WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 32 |

«Материалы научно-практической конференции VIII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2013 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, ...»

-- [ Страница 13 ] --

- официальная система контроля концентрирует усилия на таких деликтах, которые в наибольшей мере соответствуют выбранной ею квоте и требуют по возможности меньше усилий;

- полицейские в своей работе ориентируются на нормы и установки среднего класса,

- полицейские предпочитают работать с представителями низших классов;

- суть полицейской селекции состоит в поддержке своего существования; для общества это означает, что полиция и право в целом получает огромную власть творить (конструировать) социальную реальность [6, 41-57].

Данные факты подтверждают позицию многих исследователей по поводу распространенности системного насилия, вытекающее из агрессивной сути любой власти.

Оно держится на особой технике поддержания господства, базирующейся на легитимации определенных норм и конструировании социального порядка, угодного государству. Эта техника превратилась в легитимный социальный институт, который проявляет себя на трех уровнях: межличностный (вмешательство в конфликты и события обыденной жизни граждан), коллективных деятелей (контроль над отдельными группами), социетальный (устрашение населения, создание образа врага). При этом, однако, следует помнить, что объектом деятельности института насилия на любом уровне является, в конечном счете, каждый конкретный гражданин [4, 245-249].

Для исследования системного насилия полезно применять теорию виктимизации, связанную с превышением власти.

В рамках данной теории развиваются следующие относительно самостоятельные социологические концепции [7, 64-69]:

- социально-структурная виктимизация: происходит благодаря процессам изоляции, деградации и обесценивания меньшинства, которое угрожает статусу власть имущих;

- культурная виктимизация: в соответствие с традицией, религией и/или идеологией любому обществу свойственно иметь жертвы по расовому, этническому, половому и т.д. признаку; виктимизирующие нацелены на сохранение доминанты собственной группы;

- институциональная виктимизация: становление жертвой в или через какой-либо институт благодаря изолированности от общества, бюрократизм, отсутствие связей между людьми и т.д.

1. Бурдье П. Власть права. Основы социологии юридического поля. URL:

http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/3040 (дата обращения - 24.08.2013).

2. Бурдье П. Социология социального пространства / Пер. с франц. ; отв. ред. перевода Н. А.

Шматко. — М.: Институт экспериментальной социологии; СПб. : Алетейя, 2007.

3. Albrecht P.-A. Kriminologie: eine Studienbuch. – Mnchen, 1999.

4. Cremer-Schffer H., Steinert H. Die Institutionen “Verbrechen & Strafe”. ber die sozialkulturellen Bedingungen von sozialer Kontrolle und sozialer Ausschlissung // Krim. Journ. 4. Jg. Heft 4. 1997.

5. Krasmann S. Konstitutive Kriminologie – oder: Zum Topos der Tterfixierung bis in die Gegenwart // Kriminologische Erkundungen. Wissenschaftliches Symposium aus Anlass des 65. Geburtstages von Klaus Sessar. Band 6. Mnster. Lit Verlag. Karliczek K.-M. (Hg

6. Leder H.-K. “Normale” Kriminalitt im totalitren Staat: Bemerkungen aus devianzsoziologischer, kriminologischer und wissenschaftstheoretischer Sicht. – Frankfurt am Main; Bern; Paris, 1987.

7. Schneider H. J. Kriminologie fr das 21. Jarhundert: Schwerpunkte und Fortschritte der internationalen Kriminologie; berblick und Diskussion /H.J. Schneider. – Mnster: Lit, 2001.

ДЕФОРМАЦИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО ПРОСТРАНСТВА УНИВЕРСИТЕТА

–  –  –

Современным студентам, как и во все времена, свойственен поиск идентичности, профессионального предназначения. Потребность занять достойное место в обществе достигается ими в условиях развивающейся культуры прагматизма, социальной дифференциации, образовательной модернизации и прочих социокультурных процессов.

Роль преподавателя высшей школы в постиндустриальном обществе меняется. Он становится не столько носителем знания, сколько партнером, коллегой студента, способным конвертировать знаниевые ресурсы в практическую деятельность и тем самым влиять на профессиональную идентификацию.

Характерной чертой современного вуза является техно - бюрократическая ориентация, влияющая на позиции студента и преподавателя, их взаимодействие. Находясь в условиях социокультурной динамики, вуз не всегда учитывает интересы и возможности развития социальных субъектов.

Исследовательская культура как одно из условий профессиональной идентичности студента и образовательной идентичности вуза, исторически характерная для университета, на современном этапе претерпевает изменения. Принципы стандартизации, ориентации вузов на массовое образование, следование строгой научной отчетности формируют обязательный характер исследовательской культуры студентов, исследовательское пространство деформируется.

Рис. Деформация исследовательского пространства (Приводятся данные, полученные в ходе фокус – группы, проведенной в Уральском государственном педагогическом университете на факультете социологии 27 апреля 2013 г. Участвовали 10 студентов. Тема фокус – группы «Студент как исследователь») В связи с этим нарушается процесс взаимодействия личности студента с культурной и социальной системами вуза, образующее пространство исследования, позволяющее ему проявлять познавательные способности и конструировать социальную реальность.

Под исследовательским пространством мы подразумеваем способность студентов и преподавателей на основе социокультурного восприятия образовательного знания, конструировать социальную реальность, связанную с профессиональными интересами.

