WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 33 |

«Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, ...»

-- [ Страница 28 ] --

Друзья (1994) 5. Теория большого взрыва (2007) 6. Во все тяжкие (2008) 7. Правосудие Декстера (2006) 8. Побег (2005) 9. Как я встретил вашу маму (2005) 10. Плохие/Отбросы (2009) Сделав сравнительный анализ этих телесериалов, можно увидеть что общего в этих самых популярных кинопроизведениях есть, и чего нет в не самых известных сейчас сагах, таких например как «Американская история ужасов». Абсолютно в каждом телесериале из перечисленных, имеется уникальный персонаж. Он может быть единственным главным героем или разделять этот титул с другими, но его наличие неоспоримо.

Этот персонаж уникален, прежде всего, своим взглядом на мир, отличным от взглядов других персонажей сериала, а так же своим поведением, причём всегда это поведение эксцентрично и выходит за рамки нормы, в некоторых сериалах это поведение фактически незаконно (Плохие, Во все тяжкие). Сам персонаж резко выделяется на фоне остальных (или большинства остальных) не только чертами характера, зачастую гипертрофированными (чрезмерный рационализм, глупость, похотливость) но иногда и физически (карликовый рост, неоперабельная стадия рака). Этот человек по своей натуре смесь положительных и отрицательных черт (что в определённой среде называется «плохороший»), причём существуют несколько серий (либо весь сериал может быть этому посвящён) которые раскрывают эту отрицательную черту персонажа и представляют её в кульминации как следствие хороших намерений (производство наркотиков и жадность на благо семьи; убийство ради брата; подлое поведение на вечеринке чтобы отпугнуть поклонников от девушки своего друга). И главное, что в каждом сериале этот персонаж направлен на преодоление существующих норм, своего рода бунт.

Весь сюжет сериала основан (иногда полностью, иногда частично) на этом персонаже. Их поведение никак не осуждается, а скорее даже преподносится как положительный пример. Вот список персонажей приведённых выше телесериалов, полностью подпадающие под описания этого стереотипа: 1. Тирион Ланнистер (Игра престолов) 2.

Грегори Хаус (Доктор Хаус) 3. Шерлок Холмс (Шерлок) 4. Джоуи Трибиани (Друзья) 5. Шелдон Купер (Теория большого взрыва) 6.

Уолтер Уайт (Во все тяжкие) 7. Декстер Морган (Правосудие Декстера) 8. Майкл Скофилд (Побег) 9. Барни Стинсон (Как я встретил вашу маму) 10. Нейтан Янг/Руди Уэйд начиная с третьего сезона(Плохие/Отбросы) Таким образом, можно сделать вывод, что наиболее популярные западные сериалы содержат и распространяют в себе своего рода поощрение «выхода за рамки», «борьбы с системой», «плохорошести» (можно также интерпретировать этот посыл как «все средства хороши») а так же «уникальной, выделяющейся, эксцентричной личности» и именно эти нормы привлекают внимание современной молодёжи, как в России, так и на Западе. На мой взгляд, такой набор посылов вполне объясним спецификой аудитории и нашего современного общества.

Капиталистическое общество потребления пропагандирует уникальность каждой личности, что и выливается в чрезмерную уникальность этих персонажей. Далее «все средства хороши», тоже можно объяснить капиталистическим типом отношений в странахпроизводителях сериалов, то есть это норма призывает добиваться своей цели во чтобы то ни стало и не смотря ни на кого. И наконец «бунт», «выход за рамки» объясним молодостью аудитории, стремящейся к эмансипации, к своему освобождению. Хороши эти нормы для нашего общества или плохи – совершенно другой вопрос.

Примечательно, что количество телесериалов содержащих как основу для сюжета подобные стереотипы персонажей в последнее время увеличивается (Сообщество, Уилфред), в то время как ещё в середине 90-ых таковых телесериалов практически не было. Но если этот стереотипный персонаж придаёт такую популярность, почему его не используют в других проявлениях массовой культуры? Вероятно, причиной тому является специфическое отличие телесериала от фильмов, театральных постановок и т.п. (Хотя и тут можно найти такого персонажа как «Шерлок Холмс» от режиссёра Гая Ричи). А именно то что сериал гораздо длиннее любого фильма, и таким образом зритель способен глубже проникнуться преподносимым ему миром, крепче сжиться с этим стереотипным персонажем. Имея в наличии ресурс времени, телесериалы способны детально создать свой мир и своего уникального персонажа, в отличии от своего более динамичного конкурента, фильма. Впрочем, это всего лишь предположение. В заключение хотелось бы сказать, что естественно популярность сериала зависит не только от наличия подобного стереотипного персонажа, классические критерии качества фильмов как сюжет и подбор актёров никто не отменял. Но, тем не менее, наличие в подавляющем большинстве популярных у молодёжи сериалов (и реже фильмов или игр) норм «уникальности», «выхода за рамки», «плохорошести» и «бунта» всё же имеется, и уже успело превратиться в тенденцию.

Литература

1. Попова Л.О., Ромах О.В. Феномен телевизионных сериалов в современной массовой культуре. Электронное издание Аналитика Культурологии Выпуск 3 (12), 2008

2. И. А. Полуэхтова. Динамика российской телеаудитории.

СОЦИС январь 2010

3. http://romir.ru/studies/366_1342468800/ (дата обращения 04.10.2012 23:33)

ЕВАНГЕЛИЗМ КАК ГЛОБАЛЬНОЕ СОЦИАЛЬНОЕ

ДВИЖЕНИЕ

–  –  –

Глобализация представляет собой симбиоз противоречивых социальных процессов, имеющих множество измерений, включая религиозное. Одним из наиболее динамичных социальных движений глобального характера является евангелический протестантизм, особенно пятидесятничество и неопятидесятничество (харизматическое движение) [1, 15], [2]. По данным ежегодного исследования «Состояния глобальной миссии» оно имеет самый стремительный рост среди христианских конфессий. Ежедневно во всем мире харизматами-пятидесятниками становятся 37 тыс. человек в день. По этому показателю их превосходят только мусульмане (79 тыс. человек в день). Второе место по увеличению численности своего сообщества среди христиан занимает Римско-католическая церковь, которая ежедневно прибавляет 34 тыс. человек. Далее следуют традиционные протестантские церкви, количество прихожан в которых увеличивается на 20 тыс. в день, а затем православные церкви, у которых отмечается ежедневный рост на 5 тыс. человек[3].

