WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |

«Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, ...»

-- [ Страница 31 ] --

Почти не осознаваемое сравнение идентификационной категории «мы» со всеми прочими не-нами, в качестве которых могут выступать любые они, не-наши, чужие, потому что другие является неотъемлемым свойством восприятия на уровне межгрупповой коммуникации. Операция сравнения фактически предусматривает противопоставление, а если противопоставление, то и оценивание, причем это оценивание можно мысленно расположить вдоль шкалы, где одним полюсом положительным будем мы, а противоположным отрицательным, совершенно чужие они.

Таким образом, речь идет о феномене социокультурной инаковости, которая сопровождает любую реальную или символическую самоидентификацию и, следовательно, и дистанцирование. В социологии эта категория характеризует степень близости и отчуждения социальных групп, причем жесткость и размерность дистанции служат показателем стабильности или нестабильности общества на институциональном уровне, а также степени модернизации общества. Так, исторически дистанция «христиане и мусуульмане» или «православные и католики» была обусловлена не только уровнем стабильности и модернизации, но и целым веером социально-исторических и культурных мотивов. Безусловно, дистанция «свои – чужие» еще и подвижна, так, например, дистанцирование по религиозному признаку в прежнее время было значимее, чем сейчас. Так, в частности, можно говорить о пульсации конфессиональной дистанции в России. Если во времена Российской империи она была жесткой и фактически непреодолимой, то при советской власти потеряла определенность, размылась, о чем говорит, между прочим, и высокая численность межэтнических браков без оглядки на традиционное вероисповедание. В современных условиях она вновь приобретает отчетливость, способствуя формированию социальнопсихологических барьеров в межэтническом взаимодействии.

Кроме того, жесткость оппозиции может быть различной для участников межгруппового сравнения. Так, дистанция «христиане – мусульмане» со стороны мусульман более жесткая, чем со стороны христиан. В качестве чужих могут атрибутироваться фактически любые группы - не только социальные, но и половозрастные ( к примеру, «отцы» и «дети» или оппозиция «мужчины – женщины»), статусные («богатые» и «бедные», «элиты» - «рядовые граждане»).

Как показывают данные исследования, в последние годы в связи с процессом этнизации многонациональных сообществ, таких как Югославия, СССР, Чехословакия (на Западе – Бельгия, Испания) наиболее острой, болезненной, ведущей нередко к трагическим последствиям в форме этнических конфликтов становится этносоциальная дистанция по признаку принадлежности к той или иной этнической группе. К более жесткому дистанцированию по сравнению со старшими возрастными группами склонна молодежь.

Так, свое согласие с лозунгом «Россия – для русских» выражает примерно каждый четвертый петербуржец старше 60 лет, и более половины (52,4%) респондентов возрастной группе 18 – 25 лет (квотная выборка СПб., 2009 г.). В ходе исследования 2009 – 2010 гг. выяснилось, что примерно каждого пятого участника опроса можно отнести к людям, подверженным ксенофобии. Отвечая на вопрос о своем личном отношении к представителям других народов, 15,7% респондентов отметили свою «настороженность» к ним, а 3,8% - «антипатию» ко всем «чужакам» в совокупности.

41,9% опрошенных петербуржцев обусловливает свою позицию тем, как «они относятся к людям моей национальности».

Каждый четвертый (25,4%) тем, «какая именно у них национальность» и примерно равное число ставит свое отношение в зависимость - от «традиций, обычаев и религии» этих народов (13,9%), «их занятий, профессии» (14,7%), «местожительства – в моем городе или у себя дома» (14,9%). Данные исследований демонстрируют, что фобии для носителей этнических предубеждений в русской среде носят по преимуществу защитный, а не агрессивный, наступательный характер. Это обратная психологическая реакция на подчас декларируемое членами контактной этнической группы чувство превосходства, пренебрежения, уязвляющих групповое самолюбие членов титульной общности, что, конечно, никоим образом не оправдывает ее. Сходная мотивация присутствует и у тех респондентов, которые обусловливает свое восприятие исключительно местожительством «чужаков».

Представители иноэтнических групп вызывают негативное отношение только в качестве приезжих, экономических мигрантов, т.е. в качестве непосредственных соседей. Такую фобию можно охарактериз овать как ситуативную неприязнь в отличие от этнического предрассудка, который носит более устойчивый, долговременный, культурно мотивированный характер и обращен на всех членов отвергаемой общности независимо от их дислокации в социальном пространстве.

