WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |

«Материалы научно-практической конференции VIII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2013 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, ...»

-- [ Страница 12 ] --

Мы утверждаем, что «активисты» в дискурсивном поле вегетарианства, если понимать под ними тех, кто участвует в распространении вегетарианских идей путем реализации практических действий, отсутствуют. «Активизм» преимущественно выражается в ретрансляции дискурса о вегетарианстве, а не в реальных социальных практиках. Это также подтверждает то, что в данном случае мы имеем дело скорее с дискурсивным сообществом, нежели с реальной группой. Люди не объединяются здесь на основе особых пристрастий в питании, но вполне могут эту тему обсуждать и конструировать идентичный образ жизни на базе общих представлений о вегетарианстве.

Роль «интерпретаторов-активистов» чаще всего сводится к тому, чтобы запустить в определенное сообщество – например, «кришнаиты», «защитники прав животных».

Соответственно, все остальные роли в рамках дискурсивного поля распределяются согласно с этой основной схемой. «Последователи» - это те, кто через вегетарианский дискурс пришли в определенное реальное стилевое сообщество. «Попутчики» – это те, кто знакомы с вегетарианским дискурсом, разделяют его идеи, практикуют вегетарианство время от времени, но при этом не имеют четко выраженной идентификации с этим стилем жизни.

Кроме того, вегетарианский дискурс не существует отдельно от антивегетарианской критики. Примечательно и то, что у представителей традиционного питания нет своих специальных сайтов, «концепций» и т.д. И это понятно, традиционное питание не нуждается в эксплицитной легитимации. Дискурс невегетарианцев развивается совершенно естественно в социальной среде, где индивид был социализирован. Когда же речь заходит о вегетарианстве, то здесь мы уже имеем в виду дискурс как искусственный процесс порождения смыслов. Он генерируется полемикой с представителями традиционного питания, и по большей части включает в себя те споры и символическую борьбу, в процессе которых и рождаются основные вегетарианские «концепции».

1. Ильин В. И. Потребление как дискурс. - СПб.: Интерсоцис. - 2008. - 446 с.

СТРУКТУРА СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА КАК ФАКТОР

АКТИВИЗАЦИИ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА

–  –  –

Творчество – двигатель прогресса в общественной жизни. Формирование творческого потенциала – одна из приоритетных задач современного государства.

Социокультурная среда представляет собой пространство, на котором не только возможна реализация творчества, но и под воздействием которой происходит формирование творческого потенциала. Поэтому важно проанализировать структуру социокультурного пространства как фактор активизации творческого потенциала.

Социокультурное пространство этимологически соотносится с двумя взаимосвязанными дефинициями – «социальное пространство» и «культурное пространство». Оно сопрягает в себе социальные и культурные механизмы как равнозначные по влиянию факторы и выступает как поле их взаимодействия. Но социокультурное пространство является не просто суммой социального и культурного.

Это не только физическое пространство, заполненное социальными образованиями и конструкциями, в рамках которых происходит аккультурация. Это одновременно часть социального и культурного, которая имеет границы, очерченные ценностями и нормами, взаимодействиями различных групп, заключающих в себе социальные, культурные и личностные аспекты взаимодействия.

Социокультурное пространство выступает в качестве многомерного измерения, объединяющего различные процессы социальной жизни. Индивид рассматривается как актор социального действия, посредством своей воли и творческих способностей изменяющий общество. Согласно представленному подходу человек является био-социокультурным существом (homo activus), осознающим, что его действия являются компонентом взаимодействия с другими субъектами. Именно процесс данного взаимодействия обуславливает реализацию потенциала творчества. Самосознание homo activus может соответствовать или не соответствовать типу общества в котором он находится, что на определенном периоде приводит к смене социокультурной среды.

Структура социокультурной среды представляется следующими элементами:

субъекты социотворческого процесса, процесс творческой деятельности и объективные условия для осуществления творчества.

Важным элементом обозначенного пространства является социокультурная ситуация, то есть окружающие человека материальные, социальные, институциональные и духовные условия его формирования, развития и самореализации. Для характеристики современной динамики социокультурной ситуации необходимо учитывать три группы факторов: факторы внутреннего порядка (социальная динамика, экономическая модель развития, изменения в политическом режиме, государственном устройстве и т. п.);

исторические факторы (национальные особенности культуры, в контексте которых проходило становление нынешних поколений); влияние глобальных процессов.

Составляющие социокультурной ситуации - это среда (поля жизнедеятельности) и сферы жизнедеятельности, где формируются и реализуются основные составляющие образа жизни социокультурных субъектов. Среда отражает связи человека с его окружением. Она имеет набор устойчивых элементов (полей и соответствующих сфер жизнедеятельности). В структуре социокультурного пространства различают мега, микро и макросреды. Мегасреда - современный социальный мир, окружающий человека и определяющий духовную и социально-психологическую атмосферу. В макросреде действуют факторы, закономерности и институты общегосударственного масштаба, микросреда — это сфера действия малых групп. Социально-культурная микросреда, ближайшее окружение человека включает в себя микросреды досуга и общения.

Личность может менять свое место в социально-культурной среде, переходить из одной микросреды досуга и общения в другую и тем самым конструировать свою социально-культурную среду.

В рамках социокультурной среды и сферы активности человека выделяют определенные компоненты — поля жизнедеятельности. К основными сферам жизнедеятельности человека, где он формирует и затем реализует творческие ресурсы, являются: производственная; образовательная; досугово-рекреационная; физкультурнооздоровительная; информационная.

Лавринова Н.Н. предлагает структурировать социокультурную среду в зависимости от культурного материала: культурно-историческое наследие, ху-дожественная, социально-психологическая, духовно-нравственная, политическая, экологическая среды обитания. Каждый компонент представлен в виде структуры: предметнопространственное окружение человека, информационная составляющая среды, ценностноориентационная составляющая Комплексное влияние этих компонентов обуславливает процесс формирования творческого потенциала.

