WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 32 |

«Материалы научно-практической конференции VIII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2013 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, ...»

-- [ Страница 27 ] --

Проблематика изучения стратегий адаптации мигрантов становится актуальной и в научных кругах, отмечается рост внимания к настоящим исследованиям. Для такой постановки вопроса есть объективная основа. Так Л.Л. Рыбаковский, изучая титульные народы стран Центральной Азии и Закавказья, отмечает повышение их мобильности, результат чего виден по переписи населения России в последние годы. Рождаемость в этих странах высока, благодаря этому, как считает ученый, есть вероятность улучшить демографическую ситуацию в России без угрозы потери этнической составляющей титульного народа. «"Демографическое давление" этих стран на Россию может оказаться для нее вполне положительным явлением"» [1, с. 32]. Также мигранты являются востребованной дешевой рабочей силой, хотя подавляющее большинство занимается неквалифицированным трудом в строительстве и сфере услуг. Являясь носителями иной культуры, они обогащают принимающее общество.

В современном мире, когда изменяется структура общества и динамика социальной жизни, проблема социальной адаптации индивидов и групп становится все актуальнее не только в социологической науке, но и в смежных дисциплинах. Теории адаптации разрабатываются в рамках психофизиологии, культурологии, социологии миграции, этнопсихологии, экономической социологии и других наук.

На данный момент в социологической науке сформированы целый ряд подходов и концепций, позволяющих говорить о возможности системного исследования настоящего феномена. В частности, существуют различные трактовки понятия «социальная адаптация». Прежде всего, следует выделить макро и микро – социологические методологические подходы в рассмотрении проблемы. Подчеркнем, что в социологии стратегии адаптации мигрантов рассматриваются по – разному, и можно выделить несколько таких подходов.

Во – первых, стратегия адаптации может рассматриваться как фактор обеспечения гармоничного единства внутренней и внешней среды. Так Т. Парсонс рассматривает ее в рамках функциональной парадигмы, выделяет адаптацию как одну из четырех функциональных условий существования социальной системы, наряду с интеграцией, достижением цели и сохранением ценностных образцов. [2, с.13] Развивая идеи Парсонса, Р. Мертон разработал типологию индивидуального приспособления в обществе и выделил пять форм адаптивного поведения: конформность, инновация, ритуализм, бегство и мятеж. Крайними видами являются конформность, обозначающая полное принятие культурных целей и институционализированных средств, и бегство, отвергающее их. При инновационной модели приспособления индивид усвоил культурные цели, одновременно отвергая институционализированные средства, тогда как при ритуализме все происходит наоборот. Мятеж качественно отличается от остальных альтернатив. Он «представляет собой переходную реакцию, заключающую в себе попытку институционализировать новые цели и процедуры, которые могли бы быть приняты другими членами общества». [3, с. 255] Во – вторых, Э. Гидденс и Н. Смелзер связывают адаптацию с процессом социализации. Эту традицию развивает российский ученый В.Ф. Мартюшов и определяет социальную адаптацию как аспект социализации и как «феномен, в котором реализуется взаимодействие самостоятельного социального субъекта с новыми социальными условиями его жизни. Адаптация всегда есть приспособление некоторых сложившихся устойчивых функций к новым параметрам среды обитания: природным, культурным, пространственным, временным и т.д.» [4, с.6] Автор выделяет интегративный характер данного явления, когда адаптивная и адаптирующая активности индивида или группы по отношению к окружающей среде происходят одновременно. Оптимальное соотношение этих двух видов активности является важнейшим условием успешности процесса адаптации. Результат адаптации может носить различный характер: 1) конформность, то есть полное принятие норм и ценностей доминирующего общества; 2) модернизация личностных характеристик с сохранением самоидентификации; 3) девиантность.

Проблема социальной адаптации и ее изучения особенно важны в социологии миграции. Адаптационные стратегии мигрантов изучаются в рамках теории конфликта (В.И. Жуков, А.В. Дмитриев, Г.А. Пядухов), в контексте диаспоризации этнических групп (В.И. Дятлов), этнических сетей мигрантов (В.И. Мукомель, В.М. Воронков, О.Е.

Бредникова, О.В. Паченков), трансформации их этнической идентичности (В.В. Кашпур, И.Г. Поправко), миграционного потенциала (Л.Л. Рыбаковский), групповых интеграционных стратегий (К.С. Мокин) и т.д.

В третьих, в некоторых исследованиях анклавизация и интеграция (иногда используются термины «приспособительный (самосегрегация)» и «адаптивный сценарий») выделяются как крайние формы адаптации мигрантов. Например, К.С. Мокин, изучая групповые стратегии интеграции этнических миграционных сообществ, напрямую связывает феномен социокультурной адаптации с этнической идентичностью субъектов.

• Приспособительный сценарий определяется им как первичный, при нем не происходит существенных изменений ценностей и моделей поведения субъекта, и он не предполагает глубокого освоения социокультурных норм принимающей стороны.

• Интеграционный сценарий адаптации включает изменение внутренних структур социокультурных и психологических установок переселенцев, причем на определенном этапе последующей адаптации может произойти разрушение базовой социокультурной (этнической) идентичности человека, то есть начинается необратимый процесс ассимиляции [5].

С увеличением количества мигрантов, принадлежащих к одной этнической группе, обычно появляется «буферная среда» - прослойка, которая служит для связи вновь прибывших (или не вступающих в контакт) и принимающей средой. Это могут быть национально-культурные объединения, неформальные сети и т.д. Буферная среда, с одной стороны, облегчает связи меньшинств и титульного общества, с другой стороны, тормозит интеграцию отдельных индивидов. В других зарубежных и российских исследованиях принято выделять четыре базовые адаптационные стратегии мигрантов: геттоизации (пассивной автаркии), культурной колонизации (агрессивной автаркии), интеграции (аккультурации) и ассимиляции.

