WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 32 |

«Материалы научно-практической конференции VIII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2013 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, ...»

-- [ Страница 23 ] --

Соответственно, по второму вопросу могут существовать самые различные мнения и взгляды, выражаемые, в первую очередь, политическими партиями, а также некоммерческими организациями, фондами, гражданскими инициативными группами. Но для того, чтобы система могла нормально функционировать, чтобы узкопартийные интересы и амбиции не уничтожили её, должен быть консенсус (или хотя бы стремление к нему) по первому вопросу – вопросу политической нации. Если в современной России многопартийная система всё-таки существует, хотя и не вызывает ничего, кроме горькой усмешки, а граждане могут если не влиять на принятие решений, то хотя бы высказывать своё мнение, то по вопросам, связанным с нацией и национальной идентичностью ситуацию можно назвать, без преувеличения, катастрофической.

К сожалению, в обществе не существует консенсуса даже по поводу того, как должна именовать нация, которая существует или должна быть построена в России. А ведь от этого во многом зависят и другие факторы: её границы, критерии членства, историческая легитимность проекта и формы гражданской социализации. Параллельно существует несколько проектов нациестроительства, наиболее крупными из которых можно назвать «российский», «русский» и «советский». В программных документах и деятельности большинства партий, как крупных, так и малых, вопрос о нации занимает достаточно важное место, и условное «имя нации» – это первый проблемный вопрос, по которому не существует консенсуса и который влечёт за собой множество иных противоречий. Целью данной работы является выявление того, как партии, говоря о нашем социуме, отвечают на фундаментальные вопросы: «Кто мы? Как именуется наше культурно-историческое и политическое сообщество?»

«Единая Россия» в качестве основной использует идею В. Тишкова о том, что существуют некие «россияне» и, соответственно, «российская нация». В программе ЕР, принятой перед выборами 2011 г., говорится об общих ценностях, «которые скрепляют единую и неделимую российскую нацию» [5]. В программе 2012 г. речь идёт о «духовном богатстве и единстве многонационального российского народа» [6]. При этом В. Путин, выдвинутый ЕР на пост Президента и ранее являвшийся горячим сторонником «российской нации», в своей базовой предвыборной статье [11] говорил про «уникальную цивилизацию» (и здесь видно некоторый поворот в сторону евразийства), полемизировал с русскими националистами, многократно употреблял слово «русский», но при этом ни разу не упомянул о «российской нации» или «россиянах» [4]. По всей видимости, он осознал, что «россияне» не способны помочь в ситуации достаточно тяжёлого кризиса, а вот обращение к русским способно вызвать положительную электоральную динамику.

Идея российской нации характерна и для практически всех либеральных организаций. Так, к примеру, в программе «Яблока» речь идёт о «российском народе» и «российской нации» [8]. В то же время можно наблюдать заметный поворот в сторону русской идентичности. Лидер партии «Демократический выбор» В. Милов говорит о том, что «надо возвращать фактор русскости в нашу политику» [3]. Г. Каспаров, лидер ОГФ и один из руководителей «Солидарности», также высказался в пользу «русской нации», понимаемой не как этническая, а как культурная и политическая общность [1].

«Справедливая Россия» также предпочитает говорить о «многонациональном российском народе», но при этом до недавнего времени все эти вопросы находились на периферии партийной идеологии, а во время предвыборной кампании 2012 г. С. Миронов предложил принять базовый федеральный закон об основах национальной государственной политики России, где указать, что русские – государствообразующий народ [10].

В программе КПРФ наиболее упоминаемыми являются термины «советские люди» и «советский народ», за ними следуют «русские» [9]. Ни для кого не секрет, что КПРФ во многом является партий не ортодоксально-марксистской, а национальнопатриотической и, вслед за С. Сергеевым, можно говорить о существовании «русскосоветской культурной идентичности» [13, c. 96], присущей для значительного числа наших сограждан.

Разумеется, среди русских националистов доминирующей является идея русской нации, правда, понимаемая по-разному: скорее в этнокультурных категориях у незарегистрированной Национально-демократической партии, в этнобиологических – у Этнополитического объединения «Русские». Этнокультурное понимание русской нации характерно и для ЛДПР, хотя, в их случае, «русские» получают дополнительное социально-экономическое измерение и зачастую уравниваются с «бедными».

Есть и вообще нестандартные случаи: партия «Родина», по обыкновению апеллирующая к русскому народу и при этом лояльная к нынешнему руководству страны, в своей программе 2012 г. говорит о том, что «народы России должны стать политической нацией» [7], но при этом название этой самой нации деликатно обходит стороной.

Все разговоры о поиске «национальной идеи», выглядящие порой откровенно безумно, происходят только от того, что мы ищём её не там, где потеряли, а там, где светло, причём светло не для общества, а для постсоветской бюрократии, стоящей над обществом. Историк А. Миллер отмечает, что существует масса «примеров критических или иронических высказываний в адрес “российскости”» и, хотя «в официальном “политически корректном” языке “россияне” считаются нормой», «в обыденном говорении это не так» [2, c. 512 – 513]. Слово «россияне», звучащее в основном из уст бюрократов, стало синонимом официоза, не имеющего никакого отношения к живому течению народной жизни и к тому обществу, к которому формально обращено. Всё это является следствием того, что единственный исторически обоснованный вариант – русская политическая нация – был сразу же отброшен бюрократией как подрывающий её легитимность. При этом основная проблема «российской нации» даже не в её историческом нигилизме, ироническом отношении к ней в обществе и ассоциациях с 1990-ми годами, а в том, что она является базовой только для части политического спектра, при этом уменьшающейся, в то время как иные политические силы, имеющие весьма заметные позиции в обществе, её категорически не приемлют. В принципе, похожие слова можно сказать про «советский» и иные проекты. И только идея русской политической нации, основанной на базе русского этноса, но в то же время инклюзивной и вбирающей в себя всех, включённых в русскую культуру, является, на наш взгляд, единственно возможной и, пусть и при некоторых оговорках, приемлемой для разных идеологий и партий (начиная от условных «державников-охранителей» и либералов до коммунистов и националистов). События последних лет показывают, что и власть в принципе способна на обращение к русским (по крайней мере, на уровне риторики), и в среде либералов идея русской политической нации становится всё более популярной (среди националистов и отчасти коммунистов из КПРФ она была базовой и ранее).

