WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 29 |

«Материалы Всероссийской научной конференции X Ковалевские чтения Россия в современном мире: взгляд социолога 13-15 ноября 2015 года Санкт-Петербург ББК 60.5   УДК 316        Д 37    ...»

-- [ Страница 17 ] --

В ходе развития и внутренней дифференциации общества его институциональные образования разделились на две сферы – частную и общественную область жизни. Семья во многом утратила черты общественной организации, которыми была наделена в прошлом, и стала в большей мере делом частной жизни. Религиозные верования и религиозная практика в современном обществе становятся в значительной мере делом личного выбора, частным делом. Возможно с этим связано то обстоятельство, что сегодня в первую очередь многих привлекают те религиозные ритуалы, которые связаны с событиями семейной жизни. Многие склонны сегодня рассматривать семью как главную и нерешимую базу организованной религии в ее традиционных формах.

Действительно, в современном обществе существует тесная связь между церковью и семьей. Социологические данные подтверждают, что церковная деятельность в большей степени обращена к женщинам и детям, среди церковных преобладают мероприятия, связанные с семьей, среди прихожан сегодня большинство составляют женщины.

Учения о семье и браке, нормы семейных отношений, устанавливаемые разными конфессиями, оказывают определенное влияние, - как это показывают данные исследований, - на поведение приверженцев соответствующих конфессий. В какой-то мере, церковь способна осуществлять в этом отношении функцию социального контроля.

Католики по сравнению с протестантами реже вступали в смешанные браки, реже прибегали к абортам, у них было меньше разводов, семьи были более многодетными.

Процессы изменения структуры семьи, ее функций, ценностных предпочтений включены в общий процесс социальных перемен в обществе и одним из факторов, воздействующих на изменения в семье и браке, является влияние религии и церкви.

Православная церковь сегодня проводит большую работу по возрождению традиционной семьи и нравственности. Усиленное внимание уделяет современная Православная Церковь проблеме семьи. «Со скорбью можно констатировать, что за последние десять лет ситуация с семьей еще более ухудшилась. Прелюбодеяния, разводы, детоубийство, брошенные дети, беспризорники, сироты и полусироты, в десятки раз возросшая детская преступность и наркомания (этот список можно продолжить) — вот реалии современного российского общества. Тем громче должен звучать голос Церкви в защиту ценностей христианской семьи», — писал Патриарх Алексий II.

В Социальной концепции Русской Православной Церкви, принятой на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года изложена идеология Церкви в области семейной политики. Особое внимание в концепции уделено современным проблемам российской семьи, мерам государственной семейной политики и отношению к ним Русской Православной Церкви. Отмечено, что «областями соработничества Церкви и государства в нынешний исторический период являются: …забота о сохранении нравственности в обществе;...духовное, нравственное и патриотическое образование и воспитание,...дела милосердия и благотворительности, развитие совместных социальных программ;...наука, включая гуманитарные исследования;... здравоохранение;... культура и творческая деятельность;...поддержка в пользу института семьи, материнства и детства» и другие экономические и социальные вопросы.

В соответствии с Основами социальной концепции русской православной церкви Домашнюю церковь образуют любящие друг друга мужчина и женщина, соединенные в браке и устремленные к Христу. Плодом их любви и общности становятся дети, рождение и воспитание которых, по православному учению, является одной из важнейших целей брака... Семья как домашняя церковь есть единый организм, члены которого живут и строят свои отношения на основе любви. Опыт семейного общения научает человека преодолению греховного эгоизма и закладывает основы здоровой гражданственности. Именно в семье, как в школе благочестия формируется и крепнет правильное отношение к ближним, а значит к своему народу, обществу в целом. Живая преемственность поколений, начинаясь в семье, обретает свое продолжение к любви к предкам и, отечеству, в чувстве сопричастности к истории.

Поэтому столь опасно разрушение традиционных связей родителей с детьми, которому к сожалению, во многом способствует уклад жизни современного общества.

Принижение значимости материнства и отцовства, сравнительно с успехами мужчин и женщин в профессиональной области, приводит к тому, что дети начинают восприниматься как ненужная обуза; оно также способствует отчуждению и развитию антагонизма между поколениями.

