WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 33 |

«Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, ...»

-- [ Страница 8 ] --

Последняя идея фактически поддерживается реформаторами при ввласти. Сегодня существуют три проекта модернизации российского федерализма[Можайскова. 2002, 457]. Первый проект определяет 11 крупных экономических регионов, второй – 18; третий – 8. Все они имеют территориально-экономические основания, из российского федерализма исключается этнический аспект, проблема самоопределения культур, что не воспринимается многими. При этом, как утверждал А. Панарин, забывается, что Россия представляет государство – цивилизацию, а не чисто этническое образование. Понятно, что выведение из организационной структуры элементов этнического представительства полностью соответствует современным глобализационным процессам, но на пользу ли это русским и другим аборигенным народам России? В этих условиях сегодня чрезвычайно актуальными становятся идеи евразийского движения. Можно полностью согласиться с утверждением акад. М.Л.

Титаренко о том, что в современный период идеологией консолидации России могут быть идеи отечественного евразийства, а не идеи интернационализма, национализма, либерализма, монархизма и т.д. Особенно актуальными из евразийских идей являются, во-первых, понимание России в связи и во вне Европы и Азии, представление ее как евразийского государства – цивилизации, которая вместила в себя европейскую культуру и культуру других народов – монгольских, туранских, тюрских, угро-финских и др. На этой основе в России сформировалась цивилизация русского мира, русской культуры, в которую входят элементы других культур, составляющие периферию этой цивилизации. Во-вторых, идея ценности, самобытности культур, их равенства. Они провозглашали концепцию полилинейности культур, выступая против эволюционной вертикали, утверждая, что момент оценки в этнологии и истории культуры должен быть изгнан навсегда. В-третьих, введение понятия и утверждение идеологии «многонародная нация»

России, которая иногда звучала как евразийская нация. Н. Трубецкой об этом писал так: «Национальный субстрат России… представляет вся совокупность народов, населяющих это государство, рассматриваемое как особая многонародная нация, обладающим особым национализмом – евразийством». Эти и многие другие идеи евразийского движения актуальны в нашей стране, где остро обсуждаются проблемы обустройства национальных отношений и возникают взаимоисключающие позиции, некоторые из них служат основой разрушения России, в частности, из-за отвержения из русской культуры коренных народов, которые, по мнению, Н.

Трубецкого составляют часть «многонародной нации» России.

Идеология «русскости» России не должна сводиться к идее только русско-этнического государства (национализма), что является фактором провоцирующим распад нашей исторической евразийской культуры, государства и размещение народов по чисто национальным квартирам, что фактически является распадом страны.

Сегодня, на мой взгляд, чрезвычайно важно обращение при обсуждении проблем обустройства России к идеям евразийцев и, как говорил Л.Н. Гумилев, искать и развивать идеи целостности страны, идеи комплиментарности, перспективности сожительства. Этому должно способствовать и международное признание идей евразийства, что выражается в проекте создания Евразийского Союза государств. Из сказанного видно, что евразийская идеология может быть важным принципом поиска обустройства России и развития гражданской идентичности «многонародной нации» страны Литература.

1. Можайскова И.В. Духовный образ русской цивилизации и судьба России (Опыт метаисторического исследования). Ч. IV. М.

РОЛЬ ФОРМАЛЬНЫХ И НЕФОРМАЛЬНЫХ ПРАКТИК КАК

ФАКТОРА СТАБИЛИЗАЦИИ И ДЕСТАБИЛИЗАЦИИ

РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

–  –  –

Одним из важнейших политических факторов обеспечения стабильности в обществе является преобладание формальных политических практик над неформальными. Возможность превалирования последних долгое время рассматривалась лишь исключительно, как неотъемлимая характеристика государств Азии, Латинской Америки и т.д. Однако, как подчёркивают сейчас многие исследователи, неформальные практики - довольно распространённое явление и в странах с укоренившимися демократическими традициями [5,31] Самым ярким примером здесь будут Соединенные Штаты Америки с их культурой лоббизма. Проблема демократичности современной России – предмет отдельных исследований, однако следует признать, что неформальные практики представляют собой элемент ее политической “повседневности”.

Под неформальными политическими практиками можно понимать невербализируемые правила, которые создаются акторам, известны им и используются в обход официальным каналам взаимодействия между ними [4,18]. Основной акцент в данном определениии делается на межличностное взаимодействие лиц, осуществляющих их. Впрочем, неформальные практики не имеют некой универсальнйо природы. Многоми исследователями они подразделяются на отдельные, во многом независимые друг от друга виды. С. Ю.

Барсукова, анализируя их место в реализации национального АПК, выделяет три группы: «Первая группа неформальных практик восходит к принципиальной невозможности (нежелательности) полностью формализовать процесс реализации национального проекта… Вторая группа неформальных практик прямо восходит к формальным нормам, обслуживая недекларируемые интересы участников процесса посредством приведения их в соответствие с формальным порядком… Третья группа неформальных практик представляет собой игнорирование формальных норм. На место формальных правил ставятся более удобные для участников неформальные схемы взаимодействия…» [2, 44; 46; 49]. Я. Ю.

Старцев выводит свою матрицу неформальных практик, сводимую в общем виде к подразделению их на “горизонтальные” (между равными индивидами) – равноценный обмен, досуговые компании, приятельство – и “вертикальные” (имеющие в своей основе подчинение) – клиентелизм, непотизм, фаворитизм [5, 39].

Особенности неформальных правил порождают огромное количество проблем, неблагоприятно сказывающихся на стабилизации общества.