Социокультурная среда влияет на формирование творческого потенциала посредством следующих элементов: культурная деятельность, социальная работа, культурные ценности, культурные блага, творческая деятельность, творческий работник, субъект культурной деятельности, социально-культурная деятельность.

Многие ученые придавали среде особое значение как фактору, влияющему на личность. Например, А.И. Герцен подмечал двустороннюю взаимосвязь: личность создается средой и событиями, но и события, осуществляемые личностями, носят на себе их печать.

Важно обозначить: под влиянием социокультурной среды формируются ценностные ориентации личности, обуславливает процесс формирования творческого потенциала.

Но, как отметил Вебер, не только общество — культурный продукт, но и человек — культурное существо. Исследуемая среда представляется не только условием творческого развития личности, но и показателем творчества.

Отмечается тесная связь творческого потенциала с культурной и социальной ситуациями. Творческая личность – это яркое и репрезентативное явление социокультурной среды.

Социокультурная среда обуславливает внешние и внутренние факторы формирования потенциала творчества. Внешние факторы играют значительную роль в его развитии, но созидающей силой и ядром являются внутренние, создающиеся на основе воздействия на личность двух структур социокультурной среды – макро и микро.

Социально-культурная среда формирует ценностные ориентации личности на саморазвитие и актуализацию, на социальное и культурно-творческое развитие.

Современная социокультурная среда в сознании личности представлена в виде картины мира, определяемой ее отношением с действительностью. Тюгашев Е.А. приводит факты того, что отношение личности к миру отражаются в четырех основных составляющих социокультурной среды: удовлетворенности жизнью, отношения к социокультурным образцам, отношение к реальной окружающей действительности и отношение к труду и досугу.

Различные отношения, детерминированные социокультурной средой, включают в себя широкий спектр контактов с социальным миром, природой, сферой искусств, отношения в пространстве ближайшего социального окружения. Эта совокупность отношений влияет на творческие способности индивидов через механизмы, обеспечивающие эффективность познания и освоения опыта творческой деятельности, актуализацию и развитие потенциальных возможностей, творческих черт характера личности, мотивационно-потребностной сферы.

По мнению Л.П. Буевой, сформированные под влиянием социокультурной среды личностные факторы в процессе творчества приобретают характер стимулов к продвижению и становятся детерминирующими. В этом видится "саморазвитие сил, заложенных в каждом человеке". Каждая способность, наличествующая в человеке, стремится "стать развитой силой". Факторы исследуемой среды представляются основой социальной и культурной детерминацией творчества.

На индивида социокультурная среда накладывает отпечаток своеобразия, который способствует проявлению индивидуальности и творчества, идентифицирует личность.

Для перехода от освоения социально-культурного опыта к отношений и продуктивно-творческой деятельности необходима творческая полноценность социокультурной среды, обогащение ее располагающими к творчеству элементами, коррекция межличностных и деловых отношений, что целиком и полностью зависит от соответствующих условий. Для творческого роста личности имеет значение цивилизованность, креативность среды, насыщенность материальными условиями, разнообразие линий развития.

Итак, на основе вышесказанного можно обоснованно сделать вывод о том, что структурные элементы социокультурной среды значительно влияют на личность и обуславливает весь процесс формирования творческого потенциала.

1. Бермус А.Г. Введение в гуманитарную методологию. М.: Канон+, Реабилитация, 2007. — С. 92.

2. Буева Л.П. Идентичность в системе психологического знания // Психология и психотехника. – 2011.

– № 7 (34). – С. 6-14.

3. Келле В.Ж., Об одном методологическом принципе анализа культуры Текст. / В.Ж. Келле // Личность. Культура. Общество. -2004. —№ 4.-С. 52-61.

4. Лавринова Н. Н. Аналитика социокультурной ситуации (структура и проблемы проектирования) // Аналитика культурологии. - 2010. -№ 2(17). – С.7-12.

5. Шерыгина E.JI. Проблемы адаптации личности в современной социокультурной среде // Актуальные проблемы современной духовной культуры. Волгоград, 2003. - С. 54-56.

СОЦИАЛЬНОЕ ПОЛЕ МУЗЕЯ И ПОПЫТКА КОНСТРУИРОВАНИЯ

ТУРИСТИЧЕСКОЙ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ МУЗЕЯ

«МИР ЗАБЫТЫХ ВЕЩЕЙ» В Г. ВОЛОГДА).

–  –  –

Категория социального поля заключает в себе достаточно обширную и богатую почву для анализа различных феноменов социальной жизни. В данном исследовании мы постарались наложить данную категорию на музей с целью представления последнего также в качестве туристической достопримечательности.

Определимся с ключевыми дефинициями и методами исследования. Стоит отметить, что социальное поле – это ситуация взаимодействия, порождающая новое надындивидуальное (системное) качество, и представляющая собой узлы переплетения ряда процессов [1]. Феномен поля предполагает то, что поведение человека становится когерентным с процессами, происходящими в этом поле, т.е. поле и актор не являются в строгом смысле разными полюсами – напротив, они взаимно дополняют друг друга. Поле структурировано: с одной стороны - «точками взаимодействия» (начальные из которых акторы, включающие как сотрудников музея и посетителей, так и заинтересованные стороны [2], такие как органы власти, политические партии, бизнесмены, сообщества казаков в Ростовской области и т.д.), с другой стороны – совокупностью ресурсов, программой жизнедеятельности, средствами коммуникации и, наконец, границами, отделяющими одно поле от другого [1].

Представление музея как социального поля – это новое измерение данной социологической категории. Каждую из существующих форм музея (начиная от классической организации, продолжая музеем-городом и заканчивая частным музеем в квартире) можно рассмотреть как поле со своими структурными элементами. В рамках данной работы мы изучаем музей «Мир забытых вещей» - далее МЗВ (г.Вологда), являющийся структурным подразделением БУК ВО «Вологодский государственный историко-архитектурный художественный музей-заповедник».

