WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 29 |

«Материалы Всероссийской научной конференции X Ковалевские чтения Россия в современном мире: взгляд социолога 13-15 ноября 2015 года Санкт-Петербург ББК 60.5   УДК 316        Д 37    ...»

-- [ Страница 5 ] --

В.М. Хвостов с позиции «субъективного нормативизма» критиковал Конта за его «увлечение социологическим реализмом», недооценку роли человеческого творчества в социальном мире и полагал, что социология должна стать квинтэссенцией социального творчества.

Объектом социологии у Е.В. Де Роберти является «надорганика» - мир «общественной или духовной жизни», который охватывает все социальные явления (коллективный опыт, социально-мотивированную и разумную волю, политические формы, нравственность, право, науку, сознательную передачу от одного поколения другому накопленных знаний и культурных благ и т.д.). Общество - «культурносоциальная система» требует постоянной организации, что является причиной «появления и развития бесчисленного множества новых фактов, наполняющих собой историю человеческих обществ».

Н.М. Коркунов с позиции «субъективного реализма» специфику социального мира, мира «общественной жизни» связывал с «психической его природой», а само понятие «общественная жизнь» использовал как синоним термину «общественная культура».

М.М. Ковалевский считал «особым предметом изучения» в социологии «веками созданную общежительность», т.е. человечество в том виде, «в какое привели его созданные искусством людей общественные институты» (язык, верования, мораль, право, гражданские, общественные и политические учреждения, художественное творчество, литература и науки). Его обобщающий вывод - предметом социологии «является созданная вековым развитием человеческая культура».

«Базисной ареной» социологических исследований называл культуру Н.С.

Тимашев, поскольку существует глубокая взаимосвязь социального и культурного, несмотря на изобилие различных точек зрения, относительно понятия культуры, ее функций и разнообразных локальных форм Исходным моментом неокантианской позиции Б.А. Кистяковского было утверждение о том, что объект социологии – социальный мир – это «особый мир», отличный от мира природы, изучаемого естественными науками. «Особый» в силу значимости культуры, поскольку она «во всех своих проявлениях тесно связана с общественной жизнью». Сознательная, «творческая», целенаправленная деятельность людей создает «особый вид бытия, именно культурную общественность».

Сорокин с позиции неопозитивизма (бихевиоризма) выделял в социальных явлениях «социальную связь, имеющую психическую природу и реализующуюся в сознании индивидов»: «Это то, что многие называют “социальной душой”, это то, что другие называют цивилизацией и культурой, это то, что третьи определяют термином “мир ценностей”, в противоположность миру вещей, образующих объект наук о природе».

И при этом он ссылся на И. Канта: «Выражаясь кантовским языком, можно было бы сказать, что психическое есть априорная посылка социальных явлений». Социология, по Сорокину, имеет с сознательными внешними признаками психического взаимодействия в «символической форме». Объективированные символы в звуковой, цветовой, предметной, двигательной форме, исполняют роль «посредников или проводников», стимулов передачи акции-реакции во взаимодействии, которым необходимо подчиняться как необходимости.

В 1930-е гг. при разработке концепции «интегральной социологии»

(генерализующей науки по изучению «социокультурных явлений») Сорокин подверг резкой критике бихевиоризм, неприменимый к ценностному миру человеческой жизни.

Он считал, что необходимо соединить все ценное, что существует в теоретикометодологических позициях представителей разных социологических направлений по фундаментальным проблемам социологии (реализм и номинализм, понимание и «объективизм»).

В работе «Общество, культура и личность; их структуры и динамика» (1947) Сорокин называл личность, общество и культуру «неразделимой триадой». Каждое из этих явлений можно изучать «по отдельности» только из «дидактических соображений».

То, что называют «культурой», «цивилизацией», «миром ценностей», определяет специфику социального мира, «в противоположность миру вещей, образующих объект наук о природе». Благодаря значениям, нормам и ценностям индивиды причиннофункционально связаны, и эта связь дает реальное коллективное единство. Поэтому «общество» не может быть более широким понятием, чем «культура». Именно культура, культурные ценности позволяют говорить о «социокультурном взаимодействии», как взаимодействии «солидарном», «согласованным», «конфликтном» и т.д. Сорокин считал культуру «фундаментом», «скелетом», «костяком» социальной системы и суперсистемы.

На основании громадного эмпирического материала и разработанной им классификации доминирующих (но не монопольно господствующих) значений, ценностей, норм (идеациональных/духовных и чувственных/материальных) он разработал теорию социальной и культурной динамики. Эта теория позволила ему подвергнуть критике современную чувственную суперсистему, находящуюся в состоянии кризиса и «аморальности» всех институтов (семьи, права, политики, экономики и др.).

Российские социологи выделяли двойственный характер и социального процесса, который не является процессом абсолютно «естественно-историческим», «спонтанной»

эволюцией, т.е. «самотеком». В социальном процессе участвуют люди, ставящие перед собой цели и стремящихся к их осуществлению.

Де Роберти важнейшей характеристикой социального процесса считал «причинность» и «целеполагание», Коркунов «причинность» и «долженствование», а Михайловский «борьбу за индивидуальность». Л. Мечников определял социальный процесс как историю развития человеческой цивилизации, создаваемой творческой трудовой, кооперативной деятельностью и солидарностью.

Российские социологи ввели в социологию такие понятия, как «социальные, т.е.