Структуралистское понимание исследовательского пространства связано с исторически сложившейся институцией университета, предполагающей воспроизводство научных кадров, функционирование научных школ. Появление в современном вузе влиятельной позиции администрации привнесло новые импульсы в науку, нацеленные на культуру прагматизма и коммерциализации. Администрация ускорила переориентацию исследовательского пространства с культуры традиций на культуру инноваций, связанных с ценностями экономики, основанной на знаниях. С развитием постиндустриального общества возникает проблема сохранения единства пространства и времени в высшем образовании, где культура становится не интегративной составляющей исследовательского пространства, а локальным ресурсом. Социальная дифференциация становится характерным явлением исследовательского пространства и, как утверждал П. Бурдье, среди агентов распространяется борьба за культурный капитал. Конструктивистское понимание исследовательского пространства позволяет увидеть, как позиция администрации постепенно переносится в преподавание и исследование. Вместе с этим, для студентов исследование представляется сложной социокультурной конструкцией и соотносится с образом науки, не обладающей привлекательностью и престижностью.

«До конца третьего курса я не думала об этом, о науке, об исследовательской деятельности. Считала ее скучной, серой, непонятной ватой…».

Кроме этого, отношение к исследовательской деятельности складывается в процессе взаимодействия с разными преподавателями. К одной модели студенты относят таких преподавателей, которых «…можно не только слушать на лекциях, но еще с ними можно поговорить о чем - то просто не кающейся этой темы и преподаватели идут на встречу, не касаясь зачетных мероприятий…». Как правило, эта категория преподавателей «…в рамках бюрократических рамок они чувствуют себя не уютно. Как показывает практика, уходят в другое место». Другая модель поведения преподавателей характеризуется такими людьми, «…кто с чиновьичим складом ума и привык к этим отчетностям, не глядя на содержание – они остаются…».

«Если он нацелен на то, чтобы студент расширял свой кругозор, то даст ему флаг в руки, создаст условия, но, если преподаватель нацелен на то, чтобы прийти, отчитать, поставить зачет, естественно, инициатива студента пропадает…».

Таким образом, происходит отсев. Формализм без содержательного направления».

По мнению студентов, в университете наблюдаются две модели поведения преподавателей: преподаватель, который служит бюрократическим рамкам; преподаватель, который служит университетскому знанию.

Для студенческой молодежи бюрократическая рамка – это сдерживающий социальную интеракцию, негативный фактор.

В таких рамках одновременно живут те преподаватели, кто служат бюрократическим нормам («отчитал», «провел», «потребовал») и те, кто служит университетскому знанию («с ним можно обсудить разные темы», «…вопросы», «с ними интересно»). Многими социологами образования фиксируется проблема сохранения темпоральности исследовательского пространства Разные модели поведения студентов и преподавателей, и, соответственно особое восприятие друг друга обуславливает характер их взаимодействия. В подобных обстоятельствах сложно говорить о единых закономерностях развития исследовательской культуры студентов. В современном вузе, таким образом, исследование и преподавание оказываются в подчинении у администрирования. [1, с.199] Профессионализация в большей мере обусловлена не интеграцией преподавания и исследования, а следованию принципам административной системы в условиях утрачивающейся темпоральности. Ценность труда преподавателя сводится к бальной системе оценки знаний студентов, ценность исследования соотносится c возможностями реализации коммерческой выгоды в пользу развития университета. Администрирование становится ресурсом, позволяющим определять и поддерживать рейтинговое превосходство вуза в конкурирующей академической среде. Администраторы придерживаются однозначной позиции, связанной с оценкой затрат и доходов от образовательных услуг, что формирует отношение к преподавателям и студентам как объектам воздействия и ресурсам образовательной политики. Администрация, располагая экономическим ресурсом, направляет его не на адаптацию субъектов к культуре инноваций в соответствии с канонами постиндустриального общества, а на собственное благополучное существование за счет потенциалов полей университета. Поэтому ресурс преподавания становится своеобразным средством достижения желаемых количественных результатов. Студенты в данных условиях находятся в позиции не столько потребителей, сколько источников дохода, позволяющих университету сохранить себя на рынке образовательных услуг.

Исследовательское пространство университета создают агенты - преподаватели и студенты, но не администрация. Поле администрирования включает в себя только экономический капитал. Его накопление напрямую зависит от культурного и социального капиталов полей преподавания, исследования и профессионализации. Борьба администрации направлена на «колонизацию жизненного мира» преподавателей и студентов, что обостряет проблему деформации исследовательского пространства. В результате мы можем наблюдать парадоксальную ситуацию в высшем образовании: обладая разными видами капитала, преподаватели и студенты способны поддерживать собственное развитие и тем самым конструировать исследовательское пространство, но в виду ограниченности времени для осознания собственного пути и ценностей исследовательской культуры, они подчиняются административному влиянию.

Как считает профессор М.В. Тлостанова, рейтинговое беспокойство – характерное проявление своеобразного комплекса неполноценности и попыток спрятать за бюрократическими требованиями отсутствие реальных научных достижений, школ, научного сообщества и научных коммуникаций как таковых. [2, с.24-37] Культурный аспект проявляется в недооценке использования потенциала методов исследования в формировании образовательного знания, что выражается в «контроле над транслируемым знанием», «копировании исследовательского опыта», «проговаривании»

опыта исследований.

Социальный аспект носит директивный, предписанный характер, что далеко не способствует проявлению потребности студента и преподавателя в исследовательском опыте, в социальной интеракции превалирует «ты – ориентация». Массовое привитие навыков исследовательской культуры исключает возможность интерсубъективного взаимодействия, нарушается условие временной и пространственной кооперации.

Вопрос о возможностях исследовательского пространства университета касается того, насколько оно позволяет преподавателям и студентам стать агентами – теми, кто испытывает потребность в конструировании исследовательского пространства и использовать разные капиталы для своего профессионального будущего.

Кроме того, возможности исследовательского пространства в развитии исследовательской культуры студентов затрагивает позицию администрации, которая нуждается в переоценке и пересмотре. Современная роль администрации должна служить сохранению полей и капиталов университета, а не столкновению и использованию их в целях собственного благополучия. Это роль в большей степени связана с «передовой линией», способной принять на себя те или иные социокультурные изменения, безболезненно их выстраивая под особые условия функционирующего исследовательского пространства.