Этническая дистанция, как выяснилось, фиксируется также и на уровне внешнего опознания членов «своей» и других этнических групп по антропологическим признакам, как бы приблизительны они и ни были. Так, лишь 31,6% опрошенных петербуржцев не обращает никакого внимания на национальность окружающих на улице, в транспорте и т.д., считая, по-видимому, этот признак несущественным для оценивания в ходе интеракции. 36,4% респондентов делают это постоянно, а 32,0% отмечают для себя национальность прохожих в том случае, если они им «чем-то несимпатичны». Как мы видим, все три группы равновелики и каждая из них составляет примерно треть от числа всех участников опроса. Однако нельзя не учитывать того, что у 68,4% респондентов этническая акцентуация социального взаимодействия, пусть непроизвольно, но присутствует всегда или в случае негативного оценивания. Таким образом, норма «по обычаю», фиксирующая принадлежность к общности «свои» или «чужие», продолжает доминировать в обыденном сознании большинства опрошенных жителей нашего города. Наряду с прямыми признаками этнической дистанции, такими как непроизвольная фиксация национальной принадлежности и мотивация оценивания «других» общностей, существует и один очень точный, хотя и несколько закамуфлированный для респондента, показатель наличия ксенофобии – это отношение к смешанному браку своего ближайшего родственника. Конкретная жизненная ситуация проецируется на самого себя, и поэтому давление институциональной нормы («как надо») ослабевает, а человек невольно раскрывает истинную меру своей этнической толерантности. В качестве контрольного к вопросу, выявляющему общее отношение к межэтническим бракам, на меньшей группе испытуемых (175 чел.) был апробирован вопрос, оформленный в виде незаконченного предложения: «если бы моя дочь (сестра) решила выйти замуж за азербайджанца, я бы…». Более половины участников этой группы, соответствующей по своим половозрастным показателям основной выборке исследования, выказали резкое неприятие подобной перспективы, а в ряде случаев – готовность прибегнуть к крайним мерам. Так, один из респондентов заявляет, что «убил бы его» (мужчина 32 лет с высшим образованием, русский), а другой ( мужчина 59 лет, со средним техническим образованием, украинец) «заплатил бы людям, чтобы его больше не видеть». Примечательно, что большая часть радикальных антагонистов подобных брачных союзов заявляет, что к людям другой национальности и веры надо относиться «с уважением», «доброжелательно», «терпимо», «как к самим себе»

(72,3%). Две трети тех же самых людей (64,2%) согласны с утверждением, что у терроризма нет национальности, однако на свое ближайшее окружение (семью) эта похвальная установка никак не распространяется. Петербуржец 47 лет с высшим образованием, заявляющий, что к людям любой национальности и веры надо относиться без «фанатизма», вместе с тем в случае желания своей дочери или сестры связать свою судьбу с азербайджанцем, «усомнился бы в ее умственных способностях». Любопытно, что респонденты не замечают явного противоречия в своих ответах, хотя оба незаконченных предложения (по поводу отношения к людям другой национальности и предполагаемого зятя - азербайджанца) следуют друг за другом. Вероятнее всего, этот внешний парадокс объясняется тем, что в первом случае над участниками опроса довлеет институциональная норма толерантности, во второй же, очень конкретной житейской истории – они, сами того не замечая, проявляют «архетипическую» установку защиты своего этнического пространства от «чужаков». Итак, в заключение можно констатировать, что ксенофобия как архетипическая установка отвержения «чужих» в пользу «своих» сохраняет свою значимость во всяком случае в условиях социальной трансформации.

МОДЕЛЬ ФАКТОРОВ РИСКА ЭКСТРЕМИСТСКИХ

НАСТРОЕНИЙ В ПОЛИЭТНИЧНОЙ СРЕДЕ АЛТАЙСКОГО

КРАЯ

–  –  –

Отличительной особенностью современного российского социума, в том числе Алтайского края является высокая степень его полиэтничности. Вся история России развивалась по пути наращивания этнического, а значит, культурного и конфессионального многообразия и, несмотря на активные ассимиляционные процессы, уровень его остается достаточно высоким, даже после распада Советского Союза.[1] Следствием стал рост напряжения в межнациональных отношениях, которое в условиях кризиса экономики и политической власти выразилось в усилении «оборонительного» национализма, в практике сепаратизма и межнациональных конфликтов, в том числе экстремистского толка.[2]Эмпирическую базу исследования экстремистских настроений молодежи составили материалы социологического исследования, проведенного в апреле-октябре 2010 года. Для анализа нами использованы результаты опроса молодежи Алтайского края в количестве 295 человек (18-30 лет). Половина опрошенных респондентов считает, что коренная нация должна владеть всемии правами на властные полномочия, что может определять особенности национальных взаимоотношений, быть основой напряженности в проявлении дискриминации по национальному признаку, однако, важен не сам факт данного отношения, сколько совокупность ориентаций и чувств, лежащих в их основе.[3] Большая часть молодежи считает свою нацию лучшей, однако 36 % имеют противоположное мнение, связанное с толерантным отношением, проявляющие максимальную терпимость к людям другой национальности. Около четверти опрошенных молодых людей не имеет четкой мировоззренческой позиции относительно национальных предпочтений. Специфика отношения молодежи к межнациональным и этническим конфликтам зависит от пола, возраста, образовательного уровня, национальности молодого человека, опасность развития межнациональных конфликтов оценивают молодежь от 18-28, разного пола, с высшим, профессиональным образованием, преимущественно русские.

Десятая часть опрошенной молодежи негативно относятся к представителям других наций и могут входить в различные субкультуры агрессивного толка, наподобие скинхедов, а также провоцировать националистические настроения среди молодежи.[4] Особенности эмоционального отношения к национальной нетерпимости, заключается в том, что 37 % молодых респондентов не осуждают подобное отношение, что является на наш взгляд, пессимистичным показателем, не способствующим улучшению взаимоотношений национальных представителей в регионе. Для выявления социальных факторов, обуславливающих риск экстремистских настроений молодежи, представим модель, полученную с помощью регрессионного анализа данных социологического исследования.[5] Данный анализ позволил выделить переменные, с разной степенью значимости связанные с увеличением шансов попасть в группу молодежи с толерантным отношением к другим национальностям, а также провоцирующих противоположное отношение, способствующее экстремизму. Так, способствует толерантному отношению комплекс социальных факторов, среди которых важными оказались такие ценности как, духовность, нравственность, уважение, любовь, гордость за свою страну, ощущение своей необходимости.[6] Ряд показателей социально- экономического благополучия могут провоцировать рост националистической неприязни, экстремизма, среди них: потеря стабильности и невозможность ее прогнозировать; бедность, низкий уровень жизни; трудности с получением образования; алкоголизм. С другой стороны материальный достаток, здоровье, на уровне тенденций более благоприятен для формирования толерантного отношения. [7]Наиболее опасными факторами, провоцирующие националистические настроения оказались пропагандистские мероприятия экстремистского толка (ущемление прав из-за национальности, религиозных взглядов, пропаганда фашизма, экстремистские акции, шествия и поджоги) вызывают самые большие шансы увеличить антитолерантные, экстремистские взгляды молодежи относительно представителей других наций.