Остальные же варианты нациестроительства – и, в первую очередь, проект «россияне», во многом ответственный за полный провал политики в сфере межэтнических отношений только способствуют дальнейшему расколу общества и не могут в силу своего исторического генезиса занять место над партийными и идеологическими противоречиями.

1. Каспаров Г. К. Разговор на запретную тему [Электронный ресурс]. - URL:

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5228308F4EA0E (дата обращения 08.10.2013).

2. Миллер А. И. Нация как рамка политической жизни // Наследие империй и будущее России / Под ред. А. И. Миллера. – М.: Фонд «Либеральная миссия»; Новое литературное обозрение, 2008. - С.

492 – 525.

3. Милов В. С. Надо возвращать фактор русскости в нашу политику [Электронный ресурс]. - URL:

http://www.specletter.com/politika/2011-09-07/3/nado-vozvracshat-faktor-russkosti-v-nashu-politiku.html (дата обращения 08.10.2013).

4. Неменский О. Б. Наследие и выбор // Вопросы национализма. - 2012. - № 9. - С. 17 – 21.

5. Предвыборная программа ВПП «Единая Россия» [Электронный ресурс]. - URL:

http://er.ru/party/program/ (дата обращения 08.10.2013).

6. Предвыборная программа ВПП «Единая Россия» на выборах Президента России 4 марта 2012 г.

[Электронный ресурс] - URL: http://er.ru/party/presidential_election/ (дата обращения 08.10.2013).

7. Программа ВПП «Родина» [Электронный ресурс]. - URL:

http://rodina.ru/partiya/documents/programma-2012 (дата обращения 08.10.2013).

8. Программа «Демократический манифест» [Электронный ресурс]. - URL:

http://www.yabloko.ru/content/programma_demokraticheskij_manifest (дата обращения 08.10.2013).

9. Программа Коммунистической партии Российской Федерации [Электронный ресурс]. - URL:

http://kprf.ru/party/program (дата обращения 08.10.2013).

10. Программа С. Миронова [Электронный ресурс]. - URL: http://president2012.mironov.ru/2012/preelection (дата обращения 08.10.2013).

11. Путин В. В. Россия: национальный вопрос // Независимая газета. - 2012. - № 7 (5493). - С. 1, 4.

12. Ремизов М. В. О пользе бюрократии [Электронный ресурс]. - URL:

http://www.russia.ru/video/diskurs_9798/ (дата обращения 08.10.2013).

13. Сергеев С. М. Русское и русско-советское // Вопросы национализма. - 2012. - № 12. – С. 93-101.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЫБОРЫ И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

–  –  –

Проблема выбора в широком смысле этого слова (как выбор адекватной окружающей реальности политической формы, так и выбор конкретных политических руководителей и лидеров) играет значительную роль в организации политической жизни.

Причем в роли стороны, выносящей приговор власти, выступает:

– 1) «гражданское общество» (политически активная часть граждан). «В процессе избирательной кампании происходит непосредственное соединение, взаимодополнение гражданского общества и государства, осуществляется переход одной противоположности в другую, учредительной власти народа в представительную. Избирательная кампания в той или иной степени активизирует деятельность гражданских и государственных институтов» [1].

В рамках данного подхода предложен даже критерий «демократичности»: 1.

выборы, при которых гражданское общество подчинено государству; 2. при неустойчивом равенстве сил государства и гражданского общества; 3. при развитии процесса подчинения государства гражданскому обществу [2].

– 2) «народ в целом» (большинство граждан). «Почему же необходимы выборы?

… В демократических государствах ответ на этот вопрос может быть только один: те, кто управляют страной, имеют на это право лишь постольку, поскольку их уполномочили на это большинство граждан. Один из важнейших принципов демократии гласит, что граждане не обязаны подчиняться власти, в установлении которой они не могли принимать участия. При этом граждане должны иметь возможность менять власть, если она не пользуется поддержкой и доверием большинства. Вот почему регулярные выборы являются важнейшим элементом функционирования демократической политической системы, которая установлена в Российской Федерации действующей Конституцией» [3].

В целом общественная поддержка политической подсистемы базируется на нескольких достаточно неопределенных положениях.

В первую очередь речь идет о феномене политического представительства. В соответствии с принципами синергии это явление характерно для любой усложняющейся социальной системы (появление иерархии и подсистемы управления). Группа делегирует полномочия своим представителям (вспомним теорию «общественного договора»).

Складывается парадоксальная ситуация, когда несколько лиц или даже один человек заменяет собой тысячи и даже миллионы людей. Как отмечает П. Бурдье, «когда акт делегирования осуществляется одним лицом в пользу другого, то все относительно ясно.

Но когда одно лицо получает полномочия от множества лиц, оно может оказаться облеченным полномочиями, трансцендентными по отношению к каждому из доверителей.

Тем самым оно становится как бы воплощением того, что последователи Дюркгейма нередко называли трансцендентностью социального.

Но и это еще не все, и отношение делегирования рискует затемнить истинный смысл отношения представительства, а также парадокс ситуации, когда группа не может существовать иначе, как делегируя свои полномочия какому-либо одному лицу – генеральному секретарю, папе и т. д., – способному действовать как юридическое лицо, т.