культурные формы», «социокультурные явления», «социокультурное взаимодействие», «социально-культурные процессы», «социально-культурное пространство», «социокультурные структуры», «социально-культурная среда», «социально-культурная жизнь» (Лавров, Южаков, Оболенский, Кареев, Новгородцев, Де Роберти, Коркунов и др.). Таким образом они подчеркивали, что нельзя приписывать социальному некоего рода онтологического преимущества перед культурой.

Теоретическая разработка проблемы «искусственной» природы социального мира, активности личности (познающей, созидающей) давало российским социологам основание для признания в исследовании «нравственной оценки» состояния общества и тенденций его развития. Общество для социологии и социолога-исследователя является не только научной, но и этической проблемой, а позиция социолога как стороннего, внешнего наблюдателя, является тоже этической, только «со знаком минус».

К человеку, к человеческому миру, к социуму, подчеркивал Кареев, кроме отношения теоретического, отношения строго научного должно существовать еще особого рода отношение - этическое. В этом и заключается существенная разница между естественно научным знанием и социологией.

Отечественные социологи, включая культурный фактор и «принцип личности» в онтологию социального мира, в процесс его развития, создавали теоретическую базу, в свете которой эмпирический материал приобретал не только значение научного, эмпирического «факта», но и давал основания для реализации оценочной и диагностической функции социологии.

–  –  –

В конце 60-х годов XX века «…понятие «постиндустриальное общество» прочно вошло в инструментарий западной социологии, а в 1990-е годы подходы «постиндустриалистов» к изучению динамики общественного прогресса овладели умами и многих российских ученых» [1, с.140]. Подлинное же авторство термина «постиндустриальное общество» принадлежит американскому социологу, философу, специалисту в области социального прогнозирования Д.Беллу.

Используя синтез различных подходов к анализу современного социума, Д.Белл обосновывал свою ключевую идею о том, что человечество выходит на новый этап своего развития и вступает в постиндустриальное общество, которое характеризовал следующим образом:

«Постиндустриальное общество, - писал он, - это общество, в экономике которого приоритет перешел от преимущественного производства товаров к производству услуг, проведению исследований, организации системы образования и повышению качества жизни; в котором класс технических специалистов стал основной профессиональной группой и, что самое важное, в котором внедрение нововведений во все большей степени стало зависеть от достижений теоретического знания» [2, с.102].

Концептуализация идей постиндустриализма отмечена определенной двойственностью – постиндустриальное общество рассматривается, с одной стороны, в качестве некоторой объективной реальности, воплощающей в себе результаты происходящих трансформаций, с другой – в виде идеальной логической конструкции, помогающей осмыслить современность.

«Постиндустриальное общество является «идеальным типом», построенным, составленным социальным аналитиком на основе различных изменений в обществе, которые, сведенные воедино, становятся более или менее связанными между собой и могут быть противопоставлены другим концепциям.

Она есть некая парадигма, социальная схема, выявляющая новые оси социальной организации и стратификации в развитом западном обществе» [2, с.655]. Используя в качестве основного критерия типологизации общественного устройства доминирующий вид трудовой деятельности, Д.Белл выделял три большие исторические эпохи, образующие триаду «доиндустриальное – индустриальное – постиндустриальное общество». Д.Белл полагал, что постиндустриальное общество не вырастает из наиболее острых противоречий индустриализма, а возникает вместе с появлением новых структур в отдельной общественной сфере – технико-экономической, в первую очередь в экономике, сфере занятости, не связанными с политикой и культурой. Он предлагал разъединить общественные отношения и технологии, рассматривая их «как независимые исторические переменные». Так, по «оси» общественных отношений он располагает рабовладельческий, феодальный и капиталистический строй, а по технологической «оси» - доиндустриальное, индустриальное и постиндустриальное общества. Такая конструкция способна раскрыть существенные отличия обществ различных типов, но не в рамках реконструкции предшествовавших исторических событий, а в структуре современного автору мира, предполагающее выделение ведущих тенденций формирующегося социума. В рамках концептуальной схемы определяется организующий каркас общества, вокруг которого группируются социальные институты. Но такой подход не позволяет обсуждать проблему трансформации общества, в том числе и постиндустриального, как целостностной системы, а сводит представления об изменениях лишь к версиям его различных сегментов.

Таким образом, основания постиндустриальной модели Д.Белла не представляются бесспорными. И все же в его взглядах на природу формирующегося общества есть аспекты, которые позволяют говорить о новаторстве Д.Белла, в первую очередь это обоснование «осевого принципа» формирующегося общества – приоритетности знания.

«Понятие «постиндустриальное общество» указывает на центральную роль теоретического знания как некой оси, вокруг которой располагается новая технология, экономический рост и социальная структура общества» [2, с.128].

Концепция Д.Белла «была изначально создана в таком виде, который мог, как легко инкорпорировать в себя целый ряд новых направлений в социологическом анализе, так и, в свою очередь, породить множество новых подходов, основанных на применении своих основополагающих методологических постулатов к оценке возникающих с течением времени тенденций и процессов» [1, с.3-4]. Это определило дальнейшее развитие идей постиндустриализма в трудах многих западных исследователей: Дж.Гэлбрейта, У.Дайзарда, М.Кастельса, Р.Катца, М.Маклюэна, Е.Масуды, Дж.Мартина, М.Пората, Т.Стоуньера, Э.Тоффлера, А.Турена. В отечественной науке это направление представлено работами Р.Ф.Абдеева, С.А.Дятлова, Д.В.Иванова, В.Л.Иноземцева, Н.Н.Моисеева, А.И.Ракитова и др. В 1970-е годы концепция постиндустриального общества воплотила собирательный образ западного общества, уровень и качество жизни которого выступали ориентиром для большинства стран, определяющих для себя пути дальнейшего развития. Позднее, в 1980-1990-е гг., постиндустриальное общество рассматривалось как качественно новая ступень развития уже не только Запада, но и всего человечества, под разными названиями – «супериндустриальная цивилизация»

(Э.Тоффлер), «технотронное общество» (З.Бжезинский), «информационное общество»

(Е.Масуда).