Британский социолог ДД. Мартин, который много лет посвятил изучению движения евангелизма, установил, что во всем мире насчитывается по меньшей мере 250 миллионов его сторонников.

Мартин характеризует его как эффективную школу для созидания гражданского общества. Чилийские и южноафриканские данные, полученные социологом, свидетельствуют о том, что обращение в эту религию меняет отношение людей к семье, сексуальному поведению, воспитанию детей и, что самое главное, к работе и экономике вообще. Церкви пятидесятников и общины харизматов создаются и поддерживаются обычными людьми (обычно женщинами), пасторы назначаются из тех же самых людей и не зависят от внешней иерархии. Образ жизни этих церквей создает автономное пространство для тех людей, кто, так или иначе, испытывает его недостаток. Мартин также подчёркивает, что движение евангелизма в целом и особенно пятидесятничество, ведёт свою активную миссионерскую деятельность исключительно мирно: у него нет силового сегмента, и оно не пытается навязывать себя всему обществу [2], [4]. Как отмечает П.Л. Бергер, принятие евангелизма «принесло пользу огромному количеству новообращенных в Восточной Азии (во всех общинах Китая, в Южной Корее, на Филиппинах), на островах Тихого океана, в африканских странах южнее Сахары, (где оно часто переплетается с элементами традиционных африканских религий. Но наиболее замечательный успехов оно достигло в Латинской Америке, где протестантамиевангелистами являются около сорока – пятидесяти миллионов человек, причем большинство из них являются протестантами в первом поколении [4, 8]. Таким образом, евангелическое движение возрастает по всему миру в странах, где этот тип религии был прежде или неизвестен или был очень незначителен. Как считает Бергер, пятидесятничество – это та религия, которая теперь, как некогда в Англии и Северной Америке, учит, выражаясь словами Макса Вебера, «протестантской этике», т. е. воспитывает единственно приемлемую мораль для тех, кто хочет чего-то добиться в начинающуюся эру современного капитализма. Хотя эта разновидность протестантизма явно англосаксонского происхождения (современное пятидесятничество возникло в Соединенных Штатах около ста лет назад), она хорошо приживалась всюду, куда проникала. Для нее не обязательно владение английским языком, а характер богослужения (особенно используемая при этом музыка) позволяет ей прекрасно уживаться с местными традициями.

Однако «дух», который она выражает, обнаруживает абсолютно англосаксонские черты, что проявляется в удачном сочетании личностного самовыражения, равноправия (особенно между мужчинами и женщинами) и способности к созданию добровольных объединений. Таким образом, она облегчает не только социальную мобильность в период становления рыночной экономики (что, конечно, было сутью веберовской концепции), но и фактическое или ожидаемое участие той или иной страны в новой глобальной экономике. Кроме того Бергер отмечает, что лидеры этого движения осознают свою причастность к некоему глобальному движению с растущими контактами между ними (независимо от их гражданской принадлежности к тому или иному государству) и центрами протестантизма, находящимися в Соединенных Штатах [1, 16].

Весьма скромно присутствие евангелического движения Бергер оценивает в Восточной Европе [6, 17]. Это, возможно, связано с тем, что в целом характер религиозных процессов в посткоммунистических странах ему представляется до конца не ясным [5, 9]. Необходимо сказать, что пятидесятничество и неопятидесятничество являются динамично развивающимися христианскими конфессиями современной России.

Пятидесятнические общины, появившиеся в нашей стране в начале ХХ в., в советский период получили характер маргинальных религиозных групп. В настоящее время и консервативные, и реформистские течения в российском евангелизме стали открытыми для сотрудничества с государством и обществом. Следует отметить, что при разработке своей социальной концепции Российский объединённый союз христиан веры евангельской опирался на ключевые моменты «Основ социальной концепции Русской православной Церкви», причём пастор С.В. Ряховский получил на это личное согласие митрополита Кирилла (нынешнего Патриарха) [7]. В силу заметного увеличения количества общин и активной социальной деятельности пятидесятническое движение превратилось в значительную силу в рамках российского гражданского общества. С одной стороны, пятидесятники пытаются найти свое место в рамках русской и других национальных культур, а с другой стороны, идёт процесс формирования патриотических ценностей российского протестантизма [8]. К важнейшим факторам, обеспечивающим динамизм социального движения евангелизма на глобальном и локальном уровнях, относится сетевой принцип его функционирования Модель Г12 (Government of 12) [9].

Литература

1. Бергер П.Л. Введение: Культурная динамика глобализации // Многоликая глобализация / под ред. П. Бергера и С. Хантингтона.

М.: Аспект-Пресс, 2004.

2. Martin D. The Evangelical Protestant Upsurge and Its Political Implications // The Desecularization of the World: Resurgent Religion and World Politics / Ed. by P. Berger. Washington, DC: Ethics and Public Policy Center, 1999.

3. Ковалёва А. В мире растет количество верующих людей и падает число атеистов. URL: http://www.sedmitza.ru/news/2631410.htm (дата обращения: 25.11.2011).

4. Martin D. Pentecostalism: The World Their Parish. Oxford:

Blackwell, 2002.

5. Berger P.L. The Desecularization of the World: A Global Overview // The Desecularization of the World.

6. Berger P.L. Religion and Global Civil Society // Religion in global civil society / Ed. by M. Juergensmeyer. Oxford: Oxford University Press, 2005.

7. Мезинцев Н. Российские протестанты объединяются // НГрелигии. 30.10.2002.