е. как субститут группы … В этом замкнутом круговом отношении легко увидеть корни иллюзии, в силу которой в предельном случае представитель может восприниматься другими и сам воспринимать себя в качестве causa sui, т. к. он сам является причиной того, что составляет его власть. Ведь группа, инвестирующая его полномочия,...

существовала бы не в полной мере в качестве представляемой группы, не будь он ее воплощением» [4].

Другая проблема связана с характером самовыражением общества, «упирающимся» в довольно размытую категорию «общественное мнение». Каким образом формируется этот, по выражению А. С. Пушкина, «общий глас», осуждающий или одобряющий действия власти и ее отдельных представителей? Вместо четко структурированной схемы отношения к власти отдельных социальных групп, институтов и организаций, мы имеем дело с неким общим посланием («месседжем»), с которым легко согласиться, но которому трудно, а подчас невозможно, противоречить.

По мнению Э. Ноэль-Нойман, «элитарная концепция общественного мнения – мнение компетентных людей, готовых взять на себя ответственность, – основана на политическом участии. От индивида зависит, захочет ли он участвовать или предпочтет устраниться от участия в общественном мнении. Индивид может ретироваться в сферу частной жизни, ему не нужно участвовать в обосновании, проверке мнений, даже если его к тому обяжут как гражданина. Интегративная концепция предусматривает вовлечение всех в процесс общественного мнения, и речи нет о свободном решении – участвовать или воздержаться. Социальная природа человека, побуждающая его дорожить своим именем и бояться изоляции, подчиняет всех людей давлению конформизма, называемому общественным мнением. Каждому, кто не учитывает его, угрожают санкции» [5].

Отечественный исследователь задает вопрос: «Существовало ли общественное мнение при Романовых, Сталине, Хрущеве, Брежневе, Горбачеве, Ельцине, Путине? Если понимать его как институт, который устойчиво и эффективно участвует в осуществлении власти, одним из узаконенных механизмов процесса принятия решений на всех уровнях жизни общества, ответы будут различны. И многих не собьют с толка унизительные маскарады „всеобщего одобрения“. Но если понимать общественное мнение как совокупное суждение, разделяемое различными социальными общностями по поводу тех или иных событий, явлений действительности, ответ будет однозначно утвердительным»

[6].

И третья важная проблема – степень участия в общественных делах. До каких пределов «консенсус по умолчанию» способен поддерживать допустимый уровень легитимности политической системы. Относительно всеобщих политических выборов эта проблема приобретает следующую форму: насколько «общенародное волеизъявление»

является действительно «общенародным»?

«Проблема абсентеизма в настоящее время очень остро стоит в современной России. Абсентеистский тип поведения существует в любом обществе, однако его рост свидетельствует о кризисе легитимности политической власти, недоверии людей к властным институтам. В настоящее время в выборах различного уровня не участвует от 40 до 70% граждан, наделенных активным избирательным правом. Причинами данного явления могут служить несовершенство современной политической системы, рост недоверия к демократическим институтам, нарастание социальной напряженности в обществе» [7].

«Проблема абсентеизма существует во всём мире, что не может не тревожить специалистов, так как при высоком удельном весе не участвующих в выборах закономерно встаёт вопрос о степени легитимности власти. Существует такая пропорция:

чем ниже удельный вес, участвующих в выборах избирателей, тем меньше степень легитимности власти» [8].

Сочетание делегативного представительства, директивного общественного мнения, массового уклонения от участия в политических делах, и многие другие (менее очевидные) факторы вынуждают поставить под сомнение действенность провозглашаемых принципов. Так что речь скорее идет именно о политически активной части граждан, а не о «народе в целом». Вопрос о качестве и размере данной «части»

оставим открытым.

1. Анциферова И. В. Избирательная кампания как способ реализации народовластия: социал.-управл.

аспект: Автореф. дис.... канд.социол.наук / Рос. акад. упр. Центр гос. кадровой политики и социал.

упр. М., 1994. С. 13.

2. Устименко С. В. Сущность и формирование отношений политического представительства в современной России: (Полит.-филос. анализ): Автореф. дис.... д-ра филос. наук / Моск. гос. социал.

ун-т. М., 1996. С. 17.

3. Молодежи об избирательном праве: (Учеб. пособие) / Лосев С. А., Мокрый В. С., Носков И. А., Садчиков Ф. В.; Избират. комис. Сам. обл., Гл. упр. образования Администрации Сам. обл., Сам.

ин-т повышения квалификации и переподгот. Работников образования. Сам

4. Бурдье П. Делегирование и политический фетишизм // Социология власти. 2005. № 5. С. 147-148.

5. Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение. Открытие спирали молчания: Пер. с нем. / Общ. ред. и предисл. Мансурова Н. С. М.: Прогресс-Академия, Весь Мир, 1996. [Электронный документ. Режим доступа]: hse.ru/data/2010/09/03/1220647531/ (Дата обращения 19.02.2013)

6. Андрющенко Е. Г. Общественное мнение и прогнозирование выборов // Россия: центр и регионы. М.,

2003. Вып. 11. С. 6.

7. Бушенева Ю. И. Какое дело гражданам до выборов? // Власть: общенац. науч.-полит. журн. 2007.

№ 6. C. 23.

8. Ковров В. Ф. Электоральная социология: Учеб. пособие. Уфа, 2005. C. 41.

ОБРАЗ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ ГЛАЗАМИ ЖИТЕЛЕЙ Г.НОВОСИБИРСКА

–  –  –

Власть как фундаментальная проблема социальных и гуманитарных наук относится к числу "вечных" и всегда будет привлекать внимание исследователей самой разнообразной ориентации.

Весь исторический путь развития человека свидетельствует о том, что от того, как понимается власть, какой смысл вкладывается в это слово, зависит в целом и социальная организация общества. В повседневной речи «власть» употребляется для обозначения различных явлений, событий и даже вещей, которые воспринимаются как нечто очень важное, определяющее, значимое и оказывающие влияние на поведение человека.

