WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 33 |

«Материалы научнопрактической конференции VII Ковалевские чтения 15-16 ноября 2012 года Санкт-Петербург 60.5 Редакционная коллегия: А.О. Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, ...»

-- [ Страница 25 ] --

С начала 90-х годов прошлого века в отечественной социологической науке проблемы и принципы коллективизма либо просто игнорируются, либо подвергаются уничижительной критике как противоречащие современным социальным системам организации общества, поскольку они, якобы, основаны на подавлении интересов личности в пользу интересам общества в целом и той конкретной общности, в которую человек включается как член социума. Между тем, по мере развития новых социальных реалий в жизни России и всего мира все чаще проявляется самая насущная потребность современного общества в возрождении ценностей коллективизма как важнейшего фактора регулирования взаимоотношений между людьми как на уровне отдельных организаций и предприятий, так и на уровне всего человечества в целом.

Эта потребность особенно ярко проявляется в экстремальных условиях человеческой деятельности, когда именно от проявления «духа коллективизма» зависит не только успешность совместной деятельности людей, но иногда сама их жизнь. Хоррошо осознают и чувствуют потребность в коллективизме как наиважнейшей характеристике спортивной команды, обеспечивающей ее высокие результаты, тренеры наших победителей спортивных олимпиад и сами члены олимпийских команд. Потребность в развитии духа коллективизма на уровне отдельных организаций и предприятий в настоящее время реализуется технологией «командообразования», которое рассматривается в качестве необходимого условия успешности совместной деятельности как управленческого персонала, так и отдельных исполнительских групп, в которых выполнение поставленных задач может быть обеспечено только совместной взаимосвязанной деятельностью. Потребность в коллективных формах отдыха (рекреационной деятельности) можно считать одной из наиболее устойчивых социально-психологических характеристик молодежи. В современных условиях потребность в совместной деятельности приобретает у молодежи форму широкого развития волонтерского движения. По данным некоторых исследований ведущими мотивами участия в волонтерской деятельности являются мотивы альтруистические (потребность быть полезными другим людям), прагматические (потребность получать реальные результаты приложения своего личностного потенциала) и коммуникативные (потребность расширить круг своего общения и обрести новых знакомых и друзей). Несмотря на все попытки «антикоммунистов» вытравить сами термины «коллектив» и «коллективизм», эти термины сохраняются в реальной языковой практике и не только передаются новым поколениям молодежи, родившейся уже в 90-е годы, но и принимаются многими из них как реальные ценности. Так, по данным опроса студентов СанктПетербургского Политехнического университета, выполненного в лаборатории социальной психологии НИИКСИ СПбГУ в 2011 г.

(опрошено 150 чел.) было установлено, что для этой категории молодежи коллективистские отношения в учебной группе имеют важное значение. При этом, в своем большинстве оценки личностной значимости коллективистских характеристик превышают значения оценок уровня реального развития тех же характеристик в учебной группе опрошенных. Наиболее высоко оценивается значимость уважения друг к другу (индекс групповой оценки по всему массиву составляет 0,86), взаимопомощи и сотрудничества (0,78), интереса друг к другу (0,78). Эта особенность отражает достаточно высокий уровень потребности студентов именно в коллективистских отношениях Только оценки личностной значимости уровня развития взаимной требовательности и соревновательных отношений оказались ниже оценок их реального развития в группе. Таким образом, реализация принципов коллективизма оказывается в настоящее время актуальной и для новых поколений россиян.

Наконец, в последние годы стали появляться социологические материалы, которые прямо ставят вопрос о необходимости переосмысления терминов «коллективизм» и «коллектив» с позиций не только его реальной востребованности в современном обществе, но и жизненной необходимости целенаправленной разработки механизмов его внедрения в организацию жизни всего человечества [1, 2, 3, 4]. В то же время игнорирование принципов коллективизма в современных условиях начинает представлять глобальную опасность для самого существования человеческого общества: развитие ориентации только на личное благополучие, возрастающее доминирование материальных ценностей, рост коррупции, самых жестоких видов преступлений против личности, межконфессиональных конфликтов, молодежного экстремизма, - все это в определенной степени следствия выдавливания из менталитета самых разных слоев общества одной из важнейших нравственных ценностей, на которых строится само существование человечества.

Одной из главных причин игнорирования в отечественной социальной науке проблем коллективизма и коллектива можно считать теоретическую неразработанность самих этих терминов и определяемых ими явлений социальной жизни общества. Из этой причины вытекает и вторая – отсутствие надежного, хорошо проверенного методического инструментария для проведения эмпирических исследований и обобщения их результатов. В настоящее время в лаборатории социальной психологии НИИКСИ фта социологии СПбГУ в рамках общей темы «Духовно-нравственные ценности как важнейший фактор социального согласия и развития»

осуществляется разработка теоретических и методических подходов к изучению этого важнейшего принципа существования и развития человеческого общества и измерению уровней его реализации в различных типах организованных общностей.. При этом в основу как методологической разработки, так и эмпирического исследования закладывается уровневый подход: коллективизм рассматривается: а) как общечеловеческая ценность и элементарный принцип существования и развития общества в целом, б) как наиболее эффективный тип деловых и личных взаимоотношений в каждой реальной организации, осуществляющей социально значимую деятельность; в) как особая индивидуально-психологическая характеристика личности, имеющая принципиальное значение для успешности построения нового высокоорганизованного общества.

Литература

1. Худяков С.В. Коллективность и совместность как категории социологического исследования организации//Вестник Пермского национального исследовательского поли-технического университета. Социально-экономи-ческие науки. 2010. № 7. С. 41-50.

2. Русалинова А.А. Сущность коллективизма и его роль как духовно-нравственной ценности в жизни современного российского общества. Материалы V Ковалевских чтений, СПб. 2010. С. 843-845.

3. Толстых Н.Н. О реабилитации термина «коллектив» и возрождении проблематики коллективизма. Социальная психология и общество 2011. № 3. С. 5-13.