Цель нашего исследования состоит в том, чтобы на примере конкретного музея рассмотреть феномен поля, играющего важную роль в процессе социального конструирования музея как туристической достопримечательности. В течение 2012 – 2013 годов был собран эмпирический материал для написания данного текста. Мы располагаем результатами анализа статистики музея, традиционного анализа документов (записей в книге отзывов музея, а также материалов о музее в Интернете), включенного наблюдения за проводимыми экскурсиями, а также ряда глубинных интервью с некоторыми посетителями и с заведующей музеем.

Основные направления деятельности данного музея – экспозиционно-выставочная, экскурсионно-просветительская, воспитательная, научная. Важнейшим и приоритетным направлением деятельности филиала является реализация доказавшей свою состоятельность концепции «живого музея» [3].

В течение 2010 – 2012 годов относительная доля туристов среди людей, посещавших музей с экскурсионным обслуживанием, колеблется в пределах 40 %.

Ежегодно проводится более 300 экскурсий для туристических групп, т.е. на каждый рабочий день музея приходится в среднем как минимум 1 экскурсия [4].

Ресурсы МЗВ. Одним из основополагающих, как и у многих других музеев, является информационный ресурс. Отличительной чертой МЗВ является возможность для посетителя подключиться не только к наследию культуры и истории, но и к социальным процессам внутри особого феномена - музея-дома. В качестве одного из процессов можно назвать соучастие, происходящее в различных модификациях, например, музеем организуются встречи со старожилами здания, которое теперь принадлежит музею.

Небезынтересный ресурс – власть над ознакомлением с экспонатами. Все дело в том, что руководство музея решило не применять принцип этикетажа и предложило посетителям самостоятельно определять назначение тех или иных предметов, нередко превращая этот процесс в конкурс. Держатели власти в таком случае – сотрудники музея, подвластные – посетители, однако процесс отправления власти отнюдь не жесток, - посетитель получает символический капитал в виде доступа к тайне (знанию, информации, открытой собственноручно). В качестве еще одного ресурса можно выделить социальный ресурс. В ходе наших наблюдений сложилось впечатление, что МЗВ – это не просто музей, а социальное поле, в котором его акторы обретают знакомства, личные и деловые связи, т.е.

получают социальные дивиденды. Хотя есть одно маленькое и очень любопытное «но», о котором чуть позже.

Программа жизнедеятельности МЗВ. Как и любое другое социальное поле - МЗВ включает в себя определенный ценностно-нормативный комплекс («этот музей, как и любой другой дом, имеет свои традиции, свои приоритеты»,- говорят информанты). К числу традиций можно отнести проведение знаковых мероприятий, таких как торжественные открытия временных выставок, празднование Татьяниного дня, установка новогодней ёлки, встречи членов клуба друзей музея в специальной комнате. Феномен музея-дома программирует определенный стиль поведения его участников. В ходе интервью и наблюдений выяснилось, что друзья музея испытывают особое чувство соучастия к МЗВ и друг к другу.

Некоторые из них охотно становятся внештатными экскурсоводами; другие открывают новые выставки, презентуя в них продукты своих творческих умений; третьи лоббируют интересы музея в органах городской и региональной власти. Возможно и по этой причине события музея – это события «культурной» Вологды в целом. Почётных гостей города приглашают в этот музей, а большинство туристических маршрутов не обходит стороной такую достопримечательность как МЗВ.

Средства коммуникации МЗВ. Как уже было сказано выше, клуб друзей музея, имеющий свое представительство в Интернете [3], играет важную роль в жизни МЗВ.

Потому специальная платформа для общения в соцсети становится средством коммуникации. Во-вторых, любопытна специальная комната для встреч (то самое «но» из последнего предложения про ресурсы). В этой комнате могут встретиться одновременно социолог и начальник военкомата, журналист и старожил здания музея, глава департамента культуры области и студент. Насколько нам известно, не каждый посетитель музея сразу попадает в эту комнату. Это обособленное подполе внутри поля МЗВ, имеющее свои границы и точки подключения. В качестве таких точек (средств для вхождения в подполе) могут быть студенческая практика местных филологов и культурологов, социологическое исследование, особая заинтересованность музеем со стороны посетителя, членство в клубе друзей музея (предполагает подключение и туристов), личное знакомство с сотрудниками музея и др.

Границы МЗВ. Как мы выяснили, МЗВ – это двойное поле, включающее ядро (подполе – специальную комнату) и периферию. Внутренняя граница относительно тонка, тогда как внешняя «охраняется приоритетами» музея – ценностно-нормативной системой, которую разделяют члены поля.

Процесс конструирования МЗВ протекает по особой схеме [5], и это будет рассмотрено в последующих работах. Однако анализ поля позволяет увидеть некоторые особенности конструирования: позиционирование места достигается посредством коммуникации с культурной элитой области (внутри поля МЗВ) и за счет особой атмосферы места (деревянный дом, специальная комната, благожелательный персонал – вот она, «душа Вологды, ее стержень и культурный код»). Внедрение имиджа МЗВ в массовое сознание достигается при помощи систематического подключения к полю (к жизни музея-дома) журналистов и других заинтересованных лиц. Члены клуба друзей музея ассистируют посетителю в осмотре МЗВ и становятся проводниками для вхождения в полевое ядро с вытекающими отсюда последствиями. Язык МЗВ – это язык «живого»

музея (популярные странички в соцсетях, постоянно меняющиеся выставки, широкий обзор специальных экскурсий на вологодскую тематику, театр при музее с постановками на вологодские сюжеты и т.д.), что самым непосредственным образом сказывается на его коммуникативном богатстве в социальной сфере и позволяет более искусно конструировать музей как достопримечательность. МЗВ – это небольшой, но один из самых посещаемых музеев Вологды, уже в течение десяти лет перевыполняющий план по посетителям, в т.ч. по иногородним. Особо выделяется то, что МЗВ является статусным символом Вологды - сей факт формируется каждым из структурных элементов поля.