На основе проведенного теоретического анализа нами была разработана модель, послужившая основой организации эмпирического исследования этнического предпринимательства как одной из стратегий социальной адаптации мигрантов, как одного из способов сохранения межэтнического и межконфессионального согласия

1. Рыбаковский Л.Л. Миграционный потенциал: критерии оценки и современные масштабы //Л. Л.

Рыбаковский // Социологические исследования. 2011. № 04. Институт социологии РАН. С. 23-34.

2. Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения Talcott Parsons. The Concept of Society: The Components and Their Interrelations. In: T. Parsons. Societies: Evolutionary and Comparative Perspectives. Englewood Cliffs (NJ): Prentice-Hall, 1966

3. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. – М.: АСТ: АСТ Москва: Хранитель, 2006.

873 с.

4. Мартюшов В.Ф. Социальная релевантность адаптации – Тверь: ТГТУ, 2005 г., 104 с.

5. Мокин К.С. Групповые стратегии интеграции этнических миграционных сообществ. Саратов:

Издательство «Научная книга», 2006. 184 с.

АКАДЕМИЧЕСКАЯ МОБИЛЬНОСТЬ: ПОВСЕДНЕВНОСТЬ ИНОСТРАННЫХ

СТУДЕНТОВ УРФУ

–  –  –

Процесс интеграции существующей российской системы высшего образования в европейскую ставит новые задачи, предлагает новые пути развития экспорта образовательных услуг. Одним из основных условий формирования единого мирового образовательного пространства является активная международная академическая мобильность. Преимущественно, участниками процесса академической мобильности становятся студенты, желающие получить высшее образование за пределами своего государства.

В 2010 году 4,1 млн человек обучались в вузах за пределами своей Родины.

Наиболее крупными принимающими странами являются США, Великобритания, Германия, Франция, Австралия, Япония, Канада и Испания. В 2010 году Российская Федерация оказалась на 9-м месте в мире по числу иностранных студентов, и их доля составляет 2% от общего количества[1].

Сегодня на территории России в 750 образовательных учреждениях учится около 250 тыс. иностранных студентов из 150 стран. Свыше 40 тыс. из них получают высшее образование за счет федерального бюджета нашей страны. По планам Минобрнауки доля иностранных студентов, которая сейчас составляет 2,3% общего числа, должна к 2015 году увеличиться до 6%, а к 2018 году — до 10% [2].

В целях реализации образовательной политики, обусловливающей участие России в Болонском процессе, стали создаваться федеральные университеты, одним из основных направлений развития которых должно стать «создание условий для академической мобильности обучающихся, преподавателей и научных работников, интеграции университета в мировое образовательное пространство и достижение международного признания реализуемых в нем образовательных программ с целью экспорта образовательных услуг и технологий»[3]. В рамках создания одного из девяти федеральных университетов России в мае 2011 года в Екатеринбурге произошло объединение двух крупных университетов: Уральского государственного университета имени А.М. Горького и Уральского государственного технического университета имени Б.Н. Ельцина.

Около 300 иностранных студентов, приехавших из 70 стран дальнего зарубежья, были зачислены в Уральский федеральный университет в 2012 учебном году[4].

Активная академическая мобильность образовательных мигрантов, необходимая для полноценного вхождения на мировой рынок образовательных услуг, заставляет руководство учебных заведений задуматься о создании наиболее благоприятных и привлекательных условий обучения и проживания в нашей стране. Приехав в Россию, образовательные мигранты попадают в новую для них среду с отличными ценностями, манерами поведения, особенностями взаимодействия людей друг с другом и т.д. Студенты вынуждены адаптироваться к условиям проживания в другой стране, в связи с чем им приходиться в определенной степени менять свой образ жизни.

С целью выяснения особенностей процесса адаптации и образа жизни образовательных мигрантов, в конце 2012 года нами было проведено социологическое исследование, объектом которого выступили иностранные студенты, обучающиеся в Уральском федеральном университете имени первого президента России Б.Н. Ельцина (N=200).

В опросе приняли участие студенты из стран дальнего и ближнего зарубежья:

Азербайджана, Кореи, Монголии, Японии, Казахстана, Таиланда, Китая.

В ходе исследования мы выяснили, что большинство иностранных студентов проживают в общежитии, их не удовлетворяет санитарно-гигиеническое состояние места проживания и большая численность студентов, проживающих в одной комнате.

Особенности российского студенческого быта становятся нормой для иностранных студентов. Важно отметить, что часть иностранных студентов, по их мнению, заимствует у русского народа черты девиантного поведения, такие как распитие алкогольных напитков, курение. Скорее всего, это связано с соответствующим поведением некоторых студентов принимающего вуза. Молодежь – это та категория населения, которая на данном жизненном этапе проявляет свои максималисткие особенности, которые выражаются в чрезмерном употреблении алкогольных напитков, стремлении попробовать наркотики и т.д., тем самым выглядеть «круто». В попытках «стать своими» учебные мигранты в нашей стране тоже начинают приобретать эти вредные привычки.

Иностранные студенты отдают предпочтение национальной кухне, блюда которой готовят сами. В ходе личных бесед и переписки с опрошенными из Китая и Кореи было выяснено, что большинство иностранных студентов не умеют готовить блюда русской традиционной кухни, хотя некоторые из них им очень нравятся, и поэтому они покупают крупы, овощи и курицу в магазинах и готовят их по китайским, корейским рецептам, а также они часто получают посылки из дома, в которых им отправляют различную национальную еду. Столовые, кафе и рестораны не пользуются особым спросом, поскольку требуют значительных затрат.

Качество медицинских услуг студентов категорически не удовлетворяет: очереди на прием к врачу, грубость со стороны медперсонала. Каждый третий студент отметил оскорбления со стороны продавцов в магазинах, полицейских, кондукторов транспорта.