Наиболее последовательному развитию и широкому распространению идеи постиндустриализма способствовала их популяризация американским социологом и футурологом Э.Тоффлером, выстраивавшим свои представления о трансформации современной цивилизации в русле новейшей американской социологии, с присущим ей технологическим детерминизмом, и в этом смысле он мало чем отличался от Д.Белла [3].

Развивая идеи Д.Белла, Э.Тоффлер выделяет ключевые характеристики формирующегося общества: традиционные факторы производства - земля, труд, сырье и капитал становятся менее значимыми, так как их заменяют символические знания; превращение знаний и информационных технологий в ключевой фактор прогресса; вытеснение индустрии сферой услуг; изменение структуры производства, институциональной системы. Подлинная же новация Э.Тоффлера заключалась не в употреблении волновой метафоры, а в ее использовании для авторской экспликации современных трансформационных процессов. Новым в его концепции выступил и предмет исследования – не только сами изменения современного общества, но и их последствия и перспективы. Наиболее опасным для человечества является сам переход, названный Э.Тоффлером «столкновением волн», когда происходит коренное изменение старого, а новое еще не укрепилось в обществе. Заслугой Э.Тоффлера является рассмотрение происходящих изменений не только с позиции «великой исторической перспективы», но и с точки зрения людей, испытывающих потрясение от стремительно разворачивающихся перемен.

В западной и отечественной литературе, посвященной постиндустриальной проблематике, представлены позиции, как многочисленных сторонников, так и серьезных критиков. К их числу относится Ф.Уэбстер, который полагает, что доктрина постиндустриализма выступает как излишне объективистская, не опирающаяся на анализ причин того развития, которое привело к становлению индустриального, а позднее и постиндустриального общества [4]. Целый ряд критично настроенных российских исследователей, с разной степенью негативности, высказывают замечания по поводу неадекватности концепта «постиндустриальное общество» современной социальной практике. По мнению И.Я.Левяш, «…в противоположность любой научной процедуре, не модель сопоставляется с реальностью, а наоборот, и это реальность будущего, которая менее всего поддается верификации» [5, с.153]. Еще более острая критика В.С.Цаплина обращает внимание на общий для футурологических концепций недостаток, связанный с социальным дарвинизмом и оторванностью теоретических конструкций от реальности [6].

Характеризуя философскую и идеологическую основу постиндустриального общества как постмодернизм, фиксирующий ментальную специфику современной эпохи, В.Г.Наймушин видит эту специфику в плюралистичности проблемного поля и отказе от самой возможности создания теории, претендующей на парадигмальный статус [7].

Однако при всем различии позиций и идеологических предпочтений, большинство аналитиков подтверждают продуктивность и актуальность идей постиндустриализма, хотя и высказывают необходимость объяснения ряда процессов, оказавшихся за пределами прогнозов классической постиндустриальной теории. Мы согласны с позицией В.Л.Иноземцева в том, что теория постиндустриализма в большей степени является методологической основой для разработки новых концепций и в меньшей степени выступает теорией, описывающей новые реалии.

Таким образом, теория постиндустриализма, возникнув, как частная теория в 60-е годы ХХ века, в современной науке выступает в качестве методологической парадигмы (метатеории), на базе которой происходит развитие широкого спектра концепций.

Привлекательность постиндустриальной концепции состоит в том, что она подается как проблемное построение, открытое для существенных дополнений и интерпретаций, открывающее широкие исследовательские перспективы. Многочисленные концепции, построенные на методологической основе постиндустриальной теории, имеют право на существование и представляют собой описание процессов и возможных тенденций развития и трансформации социально-экономических систем на постиндустриальном этапе развития цивилизации.

–  –  –

Демократические реформы в России актуализировали потребность формирования новых взаимоотношений государства и общества, основанных на важных для демократического строительства понятиях - взаимодействии, открытости, диалоге.

Мировой опыт формирования и развития социального государства свидетельствует о том, что основными его признаками являются преодоление отчуждения личности от власти, превращение государства в социально-ответственный инструмент общества, осуществляющий активную политику в интересах всех категорий населения на основе принципов открытости и демократизма власти, социальной справедливости, согласия и взаимовыгодного партнерства. В целях формирования на практике вышеперечисленных признаков, прежде всего, необходимо взаимодействие общества и власти на основах постоянного диалога между ними, так как демократическая система управления не способна легитимно функционировать вне процессов гласности, игнорируя принцип "прозрачности" своей деятельности.

Диалог государственной власти с общественностью базируется на ряде основополагающих правил, наиболее важными из которых являются следующие:

• постоянно и систематически информировать общественность о проводимой политике так, чтобы эта информация была доведена до каждого гражданина;

• предоставлять общественности возможность высказать свое мнение о новых важных проектах и планах до принятия окончательных решений. При реализации многосторонних решений важно продемонстрировать, что никто не стремится добиться своих целей в ущерб другим сторонам;

• постоянно осуществлять намеренную оптимизацию контакта в современной обстановке недоверия к властям и неверия в будущее. В целях формирования доверия к структурам государственной службы необходимо принимать активное участие в открытых обсуждениях проблем. [1] Выполнение перечисленных правил взаимодействия власти с общественностью позволит развивать гражданское самосознание и воспитывать у людей активный интерес к проблемам государственного управления.