Итак, в ходе исследования выяснилось, что структурные элементы поля жизнеспособны как факторы социального конструирования туристической достопримечательности, хотя и не стоит забывать, что МЗВ – это одна из наиболее знаковых опор культурной жизни самих вологжан.

1. Ильин В.И. Феномен поля: от метафоры к научной категории // Рубеж. 2003. №18. С. 29-49.

2. Чернега А.А. Проблемы и перспективы институционализации музея в российском обществе на современном этапе // Вестник Пермского университета. Серия Философия. Психология.

Социология № 1(13). Пермь: ПГУ. 2013. С.190-197.

3. Друзья музея «Мир забытых вещей» в г. Вологда // Социальная сеть «В контакте» [Электронный ресурс]. URL: http://vk.com/vologda_mzv (дата обращения 09.09.2013).

4. Касьяненко Т.В., Новоселов А.М., Чернега А.А. Реализация концепции «живого музея» в провинциальной среде (на примере музея «Мир забытых вещей» в г. Вологда) // Музей и проблемы «культурного туризма»: Материалы одиннадцатого Круглого стола в Государственно

5. Ильин В.И. Потребление как дискурс: Учебное пособие. СПб.: Интерсоцис, 2008. С. 328-331.

МОЗАИЧНОСТЬ СОВРЕМЕННОГО СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА

–  –  –

Социокультурное пространство современного общества характеризуется размытостью границ, неопределенностью, переходностью позиций и трансформацией сущностных качеств. Социокультурность не представляет нечто прочное и самодостаточное: скорее это текучий, непрерывно формирующийся и постоянно разворачивающийся процесс. Социальная реальность становится невероятно разветвленной, многомерной, податливой и безграничной, характерными чертами социальности выступают случайность и прерывность. Наиболее подходящей моделью для описания современного социокультурного пространства является мозаичная модель.

Мозаичная модель соединения различных элементов в некое целое была предложена уфимскими учеными Б.С.Галимовым и А.И.Селивановым. Основана данная модель на анализе взаимодействий, имеющих место, как в природе, так и в социальноэкономической и культурной среде. Все взаимодействия основаны на принципе обмена, иными словами, взаимодействие – это «обмен некоторой субстанцией» [1, 166].

Взаимодействие многоканально, субстанций взаимодействия может быть много между одними и теми же объектами и в одном канале. Вероятно, что не каждое взаимодействие приводит к единению, но любое единение осуществляется посредством взаимодействия.

Основополагающий принцип мозаичного единения – коллективный обмен. Под мозаично организованной системой не следует понимать либо целостную, либо суммированную систему, в такой системе взаимодействия между элементами осуществляются не настолько жестко, чтобы вести речь о подчинении одних элементов другим. Благодаря гибким связям элементы подобной организации реализуют заложенные в них потенциалы развития в большей степени на своих собственных началах, и, кроме того, более «слабые» («энергетически слабые» или «информативно слабые») элементы получают возможность объединяться в самодостаточное целое, подчиненное более высокому уровню целеполагания. «Мозаичность – это принцип, который отражает реальное единство многообразных отдельных объектов. Мозаичность – и множественность, и единство бытия» [1, 170]. Так, мозаично организованная система – это система, которая имеет в своем составе разнородную совокупность объектов, незавершенную, разбитую на отдельные фрагменты, при этом данные фрагменты являются заготовками для будущего конструирования. Сказанное не означает, что мозаичный объект не обладает единством, внутреннее единство ему придает смысловое поле, смысловое пространство, в котором данный объект существует. Еще П.Сорокин, описывая культурное пространство, подчеркивал, что «степень функционального единства или функциональной взаимозависимости не везде одинакова» [2, 39].

Мозаичность подразумевает тип связи, в определенных точках более устойчивый, в других – менее. Помимо уфимских исследователей понятие «мозаичная» используют А.Моль и С. Кара-Мурза [3, 4], однако в данном случае этот атрибут используется не для описания типа объединения элементов, а для подчеркивания в большей степени случайности, стохастичности и а-логичности связи между культурными элементами и непроизвольности восприятия человеком данных элементов. Современная культура состоит, по мнению А.Моля, из множества соприкасающихся, но не образующих логических конструкций, фрагментов. Они не образуют структуры, но обладают силой сцепления, которая придает определенную плотность, компактность [3].

Кроме мозаичного типа объединения элементов в единое целое А.И.Селиванов выделяет еще и тотальный тип, употребляя понятие тотальности в смысле Гегеля, как втягивание в себя, целостность как целокупность и подчинение себе [5, 534].

В любом социокультурном объединении можно выделить оба эти типа взаимодействия элементов между собой. При этом один тип взаимодействия может переходить в другой в определенные периоды жизнедеятельности. «В мозаичном способе единения происходит большая экономия ресурсов. Поэтому такая система за счет минимизации в рамках структурного обмена является более энергийным способом существования реальности», – отмечает А.И.Селиванов [1, 171]. Мозаичный тип единения в большей степени будет характерен для состояния, которое можно обозначить как состояние дрейфа.

Общество в состоянии дрейфа – это общество, которое потеряло четко выделенные единые и абсолютные ценностные ориентиры, но приобрело несколько целевых ценностных начал, которые детерминируют его дальнейшее развитие. Дрейфующее общество – это общество потенциально содержащее в себе различные варианты развития.

Дрейфующее общество существует в социокультурном пространстве, имеющем размытые границы, переходные позиции и являющемся многомерным. Разумеется, дрейфующее общество – это открытое общество, сложное общество, множественное в своей основе.