8. Лункин Р. Н. Вероучение и социальная деятельность пятидесятников в России: автореф. дис.... канд. филос. наук. М.: Ин-т философии РАН, 2005.

9. Видение Г12. URL: http://www.g12chita.ru/church/vision.php (дата обращения: 02.10.2011).

О НОВЫХ КОНТЕКСТАХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

–  –  –

Новый экспертный доклад Ernst&Young, основанный на данных Booz & Company, Boston Consulting Group, Fortune 500, American Express, Всемирного Банка, «Успешные люди: признание роли женщин в стимулировании делового и экономического развития», представляется, знаменует некоторую переломную точку в методологическом подходе к анализу факторов глобализации мирового хозяйства [1]. В том смысле, что становление отношений между акторами международного бизнеса призывается исследовать не только на базе парадигмы «хомо экономикус», прагматического интереса, но также национальной идентичности и идеологии, включая гендерный подход. В качестве эмпирической базы проверки гипотезы в первую очередь выбрана сфера спорта. Кроме спорта в докладе также рассмотрена роль женщин в бизнесе и жизни общества в целом. Обозначены задачи, которые еще предстоит решить.

Особенно интересно, что в документе анализируется роль женщин с точки зрения прогнозируемого роста их доходов: в последующие 5 лет доходы женщин выраастут на 5 трлн. долларов США и составят 18 трлн. долларов США. Это почти вдвое превысит ожидаемые темпы роста ВВП Китая и Индии вместе взятых. В отличие от спорта, где все большее количество женщин, добираются до вершины спортивной карьеры, участвуя в Олимпиаде, и, несмотря на прогресс, достигнутый в образовании женщин в США после принятия поправок к законодательству об образовании, известных под названием «Статьи 9», количество женщин, руководящих компаниями из списка Fortune 500, хотя и выросло вдвое за прошедшее десятилетие, составило лишь 3,6% от всех руководителей в 2012 году. Если рассматривать экономику индустриальных стран в совокупности, женщины составляют в ней только 11,1% от всех членов советов директоров, а в странах с активно развивающимся рынком этот показатель не превышает 7,2%. Исследователи говорят, что женщины, занимающие руководящие посты, способны вполне осязаемым образом повысить эффективность организации в значительной степени, поддающейся количественному измерению.

Согласно исследованию проведенному Университетом Пеппердин, рентабельность 25 компаний из списка Fortune 500, которые активнее остальных продвигали женщин на руководящие посты, в среднем превышала рентабельность других компаний из этого списка, работающих в тех же отраслях, на 18-69%. Причем согласно данным организации Catalyst, компании из списка Fortune 500 с наибольшим количеством женщин среди членов совета директоров показывают лучшие результаты деятельности, чем организации, где женщины представлены в совете директоров в меньшем количестве, если сравнивать доходность их акционерного капитала, продаж и инвестированного капитала (53%, 42% и 66% соответственно).

Однако результаты опросов American Express свидетельствуют о неоднозначности полученных данных. Так, в США количество компаний, которыми владеют женщины, растет, но эффективность их работы увеличивается в меньшей степени, что касается как количества работников, так и прибыли. По мнению Booz & Company, около 860 млн. женщин (более 25% всех женщин в мире) либо «не готовы», либо «лишены способности» принимать участие в мировой экономической деятельности. Возраст большинства из них варьируется от 20 до 65 лет. Почти 95% живут в странах с развивающейся экономикой; остальные - представительницы Северной Америки, Западной Европы и Японии. С учетом новорожденных девочек и девочек постарше, которым еще не исполнилось 20, данное количество вырастет в течение следующего десятилетия до миллиарда. Методика анализа, таким образом, сопряжена с Индексом гендерного неравенства (ИГН), который в качестве эксперимента был введен в юбилейном 20-м издании «Доклада о развитии человека» [2].

Новый индекс представляет собой композитный показатель, отражающий неравенство в достижениях между мужчинами и женщинами в трех измерениях:

репродуктивном здоровье, расширении прав и возможностей, а также на рынке труда.

Значения ИГН колеблются от нуля (полное равенство женщин и мужчин) до единицы (полное неравенство во всех измерениях). Репродуктивное здоровье измеряется двумя показателями: уровнем материнской смертности и коэффициентом рождаемости у подростков. Расширение прав и возможностей также измеряется двумя показателями: соотношение числа женщин и мужчин, являющихся депутатами парламента и уровень среднего и высшего образования среди женщин. Экономическая активность измеряется участием женщин в рабочей силе. ИГН предназначен для выявления степени подрыва средних по стране достижений в области развития человека гендерным неравенством, и обеспечения эмпирической основы для анализа политики и усилий по осведомленности и пропаганде. Разумеется, методология ИГН схожа с методологией индекса человеческого развития (ИЧР), скорректированного с учетом неравенства (ИЧРН). Причем, так как ИГН включает в себя измерения ИЧР, то в отличие от ИЧРН он не может быть интерпретирован как непосредственные потери ИЧР. В отличие от ИЧР более высокие значения ИГН означают худшие достижения. Однако ИГН сталкивается со значительными ограничениями в плане доступности данных, что касается владения активами, гендерного насилия и участия в принятии решений на уровне местных органов государственного и хозяйственного управления, а также других сферах общественной жизни. Кроме того, по измерению рынка труда не хватает информации о доходах, занятости и неоплачиваемой работе женщин. В ИГН не учтены другие важные аспекты, такие как использование времени - многие женщины имеют дополнительную нагрузку по уходу и ведению домашнего хозяйства, которая сокращает их время на отдых и увеличивает стресс и истощение, что не берется во внимание. Тем не менее ИГН вводит методологические усовершенствования и альтернативные показатели. Он измеряет гендерное неравенство в трех измерениях, при помощи тщательно подобранных показателей для отражения состояния репродуктивного здоровья женщин, а также расширения их прав и возможностей и участия на рынке труда по сравнению с мужчинами. Доходы, которые представляют собой наиболее спорный компонент предыдущих индексов, введенных в 1995 г., не являются компонентом ИГН. Кроме того, новый индекс не позволяет перекрестной компенсации в разных измерениях. Однако, как и в случае с предшествующими индексами, невозможно определить, глядя на значения ИГН, какой из полов находится в лучшем положении. ИГН был введен в качестве экспериментального индекса. Однако он не является идеальным измерителем и нуждается в дальнейшем развитии и совершенствовании.