Существует множество классификаций PR – служб. Мы предлагаем классифицировать PR – службы по следующим критериям.

По уровню организации:

- PR-структуры федерального уровня (пресс-служба Президента РФ);

- PR-структуры государственных органов субъектов РФ (пресс-служба Министерства социальной защиты населения РБ);

- PR-структуры местных органов государственной власти.

Кроме этого, выделяют государственные и коммерческие PR-службы.

В нынешних условиях можно разделить PR-службы по принадлежности к конкретному учреждению, организации, ведомству. Фактически эта градация осуществляется по отраслям деятельности.

Выделим такие типы PR-служб:

— PR-службы государственных органов исполнительной, представительной и судебной власти, — PR-службы политических партий и движений, — PR-службы общественных организаций, — PR-службы коммерческих предприятий, — PR-службы финансовых организаций и учреждений, — PR-службы государственных бюджетных учреждений и организаций (учебные заведения, учреждения здравоохранения, науки и культуры), — PR-службы спортивных организаций и учреждений, — PR-службы творческих союзов, — PR-службы конфессиональных организаций и учреждений, — PR-службы субъектов рекламно-информационной деятельности, — PR-службы средств массовой информации.

В настоящее время важнейшей проблемой российской власти является низкий уровень доверия граждан к деятельности государственных учреждений. Преодоление сложившейся ситуации возможно при условии роста профессионализма государственных служащих, их умения вести диалог с населением, взаимодействовать и устанавливать контакты с различными социальными группами.

В отношениях между властью и обществом назрела необходимость перехода от технологий воздействия к технологиям взаимодействия, а также учета общественного мнения и создания условий для привлечения граждан к принятию управленческих решений, особенно на местном уровне. Право граждан на получение информации, учет их позиции, предложений, привлечение к участию в подготовке решений может быть реализовано с помощью связей с общественностью. Использование знаний и умений в этой области способствует установлению обратной связи с населением, которая отвечает принципу субсидиарности, то есть передачи полномочий и ресурсов на более низкие, близкие к населению, управленческие уровни.

Участие связей с общественностью в государственном управлении можно охарактеризовать как содействие государству в разрешении объективных противоречий между плюрализмом политической сферы общества и целостностью государственной власти. В соответствии с общедемократическими тенденциями общественного развития государственные службы должны совершенствоваться и способствовать формированию гражданского общества, для чего приоритетным направлением является налаживание прямых и обратных связей с гражданами. Так что к основным функциональным задачам

PR в системе государственного управления можно отнести:

- участие в демократизации государственного управления;

- содействие становлению гражданского общества.[4] Доверие и понимание общественности могут достигаться только при условии, что государственные органы сами направлены на предельно допустимое доведение до общества правдивой информации о своих действиях и принимаемых решениях, а также положении в стране. PR-структуры государственной власти преследуют конкретные цели:

1) обеспечение гласности, прозрачности и открытости в работе;

2) обеспечение связей с гражданами и их объединениями;

3) помощь сотрудничеству с гражданами, их объединениями в разработке и осуществлении программ решений; содействии в выполнении законодательства;

4) способствование становлению институтов гражданского общества.[5] Информационную доступность и открытость по праву можно считать одним из главных индикаторов качества государственного управления.

Игнорирование потребностей в выстраивании эффективной коммуникации по линии «власть-общество» ведет к различным общественным проблемам и дисфункциям. В первую очередь от недостатков в предоставлении такого «общественного товара», как информация, страдает национальная экономика.

Недостаточная информационная транспарентность органов государственной власти и управления ведет к росту коррупции, снижению уровня доверия населения к органам государственной власти и управления.

Можно утверждать, что особенности работы служб по связям с общественностью в органах власти проявляются в характеристике субъекта и средств деятельности, в специфике эффектов, достигаемых в результате этой деятельности. Функции государства с неизбежностью включают в себя функции управления связями с общественностью, порождают специальные государственные и муниципальные структуры, призванные оптимизировать эти связи, соотносить их с управленческими целями органов власти.

Другими словами, связи с общественностью предстают органичным компонентом государственного и муниципального управления, своеобразным политическим институтом, «сущностным, функциональным явлением, направленным на оптимизацию принятия и реализации политических решений». Опираясь на службы по связям с общественностью, государственная власть в более полной мере использует свои информационные, коммуникативные возможности, обеспечивает устойчивую, планомерную и репрезентативную информационно-коммуникативную деятельность, определяющую эффективность всего управленческого процесса.

–  –  –

Изменения, происходящие в современном российском обществе, затронули и сферу образования.

О появлении новых тенденций в образовании свидетельствуют данные Всероссийского исследования «Жизненный мир россиян и эволюция форм их участия в реализации государственных и общественных преобразований (1990-2000 гг.)» 25-30 октября 2014 г. Было опрошено 1750 человек в 18 регионах страны (21 одном населенном пункте) с учетом репрезентативной выборки по полу, образованию, семейному положению, месту жительства, форм собственности и трудовому стажу. Опросы были поведены во всех экономических районах страны, представляющих Центральную Россию, Поволжье, Юг Страны, Урал, Сибирь и Дальний Восток, а также два мегаполиса - Москву и С-Петербург.