1. Ридингс Б. Университет в руинах / пер. с анг. А.М. Корбута; Гос.ун-т – Высшая школа экономики.

– М.: Изд. дом Гос. ун-та – Высшей школы экономики, 2010. – 304 с.

2. Тлостанова М.В. Контуры университета XXI века в контексте кризиса модерна // Высшее образование в России, № 1, 2013

–  –  –

Двадцать первый век - век стремительно развивающихся передовых технологий и инноваций. Россия стремится быть лидером в промышленности, экономике, политике и экологии.

Молодежь – это самые активные жители нашей страны, это студенты и школьники, рабочие, представители сферы образования и торговли. Культура является важным фактором формирования молодого поколения.

Одно из первых определений понятия «молодежь» было дано в 1968 г. В. Т. Лисовским: «Молодежь - поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших, образовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции; в зависимости от конкретных исторических условий возрастные критерии молодежи могут колебаться от 16 до 30 лет». [1] Впервые о существовании особого феномена молодежной культуры упомянул Карл Манхейм.[5] Существуют труды отечественных и зарубежных авторов в области социологии культуры и культурологии, посвященные молодежной тематике. К числу таких авторов относятся Агеев B.C., Выготский Л.С., Лисовский В.Т. [2]

С.П. Цаплина выделяет наиболее острые социальные проблемы молодежи:

социальная и экономическая незащищённость молодёжи;

отсутствие условий, способствующих социальной востребованности и продвижения молодого человека на всех этапах его жизненного развития;

социальная неадаптированность молодых людей.

разрушения механизма духовной преемственности поколений, размывание традиционных форм общественной морали;

снижение интереса молодёжи к отечественной культуре, её истории, традициям.

Можно выделить следующие тенденции в развитии молодёжной культуры:

1. Кризисное состояние общества привело к расслоению, поляризации молодёжных социальных групп и слоёв по уровню материального благосостояния, качеству жизни, следовательно, по уровню освоения культурных благ. Распределение благ в сфере молодёжной культуры происходит по принципу платёжеспособности.

2. Основным местом проведения свободного времени молодыми людьми всё более становится улица, подъезд и квартира человека, что обусловлено усилившейся потребностью в расслаблении, отдыхе, меньшими материальными затратами.

3. Нарастание социально-психической напряжённости, которая выражается в усилении криминогенности и девиантного поведения молодёжи и в нарушениях здоровья.

4. Особенность нашего времени характеризуется тем, что сочетаются пережитки прошлого и переход к новациям будущего. Это касается всех сфер жизни, в том числе и молодёжной культуры. [3] Рассмотрим результаты общероссийского опроса ВЦИОМ. Он представляет данные о том, какие культурные и развлекательные мероприятия посещали россияне за последний месяц и какие причины мешали им это сделать.

Большинству россиян в течение марта 2013 года удалось посетить культурные мероприятия (72%). Чаще всего респонденты отмечают, что ходили в гости (52%), сами принимали гостей (41%). Каждый пятый в течение последнего месяца ходил в кино (20%).

Театр посетили 9%, выставки и музеи - 6%, столько же - библиотеки.

Не удалось выбраться из дома на культурные и развлекательные мероприятия в течение последнего времени 27% опрошенных, и главная тому причина - нехватка свободного времени (35%). Причем за последние годы респонденты стали указывать на эту причину чаще (в 2010 году - 25%). Однако немало и тех, кто сетует на отсутствие денег (24%) или желания посещать подобные мероприятия. (см. таблицу 1) [6]

–  –  –

Продолжение таблицы 1 Вопрос: Если Вы не посещали в течение последнего месяца какие-либо культурные или развлекательные мероприятия, то укажите по какой причине? (закрытый вопрос, один ответ, % от тех, кто не посещал культурные и развлекательные мероприятия в течение последнего месяца)

–  –  –

1. Усынина, Н.И. Определение сущности понятия «Молодежь». Вестник удмуртского университета.

- 2013. - № 1. Режим доступа: [http://vestnik.udsu.ru/2013/2013-031/vuu_13_031_06.pdf]

2. Фоменков, А.И. Обзор исследований молодежной культуры Обзор исследований молодежной культуры в работах зарубежных и отечественных исследователей. Смоленский государственный университет. Режим доступа: [http://www.smolsoc.ru/index.php/2010-09-08-19-26-30]

3. Цаплина, С.П. Основные проблемы и тенденции развития молодёжной культуры в современной

России. К. культурологии, доцент кафедры гуманитарных наук СГИИ. Режим доступа:

[http://www.smolsoc.ru/index.php/home/2009-12-28-13-47-51/43-2010-08-30-12-19-02/3397-20

4. Чуриков, А. Случайные и неслучайные выборки в социологических исследованиях Социальная реальность. - 2007. - № 4. Режим доступа: [www.fom.ru]

5. Юхлин, Ю. В. Молодежная культура: особенности становления, современное состояние и тенденции развития: диссертация... кандидата культурологии: 24.00.01.- Нижневартовск, 2003.с.: ил. РГБ ОД, 61 03-24/71-9

6. Еженедельный опрос «Омнибус ВЦИОМ» «Как проходит культурная жизнь? респонденты и блогеры - о своем досуге» Пресс-выпуск №2260 Режим доступа:

[http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=113791]

7. Официальный сайт города Череповца Режим доступа: [http://www.cherinfo.ru/news/52513] Секция 2. Политические и социальные факторы формирования гражданского общества в современной России

К ПРОБЛЕМЕ СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ

–  –  –

Такое сложное понятие, как гражданское общество, долгие годы было предметом огромного интереса как для научной, так и для политической сфер жизни общества.