СПЕЦИФИКА МЕЖКУЛЬТУРНОЙ АДАПТАЦИИ

ИНОСТРАННЫХ СТУДЕНТОВ ЗА ГРАНИЦЕЙ

–  –  –

Проблема межкультурной адаптации в условиях мультикультурального социального пространства в последние десятилетия становится все более актуальной в связи с расширением экономического, социального и культурного поля взаимодействия.

Это дает больше возможностей для изучения культур и, в целом, антропологического и социального пространства других стран.

Особенный интерес в исследовании взаимодействия культур представляет изучение студенческой молодежи, а именно, стратегий поведения молодых людей в поликультурном социальном пространстве. Сегодня практика международного сотрудничества, рост числа и популярности программ студенческого обмена и стажировок говорят о массовом характере процессов, связанных с социальной мобильностью и наращиванием социального капитала.

Вузы во всех странах стремятся к привлечению все большего числа иностранных студентов. Такие факторы, как интеграция в систему высшего образования, эффективность учебной деятельности, успешное социальное (а в данном случае, межкулльтурное) взаимодействие в академической, социальной и культурной средах являются основополагающими в изучении проблем социокультурной и академической адаптации студентов, проходящих обучение за границей. Эффективность механизмов управления научноисследовательской и академической активностью студентов, мотивирующие аспекты академической деятельности, способствующие сглаженной адаптации в непривычных условиях взаимодействия, заслуживают внимания исследователя в рамках изучения феномена «адаптации». В рамках глобализации информационного и образовательного пространств в борьбу за привлекательность вступают университеты всего мира, пытаясь занять высшие ступени в рейтинге мирового научного сообщества. В подобных условиях постоянно существующей конкурентной борьбы студенты вынуждены адаптироваться к специфике выбранного ими университета и новой среды, в целом. Стереотипическое восприятие новой среды не позволяет полноценно реализовать «новичку» свои возможности и ограничивает его адаптивные способности. Поэтому выход за границы привычного и традиционного представления о негативных сторонах культур тех или иных стран/народов может являться одним из условий сглаженной адаптации.

Важно отметить, что не существует общего для всех «правила» успешной адаптации:

подготовка к этому этапу «жизненного сценария» человека является, в большей степени, освоением теории, нежели практических навыков. Это связано с особенностями субъективного восприятия, жизненных возможностей, социального капитала и изначально сложившихся условий первичной и вторичной социализации. В процессе социального познания формируется ряд представлений о «должном» и задаются критерии оценивания реальности. Учитывая, что автоматический перенос социальных практик и навыков, которыми человек владел в географическом и социальном пространстве родной страны, на пространство инокультурной среды невозможен, происходит деформация привычных образцов восприятия, что влечет соответствующие трудности в оценке и регулировании своего поведения в новых условиях. Действительно, в условиях открытых границ реальность предоставляет возможности для взаимодействия, взаимообогащения культур и традиций. Успех этого взаимодействия определяется множеством факторов. Не следует забывать о стрессовых состояниях, обусловленных переживанием непредсказуемых и неожиданных ситуаций, сила которых зависит от накопленного социального опыта конкретного индивида. Отсутствие социальной и психологической напряженности является одним из оптимальных условий успешной адаптации, социального и культурного обмена между представителями двух (и более) общностей. Изучение предпосылок и механизмов, условий и агентов адаптационного процесса, влияющих на его эффективность, позволит подойти к решению и оценке проблемы межкультурной адаптации с более объективных позиций.

Важно понять не только специфику, но и общие механизмы адаптационного процесса в инокультурной среде, участником которого становится студенческая молодежь. Исследование стратегий успешной адаптации на примере одной из самых привлекательных для иностранных студентов стран, а именно, Германии, позволяет вести речь об исследовании механизмов адаптации и особенностей социокультурного взаимодействия не только на уровне общностей и групп, но и на уровне социальных институтов. Опыт и практика международного сотрудничества ставит немецкую академическую систему в один ряд с наиболее конкурентоспособными образовательными системами США и Англии. Поэтому возможность комплексного эмпирического исследования проблемы социокультурной адаптации иностранного студенчества в поле немецкой системы обучения (а именно, на площадке Университета Дуйсбург-Эссен) представляет особую практическую ценность. Вопрос о преемственности механизмов и инструментов регулирования не только академической, но и социальной жизни иностранных студентов является актуальным для российской реальности. Достижение европейского уровня в организации процесса обучения студентов является одним из условий привлекательности системы высшего образования для иностранных студентов. Особого внимания заслуживает разработка системы организованной помощи международным студентам, приезжающим на обучение в Россию. Германия, в этом смысле, является образцом системного подхода в оказании такого рода поддержки. В данном контексте, выход Российской системы образования на международный уровень стал бы перспективным продолжением процесса интеллектуальной интеграции России в Европейское сообщество. Основу представленной работы составляют результаты социологического исследования по специфике адаптации иностранных студентов в Университете Дуйсбург-Эссен (Германия).

