WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 32 |

«Материалы научно-практической конференции VIII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2013 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, ...»

-- [ Страница 26 ] --

Проблема социального неравенства в системе образования на данном этапе развития российского общества звучит как никогда актуально, этой проблематике уделяют значительное внимание многие видные отечественные и зарубежные исследователи, каждый из которых привносит свой вклад в изучение данного вопроса.

Однако в качестве базы всех изысканий в данной области выступают несколько основных методологических подходов, среди которых можно выделить – функционализм, конфликтологический и ресурсный подходы, каждый из которых отличается определенной спецификой.

Функционализм долгое время оказывал наиболее сильное влияние на анализ социального неравенства в рамках системы образования. Сторонники данного подхода рассматривают образование, как систему, направленную на транслирование культурных ценностей. Так Э. Дюркгейм, который впервые предложил целостную концепцию образования, как социального института общества, выделял в качестве доминирующей функцию передачи общественных норм и ценностей, что в конечном итоге способствовало стабилизации общества в целом [1]. Крайне важным вкладом в изучение данного вопроса с позиции функционализма является интерпретация системы образования, предложенная Т. Парсонсом, позволяющая рассмотреть учебное заведение не только как инструмент социализации, но и агента селекции наиболее способных членов общества [2]. Функционалисты К. Дэвис и У. Мур одними из первых проследили взаимосвязь между системой образования и социальным неравенством [3, 95-96]. Таким образом, образование есть не что иное, как подготовка индивидов к выполнению в дальнейшем определенных профессиональных ролей в обществе, при этом воспроизводство существующей социальной структуры общества и селекция наиболее одаренных имеют наиболее приоритетное значение. Однако следует отметить, что, не смотря на этот значительный вклад, данный методологический подход является весьма консервативным, поскольку он рассматривает социальное неравенство как естественное и закономерное следствие функционирования системы образования. Также функционализм не позволяет в полной мере оценить справедливость принципов социальной селекции и как следствие предпосылок для формирования социального неравенства общества. Данная проблема была более подробно рассмотрена представителями других методологических направлений, в частности конфликтологического и ресурсного подхода.

В 70-е годы роль «главной скрипки» в вопросе изучения образовательного неравенства перешла к конфликтологическому подходу, истоки которого проистекают из трудов Маркса и Вебера. Так К. Маркс особенно выделял роль образования в механизме укрепления и воспроизводства социального неравенства общества посредством контроля видов образования и знания, доступных различным группам, и подчеркивал, что тем самым определяется доступ к позициям в обществе. Теория соответствия, предложенная С. Боулзом и Г. Гинтисом, подчеркивала, что обучение способствует упрочнению экономического неравенства, поскольку вся система образования в целом направлена на формирование и воспроизводство навыков, необходимых учащимся согласно принадлежности к определенному социальному слою [4]. Хотелось бы отметить некоторую однобокость данного подхода, поскольку сторонники теории конфликта склонны отмечать лишь негативную сторону функционирования системы образования, которая призвана лишь закреплять положение групп, находящихся в неблагоприятных условиях, и способствует их дальнейшей эксплуатации, полностью игнорируя его позитивное влияние на развитие общества. Кроме того, применение конфликтологического подхода для изучения современной системы образования может быть затруднено ввиду несоответствия современным тенденциям развития общества, однако, не смотря на давность, некоторые его положения сохраняют свою актуальность.

Ресурсный подход, предпосылки формирования которого, можно найти в таких методологических течениях, как функционализм и теория конфликта, как нельзя лучше сочетает преимущества обоих подходов [5].

Основа социального неравенства общества состоит в неравном доступе к тем или иным видам капитала или ресурсам. В таких условиях система образования выполняет селективную функцию, которая, наряду с частичным воспроизводством существующей социальной структуры общества, предоставляет возможность для социальной мобильности, и тем самым оказывает влияние на распределение ресурсов, имеющихся в обществе. Каждый из представителей данного подхода выделяет свой набор ресурсов.

При этом следует отметить, что некоторые из сторонников ресурсного подхода выделяют образование в качестве самостоятельного ресурса.

Так П. Бурдье, автор основополагающей в рамках данного подхода концепции о формах капитала, помимо экономического и социального капитала, выделял культурный капитал, неотъемлемой частью которого является образование [6, 77-99]. По его мнению, именно культурный капитал играет ведущую роль в процессе дифференциации общества [7, 66]. Особое значение мотивации родителей на образование детей отмечал еще один яркий сторонник ресурсного подхода Р. Будон. Влияние семьи, ее вклад подробно рассмотрел в своей биографической теории М. Зидлик.

Интерес к данному подходу обоснован присущей ему комплексностью, глубоким анализом исследуемого явления, а также синтезом уже накопленного ранее опыта других методологических подходов и новых идей, актуальным для современного общества, что крайне важно при изучении социального неравенства в системе образования.

Каждый из рассмотренных методологических подходов несет в себе существенные аспекты, позволяющие пролить свет на причинно-следственные связи реализации механизма социального неравенства в рамках системы образования. Однако наиболее современным, универсальным применительно к объектам изучения является ресурсный подход, который не только синтезирует в себе некоторые черты функционализма и конфликтологического подхода, но и учитывает те составляющие человеческого капитала, от которых во многом будет зависеть степень доступности образования. Помимо этого, именно ресурсный подход является наиболее оптимальным для эмпирической реализации, поскольку он предоставляет индикаторы для эмпирической оценки социального неравенства. И, тем самым, ресурсный подход позволяет составить более объективную и разностороннюю картину социального неравенства в современной системе образования.