Свободное время студенты занимают пассивными видами деятельности:

компьютер, чтение книг, прослушивание музыки. Способы времяпрепровождения используемые иностранными студентами вполне характерны и для студентов принимающей страны. Интересным показался тот факт, что значительная часть учебных мигрантов в качестве способа времяпрепровождения использует также чтение книг и журналов. Возможно, это связано с желанием как можно скорее освоить русский язык и чувствовать себя в обществе более комфортно.

В ходе исследования мы также выяснили, что в связи с проживанием в России многие иностранные студенты исключили из своего образа жизни занятия спортом. Те, кто продолжили заниматься спортом изменили свои приоритеты: на Родине предпочтение отдавалось таким видам спорта как баскетбол, волейбол, гимнастика, в России - лыжный спорт, баскетбол, футбол.

Основными элементами, которые включили студенты в свои повседневные практики, стали: предпочтения в еде и напитках (кипяток с медом, чай с лимоном и сахаром, соленые огурцы), девиации (курение, алкоголь), одежда (открытая откровенная одежда).

Они также отметили и новые личностные качества, которые приобрели:

откровенность, равнодушие, злость, медлительность.

Таким образом, охарактеризовав повседневные практики иностранных студентов, можно сделать вывод о том, что образ жизни образовательных мигрантов и студентов принимающего сообщества не имеют значительных отличий. Однако, стоит обратить внимание на тот факт, что в процессе учебной деятельности иностранные учащиеся испытывают большее число трудностей, и, соответственно, больше уделяют времени такому роду деятельности как обучение в вузе.

Решение проблем, связанных непосредственно с обучением, таких как недостаточное количество часов преподавания русского языка, дефицит практической деятельности по специальности и вопросы материально-технического обеспечения учебного процесса, а также проблем, касающихся условий проживания в общежитии, будет способствовать росту академической мобильности и формированию наиболее привлекательного имиджа вуза на мировом рынке образовательных услуг.

1. Количество иностранных студентов в мире удвоилось. [Электронный ресурс] // Онкампус.ру. Режим доступа: http://oncampus.ru/publicacii/kolichestvo-inostrannyh-studentov-v-mire-vyroslo-v-dvaraza

2. Ренская Н. Россия обучит за счет бюджета в полтора раза больше иностранцев. [Электронный ресурс] // Электронная версия газеты: Известия. - Режим доступа: http://izvestia.ru/news/552021

3. Федеральные университеты. [Электронный ресурс] / Российское образование. Федеральный портал. - Режим доступа: http://www.edu.ru/abitur/act.73/index.php

4. Первокурсникам УрФУ помогут запомнить расположение общежитий и медсанчасти. Архив новостей Уральского федерального университета имени первого Президента России Б.Н. Ельцина [Электронный ресурс] // Официальный сайт Уральского федерального университета им

СОЦИАЛЬНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ СЕЛЬСКОЙ МОЛОДЕЖИ:

ВОЗМОЖНОСТИ И ОГРАНИЧЕНИЯ

–  –  –

Развитие сельской России зависит от включенности сельской молодежи в процессы модернизации сельского хозяйства и социального развития села. Будущее села определяется возможностями социально-территориальной адаптации сельской молодежи, количественным и качественным составом сельской молодежи, обеспечивая развитие сельского хозяйства и демографическое воспроизводство сельских поселений.

Под социально-территориальной адаптацией понимается процесс приспособления индивида к условиям среды, в которой он проживает и с которой у него связаны повседневные социальные практики. В результате этих практик происходит поддержание такого уровня жизни, который позволяет сохранять или повышать социальный статус и удовлетворять материальные и духовные потребности индивида или социальной группы, и возникает устойчивая привязанность к данной территории, вызывающая социальную активность и желание к профессиональной и жизненной самореализации на данной территории [1, 39].

В ходе проведенных исследований [2] были выявлены социально-территориальные адаптационные показатели, объясняющие миграцию молодежи из села в город, которые определялись, в том числе, и через показатели социального самочувствия.

Охарактеризовать социальное самочувствие помогают ответы респондентов на вопрос:

«Как Вы оцениваете свое настроение в последнее время?»

Согласно полученным данным, социальное самочувствие молодежи сельских поселений можно охарактеризовать, как «в целом нормальное, ровное» (63,3% респондентов), что представляет безусловную ценность для разработки и реализации адаптационной программы и формирования устойчивой региональной идентичности, «Испытывают страх и тоску» 9,1 % опрошенной молодежи, что является питательной средой формирования чувства неудовлетворенности территорией проживания, соответственно, стремление, явное или латентное, смены места жительства, характеризующее миграционные настроения сельской молодежи.

Безусловно, у показателя социального самочувствия есть множество интерпретационных значений:

население может себя ощущать, так или иначе, в силу ряда объективных и субъективных факторов.

К важным факторам социально-территориальной адаптации сельской молодежи относится выявление респондентами социальных проблем, с которыми они сталкиваются, либо потребность в решении которых определяет их жизненные планы. Значимость определенных социальных проблем формирует жизненные стратегии как символическое определение ситуации, запускает механизм социальных устремлений [3].

Результаты исследований свидетельствуют, что для молодежи основными проблемами являются:

образование; здоровье; трудоустройство; жилищная проблема.

Значительная часть сельской молодежи рассматривает возможность получения качественного образования, повышение квалификации как значимую проблему, сопоставимую с озабоченностью своим здоровьем, более 40,1 % опрошенной молодежи отметили данные проблемы как равнозначные. Третья по значимости проблема – это проблема трудоустройства, на ее важность обратили внимание 22,4% опрошенной молодежи.