В условиях переходного общества, когда трансформируются социальные институты, нормы, ценности, важно знать в каком направлении изменяется образ власти в сознании граждан, как меняется его содержание и направленность. То, как общество относится к власти, какой она видится и представляется, играет главную роль в определении взаимодействия между властью и обществом. Целью исследования послужила необходимость выстроить определенный образ власти, чтобы понять и увидеть, как население воспринимает и понимает действия властей по отношению не только к самому себе, но и всему государству.

В ходе исследования было выявлено, что более половины ответивших респондентов -66,2% олицетворяют нынешнюю власть власть в России с президентом, 22,6% считают, что власть - парламент РФ, а также 21,5% видят её в лице криминальных группировок и авторитетов. Также в ходе исследования было выяснено, в чьих интересах по-мнению респондентов, действует власть. Среди ответивших, 60% считают, что власть осуществляет свою деятельность только в своих собственных интересах. Но, что власть заботиться о своих гражданах утверждают 42,6% от ответивших. Также интересным фактом оказался выбор респондентов в вопросе о исторической личности, которая могла бы руководить страной в современном обществе. Лидирующие позиции занимают И.

Сталин -33,8%, Петр I -30,8%, В. Путин -24,4% от ответивших.

Образ политической власти в Росии представляет собой полноценную «картину»

отношения общества к представителям государственной власти. То, как население видит власть в стране, определяет направление развития не только самого общества, его культурных ценностей, но и развитие всего государства.

1. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995. – 323 с.

2. Бодрийяр, Жан. Соблазн. Перевод на русский язык: Алексей Гараджа. М.: 2000. [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/basis/3429

3. Бурдьё П. Социология политики: Пер. с фр./Сост., общ. ред. и предисл. Н. А. Шматко./ — М.: SocioLogos, 1993. — 336 с.

4. Грушин Б.А. Мнения о мире и мир мнений. Москва: Изд-во политической литературы, 1967. – 67 с.

5. Зуева Т.М. Механизмы формирования образа власти//Автореферат диссертации. доктора политических наук, Ростов-на-Дону, 2002. –С.24-78

6. Левада Ю.А. Возвращаясь к феномену человека советского// Мониторинг общественного мнения.

Экономические и социальные перемены. 1998. № 4. – С. 76-102

7. Романович Н.А. Образ власти: противоречия традиционной и современной моделей. Вестник ВГУ Сер.: История, Политология, Социология - 2009, № 2. – С. 68-79

8. Тард Г. Личность и толпа. Очерки по социально-политической психологии. М., 1998. –127 с.

9. Шестопал Е.Б. Политическая психология. Инфра – М. 2002. –248 с.

10. Шестопал Е.Б. Образ власти в России: желания и реальность // Полис. 1995. № 4. – С. 86-98.

ДИАЛОГ МЕЖДУ ГРАЖДАНСКИМ ОБЩЕСТВОМ И ВЛАСТЬЮ: СПЕЦИФИКА

СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

–  –  –

Первоначально понятие «гражданское общество» означало общество, организованное в государство (в противоположность «варварским», где отсутствуют институционально выделенные органы государственной власти). Но со времен Г. Гегеля гражданское общество и государство стали в теоретической традиции рассматриваться как принципиально различные институциональные сферы социальной жизни. В последующем, на протяжении XIX и ХХ вв. понятие гражданского общества постоянно уточнялось через добавление различных характеристик. На данный момент, говоря о гражданском обществе, мы имеем в виду сферу самопроявления свободных граждан и добровольно сформировавшихся ассоциаций и организаций, не зависимую от прямого вмешательства и произвольной регламентации со стороны государственной власти.

В настоящее время в России тема развития диалога между гражданским обществом и властью является довольно актуальной. Словосочетание «гражданское общество» часто употребляют президент России Владимир Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев.

Более того, не первый год уже действует Совет при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (до 2011 г. - Совет при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека).

Однако, несмотря на активное муссирование данного понятия, подавляющая часть россиян не знает, что живет в гражданском обществе, и не понимает, что это такое.

В настоящее время 63% россиян считают, что в стране не соблюдаются права человека, при этом 21 % опрошенных заявили, что права человека нарушались применительно к ним [1].

Анализируя то, как в России соблюдаются и реализуются различные права, респонденты отметили плохое соблюдение следующих прав человека:

право на труд и его справедливую оплату – 57%; равенство перед законом, право на справедливый суд – 56%; право на бесплатную медицинскую помощь – 56%; право на бесплатное образование – 50%; право на социальное обеспечение – 37% [1]. Следует также отметить, что несмотря на декларации представителей органов власти о необходимости развития в России правового государства, большая часть населения – 51%

- считает, что за последние несколько лет ситуация с соблюдением прав человека в России не изменилась [1]. Так население реагирует на расхождение между декларациями и реальной практикой. На основании этого можно говорить о том, что права и свободы граждан не являются в российском обществе общепризнанной ценностью, по поводу которой достигнут консенсус между обществом и властью.

Проблема взаимодействия общества и власти имеет многовековую историю. Это обусловлено двойственной природой власти: с одной стороны, государство не может существовать без власти, и в этом плане власть – «слуга общества». Но, с другой стороны, всякая власть стремится к абсолютизации. И если этой тенденции ничего не противостоит, общество становится «слугой власти».

Для того чтобы интересы гражданского общества не подменялись интересами власти, граждане должны уметь самоорганизовываться. В демократически развитых странах различные интересы отстаиваются через всевозможные самоорганизующиеся структуры на всех направлениях и уровнях – от советов кварталов в районах коттеджей до политических партий, представляющих самые широкие интересы, которые увязывают будущее благосостояние с политическими программами.