Роль семьи в становлении личности исключительна, ее не могут подменить иные социальные институты. Разрушение семейных связей неизбежно сопряжено с нарушением нормального развития детей и накладывает долгий, в известной мере, неизгладимый отпечаток на всю их последующую жизнь.

Вопиющей бедой современного общества стало сиротство при живых родителях.

Тысячи брошенных детей, которые наполняют приюты, а иногда оказываются на улице, свидетельствуют о глубоком нездоровье общества. Оказывая таким детям духовную и материальную помощь, заботясь об их вовлечении в духовную и социальную жизнь, Церковь одновременно видит свой важнейший долг в укреплении семьи и в осознании родителями их призвания, что исключило бы трагедию брошенного ребенка».

В концепции с позиций православной этики дана негативная оценка прелюбодеяния, внебрачного сожительства, порнографии, алкоголизма, наркомании, абортов, контрацепции, фактически обладающей абортивным действием, суррогатного материнства, экстракорпорального оплодотворения, клонирования человека, фетальной терапии (в основе которой лежит использование в медицинских целях человеческих эмбрионов), эвтаназии безнадежных больных. Учение Церкви осуждает гомосексуальные половые связи и транссексуализм.

Церковь провозгласила курс на активное сотрудничество с государством и другими институтами гражданского общества, включая политические и общественные организации, средства массовой информации, в области укрепления семьи и семейных ценностей, охраны здоровья, науки, культуры, образования, решения экологических проблем на основе принципов православной этики.

В наше время восстанавливающиеся храмы и монастыри постепенно возрождают свое социальное служение. В течение веков мировыми и национальными религиями накоплен громадный опыт социального служения. Давние традиции в этой деятельности сложились и у религиозных конфессий, традиционно существовавших в России, прежде всего у Русской Православной Церкви. Для координации социального служения православной Церкви при Московском Патриархате создан специальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению.

Социальное служение — разносторонняя, имеющая давние исторические традиции деятельность конфессиональных институтов, осуществляемая во многих сферах:

милосердия, благотворительной, миротворческой и т.д. Социальное служение чрезвычайно многогранно как по направлениям, так и формам, методам деятельности.

Наряду с материальной поддержкой нуждающихся, в том числе семей с детьми, оно нацелено на утоление печали страждущих, успокоение отчаявшихся, смягчение социальной напряженности, улаживание этнических и национальных конфликтов.

Традиции духовной и материальной помощи старым, больным, инвалидам, детям, людям, оказавшимся в беде и не имеющим сил (возможностей) самостоятельно ее преодолеть, — органическая часть религиозно-нравственной культуры всех существовавших и существующих на Земле цивилизаций, социально-нравственных доктрин различных конфессий, важнейшая часть их идеологии и практики.

В последнее время российские конфессиональные организации — христианские (православные, католические, протестантские), мусульманские, буддистские, иудаистские — значительно активизировали свое милосердное служение. Правовые запреты в этой сфере были преодолены принятием в октябре 1990 г. Закона РСФСР «О свободе вероисповеданий».

Начало процесса возрождения общественной — светской и конфессиональной — милосердно-благотворительной деятельности в нашей стране в конце 80-х годов в политическом плане было одним из симптомов демократизации, развития общественной самодеятельности граждан. В идеологическом — оно было свидетельством честного признания реалий жизни, наличия масс людей, нуждающихся в помощи и милосердной заботе. В нравственном — это возвращение к общечеловеческим гуманистическим ценностям: состраданию, милосердию, жертвенности, готовности делать добро и т.п. В опыте социального служения много положительного и поучительного, которое, к сожалению, пока еще находится вне внимания светских социальных работников, хотя формы, методы милосердной конфессиональной деятельности прошли испытания веками и оправдали себя среди различных этнических и социальных общностей.