Интересным представляется мнение респондентов о реальных возможностях в настоящее время «организовать «свое дело». Так, молодежь оценивает такую возможность как «среднюю» (51,4%), 14,1% – как «достаточно низкую», но 7,1% молодых респондентов выбрали ответ «не желаю этого». О «желании устроиться на работу в своем селе/поселке» высказалось всего 1,2% опрошенной молодежи, а 14,8% молодежи «хотели бы уехать в город, устроиться на работу и продолжить учебу». Данное частотное распределение свидетельствует о желании молодежи к самореализации, но и о существующей апатии и негативной оценке своих возможностей для самореализации в селе.

Территориальное поведение населения представляет комплекс индивидуальных и групповых реакций в соответствии с представлениями, данными от рождения, культурными стереотипами, приобретенными в процессе развития и социализации на определенной территории [4]. Данный социальный феномен существенно влияет на перспективы социально-территориальной адаптации молодежи. Ответы молодежи по поводу переезда в город выявили основные группы мотивов территориального поведения.

Условно можно разделить эти группы мотивов, определяющих наличие/отсутствие перспектив, на «работа», «личная жизнь», «условия жизни», «принятие/непринятие образа сельской жизни». Так, свое решение уехать из села мотивом «работа» объясняет абсолютное большинство опрошенного населения сельской местности («желаемую работу можно получить только в городе» считают 53, 8% опрошенной молодежи; «отсутствие в селе хорошей высокооплачиваемой работы» отметили 53,1% сельской молодежи опрошенных районов).

«Не видят никаких перспектив в личной жизни» – 15,6% опрошенной молодежи; мотив «условия жизни» определили следующие показатели:

«плохие бытовые условия» – 14,0% опрошенной молодежи, «негде провести свободное время» – 11,5%, «в селе человек оторван от жизни и мира» – 8, 6% респондентов, «в деревне молодому человеку делать нечего» – 31, 7% опрошенной молодежи. Мотив «принятие/непринятие образа сельской жизни» определили следующие показатели: «не люблю сельский труд» – 3, 9% молодых респондентов; «не люблю сельский быт» – 3,2 % опрошенной молодежи; «не люблю сельских жителей» – 2,6% участвующих в опросе.

Основные настроения сельской молодежи, на первый взгляд, можно охарактеризовать как пессимистичные, не связанные с перспективами социальнотерриториальной адаптации молодежи на территории проживания. Абсолютное большинство респондентов при ответе на вопрос: «Как Вы считаете, где человеку легче?»

– выбрали жизнь в городе (от «устройства личной жизни – 31,9% опрошенной молодежи до «получения качественной медицинской помощи» –86% респондентов). Но вопросы о возможной жизни в общежитии, о возможной работе в одном месте, а проживании в другом месте, о будущем проживании себя и своих детей предоставляют интересный статистический материал, который должен способствовать пересмотру социальной политики в регионах России: 40,7% респондентов выбрали ответ: «Нет, не хочу жить в общежитии»; 44,4% опрошенных считают «невозможным работать в одном месте, а жить в другом, приезжая к родным на выходные», 43,8% молодежи, выбравших местом проживания свое село/поселок, считают его своей Родиной; 44,9% опрошенной молодежи в качестве аргумента в пользу проживания в своем селе и/ поселке указывают на наличие «родственных связей и близких им людей», «красивых мест», «родную природу».

Данные показатели позволяют констатировать возможность долгосрочного проживания местного населения в своем населенном пункте, реализации в различных сферах жизнедеятельности на определенной территории, стремление к взаимодействию на территории своего проживания, что также может позволить управлять миграционными процессами из сельских районов в города. На наш взгляд, должны быть приняты меры по преодолению кризиса качества и образа жизни в селах /поселках. Субъекты, способные реализовать эти проекты или стать их заказчиками, на наш взгляд, и будут реально влиять на будущее российских сёл /поселков и России.

1. Дроздова, Ю. А. Региональная идентичность: управление процессом конструирования [Текст] / Ю.

А. Дроздова. – Волгоград: Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2011. – 196 с.

2. Социологическое исследование «Сельские поселения: проблемы и перспективы их развития» (август 2008 года, N=1136); социологическое исследование в рамках реализации научного гранта РГНФ 13Имидж региона как коммуникативная стратегия власти и СМИ

3. Попов, Е. А. Региональная специфика совершенствования человеческого потенциала и социального благополучия населения [Электронный ресурс]. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_234.htm (дата обращения 04.10.2013).

4. Рязанцев, И.П., Завалишин, А. Ю. Территориальное поведение россиян (историко-социологический анализ) [Текст] / И. П. Рязанцев, А. Ю. Завалишин. – М.: Академический Проект; Гаудеамус, 2006.

– 456 с. – (серия «Социологические технологии»).

ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЦЕНТРА ПО ИЗУЧЕНИЮ

МЕЖЭТНИЧЕСКИХ И МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

АКАДЕМИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ

РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН С РОССИЙСКИМ НАУЧНО-ЭКСПЕРТНЫМ

СООБЩЕСТВОМ В СФЕРЕ ИЗУЧЕНИЯ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

–  –  –

Казахстан – полиэтничное и поликонфессиональное государство, в которой проживают представители около 140 этнических групп, исповедующих 17 конфессий.

Этническое, конфессиональное, культурное, языковое многообразие является бесценным богатством государства. Оно составляет идеологическую, нравственную, духовную основу общества, постоянно дает обществу новые импульсы для развития.

Опыт строительства новой государственности в условиях поликультурности и полиэтничности показал, что важным фактором для развития является обеспечение внутреннего баланса в обществе, укрепление межэтнического согласия и формирование единого народа.

Современный этап развития Казахстана можно определить как состоявшееся эффективное полиэтничное государство, имеющее уникальную модель межэтнического и общественного согласия. Успешно формируется казахстанская государственная идентичность путем консолидации этносов Казахстана на основе гражданской общности.