4. Русалинова А.А. Коллективизм как социальнопсихологическая и нравственная основа формирования толерантности и противостояния экстремизму, национализму и терроризму. Материалы VI Ковалевских чтений. СПб, 2011. С. 550ВЛИЯНИЕ СМИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ЭТНИЧЕСКИХ

СТЕРЕОТИПОВ

–  –  –

Одной из характерных черт современного общества стали динамичные миграционные процессы, одним из следствий которых становятся изменения в этнической структуре отдельных регионов, что, в свою очередь, влияет на характер межэтнических отношений и отражается в функционирующих этнических стереотипах. В науке сложилось устойчивое понимание этнического стереотипа как устойчивых, эмоционально насыщенных образов этнических групп, и аккумулирующих опыт общения и взаимодействия разных этнических групп. Известно, что этнические стереотипы формируются с детства, источником могут выступать значимые для ребенка личности, такие как родители, воспитатели, учителя, в дальнейшем новые знания об этническом разнообразии черпаются из множества других источников, среди которых значимое место занимают средства массовой информации. Свойствами этнических стереотипов является обобщенность, схематичность образов, которые относятся к этнической группе в целом, и переносятся на каждого отдельного члена этой группы. Исследования показывают, что в раннем детстве человек свободен от стереотипных представлений.

Однако уже в младшем школьном возрасте стереотипы начинают активно усваиваться и использоваться детьми, значительно опережая формирование собственных ясных представлений об этнических группах. В книге Павленко В. Н. и Таглина С. А. «Факторы этногенеза» указано на то, что первый слой этнической специфики сознания закладывается в раннем сенсомоторном опыте ребенка.

Этот процесс начинается с того момента, когда ребенок начинает воспринимать содержание напеваемых ему колыбельных песен.

Есть и другие факторы, влияющие на формирование этнических стереотипов. Воспитание, образование, общественная оценка различных событий, средства массовой информации – через эти каналы формируются представление о других этнических группах. Средства массовой информации как канал трансляции и проецирования играют очень важную роль в формировании этнических стереотипов. От того как именно преподнесена информация и от того, толерантно ли она освещена зависит ее восприятие аудиторией. Многие исследователи отмечают, что явно негативные и интолерантные сообщения в СМИ могут формировать явно отрицательные представления о той или иной группе населения. От деятельности СМИ зависит взаимопонимание и взаимотерпимость людей разных национальностей и конфессий, живущих на территории одной страны. Современные СМИ способны предоставлять человеку информацию в таком виде и формате, который достаточен для удовлетворения информационных потребностей. Достаточно включить новостную ленту в интернете, чтобы увидеть информацию в интересующем блоке, будь то политика, спорт или наука.

Современному человеку дали возможность не расставлять самостоятельно оценки событиям, ведь от комментария журналиста можно получить уже сформированное мнение, которое легко воспринять человеку. Человек становится более подвержен влиянию извне. Этнические стереотипы зарождаются от увиденного где-то или услышанного, даже, если человек ни разу не встречался с представителем данной национальности, которую он «недолюбливает», то в соответствии с феноменом стереотипизации происходит проекция, имеющихся у него знаний на конкретного представителя этнической группы. Средства массовой информации влияют на сознание людей, формируя отрицательное или положительное отношение к чему-либо, в практике СМИ активно используются способы, влияющие на потребителя информации, на подсознательном уровне. Выгодная информация встраивается в общий поток подаваемой информации и в итоге автоматически вызывает определенную реакцию в обществе на конкретное событие.

Часто подача информации в СМИ сопровождается тщательным отбором понятий, которые могут вызывать различные ассоциации.

Это позволяет влиять на восприятие людьми информации. Может быть сделан упор на формулировку предложений, например - Россия

– наша страна; наш президент; преступление совершено молодыми парнями, а может и так: рост числа армян в городе, ограбление произвел таджик, преступником оказался азербайджанец.

Рассматривая сводки городских новостей можно увидеть, что когда происходит какое-либо негативное событие, совершенное русскими людьми, то на их национальности не делают акцента, когда же речь заходит об иностранных гражданах, то сразу указывается национальность и упор делается как раз на нее. У того, кто смотрит/читает/слушает новости складывается определенное отношение к другим этносам, как к вражеским. Анализ содержания материалов, посвященных этнической проблематике позволяет высказать предположение, что в современных отечественных СМИ ещё не нашла должного отражения и не развита культура подачи материалов, освещающих этническую проблематику. Редко и не очень подробно освещаются жизнь малых народов или народов Кавказа, чаще это привязано к религиозным праздникам. К позитивным событиям, которые отражают жизнь других народов, относятся крупные события, такие как научные открытия, выборы президента или получение призов в международных фестивалях.

Исследование данной темы чрезвычайно актуально на материалах СМИ, так как преподносит огромное количество информации, мною проанализированы процессы межэтнического взаимодействия после освещения, какого либо события. Объектом исследования выступают СМИ. Предметом – характер влияния СМИ на формирование этнических стереотипов. При проведении данного исследования была проанализирована литература на эту тематику (исследования, монографии, публикации), систематизирована полученная информация и обобщены полученные данные. В качестве метода исследования был выбран контент-анализ материалов, публикуемых в таких журналах как «Русский Репортер», «Коммерсантъ» и газете «Аргументы и Факты». В качестве единиц контент-анализа были взяты слова или фразы (часть текста, содержащая в себе признаки, соотносящиеся с категориями анализа), логически-связанные с присутствием формирования стереотипов о других народов при помощи СМИ.