1. Дюркгейм Э. Социология образования / Под ред. В. С. Собкина и В. Я. Нечаева. М., 1996

2. Parsons T. The school class as a social system. - Harvard education revive, 1959.

3. Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. - Москва: Аспект-Пресс, 1996 г.

4. Bowles S., Gintis H. Shooling in Capitalist America. – London, 1976

5. Тихонова Н.Е. Ресурсный подход как новая теоретическая парадигма в стратификационных исследованиях//Экономическая социология.2006. Т. 7. № 3.

6. Бурдье П., Пассрон Ж.-К. Воспроизводство: элементы теории системы образования. – М.:

Просвещение, 2007.

7. Бурдье П. Формы капитала/Пер. Добряковой М.С. //Экономическая социология. Т.3. №5. 2002

–  –  –

Трансформации отношений взрослого мира и детства не смогли избавить современное детство от разных форм дискриминации, интерпретируемых нами в терминах внешнего и внутреннего неравенства. Внешнее неравенство проявляется в неравных со взрослыми возможностях удовлетворения потребностей и интересов детства, в особенности потребностей самоутверждения и социального признания. К проявлениям внешнего неравенства мы относим выталкивание детства на «обочину» взрослой жизни и его уязвимость в условиях общества нестабильности и риска.

«Детство на обочине», с одной стороны, является следствием эйджизма (эдалтизма), подчеркивающего слабость, социальную и психофизиологическую незрелость детства, а с другой, говорит об изменении ценностных ориентаций взрослых, в крайнем своем проявлении выражающихся в сознательной бездетности. Дети определяются как «маргиналы взрослого мира» [3, 137], «not-yet-adult» (еще-не-взрослые) [4]. Взрослый мир центруется, а детство рассматривается как прилегающая к взрослому пространству территория.

На макроуровне детство становится важной переменной социального анализа наряду с классом, гендером, этничностью [5, 57]. Многие исследователи усматривают сходство переменных «гендер» и «детство», интерпретируя женщин и детей «как приглушенные группы», «группы меньшинства» (А. Амберт, Л. Вирт). Также происходит сближение подходов к исследованиям детства и старости, которые в социальнополитическом контексте демографического старения населения конструируются как «социальные проблемы». Дж. Боссард и Э. Болл, выделяя старты «зависимые дети», «производящие взрослые» и «зависимые старики», сближают социальные позиции двух крайних возрастных групп.

Оппозиция детей и взрослых приводит к тому, что первые оцениваются как «незрелые, иррациональные, некомпетентные, асоциальные [и] акультурные со взрослыми

– зрелыми, рациональными, компетентными, социальными и автономными» [5, 61].

Детство определяется в терминах «становления», «прогрессии от простоты к сложности мысли, от иррационального поведения к рациональному», «репетиции взрослой жизни».

Сопоставление детей как группы меньшинства с женщинами и стариками обнаруживает сходство оснований ущемления прав как с одной социальнодемографической общностью, так и с другой. Это свидетельствует о двойственности природы дискриминации детства: с одной стороны, «невидимой» как женщины (т.е. не представленной на политической арене), а с другой, слабой и беззащитной как старики.

Взгляд на детство в «обществе нестабильности» помещает детей в условия «травмы» (П. Штомпка), «нарушения чувства онтологической безопасности», «колонизации будущего» (Э. Гидденс), «рисков, опасностей» (Н. Луман, У. Бек).

Исчезновение (в буквальном смысле) детства, постигшее развитые страны и Россию, проблематизация существования детства (появление рисков аддикции, вовлечения в противоправную деятельность, насилия, инвалидизации и др.) привели к пониманию детства как «нашего будущего», «самого драгоценного ресурса», «следующего поколения», «трудового резерва» и исключению детей из мира взрослых, скрывающего опасности и продуцирующего риски. Международный документ – Конвенция ООН «О правах ребенка» в преамбуле поясняет: «Ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения» [2]. В правовом пространстве формируется цепь эквивалентностей: ребенок = дитя = тот, кого нужно оберегать = жертва = находящийся на иждивении родителей (государства). Возникает необходимость создания особых, защищенных детских зон, специальных органов, защищающих интересы ребенка.

Внутреннее неравенство распадается на неравенство детей и взрослых в повседневной жизни (это проекция неравенства макроуровня на микросоциальный уровень) и неравенство стартовых позиций разных детей. Детское сообщество стратифицируется по признаку совокупного ресурса, складывающегося из личной, семейной и территориальной компонент.

Территориальный ресурс – это ресурс социальной среды, в которой находятся дети в регионе. Региональные отличия – природно-климатические и экологические (состояние экологии в регионе, развитие механизмов, компенсирующих негативное влияние природных и техногенных факторов, качество медицинского обслуживания), социальноэкономические (направленность социально-экономической системы региона на воспроизводство и жизнеобеспечение детей, формы социально-экономической поддержки семей с детьми и пр.), политико-правовые (правовая обеспеченность приоритетности интересов и прав детей в регионе, уровень взрослой и детской правовой культуры, правовые гарантии безопасности пространства детства), социально-культурные (обеспеченность региона учреждениями культурно-досуговой сферы, уровень профилактики девиаций детства, качество образования) и другие являются дополнительными признаками, стратифицирующими детство.

Личный ресурс – это психофизиологический ресурс, которым ребенок наделяется с рождения, он определяет физическое и ментальное здоровье ребенка. Перевод личного ресурса в капитал (активизация личного ресурса) зависит от характера интересов ребенка, их значимости и социальной направленности [3, 132]. На наш взгляд, наиболее полное отражение активизация личного ресурса находит в понятии «качества детства», в которое Е.Б. Бреева включает здоровье, образование и духовно-нравственные характеристики [1].