В исследовании приняли участие студенты, приехавшие в университет по программам «Эразмус», «Двойные дипломы» и самостоятельно. Срок проведения исследования – с окт. 2011г. по март 2012 г. Автором рассматривается специфика адаптационного процесса иностранных студентов с разных сторон, принимаются во внимание не единичные аспекты жизнедеятельности визитера за границей, а их комплексное воздействие на его мироощущение и социальные (в первую очередь, адаптационные) навыки. Основной задачей практического исследования адаптационного поведения визитеров за границей является выявление способности (или отсутствие ее реализации) к грамотному распоряжению различными видами капитала (социального, интеллектуального, культурного) в новой социокультурной среде. Ставится вопрос о том, в каких сферах жизнедеятельности в условиях адаптации студенты чувствуют себя наиболее уязвимо, а какие не представляют для них особых сложностей и не требуют усилий по разрешению «внутреннего конфликта». Важным аспектом в анализе поставленной проблемы является временная переменная: стадиальность адаптационного процесса, изменение его интенсивности в зависимости от продолжительности пребывания новичка за границей. В ходе работы выработана система практических рекомендаций по оптимизации адаптационного процесса, обеспечивающих эффективность последнего в рамках российской действительности. А именно, речь идет о принятии существующих в Европе (на примере немецкого университета) моделей адаптационной политики иностранных студентов на уровне вуза, в частности, международного отдела.

В частности, речь идет о:

- предоставлении бесплатных языковых курсов для совершенствования навыков владения иностранным языком; - проведении мероприятий, организованных совместно с студенческими организациями, преподавательским составом университета и сотрудниками международного отдела, направленных на поиск «общего языка» с принимающей стороной. - организации ознакомительных курсов (пример Германии – Orientirungs Woche) по особенностям устройства и функционирования принимающего вуза и его отдельных подразделений; правила регистрации и пользования библиотечным фондом; запись на спортивные секции и проч. организации работы и обновлении информационного содержания официального сайта университета, ориентированного на иностранных студентов со знаниями различных иностранных языков.

- создании клубов по интересам и совместных поездок иностранных студентов с принимающими (местными) студентами для установления контактов и совершенствования взаимодействия между ними и интеграции в принимающее общество. - организации специализированных тренингов и групп (социальной работы) по сопровождению визитеров и разрешению жизненных проблем иностранных студентов ориентированы на снижение адаптационных трудностей и совершенствованию адаптационных стратегий иностранцев. На основе прикладного исследования выявлена зависимость успешности адаптации визитеров от возможности распоряжения определенными видами капитала и способностью реализации целей посредством имеющихся и наработанных ресурсов.

Чем больше открытость и стремление к преодолению проблемных ситуаций и трудностей, чем выше мотивация к поиску «союзников» и помощников в разрешении проблемных ситуаций, чем выше границы открытости к принимающей среде, тем одновременно выше возможность наращивания социальных связей, приобщения к неформальной и формальной среде взаимодействия, к мотивации в освоении академических знаний – наращивании интеллектуального капитала. Таким образом, чем больше возможностей для самореализации готов предоставить себе иностранный студент, чем выше степень его открытости и восприимчивости к новой среде и обществу, чем выше его готовность и настрой быть успешным и эффективно соединять повседневную деятельность и взаимодействие с академической средой, чем в большей степени он будет заинтересован найти выход из проблемных ситуаций, обращаясь за помощью и поддержкой, тем эффективнее и «сглаженнее» будет осуществляться его адаптация в новых условиях и тем быстрее он добьется комфортного функционирования в созданных им же самим условиях. Автором были определены группы студентов – представители разных стран, частота столкновения с проблемными ситуациями и интенсивность переживания трудностей у которых оказалась выше, чем у остальных испытуемых: преимущественно, это визитеры из стран Азии и ближнего зарубежья. В случае с первыми наблюдается значительный разрыв в академическом и культурном планах (различия Европейской и Азиатской культур и академических систем), в частности, установках и менталитете участников исследования. Для представителей стран ближнего Зарубежья и России характерным отличием от европейской студенческой молодежи стало отсутствие высокого уровня мобильности и гибкости в приобщении к немецкой среде. Степень географического разрыва, безусловно, также оказалась значима для представителей стран Азии и России. В ходе исследования была изучена специфика различных сфер адаптационного процесса (социальной, культурной, языковой, академической) с позиций применения различных методов исследования (глубинные интервью, анкетный опрос, экспертное интервью, метод «дневниковых записей»). Комплексный подход в исследовании позволил дать объективную оценку проблеме адаптации иностранных студентов. Наиболее результативной и информативной имеет смысл считать качественную методику исследования, раскрывающую более глубоко обобщенные фрагменты адаптационного процесса (по данным анкетного опроса). Также, были разработаны практические рекомендации Международным Отделам университетов по организации работы с иностранными студентами в рамках снижения дискомфорта адаптационного процесса. В частности, были выявлено: 1.Критерии адаптированности, включающие в себя самочувствие студентов, достижение поставленных целей, временные затраты, были полностью достигнуты на стадии вторичной адаптации (к концу учебного семестра).

2.Имевшиеся и наработанные ресурсы, такие как:

коммуникативная компетентность (сохранение прежних, домашних + наращивание новых социальных связей), интеллектуальный капитал (в виде академических квалификаций и знаний), культурный капитал (результат приобретенных знаний о принимающей культуре) имели развитие и совершенствование. В итоге исследования можно констатировать преимущество качественного метода исследования феномена адаптации студентов по отношению к количественному.