СОЦИАЛЬНОЕ СОГЛАСИЕ В РОССИИ В КОНТЕКСТЕ

КОНЦЕПЦИИ РОССИЙСКОЙ ПОЛИМЕНТАЛЬНОСТИ

Семёнов В.Е. (Санкт-Петербург) В нашем понимании такие большие социальные группы как нация, народ, население страны отличаются полиментальностью (термин введен автором в 1999 г.), т.е. наличием нескольких менталитетов в их сложном взаимососуществовании и противоборстве. Еще в 1994 г. автор предложил типологию базовых российских менталитетов на основе философских категорийкоординат («Бог – идол», «коллектив – индивид»): российскоправославный (имеет тысячелетнюю историю); коллективистскосоциалистический (имеет истоки в общине, артели, сформировался за три четверти века в СССР); индивидуалистско-капиталистический (формировавшийся, начиная с реформ Петра I по 1917 год, и возрождающийся ныне в очень специфическом виде); криминальномафиозный (существовал всегда, в 90-е годы ХХ века в России превратился в феномен «великой криминальной революции»).

Следует еще назвать массовый мозаично-эклектический псевдоменталитет [1].

Полиментальность своеобразно проявляется и отражается в политическом сознании и политической практике людей. По выборам разного уровня (от местных до президентских) до некоторой степени можно судить о принадлежности россиян к различным типам ментальности, политического сознания. Так, на президентских выборах в марте 2000 г. коллективистско-социалистический менталитет выразила примерно треть избирателей, голосовавших за лидера КПРФ Г.Зюганова и губернатора А.Тулеева. Западнокапиталистическую ментальность выразили 5,8% избирателей, проголосовавших за Г.Явлинского. Можно сказать, что среди 52,6% избирателей, выбравших В.Путина, было много представителей православной ментальности, так как его православность постоянно позиционировали СМИ. Выразитель эклектического псевдоменталитета В.Жириновский получил 2,7% голосов.

В 2004 году на президентских выборах за представителей коллективистского менталитета Н.Харитонова и С.Глазьева суммарно проголосовало 17,8%. Выразительницу прозападного либерального менталитета И.Хакамаду предпочли только 3,9%.

Кандидата от «псевдоментальной» ЛДПР О.Малышкина поддержали 2% избирателей. Зато православный демократ В.Путин набрал 71,2%.

В 2008 г. выразитель социалистического менталитета Г.Зюганов получил 17,7% голосов избирателей. Прозападный предводитель российского масонства А.Богданов довольствовался 1,3% голосов, в то же время представитель псевдоменталитета В.Жириновский приподнялся до 9,35%. Новый президент РФ Д.Медведев (заметим, что он, как и Путин, позиционировал себя как православного христианина) получил 70,3% голосов избирателей.

В 2012 году представители коллективисткосоциалистического менталитета Г.Зюганов и С.Миронов получили 21,1% голосов (соответственно, 17,2% и 3,9%). Прозападному либералу М.Прохорову на сей раз досталось 8% голосов, что значительно выше всех прошлых результатов представителей индивидуалистско-капиталистической ментальности. В то же время, В.Путин получил 63,6% голосов (на 7,6% меньше, чем в 2004 году).

Выразитель мозаично-эклектического менталитета В.Жириновский также получил меньший процент голосов, чем ранее (6,2%). При этом следует отметить, что Прохоров наибольшее число голосов обрёл в Москве (20%) и Петербурге (почти 16%), где сосредоточена основная часть богатых людей и «золотой молодёжи». Здесь же проходили многотысячные демонстрации прежде всего либеральной прозападной публики под лозунгом «За честные выборы» (различные нарушения на выборах, несомненно, имели место). Однако, социологические опросы свидетельствуют, что В.Путин, безусловно, победил, даже если таких нарушений не было бы. Тем более очевидно, что М.Прохоров со своими противоречивыми прозападными, эксплуататорскими и снобистскими установками чужд большинству российских избирателей. Но неадекватные действия властей в процессе выборов привели к протестным настроениям и действиям среди молодёжи.

Выборы в Государственную Думу в декабре 2003, 2007 и 2011 гг. также подтвердили указанные тенденции. Прозападные партии СПС («Правое дело») и «Яблоко» оказались вне Думы. Таким образом, на основе анализа результатов голосования (при всех их недостатках), можно косвенно говорить о том, что в стране относительно преобладают традиционные (прежде всего, православные) и просоциальные умонастроения.

Не случайно в наших исследованиях петербургских студентов и учащейся и работающей молодёжи Петербурга на вопрос «Какое общество Вы хотели бы построить в России?» лидирующими вариантами ответов оказались: «общество социальной справедливости», «общество личной свободы и бизнеса» и «общество правды и добра». Вариант «общество потребления и комфорта»

получил меньше всего сторонников (20%). К тому же, за последние 10 лет ценность справедливости среди молодёжи выросла в 2 раза [2].

В настоящее время идёт ценностная идейная кристаллизация.

После более чем 20 лет «промывания мозгов» и перепрограммирования нашего сознания с помощью олигархических СМИ, рекламы, интернета часть населения выбирает деньги, нелегитимный бизнес и идеологию потребления. И в то же время большинство всё-таки предпочитает духовно-нравственные и просоциальные ценности. Однако приходится признать, что среди молодёжи потребителей «пива и зрелищ», ограниченных эгоистов появилось достаточно много.

Вместе с тем, очевидно, что кроме извечного противостояния законопослушных граждан и криминалитета, существуют проблемы в сфере социального согласия и психологической совместимости и между другими представителями базовых российских менталитетов. В своё время это была идейная борьба между «почвенниками» и «западниками», затем уже физическая борьба, перешедшая в гражданскую войну между «белыми» и «красными». Ныне возникают и более сложные противоречия между условно говоря «белыми» (традиционалистами), «красными» (социалистами) и «голубыми» (либералами) практически между представителями трёх базовых российских менталитетов.

Как это ни покажется для некоторых странным, но в современной ситуации между православным и социалистическиколлективистским менталитетом наблюдается большее согласие, чем между каждым из этих двух менталитетов и либеральноиндивидуалистическим менталитетом, о чём свидетельствуют результаты социологических исследований, в том числе проведённых в НИИКСИ.