Семейный ресурс влияет на дифференциацию детства посредством социальных статусов родителей, складывающихся из объемов их совокупных капиталов.

Дефицитность родительских ресурсов дает начало девиантной модели родительства. В исследованиях российских социологов, педагогов, психологов представлены разные классификации ресурснодефицитных семей. Однако их всех объединяет восприятие семьи как носителя рисков детства. Недостаточность ресурсов связывается с этапами жизнедеятельности семьи (например, создание семьи, появление ребенка), структурой семьи (одинокое родительство, многодетность), ситуационными нарушениями (безработица, болезнь), социальными заболеваниями (алкоголизм, наркомания).

Интегральным признаком семей социального неблагополучия является бедность (дефицит экономического ресурса). Однако дальнейшее расслоение бедных семей происходит уже по признакам наличия / отсутствия конфликтных взаимодействий, психолого-педагогической некомпетентности / компетентности родителей (дефицит социального и культурного ресурса), наличия / отсутствия социальных девиаций и заболеваний (дефицит физиологического ресурса) и др.

Соответственно, неравенство личного ресурса отражают дихотомии: «здоровые – больные дети», «дети, обучающиеся и дети вне образования», «дети, выполняющие социальные нормы и дети-девианты». Дефицит совокупного семейного ресурса (физиологическая, профессиональная, социально-культурная, экономическая составляющие) приводит к «семейному неблагополучию», которому противостоит «семейное благополучие». Дифференциация регионов по совокупному территориальному ресурсу в обобщенном виде отражена в дихотомии: регионы-«доноры» и регионыреципиенты».

Таким образом, трансформация внешнего неравенства детства во внутреннее определяет переход от статуса детства в обществе к статусу детей на мезо- и микросоциальных уровнях, т.е. уровнях регионов, локаций и семей. На макросоциальном уровне положение детства определяется государственной политикой как совокупностью социальных гарантий детства и механизмов их реализации. Социальную защиту можно интерпретировать как защиту от факторов воспроизводства социального неравенства детства: с одной стороны, это помощь детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, а, с другой, создание среды равных возможностей для всех детей.

1. Бреева, Е. Б. Исследование качественных характеристик детей в современной России:

методологические аспекты : автореф. дис. … д-ра экон. наук / Бреева Е. Б. – М., 1997. 40 с.

2. Конвенция о правах ребенка // Ведомости СССР. – 1990. – № 45. – Ст. 955.

3. Мехришивили, Л. Л. Проблема детства в системе российской социальной политики : дис. … д-ра социол. наук / Мехришивили Л.Л. – Тюмень, 2007. – 380 с.

4. Childhood as a social phenomenon: Lessons from an international project // Eurosocial report. – 1993. – № 47. – P. 11 – 18.

5. Prout, A., James A. A new paradigm for the sociology of childhood? Provenance, promise and problems // Childhood. Critical concepts in sociology / ed. by Chris Jenks. – N.Y, 2005. - Vol.1. – P. 56 - 79.

ПЕРСПЕКТИВЫ ТРУДОУСТРОЙСТВА ВЫПУСКНИКОВ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ

ФАКУЛЬТЕТОВ (НА ПРИМЕРЕ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО

УНИВЕРСИТЕТА)

–  –  –

В современных условиях глобальных изменений в экономике и культуре, сложных политических отношений для преодоления кризисных ситуаций и регулирования взаимоотношений внутри социальной системы, особенно важно знание об обществе как о целостном социальном организме, наличие взаимосвязи представлений о функционировании и развитии отдельных сфер общественной жизни. Отсюда – все возрастающая потребность современного мира в социологическом знании и в вырабатываемых социологией подходах к анализу социальной реальности.

Социологи востребованы в маректинговых и PR-агентствах, средствах массовой коммуникации и пресс-службах, избирательных кампаниях, правозащитных организациях и общественных движениях. Они работают в собственно научных центрах и институтах, ведущих как прикладные, так и академические исследования. В настоящее время количество таких центров, в том числе и негосударственных, возросло, и многие из них успешно действуют на рынке научной продукции. Увеличивается количество рабочих мест и для преподавателей социологии самых разных уровней – от средней школы до поствузовских курсов: понимать, как устроено общество, в котором мы живем, становится все более необходимым отнюдь не только профессионалам.

С данной точки зрения у науки есть масса возможностей для развития, но с другой, социологи зачастую вынуждены доказывать своё право на жизнь. Для людей, заканчивающих образование и заинтересованных в дальнейшей деятельности в роли социолога, найти подходящее место работы является затруднительным. Это оборачивается непониманием своей функции, выводами об отсутствии перспектив науки социологии в целом. В итоге новые специалисты-социологи покидают социологию, так и не отыскав себе в ней места. Это положение подтверждают данные официального сайта Федеральной службы по труду и занятости, которые мы получили в ходе анализа ситуации по трудоустройству социологов в феврале 2013 года [1]. Согласно им, только 18 человек, на момент проведения анализа, могли бы устроиться по специальности «Социолог» в любом регионе России.

Отметим, что на сегодня в 120 ВУЗах страны ведется подготовка по специальности «Социология». Более 20 тысяч выпускников за эти годы получили социологическую специальность [2]. Таким образом, кадровый ресурс есть, а возможности трудоустройства практически нет.

Что же касается Забайкальского края, то при изучении баз данных Государственной службы занятости и кадрового агентства «Твоя новая работа» на предмет вакансий для специалистов-социологов на рынке труда было выявлено, что таких вакансий нет.

Для изучения данной проблемы «изнутри» было проанализировано мнение выпускников и студентов-социологов о востребованности и перспективах профессии в будущем. С помощью метода анкетирования было опрошено 37 выпускников и 123 студента специальности «Социология» Забайкальского государственного университета.