Речь в данном случае идет не о некой коррупционной составляющей, а о самом “механизме” их действия, поскольку, как точно замечает Аузан А.А., принуждение к исполнению неформальных практик осуществляется членами общества. Формальные практики законодательно закреплены, как и санкции. Нарушение же (или напротив осуществление) неофициальных правил влечет за собой отчуждение опеределенной общности и некое символическое наказание в форме изгнания, порицания и т.д. (в данном контексте мы не рассматриваем случаи нарушения законодательства) [1]. Это вполне соотносится с тем, что П.В. Панов объясняет, как коллективное осмысление политических практик, которое может происходить в рамках определенных групп, которые «воспринимают политическую реальность, ориентируются в пространстве политических взаимодействий» [3, 165]. В этом плане многими исследователями акцентируется внимание на преобладании в России неформальной составляющей действий политических акторов (в самом широком смысле). Это можно объяснить во многом и культурными факторами и историческими особенностями “российского пути”. Однако, заметим, что многие разновидности неформальных практик характерны не только для России, скорее они являются некими универсальными “недостатками”, как например феномен фаворитизма, имеющий истоки в далеком прошлом. С нашей точки, зрения неформальные политические (как и любые другие) практики возникают из-за наличия определенных пробелов в законодательстве, не искореняющих эту ситуацию, а напротив ее порождающую. Таким образом, для стабилизации общества, в частности российского, значимым является соотношение между формальными и неформальными действиями политических акторов.

Учитывая то, что под “стабилизацией” чаще всего понимается установление в обществе демократических порядков и социальноэкономического процветания, а именно устойчивость со знаком плюс, то преобладание формальных норм преобретает первостепенное значение. Немаловажно помнить, что неформальные практики, как и большинство явлений, имеют двоякое значение: с одной стороны они порождают коррупцию и дестабилизацию общества, настроенного против произвола, а с другой – указывают на существующие несовершенства и недостатки системы, поскольку сами являются их порождением. Вместе с этим требуется учитывать и специфику самого социума: в частной жизни многие россияне предпочитают неформальные отношения, например в вопросах здравоохранения или трудоустройства. Соответственно, для стабилизации общества значим и некий пересмотр культурных установок и осознание того, что формальная практика не является синонимом волокиты и бюрократизма в его обывательском смысле.

Подводя итог, следует отметить: для стабилизации современного российского общества требуется увеличение значимости формальных практик, своершенствование законодательной базы, сводя к минимому возможность неформальных воздействий, могущих послужить катализатором дестабилизации отношений внутри социума.

Литература

1. Аузан А. А. Национальные ценности и конституционный строй /Аузан// [Электронный ресурс] http://www.polit.ru/article/2007/12/06/auzan/ - (Дата обращения:

04.10.2012)

2. Барсукова С. Ю. Неформальные практики в реализации национального проекта АПК // Социологические исследования. 2008.

No 3. C. 43-45.

3. Панов П.В. Институты, идентичности, практики:

теоретическая модель политического порядка /Панов/ - М.:

Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011.

4. Подхомутникова М.В. Неформальные политические практики в современной России: субъекты институционализации :

автореф. дис. … канд. полит. наук / Подхомутникова/ – Краснодар, 2010.

5. Старцев Я.Ю. Личностно-ориентированные взаимодействия в государственном и муниципальном управлении //

Органы власти в системе социальных взаимодействий:

социологический, политический и управленческий анализ/ А.А.

Александров, Т.Е. Зерчанинова, К.Н. Самков и др. – Екатеринбург :

УрАГС, 2009. - С. 31-59.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ В РАЗВИТИИ

ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА.

–  –  –

В русской социологической мысли проблема национальных ценностей, их влияние на развитие государства и общества всегда была в центре внимания. Мечта о «справедливом общежитии», в котором существует «система гармоничных взаимодействий» в виде социальных организаций или гармонические «практические отношения» в то числе межиндивидуальные, превалировала в трудах русских социологов. Исторический процесс вообще рассматривался как «взаимодействие личности и общественной среды». Исходя из ключевого понятия «справедливого общежития» как гипотетического источника прогрессивного развития общественной жизни, П.Л.

Лавров и саму социологию определяет в качестве «учения о формах солидарности сознательных особей при различной степени развития этих особей и форм общежития, о фазисах развития солидарности и условиях, укрепляющих или ослабляющих ее, о выработке идеальных форм общежития». Солидарность, справедливость, правда-истина, гармония, нравственность, равенство, свобода, прогресс в общественных отношениях, обусловленные социальным взаимодействием в самом широком его понимании, повсеместно присутствуют в трудах русских мыслителей ХIХ-ХХ вв. Следует сказать, что эти идеи-ценности фактически присутствовали и анализировались в трудах практически всех представителей русской социологии того периода. Лейтмотивом содержания многих трудов русских мыслителей выступает призыв соблюдать нравственные, этические нормы в практике взаимодействия «власть-обществоличность». Этим нормам власть в лице государства должна подчиняться и видеть в них «свое оправдание и свои руководящие начала». Привожу эти высказывания русских ученых потому, что в их работах уже в конце 19 и в 20-ом веках проблемы влияния определенных национальных ценностей и традиций на систему исторически сформировавшихся устойчивых «образцовых»

представлений, убеждений, установок, сознания и образцов поведения индивидов и социальных групп, моделей функционирования институтов политической системы как субъектов политического процесса на основе определенной преемственности уже в определенной степени формулировались. В настоящее время возникают проблемы, связанные с дальнейшим развитием политической демократической культуры в современной России.

