающих успешную адаптацию студентов к учебной и творческой деятельности.

В качестве факторов, влияющих на адаптационные процессы, в данном исследовании выступили представления студентов о нормах и правилах института, успешное освоение учебных предметов, активное участие в творческой жизни института, работа в органах самоуправления и научном студенческом обществе, осознанное и самостоятельное решение в построении профессиональной траектории.

В соответствии с данными факторами определены три уровня адаптивности:

1. Высокая степень адаптивности студентов характеризуется осознанным и самостоятельным принятием решения о поступлении в вуз и о дальнейшем профессиональном развитии, успешным вхождением в социальную среду профессионально-педагогического института, успешным освоением учебных предметов, активным участием в творческой жизни и работе в научном студенческом обществе;

2. Средний уровень адаптивности студентов характеризуется недостаточно четкими представлениями о нормах и требованиях вуза, отсутствием четких профессиональных предпочтений, успешным освоением учебных предметов в школе, недостаточно активным участием в творческой жизни и научном студенческом обществе, затруднением в усвоении общеобразовательных ценностей;

3. Низкий уровень адаптивности студентов предполагает неосознанный выбор учебного заведения, слабо развитые общеучебные умения, слабая подготовка за школьный курс непринятие норм и ценностей образовательной среды, индифферентное отношение к своему творческому саморазвитию.

Нами выделена следующая условная структура процесса адаптации к обучению в вузе:

• индивидуально-психологический компонент, в рамках которого мы рассматриваем затруднения, возникающие у студентов на первых этапах вхождения в новые условия вуза, их коммуникативный потенциал и сформированность ценностных ориентаций;

• социальный компонент, связан с готовностью студентов к социальной активности, наличием творческого потенциала и готовности его реализовывать;

• когнитивный, обусловлен сформированностью учебно-познавательных компетенций студентов и осознанием потребности в их дальнейшем развитии как основы образовательной деятельности;

• профессиональный – выявление мотивов и обстоятельств выбора абитуриентами вуза и специальности, наличие четких представлений об условиях обучения в вузе, анализ первых наблюдений и впечатлений о занятиях.

Согласно вышеизложенной логике кратко охарактеризуем результаты проведенного исследования.

1. Высокая степень адаптивности характерна для 38,7% студентов. Ими осознаны и самостоятельно приняты решения о поступлении в вуз, они обладают необходимыми коммуникативными компетенциями, они обладают устойчивыми учебными мотивами, ярко выражен мотив участия в творческой жизни института и научно-исследовательской деятельности.

2. Средний уровень адаптивности продемонстрировали 40% респондентов.

Они характеризуется недостаточно четкими представлениями о нормах и требованиях вуза, отсутствием четких профессиональных предпочтений, наличием затруднений в освоении учебных предметов в школе, недостаточно сформированным мотивом для участия в творческой жизни института, наличием затруднений в усвоении социальных норм и ценностей.

3. Низкий уровень адаптивности характерен для 21,3% студентов.

Респонденты, отнесенные к данному уровню, продемонстрировали неосознанность выбора учебного заведения и специальности, слабо развитые общеучебные умения, слабую подготовку за школьный курс, непринятие норм и ценностей образовательной среды, индифферентное отношение к своему творческому развитию и саморазвитию.

Кроме того, нашими исследованиями зафиксирована устойчивая тенденция, связанная с затруднениями студентов первого курса в области общения (слабо развита речь, психическая неустойчивость, импульсивность, обидчивость, нетерпимость к иному мнению, уверенность в своей правоте и др.). Носителями таких коммуникативных качеств является более 1/5 абитуриентов, поступивших в вуз.

Не менее больной проблемой является ограниченный кругозор абитуриентов и слабые фундаментальные знания школьных предметов. К этой категории респондентов, как показывают наши мониторинговые исследования, относятся около 60% респондентов.

В целом, обозначенные выше и другие данные мониторинговых исследований последних лет, проводимых в Профессионально-педагогическом институте Челябинского государственного педагогического университета, свидетельствуют о наличии проблемы социальной и психолого-педагогической адаптации студентов первого курса.

Выше нами отмечено, что успешные адаптационные процессы студентов первого курса являются основой для обучения на старших курсах. Соответственно динамизация и эффективная организация адаптационных процессов студентов первого года обучения являются архиважными задачами для системы менеджмента качества профессионального образования в вузе.

1. Андреева, Д.А. Влияние адаптации студентов на учебную активность / Д.А.Андреева. - РостовДон: Феникс, 1995.

2. Герцог, Г.А. Особенности адаптации студентов первого курса Профессионально-педагогического вуза/ Г.А. Герцог, Е.А. Гнатышина ; Проф.-пед. ин-т Челяб. гос. пед. ун-та. – Челябинск, 2009.