«Нет никакого сомнения в том, что тема гражданского общества стала…слишком употребляемой»…, - так начинает свою статью «Гражданское общество как идея и идеал»

известный американский ученый Адам Сэлигман [4, 13]. Однако, несмотря на трехсотлетнюю историю изучения гражданского общества, так и не удалось дать четкого определения данного понятия.

Остановимся на понимании гражданского общества известным русским правоведом Б. Н. Чичериным. Он полагал, что гражданское общество и государство являются двумя взаимодополняющими друг друга социальными формами, способными совместными усилиями обеспечить разумный порядок, свободу, соблюдение естественных прав человека. В 1906 году Чичерин писал: "Все понимают, что внешнее положение России зависит прежде всего от ее внутреннего развития; для того, чтобы она могла исполнить предстоящие ей задачи, необходимо поднять умственный, нравственный и экономический уровни русского общества.....Правительство, бессильное в своем одиночестве, взывает к содействию общества; последнее, со своей стороны, сознавая собственное свое бессилие, всего ожидает от правительства. Для всех очевидно, что только совокупною деятельностью обоих возможно искоренить гнетущее нас нравственное и материальное зло. Но для такой дружной работы не существует почвы......правительство и общество не знают и не понимают друг друга" [3, 52]. К сожалению, и сегодня, как более ста лет назад, между властью и обществом - пропасть.

Построение гражданского общества до сих пор идет замедленными темпами.

«Гражданское общество - сфера, стимулирующая разнообразные личные инициативы, создающая и оберегающая организационные, нормативные, культурные предпосылки, необходимые для их реализации. Гражданское общество пребывает в полноценном правовом пространстве…., которое оберегает социокультурное пространство свободы, делает возможными разнообразные формы позитивной самодеятельности, начиная с предпринимательства и вплоть до самых утонченных духовных занятий" [1, 69]. Основными признаками гражданского общества являются:

свобода, открытость, плюрализм, правовой характер, самоуправляемость и саморазвитие.

На Западе идеи гражданского общества формировались посредством деятельности активного типа личности с сознанием и политическим поведением, характерным для среднего класса. В России гражданское общество выступало скорее мобилизационной моделью. Она была создана по западному образцу, без учета национальных, религиозных традиций, обычаев, мифов, символов, стереотипов поведения, морально-этических норм, ценностей. Возможно, для изучения проблемы построения гражданского общества в России нужен особый подход, так как принципы становления гражданственности западных обществ и российского социума совершенно разные.

Полноценного гражданского общества в России никогда не было. На протяжении длительного промежутка времени в государстве господствовал авторитарный самодержавный строй. В 1917 году официальной идеологией стала диктатура пролетариата, так что ни о каком гражданском обществе не могло быть и речи.

Впервые серьезно о нем заговорили в период перестройки. После смены политического режима в начале и середине 1990-х годов понятие «гражданское общество»

стало активно использоваться некоммерческими негосударственными организациями (НКО), которые наряду с политическими партиями возникли на обломках былых демократических групп и объединений. Запад пытался привнести в российское общество элементы либерализма, включавшие уважение к правам человека, плюрализм, толерантность. На тот момент это удалось сделать лишь в ограниченном масштабе, затронув малую часть граждан.

За годы реформирования в России появилась почва для формирования гражданского общества. Была создана необходимая инфраструктура: политический плюрализм, свободомыслие, приватизация собственности. Однако ее качественные характеристики и по сей день имеют низкий уровень. Партии, которые существуют в России, не способны эффективно выполнять функцию посредника между властью и обществом, уровень социальной ответственности невысок. На данный момент можно утверждать, что идея естественных и неотъемлемых прав человека, идея естественного права, – утопия. Но дискурс о гражданском обществе имеет большое значение для российской теории права и политики [2, 244]. Россия, не имея в общественном сознании политико-правовых традиций, пытается наверстать время, сформировать либеральные ценности посредствам разнообразных ресурсов гражданско-правового образования. В том числе заимствуя опыт западных стран.

На сегодняшний день мы можем с уверенностью сказать, что Россия постепенно выходит на путь построения гражданского общества: россияне учатся ценить свободу, отстаивать свои права, действовать сообща.

Нами был проведен опрос, результаты которого показали, что граждане России начинают понимать, что демократия невозможна без свободы, что либеральные ценности уже прижились в России, со своим, конечно, «национальным колоритом». Как показал опрос, главной особенностью российского понимания свободы является стремление соединить ее со справедливым распределением благ в обществе, с тоской по патернализму со стороны государства.

Обратимся снова к наследию Б.Н. Чичерина: «Демократия, бесспорно, занимает видное место в ряду элементов, из которых слагается политическая жизнь народов. Если она не может представляться идеалом, то нельзя не признать в ней одну из самых сильных движущих пружин человеческого самосовершенствования. Но эта роль принадлежит демократии образованной, а не полудикой, свободной, а не порабощенной. Для того, чтобы демократия могла исполнить свое настоящее предназначение, необходимо, чтобы она была воспитана под влиянием свободы» [3, 63]. По нашему глубокому убеждению, постепенно в России будет становиться все больше образованных, свободных, самостоятельных и активных людей – основного ресурса гражданского общества.

1. Бачинин В. А. Политология. Энциклопедический словарь. Статья "Гражданское общество как политическая идея ". СПб.: Издательство Михайлова В.А., 2005.

2. Сморгунова В. Ю. Современный зарубежный социально-правовой и политический дискурс о гражданском обществе // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, 2004. - Т. 2. №7.

3. Чичерин Б. Н. Конституционный вопрос в России // Опыт русского либерализма. Антология. М.:

КАНОН+ОИ "РЕАБИЛИТАЦИЯ", 1997.

4. Seligman A. B. Civil Society as Idea and Ideal. In: Alternative Conceptions of Civil Society. Ed. by S.

Chambers and W. Kymlicka. Princeton: Princeton Univ. Press. 2002.

КОНФЛИКТОГЕННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ФОРМИРОВАНИЯ

ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ

–  –  –

Приведем замечательную красноречивую формулировку в одном из выступлений на солидной научной конференции: «Мы - страна сбывшейся конфликтологии»[1,98].

Не совсем так -Россия, если постигать нашу собственную современность в ее историческом измерении, скорее есть страна сбывшейся примитивной силовой недоконфликтологии. Социальная энергия негативизируется до антагонистических конфликтов в сферах символических войн в социальных сетях, войн компроматов, в повседневном быту.

Заметим, что самые изощренные описания деталей и нюансов механизмов национальной специфичности конфликтного взаимодействия сконцентированы в превосходном и тонком замечании Л.Коузера: «социальные структуры отличаются по степени конфликта, который они могут выдержать»[2,32].В большинстве случаев при анализе истории российских кейсов деконструкции и разрушения социума и современной внутригражданской, социально-политической, идеологической ситуации используются не целостные конфликтологические теории, а « идейные комплексы», с разной степенью представляющие конгломерат конкурирующих между собой призывов, программ и рецептов разрешения современной переломной ситуации. Российскую политику так же издавна преследуют два искушения - обмануть историю, избрав стратегию сознательного уклонения от управления конфликтами, или же, напротив, свести политический процесс до силового навязывания своей воли, к «политической борьбе», к соревнованию напоров и агрессивностей. Обе крайности трагичны, но обе направлены на приспособление дополитической и довластной «войны всех против всех»

для осуществления перераспределения ресурсов.

Большие сложности при обращении к российской конфликтной модели возникают и при сфокусированности на следующем акценте.

В российской системе координат существенным паттерном, на который нужно обратить внимание, является доведение до совершенства технологий создания искусственной политической конфликтогенности как социальной нормы. Российские граждане становятся легкой добычей и готовой жертвой политтехнологов прежде всего потому, что в России экзистенциальные проблемы не существуют отдельно от экономических, социальных и политических проблем. «Наоборот, среди наших реалий [в] метафизику, в проблемы добра и зла, доброты, искренности, лжи, сокрытия, человеческого своеволия, самоуправства и в решение этих проблем - внедряешься быстро почти при первой же встрече с милиционером, с органами местного самоуправления»[3,50].

Главная проблема- организация поля конфликтов. Российская специфика заключается, по мнению российского исследователя Александра Ахиезера, в власть находится в постоянном страхе перед тем, что конфликты породят неконтролируемую дестабилизацию и поглотят страну. Эта опасность подавляется вторжением в конфликты на нижних уровнях, создавая специальные органы контроля, слежки, подавления..

Наступает момент, когда эффект государственного подавления конфликтов, дезорганизации порождает еще большую дезорганизацию. В России существуют мощные факторы дестабилизации,что в конечном итоге приводит к попыткам снять дезорганизацию через распад общества и власти. Российское общество сложилось как недостаточно способное превратить множество конфликтов, дезорганизацию, раскол в стимул развития диалога. Конфликт перешел в России в раскол- в некоторую машину, предотвращающую распад ценой массового потока дезорганизации. [4].

Российская власть боится конфликтов, гасит или забалтывает их, направляя свою силу против самого конфликта, а не в защиту его сторон. Власть, навязывая неравенство сторон конфликта, ищет ви¬новника, а не решение. При формировании спроса на виновную сторону, у участников конфликта появляется соблазн использовать в конфликте государ¬ство друг против друга, тем самым коррумпируя конфликт. Слабая сторона конфликта, лишенная правовой защиты, долж¬на либо заплатить за выход из конфликта, либо капитулировать.

Джозеф Най, применительно к политике и практике международных отношений, различает три формы власти: «hard» (применение силы или угроз ее использовать;

превращение рынка в инструмент политики), «soft» (использование средств пропаганды и убеждения) и «smart» (выработка стратегий повышения эффективности как жесткой, так и мягкойвласти).[5].

Востребованность данного концепта состоит в том, что посредством него открывается возможность более или менее адекватно осмыслить коммуни¬кативные практики в сфере разрешения совре¬менных политических конфликтов. «Hard power»

связана с внешним принуждением сторон конфликта. Субъективно она воспринимается как власть внешних сил, которые подчиняют себе волю стороны конфликта.

В отличие от «hard power», «soft power» не воспринимается сторонами конфликта в качестве силы, которая действует извне. «Soft power» - это власть, которая реализуется в фор¬ме определенного коммуникативного воздействия, в процессе которого диктуемое властью поведение в конфликте воспринимается реци¬пиентом как свободный и добровольный выбор. Соединение традиционных источников власти с коммуникативными методологиями и практиками «soft power» способно обеспечивать подвижность и гибкость современных институтов конфликторазрешения. «Hard power» это способность к принуждению, обусловленная превосходством ресурсов или статуса. В противоположность «жесткому» способу влияния, «Soft power» - это способность добивать¬ся желаемого на основе добровольного участия сторон конфликта в процессе конфликторазрешения, а не с помощью принуждения,обмана, подкупа.

С позиций концепта «soft power» существует два типа конфликтного стиля общества. Фокус их изучения перемещается в точку рассмотрения определенной системы институционализации конфликтов. Один, постоянно реконфигурируя конфликты, не допуская острых вспышек, раскручивает спираль социальной реконструкции и приводит к внедрению нового социального комплекса, предоставляя «обеим сторонам безотлагательную возможность для прямого выражения противоречащих друг другу требований,...элиминировать источник недовольства, … искоренить причины внутреннего разобщения и восстановить социальное единство»[6,23].

Данный стиль, при котором между участниками конфликта выстраиваются «коммуникативные мосты», можно, используя концепцию американского политического философа Айрис Янг, назвать «коммуникативной демократией». Она разделяет переговорную демократию, коммуникация в которой основывается на строго аргументативной дискуссии (по многим причинам не всегда эффективной), и коммуникативную демократию, которая стремится выйти за рамки только аргументативного дискурса и для которой важны в принципе все коммуникативные ресурсы, позволяющие той или иной социальной группе выразить свою позицию и социальный опыт.[7,123-143].