Практические задачи по ее формированию зависят, по крайней мере, от трех составляющих: во-первых, современный положительный и отрицательный опыт функционирования всей политической системы;

во-вторых, попытки заимствования зарубежного политического опыта, в основном, европейского и американского; в-третьих, опора на национальные ценности и традиции, имеющие многовековой характер на российской евразийской почве. Некоторые социологи в полемическом задоре утверждают тезис о формировании «новорусской нации», ментальность и ценностные установки которой формируются под воздействием двух тенденций, зачастую противоречащих друг другу. С одной стороны, для современного российского общества характерно усиление консервативных тенденций как в менталитете и настроениях ведущих групп общества, так и изменениях политической системы. С другой стороны, по очень многим своим характеристикам российское общество все сильнее отдаляется от традиционной культуры и традиционных ценностей.

По мнению автора, такое состояние ментальности народа является последствием нескольких цивилизационных катастроф: отмена крепостного права без земли; революция и гражданская война;

раскрестьянивание страны; новая революция конца ХХ века, которая примитивизировала общественные отношения до социальнобиологического уровня. Каждый большой или малый народ в своей многовековой истории имеет свои развивающиеся формы гражданского и политического бытоустройства. Цивилизационные демократические приоритеты развития каждого государства основываются, прежде всего, на национально-демократических ценностях. Возникает вопрос – каковы же эти «национальнодемократические ценности» для России. Проблема большая и сложная. Много по этому поводу сказано и написано. Ограничусь лишь тем, что попытаюсь высказать еще одно мнение о соотношении национальных ценностей и форм демократического развития сегодняшнего российского государства. В свое время П.А. Сорокин, характеризуя основные черты русской нации за ее более чем тысячелетнюю историю, отмечает следующие основные ее особенности: «сравнительно длительное существование, огромную жизнеспособность, замечательное упорство, выдающуюся готовность ее представителей идти на жертвы во имя выживания и сохранения нации, а также необычайное территориальное, демографическое, политическое, социальное и культурное развитие в течение ее исторической жизни». Недаром он подчеркивает, что такая историческая длительность свойственна только некоторым существующим «НАЦИЯМ-ГОСУДАРСТВАМ». В действительности данные «особенности», обозначенные П.А. Сорокиным, выступают в качестве национально-исторических ценностей, присущих русскому государству на определенном этапе его существования. Выдающийся русский философ В.П. Тугаринов, опираясь на исследования предшественников и свои собственные по этой проблеме, сформулировал общее понятие ценностей: «Ценности суть предметы, явления и их свойства, которые нужны членам определенного общества или класса или отдельной личности в качестве средства удовлетворения их потребностей и интересов, а также идеи и побуждения в качестве нормы, цели или идеала». Выделяя так называемое «гнездо ценностных категорий», в котором присутствуют

– ценность, отнесение к ценностям, ценностное отношение, оценка, предмет оценки, он дает детальную характеристику каждой их этих категорий и их субординацию. В этом отношении ценность есть «некий объективный предмет или явление», а также мысль, суждение, намерение, цель, идеал. Теоретический анализ ценностного отношения имеет «два этажа», где на первом «этаже»

располагается триада: потребности, интересы, цели; на втором – акты познания, оценки и практики. В классификации ценностей, основывающуюся на структуре общественных явлений, В.П.

Тугаринов, наряду с материальными и духовными, выделяет социально-политические ценности: общественный порядок, мир, безопасность, свободу, равенство, справедливость, человечность.

Воспроизводство данных суждений позволяет констатировать факт, что проблема ценностей имеет достаточно сложный и дискуссионный характер. К примеру, моральные или этические ценности иногда влияют на решения и действия отдельных политиков. В результате сама политика с учетом данного фактора становится более предсказуемой и гуманной. В этой связи важной составляющей выступает система предпочтений, в которой в реальности отражается социальная и политическая практика отдельного человека, общности, группы, класса, общества в целом, их интересы и потребности. Система предпочтений как совокупность элементов группового сознания и как основа формирования политических ценностей является, таким образом, существенным фактором, определяющим условия инициирования, детерминации всего политического или социального процесса. Социальнополитический процесс в любом обществе имеет свои предпочтения и тем самым находит свою ценностную нишу, которая становится важнейшей составляющей с подобными себе. Социальнополитические ценности и могут быть выявлены с помощью этого субъективного критерия, включающего предпочтения, которыми могут обладать социальные общности как организованные целостности. Мы оцениваем то, что есть в реальности плюс конкретные особенности этих реальностей, их взаимосвязи. И в результате зачастую видим – как то, что мы сформулировали и охарактеризовали как ценность, на практике выглядит совсем иначе и является деформированной ценностью. Любое общество и государство характеризуется «своим» набором и иерархией ценностей, которые в совокупности определяют или должны определять наиболее высокий «потолок» социального бытоустройства, как на индивидуальном, так и на коллективном уровне. Деятельностная ценностная система складывается и видоизменяется в процессе исторического развития общества.

Данное «лирическое отступление» о проблеме ценностей вовсе не означает завершенности анализа этой довольно интересной, но и сложной темы. Акцент на категориях «идея», «идеал», «цель», «норма» свидетельствует о том, что есть перспектива использования дополнительных исследовательских приемов, в том числе и в социологической науке. В частности, представители структурнофункционального анализа Т. Парсонс, Р. Мертон и др. считали, что система ценностей обеспечивает самую устойчивую структуру всей социальной системы. Проблема заключается лишь в том, что каждое общество обеспечивает интегрированную социальную ткань с помощью не общечеловеческих, а присущих ему национальных ценностей. Хотя «общечеловеческий» компонент в деятельностном взаимодействии конечно присутствует и реализуется как личностная ценность. Сегодня российское государство пытается найти адекватные «точки опоры», которые способствовали бы, наряду с процессом демократизации, уверенному и стабильному состоянию во всех сферах – социальной, экономической, политической, духовной.