Для удобства анализа данных, все опрошенные разбиты на четыре образовательные группы: 1 группа- начальное, неполное образование; 2 группа – среднее и среднее специальное образование; 3 группа – незаконченное высшее образование; 4 группа – высшее образование.

Образование вообще (и высшее образование, в частности) не выполняет роль важнейшего показателя стратификации общества.

О том, что образование (в том числе высшее) не является первостепенным параметром, определяющим социальное положение и престиж человека в обществе, свидетельствуют ответы респондентов с высшим образованием на соответствующий вопрос: «Какие обстоятельства, на Ваш взгляд, определяют сегодня социальное положение и престиж человека в нашем обществе?». На первые позиции вышли такие параметры, как «владение деньгами, материальными или другими ценностями» (69,2%);

«обладание властью или доступ к ней» (58,2%); «связи с нужными людьми» (54,6%);

«личные качества (ум, привлекательность, сила и др.) (26,4%).

Ответ - «личные достижения в образовании и профессиональной подготовке оказались» на пятой позиции у респондентов с начальным, неполным средним образованием (1 группа), средним и средним специальным образованием (2 группа), высшем образованием (4 группа). Четвертую позицию данный ответ занимает у респондентов с незаконченным высшим образованием (3 группа) - вполне вероятно потому, что они еще учатся.

Современное общество утверждает себя обществом образованных людей. Отчасти, может быть, поэтому этот традиционный критерий стратификации общества и личности сегодня утрачивает свои позиции. Если образованы все, значит стартовые позиции одинаковы.

Образование личности не связано напрямую с самооценкой своего социального статуса.

Исследование показывает, что среднее значение самооценки социального статуса у людей 1 и 4 образовательных групп отличается совсем немного (4,69 и 5,47 соответственно, по 10-балльной шкале).

Еще меньшая разница в самооценке материального положения (4,04 и 4,82 по 10балльной шкале). Нужно ли удивляться, что в общественном мнении начинает превалировать убеждение, что важно, как человек умеет устроиться в жизни и что он умеет делать, а диплом почти ничего не решает.

Образование вообще (и высшее образование, в частности) не гарантирует личности успешное трудоустройство и уверенность в завтрашнем дне.

В проведенном исследовании респонденты с высшим образованием (4 группа) демонстрируют некоторую неуверенность в завтрашнем дне. На вопрос: «Планируете ли Вы свою жизнь?» большая часть опрошенных выбрала варианты: «Не планирую» (33%) и «Планирую на 1-2 года» (31,5%). Что касается других образовательных групп, то больше всего не уверены в завтрашнем дне, а потому не строят никаких жизненных планов респонденты в 1 группе (51,9%) и во 2 группе (46,6%).

По сравнению с другими показателями, высшее образование для личности все-таки выполняет роль «буфера» в построении планов на жизнь, дает некоторую уверенность в возможности профессиональной карьеры.

Трудоустройство. «Полную удовлетворенность» своей работой высказали 25,6% опрошенных 4 группы. «В целом удовлетворены, но не во всем» почти половина опрошенных – 49,4%. Причины – проблемы, с которыми сталкиваются люди с высшим образованием на своем рабочем месте. Среди этих проблем на первом месте – «опасение потерять работу» (22,8%). На других позициях (по убыванию): «неясность в оплате труда»

(18,1%); «отдаленность работы от дома» (17,5%); «нет перспективы в работе, профессиональной карьере» (12,1%). Все эти проблемы не связаны с самим процессом и содержанием труда. Вариант ответа – «работа не нравится (однообразный, неинтересный труд) выбрали всего 3,8%.

Образование не гарантирует, но остается способом получения творческой, интересной работы, что является одним из приоритетов в трудоустройстве личности.

Косвенно об удовлетворенности 4 группы содержанием своего труда свидетельствует полное согласие 25% и частичное согласие 51,9% опрошенных со следующим утверждением: «Способности человека могут проявиться только в работе».

Однако образовательная группа 1 в данном вопросе демонстрирует полную солидарность с группой 4, что позволяет предположить наличие сформированной еще в советский период установки на труд.

Заработная плата на основном месте работы для всех образовательных групп (в частности для группы 4 - 76,7%) является основным источником доходов, однако, оплата труда полностью устраивает только 13% опрошенных из 1 группы, 17% - из 2 группы, 16,7% - из 3 группы, 29,0% - из 4 группы.

На вопрос: «Как вы считаете, справедливо ли оплачивается Ваш труд?» ответ «не всегда справедливо» выбрали 39,7% представителей 4 группы, а «несправедливо» - 20,2%.

Поэтому пятой части опрошенных для увеличения своего заработка приходится регулярно работать дополнительно на основной работе или подрабатывать на стороне (21,2%).

Нерегулярно подрабатывает почти треть опрошенных (27,0%).

К сожалению, приходится констатировать, что в современном российском обществе не преодолена тенденция занижения оплаты труда специалистов с высшим образованием по сравнению с профессиями, зачастую не требующими высокой умственной квалификации. Сохранение «перекосов» в оплате труда специалистов с высшим образованием приводит к тому, что значительная часть из них вынуждена искать дополнительные источники заработка.

Тенденция к укреплению места и роли образования в жизненных планах личности остается под вопросом.

Представляет большой интерес ответ на вопрос: «Выберите те качества, которые, по Вашему мнению, обязательно надо воспитать у детей?» У респондентов 4 группы первые пять позиций распределились следующим образом: «трудолюбие» - 76,6%;

«честность» - 65,9%; «доброта» - 56,7 %; «стремление к знаниям» - 54,8%; «умственные способности» - 50,0%. Что же получается? Сохранится ли стремление к получению образования в будущем, если по иерархии приведенных качеств получается - зачем знания, ум, лишь бы человек был хороший?