«Наше видение природы претерпевает радикальные изменения в сторону множественности, темпоральности и сложности... Ныне мы осознаем, что живем в плюралистическом мире» [6, 34]. И далее: «В наши дни основной акцент научный исследований переместился с субстанции на отношение, связь, время» [6, 50]. В социальной философии такая постановка вопроса наиболее актуальна; выявление отношений и связей между социальными субъектами, событиями и элементами социальных систем, их анализ, а также анализ их изменений выходят на первый план.

Мозаичная связь, характерная для элементов современного социокультурного пространства, как раз и предполагает дрейф, мозаика, не предполагая жесткой сцепки между элементами, позволяет элементам быстро и безболезненно для всей социокультурности менять местоположение внутри мозаики, перестраиваться и перегруппировываться. Подобные перегруппировки происходят в момент «вызова» со стороны других социокультурностей, в моменты повышения рискогенности и кризисогенности.

Современное общество отличается высокой степенью социального динамизма, трансформации настолько часты, что просто не успевают закрепиться в социокультурном пространстве, общество находится в состоянии перманентного изменения, что влечет за собой постоянную переоценку ценностей, появлений новых линий-направлений аксиоризомы, нивелирование существующих внутри социокультурного пространства социальных связей. Малые внешние воздействия, незначительные колебания внутри социального формирования способны привести к значительным изменениям.

«Абсолютная устойчивость – тупик, поскольку не содержит источников развития.

Динамика (системы) предполагает такое соотношение устойчивости и неустойчивости, которое позволяет «жить» (системе), быть открытой к миру, обмениваться со средой веществом, информацией» [7, 18].

Любая организованность не является универсально устойчивой, она может быть устойчива по отношению к каким-либо определенным иным организованностям, иным формированиям, по отношению к другим она может быть неустойчива и даже дезорганизована. Дрейфующее общество неустойчиво по отношению к другим социальным образованиям, тем не менее, если рассматривать строение этого общества изнутри, можно утверждать, что и в таком обществе существует согласованность между социальными элементами, что обеспечивает их сотрудничество и дальнейшее социальное развитие. Идеальной социокультурной организованности в принципе быть не может, к ней так или иначе добавляется дезорганизованность, возникающая вследствие столкновения социальных активностей и сопротивлений им. Уравновешенность активностей и процессов противодействия подразумевает организованность или относительную устойчивость социума. Дезорганизованность возникает в том обществе, в котором социальные активности или противодействующие процессы начинают превалировать.

Мозаичность пространства означает прежде всего способ взаимодействия его элементов, если же рассматривать процессы расширения и распространения пространственных границ, то в данном случае социокультурное пространство следует трактовать как предельно сложную фрактальную реальность.

1. Селиванов А.И. Бытие и постижение развивающихся миров. - Уфа: Изд-во БашГУ, 1998.

2. Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. - М.: Астрель, 2006.

3. Моль А. Социодинамика культуры. - М.: Директ-Медиа, 2007.

4. Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. - М.: Алгоритм, 2005..

5. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. - Спб.: Наука, 1997.

6. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. - М.:Прогресс, 1986.

7. Делокаров К.Х. Синергетика и познание социальных трансформаций // Синергетическая парадигма: Человек и общество в условиях нестабильности. - М.: Прогресс-Традиция, 2003.

ВНУТРЕННЯЯ СТРУТКТУРА ПРОФЕССА ОБЩЕНИЯ И ЕГО ОПТИМИЗАЦИЯ

КАК ФАКТОР ПРЕУМНОЖЕНИЯ ДУХОВНОГО ПОТЕНЦИАЛА ОБЩЕСТВА

–  –  –

Издание осуществлено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 13-13-02009 "Научно-образовательный потенциал региона и пути повышения эффективности его использования" Слово, слова, жесты, речь – это имеющие возможность воздействия на органы чувств человека ретрансляторы мыслей, смыслов, понимания, их «ощутимые» прообразы.

Ключевой проблемой такой ретрансляции является вопрос о том, насколько слово, слова, жесты, речь адекватно передают содержание мыслей, смыслов, понимания. По большому счету, этот вопрос оказывается производным по отношению к известной философской проблеме: в какой степени по явлению можно судить о сущности, находит ли сущность свое выражение на уровне явления. Причем, в методологическом смысле следует отметить, что решение данной философской проблемы требует учета двойственной сути того, что мы называем явлением. Явление определяется не только сущностью, по отношению к которой оно выступает как таковое, но и субъектом через призму возможностей и способностей органов чувств которого оно формируется, предстает именно как данное явление. Иначе говоря, явление задается сущностью, но формируется органами чувств человека.

Словесная, жестикулярная, речевая «оболочки» представляют собой форму. В них оформленный вид обретает содержание мыслей, смыслов, понимания. Последние формулируются в виде слов, жестов, речи (устной и письменной), без которых остались бы недоступными для нас. Благодаря тому, что в чувственно воспринимаемых нами формах (в звуке, жестикуляции, знаках, формулярах) можно материализованно «изобразить» мысли, смыслы, понимания, они нам как-бы являются, то есть становятся для нас явлениями. Используя эти, являющиеся нам знаковые формы мыслей, мы общаемся и передаем эти мысли друг другу. При этом в указанных формах мы имеем дело не с самими мыслями, помыслами, пониманиями, а их образами.

Итак, мысли, смыслы, свое понимание мы передаем другому, в том числе и всячески навязываем их, через посредников, в роли которых выступают слова, жесты, знаки и т.д. Благодаря тому, что эти посредники относятся к уровню явлений, они для нас оказываются читаемыми. В ходе их прочтения мы обретаем представление о мыслях, понимании других людей. То есть слова, жесты, речь дают нам лишь представление о мыслях, смыслах и понимании, а не сами эти мысли, смыслы, понимание. При этом доступную для других людей знаковую форму последним придают их носители, то есть субъекты. Соответственно слово, слова, жесты, мимикрия, речь являются субъективными образами мыслей, смыслов, помыслов, понимания. Иначе говоря, люди получают представление о мыслях, помыслах, понимании друг друга через субъективно оформленное опосредование. Это опосредование может быть в разной степени согласующимся с содержанием мыслей, смыслов, понимания. Используемые субъектом знаковые формы могут дать более или менее адекватное представление об их содержании.