Именно этот коммуникативный потенциал, который может находиться в обществе в скрытом, подавленном, деформированном или, напротив, открытом виде и определяет, в нашей трактовке, конфликтные стили общества. В противоположном же стиле «коммуникативного разрыва» выстраивается такая конфигурация разрешения, вернее подавления, конфликтов, при которой она обеспечивается не в результате интериоризации социальных норм, а насильно, путем вмешательства вла¬сти.

Такой конфликтный стиль Ральф Дарендорф сравнивал со злокачественной опухолью: «Тот, кто умеет справиться с конфликтами путем их признания и регулирования, тот берет под свой контроль ритм истории. Тот, кто упускает такую возможность, получает этот ритм себе в противники»[8,140]. При доминанте дуалистического принципа(«теплая» модель) стороны конфликта стремятся к максимальной партисипации, т.е. к экзистенциальному отнесению к одному из полюсов, при максимальном взаимоотчуждении. Субъекты конфликтного взаимодействия предельно герметизированы. Односторонняя партисипационная направленность порождает симметричные негативные действия. Конфликт перестаёт адекватно описываться, начинает "разбухать", его содержательные и позитивные значения нерефлективно поглощаются негативными смыслами и коннотациями.

Поле конфликта «разворачивается» сверх меры, сохраняющей необходимый уровень стабильности социума, место конструктивных противоречий занимают противоречия деструктивные, «перетягивание каната» закрывает возможность для социальной динамики. Происходит деэтизация, деэстизация и "раскультуривание" конфликта. В этом стиле «коммуникативного разрыва» выстраивается такая конфигурация разрешения, вернее подавления, конфликтов, при которой она обеспечивается не в результате интериоризации социальных норм, а насильно, путем вмешательства вла¬сти.

1. Социокультурные особенности российской модернизации: материалы круглого стола.М.: ЭконИнформ,2009.

2. Коузер Л.Основы конфликтологии.СПб.:Светлячок,1999.

3. Бибихин В.В. Введение в философию права. М.:ИФ РАН,2005.

4. Ильин В.В., Панарин А.С., Ахиезер А.С. Теоретическая политология: Реформы и контрреформы в России. Циклы модернизационного процесса М.: Изд-во МГУ, 1996.

5. Joseph S. Nye. Soft Power. The Means to success in world politics//N.Y. Public Affairs, 2004.

6. Козер Л.Функции социального конфликта//Реферативный сборник.Социальный конфликт:

современные исследования/М., ИНИОН АН СССР,1991.

7. Young, I. Justice andCommunicative Democracy. In Radical Philosophy: Tradition, Counter-Tradition, Politics. Ed. R.Gottlieb. Philadelphia, PA: Temple University Press, 1993.

8..Darendorf R. 1969. Society and Democracy in Germany.Garden City, N.Y.: Doubleda, 1969.

ПРОЦЕДУРА ПУБЛИЧНЫХ СЛУШАНИЙ: ПРОБЛЕМАТИКА И ВНЕДРЕНИЕ

СИСТЕМ ЭЛЕКТРОННОГО ДОКУМЕНТООБОРОТА

–  –  –

В современной России в процессе формирования гражданского общества возникают новые формы социально-политической активности масс. Одной из таких форм являются публичные слушания по проекту планировки и межевания. Целью таких слушаний является участие и обсуждение жителями проблем развития данной территории и вопросов местного значения.

В результате анализа публичных слушаний (ссылка на предыдущую статью) стало ясно, что 30 дней [1] недостаточно для того, чтобы в полной мере проинформировать население. Проект планировки затрагивает множество интересов, а проведение публичных слушаний заключено во временные рамки от 09:00 до 18:00. Можно сделать вывод, что наиболее дееспособная и социально активная часть населения не может посетить публичные слушания в силу занятости (работа, учеба и т. д.) Как показывает практика, основная категория людей, посещающих публичные слушания – это пенсионеры, студенты и аффилированные лица.

Так же стоит отметить, что четырех дней для предоставления аргументированных комментариев от участников публичных слушаний - недостаточно.

Организация публичных слушаний на сегодняшний день несовершенна, поэтому целесообразно перевести данную процедуру в систему электронного документооборота, изобразив площадку, на которой будут проводится обсуждения того или иного вопроса в виде форума, где будет размещаться презентация того или иного проекта, а свои комментарии, которые в последствии будут зафиксированы в протоколе публичных слушаний [1], люди смогут оставлять, подписываясь электронной цифровой подписью.

Таким образом, можно будет определить реальность данного комментария, идентифицировать человека по территориальному и социальному признаку, а также значительно упростить систематизацию данных, что впоследствии приведет к ускорению данного процесса.

Форум — это место массового общения, где каждый волен высказывать свои мысли или несогласие с мнением другого. Само происхождение слова идет из Римской империи, где в Риме форумом называлось центральная площадь города, на которой собирались жители для общественного обсуждения вопросов, или дискуссий. [2] Электронная цифровая подпись – информация в электронной форме, присоединенная к другой информации в электронной форме (электронный документ) или иным образом связанная с такой информацией. Используется для определения лица, подписавшего информацию (электронный документ)[3].

Очень важно уделить внимание технической стороне проведения электронных публичных слушаний для того, чтобы минимизировать возможность злоупотребления, связанных с искажением общественного мнения. [4] Такая форма проведения публичных слушаний при хорошо отработанной систематизации значительным образом снизит вероятность коррупционной составляющей. И самое главное, станет более открытой и доступной, так как в ней смогут участвовать абсолютно все социально-заинтересованные группы населения, а, следовательно, повысится эффективность данного мероприятия.