Выход из создавшихся ценностно-ментальных противоречий может быть найден в некоем духовно-нравственном прозрении и консенсусе. В рациональном для одних и эмоциональном для других постижении жизни, мира и справедливости как высших ценностей, из которых и происходит социальное согласие. Даже морально индифферентные люди должны понять, что иначе всех, и их в том числе, ожидает конфликт, столкновение и, в худшем случае, в конце концов, взаимоуничтожение.

Примеры согласия представителей базовых российских менталитетов (за исключением криминального) имеются. Например, в совместных выступлениях петербуржцев против строительства в близком к центру города месте дисгармонично агрессивной сверхвысокой башни «Газпрома» (свыше 400 метров), в которых приняли участие и либералы, и «левые», и христиане. Ценность гармонии, классической красоты города восторжествовала. А ведь, рассуждая философски, гармония – это и есть наглядно выраженная справедливость, а социальная несправедливость – та же дисгармония, порождающая хаос и конфликт. Поэтому главным национальным проектом в стране должен стать проект «Духовно-нравственное преображение России», без которого никакое настоящее развитие невозможно [2].

Литература

1. Семенов В.Е. Российская полиментальность и социальнопсихологическая динамика на перепутье эпох. – СПб, Изд-во СПбГУ,

2. Семенов В.Е. Духовно-нравственные ценности и воспитание как важнейшие условия развития России // Психологический журнал.

2011, №5, С.92-96.

О КУЛЬТУРНОМ СОДЕРЖАНИИ ПРАВОСОЗНАНИЯ

–  –  –

Исторически в России, причем далеко не случайно, сложилось устойчивое представление о законе, как о чем-то враждебном и противостоящем частному, «маленькому» человеку, который вполне естественно стремится его обойти, обмануть его носителей, а если не удастся, остаются два пути – «умаслить» («не подмажешь – не поедешь») или понадеяться на удачу.

Человек государству заведомо не верит, так как оно постоянно обманывало его в лице носителей власти – отельных чиновников, поэтому по отношению к этому «несправедливому»

государству допускается любой обман, который нравственно оправдывается как защитная реакция частного лица на давление государственной машины. Все это из поколения в поколение безотчетно впитывается любым из нас еще в ходе семейной социализации, и не всегда даже выходит на уровень социальной рефлексии.

В результате нормативным на уровне обыденного сознания становится не законопослушание, а напротив, уклонение от закона или удобная интерпретация этого закона в свою пользу.

Представляется, что такое восприятие Закона, Права, в целом Государства труднее всего поддается трансформации, именно потому, что затрагивает наиболее глубинные слои обыденного сознания и, как уже говорилось, неосознаваемой модели межличностных и межгрупповых отношений.

Таким образом, институциональная норма законопослушания и правосознания, в культурном отношении универсальная для всех людей, независимо от их этнической принадлежности, в русском контексте вступает в непримиримое противоречие с нормами обычного права, сложившимися на основе практического опыта взаимодействия наших соотечественников с правовой системой Государства и Власти.

Проверка этого концептуального предположения стала одной из первостепенных задач исследования 2010 г. Предполагалось, что именно в этой сфере социальных и групповых отношений противоречия будут наиболее глубокими, и в конкретных жизненных ситуациях человек предпочтет поступить «по обычаю», а не в соответствии с институциональным императивом.

Для сравнения восприятия закона как универсальной формы взаимодействия людей в обществе, с одной стороны, и «закона в России» как социокультурной интерпретации этого понятия, исходя из собственного опыта носителя нормативной установки, участником опроса были предложены два сходных по содержанию вопроса, построенные на основе методики семантического дифференциала.

Респонденту следовало сначала выразить те чувства, которые вызывает лично у него понятие «закон», а затем, то же самое проделать с понятием «закон в России». Парные, полярные по знаку, ассоциации с эими символическими категориями (например, «хорошо» - «плохо») оценивались по 5-балльной шкале. Более высокий балл (5 или 4) присваивался позитивному полюсу шкалы (например, «спокойно»), а низкие баллы (2 или 1) - негативному полюсу шкалы (например, «тревожно»). Предпочтение «3»

интерпретировалось как сомнение в выборе той или иной категории.

Методический символ этой конструкции заключается в том, что парные сравнения прямо не отражают содержания сравниваемых категорий, а маркируют спонтанную эмоциональную реакцию на определенное символическое понятие. Ценность этой методики заключается в снижении эффекта «социальной желательности»

(стремления респондента следовать общепринятой норме, чтобы не оказаться в меньшинстве), так как социальная норма скрыта, и он отвечает, как чувствует.

–  –  –

Средний балл по всем суждениям просто «Закона» – 3,6 балла; «закона в России» - 2,5 балла. Различие в оценке, причем существенное – налицо.

Примечательно, что подавляющее число опрошенных петербуржцев полагает, что законы «важны» для любого общества, в том числе и российского: по паре суждений «важно – не важно» для категории «закон в России» оценка по сравнению с другими относительно более высокая.

Наиболее скептически участники опроса относятся к независимости закона. Не случайно последняя пара суждений в обеих категориях получила самую низкую оценку. По-видимому, у россиян сохраняется традиционная уверенность в том, что любой закон выражает интересы элит, а не простого человека, и поэтому зависит от воли любого носителя власти значительно больше, чем от категорий «должного» и «морального».

Несмотря на то, что респонденты в целом признают необходимость закона как такового, нигилистическое для России отношение к праву косвенно влияет и на общую оценку этой категории. Только в одном случае (пара «важно» - «не важно») оценка превышает 4 балла.