Базовая стратегическая задача государственной национальной политики – формирование единого народа.

Ключевым звеном межэтнического согласия и укрепления единства народа является Ассамблея народа Казахстана (далее - АНК), в которой гармонично взаимодействуют общественные институты и институты государственной власти.

Ассамблея – это диалоговая площадка, симбиоз гражданского общества и власти, консультативно-совещательный орган Президента Казахстана – Председателя АНК с этнокультурными объединениями по вопросам государственной этнополитики и нациестроительства.

Связывая традиционные ценности и новаторство, возводя человека, его жизнь и свободу в разряд главных приоритетов, полиэтничная и поликонфессиональная страна нашла возможности для всестороннего правового обеспечения всех граждан, несмотря на социальную разнородность. Свободно развиваются культура, язык, традиции и обычаи всех этносов. На основе общности истории и судьбы сформировалась казахстанская модель межэтнической толерантности и общественного согласия.

«Однако современные условия развития общества и государства все острее ставят вопросы сохранения мира и стабильности. Очаги напряженности возникают в разных точках планеты, влияют на экономику, политику, жизнь отдельного человека. Задача сохранения стабильности сегодня является одной из наиболее важных и значимых как в рамках отдельного государства или региона, так и мира в целом» [1].

Требуется динамичный подход к реагированию на стремительно меняющийся мир.

Центральное место в данных задачах занимает научно-теоретическое и экспертное обеспечение, поиск новых эффективных форм и путей управления этносоциальными процессами.

Для более глубокого изучения межэтнических отношений и научно-практического сопровождения реализации государственной этнополитики 2011 году по поручению Главы государства, данному им на XVII сессии АНК, в Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан (далее – Академия) был создан Центр по изучению межэтнических и межконфессиональных отношений (далее – Центр).

Основной миссией Центра является создание фундаментальной научноисследовательской базы развития казахстанской модели межэтнического и межконфессионального согласия.

Цель деятельности – изучение межэтнических и межконфессиональных отношений и обучение по вопросам государственной этнополитики, проблемам межэтнических и межконфессиональных отношений.

Деятельность Центра осуществляется по трём основным направлениям: научноисследовательское; образовательное и учебно-методическое; информационноаналитическое.

В Центре организуются и проводятся семинары-тренинги по актуальным вопросам государственной этнополитики для представителей государственных органов, институтов гражданского общества и СМИ, научно-экспертного сообщества: реализация государственной политики в этносфере, информационная безопасность в полиэтничном и поликонфессиональном обществе, диаспоральная и миграционная политика, региональная этнополитика, противодействие терроризму и экстремизму и др.

Ведется системный мониторинг межэтнической ситуации в Казахстане и сопредельных территориях. В рамках исследовательских работ идет изучение этносоциальных процессов в регионах Казахстана.

Материально-техническая база, научно-экспертный потенциал и доступ Академии к ресурсам государственной власти способствуют качественному решению поставленных задач перед Центром.

А для более успешной реализации данных задач, Центр уполномочен пользоваться огромными государственными и общественными ресурсами АНК.

Это:

– Научно-экспертный совет АНК (ведущие ученые и эксперты страны в сфере межэтнических отношений: 22 доктора и 14 кандидатов наук, 5 общественных деятелей);

– научно-экспертные группы АНК областей и г.г. Астаны и Алматы (ученые и эксперты регионов, региональные вузы и исследовательские структуры);

– представительство АНК в высшем законодательном органе – Парламенте Республики Казахстан (депутатская группа АНК «Жаа азастан»);

– центральные и местные исполнительные органы (исполнительный орган АНК – Секретариат АНК Администрации Президента РК; Правительство РК;

исполнительный орган АНК областей и г.г. Астаны и Алматы – Секретариаты АНК аппарата акимов областей, г.г. Астаны и Алматы; местные исполнительные органы и ведомства);

– Клуб журналистов и экспертов АНК, Фонд АНК, СМИ АНК, общественные комиссии при Совете АНК;

– Дворец Мира и Согласия в г. Астане, «Дом дружбы – Центр по исследованию проблем межэтнических отношений» в г. Алматы;

– этнокультурные объединения и их инфраструктуры финансируемые из госбюджета (более 800 объединений всех уровней; Дома дружбы во всех регионах; 195 этнопросветительских комплексов, воскресных и лингвистических школ;

этноориентированные музеи и выставочные залы, национальные театры; этнокультурные СМИ; и т.д.) Разрабатывается концепция создания Международного Центра по изучению межэтнических и межконфессиональных отношений в Центрально-Азиатском регионе.

В данное время в этом направлении работает Экспертный совет по изучению межэтнических и межконфессиональных отношений в Центрально-Азиатском регионе, созданный в рамках Гражданского форума по вопросам толерантности стран СВМДА по инициативе Центра.

Также Центр изучает зарубежный опыт толерантности и межэтнического согласия, активно пропагандирует достижения Казахстана в данной сфере.

Важным звеном в этом деле является обеспечение координации с другими научноаналитическими структурами, в том числе и зарубежными, в проведении фундаментальных и прикладных исследований в сфере межэтнических отношений.

С момента создания Центра проводится работа по установлению делового сотрудничества и обмену опытом на международном уровне.

В рамках работы Центра и научно-экспертной деятельности АНК развивается сотрудничество с научно-исследовательскими структурами и университетами Южной Кореи, КНР, США, Испании, Германии, Чехии, Болгарии, Турции, России, Украины, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана, и др. Установлено тесное сотрудничество с международными организациями, такими как МОМ (международная организация по миграции), Верховный Комиссар ОБСЕ по правам национальных меньшинств, СВМДА, Международный центр медиации Института социально-политических исследований (Казахстан), Фонд «Европартнеры – 2007» (Болгария). Ведутся переговоры о сотрудничестве с УВКПЧ ООН.