Содержательные аспекты адаптации, описанные иностранными студентами вне рамок вопросов анкеты подразумевают более детальные ответы, большую открытость и рефлексивную составляющую. Ценность комплексного исследования подтверждается набором инструментов, позволяющих произвести многосторонний «замер» адаптационных трудностей и выявить стратегии успешной адаптации. К подобным стратегиям следует отнести следующие: 1. Четкие формулировки ожиданий по отношению к поездке. Как правило, для ребят, чьи установки четко оформлены, результативность адаптации и мотивация к преодолению трудностей выражена в большей степени, нежели у «сомневающихся». 2. Открытость к внешним факторам и стремление найти решение проблем – успешный психологический механизм, формирующий адаптационный успех. 3. Действенная поддержка со стороны принимающего общества в лице сверстников, кураторов программ обучения, сотрудников международного отдела принимающего университета – те инструменты, которыми не должен пренебрегать «новичок»; те механизмы, которые должны быть анонсируемыми для приезжих иностранцев. Для этого необходимость создания унифицированных источников ознакомления/ получения/ пополнения информации представляется крайне значимой. В результате проведенного исследования «социокультурная адаптация» может быть определена как процесс гармоничного вхождения индивида в поле социальных, культурных, академических практик, сопровождающийся активным применением имеющихся ресурсов с целью наращивания, использования, трансляции социального, символического, интеллектуального капиталов для достижения успешного функционирования адаптанта в условиях новой среды. Итогом адаптации будем считать «социальную адаптированность» - как результат успешного прохождения адаптационного процесса, связанного с разрешением адаптационных трудностей, посредством эффективного использования ресурсов. В качестве итога работы отметим, что, в целом, внимание многих ребят при ответе на вопросы было сфокусировано, преимущественно, на академической сфере жизни за границей, в возможность укрепления социальных связей именно в рамках учебного процесса (как со студентами, так и с преподавателями) стало для них ценной возможностью нарабатывания социального капитала. Интенсивность взаимодействия европейских и не-европейских (русских, азиатских, ближневосточных) студентов крайне различна. Наибольшую степень интеграции в немецкое сообщество показали студенты из Европы, тогда как для русских, восточноевропейских, азиатских и ближневосточных визитеров процесс вхождения в новую среду был связан со сложностями, прежде всего, культурного и ценностного характера. Представители этих стран больше проявляли «групповую»

идентичность, взаимодействуя, преимущественно, в среде «своих», тогда как для европейских студентов процесс включения в новое социальное и коммуникативное пространство был сопряжен с личными и эмоциональными аспектами, а не с культурными и символическими атрибутами среды. Для всех респондентов ближайшее окружение (сверстники) и кураторы программ стали основным источником помощи в решении проблемных ситуаций, как и на этапе первичной адаптации. Для большинства респондентов на втором и третьем этапах исследования (в отличие от этапа первичной адаптации) наиболее проблемной оказалась «целевая» сфера активности – академическая; языковые барьеры были также отмечены как один из факторов затрудненной адаптации. Уровень языковой компетентности (владение иностранным языком), по оценкам большинства респондентов, повысился: мотивационная компонента обучения играет для них решающую роль не только в изучении языка, но и в организации своего обучения. Фактор самостоятельности и стремление к расширению спектра социальных контактов для многих респондентов (европейцев, в частности) послужил стимулом к активному включению в коммуникативную, социокультурную среду принимающего общества. Респонденты указывают, что культура принимающего общества является ценной частью его жизни именно с точки зрения особого образа и ритма жизни, отношения ко времени и организации своего досуга и работы

– уходя от общих качеств, присущих немецкому обществу, в целом, и указывая на черты/свойства личности отдельных его представителей, с которыми им удалось наладить контакты. Традиционность и нормы жизни Германии для многих студентов оказались связаны с особым отношением немцев к своей жизни и жизни своей семьи; при этом, четкая разграниченность жизненных «зон» была признана респондентами ценным свойством и важной частью ментальности немецкого народа. В целом, действие административных структур (в частности, Международного Отдела и отделов по работе со студентами) оказалось для студентов менее привлекательным и полезным, чем взаимодействие с коллегами и наставниками.

Ценность межличностных отношений для многих ребят была связана с особенностями их культуры и социального окружения на родине.

Для одних это послужило стимулом к сплочению с европейским сообществом, для других – с представителями своей культуры. При этом все участники выразили искренний интерес и надежду на возможность успешной адаптации и включение в полноценную жизнь в Германии. Опыт эффективной работы Международного отдела с иностранными студентами является залогом привлекательности российского образования и повышения его конкурентоспособности на международной арене, а также способствует расширению и углублению научного сотрудничества, формированию устойчивых партнерских связей в академической среде.

«ПРИМОРДИАЛЬНЫЙ КОНСТРУКТИВИЗМ» ТЕОРЕТИКО –

МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ФОРМИРОВАНИЯ

ЭТНОС.

–  –  –

Предметом данной работы является исследование характера этноса, с одной стороны, как примордиального явления, а с другой стороны делается попытка его анализа как конструируемого феномена в рамках концептуального рассуждения о примордиальном конструктивизме, который рассматривает процессы формирования примордиального представления на основе субъективного восприятия. Принимая во внимание основы сравнительного анализа западного подхода к проблеме ethnicity с российским подходом можно сформулировать некоторые выводы. В рамках конструктивизма Ф. Барт представляет «ethnicity» как когнитивный феномен, который является результатом демаркации, складывающейся в результате взаимоотношения с другими группами.