Субъективно оформленные мысли, понимание и смыслы, в свою очередь, «читают»

субъекты. В зависимости от менталитета субъекта, от его духовно-ценностных установок, принципов бытия прочтение это может быть существенно неоднозначным. Так протекает процесс общения, который содержит систему факторов формирования в том или ином сообществе атмосферы взаимопонимания или разногласия, единения или разобщения. Как видим, содержание и характер этого процесса в основном определяется субъектом. Он созидает мысли, смыслы, понимание, придает им транслируемые формы, которые он же прочитывает. Таким образом, тот факт, имеет ли место взаимопонимание в процессе общения или нет, зависит только от самих людей. Внутренняя структура процесса общения заключает в себе и ту, и другую возможность. Причем, возможность эта содержится на разных уровнях формирования процесса общения: на стадии созидания смыслов и понимания; в ходе придачи им транслируемых форм; на этапе их прочтения. На этих уровнях организации процесса общения существует множество факторов, как способствующих взаимопониманию, так и препятствующих ему, то есть либо консолидирующих общество и преумножающих его духовный потенциал, либо вносящих в общество разобщенность и ограничивающих возможности его развития.

Формирование мыслей, смыслов, понимания - это уровень творения абстракций.

Оно в основном характерно религии, философии, идеологии и т.п. На этом уровне имеет место созидание смыслосодержания. Уже в рамках этого процесса обнаруживается разное соотношение объективного и субъективного. Любая абстракция в форме мысли, смысла, понимания характеризуется определенной степенью объективности. В противном случае она оказывается бессмысленной пустышкой, не имеющей никакого значения и не вписывающейся в систему мышления. Проблема заключается в том, в какой степени объективное присутствует в мыслях, смыслах, понимании. Оно в разной степени содержится в религиозных, философских, идеологических и иного рода мыслях и формах.

Разного рода учения, формируя смыслосодержание, в неравной мере, отталкиваются от объективного. Объясняется это обстоятельство тем, что и религия, и философия, и идеология и другие смыслосозидающие системы абсолютно субъективны по форме, но в определенной степени, безусловно, объективны по содержанию. По форме они есть ни что иное как продукт субъективной умственной деятельности. Более того, субъективно оформленным мыслям, смыслам, пониманию придают субъективно же сконструированные ретранслирующие их образные вариации. Процесс этот тоже заключает в себе единство объективного и субъективного. Если неологизмы, в частности, являются ярким примером субъективистского подхода к словесному оформлению мыслей, то возможность номинальной дефиниции понятий выражает объективную их заданность.

Таким образом, как на стадии смыслосозидания так и в процессе формирования различных образных вариаций смыслов и мыслей имеет место различная степень субъективизма и объективизма. Преобладание субъективизма наблюдается в тех случаях, когда осуществляется манипулирование массовым сознанием и управление общественным мнением. Что же касается этапа «прочтения» знаковых форм мыслей, смыслов и понимания, то здесь объективность и субъективность характерны как самим знакам, так и содержанию «прочитанного». Знаки объективны для читающего субъекта как заданные ему для «прочтения», но субъективны по своему происхождению и по своей конструкции. Содержание «прочитанного» тоже и объективно, и субъективно одновременно. Оно объективно, так как в определенной степени отражает объективную действительность, благодаря чему имеет некий смысл и является значимым. Но в то же время это «прочитанное» субъективно, так как «прочитано» субъектом в соответствии с его способностями к «чтению».

Анализ внутренней структуры процесса общения показывает, что во всех его звеньях или на различных его стадиях – в рамках смыслосозидания и мыслетворчества, в ходе придачи смыслам и мыслям ретранслируемых знаковых форм и при «прочтении»

этих форм – имеет место объективация и субъективация. Объективация привносит в процесс общения своего рода матрицу взаимопонимания, придает содержанию общения некую ограниченную определенность и системность, субъективация же, наоборот, ведет к разнопониманию и плюрализму мнений, формирует бессистемное и произвольное содержание общения, нередко способствуя исключению возможности какого-либо конструктивного диалога. Поэтому процессу общения в целом и различным его звеньям в частности должно быть присуще оптимальное сочетание субъективации и объективации их содержания. В этом случае будет иметь место более высокая степень взаимопонимания в процессе общения и совместной деятельности людей, что, безусловно, повлечет за собой существенное преумножение духовного потенциала общества.

ПРОБЛЕМЫ И ПОВСЕДНЕВНЫЕ ПРАКТИКИ РОССИЙСКИХ ОДИНОКИХ

ОТЦОВ

–  –  –

Назвать точное количество одиноких пап в России невозможно. На федеральном уровне не ведется учет этой категории семей. Независимые эксперты говорят, что их в стране около 600 тысяч или 0,6%[1]. Иными словами, на 150 одиноких мам приходится один одинокий отец. По данным Всероссийской переписи населения 2002 г., в России 684 067 отцов, которые воспитывают своих детей без матери. При этом официально семья может считаться полной, но фактически мать не принимает никакого участия в воспитании детей, возложив все обязанности на мужа.

Появление отцовских семей связано с ростом разводов, разделением супругов, утратой семейных ценностей, увеличением смертности. Данная социальная группа растет.

Это подтверждает количество крупных Интернет-сообществ («Папаland», «Мапулечки», «Моя прекрасная Мапа» и др.), где одинокие отцы общаются между собой, обмениваются информацией, консультируются со специалистами. Растет количество публикаций в СМИ, но чаще всего это связано с персональными грустными историями или несовершенством нашего законодательства, не признающего такого явления, как одинокий отец. Многие из публичных людей в России и в мире носят статус «отца-одиночки».