Актуализация этих «точек опоры» важна с точки зрения «переживания» переходного периода России.

К основательным точкам опоры российской государственности несомненно относятся:

централизация верховной власти и персонификация сильной государственной личности в ее служении всем у народу; идеи гуманизма, справедливости, нравственности, добра в их всемирном контексте; державность российской цивилизации, в центре которой русский мир с его многообразным спектром сущностных элементов.

Эти национальные особенности в реальности представляют собой ценностные ориентиры в процессе преобразования государственного устройства по демократическому варианту. Национальная демократия, учитывающая цивилизационные характеристики России, выражает и защищает всеобщие интересы, с одной стороны, а с другой – формирует условия для социального согласия и интеграции всех социальных групп населения, обеспечивает права и свободы граждан, элиминирует возникающие конфликты, устанавливает равенство и справедливость.

Заимствованная в 90-е годы прошлого века модель западной демократии с самого начала предполагала «низкую оценку собственной национальной среды и завышенную – внешней, ставшей предметом подражания». Стоит подчеркнуть еще один немаловажный нюанс. По данным социологических опросов российская национальная «почва» не отторгает демократические институты и ценности и уверена в хороших перспективах развития демократической политической культуры. Конечно, атрибутика политической культуры, в основе которой лежит русский мир с его фундаментальными ценностями и основополагающими ориентирами их реализации, не получила сегодня своего воплощения.

Либеральные демократы продолжают эксплуатировать программу «десталинизации» общества, отрицая при этом все позитивные ценности, которые были присущи социалистическому прошлому, державнической политике. Проводимые исследования свидетельствуют о том, что наши граждане предпочитают образ такого государства, которое обязано вобрать в себя «все лучшее из практики социализма и капитализма» Во второй половине ХХ века наш великий сосед – Китай начал строить новое здание справедливого национального государства. Какие-то элементы на начальном этапе строительства этого здания были заимствованы в СССР. Возможно, что сегодня нам стоит обратить большое внимание на сверхпозитивные успехи КНР в строительстве своего государственного здания, где осуществляется политика взвешенного и очень бережного отношения к своей истории и своим национальным традициям, воспитывается чувство глубокого патриотизма. Там не было и никогда не будет программы «демократизации» Китая, которая в случае ее появления привела бы к глубоким социальным деформациям общества и государства.

ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ КАК

ЭФФЕКТИВНОГО МЕХАНИЗМА СТАБИЛИЗАЦИИ

РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

–  –  –

Роль социального контроля в стабилизации общественных процессов сложно переоценить. Представляя собой универсальный механизм, выполняющий стабилизирующую, регулирующую, конструктивную, профилактическую, воспитательную, корректирующую и ряд других важных функций, он обладает большим потенциалом в борьбе с проявлениями девиантности и обеспечением стабильности, способствуя развитию приоритетных типов общественного развития. Феномен социального контроля присущ каждому обществу, однако далеко не всегда он эффективно реализуется и соответствует современным системам управления и целям развития. Значительная роль в эффективности функционирования механизма социального контроля заключается в единстве и множестве взаимосвязей и обеспечения конструктивного взаимодействия государственных и общественных контролирующих механизмов. Меры социального контроля тем эффективнее, чем шире в его осуществлении участвуют все общество, его гражданские институты и граждане. Среди факторов, обуславливающих эфффективность социального контроля конкретными группами субъектов, важнейшим в реализации государственного контроля является легитимность власти. Возможность реализации социального контроля гражданами, общественными объединениями и обществом в целом напрямую зависит от наличия у данных субъектов достаточного количества законодательно закрепленных прав на реализацию социального контроля, реально обеспечиваемых государством, а также механизмов его практической реализации.

Поэтому также важную роль выполняет политика органов государственной власти, провозглашение и реальное соблюдение законных прав и свобод граждан на реализацию данного вида контроля. К факторам реализации эффективного и действенного социального контроля со стороны граждан, общественных объединений и общества в целом, необходимо отнести их правовую образованность и воспитанность, а также устойчиво-положительные правовые и моральные установки и ценностные ориентации [1].

Реализация общественного контроля немыслима без активных, динамичных, рационально мыслящих граждан, сознающих себя индивидуальными членами общества, наделенными правами и несущими ответственность [2].

Основу механизма социального контроля составляют социальные нормы, поэтому эффективный процесс социализации всех членов общества является фактором, обуславливающим возможность осуществления социального контроля. Эффективность общественного контроля прямо пропорциональна степени единства соответствующих социальных групп и образований, уровню социальной сплоченности, солидарности их членов. Тяжесть и неотвратимость санкций, следующих за нарушением социальных (групповых) норм, теряют свой контролирующий эффект по мере распада социального образования, потери единства, утраты важнейшего, решающего компонента эффективности неформального контроля - феномена социальной солидарности. Кроме того, необходимо констатировать, что дальнейшее развитие форм общественного контроля будет взаимосвязано с развитием гражданского общества в России.

Возможность реализации в российском обществе действенного механизма социального контроля будет обеспечена при наличии условий и факторов, обеспечивающих его эффективное развитие и функционирование:

• Самоуправляемость и инициативность членов общества.