Основным критерием формирования этнической границы выступают самокатегоризация и категоризация других, в изменяющейся социальной обстановке [6]. В российской науке для исследования феномена этнического взаимодействия используется термин «этничность». По В. Тишкову – этничность яввляется формой социальной организации культурных различий. Здесь понятия «вера»

и «культура» переплетаются в рамках «наша культура». То есть без веры, культура не играет отличительной роли [4, с.99]. В связи с этим, нужно анализировать концепты этнического самосознания, с которым этнос приобретает свою сущность, учитывая важность влияния веры. В российской науке, феномен «этнос и этническое самосознание» представлен работами Ю.В. Бромлея, Н.Н.

Чебоксаровой, В.И. Козлова и др и рассматривается как устойчивая совокупность людей, обладающих общими, относительно стабильными особенностями. В рамках этого определения основное внимание уделяется вопросам объективных признаков этноса и формирования сущности этнического самосознания как явление вторичное, но имеющее решающие функции [1, c.16-27].

Сформировалось два противоположных подхода к проблеме формирования этнического самосознания.

С одной стороны, этническое самосознание предстает как феномен, который отражает ряд объективных признаков этнической общности, с другой стороны, этническое самосознание кристаллизуется в результате субъективного мышления [2,c.13-23]. На основе двух противоположных направлений в проблеме формирования этнического самосознания мы вводим концепт «примордиальный конструктивизм» [3], который, учитывая интерактивность этих двух противоречивых этапов формирования сознания, акцентирует внимание на субъективных аспектах и их реформирование в объективное представление. Несмотря на то, что ядром примордиального конструктивизма является рассмотрение процессов кристаллизации субъективного мышления и формирования самоидентификации, в фокус его внимания попадают также факторы, влияющие на эти процессы. Во-первых, основой примордиального конструктивизма является анализ социального действия. В процессе исторического развития общества на каждом его этапе возникают новые формы социальных действий, оказывающие влияние на субъективное мышление, что в свою очередь ведет к изменениям в социальном восприятии и идентификации.

Мы рассматриваем следующие формы социального действия:

иммиграции, катастрофы, оккупация (колонии управления), открытия, производство, изменение формы торговли и торговых отношений и т. д. В результате социальных действий в обществе появляются новые политические структуры, изменяется юридический статус, возникают новые интересы, социальные группы, социальные конфликты и т. д. В рамках изменяющегося социального окружения, с целью выживания формируются новые социальные группы, объединенные представлением коллективной судьбы и общей идентификацией, через которые люди приобретают «самосознание». Это первичный этап самосознания. Самосознание является необходимым предусловием примордиального конструктивизма. На этом уровне, основная структура субъективного мышления начинает формироваться в рамках социального действия.

Проблема кристаллизации субъективного мышления вводит другое необходимое предусловие примордиального конструктивизма – формирование примордиального представления.

Во-вторых, согласно примордиальному конструктивизму, следующим этапом является формирование «примордиального представления». Параллельно с переформированием социальной структуры возникают новые социальные условия и социальные нормы, образующие основу формирования социальных символов и традиций, которые после многочисленных повторов получают признание общества и воплощаются в социальных институтах.

Новые поколения, родившиеся в этом социальном окружении, завершают свою социализацию в рамках новых социальных символов. Таким образом, в процессе социализации у личности формируется врожденное представление идентичности с новыми социальными символами, которые пробуждают врожденное (примордальное) представление (ощущение «мы»). Таким образом, люди, родившиеся в новых традициях, будут отличаться от предыдущих поколений этими приобретёнными традициями, врожденным представлением. В итоге, общество не только приобретает новую структуру и новые социальные институты, но также в результате социализации укореняется сознание группового единства, сопровождающие образование основы другого необходимого предусловия примордиального конструктивизма «увеличенного самосознания». Согласно примордиальному конструктивизму, ядром этноса является самосознание.

Самосознание (возрождение старых представлений в новых формах или формирование новых значений) как явление возникает в результате кристаллизации субъективного мышления на основе объективных фактов и укореняющегося в результате социализации.

Иными словами, можно утверждать, что, создавая свою объективную реальность, социальное действие оказывает влияние на формирования группового самосознания. Так, благодаря созданию самосознания, группа устанавливает отношения с имеющимися социальными маркерами в рамках «наши». То есть, социальные маркеры принимают этническую форму в процессе осознания групповой принадлежности. Необходимым условием закрепления группового самосознания является институционализация объективной реальности, которая постоянно возрождается в новых поколениях и предает новым поколениям врожденное представление.

В то время как внутренняя гомогенизация увеличивается благодаря социальным символам и традициям, которые воздействуют на формирование ощущения группового единства, взаимодействие между группами также усиливает групповое самосознание. До этого момента мы рассуждали о проблеме формирования группового сознания. Хотя все эти процессы объясняют формирование группового сознания, они недостаточны для образования этноса. Самым последним необходимым предусловием примордиального конструктивизма является процесс слияния группового сознания с этнонимом (создается новый этноним или старый этноним приобретает новые значения). Можно заключить, что самым важным элементом этноса является самоидентификация, которая позволяет одной группе, имеющей свои особенности, отличаться от других. Без этнической самоидентификации группа не может принять форму этноса, она останется субкультурой. В итоге этого теоретического рассуждения, можно заключить, что этнос является конструируемым явлением на основе примордиального мнения. Он принимает свою форму в результате естественных процессов или может искусственно формироваться.

Литература

1. Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии.M.:

«Наука», 1981.

2. Колпаков Е,М. Этнос и этничность// ЭО. –М., 1995. № 5.