В законодательстве РФ условия, при которых мужчина признается отцомодиночкой, не перечислены. Но на практике им считается мужчина, имеющий ребенка (детей), мать которого умерла, пропала без вести, лишена родительских прав, долгое время пребывает в лечебном учреждении, оставила детей отцу при разводе, находится в местах лишения свободы. Многие страны Европы, а недавно – Украина, узаконили статус «отца-одиночки», но в России такого решения пока нет, хотя оно давно назрело.

В Российском государственном университете давно изучается отцовство в его разных ипостасях. В докладе использованы данные следующих исследований: 1.

«Феномен одинокого отцовства в России». Методом глубинного интервью опрошены одинокие отцы разного возраста (7 отцов, из разных городов России). Февраль – апрель 2012 г. 2. «Истории одиноких отцов: качественный анализ». Истории взяты в Интернете на тематических сайтах и форумах. Критерий отбора сайтов – высокая посещаемость, многочисленное членство и тематическая насыщенность групп (высокий рейтинг). N=57 историй. 2012-2013 гг. 3. «Одинокие отцы: качественный контент-анализ тематических групп сайта «Вконтакте». Две группы. Критерий отбора – высокая посещаемость и тематическая насыщенность групп (высокий рейтинг). 2012-2013 гг.

Итак, отец – одиночка – это неженатый, разведенный мужчина или вдовец, воспитывающий одного или нескольких детей самостоятельно.

Проблемы и сложности одиноких отцов. Основной проблемой, с которой встречаются одинокие отцы, является проблема налаживания семейного быта. В таких семьях вся «женская» работа закреплена за отцом: уход за ребенком, его воспитание, совместные занятия, уборка квартиры, приготовление пищи и т.

д. Поэтому характерной чертой отцовской семьи является присутствие близких родственников, чаще – бабушки (матери отца-одиночки), которая разделяет с ним обязанности по дому и присматривает за ребенком в отсутствие отца. Все домашние дела одинокому папе необходимо совмещать с работой, так как отец в таких семьях является единственным кормильцем. Интересный факт: финансовая проблема у одинокого отца не стоит так остро, как у матери-одиночки.

Также было выявлено, что одинокие отцы стараются больше времени провести с ребенком, независимо от того, присутствуют в семье родственники или нет. В связи с этим одинокие папы выбирают такое место работы, которое предусматривает гибкую занятость.

Необходимость восполнения возникшего дефицита влияния на детей порождает проблему социально-психологического характера, совмещения ролей: нужно совмещать сугубо женские роли (ласка, забота, сочувствие) и мужские (дисциплинатор, наставник и авторитет). А так как мужчине часто нелегко быть таким же нежным и внимательным, как женщина, эти действия представляются реальной сложностью одиноким папам. Также такой папа зачастую оказываться единственным мужчиной в песочнице, на родительских собраниях, на детской площадке. К этому не просто привыкнуть, и многие отцы стараются избегать посещения мест, где больше бывают матери с детьми. Но все равно одинокие отцы выполняют весь спектр родительских функций, включая материнские: забота и эмоциональное сопровождение развития ребенка, уход за ним, воспитание и социализация, а также традиционные функции отца как кормильца, дисциплинатора, наставника, авторитета.

Были выделены основные параметры отцовского взаимодействия с ребенком:

вовлеченность отца в непосредственный уход, общение и игру с ребенком, доступность отца для ребенка, ответственность за воспитание и принятие решений.

Российские отцы-одиночки начали объединяться в Интернет-сообщества и обсуждать свои проблемы, обмениваться советами и опытом в Интернет-пространстве.

Немаловажной функцией таких тематических сообществ является знакомство одиноких пап с противоположным полом. По результатам исследования, те папы, которые мотивированы на создание новой семейной пары, успешно женятся и живут в новом браке. Однако есть такие представители данной социальной группы, которые не намерены когда-либо вступать в супружеские отношения, так как сомневаются в положительном исходе данной ситуации для ребенка.

Социально-правовое положение одиноких отцов в России оставляет желать лучшего. Огромное количество отцов-одиночек не может собрать нужных для обращения в собес документов, многие из них не осведомлены о существовании центров социальных служб. Несмотря на то, что законодатель наделяет отцов, воспитывающих детей без матери, теми же трудовыми гарантиями и льготами, что и женщин (предоставление дополнительных отпусков, ограничение работы в ночное время, сверхурочных работ и др.), на практике реализация одинокими отцами своих прав бывает осложнена. В российском законодательстве четко не определен правовой статус лиц, которых возможно отнести к категории "отец-одиночка". Также следует отметить, что при исследовании юридических аспектов отцовства было выявлено, что в Российской Федерации на практике большинство решений суда носят «антиотцовский уклон» в вопросах прав на ребенка, т.е. если возникает судебный спор, решение однозначно выносится в пользу матери.

Несмотря на то, что задачей было выявление типичного в повседневных проблемах одиноких отцов, необходимо учитывать тот факт, что эта повседневность уникальна, обстоятельства, приведшие к формированию отцовской семьи, разные, равно как и возраст детей, состав семьи, финансовое и социальное положение одиноких отцов.

Таким образом, отцы-одиночки – это особая социальная группа, численность которой увеличивается, следовательно, возрастает и потребность в государственной поддержке данной социальной группы за счет совершенствования законодательной базы, закрепления статуса отца-одиночки юридически, а также разработке соответствующей социальной политики для комфортного существования отцовской семьи.

1. Ассоциация одиноких отцов. [Электронный ресурс].URL: http://papaland.ru/centers/10.html (дата обращения 15.05.2013).

ПОЛЕ ВЛАСТИ И ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ ПРЕСТУПНОСТИ В

СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

–  –  –

По мнению П. Бурдье, в обществе существуют разнообразные поля, между которыми имеется некоторая иерархия. Вместе с тем, одно поле – поле власти – занимает особую позицию в данной иерархии: оно не только поддерживает определенный порядок в обществе, но и формирует новые поля посредством своих нормирующих практик [2].