Литература

1. High achievers: recognizing the power of women to spur business and economic growth // www.ey.com/RU/ru/2012-08-13.

2. См., напр.: Доклады о человеческом развитии ООН // Reports (1990-2011) | Global Reports | HDR 2010 | Download |

МЕЖЭТНИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ

СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ (ПО МАТЕРИАЛАМ

ИССЛЕДОВАНИЯ В АЛТАЙСКОМ КРАЕ)

–  –  –

В настоящее время молодежь как особая демографическая группа рассматривается в качестве стратегического ресурса социально-экономического развития и ключевого фактора общественных трансформаций. Более того, современная молодежная политика рассматривает молодых людей как главный ресурс обеспечения национальной безопасности Российского государства.

Утверждается также доминирующая роль молодежи в распространении идеологии толерантности, развитии российской культуры и укреплении межпоколенческих и межнациональных отношений. В свете данных тенденций особый интерес представляет изучение межэтнических отношений именно с позиции молодого поколения. Для данного исследования использовались данные, полученные в ходе проекта «Социальные риски воспроизводства девиаций и социальная безопасность населения России: проблемы взаимообусловленности и трансформации в современных условиях кризисного состояния общества», реализующегося в 2009-2011 гг.

Выборку составили 284 человека, 47% молодых людей, 53% деевушек, в возрасте 15 до 30 лет, проживающих на территории Алтайского края. Для всестороннего анализа межэтнических отношений нами были выделены три составляющие: когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты. Что позволило нам определить соответственно знания опрошенной молодежи о характере межэтнических взаимодействий в регионе, отношение молодежи к представителям других этнических групп и реальные стратегии поведения в межэтнической среде. Кроме того, в результате построения регрессионной модели, были выделены факторы, оказывающие наибольшее влияние на отношение молодых людей к представителям другой национальности. В результате, сфера межэтнических отношений характеризуется следующим образом: Проблемы, связанные с напряженностью в этнических отношениях (межнациональные конфликты, экстремизм, национализм), по оценкам молодежи, не являются особо острыми для Алтайского края, однако в качестве общероссийских они занимают одно из ведущих мест. - Угроза терроризма как крайняя степень межэтнических противоречий в структуре проблем Алтайского края указывается небольшим количеством людей (всего 2%), однако вероятность его совершения отмечаются сравнительно большим количеством человек (13%) и еще большее число опрошенных (40%) боятся стать его жертвой. - Та же закономерность прослеживается в оценке нападений на почве национальной неприязни: опасаются этого четверть опрошенных, а реальную враждебность по отношению к себе отмечают только 3%. Таким образом, существует некое противоречие между ощущением угрозы молодежью и реальной возможностью ее осуществления. - Достаточно большое количество опрошенных (42%) затрудняются в оценке динамики распространения конфликтов между коренными жителями и приезжими других национальностей, что может свидетельствовать о низкой осведомленности молодежи состояния межэтнических отношений в регионе. Но, несмотря на это, большинство молодых людей все же посчитали, что в их населенном пункте нет экстремистские формирований. - Эмоциональное отношение к людям иной национальности в целом можно охарактеризовать как достаточно благоприятное: негативные чувства к данным людям испытывают только 10% опрошенных, 60% осуждают проявления враждебности и агрессии в их адрес. Опрошенная молодежь также одинаково оценивает коренных жителей и приезжих людей другой национальности в качестве виновников существующих конфликтов.

Однако, несмотря на это, значительное количество молодых людей (40-50%) положительно расценили утверждения, касающиеся превосходства собственной нации. Что является тревожным сигналом. - Что касается случаев проявления экстремизма и национализма в Алтайском крае, то большинство молодежи, а это 81% не сталкивались за последний год с какими-либо проявлениями экстремизма. Только 1% опрошенных был ущемлен по национальному признаку, 2% – по религиозному, еще 5% являлись свидетелями унижениями из-за национальности или вероисповедания. - В случаях ущемления по национальному признаку молодые люди предпочли обратиться за помощью к друзьям и знакомым, либо изменить свое поведение на более безопасное. Более активно защищали свои права люди, столкнувшиеся с проблемами по религиозному признаку: в таких случаях они обращались в органы власти, правоохранительные органы, учреждения социальной защиты, а также принимали помощь со стороны близких, родственников. На отношение к представителям других национальностей в первую очередь влияют: 1. Пол: как показывает практика, в группе лиц с преимущественно негативным отношением к иным этносам количество мужчин превосходит количество женщин в среднем в 2 раза; 2. Социальная активность личности: было выявлено, что у людей, активно занимающихся общественно-политической деятельностью, постоянно совершенствующих свой образовательный уровень преобладает позитивное отношение к людям другой нации; 3. Уровень доверие власти – следующий показатель межэтнического отношения.

Как правило, молодые люди с негативными чувствами характеризуются низким уровнем доверия различным государственным структурам и общественным организациям. Они также в большей степени не удовлетворены деятельностью данных учреждений; 4. Люди с преобладанием негативных ощущений в отношении иных этнических групп чаще отмечают значимыми для России такие проблемы, как угроза сепаратизма, раскол государства, вооруженные конфликты на территории РФ, массовые выступления населения. Считая причинами данных проблем снижение регулирующей роли государства в обществе, потеря Россией статуса великой державы и лидирующего места в мире. 5. Влияет на отношение к другим нациям и состояние межэтнических отношений. Так в группе, характеризующихся негативизмом в отношении иных этносов люди чаще чувствуют враждебность к себе с их стороны, опасаются стать жертвой нападения на национальной почве, и практически не осуждают проявления враждебности в адрес лиц другой национальности. Люди с негативным отношением считают актуальной тенденцию увеличения количества конфликтов между коренными и приезжими жителями в их населенном пункте. Таким образом, современная молодежь в целом достаточно благоприятно оценивает состояние межэтнических отношений в Алтайском крае, однако, не всегда обладая полной информацией о характере межэтнических взаимодействий в регионе. Не смотря на это, значительное количество молодых людей положительно расценивают утверждения, касающиеся превосходства собственной нации. Тем самым мы можем говорить о наличии некого потенциала враждебности в молодежной среде. Наиболее значимыми катализаторами которого могут быть: утрата доверия власти и неудовлетворенность ею деятельностью, а также факты межэтнической напряженности.