В ходе исследования были выдвинуты две общие задачи для обеих категории респондентов:

1) выявить отношение к учебе в вузе по специальности «Социология»;

2) выяснить отношение к профессии «социолог», а также мнение о ее перспективах развития в современном обществе.

Третья задача была поставлена с точки зрения специфичности каждой категории респондентов:

для выпускников-социологов: составить перечень профессиональных характеристик социолога (профессиограмму) для самооценки респондентов.

для студентов-социологов: выяснить намерения студентов по отношению к получаемой специальности в будущем.

Первое, что хочется отметить, что в 1,7 раза увеличился процент поступающих на специальность «Социология» стихийно, из-за невозможности поступить на другую специальность. Следовательно, выбирая профессию социолога по такому принципу, некоторые абитуриенты не осознают всей сложности выбранной специальности. Данная ошибка в выборе профессии чревата как для самого индивида, так и отражается на отношении общества к самой профессии. В первом случае человек вынужден почти всю жизнь пребывать в той сфере деятельности, где не могут проявиться его возможности и раскрыться способности, реализовываться призвание. Во втором страдает авторитет, престиж профессии, искажается представление о ее возможностях и предназначении.

Следующий момент, на который хотелось бы обратить внимание, это снижение активности студентов-социологов, а значит и интереса к специальности. Мы пришли к такому выводу т.к. по нашим результатам количество студентов, активно принимающих участие в научных мероприятиях в 6 раз меньше (6,2%), чем выпускников (37,8%).

Аналогичная ситуация с количеством студентов-социологов являющихся постоянными участниками социологических исследований: их стало в 2 раза меньше.

Сопоставляя набор личных качеств и профессиональных навыков студентов и выпускников, приобретенных в вузе при обучении на специальности «Социология» было обнаружено, что мнение и тех и других совпадает. И это несмотря на то, что респондентам давалась возможность выбора нескольких вариантов ответа. Единственным отличием является дополнение такого личного качества у студентов как оригинальность.

Стоит отметить что, большинство выпускников-социологов работают в сфере образования (45,5%), что совпадает с мнением студентов о наиболее подходящей сфере для работы социологом (74,1%).

На момент проведения опроса 89,2% выпускников являлись трудоустроенными, из которых 24,3% работают по специальности. Основной причиной, по которой выпускникисоциологи не смогли устроиться по специальности – это отсутствие вакансий на рынке труда (48,6%). Данный факт в очередной раз подтверждает нашу мысль об отсутствии возможности трудоустройства, как ключевой проблемы развития профессии в целом.

Интересно, что хотя большинство выпускников-социологов посчитали профессию социолога не востребованной, как на российском рынке труда (64,8%), так и на рынке труда Забайкальского края (73%), более половины (56,6%) считают социологию – наукой будущего, а 37,8% полагают, что спрос на специалистов такого рода в будущем будет расти. Данная точка зрения совпадает с мнением студентов-социологов с небольшим расхождением ±2%.

Также нами было установлено что, по мнению 63,0% респондентов, социолог обладает всеми необходимыми знаниями и навыками для работы в современной организации. А 81,5% утверждают, что само общество нуждается в таких специалистах как социологи.

Но несмотря на проявляемый интерес к получаемой специальности, 55,6% студентов-социологов не уверены, что смогут найти работу социолога. И как следствие 38,3% из них, не планируют работать по специальности. Однако 18,5% все-таки хотят связать свою трудовую деятельность с социологией.

Стоит отметить, что большинство респондентов из числа тех, кто планирует работать по получаемой специальности, не уверены, что смогут осуществить свои пожелания по поводу работы в нашем городе (крае), – таковых 72,8%. Однако в другом городе (регионе) 63,6% опрошенных уверены, что смогут реализовать свои пожелания по поводу работы по специальности.

Между тем, 61,7% респондентов готовы работать по специальности в Забайкальском крае, если им будет предложена хорошая заработная плата. Но как было рассмотрено выше, в Забайкальском крае вакансии по профессии социолога отсутствуют, поэтому такое положение влечет за собой отток профессиональных социологов из Забайкальского края.

Следует отметить, что 45,6% студентов-социологов не планируют продолжать социологическое образование, но если все-таки продолжат, то по другой специальности 26,6%. И лишь 17,3% хотят поступить в магистратуру, 8,6% – в аспирантуру.

Таким образом, результаты опроса выпускников-социологов и студентовсоциологов о социологии как науке и профессии, ее востребованности в разных сферах общества и перспективности показали, что во мнениях респондентов преобладает достаточно пессимистический взгляд на роль их профессии в нашем регионе. Они ощущают себя мало востребованными как профессионалы, но все же надеются на то, что ситуация когда-то изменится. И те, и другие достаточно высоко оценивают роль и статус социологии, социологических исследований в нашем обществе, но негативно оценивают отношение к ней в нашем крае. Самым главным показателем этого мнения является отсутствие вакансий социолога на Забайкальском рынке труда.

Таким образом, профессия социолога, с точки зрения ее значимости для функционирования любой сферы социума, является весьма востребованной и перспективной, но не востребована в должной мере современными работодателями.

Подтвердилась и мысль о том, что с точки зрения популярности и престижности социология как профессия, имеющая достаточно высокий рейтинг популярности в современном обществе, недооценивается на региональном уровне, причем не только в Забайкальском крае, но и в общероссийском масштабе.