Для социального служения (при всех их вероисповедных различиях) характерна многофункциональность (не только оказание материальной помощи, но духовные и иные формы поддержки людей при тяжких обстоятельствах, участие в воспитании детей, опека над немощными, нравственная поддержка заключенных и др.). Социальным служением в религиозных организациях, как правило, занимаются лица, имеющие призвание к поддержке людей в критических ситуациях и обладающие в той или иной мере соответствующими профессиональными навыками. Практика показывает, что здесь в большей мере достигается персональный, целевой, адресный характер поддержки, — чтобы помощь доходила по назначению, что далеко не всегда удается при государственных формах социальной помощи. В то же время следует отметить, что исповедуемые религиозными организациями вероучения влияют на осуществляемые ими программы социального служения, а благотворительная деятельность часто используется (особенно рядом действующих зарубежных миссионерских организаций) для распространения своих воззрений, в том числе среди последователей иных религий и неверующих.

В современном социальном служении различных религиозных конфессий важно выделить наиболее эффективные формы и направления практики милосердия. Например, православные общества в последнее время значительно активизировали работу с наркозависимыми, алкоголиками, заключенными, с тяжело больными людьми, накоплен интересный опыт работы с семьями и детьми из неблагополучных семей, детских домов и интернатов.

Брошенных детей нередко собирают на вокзалах, чердаках, помещают в приюты, детские дома и центры для несовершеннолетних, открывающиеся при православных приходах. Основная задача таких учреждений – помочь детям адаптироваться в современном обществе и, после выхода из учреждения, устроится в жизни. Сегодня многие такие центры представляют собой комплексы, включающие жилые помещения, классы для занятий, ремесленные мастерские, площадки для игр и отдыха, небольшие приусадебные хозяйства со скотным двором, если центр находится в сельской местности.

Большое значение придает православная церковь работе с наркозависимыми и алкогозависимыми и членами их семей. Серьезным подспорьем для занимающихся социальной работой с семьей и детьми, особенно в сфере помощи наркозависимым и алкоголикам, является опыт совместной работы Русской Православной Церкви, светских научных и практических центров.«Проблема наркомании сегодня становится серьезной угрозой нравственному и физическому здоровью людей», — говорится в приветствии Президента РФ В.В.Путина участникам конференции «Россия без наркотиков", состоявшейся в ноябре 2000 г. в Свято-Даниловом монастыре. - Необходимы эффективные способы противостояния опаснейшему недугу современности. Только совместными усилиями можно противодействовать этому злу. Уверен, конференция, организованная по инициативе Русской Православной Церкви, внесет существенный вклад в борьбу с тяжелым социальным и духовным пороком, послужит хорошим примером сотрудничества государственных, религиозных и общественных организаций в преодолении этой страшной беды». Проблему распространения и употребления наркотиков «по ее долгосрочным последствиям» В.Путин отнес к «категории прямых угроз национальной безопасности государства».

Светские и церковные власти высоко оценивают результаты сотрудничества Минздрава России и Русской Православной Церкви в реабилитации наркоманов и алкоголиков. Наиболее успешно работают в этой сфере Православный центр наркологической помощи в Одинцовском районе Московской области, Душепопечительский центр во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского в Крутицком Патриаршем подворье в Москве, Центр медико-социальной помощи наркозависимым детям и подросткам «Преодоление» при Сретенском монастыре.

Церковь рассматривает наркоманию в первую очередь как духовную проблему, которую нужно решать одновременно с преодолением нравственного кризиса, переживаемого народом. Поэтому здесь необходимо сочетание духовной поддержки с профессиональным медицинским лечением. Именно так работает с пациентами попечительский центр на Крутицком подворье, которым заведует иеромонах Анатолий (Берестов), доктор медицинских наук, профессор, невропатолог. Центр, существующий с 1996 года, подготовил и сейчас воплощает в жизнь программу реабилитации наркозависимой молодежи. Эта программа входит составной частью в московскую благотворительную программу «Прозрение».

Особенностью реабилитационного процесса в соответствии с программой является синтез активной пастырской работы, душевной и духовной поддержки, медикосоциальной, психотерапевтической работы, семейной, бытовой и трудовой реабилитации пациентов. Этим занимаются на благотворительных началах 15 врачей-специалистов, психологи, педагоги и духовенство. Работа ведется в трех московских храмах и в общинах монастырского типа в Московской и Ярославской областях, Краснодарском крае и в Мордовии.