3. Ершова Н. Г. Педагогические условия активизации процесса адаптации студентов-первокурсников к учебной деятельности в ИФК: Автореф. дис.... канд. пед. наук / С.-Петерб. гос. акад. физ.

культуры им. П.Ф. Лесгафта. - СПб., 1998.

4. Леонтьев, В.Г. Психологические механизмы мотивации /В.Г.Леонтьев. - Новосибирск, 1992.

5. Яницкий, М.С. Основные психологические механизмы адаптации студентов к учебной деятельности: Автореф. канд. дис. Иркутск, 1995.

ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПОЛЕЙ П.БУРДЬЕ В ОПТИКЕ ДИРЕКТИВНОГО

ПОДХОДА: ПРОБЛЕМЫ ОСНОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЛЯ

–  –  –

Теория социальных полей, базирующаяся на концептуальных изысканиях Пьера Бурдье, как и вся традиция генетического структурализма, так или иначе, восходит к дюркгеймовской концепции социального факта, который является вещью по отношению к индивиду (в декартовском смысле). Поля как надиндивидуальные социальные реальности формируют вокруг себя проблематичности функционального и коммуникативного порядка, поскольку соотносят себя с практиками людей, что образуют единство правил действия в социальном бытии. Такой социологистский подход успешно реализует себя по отношению к практическим множествам сугубо «социального» характера, таким как поле литературы, поле науки и т.д, то есть по отношению к социальным событийностям, которые можно заключить в единую витгенштейновскую игру. Помимо латурианской критики, данный теоретический ход имеет одну внутреннюю проблему, а именно в теории Бурдьё оказывается единственным сверхпроблематичным по отношению к существованию иных полей существование политического поля. Сам Бурдьё лишь ему предоставляет некоторое верховенство в иерархии полей, объясняя его природой стремления к изменению правил игры во всем социальном пространстве – символической власти. Но этот теоретический ход оказывается темным пятном концепции поля, поскольку вкладывает в него директивный элемент понимания реальности власти, что, впрочем, обусловлено марксистским ядром рассуждения великого ученого.

Теория П.Бурдьё сумела сочетать в себе витгенштенианское прочтение теории действия Вебера, социологизм Дюркгейма и социальную диалектику борьбы Маркса.

Последний из них и несет в себе семя директивного подхода, который превращается темного спутника концепции политического поля. Чтобы сгладить эти противоречия, нам необходимо выяснить какую же логику в себе несет директивный подход. Если обрамление поля в реальность есть чисто дюркгеймовских ход, что несет за собой отвлечение власти от субъекта, то директивные аспекты предоставляют картину политики, которая принципиально не способна выжить в такой «теоретической среде».

Этот тезис верен, поскольку вся директивная традиция строится на единстве власти и субъекта, что приводит к суждению о невозможности политики вне субъекта или тождестве власти и политики. Однако, несмотря на эти формулы, директивный подход имеет глубинные и вместе с тем очевидные смыслы.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«Уральское отделение Российского общества социологов ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина» Институт государственного управления и предпринимательства Кафедра социологии и социальных технологий управления Высшая инженерная школа Памяти профессора Валерия Трофимовича Шапко посвящается АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ МОЛОДЕЖИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ Материалы международной конференции Екатеринбург, 28 февраля 2014 г. Том I...»

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Дальневосточный федеральный университет Школа гуманитарных наук ПРОБЛЕМЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ: РОССИЯ И СТРАНЫ АТР Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Владивосток 11–13 ноября 2015 г. Владивосток Дальневосточный федеральный университет УДК 316. ББК 60.56 П78 Издание материалов конференции осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«В.А. ЯДОВ 1. Изменения в социологии, т.е. в содержании и направленности исследований, самом научном сообществе социологов и в Институте надо, конечно, рассматривать в общесоциальном контексте российских реформ. Легитимация социологии имела следствием, во-первых, взрывной интерес к исследованиям в области теории. Сегодня в социологическом сообществе вполне утвердилось представление о полипарадигмальности социологического знания. Это следствие снятия идеологической цензуры, бурного расширения...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В. Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д. Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф., В.И. Дудина, и.о. декана...»

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ ДАЙКСЕЛЕМ Редакция журнала знакомит своих читателей с членами редакционного совета. Сегодняшний гость — Александр Дайксель. Он является профессором социологии Гамбургского университета, где долгое время возглавлял Институт социологии. Там же им организован отдел по изучению наследия Фердинанда Тенниса, под руководством А. Дайкселя осуществляется издание Полного собрания сочинений Ф. Тенниса. В настоящее время он является...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.