• Высокий уровень правовой культуры граждан.

• Высокий уровень гражданской сплоченности.

•Легитимность власти.

•Эффективный процесс социализации всех субъектов общества.

•Признание и фактическая обеспеченность прав человека на реализацию социального контроля над деятельностью полиции.

• Режим законности, верховенство права и закона, равенство всех перед законом и судом.

•Политический и идеологический плюрализм, свобода мнений, слова и печати, независимость СМИ.

•Развитая сеть эффективно функционирующих общественных организаций.

Литература

1. Грудцына Л.Ю. Государство и гражданское общество.

Монография/ Под.ред. докт. юрид. наук С.М. Петрова.-М.:

ЮРКОМПАНИ,2012

2. Гаджиев К.С. Политическая наука.М.: Международные отношения, 1994

ДОВЕРИЕ ОБЩЕСТВА ВЛАСТИ КАК ФАКТОР

СТАБИЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО

ПРОСТРАНСТВА

–  –  –

Социально-политическое согласие, так необходимое для устойчивого развития страны, фактически не было достигнуто после выборов 2011-2012 гг. Одним из основных факторов стабилизации является доверие власти, которое, не только не повышается, но, как демонстрируют всплески протестных настроений и опросы общественного мнения, существенно ослабевает среди значительной части общества. С весны до осени 2012 г. рейтинг доверия разным уровням власти упал в среднем на 10% [1]. Затормозить процесс потери доверия общества власти и остановить развитие противостояния – задача, требующая рационального осмысления и немедленного принятия взвешенных решений, что четко осознается и в продвинутых слоях общества, и на правительственном уровне.

Однако пути решения проблемы понимаются по-разному. Более того, предлагаемые обществом и властью перспективы развития страны часто противоположно направлены. Точки соприкосновения подходов пока не найдены и надежды на их поиск, возникнув при принятии одних решений, часто не только не оправдываются, но быстро угасают с принятием других. Действия властных структур не выглядят последовательными, несмотря на видимые старания стабилизировать социально-политическую атмосферу. Выражая искреннее желание развернуться в сторону народных нужд и «открыться обществу», новая власть сталкивается со старыми проблемами. Парадокс в том, что каждый новый состав правительства, непритворно желая обновить методы руководства, и призывая самих себя к открытому и честному диалогу с народом, начинает каждый раз с нуля – заявления о готовности – и заканчивает упорным воспроизводством прежних методов управления и фактическим отдалением от народа.

В чем причина? Причин, конечно, много. Но основные, по-видимому, кроются в недооценке необходимости глубоких системных перемен и, прежде всего, правил самообновления. Сложившиеся в результате подстраивания выборных процедур под желаемый результат механизмы обновления создали однобокую и несбалансированную управленческую структуру, в которой не представлены значительные слои общества и соответственно нет места широкому обсуждению возможных вариантов социально-политического развития. Обновление, проводимое в стиле ротации низших кругов власти при фактической несменяемости ее высших эшелонов, закрытость доступа к управленческой сфере нелояльным персонам, вытеснение критически настроенных и инакомыслящих деятелей направлено в целом к воссозданию системы центрового контролирования всех общественных процессов. Необходимость поддержки такой системы ошибочно считается гарантом стабильности. При такой системе возможно появление лишь фрагментарных управленческих инноваций, которые быстро перемалываются инертной, неповоротливой машиной принятия решений, допускающей лишь одобрительную поддержку спущенных верховной властью директив.

Увлекаясь созданием новых проектов государственного масштаба, типа «Открытое правительство», отражающих попытки вступить в диалог с обществом, власть, с трудом преодолевая установки командно-директивной ментальности, все еще не может убедительно продемонстрировать способность слушать разные слои общества и воспринимать идущую снизу критику. В результате накал общественного раздражения не только не угасает, но значительно расширяется и возрастает, принимая все более разнообразные формы.

При восстановлении системы тотально-вертикального контролирования все государственные программы и проекты ориентированы на успех лишь в традиционно лояльных власти слоях общества, которых принято называть патерналистскими. На эти слои направлены предвыборные обещания развития программ государственной заботы и социальной поддержки. И именно эти слои являются целевой аудиторией, с которой власть стремится наладить диалог и с которой пытается работать, вполне оправданно ожидая позитивной реакции. Но тут возникает еще один парадокс. Сами представители обновленной властной когорты – той, что искренне стремится к самосовершенствованию – вынуждены констатировать, что в лояльных власти слоях «нет спроса на «открытое правительство» » [2]. Инициативы власти попадают в созданную собственными руками управленческую ловушку. Власть открывается только для тех, кто ей верен, а патерналистски ориентированным слоям общества открытость власти не очень-то и нужна. Лояльные и во всем поддерживающие власть граждане «убеждены, что за них все должно решать государство» [2] и «разбудить» и «разговорить» таких граждан – вызвать их к конструктивному диалогу – получается с трудом. Такие граждане уверены, что от них все равно ничего не зависит, так нечего и пытаться что-то изменить. Отдельные успехи в пробуждении народного энтузиазма и активности по благоустройству территории, прокладке водопровода или строительству спортплощадки быстро погашаются элементарной нехваткой средств в местных бюджетах для последующих, не попавших в госпрограмму, улучшений из-за отсутствия политических условий для свободного экономического развития, и присутствия неизменной коррупционной составляющей вертикально-директивной системы управления. И вспыхнувший луч доверия власти угасает, не набрав должной силы. Деятельность создаваемых сверху структур общественного контроля, начинающих с энтузиазмом работать при старте очередной государственной программы, периодически обнаруживает свою неэффективность, быстро затухает и требует постоянного перезапуска, так как фактически находится под контролем самой власти и не располагает свободой действия. Но открытости власти требует часть общества, сформировавшая собственную гражданскую позицию и не во всем согласная с принципами управления и действиями власти.