3. Тезич М.Дж. «примордиальный конструктивизм» как теоретико-методологическая основа исследования этнической идентичности// Социологическая методология- от теории к практике сборник научных статей по итогам II ежегодной социологической школы. Под ред. Бороноева А.О. –Спб, 2012. (в печатании)

4.Тишков В.А. Реквем по этносу: исследования по социально-культурной антропологии. –М. :Наука, 2003.

5. Appadurai A. ‘Disjuncture and Differences in the Global Cultural Economy’. Modernity at Large Cultural Dimensions of Globalization. University of Minnesota Press., 2003.

6. Barth, F. Ethnic groups and boundaries the social organization of culture difference. Boston: Little Brown., 1969.

7. Banks М. Ethnicity: Anthropological Constructions.

Routledge., 1996.

ВЕЛОТУРИЗМ КАК ФАКТОР РЕКОНФИГУРАЦИИ

СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА САНКТПЕТЕРБУРГА

–  –  –

Туризм как особый род досуговой деятельности принято считать одним из важнейших факторов как социальноэкономического, так и социокультурного развития. Вместе с тем, международный туризм зачастую выступает в качестве агента закрепления неравенства, существующего в пределах миросистемы, и тем самым способствует росту экономических, экологических и культурных рисков. Однако между туризмом как индустрией и туризмом как практикой необходимо проводить определенные различия, особенно учитывая, что в последнее время мы можем наблюдать рост популярности так называемого «дикого», а также экологического или поддерживающего туризма. Данные туристские практики отличает отказ от традиционных услуг, предлагаемых индустрией туризма, и стремление либо к новым моделям взаимодействия с принимающей стороной (в случае поддерживающего туризма), либо к самостоятельному их конструированию. В последнем случае особенно важным является рассмотрение внутреннего, локального туризма. Понятие «туризм»

имеет множесттво определений, но даже будучи рассмотрено с противоположных точек зрения – с одной стороны как «профанная», а с другой – как сакральная практика, – оно остается неразрывно связано с идеей различения. Так, туризм может пониматься как ритуальная практика религиозного рода или феномен массовой культуры, но в обоих случаях, по словам Дж. Урри, туристское созерцание конструируется через различие [1, 124]. Таким образом, туристские практики исторически и культурно обусловлены, но они всегда являются отражением процессов, характеризующих современное им общество.

В связи с этим, рост популярности самостоятельно конструируемого туризма не случаен – он явно является ответом на вызовы виртуализации, стандартизации, акселерации и других процессов, которые Т.Х. Эриксен называет в числе ключевых оснований, по которым может быть охарактеризована глобализация как неотъемлемая часть современности [2]. В качестве примера локально ориентированного туризма, характеризующегося самостоятельным конструированием, нами был рассмотрен велотуризм, активно развивающийся в СанктПетербурге в последние годы. В качестве гипотезы было выдвинуто предположение о том, что велотуризм как туристская практика, конструируемая в условиях отсутствия велоинфраструктуры, обладает большим потенциалом по переосмыслению и освоению имеющегося пространства на новых позициях. Объектом исследования выступали велообъединения Санкт-Петербурга (понимаемые как устойчивые группы, сформированные на основе общего интереса (к досуговому использованию велосипеда), подкрепляемого регулярным взаимодействием в процессе совместной досуговой деятельности). Предметом исследования стали велопрактики (досуговое использование велосипеда в рамках велообъединений) и их сопряженность с иными видами социальных и культурных практик. Исследование велотуризма представлялось актуальным с двух точек зрения: Во-первых, изучаемые группы и осуществляемые ими досуговые практики представляют собой основу для формирования сообщества по интересам, приобретающего форму сетевого единства. Процесс формирования социальных сетей в контексте социокультурной динамики современного мира представляет собой один из самых важных аспектов развития современного общества. Именно подобные сообщества «профессионалов», объединенные устойчивым взаимодействием в сфере своих интересов, задают динамику инновационных процессов. Во-вторых, изучение данной темы актуально и с чисто прикладной точки зрения – в связи с разработкой проекта по развитию велоинфраструктуры, реализуемой в настоящий момент администрацией города. Успех и эффективность этого проекта во многом зависят от учета опыта инициативных сообществ города, чьи участники конструируют аналог отсутствующей велоинфраструктуры в процессе своих досуговых практик. В ходе исследования были выделены следующие характеристики велотуризма как досуга, имеющего туристскую специфику и осуществляемого в городской среде Санкт-Петербурга и его пригородов. 1) Открытость (это характерно как для велообъединений, доступ в которые открыт для любого заинтересованного, так и для пространства города, с которым велообъединения взаимодействуют на различных основаниях (это участие в городских мероприятиях, организация новых веломаршрутов, пешие прогулки, посещения музеев, выставок, кинотеатров и т.д.) 2) Гибкость, выражающаяся в отсутствии заданных велодорожками маршрутов и четкой формулировки ПДД относительно велосипедистов. Это предполагает большую рефлексивность велосипедистов на дороге, «лиминальность» их положения как обладателей двойного статуса (имеющих возможность передвигаться как по проезжей части, так и по тротуару). Гибкость способствует:

- установлению более плотной коммуникации в городском пространстве, - демонстрации альтернативных моделей освоения городского пространства, плюрализации и формированию большей терпимости к различиям.