1. Закон Санкт-Петербурга от 20.07.2006 N 400-61

2. http://luboznaiki.ru

3. ru.wikipedia.org

4. К.Ю. Матренина «Электронные публичные слушания как дополнительный механизм проведения публичных слушаний» Вестнике Тюменского государственного университета 2012 год № 3

ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА НА

УРОВНЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

–  –  –

Начиная с к. 80-х гг. ХХ века в общественной и политической мысли России продолжает вестись дискуссия о гражданском обществе, перспективах и проблемах его становления в современных реалиях, взаимодействиях с государственной властью.

Неоднократно тема становления гражданского общества поднималась руководителями государства. Однако, по-нашему мнению, пока гражданское общество в России представляет собой некую цель, к которой следует двигаться, но пути следования к которой ещё не построены. Значительную роль в формировании гражданского общества в России призваны играть механизмы самоорганизации граждан на уровне местного самоуправления. Именно на уровне поселений сохраняется значительный социальный потенциал, способный к решению накопившихся проблем или привлечению к ним внимания общества и власти.

Предпосылки формирования гражданского общества на уровне местного самоуправления складываются из различных форм самоорганизации на местном уровне.

Участие местных жителей в НКО, ТОС, ТСЖ, школьных комитетах, развитие волонтёрства, являются теми точками роста, из которых складывается каркас гражданского общества.

Не всегда самоорганизация на местном уровне носит поступательный характер, а часто выражается в жёстких условиях, в силу необходимости противостоять деструктивным или непродуманным решениям властей. Нарушение привычной среды обитания, нарушение очевидных и значимых прав, игнорирование острых проблем, заставляют обычных обывателей самостоятельно выбирать механизмы самоорганизации, в том числе протестные. Вырубка зон отдыха, застройка прилегающих к жилью территорий, преступления на этнической почве наиболее часто ведут к конфликтной самоорганизации местных сообществ. То есть, можно констатировать, что многие граждане готовы к самоорганизации лишь увидев ущемление своего непосредственного права на комфорт проживания.

Нами в 2013 г. в Пермском крае было проведено исследование по проблематике местного самоуправления, взаимодействия муниципальной власти и местных сообществ, участия граждан в решении вопросов местного значения. Было опрошено 885 респондентов в возрасте от 18 лет. Исследование подтвердило предположение, что уровень общественной активности местных сообществ остаётся низким. Так, 87,9% респондентов заявили, что в последние 2-3 года не участвовали в деятельности общественных организаций. Из форм публичной общественной активности на местном уровне большинство выделили участие в субботниках - 30,5%, участие в территориальном самоуправлении (совет дома, микрорайона и т.д.) - 10,1%. Такую форму как публичные слушания назвали лишь 4,6% опрошенных. Участие в деятельности местных общественных организаций, инициативных групп указали всего 3,5% респондентов. 69,7% респондентов заявили, что вообще не участвуют в решении вопросов местного значения, 26,8% заявили, что участвуют иногда. Из полученных данных видно, что социальная основа местного самоуправления по-прежнему слаба. Хотя и в развитых странах нельзя говорить о всеобщности участия и в местном самоуправлении и в общественной деятельности. Но в российском обществе настолько высоко расслоение, что гражданам тяжело реализовывать даже относительно простые формы взаимодействий в отношении общего блага и интереса.

Известный английский социолог З. Бауман отмечал, что современное общество базируется на индивидуализированности и атомизированности людей. Атомизация состоит в том, что общество дробится на отдельных индивидуумов, которые поддерживают между собой минимальный уровень общения, социальные связи также характеризуются слабостью. «Атомизированные индивидуумы», которые порождаются современным обществом, оказываются мало способными к устойчивым социальным связям за пределами семьи, работы.

«Индивидуум - худший враг гражданина», отмечал З. Бауман, ссылаясь на А. де Токвиля «Гражданин – это человек, склонный добиваться собственного благополучия через благополучие города, тогда как индивидуум склонен быть равнодушным, скептически настроенным или настороженным к «общей причине», «общему благу»».

Человек рассчитывает только на свои индивидуальные усилия и достижения, не осознавая того, что отграничивая себя от той или иной социальной общности, он не может решить проблемы общего значения. Исходя из этого, тяжело наладить и взаимодействия и участвовать в совместной деятельности по решению местных проблем.

Сами респонденты скептически оценивают местное сообщество, членами которого они сами и являются. В их оценках преобладает негативизм. Респондентам был задан вопрос: как Вы охарактеризуете жителей Вашего населенного пункта? Среди доминирующих ответов были характеристики: разобщённые, стремящиеся только к извлечению выгод для себя (48,0%), пассивные и безразличные к проблемам других людей (38,0%). Положительные характеристики оказались в меньшинстве: активные и стремящиеся помогать и оказывать поддержку другим людям (10,7%) и сплочённые, готовые поступиться собственными проблемами для общего блага (3,3%). То есть это ещё раз показывает и уровень атомизации граждан и степень недоверия друг другу.

В чём же нам видятся предпосылки формирования гражданского общества на местном уровне? Во-первых, нарастание социальных проблем, неминуемо подталкивает низовую социальную активность. Незаконная миграция, незаконная застройка, проблемы с ЖКХ заставляют прежде разобщённых граждан искать формы самоорганизации, прежде всего с целью воздействия на муниципальную власть. Во-вторых, на местном уровне продолжают появляться фигуры, способные становится местными лидерами, способствующими самоорганизации. Это отличает их от политических лидеров, скованных административными рамками или бизнес-обязательствами. В-третьих, слабость местных властей в решении местных проблем, так или иначе, будут подталкивать их к диалогу с местными сообществами. В-четвёртых, на местном уровне более активно действуют НКО, являющиеся точками притяжения активных и небезразличных граждан. Всё это отнюдь не означает, что процесс формирования гражданского общества на местном уровне будет быстрым и безболезненным, но перспективы у этого процесса есть. Очевидно, что гражданское общество невозможно создать решениями власти или нормативными актами, оно должно вызревать.