С этой частью общества диалог власти не получается. В этой сфере у власти другой «разговор» – суровый, репрессивный. Тех, кто пытается возражать и спорить по системным вопросам, власть предпочитает нейтрализовать, пустив в ход манипуляционную риторику, а если риторика не работает, запугать или вообще смести с политического и общественного поля, чтобы не мешали работать с массами. Доверие власти не может укрепиться только декларативными проектами открытости. Без выправления принципов социально-политических отношений, предполагающих изначально равные позиции в диалоге власти и общества и взаимное уважение на всех уровнях: от выборов во власть до муниципальной работы на местах, доверие к власти не возникнет, а если и возникнет, то ненадолго. Реальная, а не риторическая открытость власти конструктивной общественной критике и повышение культуры социально-политической коммуникации являются необходимыми условиями роста доверия общества власти и стабильного развития.

Литература

1. Пресс-выпуск Левада-Центра от 26.09.2012 г. Адрес документа в интернете: http://www.levada.ru/26-09-2012/.

2. Белых Н. Комментарий на Панельной дискуссии Открытого Правительства «Открытый регион» в рамках XI Международного Инвестиционного форума «Сочи-2012» 21 сентября 2012 г.// «Вести. Россия-24» от 21.09.2012.

СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО КАК МЕХАНИЗМ

УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ

–  –  –

Институту социального партнерства Белгородской области в 2013 году исполнится 20 лет, опыт работы принес положительные результаты. На современном этапе социально-экономического развития социальное партнерство является необходимым условием формирования гражданского общества. Феномен социального партнерства рассматривается в контексте проявлений партнерских отношений преимущественно в социально-трудовой сфере. Под социальным партнерством в этом смысле понимается система договорных отношений между наемными работниками, нанимателями и органами государственного управления. Механизм функционирования социального партнерства рассматривается в выработке согласованной социально-экономической политики государства, урегулирования коллективных трудовых споров, обеспечения полной и продуктивной занятости населения, решения сложных проблем социальной защиты граждан. Под социальным партнерством (категорией, наиболее полно выражающей систему межсекторных взаимодействий) понимается оптимально организоваанная на взаимовыгодных условиях и эффективная модель взаимодействия и согласования интересов органов государственной власти субъекта РФ, регионального бизнеса и общественных организаций в целях создания условий для развития регионального сообщества, основными критериями которого являются улучшение качества жизни населения, инновационный экономический рост и экологическое благополучие. В нашем регионе сформирована комплексная модель взаимодействия власти, бизнеса и общественных организаций, включающую: основные принципы, стратегию, приоритетные направления развития, сферы и элементы, механизмы реализации и оценка эффективности и закрепленная в законе Белгородской области от 05.07.2007 № 122 «О социальном партнерстве в Белгородской области». Базовые направления развития социального партнерства в нашем регионе основываются на принципах социальной ответственности сторон партнерства за взятые на себя обязательства, взаимовыгодном и добровольном характере взаимодействия, разграничении основных функций и рисков сторон в системе социального партнерства, содействии государства развитию социального партнерства, реалистичном и прагматичном характере социального партнерства, его разноуровневости и информационной открытости. Система социального партнерства направлена на улучшение качества жизни населения, ее реализация обеспечивает рост заработной платы и контроль за ее своевременной выплатой, осуществляет учет граждан, незанятых трудовой деятельностью. В Белгородской области осуществляется реализация мероприятий приоритетных национальных проектов, Концепции демографического развития области на период до 2025 года, областной комплексной программы улучшения демографической ситуации в Белгородской области, федеральных и областных целевых программ, направленных на улучшение состояния здоровья матери и ребенка, повышение качества медицинского обслуживания, улучшение жилищных условий и в целом качества жизни населения.

Таким образом, реализация социального партнерства направлена на развитие всех отраслей социальной сферы, что способствует улучшению качества жизни населения Белгородской области, исполнению долгосрочных целевых программ социальной направленности в здравоохранении, образовании, культуре, молодежной политике, физкультуре и спорте, социальной защите населения.

КАЧЕСТВО ЖИЗНИ КАК ОДИН ИЗ ПОКАЗАТЕЛЕЙ

СТАБИЛЬНОСТИ ОБЩЕСТВА

Голубкова О.А., Демьянчук Д.Г. (Санкт-Петербург) В научных исследованиях проблема качества жизни представлена как в трудах зарубежных исследователей (M.Argyle, 2003; A. Campbell 1981; D. Mroczek, 2005; D. Myers, E. Diener, 1995), так и в трудах российских ученых (И.А. Джидарьян, 2001; Л.В.