Приоритетное место в международном сотрудничестве занимают российское научно-экспертное сообщество. На сегодняшний день, в сфере изучения межэтнических отношений, Центр тесно взаимодействует с исследовательскими структурами г.г. Москвы, Новосибирска, Астрахани, Барнаула.

На данном этапе устанавливается связь с Факультетом социологии (кафедра культурной антропологии и этнической социологии) и исследовательскими центрами Санкт-Петербургского государственного университета (далее – СПбГУ).

Причины взаимовыгодного сотрудничества можно объяснить несколькими факторами.

Во первых, 8 регионов Казахстана граничат с 11регионами Российской Федерации.

Сопредельность территории в той или иной форме имеет взаимное высокое влияние на этносоциальную ситуацию приграничных регионов и страны в целом.

«Граница между Россией и Казахстаном является уникальным, не имеющим аналогов политико-географическим феноменом евразийского и мирового масштаба. По своей протяженности она является самой длинной в мире сплошной сухопутной границей, к которой добавляется небольшой участок на Каспийском море. В культурном плане российско-казахстанское пограничье также представляет собой уникальный пример существования относительно прозрачного рубежа, разделяющего страны, относимые к западной и восточной, христианской и мусульманской цивилизационным традициям.

Однако ввиду относительно небольшого срока своего существования российскоказахстанская граница еще не становилась объектом комплексного междисциплинарного исследования, содержавшего анализ ее ландшафтного, инфраструктурного и демографического потенциала, социальных процессов, проблем безопасности и сотрудничества в приграничной зоне» [2].

Во вторых, Россия – основной стратегический партнер Казахстана. В рамках Евразийского экономического союза все более углубляются интеграционные процессы.

В этом аспекте, для плавного и успешного перехода на новый уровень интеграции, требуется решение ряда важных задач. Помимо гармонизации совместных экономических проектов, унификации нормативно-правовой базы, необходимо решить вопросы, связанные с культурной интеграцией. Данная задача в свою очередь предполагает ведение взвешенной и согласованной политики, разработку взаимоприемлемых программ межкультурного взаимодействия, поиск оптимальных путей управления межнациональными (межэтническими) отношениями, формирование культурной идентичности граждан союзных государств и структурирование нового социокультурного пространства.

Есть еще один аспект. Союз призван стать ключевым региональным игроком, который поможет выстраивать отношения с ведущими мировыми экономическими структурами. По словам Н. Назарбаева, Евразийский союз рассматривается как открытый проект. «Его нельзя представить без широкого взаимодействия с Евросоюзом, другими объединениями» [3].

«И если прежде весь мировой вектор развития был ориентирован на Запад, то сегодня акцент явно сместился в сторону Востока, что существенным образом видоизменяет исходную точку координат как развития, так и исследования возможных перспектив» [4]. Поэтому «важнейшей задачей должна стать и тесная интеграция с государствами и экономическими объединениями на Востоке, прежде всего с Китаем,...вплотную приблизится к рынкам АТР, который, вероятнее всего, станет двигателем экономики планеты в этом столетии» [5].

Также в качестве стратегических партнеров свои приоритетные места сохранят страны Центральной Азии и Кавказа.

В этих условиях проявляется тенденция формирования новых актуальных вопросов, связанных с трудовой миграцией, межэтническими конфликтами и ксенофобией, религиозным экстремизмом и терроризмом, информационной безопасностью, и т.д.

В целях повышения эффективности интеграционных процессов, казахстанскороссийскому научно-экспертному сообществу необходимо выработать совместную работу в сфере межнациональных (межэтнических) отношений на новом уровне.

Перспективными направлениями развития взаимодействия Центра и российских научно-исследовательских структур, в том числе и научно-экспертного потенциала

СПбГУ, можно определить следующие:

- разработка учебно-методических материалов по управлению межнациональными отношениями для работников государственных (межгосударственных) органов, занимающихся вопросами в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений, представителей НПО и СМИ;

- разработка социокультурных императивов в сфере межнациональной политики на новом уровне интеграции;

- формирование международного научно-методического центра по повышению квалификации и переподготовке в сфере межнациональных отношений представителей государственных органов, правоохранительных систем, вузов, СМИ, НПО союзных государств;

- организация взаимного обмена и стажировок магистрантов и сотрудников;

- проведение совместных мероприятии (семинаров, тренингов, научных конференции, симпозиумов, круглых столов) по обмену опытом; взаимная публикация в научных журналах;

- разработка совместных учебных курсов для магистрантов по межнациональным отношениям в рамках Евразийского экономического пространства;

- проведение совместных исследовательских проектов по изучению вопросов региональной безопасности, приграничного сотрудничества, межэтнических и межконфессиональных конфликтов, противодействия экстремизму и терроризму, миграционных процессов, диаспоральной политики, формирования культурной идентичности, взаимному повышению имиджа государств, и т.д.;

- изучение этносоциальных процессов в странах Средней Азии и Кавказа, а также в КНР и Афганистане;

- разработка и выпуск информационно-аналитических материалов;

- ведение мониторинга в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений на Евразийском экономическом пространстве, и др.

1. Садвокасова А. Научно-экспертное сопровождение деятельности Ассамблеи народа Казахстана в условиях вызовов и рисков //http://assembly.kg/Documenty/Sadvokasova.html;

2. Безопасность и международное сотрудничество в поясе новых границ России/ под редакцией Л.Б.

Вардомского и С.В. Голунова. – Москва – Волгоград, 2002 // http://www.obraforum.ru;

3. Назарбаев Н. Евразийский Союз: от идеи к истории будущего //Известия. – 25 октября 2011 года, http://izvestia.ru/news/504908;

4. Амребаев А. Концепт «Открытой Евразийской интеграционной модели» Президента Н.