ФУТБОЛЬНЫЙ ТУРИЗМ КАК СИМВОЛ ВСЕМИРНОЙ

КУЛЬТУРНОЙ ИНТЕГРАЦИИ.

–  –  –

Неоспоримым фактом является то, что глобальная интеграция является сложным комплексным процессом. В нее включены все сферы общественной жизни: политическая, экономическая, культурная и так далее. Футбол, как самый популярный вид спорта в современном мире, не может не отражать происходящих в нем процессов. С данной мысли начинает свой труд «Как футбол объясняет мир. Невероятная теория глобализации», известный американский журналист и социолог, Франклин Фоер, он формулирует ее следующим образом: «Футбол – это нечто большее, нежели игра или даже образ жизни, это отчетливое отражение противоречивых тенденций современного мира…» [1]. В данной работе автор концентрируется на рассмотрении футбольных и околофутбольных процессов, как символов эпохи глобализации.

Фоер рассматривает частные ситуации и конструирует из них общую теорию, но упускает глобальные процессы, которые демонстрируют межкультурную коммуникацию «здесь и сейчас», в частности, футбольный туризм. Прежде чем описывать историю раззвития данного феномена, определять степень его символичности для процессов глобализации, необходимо категориально определить понятие футбольного туризма, и то, чем он отличается от традиционного посещения других стран. Футбольный туризм – это посещение территории отличающийся от места жительства индивида с одной целью – просмотр футбольного матча. Данный вид туризма можно разделить на два вида – внутри государства, в котором проживает болельщик, и «выездной» туризм, то есть, поездка в другую страну. Так же следует отметить, что наиболее распространенный в современной России футбольный туризм – поддержка отечественного клуба или сборной на международной арене, но существует и другой вид поездок – посещение наиболее важных матчей зарубежных внутренних чемпионатов. Если говорить об истории зарождения данного феномена, футбольный туризм следует считать традиционным для болельщиков западных стран. На протяжении всего двадцатого века болельщики из Англии, Франции, Германии и так далее, путешествовали вслед за любимой командой.

Для России в свою очередь, данный вид туризма стал типичен только после распада Советского Союза, что объясняется политической ситуацией.

В советское время болельщики начали путешествовать за любимой командой по территории государства в конце 70-х – начале 80-х годов, но о международных «выездах» на тот момент говорить не приходилось. Первые потоки «футбольных туристов» на международную арену появились в 90-х годах прошлого века, но их нельзя считать массовыми, так как уровень жизни в России, не позволял осуществлять подобные путешествия. На сегодняшний день, на каждый международный матч отечественной команды отправляется не менее полутора тысяч болельщиков, наиболее массовым «выездом» принято считать Суперкубок Европы 2008 года в Монако, в котором сошлись ФК «Зенит» из Санкт-Петербурга и Английский «Манчестер Юнайтед», на данном матче присутствовало двенадцать тысяч болельщиков из России. На современном отечественном рынке туристических услуг существует множество компаний, которые специализируются именно на футбольном туризме. Более того, следует отметить, что выходит ежемесячный журнал «Magshop report on tour» [2], который повествует болельщикам о том, какие матчи следует посетить, как следует себя вести в общении с болельщиками из других стран и так далее.

Наиболее ярким примером футбольного туризма следует считать Чемпионаты Мира и Европы по футболу, которые притягивают к себе миллионы болельщиков из разных стран (Чемпионат Европы 2012 года в Украине и Польше посетило 8,3 миллиона зарубежных болельщиков). Во время проведения подобного форума странаорганизатор превращается в своеобразный «плавильный котел», в котором представлены болельщики из разных культур, осуществляющие крайне интенсивное коммуникации. Таким образом, болельщики из России присоединились к общеевропейской практике футбольного туризма, что способствует регулярному межкультурному общению и демонстрации национальных традиций поддержки любимой команды. Следует так же отметить, что туризм – это не единственный способ интернациональной презентации национальной традиции потребления футбольного контента. В связи с тем, что телевизионные каналы транслируют большое количество международных матчей, телезритель может оценить, как в другой стране болельщики ведут себя на стадионе, что, безусловно, создает определенный имидж государству, из которого осуществляется вещание. Материалы, представленные в данном тексте, позволяют с уверенностью говорить о том, что футбольные болельщики, а в частности, феномен футбольного туризма, наглядно демонстрирует интеграционные процессы, происходящие в современном мире.

Литература

1. Фоер Ф.. Как футбол объясняет мир. Невероятная теория глобализации. / Пер. с англ. – М.: ЗАО «ОЛИМП-БИЗНЕС», 2006 – 272 с.

2. Magshop report on tour: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://magshop.appee.ru/. Дата обращения: 05.10.2012

3. Айзенберг К. Футбол как глобальный феномен:

Исторические перспективы. Логос. 2006. № 3. С. 91-103.

[Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://ecsocman.hse.ru/text/18917522/. Дата обращения: 05.10.2012

4. Gary Armstrong. Football Hooligans: Knowing the Score (Explorations in Anthropology)./ Oxford: «Berg Publishers», 2003 – 320 с.