3) Многообразие, характеризующее цели и формы практик, реализуемых велообъединениями:

- познавательные (велопоходы, имеющие целью посещение уникального объекта, имеющего природное или историко-культурологическое значение) - спортивные (пробеги, марафоны, длительные велопоходы) - досуговые (выезды на природу с целью отдыха, включающего подвижные игры, организацию лагеря, т.е. туристские практики) На основании данных характеристик были сделаны следующие выводы: Во-первых, велопрактики отличает плотная встроенность в пространство (как физическое – осуществление практики в любых погодных условиях, подчинение ландшафту; так и культурно-историческое – внимание к объектам разного уровня, посещение значимых для Петербурга мест и объектов, память о ключевых для петербургской идентичности исторических событиях).

Во-вторых, велопрактики отличает многообразие, выражающееся в разной целевой направленности мероприятий в рамках велообъединения (равное внимание к парадным достопримечательностям и маргинальным объектам, использование разного транспорта и его комбинаций) и мотивационных характеристиках его участников (ориентация на спортивные достижения, тренировку сил, посещение памятников природы и культуры, общение). В-третьих, велопрактики характеризует плотно межличностное взаимодействие, включающее в себя как связи внутри велообъединения, так и связи с широким кругом лиц вне него (членами смежных досуговых групп, местными жителями, случайными встречными, участниками посещаемых мероприятий). Это позволяет говорить о том, что отсутствие велоинфраструктуры, групповая форма организации велопрактик и специфика велосипеда как транспортного средства способствуют формированию велотуризма как особого способа освоения и конструирования городского пространства. Это, в свою очередь, позволяет рассматривать его в качестве фактора реконфигурации социокультурного пространства Санкт-Петербурга.

Литература

1. Черняева Т.И. Туристическое потребление:

стандартизация впечатлений// Журнал социологии и социальной антропологии. Том XII. №3. 2009

2. Eriksen T.H. Globalization: The Key Concepts. – Oxford, New York: Berg, 2007

СОЦИАЛЬНЫЕ МЕДИА КАК ИНСТРУМЕНТ

ФОРМИРОВАНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

–  –  –

Сегодняшние средства массовой информации представляют собой результат прогресса информационно-коммуникационных технологий. Традиционные СМИ находятся в состоянии, который Е.Л. Вартанова называет дигитализацией или цифровизацией,– это процесс перехода средств массовой информации в цифровой (электронный) формат [7]. В результате этого процесса Интернет становится особым информационным коммуникационным пространством, в котором медиапродукты благодаря цифровому формату способны преодолеть традиционные «ограничения» СМИ.

Медиапродукт напрямую выходит к своей аудитории, распространяется автоматически благодаря цифровым технологиям – собственным сайтам, «живым» журналам, блогам, страничкам в социальных сетях, задействуя сразу несколько из перечисленных инструментов. В итоге, можно говорить о существовании новых медиа, под которыми мы понимаем совокупность социальных медиа, использующих технологии Web 2.0, позволяющих создавать и обмениваться контентом (от англ. content – содержание), аппелируующим к чувству принадлежности к определенным сообществам или группам по интересам. Для таких медиа отсутствуют понятия времени и редакции. Если ранее, чтобы опубликовать какой-либо материал, необходимо было потратить время на подготовку, печатание материалов, то сейчас рамки времени значительно сократились, материал становится актуальным здесь и сейчас; редакция для социальных медиа также не столь важна, т.е.

контент становится продуктом, коллективно создаваемым:

пользователи могут делиться своими мнениями, опытом, знаниями, новостями, фотографиями, видео- аудиозаписями и ссылками, формируя вокруг себя интерактивный культурный интерфейс.

Основные конкурентные преимущества социальных медиа – это доступность информации, минимизация персонального пространства, отсутствие пространственных ограничений, оперативность и мобильность [4]. Если вспомнить, с чего началась эра социальных медиа, то можно взять за основу появление в конце 70-х электронных досок объявлений. После появились интерактивные информационные сервисы – CompuServe (система, предоставляющая спектр услуг, в том числе доступ к информационной базе Службы внутренних доходов США – Авт.) и Prodigy (он-лайн программа, предлагающая абонентам доступ к новостям, играм, опросам, услугам магазинов, промо-акциям и др.

– Авт.), а затем более известные – ICQ (централизованная служба мгновенного обмена сообщениями в Интернете – Авт.), Internet Relay Chat (IRC – сервис, созданный для группового общения в режиме реального времени через личные сообщения и обмен данными, в т.ч. файлами – Авт.). Сайты знакомств стали первыми социальными сетями, они позволили создавать персональные учетные записи с юзерпиками (от англ. «user picture» – «картинка пользователя» – графическое представление пользователя), впоследствии – аватаркой или аватарой (от англ.



Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |

Похожие работы:

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК 316.4(476)(082) ББК 60.524 (4 Беи)я431 С69 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор Л.Е. Криштапович, доктор социологических наук, профессор...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Социологическое общество им. М. М. Ковалевского Материалы Всероссийской научной конференции X Ковалевские чтения Россия в современном мире: взгляд социолога 13-15 ноября 2015 года Санкт-Петербург ББК 60.5   УДК 316        Д 37    Редакционная коллегия:    А.О. Бороноев, докт. филос. н., проф.,   В.И. Дудина, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, канд. социол. н., проф.,   Ю.В. Веселов, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф.,  ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Уральское отделение Российского общества социологов ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина» Институт государственного управления и предпринимательства Кафедра социологии и социальных технологий управления Высшая инженерная школа Памяти профессора Валерия Трофимовича Шапко посвящается АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ МОЛОДЕЖИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ Материалы международной конференции Екатеринбург, 28 февраля 2014 г. Том I...»

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.