Для россиян характерен довольно низкий уровень самоорганизации. Несмотря на то, что в настоящее время в России работает огромное количество негосударственных общественных организаций и политических партий, участие населения в их работе довольно ограниченно. Лишь 2% россиян в 2008 году принимали хоть какое-нибудь участие (формальное или неформальное) в деятельности общественных организаций. В 2011 году 61% россиян не принимали участие в каких-либо формах коллективной общественно-полезной деятельности, что на 16% больше по сравнению с 2008 г. [2].

Наиболее распространенными формами гражданского участия в социальной жизни являются участие в выборах в органы власти различного уровня 27% (40% в 2008 г.), коллективное благоустройство подъездов, домов, детских площадок, окружающей территории – 8% (15% в 2008 г.), сбор средств, вещей для людей, попавших в тяжелое положение (теракт, стихийное бедствие, лечение, операция) – 4% (9% в 2008 г.), участие в проведении избирательной кампании (сбор подписей, агитация, работа на избирательном участке) – 2% (4% в 2008 г.) [2]. Следует также отметить, что только 46% населения чувствуют свою ответственность за происходящее в их городе (селе, поселке) [3].

Существуют в данной сфере и положительные тенденции. Так, 54% опрошенных отнесли себя к людям, которые готовы объединяться для совместных действий, если их идеи и интересы совпадают [3]. Примечателен тот факт, что чаще других готовы объединяться люди в возрасте от 21 до 30 лет – 69 % [3]. Однако при интерпретации этих данных следует учитывать, что эта готовность далеко не в каждом случае может быть реализована в тех или иных формах самоорганизации.

Таким образом, можно говорить о том, что стиль жизни и образ мышления подавляющей части россиян далеки от тех, что присущи членам гражданского общества.

Осознание большинством граждан прав и свобод человека фундаментальными ценностями составляет основу гражданского общества. Это подразумевает непрестанный контроль граждан за властью на всех ее уровнях через многочисленные формы. В российском обществе наблюдается обратная картина: 41 % населения считает, что общество практически не контролирует действия властей и 39 % считают, что контролирует в довольно слабой мере.

Подводя итог, следует отметить что, взаимоотношения гражданского общества и государственной власти являются осевыми в характеристике политического пространства современной России.

Партнёрские отношения между ними должны выстраиваться, исходя из следующих принципов: принцип качественной изменчивости (государственная власть определяет траектории и стратегии развития гражданского общества, а гражданское общество, в свою очередь, инициирует стратегии государственной политики); принцип преемственности (учёт исторически сформировавшихся форм взаимодействия гражданского общества и государства); принцип солидаризации (основа отношений гражданского общества и государственной власти – общие интересы социальных и политических сил). Разумное сочетание этих принципов, их соотношение позволит наладить более жизнеспособный диалог общества и власти на современном этапе.

1. Права человека в России / «ФОМнибус» – опрос граждан РФ от 18 лет и старше. 10 марта 2013 // Режим доступа к изд.: http://fom.ru/obshchestvo/10873.

2. Массовое политическое участие в России: только выборы или что-то еще? / ВЦИОМ. Прессвыпуск. – 2011. – №1728 // Режим доступа к изд.: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=111514.

3. Ответственность, взаимопомощь и доверие в российском обществе / ФОМнибус. 19 августа 2012 // Режим доступа к изд.: http://fom.ru/obshchestvo/10605.

МЕХАНИЗМ ПРЕВРАЩЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ СТРАТЕГИЙ В ГРАЖДАНСКИЕ

ПРАКТИКИ. ПРОВЕРКА ГИПОТЕЗЫ

–  –  –

Существует гипотеза, согласно которой общеобразовательную школу, несмотря на ее ригидность и консерватизм, можно рассматривать в качестве среды, порождающей гражданские практики. Если это так, то один из исследовательских вопросов, вытекающих из гипотезы: «Каков механизм превращения школьных родительских стратегий в гражданские практики?» Понятие «гражданские практики» при этом используются в трактовке Вадима Волкова как социальные практики, «состоящие из мелких процедур, установлений, привычек, посредством которых обеспечивается то, что понимается как свобода» (1).

В своем выступлении я возвращаюсь к результатам полевого проекта «Школа на карте города, Санкт-Петербург, 2004-2007» (2). При проведении проекта в качестве методов исследования были использованы биографические и лейтмотивные интервью с учащимися восьмых-одиннадцатых классов общеобразовательных школ района, лейтмотивные интервью с родителями, учителями, школьной администрацией, экспертные интервью с работниками отдела образования и муниципальными чиновниками, а также анализ школьных сочинений и когнитивных карт района, составленных старшеклассниками.

Попытаемся проследить, что изменилось во взаимоотношении школы и родительского сообщества за прошедшие пять лет (2007-2013). К вторичному анализу исследовательских материалов за 2004-2007гг. добавляется материалы лейтмотивных нестандартизированных интервью, взятых весной-осенью 2013 года: с директорами школ (три интервью), с родителями школьников (пять интервью), с активистом общественной организации «Петербургский родительский комитет» (одно интервью). Анализируется также материалы дискуссий в социальных сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники».

Школа в данном контексте рассматривается как часть городского пространства, чем обусловлено обращение к опыту французских исследователей, ставших пионерами по изучению способов пересечения городского и школьного пространства(3,4,5,6,7)

1. Волков В. Советская цивилизация как повседневная практика: возможности и пределы трансформации // Куда идёт Россия? Общее и особенное в современном мире. – М.: Интерцентр, 1997. – С. 326.

2. Шманкевич Т.Ю. Школа и город: «родительские стратегии» как гражданские практики // Журнал социологии и социальной антропологии, СПб., 2006. № 3. С.129-136.

3. Bautier E., Charlot B., Rochex J.-I. Entre apprentissages et mtier d’lve: le rapport au savoir // L’cole, l’tat des savoirs. Paris: La Decouverte, 2000. P.179-188.