Исходя из вышеизложенного, можно говорить о том, что профессия социолога с точки зрения популярности и престижности имеет достаточно высокий рейтинг популярности в современном обществе, недооценивается на региональном уровне, причем не только в Забайкальском крае, но и в обще российском масштабе. В большей степени это связано с неправильным представлением работодателей о ее возможностях и необходимости в современном обществе. Что уменьшает шансы специалистов-социологов устроиться по профессии, вынуждая осваивать другие сферы деятельности. Хотя в Западной части России у социолога больше возможностей для самореализации, что подтверждают результаты анализа Официального сайта Российской Федерации для размещения информации о размещении заказов [3], где социологические исследования востребованы в таких городах России как: Москва, Тула, Красноярск, Мурманск, СанктПетербург, Новосибирск, Ростов-на-Дону и т.д.

1. www.trudvsem.ru

2. официальный сайт Всероссийского фестиваля науки www.festivalnauki.ru

3. http://zakupki.gov.ru/wps/portal/base/topmain/home Секция 4. Новые формы мобильности и реконфигурация социокультурного пространства

ОСОБЕННОСТИ ВЛИЯНИЯ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОМПАНИЙ НА

СОЦИАЛЬНУЮ СФЕРУ

–  –  –

Формирование социокультурного локального пространства предприятия в составе международной компании обусловлено его вовлеченностью в глобальные экономические, социальные и культурные процессы и характеризуется реинтерпритацией идей, культурных моделей взаимодействия и социальных технологий, транслируемых на глобальном уровне в специфические конфигурации локальности.

Данный доклад основан на исследованиях проведенных автором в компании “IKEA” и международная страховая компания “Allianz” Данные компании - это транснациональные интегрированные сети. Для них характерно, что все – новая программа, компьютерный вирус, человек, идея перемещается свободней, чем когда бы то ни было, укореняется и приводит ко множеству побочных эффектов. Происходит увиеличение взаимосвязности и взаимозависимости мест и людей, базирующихся на различных типах транслокальных отношений и процессах.

Ориентация и устремления агентов изучаемого социокультурного пространства не ограничены территорией предприятия. Они соотносят себя с группами и людьми с разным диапазоном выбора возможностей. Они ездят на семинары в другие подразделения компании, слушая дебаты о единой концепции и политике компании. Им проводят экскурсии по различным производствам, чтобы они «имели возможность пощупать» и увидеть своими глазами те физические объекты, с которыми имеют дело ежедневно, но дистанцированно. «Это стимулирует воображение и ответственность», - поясняют организаторы подобных мероприятий. Но так же это приводит к тому, что индивиды осознанно проводят ранее нерефлексируемую границу между локализованным в рамках какой-либо физической площадки и виртуальным общением. Касаясь в своих рассказах вопроса, связанного установленными за время работы в данной компании контактами, информанты отмечают: «Мы чаще имеем дело с «воздухом». Сидя в офисе, они четко осознают для себя, занимаясь «закупками», «поставками» (будоражащих воображение физических масс), что имеют дело только с «виртуальными» агентами, с проекцией «на бумаге» (и других информационных носителях).

Отслоение «мест» взаимодействия от физической территории - это реакция на нехватку «времени и места», которая возникает из-за доступности («близости») любого агента данного пространства. Коммуникативные технологии и прозрачный дизайн офиса оставляет индивида беззащитным, лишая защиты, которую давала рутина. Необходимо все время совершенствоваться, обновляться, «вертеться» и менять стратегию.

Неудивительно, что под таким давлением происходит «выдавливание», отслоение (disembedding) требующих непрерывности локусов, и «перемещение» (reembedding) их за скобки шумных физических границ. Достаточно иметь при себе ноутбук со всеми данными и мобильный телефон и можно работать (закончить перевод, сопровождать груз и т.п.) дома, в дороге (в машине, поезде, в аэропорту), на «отдыхе». Оставшееся время от «обязательных часов в родном офисе» заполняется интерактивным общением с «большой землей», от которого вполне можно отвлечься.

Перемещение «отслаеваемых» от пространственной среды офисов локусов взаимодействия происходит не только в индивидуальное (нерабочее пространство личной жизни), но и в интерактивную среду интернета, выполняющую функцию приватной сферы заднего плана. Локусы «заднего плана, которые как уже говорилось в первой главе, позволяют индивиду соблюдать баланс между публичными своими ролями и индивидуальными стратегиями, которым «не место» в данной социокультурной среде.

Роль подобные локусы заднего плана традиционно находили место (embedding) на территории «курилок» и «кухонь». Но т.к. в эти помещения, в свою очередь, переместились «переговорные локусы», «приватным локусам» приходится довольствоваться виртуальным интерактивным пространством. Локусы, обозначенные здесь как «переговорные» - это локусы взаимодействия, которым требуется определенная непрерывность и территориальные границы, защищенные от проникновений.

Взаимодействующие агенты, защищаясь от столкновений, неизбежных в переполненном пространстве, перемещаются также на вспомогательные территории типа хозяйственных вагончиков-складов, принадлежащих их отделу, либо деловая встреча может быть перенесена в кафетерий в городе. Эти территории, которые являются защищенными от вторжения (или считаются таковыми), имеют одну важную для нас, с точки зрения изучения локальных свойств, особенность: независимо от индивидов, которым необходимо присутствовать, цели и темы, вербального кода общения, данного взаимодействия, - все это, по меткому выражению З. Баумана, «приносится с собой, подобно тому как улитки носят свои дома». Таким образом, мы наблюдаем ситуативно перемещаемые локусы.