Интересно, что ответ на этот же вопрос у людей 1 группы дал следующие пять позиций: «трудолюбие» - 70,4%; «честность» - 57,4%; «доброта» - 50%; «умственные способности» - 45,4%; «стремление к знаниям» - 44,4%. Полное совпадение позиций (с некоторой перестановкой в конце) делает проблематичным воспроизводство образовательной стратегии личности.

Итак, образование вообще (и высшее образование, в частности) сегодня сохраняет такие привилегии для россиян, как возможность найти интересную, творческую работу, вместе с тем, не гарантирует им в будущем высокий социальный и материальный статус, реальную самооценку.

ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВА ВСЕОБЩЕЙ КОММУНИКАЦИИ ДЖАННИ ВАТТИМО

–  –  –

Этап развития социологической мысли 80-90 годов XX века характеризуется формированием в ней проблематики «постмодерна». Постмодернистская социология возникла как теория, сумевшая предложить необходимый для описания новых общественных процессов понятийный аппарат. Таким образом, в рамках данного направления теория постмодерна рассматривается как теория общества и культуры конца XX века [2, 341 c.].

Постмодернистская социология представлена такими учеными как Ж.-Ф. Лиотар, Ж. Бодрийар, З. Бауман, Дж. Ваттимо и др. Теория общества всеобщей коммуникации последнего и ее применение к анализу современной России послужила темой для данного доклада.

Центральным объектом анализа в творчестве итальянского социолога Джанни Ваттимо является культурная ситуация в обществе на рубеже XX-XXI вв. Современное общество представляется социологу как общество постмодерна, так как оно является обществом всеобщей коммуникации [1, 6 c.].

Для полного раскрытия проблематики своей теории Ваттимо рассматривает общество всеобщей коммуникации под разными углами зрения, поэтому по-разному его называет: прозрачное общество, общество гуманитарных наук, общество масс-медиа.

«Прозрачное общество» является метафорой, вводимой Ваттимо для обозначения идеала общества, в котором живет современный человек. Социолог приходит к выводу, что реализация идеи абсолютной самопрозрачности общества невозможна по ряду причин.

Во-первых, с завершением колониализма и империализма и пришествия общества коммуникации, происходит размывание единой истории, что приводит к высвобождению культур и возникновению различных взглядов на понимание мира. Такие изменения становятся возможными благодаря масс-медиа и опровергают идеал прозрачного общества, так как свобода информации и существование множества каналов радио и телевидения не имеют смысла, если в мире нормой являются точное воспроизведение реальности и абсолютная объективность [1, 12 c.].

Во-вторых, развитие гуманитарных наук и усиление социальной коммуникации противодействует самопрозрачности общества. Причину этого парадоксального явления Дж. Ваттимо видит в изначальной склонности масс-медиа становиться опорой всякой власти, оказываться под воздействием пропаганды и рекламы [1, 29 c.].

В-третьих, внутри самой системы коммуникаций развиваются механизмы, которые делают невозможной реализацию самопрозрачности. Такими механизмами Ваттимо считает возникновение новых центров истории.

Таким образом, Ваттимо делает вывод, что вместо приближения к самопрозрачности общество гуманитарных наук и всеобщей коммуникации пришло к «фабулизации мира», так как человечество воспринимает ту реальность, которую предоставляют гуманитарные науки и масс-медиа.

Обществом гуманитарных наук социолог называет общество, в котором: 1) технологии достигают своей кульминации в виде «информации»; 2) его сущность познается гуманитарными науками и конструируется как их адекватный, истинный объект; 3) человек превратился в объект строгого, убедительно проверяемого знания [1, 24 c.]. Гуманитарные науки выходят на первый план, потому что именно они определяют человека как «кибернавигатора» технологических систем. Этим наукам приписывается первостепенная роль в реализации общества коммуникации, так как их задачей является представление мира как реальности, образованной множеством фабулизаций.

Общество всеобщей коммуникации Дж. Ваттимо называет также и обществом масс-медиа, так как именно средства массовой информации социолог считает одним из главных источников современных социальных изменений. Именно СМИ Ваттимо отводит роль катализатора преобразования современности в постсовременность, которая состоит в размывании единых центров, способных собирать и передавать информацию. Возникает множество центров, однако ни один из них не может претендовать на то, чтобы быть главным, координирующим. Следовательно, история уже не может быть единой, она распадается на локальные истории, плохо связанные между собой. Масс-медиа редуцируют историю к плану симультанности, то есть одновременности, так как они делают возможным расположение всех событий в плоскости одновременного сосуществования [1, 23 c.].

Таким образом, постсовременность представляет собой то состояние, в которое «впала» современность, когда оказалась вне времени и хронологических рамок, то есть без истории. Ваттимо подчеркивает, что постсовременность – это не новая стадия общественного развития, а именно новое состояние, так как в ней нет развития и прогресса, не создается ничего действительно нового, поэтому у нее нет будущего, а есть только настоящее.

Подводя итог всему вышесказанному можно сделать следующий вывод. В своей книге «Прозрачное общество» Джанни Ваттимо излагает оригинальный анализ действительности. Основу изменений в обществе социолог видит в действиях средств массовой информации (размытие единой истории, изменение сущности техники и технологии). Такая позиция актуальна и в наши дни для анализа современной России.