Куликов, 1997; Р.М. Шамионов, 2003). Во второй половине ХХ века концепция качества жизни претерпела существенные изменения в сторону усложнения системы критериев оценки, через дополнение экономических индикаторов социально-психологическими. Поэтому в современном понимании специфика понятия «качество жизни»

состоит в том, что оно включает в себя как объективные, так и субъективные критерии, характеризующие физическое, психическое и социальное благополучие человека. В научной литературе, для описания субъективных переживаний своей жизни и личного благополучия индивидом, наряду с термином «качество жизни»

(quality of life) используются близкие по значению понятия:

«удовлетворенность жизнью» (life satisfaction) «субъективное качество жизни», «субъективвное благополучие» (psychological (subjective) well-being (wellness)), «счастье» (happiness). Причем понятие «удовлетворенность жизнью» (life satisfaction) представляет собой субъективную оценку качества, уровня, условий жизни и деятельности индивида. [2]. Исследование уровня удовлетворенности жизнью и его влияние на субъективное восприятие стабильности и благополучия страны проводилось нами в течение 2011-2012 годов. В исследовании принимали участие респонденты из двух стран: Россия (город Санкт - Петербург) и Канада (город Торонто, провинция Онтарио). Общая численность выборки составила 75 респондентов (33 женщины и 42 мужчины). Из них 31 респондент – жители России, 44 респондента – жители Канады. Респонденты, проживающие в России, представлены 19 коренными жителями и 12 эмигрантами, проживающие в Канаде представлены 14 коренными жителями и 30 эмигрантами. В исследовании под понятием «коренной житель» понимались жители России или Канады, которые родились и жили в одной и той же стране, не выезжая в другие страны с целью постоянного проживания. Под понятием «эмигрант» понимались жители России или Канады, приехавшие в другую страну с целью постоянного проживания. В ходе эмпирического исследования использовались следующие методики: шкала счастья М. Фордиса (субъективная оценка удовлетворенности качеством жизни), тест «Удовлетворенность своей жизнью» Коулмана (объективная оценка удовлетворенности качеством жизни) [1]. По результатам исследования с помощью методики Фордиса следует отметить, что субъективная оценка уровеня удовлетворенности жизнью у эмигрантов, проживающих в Канаде, выше среди всех представленных групп респондентов, и практически соответствует высокому уровню удовлетворенности жизнью (7,8 баллов).

Эмигранты Канады отмечают лучшие условия жизни, доступность образования и медицины, лучшие условия труда и более высокий уровень зарплаты, низкий уровень преступности, чем в той стране, откуда они родом. Немного ниже уровень удовлетворенности жизнью (7,6 баллов) был выявлен у коренных жителей Канады.

Возможно, это связано с тем, что канадцы всю жизнь прожили в своей стране и привыкли к высокому уровню жизни. Для них высокий уровень сервиса, доступность социальной поддержки от государства, возможность покупки собственного жилья, бесплатное и качественное образование и др. является нормой. Следует также отметить, что у группы эмигрантов, прибывших из республик СССР и проживающих в России, в ходе исследования был также выявлен высокий субъективный показатель удовлетворенности жизнью (7,7 баллов). В группе «Россия граждане» показатель уровня удовлетворенности жизнью составил 7,1 баллов. Этот показатель входит в диапазон «средней удовлетворенности жизнью», поэтому можно сказать, что россияне в целом удовлетворены тем, что происходит в их жизни, но, скорее всего, они будут больше стремиться к изменениям, чем другие группы респондентов. Подходя итог вышесказанному, можно констатировать, что ответы по субъективным оценкам всех респондентов входят в диапазон «среднего и высокого уровня удовлетворенности жизнью», что само по себе является очень важным фактом, из которого мы можем сделать вывод о том, что в целом ситуация в изучаемых странах рассматривается как благоприятная. По результатам, полученным с помощью методики Коулмана «Удовлетворенность своей жизнью»

было выявлено, что объективная оценка уровня удовлетворенности жизнью по всем группам составила более 8 баллов, что относится к показателям в диапазоне «высокого уровня удовлетворенности жизнью». По результатам двух методик получилось: граждане России чувствуют меньшую удовлетворенность жизнью(7,1 и 8,5), чем эмигранты, проживающие в России (7,7 и 8,9), а коренные жители Канады (7,6 и 9,4), чувствуют большую удовлетворенность жизнью по сравнению с коренными жителями России. То же можно сказать и о группах респондентов «Эмигранты в Канаде» и «Эмигранты в России». По результатам двух методик было выявлено, что эмигранты в Канаде (7,8 и 9,2) чувствуют большую удовлетворенность собственной жизнью, чем эмигранты в России (7,8 и 8,9). Наличие разрыва между субъективной и объективной оценкой удовлетворенности жизнью (в группе «Канада граждане»

разрыв составил 1,8: 7,6 по «Шкале счастья Фордиса» и 9,4 по методике «Удовлетворенность жизнью»), позволяет отметить, что люди из благополучных стран склонны занижать реальный уровень удовлетворенности жизнью. Кроме того, в результате анкетирования было выявлено, что одной из основных причин эмиграции выступает поиск лучшей жизни и несогласие с ситуацией в стране. Респонденты из менее благополучных стран стремятся уехать на постоянное место жительство в страну с благоприятными условиями и стабильным положением. Так большую часть эмигрантов в Канаде составили респонденты из различных республик бывшего СССР (87% от общего количества эмигрантов в Канаде) и респонденты, родившиеся в странах: Индия, Нигерия, Пакистан, Уганда, Филиппины (12 % от общей выборки канадских эмигрантов), т.е. выборка эмигрантов в целом представлена выходцами из стран с нестабильной экономической, политической и социальной ситуацией. Таким образом, следует отметить, что выборка эмигрантов в целом представлена выходцами из стран с нестабильной экономической, политической и социальной ситуацией, которые покинули свою страну в целях поиска лучшей жизни, возможностей самореализации и удовлетворения потребностей в материальных и духовных благах.

Литература

1. Угланова Е.А. Влияние феномена экономического благополучия на оценку качества жизни // Дис. канд. псих. наук, 2003, 175 с.