4. Briand J-P., Chapoulie J-M. L’institution scolaire et la scolarisatoin: une perspective d’ensemble // Revue franaise de sociologie, 1993, XXXIV. P.3-42.

5. Cousin O. Politique et effets-etablissements dans l’enseignement secondaire // L’cole, l’tat des savoirs.

Paris: La Decouverte, 2000. P.139-148.

6. Dutercq Yv. Les politiques ducatives des collectivits territoriales.- L’cole, l’tat des savoirs. - Paris :

La Decouverte, 2000. P.121-129.

7. Van Zanten A. L’cole de la priphrie: Scolarit et sgrgation en banlieue. Paris: Presses universitaires de France. 2001.

Секция 3. Социальное неравенство: теория, методология и методика социологических исследований

ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

–  –  –

Развитие экономической науки в бихейвориальном направлении может быть образцом для социальных наук. Это направление, по сути психологическое, старается удержать набор математических моделей, используемых экономистами, уточняя их ради согласования с эмпирическими поведенческими данными. Примерами таких изменений служат «теория перспективы», дополняющая функцию полезности представлением о точке отсчета и нелинейном характере оценки полезностей людьми. Эволюционные подходы уточняют понятие полезности, отождествляя полезность и приспособленность, что позволяет учесть, как полезность зависит от стадии жизненного цикла и пола агента.

Гиперболическое уменьшение полезности объясняет предпочтение немедленной награды.

Социальная полезность учитывает то, что агенты не ведут себя в соответствии с принципом максимизации личной полезности.

Остановлюсь, на эффектах, открытых в бихейвориальной экономике, которые являются универсальными в смысле отраслевых социологий.

Первая группа связана с представлениями о эволюционном развитии мозга человека.

Сюда относится:

1. Существования двух относительно независимых систем принятия решений.

То, что Д. Канеман назвал системой 1 и системой 2. Использование систем зависит от восприятия социальной ситуации и личностных особенностей. Существования двух систем ставит под сомнение существование диспозиций или установок, позволяющих предсказывать поведение.

2. Существуют способы манипулирования системами принятия решений.

Открыты способы, позволяющие влиять на поведение людей, задавая определенные рамки видения той или иной дилеммы.

3. Способности людей предвидеть своё и чужое поведение ограничены не только недостатком информации, но и незнанием природы систем принятия решений.

Возможности социологического познания ограничены по той же причине.

4. Восприятие временной перспективы существенно влияет на выбор. Потому что в оценке последствий задействованы разные участки мозга в зависимости от того, о насколько близком будущем идет речь.

5. Эффекты соблазнения и возбуждения. Социальный выбор зависит от внутреннего состояния. Исследователи должны учитывать различия ситуации исследования и реального поведения.

6. Неправильное восприятие собственных преференций. Можно назвать это эффектом ложной интуиции.

7. Эффекты ложного оптимизма и склонности к подтверждениям.

8. Неспособность реалистично оценивать самих себя. Искаженное восприятие ценности собственных решений.

Эта группа связана с современными представлениями о модульной структуре человеческого сознания. Сознание формировалось в процессе эволюции как набор специализированных инструментов, решавших определенные адаптационные задачи.

Социальная реальность отличается от среды, в которой шли заключительные этапы эволюции. Это создает интересные «иррациональные» эффекты.

Вторая группа эффектов показывает отсутствие обоснованных стандартов для принятия поведенческих решений.

Выделю следующие явления:

1. Различения контекста приобретения и контекста потребления.

Методологически нужно различать какой контекст мы собираемся изучить.

2. Несимметричность восприятия положительных и негативных событий.

3. Эффект обладания. Контекст пользования и контекст обладания приводят к разному поведению.

4. Эффект опции по умолчанию. Выбор людей зависит от того, какая альтернатива воспринимается как альтернатива по умолчанию. Что может определяться культурой, а не ситуацией.

5. Эффект когнитивной сложности. Сложная ситуация приводит к росту вероятности принятия социально-одобряемого или шаблонного решения.

6. Эффект компромисса – склонность выбирать среднюю позицию.

7. Эффект привычки. Использования прошлого опыта в качестве точки отсчета независимо от объективной ценности этого опыта.

8. Эффект халявы или особое восприятие тех альтернатив, которые выглядят как бесплатные.

9. Эффект атрибутивной подмены. Эти эффекты приводят к тому, что восприятия набора альтернатив зависит не только от состава альтернатив,но и порядка их рассмотрения и нерелевантных особенностей ситуации.

Еще одна группа эффектов это то, что можно назвать монетарными эффектами в немонетарных ситуациях. Речь идет о том, как восприятие ситуации как рыночной или социально-ролевой меняет поведение.

1. Эффект бюджета. Социальные предпочтения зависят от ресурсов, не только материальных, но и ресурсов времени, энергии, уверенности в своих силах. Знание бюджетных ограничений даёт важную социальную информацию.

2. Неспособность рационально оценивать трудовые усилия. Отсюда сразу следует невозможность социальной справедливости.

3. Разрушительное влияние рыночного подхода для социальных отношений.

4. Альтруизм существенно влияет на социальные и экономические отношения.

Социальная полезность должна учитываться при создании социологических моделей.

5. Эффекты социального давления. Социальное давление оказывает разнонаправленное воздействие в разных ситуациях.

6. Эффекты, связанные с нечестностью и жульничеством:

- эффект принадлежности к моральной группе;

- эффект творческих способностей;

- эффект контрафакта;

- эффект морали и эффект детерминизма;

7. Эффект превращения негативных санкции в подкрепляющий фактор.

8. Эффекты морального и материального подкрепления.

9. Эффект ИКЕИ.

10. Эффект социального одобрения и социального принуждения.

11. Влияние эмоционального самовыражения на монетарное поведение.