Наглядным примером этому является взаимодействие государства как легитимного агента политического поля и права, образующего относительно самостоятельное, «юридическое поле» [1] и выступающее субъектом конструирования социальной реальности и средством контроля (крайне) нежелательного поведения (преступности). «Право узаконивает сложившийся порядок, легитимируя видение этого порядка, которое обеспечивается Государством и представляет его точку зрения» [там же]. Рассмотрим лишь несколько моментов, характеризующих государственно-правовой контроль преступности в перспективе поля власти.

Для реализации цели контроля преступности государство выработало и использует четыре основные концепции наказания, в названиях которых отражается и причина, почему следует наказывать: а) возмездие, б) сдерживание путем устрашения, в) реабилитация, г) социальная защита. Первая и вторая концепции были отвергнуты историей (по крайней мере, в развитых странах и, как минимум, декларативно), в том числе и потому, что в них нарушалась соразмерность вины, ответственности и наказания.

Изменилось ли что-то в современном праве?

В юридических науках до сих пор превалирует точка зрения, что вина (и ответственность) носят объектный характер, т.е. субъекту может быть приписаны вина и определены санкции (а по выражению юристов – «ответственность») вне зависимости от осознания, признания и принятия таковых. Это обстоятельство послужило важнейшим основанием для продвижения относительно новой концепции «социальная защита».

Данная концепция базируется на положении, что государственный контроль преступности должен осуществляться в экономическом режиме качественного менеджмента, в котором подчеркивается экономичность, действенность и эффективность в использовании ресурсов криминальной юстиции. Это экономическое представление о преступности нацелено на рациональное калькулирование преступления (подсчет проигрыша и выгоды), которое ограничивается ценой расплаты. Тюрьма расценивается как прагматическая и одновременно популистское решение, удовлетворяющее потребность населения в защите и наказании [5, 174]. Главным же следствием из принятия данной концепции наказания является то, что система правосудия (= государство), по сути дела, возвращается к концепции возмездия, удовлетворяя тем самым потребность общества в отмщении.

Кроме того, данный подход противоречит миссии государственной правовой системы, которая предполагает (как минимум) обеспечение гарантии неприкосновенности личности и сохранения ее имущества. Однако жертвы преступлений несут двойной ущерб: во-первых, от самого преступления и, во-вторых, от карательного способа организации правосудия, не позволяющего комплексно разрешать их проблемы.

Карательная направленность уголовного правосудия обусловлена трактовкой преступления как нарушения законов государства, а не причинения вреда конкретным людям и отношениям.

В связи с этим в западных обществах широко обсуждаются понятия «надежность»

и «защита». Однако эти понятия рассматриваются как бы сами по себе, без анализа того, что, собственно, следует защищать, т.

е. не анализируется объект защиты. Таким образом «надежность» становится чисто символическим понятием. Отсюда вытекают и цели уголовного права – осуществление мероприятий по обнаружению подозрительных, когда под подозрением оказываются не только преступники, а общественные группы или жизненные ситуации и обстоятельства [3, 3-4]. Таким образом, происходит экспансия правоохранительной системы на все социальное поле и повседневные практики.

Позиция законодателей поддерживает фундаментальные основания уголовного права – возможность (власти) криминализировать поступки и осуществлять правосудие, опираясь на принцип воспроизводства отношений власти-подчинения. По мнению некоторых криминологов, уголовное правосудие своей деятельностью мешает демократизации общества, снова и снова возрождая пережитки тоталитаризма. Так, Х.-К.

Ледер пишет, что система социального контроля организована таким образом, чтобы иметь возможность постоянно проводить селекцию лиц, неугодных власть имущим.

Это выражается в следующем:

- стигматизация человека в качестве преступника в полиции зависит не столько от совершенного преступления, сколько от того, к какой группе или слою он принадлежит;

- во многих случаях условия пребывания в тюрьме определяются не законом, а личностными характеристиками служащих;



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |

Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В. Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д. Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф., В.И. Дудина, и.о. декана...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Дальневосточный федеральный университет Школа гуманитарных наук ПРОБЛЕМЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ: РОССИЯ И СТРАНЫ АТР Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Владивосток 11–13 ноября 2015 г. Владивосток Дальневосточный федеральный университет УДК 316. ББК 60.56 П78 Издание материалов конференции осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«В.А. ЯДОВ 1. Изменения в социологии, т.е. в содержании и направленности исследований, самом научном сообществе социологов и в Институте надо, конечно, рассматривать в общесоциальном контексте российских реформ. Легитимация социологии имела следствием, во-первых, взрывной интерес к исследованиям в области теории. Сегодня в социологическом сообществе вполне утвердилось представление о полипарадигмальности социологического знания. Это следствие снятия идеологической цензуры, бурного расширения...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Социологическое общество им. М. М. Ковалевского Материалы Всероссийской научной конференции X Ковалевские чтения Россия в современном мире: взгляд социолога 13-15 ноября 2015 года Санкт-Петербург ББК 60.5   УДК 316        Д 37    Редакционная коллегия:    А.О. Бороноев, докт. филос. н., проф.,   В.И. Дудина, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, канд. социол. н., проф.,   Ю.В. Веселов, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф.,  ...»

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ ДАЙКСЕЛЕМ Редакция журнала знакомит своих читателей с членами редакционного совета. Сегодняшний гость — Александр Дайксель. Он является профессором социологии Гамбургского университета, где долгое время возглавлял Институт социологии. Там же им организован отдел по изучению наследия Фердинанда Тенниса, под руководством А. Дайкселя осуществляется издание Полного собрания сочинений Ф. Тенниса. В настоящее время он является...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК 316.4(476)(082) ББК 60.524 (4 Беи)я431 С69 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор Л.Е. Криштапович, доктор социологических наук, профессор...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.