В том случае, когда перемещения не происходит, уже невстроенные в структуру социального пространства локусы вытесняются в лиминальные (промежуточные, пороговые) зоны. Ситуации «на пороге», «между», которые раннее рассматривались как переходные и не вмещали взаимодействия. Формирование особых локусов взаимодействия в зонах, где обычно происходило включение и исключение агентов в тот или иной локус взаимодействия, закреплялся тот или иной локус, устанавливались его «скобки», становится типичным для данного пространства: ситуации одного вопроса «мимоходом», обращение через перегородку, секундный звонок по мобильному телефону (без приветствия и прощания) максимально уплотняет и с дугой стороны дробит время и пространство.

Это наблюдение подводит нас к следующей характеристике пространства ТНК – акселерации процесса взаимодействия (или как определил его Т.Х. Эриксен, «ускорению всего»). Глобализация привносит в социокультурное пространство повседневного общения множество факторов, которые, так или иначе, переключают внимание (связанных с потоками информации и технологий); нескольких дел на один отрезок времени; большего количества информации, что нужно учесть, для выстраивания поведения в переполненном помещении; нескольких альтернативных стратегий поведения, ориентированных, на разных людей. Это приводит к уплотнению локусов пространства взаимодействия. Интерактивная связь, гибкая система «зон ответственности каждого агента», рост производства и т.д. приводят к увеличению количества локусов взаимодействия и, соответственно, попыткам разместить их в постоянно сокращающихся временных и пространственных отрезках (если это «рутинные дела»), а так же их детерриторизации. Физическая дистанция больше не является средством сепарации локусов взаимодействия и их агентов (групп, индивидов).

Количество агентов социокультурного пространства офиса и локусов их взаимодействия постоянно растет, т.к. появляется необходимость в людях, которые будут контролировать внешние связь с внешними локусами, виртуальными локусами, и «внешним миром в целом» и которым также необходимо пространство для деятельности.

В результате для упорядочивания взаимодействия агентов отделяют новые подразделения (отделяются самостоятельные «королевства», как остроумно замечают сами информанты), для обеспечения связи и интеграции которых создаются новые должности и структуры.

Эта схема галопирующего усложнения, хоть и выглядит весьма тревожно, но она привычна для транснациональной корпорации.

Следующая харрактеристика, которую мы можемможно выделить, это стандартизация и взаимосвязность. Взаимосвязность, представленная изначально плотной расширяющейся сетью: так например ИКЕА распространяет технологии и идеи, постоянные контакты и обучене – на 2008 год охватившую 44 страны. Существующие внутри ТНК подразделения стремяится к единому формату взаимодействия. Стандартное оборудование, программы, техника, общая коммерческая идея помогает выстраивать локальное социокультурное пространство, принадлежащих корпорации компаний, из стандартных фрагментов. В основе модели развития предприятия, организации офиса, самопрезентации индивидов лежат одни и те же идеи, подкрепленные технологической и информационной базой. Обмен опытом, трансляция опыта приводит к возникновению типичной среды – это изменяет деятельность и способ мыслить. Локализованное в изучаемом социокультурном пространстве глобальное задает новое поле ограничений.

1. Бауман З. Текучая современность. - СПб., 2008

2. Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. - М., 2000

3. Гидденс Э. Устроение общества. Очерк о теории структурации. - М., 2005

4. Эриксен Т.Х. Тирания момента. - М., 2003

5. Eriksen T.H. Globalization: The Key Consepts - Berg, 2007

САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ МАЛЫХ ГОРОДОВ

–  –  –

Казанская агломерация продолжает рост численности населения, однако в последнее время этот рост продолжается в некой другой форме, нежели раньше. Все больше горожан предпочитают поселиться на окраине или вблизи города, тем самым нагружая внегородские соседние поселения и муниципальные районы (Лаишевский, Пестречинский, Верхне-Услонский, Зеленодольский, Высокогорский), постепенно приобретающие городской характер. Такая динамика городской жизни негативно сказывается на социальной инфраструктуре, которая не рассчитана на такие нагрузки.

Под социальной инфраструктурой следует понимать комплекс предприятий, сооружений и учреждений, обеспечивающих на определенной территории необходимые материальные и культурно-бытовые условия жизни населения, т.е. жилой фонд, учреждения науки и искусства, общего и профессионального образования, здравоохранения и социального обеспечения, предприятия торговли и коммунального хозяйства, сооружения спортивно-оздоровительного назначения, пассажирский транспорт [3, с.7]. Современное состояние социокультурного пространства, национальной культуры вызывает серьезную озабоченность, как у специалистов, так и у общественности.

Однако при рассмотрении социальной инфраструктуры следует уделить внимание поселенческой структуре, как на результат деятельности людей и общества в целом по удовлетворению своих потребностей. Поэтому в плане преобразования поселенческой структуры наиболее актуальной является задача формирования регионального типа расселения, а также развития поселенческих мест с учетом потребностей и интересов населения.

Современные преобразования земельных и экономических отношений в сельской местности, сопряженные с перераспределением земельной и иной собственности, оказались ущербными для развития поселений, поскольку осуществлялись за их чертой и не ориентированы, к сожалению, на задачи их сохранения и развития.

Напротив, набирает силу стихийный процесс отторжения земель и сел под различные рода объекты, не связанные с целенаправленной деятельностью в сельском хозяйстве и с конкретными сельскими поселениями и их населением (строительство дач, «второго жилья» для горожан, промышленных предприятий и пр. в непосредственной близости от населенных мест). При этом во многих случаях не решаются вопросы социальной и инженерной инфраструктуры, которые ложатся бременем на слабые села и деревни.

Помимо социальной и инженерной инфраструктуры следует также учитывать геодемографическую инфраструктуру, под которой понимается устойчивая совокупность социально-демографических элементов пространства, обеспечивающих общие и специальные условия для рациональной организации основных видов деятельности человека во всех сферах общественной жизни [1].