С августа 1998 г. по август 2000 г. в Душепопечительский центр обратились более 800 молодых людей с проблемами зависимости от наркотиков. На «духовную реабилитацию» осталось меньше половины. Наиболее положительные сдвиги были замечены у тех, кто прошел основные этапы реабилитации в монастырях (остальные были направлены в общины или оставались в Центре для реабилитации в условиях дневного стационара). Но в целом от 65 до 78,5% пациентов Душепопечительского центра, прошедших активную духовную и социальную реабилитацию, вышли из состояния наркозависимости.

Центр активно помогает другим епархиям в организации подобных заведений, при содействии его сотрудников центры реабилитации наркозависимых созданы в Тюмени, Липецке, Вологде, Череповце, Минске, Нижнем Тагиле и других городах. Совместно с НИИ наркологии Душепопечительский центр издает учебно-методические материалы, ведет обширную просветительскую деятельность, проводя лекции, встречи, беседы, выступления на телевидении и радио. Люди, употребляющие наркотики и алкоголь и потерявшие надежду на излечение, нередко доверяют священнослужителям больше, чем врачам.

Руководитель Отдела по противодействию наркомании и алкоголизму СанктПетербургской епархии протоиерей Сергей Бельков считает, что должны быть разные реабилитационные программы – медицинские, психологические. Кроме тех, которые совершают насилие над личностью и используют оккультные методы воздействия.

Практический опыт показывает, что наибольшего успеха достигают религиозные программы. В западных странах – католические, у нас – православные. И это объяснимо, потому что наркомания – это недуг духовный. Так в православном реабилитационном центре при церкви во имя Коневской Божьей Матери из более двухсот человек, прошедших курс реабилитации 80% вернулись к нормальной жизни (при 3-5% при других программах реабилитации). «Кто не оставил Бога, оставил наркотики», - говорит по этому поводу настоятель церкви протоиерей Сергей Бельков».

В Санкт-Петербургской епархии, в Иваново-Вознесенской, Екатеринбургской, Новосибирской и других епархиях были созданы отделы по противодействию наркомании и алкоголизму. Эти отделы организуют амбулаторную работу с наркозависимыми и членами их семей, осуществляют работу по оказанию пост реабилитационной помощи лицам, прошедшим реабилитацию в различных реабилитационных системах, в том числе и медицинских. Известно, что болезнь легче предотвратить, чем лечить, особенно когда это касается таких страшных социальных болезней как наркомания, СПИД, сифилис, гепатиты, которые сегодня так распространены среди подростков и даже детей.

Многих трагедий в семье, изломанных детских судеб удалось бы избежать, если бы люди помнили нравственные законы и нормы, которым учит Церковь на протяжении тысячелетия.

Отметим, что появилась социальная доктрина католической церкви, нормы которой незначительно отличаются от социальной концепции православной церкви, но более жестко относятся к абортам и другим проблемам биоэтики.

Возрастающее влияние на мусульманскую семью приобретает в современной России ислам. Нельзя не отметить позитивную роль ислама в искоренении алкоголизма и наркомании, обеспечении семейного воспитания детей.

Обращаясь к многовековому опыту социального служения, накопленному различными религиозными конфессиями, и, прежде всего, православной церковью, важно учитывать, что в первую очередь в духовно-нравственном возрождении семьи видится сегодня основание для решения многочисленного спектра проблем, вызывающего семейное и детское неблагополучие. И.А. Ильин говорил о том, что у человеческой семьи, в отличие от «семьи» у животных, есть целый остров духовной жизни, и если она этому не соответствует, то она обречена на разложение и распад».

Необходимо отметить, что сегодня в условиях демократической России позитивное влияние конфессий, в частности Русской Православной Церкви на укрепление семьи и ее нравственного климата очевидно. Поэтому сегодня из всех социальных институтов, на наш взгляд, именно церковь в тесном сотрудничестве с государственными органами может стать важным институтом по духовно-нравственному оздоровлению общества, активным субъектом государственной и региональной семейной политики в оказании помощи российской семье в решении многих проблем, оказывая ей духовную и социальную поддержку.