НОВЫЕ ТРЕНДЫ В РАЗВИТИИ КУЛЬТУРЫ ТУРЦИИ

–  –  –

Страны, которые объединяют не столько географическим, сколько «культурно-религиозным» понятием «мусульманские страны», до недавнего времени имели закрытый («замкнутый тип культуры») [1], длительное время развивались на своей собственной основе и не имели столь мощных миграционных потоков. Несмотря на то, что в современной Турции проживает более 94% мусульман, в Египте - более 90%, в Арабских Эмиратах около 70%, а Индонезия является самой крупной по численности мусульманской страной в мире [2], последние десятилетия свидетельствуют об изменении состава населения этих стран в результате массовой миграции.

Процессы миграции меняют не только расово-антропологическую основу этих стран, но и подрывают ее идентичность, изменяют социокультурное пространство этих стран. Большой поток мигрантов сегодня идет из России. Так, по предварительным данным посла России в Турции В.Е.Ивановского, сегодня можно говорить примерно о пятидесяти тысячах проживающих в Турции россиян [3]. Представители двух первых волн миграции в Турцию были вынужденными мигрантами из России (поражение в Крестьянской войне Кондратия Булавина, вынужденный отъезд интеллигенции и белой армии после Октябрьской революции 1917 года).

Современные мигранты – добровольные переселенцы из России.

Поэтому первые - по своему быту, образу жизни и культуре продолжали оставаться бывшими русскими людьми. Однако они являлись носителями ценностей чужой для Турции культуры, и, следовательно, продолжали оставаться для нее иностранцами.

Поэтому, чтобы не потерять свою индивидуальность, представители первых волн миграции сохраняли свою культурную идентичность и формировали русскую диаспору. Современные мигранты стремятся, как сохранить ее, так и обрести новую, что меняет культурные контуры страны. Об этом красноречиво говорят данные социологического исследования, проведенного нами в Турции в конце 2010 года в среде русских эмигрантов. Методами исследования выступили глубинное интервью с русскоязычными эмигрантами и экспертный опрос руководителей русскоязычной диаспоры. Важным элементом культуры являются традиции и быт русскоязычных эмигрантов. Рассмотрим некоторые показатели.

Анализ праздников, которые отмечают эмигранты, находясь в другой стране на постоянном месте жительства, показал, что самым популярным праздником является Новый год. Его отмечают все респонденты, проживающие в Турции.

Также наиболее отмечаемыми праздниками среди представителей русскоязычной диаспоры стали:

Дни Рождения членов семьи, Рождество (63,3% опрошенных) и День Победы (2% респондентов). Кроме того, респонденты указали, что отмечают праздники других культур, например, День святого Валентина (44,9%). Более трети русскоязычных эмигрантов также отмечают все мусульманские праздники. На наш взгляд, это можно объяснить тем, что 71,0% опрошенных, проживающих в Турции, состоят в браке с представителем турецкой культуры и, соответственно, как члены турецкой семьи, они отмечают мусульманские праздники наравне со всеми. Вместе с тем, большинство таких семей отмечают и русские праздники, так как супругам, состоящим в смешанных (межнациональных) браках приходится принимать условия обеих сторон. На это указало 40,0% респондентов. Поскольку национальная еда является частью культуры, то, по нашему мнению, будет целесообразным оценить вкусы и предпочтения в еде представителей русской диаспоры в рассматриваемой мусульманской стране. Анализ результатов исследования позволил сделать вывод о том, что большинство респондентов (65,3%) предпочитают, как русскую кухню, так и кухню страны пребывания. Более того, в трети семей, имеющих смешанные браки, происходит чередование приготовления блюд турецкой и русской кухни. Что касается языка как важного элемента культуры, на котором говорят эмигранты, то 90, 0% респондентов владеет турецким языком. Более того, около 40,0% семей говорят на двух языках – русском и турецком, что подтверждается данными глубинного интервью: «С ребенком мы каждый год ездим в Россию навестить дедушек и бабушек. Первое время, Настя говорит на турецком, (но при этом, хорошо знает русский язык), а спустя неделю уже - свободно общается только на русском. Мой муж так же неплохо говорит на русском языке»

(Наталья, 38 лет, продавец, г. Стамбул). Говоря о религии, никто из респондентов не выделил мусульманство в качестве критерия отличия между двумя культурами. С одной стороны, возможно, это связано с тем, что в мультикультурном обществе, в условиях глобализации, традиционные институты религии теряют свое значение, кроме того, в России на протяжении 70 лет существовал пресловутый научной атеизм.

Поэтому, несмотря на то, что в Турции, где мусульманство не просто официальная государственная религия, но и основа менталитета и мировоззрения людей, русскоязычные эмигранты, религиозные убеждения которых не имеют устойчивой подоплеки, не ощущают влияния мусульманства на себе. С другой стороны, мусульманство в Турции уже не столь ортодоксально, как оно было раньше, и, по сравнению с другими мусульманскими странами (например, Египет, Арабские Эмираты), имеет более европеизированный характер: «Турция - это традиционное общество, основу которого составляет ислам, однако мусульманство там имеет европеизированный характер (Татьяна, 38 лет, директор туристического агентства). Данные исследования показали, что около трети эмигрантов из России принимает ислам (в основном, это – женщины, состоящие в смешанных браках). Исследование зафиксировало новый тренд в развитии культуры Турции: сегодня представители турецкой культуры изучают русский язык, используют российско-турецкие методы воспитания детей, отмечают совместно праздники и т.д. Все это свидетельствует, с одной стороны, о том, что мы наблюдаем не только кризисное состояние культурной идентичности русских эмигрантов, так как, по нашему мнению, основания для сохранения собственной культурной идентичности у представителей русскоязычной диаспоры в Турции довольно шаткие, и эта группа опрошенных наиболее подвержена формированию новой культурной идентичности, но - и культурной идентичности представителей турецкой культуры.