Большинство малых городов России в настоящее время находится в плачевном состоянии, это касается как самих поселений, так и градообразующих предприятий, им свойственен отток населения (особенно моложе трудоспособного возраста). При этом роль малых городов в развитии российского социокультурного пространства неоценима.

В этой связи в центре внимания находятся вопросы возрождения сел и малых городов как центров сельской культуры.

В конце XX века одним из эффективных подходов в решении вопросов сохранения, реставрации и реконструкции исторических городов и сел стало «социально-культурное проектирование». Это форма научно-практической деятельности, связанной с решением как текущих, так и перспективных социально значимых проблем; является составной частью цепи «прогнозирование – программирование (планирование) – проектирование – внедрение – контроль»; предполагает анализ проблемной ситуации и отыскание реально возможных выходов из нее [2]. Этот подход включает в себя анализ параметров среды поселения, значимых с точки зрения исторического измерения, и решение проблем вписывания элементов культурного прошлого в систему современной жизни территории (в рамках существующих административных районов с учетом историко-культурного зонирования земель). В этой связи становится необходимым: а) выделить основные стороны городской и сельской жизни, прямо связанные с проблемами наследия; б) разделить элементы прошлого, которые отживают и сохраняют жизнеспособность с внедрением новых экономических, социальных, культурных структур на территории.

Сопоставление этих элементов с общими характеристиками традиционной культуры и процессов модернизации позволяют фиксировать способы существования «старого» в пределах «нового» [4, с.19].

В 2012 году сотрудники ГУ «НИЦ семьи и демографии» Академии наук Республики Татарстан при поддержке Администрации Пестречинского муниципального района провели комплексный анализ района, сельских поселений и населенных пунктов в рамках проекта «Геодемографическая инфраструктура Республики Татарстан».

Результатом данного исследования стала монография «Геодемографическая инфраструктура села: локальное измерение. Пестречинский муниципальный район Республики Татарстан». Одной из проблем для традиционного в Пестречинском муниципальном районе сельского хозяйства остается нехватка специализированных кадров. Непривлекательность сельского труда способствует оттоку трудоспособного населения не только из сельского хозяйства, но и из района в целом. На наш взгляд, необходимо повысить привлекательность сельского труда, тем самым сохранив традиционную специализацию района на сельском хозяйстве. Созданный таким образом кадровый потенциал повысит инвестиционную привлекательность сельского хозяйства.

Это в свою очередь не позволит сельскому жителю интегрироваться в урбанизированное пространство столичной (Казанской) агломерации, которая оказывает все нарастающее влияние.

Проделанная работа по междисциплинарному анализу сельских территорий позволит местному населению осознать собственную идентичность. Это повысит самооценку населения, будет способствовать пониманию молодежи и школьников места и роли их сообщества и поселения в системе региона и государства, их участия в рамках местного самоуправления, в организации территориальных общественных советов самоуправления [4, с.33].

Положительных результатов можно будет добиться только при комплексном подходе к проблеме, т.к. одни только инвестиции не могут существенно повысить уровень жизни в малых городах. Инвестиционные вложения необходимо дополнить социальным, экономическим и культурным сопровождением.

1. Габдрахманов Н.К. Геодемографическая инфраструктура. // Международный научноисследовательский журнал (Research Journal of International Studies) №5-3 - Екатеренбург, 2012 С.127-128.

2. Дридзе Т.М., Орлова Э.А. Социально-культурное проектирование как способ решения общественно значимых проблем // М.: РИК, 2000.

3. Пациорковский В.В. Социальная инфраструктура: к проблеме построения предмета исследования // Социальная инфраструктура. – М., 1990. – 265 с.

4. Социокультурный анализ и развитие территорий России: проблемы и решения: монография / под общ. ред. О.Г. Севан. – М.: ФОРУМ, 2012. – 464 с.

ХАРАКТЕР ИНФОРМАЦИОННОЙ МОБИЛЬНОСТИ СОВРЕМЕННОЙ

МОЛОДЕЖИ

–  –  –

Характер современных форм взаимодействия требует от акторов социальных компетенции такого рода, которая направлена на быструю ориентацию и включение внутрь информационного пространства, сформированного новыми медиа. Поскольку многие социальные и культурные явления сегодня существуют главным образом информационно, поддержание информационной мобильности становится социально важной деятельностью.

Спецификой такой активности является то, что социальное пространство взаимодействий, жизненной активности и информационное пространство, оказываются тесно переплетены и создают новое поле мобильности.

Характерным проявлением такой мобильности у современной молодежи является накопление контактов и связей в пределах личной социальной сети.

Наглядной формой такой сети становятся online сети на сетевых сайтах.

Накопление в пределах личной сети контактов, связей и ресурсов, с видимым их воплощением в информационном поле, представляет из себя стратегию по капитализации социальной сети. По нашему мнению, для части современной молодежи таковая капитализация представляет из себя способ достижения социальных позиций и получения определенных дивидендов на основе социальных связей.

В связи с этим исследовательский вопрос может звучать следующим образом:

в какой мере, и как именно, формирование сетевого капитала находится под влиянием и зависит от современных медиа?

Если за основу взять положения о том, что (I) сетевая организация общества поддерживается информационными и коммуникативными технологиями [1,8], а также, что (II) организация социальных практик и практик использования сетевых сайтов(СС) и коммуникативных платформ (КП), взаимозависимы, то, очевидно, что мы не можем ограничиться рассмотрением только одного сетевого сайта, или только интернет пространства взаимодействия.

Дж. Урри предлагает специальный метод - мобильный метод,- в котором изучение физического перемещения людей и объектов дополняется изучением воображаемого, виртуального и коммуникативного передвижения, а также, социальностей, включенных в коммуникацию через письма, звонки и электронные сообщения [2,7]. По нашему мнению, подход, предлагаемый Урри, качественно выполним методами, исторически состоящими в арсенале социальной и культурной антропологии.