Прямой вопрос, заданный участникам опроса, раскрывает причины подобного скепсиса. 97,5% респондентов, т.е. фактически все, считают, что в реальной жизни конституционная норма равенства перед законом не соблюдается. В числе тех, кто пользуются негласными преимуществами, были названы «богатые люди» (67,8%), «представители власти в целом (67,0%), «криминальные структуры» (63,3%), «силовики» (43,5%). Причем две трети участников опроса перечисляли не одну, а несколько групп людей, которые, по их мнению, «равнее» других перед законом.

Не удивительно поэтому, что лишь каждому 5 респонденту (21,6%) стыдно в тех случаях, когда приходится обходить закон.

70,8% «грустно» от того, что в нашей стране выгодно законы не соблюдать.

Вместе с тем, как это и не парадоксально, 80,1% опрошенных петербуржцев считают себя законопослушными людьми, повидимому, полагая, что законопослушание и игнорирование «неудобных» законов – это совершенно разные модели поведения.

С целью контроля полученных данных мы прибегли к психолингвистической процедуре; респондентам предлагалось выбрать из 13 фразеологизмов один, который соответствовал бы их представлению о том, во-первых, каким должен быть идеальный закон, во-вторых, каким он не должен быть ни в коем случае, втретьих, каков закон в России и, в-четвертых, каким закон в России не бывает никогда (см. табл. 2).

Самое первое, что бросается в глаза при взгляде на таблицу 2

– это фактическое совпадение ответов как по рубрикам «идеальный

–  –  –

Как видно, идеальный закон должен быть «без сучка, без задоринки», «ясным как дважды два» и «работать как по маслу». Т.е.

выражаясь современным лапидарным языком, хороший закон ясен, непротиворечив, не допускает двусмысленных толкований, и поэтому работает без всяких помех и затруднений, независимо от того, кем именно и в отношении кого он применяется.

К российским законам, по мнению респондентов, безукоризненность формулировки, прозрачность и результативность явно не относятся. К тому же к ним никак не относится качество «комар носу не подточит», т.е. российские законы легко оспорить, придраться к их содержанию.

А какие законы типичны для России? Это «ни рыба, ни мясо», т.е. нечто непонятное и неопределенное. «Филькина грамота», т.е. пустая бумажка, не обладающая никакой реальной ценностью.

Они созданы «на скорую руку», т.е. кое-как; в них можно заблудиться как «в темном лесу.»

Но именно эти же качества, как считают опрошенные петербуржцы, характеризуют «плохие законы», которые «курам на смех», т.е. что-то нелепое и бессмысленное.

Конечно, можно утешаться тем, что все лишь затверженные традиционные стереотипы, и на самом деле российские законы – прекрасны, только их исполнители слегка «подкачали».

ОБРАЗ ИНВАЛИДНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ (НА

ПРИМЕРЕ СТУДЕНЧЕСТВА Г. БАРНАУЛА)

–  –  –

Согласно Конвенции о правах инвалидов, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006 г. и ратифицированной РФ 3 мая 2012 г., Россия берет на себя обязательство «принимать безотлагательные, эффективные и надлежащие меры к тому, чтобы вести борьбу со стереотипами, предрассудками и вредными обычаями в отношении инвалидов во всех сферах жизни; а так же поощрять позитивные представления об инвалидах и более глубокое понимание их обществом» (ст. 8).

Молодежь является одной из наиболее динамичных социальных групп. Представления молодых людей о людях с нарушениями развития значительно влияют на отношение к людям с ограниченными возможностями в социуме. Особая роль в этом процессе принадлежит студенческой молодежи как наиболее образованной части молодых людей. С целью выявления существующего в представлениях студенческой молодежи г.

Барнаула образа человека с нарушениями развития, сравнения данного образа с представлениями о себе молодых людей с инвалидностью и поиска путей формирования ппозитивных представлений об инвалидах, нами было проведено социологическое исследование. В исследовании (метод – анкетирование) приняли участие 107 молодых людей с ограниченными возможностями и без таковых в возрасте от 17 до 30 лет. Распределение выборочной совокупности по категориям: молодежь с инвалидностью – 50 чел., молодежь без инвалидности – 57 чел.. Распределение совокупности респондентов по полу: 62,6% – женщины, 37,4% – мужчины. Среди основных источников информации о проблемах людей с инвалидностью более половины молодых людей без инвалидности выделила средства массовой информации, кинофильмы (66,7%);

следующую по величине группу составил личный опыт (40,4%).

Вероятно, личный опыт является наиболее эффективным способом формирования реалистичного образа человека с инвалидностью, однако в условиях катастрофического недостатка такого опыта (59,6% респондентов) на первое место выходят визуальные образы, информация, представленные в СМИ, фильмах. Общим вопросом для обеих групп молодежи был вопрос об их досуге. Было выявлено, что проведение досуга имеет не такие большие различия для обеих категорий респондентов. Для них одинаково важно как общение с друзьями (86% молодые люди без инвалидности и 70% с ограниченными возможностями), так и общение в Интернете (52,6% 66%), что объясняется возрастом выбранной нами категории.

Вместе с тем, молодые люди с инвалидностью больше времени проводят в интернете, что, вероятно, связано как с наличием бльшего количества свободного времени, так и неприспособленностью городской инфраструктуры для передвижения малобильных групп населения, что существенно ограничивает для них выбор форм досуга. Последним объясняется и гораздо более редкое посещение молодыми людьми с ограниченными возможностями развлекательных мест в городе (36,8% 22%). Нас также интересовало представление молодых людей без инвалидности о формах досуга молодежи с инвалидностью. Результаты были следующими: по мнению студентов молодые люди с ограниченными возможностями предпочитают проводить свободное время в сети Интернет (80,7%), общаясь с семьей (71,9%), читая (59,6%), со значительным отрывом – общаясь с друзьями (42,1%) и др.. Таким образом, в представлениях молодежи без нарушений развития человек с ограниченными возможностями ограничен в общении с окружающими людьми и окружающим миром, его или ее досуг сводится к общению с семьей, чтению и пребыванию в сети Интернет. Отдых и досуг представляется гораздо более пассивным, чем есть в реальности. Несмотря на архитектурные и физические барьеры, которые приходится преодолевать маломобильной молодежи, молодые люди с инвалидностью значительно чаще «выходят в свет», чем это представляется молодым людям без инвалидности. Распределение ответов на вопрос об основных проблемах молодежи с ограниченными возможностями выглядит следующим образом. Сами молодые люди с ограниченными возможностями называют среди основных проблем, с которыми им приходиться сталкиваться (в порядке убывания): отсутствие интересной работы (48%), денег (30%), недостаток общения (16%) и др.