Основной задачей социальной политики Российской Федерации на период до 2025 года является расширение участия Русской православной церкви, а также других религиозных организаций граждан, исповедующих религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, иных общественных организаций в принятии решений в сфере семейных отношений, в укреплении духовно нравственных основ семейной жизни.

Выход из сложившейся ситуации может обеспечить восстановление традиционных семейных ценностей святости брака, уважения родительской власти, прочности многодетной многопоколенной семьи, любви к детям, проявляющейся, в том числе в любви к ребенку, еще находящемуся в утробе матери, в сближении церкви и государства, особенно в сфере семейных отношений.

Как никогда становятся актуальными слова И.А.Ильина "...человеческая семья, в отличие от "семьи" у животных, есть целый остров духовной жизни, и если она этому не соответствует, то она обречена на разложение и распад. Восстановление духовных основ жизни семьи –это и преодоление духовного вакуума общества в целом. Но пройти этот путь семья сможет только при поддержке государства.

–  –  –

Российское общество как данность, которую изучают социологи, складывалось на основе множества явлений, процессов и феноменов. Один из таких процессов – отношение к профессии и разделение труда. В зависимости от идеологической направленности общества, социальных процессов неравенства, происходящих в нем.

Естественным образом это отражается на акцентах изучения профессии в социологии.

Профессия как источник неравенства развивалась так же эволюционно от пещерных людей до современного человека. В советское время было принято считать, что любой труд важен безотносительно материального заработка и направленности работы.

Прежде всего, мы обратимся к истории развития понятия «профессия» в советской социологии. Изначально используется понятие «профессиональная модель», и это устойчивая система отношений, складывающаяся на основе специальных знаний и умений работников внутри трудовой сферы. Профессия (и ее профессиональная группа, или сообщество) должно быть обособленно друг от друга, и каждая профессия имеет свой набор социально – экономических преимуществ, таких как уровень заработной платы, социальный статус, удобный рабочий график, возможности коллективного принятия решений. «Относительная обособленность профессиональной группы складывается постольку, поскольку носители профессии выступают в качестве «держателей знания», формирующегося через общественно признанную систему длительного специализированного обучения, которое выступает основой как коллективного, так и индивидуального мастерства»[1].

Советская модель изучения профессии была под воздействием марксистского подхода, где профессия была неотделима от классовой структуры общества и классовой борьбы. Как пишет Московская А.А., «в русском языке в слове «профессия»

неразличимы профессии и занятия, и это хорошо согласовывается с принятым в советских социальных науках технократическим подходом к профессиям, определяющим профессии через разделение труда»[1]. Задачей марксизма было стереть статусные различия между профессиями, поэтому основой всех профессий в советской социологии был труд рабочего.

Советские социологи опирались на три подхода в изучении профессии и профессиональных групп: «(1) стратификационный, в рамках которого профессиональная структура рассматривалась как средство для изучения иерархии престижа или социального расслоения общества [1]; (2) функционалистский, где профессионалы подвергались анализу с точки зрения соответствия их деятельности и социальных установок интересам государства и задачам осуществления определенных социальнозначимых функций [2]; (3) социально-психологический, где на первый план выдвигались "внутренние" характеристики профессиональной группы, такие как сложность труда, его творческий характер и призвание. Особое внимание уделялось профессионалам как отдельным индивидам, их мотивации и отношению к труду, ответственности, дисциплинированности и инициативности»[4].

Однако дальнейшее развитие концепций профессии заходили в тупик, так как неизбежно сталкивались с идеологической угрозой социального неравенства, отчетливо видимого через призму профессиональной структуры общества. Другая причина, указанная исследователями советской социологии, кроется в невозможности изучать способы индивидуальной и коллективной восходящей мобильности.

Здесь необходимо отметить исследование западных коллег в социологии профессий. «Д. Сциулли указывал на расхождения в англосаксонском и континентальном (европейском) подходах к профессиям. Если в первом профессии рассматриваются преимущественно как гражданский институт, то во втором на первый план выступает позиция в социальной структуре, по Сциулли это – свободные занятия буржуазного класса»[2]. С другой стороны, профессия в западной социологии изучалась с точки зрения структурно-функционального подхода, неомарксизма, неовебереанства и других теоретических подходов.