В социальной антропологии проблематика взаимодействия offline и online пространств артикулируется в рамках дигитальной (digital) и кибер антропологии (cyber anthropology).

Однако с нашей позиции продуктивным будет не исследование online пространства самого по себе, а взаимосвязи offline и online пространств через социальные практики. Такой подход потребует дополнить методы, традиционно используемые антропологией, методами изучения online практик взаимодействия. Особо перспективным здесь является изучение сетевых сайтов посредством визуализаций сети, при применении социально - сетевого анализа (SNA).

Сложность понимания действий акторов, связанных с информационным пространством, заключается в том, что многие действия участников online сети приобретают смысл только если включены в сеть взаимодействий.

Очень важно:

допущены ли вы в сеть взаимоотношений, чтобы определить смысл, и, насколько допущены? Наши данные позволяют давать интерпретации относительно характера сетевого взаимодействия наблюдаемых нами участников сети.

Несмотря на нацеленность СС отображать социальную информацию, наши наблюдения показали : насколько участники личной сети могут быть не в курсе происходящего друг с другом, поддерживая контакт только - online. Уровень включенности во взаимодействия становится ключевым при восприятии идентифицирующей информации.

На материале нашего кейса мы смогли выделить паттерны сетевого взаимодействия с использованием СС и КП: персонофикация, поддержание высокой онлайн активности, дистанцирование, конструирование образа, экспорт социальности в онлайн сеть.

Online сеть обладает значительным воздействующим эффектом. Экспорт социльности позволяет поддерживать определенную репутацию среди уже знакомых участников сети. Уровень репутации выражается в определенных ожиданиях от обладателя эго сети. Для реализации таких ожиданий участники могут производить вложения с целью поддержания связи с актором, которые, в свою очередь, поддерживают или повышают репутацию Эго.

Эффект персонофикации заключается в ассоциации определенных возможностей и позиций с участником онлайн социальной сети. В действительности участник сети может не обладать всей той совокупностью социальных ресурсов, которую ему приписывают.

Персонофикация является одним из механизмов наращивания онлайн контактов, предоставляя актору своеобразный кредит доверия в глазах других участников сети.

Визуализация нескольких online сетей показала, что эго сети имеют культурные и социальные конфигурации, с характерными общими зонами взаимных контактов:

несколько соседних (0-1 clique) субгрупп с характеристиками n-cliques =2 ; clustering coefficient = 0,7. Такие зоны (фотографии, вечеринки, клубы, информационная бизнессреда) в ряде случаев прослеживались нами абсолютно четко, и располагались относительно близко друг к другу, что было обусловлено, как общими участниками, так и нацеленностью профессиональных представителей этих зон, аккумулировать online связи в большом количестве. Особенность таких зон и их роль в приобретении сетевого капитала может быть выявлена в ходе дальнейшего сетевого анализа (SNA).

1. Castells M. Materials for an exploratory theory of the network society//British Journal of Sociology.

January/March 2000. Vol. No. 51, Issue No. 1. pp. 5–24.

2. Larsen, J., Urry, J., Axhausen, K. Mobilities, networks, geographies. Aldershot: Ashgate, 2006

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К СОЦИОЛОГИЧЕСКИМ ИССЛЕДОВАНИЯМ

–  –  –

Во всем мире, и в России в том числе, проблемы, связанные с сохранением межэтнического и межконфессионального согласия становятся все актуальнее, и все острее поднимаются вопросы о безопасности, положительных и отрицательных сторонах данного явления. Наплыв приезжих и связанные с этим процессом нарушения и преступления вызывают обеспокоенность, как рядовых граждан, так и руководство страны. Каждое третье преступление совершается гастарбайтерами. В СМИ и в стенах Государственной Думы обсуждаются самые строгие меры по обеспечению мер противодействия негативам, ужесточение условий найма гастарбайтеров и условий адаптации трудовой миграции.

Проблемы адаптации трудовых мигрантов неоднократно становятся объектом пристального внимания высшего руководства нашего государства, в частности, президента РФ Владимир Путина, указывающего, что необходимо избегать появления этнических анклавов при привлечении мигрантов в РФ и ограничения въезда в нашу страну нарушителям миграционного законодательства.



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»

«Уральское отделение Российского общества социологов ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина» Институт государственного управления и предпринимательства Кафедра социологии и социальных технологий управления Высшая инженерная школа Памяти профессора Валерия Трофимовича Шапко посвящается АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ МОЛОДЕЖИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ Материалы международной конференции Екатеринбург, 28 февраля 2014 г. Том I...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В. Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д. Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф., В.И. Дудина, и.о. декана...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«В.А. ЯДОВ 1. Изменения в социологии, т.е. в содержании и направленности исследований, самом научном сообществе социологов и в Институте надо, конечно, рассматривать в общесоциальном контексте российских реформ. Легитимация социологии имела следствием, во-первых, взрывной интерес к исследованиям в области теории. Сегодня в социологическом сообществе вполне утвердилось представление о полипарадигмальности социологического знания. Это следствие снятия идеологической цензуры, бурного расширения...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ ДАЙКСЕЛЕМ Редакция журнала знакомит своих читателей с членами редакционного совета. Сегодняшний гость — Александр Дайксель. Он является профессором социологии Гамбургского университета, где долгое время возглавлял Институт социологии. Там же им организован отдел по изучению наследия Фердинанда Тенниса, под руководством А. Дайкселя осуществляется издание Полного собрания сочинений Ф. Тенниса. В настоящее время он является...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.