1. Бауман З. Индивидуализированное общество. М.: Логос, 2005

СОЦИОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО: ПРОБЛЕМА ОТВЕТСТВЕННОГО ДИАЛОГА

–  –  –

Гражданская миссия социологии, по мнению академика М.К. Горшкова, заключается в содействии развитию социократии, понимаемой как власть всего общества над своей судьбой, научный контроль над социальными силами посредством коллективного разума социума [1, с.28]. Это означает, что общество является не просто пассивным объектом изучения социологической науки, а активным, ответственным участником созидания социологического знания. Данное утверждение является «хорошо забытой» историей социологической науки. Еще на стадии становления эмпирической социологии Дж. Гэллап разработал основы изучения общественного мнения, которые принято считать классическими. В их число входил сбор индивидуальных данных респондентов: каждый опросный лист мог быть соотнесен с конкретным индивидом в выборке, т.е. отсутствие анонимности в опросе [2, с. 80]. Данный принцип, по нашему мнению, не только повышает ответственность за проведение социологического исследования организаторов и респондентов, но и придает большую социальную значимость его результатам, требует от власть предержащих учитывать в деятельности по управлению обществом результаты, полученные учеными.

В июне 2013г. был проведен всероссийский социологический опрос по изучению мнений граждан Российской Федерации о легитимности результатов президентских выборов 2012 г. и изменения избирательной системы. Опрос инициирован движением «Выбери открыто!», выдвинувшем идею проведения открытых выборов. Исследование проходило во всех федеральных округах, 68 субъектах, было опрошено 7044 человека, ошибка выборки составила 3%. Для достижения репрезентативности, составление выборки осуществлялось на основе требований, предъявляемых к проведению национальных социологических опросов. Анкетирование проводилось в письменной форме, респонденты оставляли свои паспортные данные и согласие на обнародование результатов социологического опроса.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что население всей страны демонстрирует низкий уровень доверия власти, избранной тайным голосованием – 13%.

Большинство опрошенных считают, что она выражает интересы чиновников (89,4%) и олигархов (81,8%). Лишь 6,7% респондентов полагают, что власть выражает интересы всего народа; 8,5% респондентов – интересы средних слоев населения;1,5% - бедных слоев.

Очевидно, именно с этим связано желание видеть в должности президента выходца из народа, а не из бюрократических и олигархических структур. В последнее десятилетие в России фактически прекратилось обновление политической элиты, власть сосредоточена в руках замкнутой группы лиц, принадлежащих к высшим слоям государственных чиновников и олигархам. Опрос показал, что 83,2% респондентов хотят видеть на должности президента выходца из народа, а не из бюрократических и олигархических структур; 3,4% - не хотят, 13,4% - затруднились ответить.

За последние годы в выборном законодательстве России произошли изменения, идущие вразрез с основополагающими конституционными принципами, в т.ч. правом участвовать в управлении делами государства, как непосредственно, так и через своих представителей, право избирать и быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления, равенство всех кандидатов и граждан при выдвижении своей кандидатуры на выборные должности.

На выборах президента в 2012 г. кандидатам-самовыдвиженцам ставилось условие

– собрать с соблюдением особых правил 2 млн. подписей в поддержку своего выдвижения за 20 дней, что, по мнению ряда специалистов, явилось невыполнимым условием. При этом кандидаты, выдвинутые от партий, имеющих свое представительство в Государственной Думе, автоматически участвовали в выборах Президента без каких-либо дополнительных условий, т.е. без сбора подписей вообще. (Для сравнения: Путин, идя на первый срок, собирал 500 тыс. за 2 месяца, имея «административные» рычаги). Данную ситуацию можно расценивать как нарушающую принцип равенства прав кандидатов.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ ДАЙКСЕЛЕМ Редакция журнала знакомит своих читателей с членами редакционного совета. Сегодняшний гость — Александр Дайксель. Он является профессором социологии Гамбургского университета, где долгое время возглавлял Институт социологии. Там же им организован отдел по изучению наследия Фердинанда Тенниса, под руководством А. Дайкселя осуществляется издание Полного собрания сочинений Ф. Тенниса. В настоящее время он является...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Санкт-Петербургский государственный университет Социологическое общество им. М. М. Ковалевского Материалы Всероссийской научной конференции X Ковалевские чтения Россия в современном мире: взгляд социолога 13-15 ноября 2015 года Санкт-Петербург ББК 60.5   УДК 316        Д 37    Редакционная коллегия:    А.О. Бороноев, докт. филос. н., проф.,   В.И. Дудина, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, канд. социол. н., проф.,   Ю.В. Веселов, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф.,  ...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК 316.4(476)(082) ББК 60.524 (4 Беи)я431 С69 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор Л.Е. Криштапович, доктор социологических наук, профессор...»

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Дальневосточный федеральный университет Школа гуманитарных наук ПРОБЛЕМЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ: РОССИЯ И СТРАНЫ АТР Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Владивосток 11–13 ноября 2015 г. Владивосток Дальневосточный федеральный университет УДК 316. ББК 60.56 П78 Издание материалов конференции осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В. Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д. Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф., В.И. Дудина, и.о. декана...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«В.А. ЯДОВ 1. Изменения в социологии, т.е. в содержании и направленности исследований, самом научном сообществе социологов и в Институте надо, конечно, рассматривать в общесоциальном контексте российских реформ. Легитимация социологии имела следствием, во-первых, взрывной интерес к исследованиям в области теории. Сегодня в социологическом сообществе вполне утвердилось представление о полипарадигмальности социологического знания. Это следствие снятия идеологической цензуры, бурного расширения...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.