2. Campbell A. The sense of Well0 Being in America: Recent patterns and trends. N.Y.: McGraw-Hill, 1981, 253 p.

3. Campbell A. The Quality of American Life / A.Campbell, P.E.Converse, Rodgers W.L.. -N.Y.: Russell Sage Foundation, 1976, 583 p.

РОССИЙСКИЕ РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПАРЛАМЕНТЫ В СВЕТЕ

ЭЛЕКТОРАЛЬНЫХ РЕФОРМ: ИЗМЕНЧИВОСТЬ

ЭЛЕКТОРАЛЬНЫХ ПРАВИЛ И СТАБИЛЬНОСТЬ

ПЕРСОНАЛЬНОГО СОСТАВА ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ

СОБРАНИЙ

–  –  –

Мое исследование, которое будет представлено в докладе, посвящено изучению стратегий представителей региональных легислатур как индивидуальных политических акторов, направленных на собственное переизбрание (кросс-региональное исследование). Данное исследование находится на пересечении исследований инкумбентства, электоральных систем, представительных органов власти и политических партий в условиях меняющегося политического режима. Располагая в 1990-е годы почти полной свободой в создании новой системы органов региональной власти, субъекты продемонстрировали широкий спектр различных вариантов электоральных систем, в рамках которых происходили выборы в данные органы. Однако наиболее распространенным вариантом оказалась мажоритарная система выборов в одномандатных округах. Таким образом, Россия представляла собой уникальный случай, так как другие страны, относящиеся к новым демократиям, предпочитали пропорциональные системы и голосование за партийные списки.

Следствием явилось то, что рооссийские регионы, имевшие высокий политический статус и степень независимости в составе федерации и в большинстве своем значительно превосходящие территориальные единицы европейских государств, в 90-е годы отличались крайне низким уровнем развития политических партий. Партийная принадлежность являлась для кандидата негативным фактором на выборах, что доказано на материале региональных парламентских выборов, предшествующих электоральной реформе 2003 года.

Президенциализация политики, которая характерна для тех стран, где еще не сложилась устойчивая партийная система, а у избирателей не сформировались устойчивые политические и идеологические взгляды, в российских регионах была крайне высока. Данное явление,

- когда первостепенное значение приобретает личность самого кандидата, а не политическая программа партии, к которой он принадлежит, или его собственная предвыборная программа, помимо прочих факторов, способствовало тому, что степень обновления персонального состава региональных законодательных собраний в результате очередных выборов была крайне низкой.

Положение политических партий в регионах кардинально изменилось в следствие принятия новой редакции федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в 2002 году, в соответствии с которой, начиная с 2003 года не менее половины состава регионального парламента должно избираться по партийным спискам. Однако президенциализация позволила региональным депутатам легко приспособиться к новым электоральным правилам.

Если обычно кандидаты стремятся заручиться партийной поддержкой, то в случае с инкумбентами сами партии ищут возможность включить в свои ряды известных в конкретном округе политиков и таким образом увеличить свои шансы на представительство, укрепить свой имидж в глазах рядовых избирателей, либо лишний раз заявить избирателям о себе, если речь идет о малых партиях. Но и крупные партии были заинтересованы в инкумбентах не меньше. Например, партия «Единая Россия», которая в рассматриваемый период времени прочно укрепилась на политической арене, хорошо освоила технику «вербовки» сильных политиков в регионах и успешно применяла ее на выборах в региональные парламенты. Таким образом, процент переизбрания политиков продолжал оставаться весьма высоким. Проведенное исследование показало, что региональные инкумбенты обладают значительными преимуществами на очередных выборах, и эти преимущества к настоящему моменту сформировались на примерно одинаковом уровне в различных регионах. В среднем около 70% депутатов стремятся к переизбранию и приблизительно 70%, от числа участвующих, удается это сделать. Таким образом, во вновь избранных составах региональных парламентов инкумбенты занимают около половины мест. Такое положение вещей свидетельствует, в частности, о стабилизации политического режима в государстве и институализации региональных парламентов.

Икумбентские преимущества достаточно высоки, чтобы преодолеть неблагоприятные обстоятельства, связанные с изменением электоральных систем и внешних политических условий.

Преимущества региональных инкумбентов на очередных выборах позволяют им выбрать и реализовать успешную стратегию переизбрания. В полной мере инкумбентские преимущества проявляют себя только в случае реализации кандидатом стратегии переизбрания, адекватной как внешним условиям, так и его личным ресурсам. Изменения политической коньюктуры и электорального законодательства влияют именно на стратегии переизбрания, используемые кандидатами. Прохождению политика на более высокий уровень власти способствует нестабильная политическая ситуация на данном уровне, необходимость в дополнительных сильных союзниках у противоборствующих политических сил.

Ситуация стабильности, когда власть устойчива и сосредоточена в одном центре, а позиции различных политических акторов определены и устойчивы, такому прохождению препятствует.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК 316.4(476)(082) ББК 60.524 (4 Беи)я431 С69 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор Л.Е. Криштапович, доктор социологических наук, профессор...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ ДАЙКСЕЛЕМ Редакция журнала знакомит своих читателей с членами редакционного совета. Сегодняшний гость — Александр Дайксель. Он является профессором социологии Гамбургского университета, где долгое время возглавлял Институт социологии. Там же им организован отдел по изучению наследия Фердинанда Тенниса, под руководством А. Дайкселя осуществляется издание Полного собрания сочинений Ф. Тенниса. В настоящее время он является...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.