Существуют явления, которые не укладываются в эти рамки, хотя и относятся к проблеме социального выбора. Такие как открытие, что тяжесть приговора предсказывается сытостью желудка судьи.

Достижения бихейвориальной экономики показывают возможности для любой области, где модели допускают индивидуальный выбор.

Конкретные исследования экономического поведения дают идеи для использования в других отраслевых социологиях. На мой взгляд, обещают быть плодотворными идеи о контекстуальном характере оценки полезности существующих альтернатив, отсутствии абсолютных предпочтений, несимметричном восприятии потерь и приобретений, представление о произвольных имплицитных точках отсчета при оценке вариантов. Надо задаться вопросом, что эти идеи могут дать нового в той области исследований, в которой я работаю.

В методологическом плане исследователь должен помнить:

1. У нас есть предвзятые мнения.

2. Интуиция часто ошибается, а мы часто не можем заметить собственные ошибки.

3. Выход – опора на экспериментальные результаты и аккуратный анализ собственного поведения.

1. Ariely, D. (2008) Predictably Irrational, HarperCollins, New York.

2. Camerer, C. (1999). Behavioral economics: reunifying psychology and economics. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 96(19), 10575-10577.

3. Kahneman, D. (2003). Maps of bounded rationality: Psychology for behavioral economics. American Economic Review, 93(5), 1449-1475.

4. Kenrick, D. T., Griskevicius, V., Sundie, J. M., Li, N. P., Li, Y. J., & Neuberg, S. L. (2009). Deep Rationality: The Evolutionary Economics of Decision Making.Social Cognition, 27(5), 764-785.

СОЦИОМЕТРИЯ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

–  –  –

История появления термина «Социометрия» берет свое начало 19 в. в связи с попытками построить психологическую теорию общественного развития и стремлением применить математические методы к изучению социальных фактов. Социометрия связана с микросоциологическими исследованиями. Сторонники этой методологической установки (Г. Гурвич, Дж. Мид, Г. Блумер и др.) рассматривают межличностные отношения индивидов в качестве основы социальной жизни. Разработанная в русле таких подходов социометрическая процедура Дж. Морено, представляла собой особую технологическую составляющую его социометрической (психологической) теории общества. Основная цель социометрии - сбор данных о межличностных связях, их интерпретация в рамках теоретической конструкции [1]. Собранные данные о межличностных отношениях самим автором далее использовались в психодраме, при помощи которой корректировались межличностные восприятия, понимания и отношений между членами группы. Я.Л. Морено он ввел понятие «теле», полагая, что люди часто демонстрируют избирательную симпатию к друг другу, т.е. демонстрируют по отношению к другому комплекс чувств, который связан с реальными чертами этой личности (это моментальная психологическая структура индивидуальности, которая возникает спонтанно и развивается в процессе общения) [2]. С позиций современной социологии очевидно, что социометрия нацелена на изучение связей поверхностного слоя отношений между людьми, преимущественно основанных на контактных предпочтениях (выборах), симпатиях и эмоциях. Автор социометрии Морено, напротив, считал, что именно эти отношения выступают реальной и единственной основой общества. В известном смысле социометрия развивает идею М. Вебера о том, что внешнюю сторону социальной реальности следует интерпретировать, постигая внутренний смысл человеческих отношений. Морено прогнозировал вселенские масштабы использования социометрии как научного основания для построения нового типа общества.

Зачастую социометрические результаты исследований признавались как незначимые, а в рамках отечественной социологии они рассматривались преимущественно в критическом ключе.

Традиционно к сильным и слабым сторонам социометрии относят следующие:

1. Практически единственный метод, который фиксирует групповые явления.

Можно назвать фокус-группу, групповую дискуссию как групповые методы, но цели у них иные.

2. Теоретическая "чистота" данных относительна. Выбор показателей (вид совместной деятельности) иногда очень трудно сделать в соответствии с задачами исследования, например, для поиска конфликтов.

3. Достаточно трудоемок. Поэтому используется не на больших выборках, а на отдельных подвыборках для проверки конкретных гипотез.

4. Целесообразно применять в ситуациях, диктуемых концептуальными положениями исследования совместно с другими методами.

5. Социометрическая процедура может спровоцировать конфликты и выяснения отношений среди респондентов.

Несмотря на недостатки, у Морено есть последователи, которые и сегодня говорят о целесообразности государственного института по официальной оценке развития организаций на основе социометрии.

В настоящее время реальная область применения социометрических процедур ограничивается малыми группами и преимущественно используется в микросоциологических исследованиях. В отличие от макросоциологических моделей, где не принимаются во внимание индивидуальные черты личности, социометрия позволяет определять отдельные социально - групповые характеристики личности, ее позицию в группе, лидерство и межличностные отношения, исходя только из индивидуальных предпочтений и выборов. Конечно же, следует помнить, что индивидуальные выборы людей основываются на достаточно длительной совместной деятельности, они включают не только симпатии-антипатии – как нечто специфическое, индивидуально-личностное, но и опыт, рефлексию, поиски компромиссов.

Можно отметить некоторый ренессанс социометрии в современных социологических исследованиях: в настоящее время наблюдается некоторое повышение внимания к использованию социометрических процедур. В частности, это относится к современным интерпретациям социометрии как технологии социологического исследования в работах А.А. Сусоколова. Методологические исследования социометрии в современной в философии, социологии и социальной психологии осуществлены в работах Р.А. Золотовицкого и И.П. Волкова [3]. Активно изучается связь личностных ценностей и социометрических предпочтений в работах Т.А. Прокофьева и А.В. Капцова [4].