Однако в отношении Турции необходимо сделать некоторые дополнения, довольно существенные, на наш взгляд. Глобальные процессы, способствующие переходу к информационному обществу, приводят к унификации и стиранию границ в коммуникативных связях. Это представляет угрозу сохранению национальной самобытности стран и народов. Если раньше религия, в первую очередь, ислам, как традиционный институт культуры, оказывала первостепенное влияние на формирование турецкой идентичности и мировоззренческие основы турецкого менталитета, то сегодня ее значение существенно поменялось. На данном этапе, в первую очередь, в силу европеизации страны, а также вследствие внедрения в пространство культуры новых трансляторов культурных образцов, ислам перестает быть главной направляющей силой в ценностнонормообразующей регуляции. Кроме того, наличие большого количества эмигрантов подрывают духовные основы турецкого общества. Все это так же характеризует кризис культурной идентичности в стране. Мы согласны с Э. Гидденсом, что самоидентичность все больше воспринимается сегодня не как твердая, раз и навсегда сформированная данность, а как незаконченный развивающийся проект. [4] Литература

1. Данилевский Н.Я. Культура и Европа. М., 1981

2. См.: Энциклопедия Британника / [Электронный ресурс], режим доступа: http://www. britannica.com

3. Интервью посла России в Турции В.Е.Ивановского, интернет журнал МИД РФ «Консул» № 4,19, 2009 /[Электрон.

ресурс], режим доступа:

http://www.turkey.mid.ru/hron/int_10.html

4.См.: Giddens. A. Modernity and self-identity. Stanford(cal.) Stanford univ.press, 1991.-7, - P. 256.

ЭКСТРЕМИЗМ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ЯВЛЕНИЕ:

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО

АНАЛИЗА

–  –  –

Экстремизм – это сложное и многогранное явление, исследуемое несколькими смежными научными дисциплинами, В настоящее время существуют различные методологические подходы к определению экстремизма как научной категории. Слово «экстремизм» происходит от латинского extremus «экстремус», что означает «крайний». В самом широком смысле экстремизм принято определять как приверженность к крайним взглядам, мерам, действиям и решениям. В настоящее время экстремизм чаще всего характеризуется как политическое, юридическое, явление, реже как психобиологическое или социально-психологическое, но не как социокультурное явление. Хотя социокультурные основания и факторы возникновения, развития и протекания экстремизма также имеют место. Кроме того, на данный момент, в науке существует ряд авторских определений, характеризующих явление экстремизма с различных сторон и научных позиций, раскрывающих особенности данного феномена. Так, например, ряд исследователей, среди которых Козлов А.А., Томалинцев В.Н.,, Зубок Ю.А., Чупров В.И.

связывают явление экстремизма в обществе с природной экстремальностью человеческого бытия и сознания. Понятия «экстремизм» и «экстремальность» происходят от одного латинского слова extremus – край, конец. Оба понятия несут значение интенсивности, напряжённости, остроты. Можно согласиться с Козловым А.А. и Томалинцевым В.Н., что одной из характеристик экстремизма как социокультурного феномена является то, что он несёт личностное начало и является естественным фактором социокультурной среды, отражающим взаимодействие индивида и общества. Однако определение феномена экстремизма, данное Козловым А.А. и Томалинцевым В.Н., характеризует экстремизм как негативное явление: «Экстремизм есть крайняя степень пренебрежения, т. е. попрание уже установленных норм и принципов господствующего вкуса, общепринятого стиля.[3, 91]. Схожей позиции по поводу экстремизма придерживаются исследователи Ю.А. Зубок и В.И. Чупров. Они выяснили, что крайние формы экстремальности, перерастая в экстремистские проявления, способствуют самореализации молодых людей. [4, 19] В этой ситуации, необходимо обратиться к классификации уровней экстремизма, данной отечественным исследователем Э.А. Паином.

Э.А. Паин при изучении социальной природы экстремизма выделил два уровня проявления экстремизма как социокультурного явления.

На персональном уровне предпосылки экстремизма могут выражаться в форме этнической, классовой неприязни, агрессии, страха перед «чуждым».[5, 113 – 124] На уровне социума, взаимодействия различных социальных групп, этнических и религиозных общностей проявления экстремизма нарастают в периоды начавшихся, но не завершенных исторических перемен.[5, 113 – 124] Учитывая вышеизложенное, необходимо обратить внимание на исследования ученых Р.А, Зобова и В.Н, Келасьева, где они утверждают, что на уровне рядовых членов общества агрессия часто направляется против тех, кто не входит в круг «своих».

Экстремизм в данном случае приобретает безличный, анонимный характер.[1, 150] Кроме того, по мнению Р.А. Зобова и В.Н.

Келасьева, экстремизм связан с постановкой высоких целей, ориентаций человека на лучшее будущее, стремлением подняться над обыденностью жизни, максимальной самореализацией, напряжением духовных и физических сил, саморазвитием, обогащением личности.[1, 154] Можно согласиться с данной позицией, что экстремизм в различных его проявлениях может оцениваться неоднозначно. Данные обстоятельства создают целый ряд методологических проблем, с которыми может столкнуться исследователь при эмпирическом анализе экстремизма в социокультурной среде. В связи с данным обстоятельством первая проблема возникает уже при попытке определить понятие «экстремизм». Однако определяя объем и содержание данного понятия, нельзя отстраниться и от ценностного подхода к нему, и это порождает множество смыслов и значений. Экстремизм, как и любое другое понятие может иметь целый ряд значений и смыслов в зависимости от отрасли гуманитарного научного знания и даже от ценностных предпочтений исследователей. Кроме того, одновременно возникает ещё и вторая проблема, проблема логической дифференциации экстремизма со схожими, близкими понятиями (радикализм, фанатизм, терроризм, конформизм). Данная проблема была обозначена М.Я.

Яхьяевым в статье «Методологические проблемы исследования экстремизма»:

«Присматриваясь к экстремизму, пытаясь понятийно определить его, мы, прежде всего, сталкиваемся с проблемой логической дифференциации экстремизма с такими тождественными явлениями, как радикализм, фундаментализм, фанатизм.