Политическая жизнь в современной России во многом определяется высоким уровнем доверия к масс-медиа. Наряду с окружающей людей реальностью, на их настроения и мнения влияют массовые коммуникации. Современное социальное пространство характеризуется тем, что основные его институты гражданского общества (политические партии, профсоюзы, объединения по интересам) во многом заменяются масс-медиа. Реальное единство ценностного и информационного пространства россиян обеспечивается электронными средствами массовой коммуникации. Следовательно, как и говорил Ваттимо, масс-медиа представляют собой социальный институт, который является одним из основных в сфере управления обществом. Дереализация, описываемая Ваттимо в книге как ослабление бытия [1, 113 c.], сегодня проявляется в том, что внешний мир, бытие, природа уже не определяют мышление, оно опосредовано СМИ.

–  –  –

Гражданский контроль и общественный мониторинг структурируют социальноэкономическое пространство и принуждают государственные и административные органы осуществлять надлежащую социальную политику более решительно, качественно и целенаправленно.

Формирование гражданского контроля как культурно-исторического общественного блага обусловлено объективными потребностями социума в регулировании государственно-частных противоречий и конфликтов. Институты гражданского контроля появляются лишь на определенном историческом этапе национального развития, когда экономические основания развития общества носят индустриальный или постиндустриальный характер.

Уровень экономического развития как фактор развития гражданского контроля играет важную роль, но не меньшее значение имеют и социально-культурные факторы.

Очевидно, что доминирующие в обществе культурные паттерны и ценности могут способствовать развитию институтов контроля. [1] Гражданский контроль образовался в особом историческом контексте взаимного воздействия совокупности не только социально-экономических процессов, но и в специфических социокультурных и духовнорелигиозных факторов. Особую значимость имеет доминирующая в обществе религиозная ментальность и уровень личностной ответственности, поскольку, как это показывает исторический опыт развития протестантских культур, религиозная ответственность нередко на определенном этапе своего развития приводит к гражданскому сознанию и гражданственности.

Одинаково значимыми являются и политические факторы развития гражданского контроля, среди которых следует выделить:

1. Уровень демократизации социальной системы (т.е. того, насколько зоны концентрации интересов граждан и проблемные для общества социальные сектора «покрыты» сетью демократических организаций и коллективных гражданских инициатив (профессиональных, молодежных, творческих, спортивных.). При невысокой степени демократизации на низовом уровне и доминировании авторитарных политических тенденций совершенствовать институты гражданского контроля значительно труднее.

2. Развитие выборных институтов власти (первоначально, парламента как основного института прямой выборной демократии). Именно потенциальная выборность, т. е. сменяемость, заставляет власть прислушиваться к предложениям, жалобам, просьбам и рекомендациям со стороны гражданских организаций. Выборная власть всегда уязвима для гражданского контроля, поскольку политические лидеры, которые стремятся к тому, чтобы их переизбрали, стремятся не совершать порочащих свою партию поступков. И наоборот, в случае назначаемой и несменяемой власти,вероятность возникновения институтов гражданского контроля стремительно снижается, так как назначение чиновника зависит скорее от мнения его вышестоящего руководителя, а не от избирателя или поддержки со стороны гражданского общества.

3. Степень общественной поддержки существующей социально-политической системы (которая проявляется не только в периоды масштабных избирательных кампаний, но и через опросы, участие населения в специальных акциях в поддержку власти и т. д.). Как отмечает известный российский экономист Е.Г. Ясин [2, с. 10], поддержка населения «делает режим легитимным, даже при свертывании демократических институтов, которые еще не успели доказать гражданам свою полезность и которые общество еще не готово отстаивать». Граждане, которые поддерживают социально-политическую систему, стремятся активнее участвовать и в делах гражданского общества. И наоборот, если власть вызывает раздражение и неприятие, то социальный протест будет носить скорее неорганизованный и стихийный характер, чем облекаться в правовые действия институтов гражданского контроля.

4. Разделение ветвей государственной власти (которое должно быть прописано в Конституции и конкретизировано на законодательном уровне). Разделение ветвей государственной власти создает между ними возможные структурные конфликты, связанные с различными позициями, которые занимают те или иные представители элит.

В ситуации обычного для демократических стран некоторого расхождения в интересах и задачах между ветвями власти гораздо легче появиться независимым институтам гражданского контроля, чем когда власть представляет собой единое и неделимое монолитное целое.

Институты гражданского контроля содействуют минимизации конфликтных взаимодействий между бизнесом, государством и властью, поскольку позволяют не доводить начальные противоречия до открытого конфликта и урегулировать все спорные вопросы мирным и конструктивным путем. Говоря словами американского философа Льюиса Козера, институты гражданского контроля осуществляют нормативно обусловленные общественной структурой социальные функции по канализации ксенофобии, недовольства и враждебности, сдерживанию открытых конфликтов и антагонизмов посредством «защитных клапанов» [3, с. 182]. К числу подобных «клапанов» можно отнести различного рода общественные форумы, консультационные советы, на которых проводятся совещания гражданских активистов с представителями органов представительной и исполнительной власти, партнерские конференции, совместные общественно государственные комиссии, на которых проходят обязательные по закону диалоги властей и представителей гражданского общества по поводу новых законопроектов, указов президента и других нормативно-правовых актов, общественные экспертизы и мониторинг с участием гражданского общества.