. Окружающие же люди придают иное значение проблемам молодежи с инвалидностью. На первое место также ставится потребность в интересной работе, причем молодые люди без инвалидности придают данной проблеме гораздо большее значение, чем сами молодые инвалиды (78,9% молодежь без инвалидности и 48% молодежь с инвалидностью), далее идет потребность в деньгах (40,4% против 30%). Только 16% молодых людей с инвалидностью выделили как проблему недостаток общения, в то время как каждый второй молодой человек без инвалидности (61,4%) отметили данную проблему как актуальную для молодежи с ограниченными возможностями. Вероятно, полученные данные во многом объясняются как теми представлениями, которые существуют в обществе об изолированности человека с ограниченными возможностями, так и неясным представлением о социальном, экономическом положении молодых людей с инвалидностью, их реальных потребностях и проблемах, особенностях воспитания, ориентирующих на активную или пассивную жизненную позицию и стратегию. Интересным, на наш взгляд, представляется тот набор личностных качеств, который приписывается человеку с ограниченными возможностями в обществе.

Можно выделить такие противоположные черты как:

сдержанный – эмоциональный, замкнутый – общительный, старается остаться в тени – нравится быть в центре внимания. Первые черты назывались молодыми людьми, не имеющими инвалидность, вторые

– молодыми людьми с ограниченными возможностями. Мы получили два образа, один из которых рисует нам необщительного и сдержанного в эмоциональном плане человека, второй, наоборот, некий образ общительного и стремящегося к этому общению человека. Мы можем наблюдать прямую связь между тем, какие черты приписываются молодежи с ограниченными возможностями и тем, с какими проблемами она сталкивается в жизни по мнению окружающих людей. Вместе с тем, обе категории респондентов единодушны в таких чертах, как: доброта, чувство юмора и др.. Нами также были заданы вопросы относительно личного отношения респондента (без инвалидности) к людям с инвалидностью и отношения общества в целом к людям с ограниченными возможностями. Большинство молодых людей отвечали, что относятся к людям с ограниченными возможностями «доброжелательно» (48,6%), «с жалостью и сочувствием» (35,7%), такие чувства как «неприязнь», «безразличие» назывались очень редко (1,4% соответственно). Вместе с тем, при ответе на следующий вопрос об отношении общества к людям с нарушениями развития, ответы были следующие: «с жалостью» – 40,7%, «безразлично» – 24,4%, «настороженно» – 18,6%, «с неприязнью» – 10,5%, «доброжелательно» – 3,5%. Как мы видим, ответы значительно разнятся. Данные вопросы относятся к разряду сензитивных.

Полученные результаты можно объяснить тем, что человек при ответе на вопрос о своем личном отношении хочет показаться более толерантным, добрым, чутким и т.д., в то время как при ответе на вопрос от третьего лица, не от своего имени, отстраняется и как бы говорит не о себе и не о своем отношении. Индивид перестает соотносить себя с отвечающим и, таким образом, дает более объективный ответ. Полученные результаты свидетельствуют об искаженном представлении об инвалидности в молодежной среде, преобладании жалостливого, настороженного и безразличного отношения к людям с ограниченными возможностями. К основным средствам формирования позитивного мнения о людях с инвалидностью в молодежной среде можно отнести личный опыт, визуальные репрезентации, представленные в СМИ, художественных фильмах, сети Интернет, а так же образование как мощный транслятор общественных ценностей. При этом сами люди с инвалидностью могут выступать не просто потребителями транслируемой информации, но и серьезно влиять на форму ее подачи и содержательное наполнение.

ОБРАЗ НАУКИ В «ОБЩЕСТВЕ ПОТРЕБЛЕНИЯ»

–  –  –

В чем причина пессимистического восприятия науки? А оно присутствует в общественном сознании. Почему в настоящее время усилилась тенденция оценивать науку и ее результаты со знаком минус? Откуда такое негативное и критическое отношение к науке, ее методам, ее рациональности? В том ли, что за последние десятилетия мы не наблюдаем (в области естественных наук, в первую очередь физики) революционных подвижек? Отголоском этой ситуации является утверждение о «конце науки» (в более мягком варианте – о ее кризисе). Е.А.Мамчур (социолог и эпистемолог науки) считает, что «основная при¬чина, как представляется, состоит во всеобщем разочаровании в европейской цивилизации. Она не оправдала связываемых с нею ожиданий на то, что она сумеет обеспечить всех людей достойным человека существованием и сделать мир царством всеобщей справедливости»

[1, 393]. «Общество потребления», едва возникнув, начинает требовать от науки результатов «здесь и теперь». И уж, конечно, революционных прорывов в познании мира (природы, общества, человека, культуры), не замечая того, что в развитых странах уже достигнут уровень комфортной жизни (использование нового сотового с цветным экраном и компьютера с процессором в 30 раз быстрее). Разочарование в науке является проблемой общества, а не науки. И, если общество, устав ждать «революции», просто отвернется от науки, то хуже будет не только последней:).

Привыкнув к тому, что без больших внешних усилий мы получаем все новые и новые товары и услуги, мы переносим это же и на науку.

К науке предъявляются требования, которые она не может выполнить не в силу своей неполноценности, а по причине своей эффективности: мы узнали уже настолько много, что каждый новый шаг требует и сил и времени. Перед наукой стоят даже конкретные вопросы, которые потенциально могут спровоцировать революции (например, природа темной материи и темной энергии). Но здесь ход за экспериментаторами, и, возможно, проблема даже чисто финансовая[2]. Где корни потребительского отношения к науке?