А без четкого разграничения этих явлений мы не сможем высветить сущность и понятийно обозначить их».[6] Третьей методологической проблемой при эмпирическом анализе экстремизма как социокультурного явления является само отношение исследователя к исследуемому феномену с позиции его ценностных ориентаций, которых придерживается исследователь. В связи с этим, особая трудность в установлении критериев экстремизма, особенного социокультурного, проявляется в социальных системах, в которых социокультурное ядро окончательно не сформировалось, и его нормы не стали общепринятыми и привычными для данного общества. Четвертой методологической проблемой в эмпирическом анализе экстремизма как социокультурного явления является то, что в массовом сознании девиантное поведение и экстремизм стали ассоциироваться со многими негативными проявлениями возникла тенденция считать его «негативным, несущим деструкцию». Так, например, российские исследователи феномена молодежного экстремизма Т.И. Кухтевич и О.В.Туманян также увидели, что существует проблема восприятия девиантности и экстремизма как негативных явлений, без учета двоякости их воздействий на социокультурную среду. По этому поводу они изложили следующую позицию: «Возьмем, к примеру, понятие «девиантностъ»…Будучи привнесено в социальное знание, понятие стало означать отклоняющееся поведение и получило негативную окраску».[2, 20] В современном массовом общественном сознании часто господствует гипертрофированная трактовка экстремизма как явления, связанного в основном с политической жизнью. Благодаря средствам массовой информации в обществе утвердилось мнение, согласно которому любое явление, каким-либо образом связанное с агрессивным насилием, стали называть девиацией, экстремизмом или терроризмом. В этой связи можно только частично, а точнее наполовину согласиться с создателем теории социального контроля Нейлом Смелзером, определившим девиацию как негативное явления, как отклонение от групповой нормы, которое влечет за собой изоляцию, лечение, тюремное заключение или другое наказание нарушителя.[7] Пятой методологической проблемой эмпирического анализа экстремизма как социокультурного явления является проблема классификации проявлений экстремизма в социальной среде и унификации данных классификаций.

Литература

1. Зобов Р.А., Келасьев В.Н. Человекознание:

самореализация человека: Учебник / Под общей редакцией проф.

В.Н. Келасьева. – СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2008;

2. Кухтевич Т.И, Туманян О.В. Экстремизм в молодежной среде: Учебное пособие. – М.: МАТИ, 2009;

3. Томалинцев В.Н., Козлов А.А. Введение в социальную экстремологию: Учеб. пособие. - СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2005.

– 220 с.;

4. Чупров В.И., Зубок Ю.А. Молодёжный экстремизм:

сущность, формы проявления, тенденции, - М.: Academia, 2009;

5. Паин Э.А. Социальная природа экстремизма и терроризма / Э.А. Паин // Общественные науки и современность. – 2002. - №4. – с. 113-124;

6. Яхьяев М.Я. «Методологические проблемы исследования экстремизма»:http://www.ekstremizm.ru/publikacii/izuchenie-iprognozirovanie/item/615-metodologicheskie-problemy-issledovaniyaekstremizma (01.10.2012);

7. Нейл Смелзер, Девиация и социальный контроль:

http://scepsis.ru/authors/id_174.html (01.10.2012).

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ

ИНОСТРАННЫХ СТУДЕНТОВ В УРФУ

–  –  –

Фундаментальность российского образования делает Россию привлекательной для иностранных студентов и традиционно в наши вузы приезжают на обучение студенты из разных стран. За последние годы количество иностранных студентов в нашей стране значительно увеличилось, что подтверждает главную тенденцию Болонского процесса — интернационализацию образования. В мае 2011 года в Екатеринбурге произошло объединение двух крупных университетов: Уральского государственного университета имени А.

М. Горького и Уральского государственного технического университета имени Б.Н. Ельцина. Это объединение было совершено в целях создания одного из семи федеральных университетов России, которые бы обеспечили тесное международное сотрудничество, а также, для того чтобы наша страна могла использовать свой потенциал на мировом рынке образовательных услуг. Сегодня УрФУ обладает самой обширной в регионе географией международных связей, включающей как страны СНГ, так и дальнее зарубежье. В общей сложности за последниие четыре года преподаватели УрФУ были командированы в 54 страны мира, включая и такие отдаленные, как Чили, Новая Зеландия и Танзания. Сегодня около ста преподавателей готовы читать ряд курсов на английском, немецком, итальянском, французском или сербскохорватском языках. В 2012 учебном году в Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н.Ельцина было зачислено около 300 иностранных студентов, 70 из них приехали из стран дальнего зарубежья – Гвинеи, Китая, Вьетнама, и других европейских стран.



Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«В.А. ЯДОВ 1. Изменения в социологии, т.е. в содержании и направленности исследований, самом научном сообществе социологов и в Институте надо, конечно, рассматривать в общесоциальном контексте российских реформ. Легитимация социологии имела следствием, во-первых, взрывной интерес к исследованиям в области теории. Сегодня в социологическом сообществе вполне утвердилось представление о полипарадигмальности социологического знания. Это следствие снятия идеологической цензуры, бурного расширения...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Уральское отделение Российского общества социологов ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина» Институт государственного управления и предпринимательства Кафедра социологии и социальных технологий управления Высшая инженерная школа Памяти профессора Валерия Трофимовича Шапко посвящается АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ МОЛОДЕЖИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ Материалы международной конференции Екатеринбург, 28 февраля 2014 г. Том I...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Социологическое общество им. М. М. Ковалевского Материалы Всероссийской научной конференции X Ковалевские чтения Россия в современном мире: взгляд социолога 13-15 ноября 2015 года Санкт-Петербург ББК 60.5   УДК 316        Д 37    Редакционная коллегия:    А.О. Бороноев, докт. филос. н., проф.,   В.И. Дудина, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, канд. социол. н., проф.,   Ю.В. Веселов, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф.,  ...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Дальневосточный федеральный университет Школа гуманитарных наук ПРОБЛЕМЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ: РОССИЯ И СТРАНЫ АТР Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Владивосток 11–13 ноября 2015 г. Владивосток Дальневосточный федеральный университет УДК 316. ББК 60.56 П78 Издание материалов конференции осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.