Серьезное внимание уделяется разработкам алгоритмов социометрической диагностики для формальных групп (чаще – рабочих групп значительной численности), сформированных по командному принципу в работах А.Ю. Солнышкова [5]. Скорее всего, повышение внимания к социометрии объясняется тематикой и спецификой исследований информационного, постиндустриального общества, где обозначился неизбежный переход от механического типа групповой динамики к органическому, который состоит в подборе персонала и формированию организаций на началах социальной и психологической совместимости.

В современной социологии социометрические исследования традиционно используются при рассмотрении таких важных проблем социологии как социализация, социальное действие, социальное взаимодействие, при ее помощи изучаются малые группы, конфликтные явления и ряд других социальных феноменов.

Кратко отметим некоторые возможности метода социометрии, что делает этот метод актуальным в перспективе:

- измерять количественно взаимоотношения и при помощи стандартизированных показателей сравнивать отношения в нескольких группах;

- выявлять и структурировать систему личных взаимоотношений и сравнивать со структурой официальных отношений;

- прогнозировать тренды развития системы межличностных отношений в группе и управлять направленность ее развития.

Представляется, что возможности социометрии могут быть наиболее полно реализованы в стратегии сетевого исследования организаций. С одной стороны, социометрические исследования Морено послужили прообразом современной методологии сетевого подхода (М. Кастельс, Б. Уэлман и др.), и, с другой, - его эмпирическим способом реализации. Напомним, что сетевая теория – реляционное направление социологического знания (от англ. relation – отношение), в рамках которого позиция актора в сети рассматривается как детерминанта его социального поведения, с другой, – как социальный капитал, позволяющий ему реализовывать свои устремления.

Социометрия позволяет исследовать эти характеристики отношений на эмпирическом уровне, т.е. изучать совокупность позиций, ролей, и их взаимосвязей с потоками ресурсов.

Другой важной особенностью социометрического исследования организаций выступает выявление тенденций социального развития организаций.

Практика показывает, что для реализации возможностей социометрии целесообразно, во-первых, результаты социометрических измерений сравнивать с результатами деятельности организации (сплоченность - прибыль, социально – психологический климат - учебная деятельность, лидерство - спортивные показатели и пр.), а, во – вторых, проведение только одной процедуры социометрического исследования дает статические характеристики системы отношений, в то время как проведение несколько таких процедур раскрывает направленность и основные тенденции развития организации.

Использование социометрических приемов и способов диагностики отношений носит оперативный характер, что позволяет активно применять социометрию по многим направлениям социологических исследований. При помощи социометрии изучаются неформальные связи и отношения, что дает возможность выявлять существенные характеристики системы социальной организации в постиндустриальном обществе.

Социометрические исследования являются одним из важных методов социологических исследований, направленных на изучение контактной среды в организациях и группах, что делает этот метод одним из востребованных исследовательских инструментов в деятельности социолога.

1. Морено Якоб Леви. Социометрия: Экспериментальный метод и наука об обществе. /Пер. с англ.

М.: Академический проект, 2004. – 320 с.

2. Лейтц Г. Психодрама: теория и практика. Классическая психодрама Я. Л. Морено. М. 2007. URL:

http://www.psihodrama.ru/t199.html (3.05.2013).

3. Золотовицкий Р.А. Социометрия Я. Л. Морено: мера общения. URL:

www.iu.ru/biblio/archive/2olotovitskiy_moreno_siciology (30.07.2013).

4. Волков И.П. Социометрические методы в социально-психологических исследованиях. – СПб.:

СПбГУ, 2002.

5. Прокофьева Т.А., Капцов А.В. Роль личностных ценностей в социометрических предпочтениях студентов//Вестник Самарской гуманитарной академии. 2007. 2. С. 122-123

6. Солнышков А.Ю. Алгоритм социометрической диагностики для формальных групп значительной численности // Социологические исследования. № 10. 2011 С.56-68

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ ИЗМЕРЕНИЯ БЕДНОСТИ В

СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«Уральское отделение Российского общества социологов ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина» Институт государственного управления и предпринимательства Кафедра социологии и социальных технологий управления Высшая инженерная школа Памяти профессора Валерия Трофимовича Шапко посвящается АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ МОЛОДЕЖИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ Материалы международной конференции Екатеринбург, 28 февраля 2014 г. Том I...»

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ ДАЙКСЕЛЕМ Редакция журнала знакомит своих читателей с членами редакционного совета. Сегодняшний гость — Александр Дайксель. Он является профессором социологии Гамбургского университета, где долгое время возглавлял Институт социологии. Там же им организован отдел по изучению наследия Фердинанда Тенниса, под руководством А. Дайкселя осуществляется издание Полного собрания сочинений Ф. Тенниса. В настоящее время он является...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Социологическое общество им. М. М. Ковалевского Материалы Всероссийской научной конференции X Ковалевские чтения Россия в современном мире: взгляд социолога 13-15 ноября 2015 года Санкт-Петербург ББК 60.5   УДК 316        Д 37    Редакционная коллегия:    А.О. Бороноев, докт. филос. н., проф.,   В.И. Дудина, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, канд. социол. н., проф.,   Ю.В. Веселов, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф.,  ...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«В.А. ЯДОВ 1. Изменения в социологии, т.е. в содержании и направленности исследований, самом научном сообществе социологов и в Институте надо, конечно, рассматривать в общесоциальном контексте российских реформ. Легитимация социологии имела следствием, во-первых, взрывной интерес к исследованиям в области теории. Сегодня в социологическом сообществе вполне утвердилось представление о полипарадигмальности социологического знания. Это следствие снятия идеологической цензуры, бурного расширения...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Дальневосточный федеральный университет Школа гуманитарных наук ПРОБЛЕМЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ: РОССИЯ И СТРАНЫ АТР Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Владивосток 11–13 ноября 2015 г. Владивосток Дальневосточный федеральный университет УДК 316. ББК 60.56 П78 Издание материалов конференции осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В. Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д. Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф., В.И. Дудина, и.о. декана...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.