Массовое сознание не стремится осваивать «поле науки». Это делают за него средства массовой информации. Особенно это показательно для Интернета.

Но у журналистики тоже свой подход к науке:

сенсация. В наши дни (как и всегда впрочем) науку окружает множество самых разнообразных проектов, которые наукой не являются. Но очень часто отличить собственно научное знание от псевдонауки весьма непросто. Более того, вполне научное утверждение может со временем и накоплением нового материала стать чем-то несуразным, а ненаучное гипотетическое стать строго обоснованным. Четкой границы здесь нет. И ошибиться может даже профессионал. Но он ошибается очень редко. Чем можно руководствоваться, пытаясь определить и отделить научное знание от того плотного облака мифологии, которое его окружает? [3] Массовое сознание способно реагировать не на сами научные открытия, а на их популярные интерпретации. Но чаще всего ученый пишет популярное изложение существа своего открытия далеко не сразу, если пишет вообще. Гейзенберг описал свои интуиции квантовой механики через тридцать лет после того, как их пережил.

Отделить науку от псевдонауки можно. Это и сделал П. Фейерабенд.

Однако, он же предлагает уравнять физику, астрономию, историю или астрологию, натуральную магию, легенды… Если перед вами разворачивают картину мира, которая агрессивно и безапелляционно отвергает все известные и принятые представления, если в ней используются все виды знаний и искусств одновременно, если при малейшем затруднении автор ссылается на сокровенное, то вероятнее всего - это псевдонаука, как бы ни был подробен ссылочный аппарат, сколь ни темны термины, и какое бы количество математических формул не встретилось на страницах[4]. Но вопрос о том, в какой мере и в каком ракурсе общие черты данного образа представлены в сознании российского общества на современном этапе, нуждается в специальном изучении.

Кроме того, исследования общественных представлений о науке либо носят лишь констатирующий характер, либо ориентированы на изменение ситуации путем просветительской деятельности, т.е. распространения научных знаний. В литературе показано, что в качестве проблематичных и могущих оказывать негативное воздействие на массовое сознание российского общества следующие моменты образа науки: разграничение и противопоставление российской и западной науки, отдельных областей научного исследования; акцентировка внимания скорее на необходимости финансирования науки, чем на отдаче от этого финансирования; широкая представленность паранаучного знания под видом научного. Вместе с тем статистически отмечается превалирование восприятия науки как социального института над представлением о ней как познавательном процессе; преобладание оценочных суждений над содержательными; смешение представлений о науке из разных периодов ее развития; тенденция к отождествлению науки лишь с некоторыми дисциплинами;

недостаточная степень научной осведомленности. Кроме того, феномен «современная российская наука» отличается в сознании респондентов от «науки вообще» и оценивается значительно более негативно.[5] Важно показать, что многие из перечисленных в адрес науки обвинений не обоснованы, а претензии завыше¬ны. Они не являются результатом сколько-нибудь серьезного анализа природы науки и ее действительной роли в человеческом обществе.

Высказанные раз, они слишком быстро стали общим местом. Тезис о тотальной вине науки во всех деструктивных последствиях развития техногенной цивилизации стал перекочевывать из работы в работу, превратившись в очередной стереотип мышления не только представителей околонаучных кругов, но и многих профессиональных исследователей науки.

Литература

1. Мамчур Е.А. Образы науки в современной культуре. М., 2008.

2. Кризис науки в обществе потребления. Обозрение С.Попова // http://xray.sai.msu.ru/~polar/sci_rev/review/popov34.html

3. Губайловский В. Около науки // http://www.scorcher.ru/art/theory/annot/annot.htm

4. Губайловский В. Цит. соч.

5. Шматко М.В. Образ науки в массовом сознании современного российского общества. Автореферат канд. дисс. Омск, 2007.

КОНФЛИКТЫ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ: ПРИЧИНЫ И

ИХ РОЛЬ В ДОСТИЖЕНИИ СОЦИАЛЬНОГО СОГЛАСИЯ

–  –  –

В настоящее время можно наблюдать рост социальной напряженности. Это находит отражение, в частности, в всплеске протестных настроений. В этих условиях особое значение приобретает знание основ конфликтологии, прежде всего представителями властных структур, что необходимо при принятии адекватных управленческих решений на всех уровнях властной вертикали. Поэтому возникает важная задача поиска методов и способов изучения социальной напряженности, прогнозирования перерастания ее в конфликты. В нестабильном обществе, каковым является современное российское общество, успешное урегулирование конфликтов возможно при условии налаженного механизма социальной коммуникации. Такой механизм возможен в институционально закрепленных практиках социального диалога.

Отсюда необходимость в выстраивании социальной коммуникации в режиме обмена мнениями, который позволил бы придти к согласованию интересов конфликтующих сторон. Между тем одним из признаков нестабильного общества является наличие множества противоречий и конфликтов, иногда протекающих в особо острой форме. Нерешенность многих социальных проблем приводят к тому, что конфликты во многом носят деструктивный характер.

Рассмотрим причины наиболее типичных конфликтных ситуаций, характерных для современного общества, в том числе и российского.

Увеличение социального расслоения в современном обществе, резкое нарушение принципа социальной справедливости обостряет и другие противоречия, приводящие при определенных условиях к разного рода конфликтам.