В современной российской социологии (А.Г. Здравомыслов, Г.В. Осипов, В.Г.

Подмарков, М.Х. Титма, Ж.Т. Тощенко, И.И. Чангли, О.И. Шкаратан) складывается несколько основных подходов к изучению профессии как таковой. Первый из них – деятельностный – предполагает основу профессии в специфической деятельности, отличной от других. Второй, который можно назвать личностно – квалификационным, акцентируется на носителе профессии – то есть человеке, и основной признак профессии – способность личности к этому виду занятий, а так же совокупность навыков и умений, которые определяются спецификой трудовой деятельности. Третий рассматривает профессию как один из стратификационных факторов, определяющих социальный статус индивида и разных социальных групп.

Как мы видим, при изменении общественного строя коренным образом изменились подходы к изучению профессии и влиянию профессий на человека и наоборот.

Исследователи концентрирую внимание на деятельности, которая заключена в профессии, на личностных особенностях индивида и на его способности к выполнению профессиональных функций, и далее – на профессию как разделяющий общество фактор.

Эти современные подходы отражают эволюцию российского общества, его стремление к усложнению понятия «профессия», и одновременно его движение к стиранию границ между группами, в т.ч. профессиональных.

Однако перечисленные подходы к изучению профессий на этом не заканчиваются, и Кораблева Г.Б. предлагает обратить внимание на институциональный подход.

«Согласно этому подходу, профессия существует в обществе и как специализированный вид деятельности, выделившийся в результате общественного разделения труда для производства общественно необходимого продукта, и как особый тип социальной общности, и как институт общества»[2].

Так же Кораблева Г.Б. указывает на то, что любой специализированный вид деятельности (н-р профессия) проходит через определенную операцию институционализации, который включает в себя: общественную потребность в этой деятельности, формирование определенных требований, норм, санкций, стандартов, которые координируют эту деятельность, так же определяется необходимый и достаточный уровень способностей, знаний и умений, которые нужны для выполнения этой деятельностью, образование и расширение методов определения этих способностей и соответственного обучения профессиональным знаниям, формирование стимулов для занятий этой деятельностью, «что связано с престижем профессии, находящем отражение в способности данного занятия быть основным источником дохода; выделение определенных профессиональных интересов, ценностей, норм, стилей и образцов поведения, профессиональных ролей, способствующих сплочению людей по признаку принадлежности к данной профессии и конкретной профессиональной общности;

появление особых профессиональных организаций для защиты этих интересов (профессиональные объединения, союзы и т.п.)»[3]. Как отмечает автор, итог этого процесса институционализации есть образование профессиональных общностей. А профессиональная общность обеспечивает воспроизводство профессиональных интересов и ценностей, образцов поведения и, выражаясь более широко, всего образа жизни.

Предложенный институциональный подход отражает эволюцию российского сообщества в сфере профессии, тк с одной стороны многие профессии стали похожи между собой (и пользуются примерно одинаковым арсеналом знаний и умений с небольшими особенностями), а с другой – профессия диктует весь образ жизни индивида.

–  –  –

Вуз является основным поставщиком профессиональных ресурсов. Деятельность вузов отражает состояние высшего образования, его качество. В связи с проводимыми в стране масштабными реформами образования, в рамках вуза происходит разработка и внедрение организационных изменений. Под организационными изменениями понимается процесс создания и принятия организацией новых моделей деятельности, переход из одного состояния в другое, результатом которого служит модификация ее элементов (целей, технологий, структуры, культуры), приводящая к трансформации организации как целого.

Внутривузовские преобразования непосредственно связаны со стремительными переменами, происходящими как во всех областях жизни общества, так и в самой образовательной сфере: ускорение научно-технологического прогресса, усиление зависимости темпов развития общества от образования, быстрое накопление и устаревание научных данных, сближение образовательных систем разных стран, введение единых критериев оценки подготовленности учащихся.