В условиях трансформационного и структурного социально-экономического общероссийского кризиса непосредственные экономические интересы граждан связаны с обеспечением экономической выживаемости их семей, хотя, безусловно, им хотелось бы создать лучшее будущее для своих детей и хотелось бы, чтобы гражданское общество было эффективным и устойчивым. Принимая во внимание все перечисленные институциональные особенности сформировавшегося в стране отношения к гражданской сфере, никак не приходится удивляться тому, что гражданский контроль не особо эффективен в России, как в западных государствах с более сформированной культурой гражданственности.

У действующих негосударственных организаций, в особенности с богатых опытом разрешения конфликтов с государством и осуществления над ним гражданского контроля, как, к примеру, у российских правозащитных организаций и обществ по защите прав потребителей, в крупных городах могут отнимать занимаемые ими помещения. Порой это связано не с осознанными политическими гонениями на оппозиционные гражданские организации, а с повышением требований к эффективности использования муниципальной собственности, а иногда и со стремлением местных администраций наиболее эффективно использовать имеющиеся средства и основные фонды, поскольку негосударственные организации не могут платить за аренду помещения столько же, сколько коммерческие фирмы.

Государство по-прежнему старается преобладать во всех без исключении сферах жизни общества (особенно в таких общественно важных сферах, как здравоохранение, социальное обеспечение и образование), все делать самостоятельно без консультаций с другими сторонами, даже если государственные действия затрагивают самостоятельную гражданскую сферу. Высокий уровень общественного недоверия к гражданской деятельности, а также убеждённость многих чиновников в том, что гражданские организации в России - это просто еще один способ отмывания материальных средств и ухода от налогов, приводят к замедлению развития институтов гражданского контроля.

Гражданские организации также не доверяют государственным властям. Об этом свидетельствует мнение Валерия Федорова, который после изучения данных, полученных на базе проведенных его коллегами социологических исследований национальных проектов, указывает, что в обществе « главная проблема - кризис доверия. Люди привыкли, что за 15 лет реформ государство реально им не помогало. Оно только декларировало святые цели, на практике же делало все наоборот. После каждой реформы появлялась масса пострадавших от перемен людей. И в настоящий период времени, что бы власть ни совершала, она всегда будет сталкиваться с этим недоверием». [4].

–  –  –

Условиями формирования интеллектуальной цивилизации является инновационная среда, которая образуется в территориально замкнутых пространствах, где создаются условия для интенсивного трансфера научных знаний, которые трансформируются в производство путем воплощения их в виде новых товаров или технологий. Сюда относятся наукограды, технополисы, научные и технологические парки, инкубаторы бизнеса, зоны сложных технологий, научно-технические центры. Информационное общество - самая развитая относительно технологического способа производства цивилизация, которая возникает вследствие информационно-компьютерной революции и базируется на интеллектуальных компьютерах, в которой главным ресурсом является интеллект и знания. Интеллектуальная цивилизация – это цивилизация, детерминируемая технологической верой в прогресс человечества, определяемая творчеством, который базируется на знании и интеллекте. Как отмечает О.П.Пунченко, «Характеризуя современную цивилизацию как техно-информционнную, современный этап общественного развития дает нам право так определить новую цивилизацию, поскольку мы живем в эпоху трех революций – научно-технической, информационно-компьютерной и нанотехнологической»[2, с. 5]. Интеллектуальная цивилизация создается в процессе инновационного творческого процесса интеллектуальной элиты нации. Это процесс творческого созидания и творческой деятельности, в рамках которого происходит не только духовно-интеллектуальное обогащение человека и человечества, но и созидание технико-технологическое, способное обеспечить нации прорыв в неизвестное, чтобы обеспечить ей достойное будущее. В интеллектуальной культуре, как совокупности деятельностей, предметов, технологий, идей, всегда находится некоторое противоречие, которое движет миром и способом существования человека с целью его выживания. Здесь мы переходим от ценностей выживания отдельного индивида к ценностям выживания всего человечества, потому что каждая нация и все человечество должны побеспокоиться о своем выживании.

Объективные основы единства человечества базируються на: 1) расширении и укреплении хозяйственно-экономических связей разных регионов планеты; 2) потребности совместных усилий в борьбе с экологическим кризисом; 3) потребности совместных усилий в преодолении военной угрозы; 4) инновационные прорывы нации и человечества. Парадигмальный характер кризиса современной цивилизации состоит в нарушении равновесия между инструментальным (технико-технологическим) и аналитическим (духовно-душевным) отношением человека к самому себе и миру.

Формирование интеллектуальной цивилизации должно происходить происходить в контексте «технико-экономической парадигмы» как теоретической основы, в которой выделяются принципы, определяющие этапы экономического развития, которые сопровождаются технологическими революциями. Волна инноваций (эпохальные, базисные, усовершествующие) сопровождается сменой поколений техники, которые есть материально-технической основой десятилетних и более экономических циклов. В зависимости от развития этих циклов, т.е. материально-технической основы развития той или иной страны, возрастает индекс интеллектуальности нации, который определяет уровень ее конкурентоспособности, стиль и качество жизни, условия для достойного существования и развития способностей индивидов, экономический и государственнополитический строй. Как подтверждает практика, в периоды кризисов наблюдается резкое сокращение числа и масштабов инноваций, смещается акцент на инновационнопрорывной модели развития, в основе которой последовательная реализация инновационной стартегии как на национальном, так и на глобальном уровнях.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 29 |
 

Похожие работы:

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК 316.4(476)(082) ББК 60.524 (4 Беи)я431 С69 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор Л.Е. Криштапович, доктор социологических наук, профессор...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.