Так, абсолютизация рыночных механизмов приводит зачастую к тому, что не уделяется должного внимания проблемам социального неравенства, следствием чего появляются и усугубляются такие процессы, как обнищание значительной части населения, усиление безработицы и рост трудовой миграции, в том числе нелегальной, возрастание этнической напряженности и т.д. Это провоцирует конфликты на межнациональной, межконфессиональной почве, региональные и т.д. Глобализация приводит к росту неравенства между «богатыми» и «бедными»

странами. Вместе с тем в основе защиты локальных и групповых интересов от влияния процесса глобализации часто лежит охрана национальных культурных ценностей. С другой стороны, политика мультикультурализма, проводимая некоторыми западными странами, имеет и негативные последствия для принимающей стороны, обостряя конфликты, в основе которых лежит защита западных ценностей и национальных интересов. Еще один вид противостояний в современном обществе, связанных так или иначе с проблемой социального неравенства – это противостояния на почве защиты окружающей среды. Сейчас мы все больше можем наблюдать противоречие между экологией и экономическим ростом как на локальном, так и на глобальном уровнях. Этот вид противоречия в настоящее время становится одним из основных. В этой связи можно прогнозировать рост конфликтов как на почве обострения борьбы за ограниченные природные ресурсы между странами, отдельными регионами, так и между социальными группами, которые условно можно назвать «бедные» и «богатые».

Эгоизм, стремление к неограниченному потреблению более обеспеченных и благополучных социальных групп все в большей степени вызывает негативную реакцию местного населения, страдающего от точечных застроек, неконтролируемых вырубок лесных насаждений, резко изменяющих ландшафт городской среды, сельских поселений, привычный образ жизни многих горожан и сельских жителей. Таким образом, конфликты, связанные так или иначе с социальным неравенством, имеют сложную природу.

Конфликтология исходит из того, что в основе практически любого конфликта лежат как объективные, так и субъективные причины.

Вопрос в том, что превалирует? Что является первопричиной?

Иногда объективные и субъективные причины так переплетены, что трудно определить первопричину конфликта. Это порождает в обыденном сознании стереотип, что тот или иной конфликт порожден исключительно субъективными причинами. Анализ таких конфликтов сопряжен с трудностями выделения их источника и причин. Поэтому важно при анализе, диагностике конфликта различать объективные и субъективные причины. Рассмотрим пример с изучением конфликтов в одном из наиболее конфликтогенных регионов России, а именно в северокавказском.

Изучению данного региона уделяется особое внимание. С 2006 г.

проводится мониторинг конфликтных процессов методом экспертного опроса. На основе проведенного анализа социальнополитических процессов на Юге России экспертами в 2006 г. и в 2007 г. были сделаны выводы о том, что в регионе сохраняется повышенная конфликтность, динамика регионального конфликтного процесса имеет инерционный характер. В этом процессе качественного изменения не произошло и не прогнозируется.

Причем, проблемы и риски, производные от конфликтогенности северокавказского региона, носят не региональный масштаб, а федеральный. Имеется много симптомов того, что постепенно протестные настроения в регионе, сосредоточенные прежде преимущественно во внутрирегиональных контраверсивных диалогах, обретают антицентристскую направленность и, хуже того, антироссийскую [1. C.201]. Данная проблематика нашла свое продолжение в виде опроса 2009-2010 гг. Экспертами (в числе которых была и автор статьи) являлись исследователи из шести федеральных округов, занимающиеся проблемами конфликта на протяжении многих лет. Среди основных задач данного опроса служили следующие: уточнение конфликтологических сценариев развития южнороссийского макрорегиона и разработка среднесрочных конфликтологических сценариев Юга России до 2020 г.; анализ и прогнозирование угроз и рисков этнополитической стабильности на Юге России, выявление путей их минимизации [2. С.

5]. Итоги данного опроса показали, что качественного изменения ситуации на Юге России не произошло. Эксперты указали на те же тенденции манифестации конфликтогенных признаков, что и в опросе 2007 года: рост значимости внутриполитического и особенно этнокультурного факторов; усиление влияния геополитического фактора на конфликтные процессы в южном регионе. А вот в отношении роли конфессионального и этнического признаков в конфликтах оценки экспертов, данные в 2007 и 2009 гг., различаются

- их значимость заметно выросла, особенно конфессионального аспекта [2. С. 35]. На основе анализа экспертных оценок были сформулированы предложения о необходимости конструктивных действий, прежде всего на федеральном уровне, по снижению конфликтогенности в регионе. Причем, как отмечали эксперты, действия не должны сводиться к увеличению финансовой помощи, а должны быть ориентированы на решительные изменения в кадровой, социально-экономической и культурной политике как на федеральном, так и на региональном уровнях [2. С. 133].



Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ АЛЕКСАНДРОМ ДАЙКСЕЛЕМ Редакция журнала знакомит своих читателей с членами редакционного совета. Сегодняшний гость — Александр Дайксель. Он является профессором социологии Гамбургского университета, где долгое время возглавлял Институт социологии. Там же им организован отдел по изучению наследия Фердинанда Тенниса, под руководством А. Дайкселя осуществляется издание Полного собрания сочинений Ф. Тенниса. В настоящее время он является...»

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Самосознание российской интеллигенции: траектории трансформации Д.С. ПОПОВ В современной российской общественной мысли, социологии, публицистике «интеллигенция» – одно из самых обсуждаемых понятий. С каждым годом множится число монографий, эссе, статей, посвященных ее изучению, не ослабевают споры о границах, численности, о самом факте ее существования. Это далеко не случайно. Проблема не сводится к тому, что мы живем в эпоху развитых технологий, стимулирующих увеличение доли умственного,...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК 316.4(476)(082) ББК 60.524 (4 Беи)я431 С69 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор Л.Е. Криштапович, доктор социологических наук, профессор...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Социологическое общество им. М. М. Ковалевского Материалы Всероссийской научной конференции X Ковалевские чтения Россия в современном мире: взгляд социолога 13-15 ноября 2015 года Санкт-Петербург ББК 60.5   УДК 316        Д 37    Редакционная коллегия:    А.О. Бороноев, докт. филос. н., проф.,   В.И. Дудина, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, канд. социол. н., проф.,   Ю.В. Веселов, зав. кафедрой фта социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф.,  ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.