Назарбаева и актуальные проблемы национальной идентичности Казахстана // Казахстан в глобальных процессах. – 2012, №2. – стр.45-49;

5. Лукашенко А. О судьбах нашей интеграции //Известия. – 17 октября 2011 года, http://izvestia.ru/news/504081

ГОРОД И СЕЛО КАК ПРОСТРАНСТВО ВОСПРОИЗВОДСТВА ЭТНИЧНОСТИ

–  –  –

Главный исследовательский вопрос данного доклада: как миграция из малых населенных пунктов в города меняет логику воспроизводства этничности? Исследование базируется на вторичном анализе социологических данных опросов, проводившихся в Марий Эл [Орлова, Соловьев, Шабыков и Шаров] и Татарстане [Этничность, религиозность… 2013], а также наблюдениях повседневной жизни в этих регионах и Республике Коми. Данные регионы представляют специфический контекст конструирования этничности: коренное население, составляющее большинство во многих малых населенных пунктах (особенно сельских), превращается в меньшинство в городах.

Методологической основой данного исследования являются, с одной стороны, концепция социокультурного поля, локализованного в социализированном географическом пространстве, а с другой – концепции социального конструирования этничности.

Специфика поля малых населенных пунктов В малых населенных пунктах с компактным проживанием коренного населения складывается локализованное в географическом пространстве этническое социокультурное поле. Оно представляет собой относительно автономную зону в этническом пространстве, характеризующуюся, с одной стороны, высокой плотностью внутриэтнического взаимодействия, а с другой – четкими границами с другими этническими полями, т.е. между «Нами» (жителями данного села) и « Ними» (жителями соседнего города). Здесь единицей этнического поля выступает этническое сообщество (“Gemeinschaft” у Ф. Тённиса), ткани которого воспроизводятся в бесчисленных повседневных практиках. В силу этого глубинка выступает своего рода заповедником, где в условиях относительной изоляции в наиболее чистом виде происходит воспроизводство этничности.

Глубинка консервативна. Ее повседневная жизнь уходит корнями в историю семьи, села, личных отношений, она перегружена логикой «так делали всегда», тут тесная личная связь между поколениями. В силу этого глубинка обеспечивает этническую преемственность. Таким образом, национальное село выполняет функции почвы, из которой естественным образом произрастает этническая группа и нация. Такие этнические сообщества-поля с помощью транслируемых не только традиционным способом из уст в уста, но и с помощью СМИ и системы образования исторических мифов и республиканской государственной идеологии превращаются в «воображаемую нацию»

[см. Андерсон 2001]. Таким образом, эта традиционная модель включает в себя три уровня: индивиды — сообщества — воображаемая нация.

Специфика городов Большие и средние города — это очаги притяжения внутренних мигрантов и из близлежащего региона, и со всей страны, а теперь все чаще и из иностранных государств.

Здесь четко проявляется тенденция формирования сложной этнической структуры, что существенно, а порою и радикально меняет характер этнических процессов. Здесь исчезают этнические сообщества, вытесняемые космополитическим обществом (“Geselschaft” у Ф. Тённиса). Население городов — это масса, состоящая из атомовиндивидов, объединяемых с помощью различных социальных институтов в воображаемую нацию без опосредующего звена сообщества.

Логику конструирования этничности в городах обеспечивают разные, часто противоречащие друг другу, механизмы. «Плавильный котел» - классический механизм, обеспечивший в свое время формирование американской нации через ассимиляцию иммигрантов. Эта модель действует и в городах России, куда устремляются мигранты из глубинки. «Салат» - это механизм смешения, без ассимиляции. Индивиды, семьи, социальные сети сосуществуют, сохраняя приверженность своей этничности.

Этничность как индивидуальная система навигации. Она выступает «в значительной мере когнитивным феноменом, способом видения и истолкования мира».

Это способ организации здравого смысла, доставляющий «готовую рамку для восприятия различных образовательных и экономических возможностей», определяемых этнически (Брубейкер 2012: 57). Этнос здесь проявляется не как группа, а как категория, которая лишь потенциально в специфических обстоятельствах может на время проявить себя в качестве группы. Этнические категории (схемы, ментальные структуры, фреймы) помогают индивидам распознавать и классифицировать окружающих, а затем приписывать им характеристики, заимствованные из фонового знания, состоящего в значительной мере из стереотипов (Х «обычно ведут себя так»). Как выразился Р.

Брубейкер [2012: 156–157], формируется «этничность без групп». Этничность в таком контексте — это не группа людей, а способ понимания мира. Она представляет собой «способы понимания и идентификации человеком самого себя, осмысления им своих проблем и трудностей, определения своих интересов и направления собственной деятельности».

Государственное конструирование этничности. Как правило, государство берет на себя определенный круг функций, обеспечивающих конструирование этничности в русле формирования нации. Это закрепление официального статуса языка коренного народа в республиканской Конституции и в некоторых иных нормативных актах, обязательное изучение этого языка в школах, создание и финансирование национальных театров, кафедр и/ или факультетов национальной филологии, институтов, изучающих историю, этнографию, язык и литературу титульного этноса, публикаций произведений на этом языке, поддержка традиционных религиозных институтов, поддержка конструктивной исторической мифологии, соответствующей республиканской идеологии.

Государственное конструирование этничности представляет собой политически мотивированное противодействие логике глобализации и ассимиляции, особенно сильно действующей в городах.

создание официальных, а чаще всего неофициальных привилегий для представителей коренной национальности для продвижения по карьерной лестнице в государственных структурах.

Разные модели воспроизводства этничности обычно сосуществуют, хотя в конкретных условиях на первый план выходит то одна из них, то другая.

В больших и средних городах совершенно иная конфигурация социального времени: в нем, безусловно, доминирует не уходящая в прошлое традиция, а настоящее, легитимирующееся через обращение к международному опыту. В повседневных практиках доминирует сравнение не с опытом предков, а с тем как это делают более успешные соседи, национальность которых теряет значимость: главное, что у них это лучше получается, поэтому надо заимствовать их опыт.

1. Андерсон Б. Воображаемые сообщества: размышления об истоках и распространении национализма. М.: Канон-ПРЕСС-Ц, Кучково Поле, 2001.

2. Брубейкер Р. Этничность без группы. М.: Издательство ВШЭ, 2012.

3. Межнациональные отношения в Республике Марий Эл (материалы социологического исследования 2001 г.): Научно-статистический бюллетень / Сост. В.И. Шабыков. Йошкар-Ола, 2002.

4. Орлова О.В. Этносоциальные проблемы молодежи // Этнокультурная интеграция в Республике Марий Эл. Проблемы реализации / Отв. ред. Е.В. Соловьев. Йошкар-Ола, 2012. С. 30–45.

5. Соловьев Е.В. Этнос и урбанизация. Йошкар-Ола, 2011.

6. Тённис Ф. Общность и общество // Социологический журнал. 1998. № 3/4. С. 207–229.

7. Шабыков В.И. Современные социолингвистические проблемы в Республике Марий Эл //Этнокультурная интеграция в Республике Марий Эл. Проблемы реализации / Отв. ред. Е.В.

Соловьев. Йошкар-Ола, 2012. С. 15–29.

8. Шаров В.Д. Этнодемографическая характеристика // Марийцы. Историко-демографические очерки. Йошкар-Ола, 2005.

9. Этничность, религиозность и миграция в современном Татарстане / Под ред. Р.Г. Минзарипова, С.А. Ахметовой, Л.Р. Низамовой. Казань: Казанский университет, 2013.

ОПЫТ АКАДЕМИЧЕСКОЙ МОБИЛЬНОСТИ И ЕГО МЕСТО В РАМКАХ

ЖИЗНЕННЫХ СТРАТЕГИЙ РОССИЙСКИХ СТУДЕНТОВ

–  –  –

Несомненно, на сегодняшний день в академическом сообществе существует уже устоявшаяся тенденция принимать участие в программах академического обмена и получать опыт международного обучения. Россия не является исключением. В условиях российской действительности проблемы интернационализации высшего образования также встали во главу угла как в области государственной политики и соответствующих решений правительственных органов (к примеру, национальный проект «Образование»), так и в среде академических исследователей, которые все чаще обращаются к вопросам интернационализации и кросс-культурной кооперации в сфере высшего образования.

Совместные попытки России и Европейского Союза работать в формате диалога в отношении вопросов высшего образования (особенно после подписания Россией Болонского соглашения в 2003 году) направлены, несомненно, на укрепление позиций, как России, так и ЕС на мировой арене и глобальном рынке образовательных услуг.

Рамочные программы ЕС, программы Tempus, Erasmus Mundus, Eranet Mundus, разнообразные национальные программы стран-членов ЕС для иностранных (в том числе российских студентов), программы двойного диплома – все это примеры кооперации ЕС и России в области высшего образования. Говоря о некоторых статистических показателях включенности российских студентов в выше перечисленные (и не только) программы академической мобильности со странами ЕС (а значит и в европейское пространство высшего образования – European Higher Education Area (EHEA)), стоит обратиться к следующим данным, которые приводит Комитет по статистике ЮНЕСКО [1]: на 2011 год общее число российских «мобильных» студентов, проходящих обучение за границей, составило 49 585 человек (что равняется 1,4% от общего – «глобального» - числа «мобильных» иностранных студентов по миру). Данные свидетельствуют о том, что среди самых популярных зарубежных стран, куда российские студенты едут получать ученую степень, либо куда они отправляют по программам академического обмена, именно страны-члены Европейского Союза занимают ключевые позиции.

Так, выбор российских студентов падает на следующие страны:

1) Германия (10 342 студента из России)

2) США (4 784 студента из России)

3) Украина (3 931 студент из России)

4) Франция (3 822 студента из России)

5) Казахстан (3 600 студентов из России)



Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Дальневосточный федеральный университет Школа гуманитарных наук ПРОБЛЕМЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ: РОССИЯ И СТРАНЫ АТР Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Владивосток 11–13 ноября 2015 г. Владивосток Дальневосточный федеральный университет УДК 316. ББК 60.56 П78 Издание материалов конференции осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ ДАЙКСЕЛЕМ Редакция журнала знакомит своих читателей с членами редакционного совета. Сегодняшний гость — Александр Дайксель. Он является профессором социологии Гамбургского университета, где долгое время возглавлял Институт социологии. Там же им организован отдел по изучению наследия Фердинанда Тенниса, под руководством А. Дайкселя осуществляется издание Полного собрания сочинений Ф. Тенниса. В настоящее время он является...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«В.А. ЯДОВ 1. Изменения в социологии, т.е. в содержании и направленности исследований, самом научном сообществе социологов и в Институте надо, конечно, рассматривать в общесоциальном контексте российских реформ. Легитимация социологии имела следствием, во-первых, взрывной интерес к исследованиям в области теории. Сегодня в социологическом сообществе вполне утвердилось представление о полипарадигмальности социологического знания. Это следствие снятия идеологической цензуры, бурного расширения...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Уральское отделение Российского общества социологов ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина» Институт государственного управления и предпринимательства Кафедра социологии и социальных технологий управления Высшая инженерная школа Памяти профессора Валерия Трофимовича Шапко посвящается АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ МОЛОДЕЖИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ Материалы международной конференции Екатеринбург, 28 февраля 2014 г. Том I...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В. Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д. Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф., В.И. Дудина, и.о. декана...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.