Вынужденные адекватно реагировать на изменения внешней среды, вузы переосмысливают свои роль и место в системе общественных отношений, изучают мировую теорию и практику управления, обращаются к опыту успешных зарубежных вузов в организации образовательного процесса. Это в свою очередь, служит основанием для процесса трансформации вузов, в рамках которого происходят изменения в различных аспектах деятельности образовательного учреждения [2].

Следует отметить, что специфика образовательной деятельности в условиях рыночной экономики, острой конкуренции и неустойчивой конъюнктуры подвержена рискам (особенно, в условиях реформирования образования). В настоящее время источники риска в вузе имеют другую природу, и риски ведения профессиональной образовательной деятельности реализуются в иных социально-экономических условиях.

На первый план выходит фактор, который определяет новый уровень рискогенности образовательной деятельности – это переход высших профессиональных образовательных учреждений в статус автономных образовательных учреждений. Это выражается в вытеснении вузов из поля государственного образовательного сектора с соответствующим переводом их на самофинансирование и уводом из-под законодательной защиты от приватизации со всеми вытекающими последствиями (отсутствие государственных гарантий, неопределенность состояния вуза в будущем).

Институт образования все более теряет статус государственного и становится одной из многих сфер рыночных услуг. Основным рискогенным фактором является то, что система современного российского высшего профессионального образования, реагируя на сложившиеся потребности рынка, деформированного в сторону доминанты торговых и финансовых видов деятельности, не отображает реальные потребности в достижении нового качества образования.

Организационные изменения в вузе создают почву для формирования рисков, поскольку в таких условиях субъекты, вовлеченные в образовательный процесс, и различные заинтересованные стороны вынуждены принимать решения при неясных последствиях этих решений.

Для среды меняющегося вуза характерно несоответствие ожиданий, деклараций и реальных результатов для каждой группы субъектов образовательной деятельности. При этом различные и многообразные социальные, экономические, системные, государственные и личностные риски взаимосвязаны, поскольку цели заинтересованных сторон в области качества подготовки специалистов пересекаются, но средства достижения этих целей существенно разнятся [1].

Важная проблема, связанная с организационными изменениями в вузе, касается дисбаланса предлагаемых профессий. В рамках этой проблемы риск состоит в том, что необходимость привлечения студентов на платные места приведет к дальнейшему увеличению доли псевдовостребованных «модных» специальностей, и прежде всего тех, по которым в настоящее время уже наблюдается переизбыток специалистов [3]. Исходя из этого, студенты, получающие образование по направлениям подготовки, не востребованным на рынке труда, столкнутся со сложностями при трудоустройстве.

На данный момент можем наблюдать, что резко возросла доступность высшего образования. Практически все оканчивающие школу молодые люди становятся студентами вузов. В последние годы шанс стать студентами получили даже те молодые люди, которые плохо освоили школьную программу.

В случае недобора необходимых баллов при поступлении на бюджетные места, у абитуриента есть два варианта действий:

он может поступить на платные места в государственных вузах либо идти в негосударственный вуз. Таким образом, одним из регуляторов поступления в вуз может служить платежеспособность потенциального студента. Следовательно, возникает риск, связанный с неравными стартовыми возможностями студентов.

Испытывая потребность в получении образования, и не имея возможности получить его бесплатно, многие студенты начинают трудовую деятельность, чтобы оплатить свое обучение. Вторичная занятость студента, как правило, угрожает тем, что он будет уделять недостаточно внимания процессу получения образования. Также отметим, что повышение доступности высшего образования обусловливает формирование рисков, социального положения лиц, имеющих высшее образование. Наличие у индивида высшее образования стало нормой в современном обществе, что снижает его ценность: перестав быть прерогативой избранных, высшее образование встает на путь массовизации. Это, в свою очередь, модифицирует значение образования как символического капитала.

Таким образом, способность среды вуза порождать ситуации принятия студентами решений при неясных последствиях этих решений усугубляется в период преобразований.

Изменения, происходящие в целях деятельности вуза, его структуре, образовательных технологиях, формируют условия для усиления неопределенности ввиду того, что прежние нормы уже не действуют, а новые не до конца установились, поскольку они нередко вступают в противоречие с традиционными представлениями и практиками участников образовательного процесса.

В таких условиях студенты сталкиваются с необходимостью осуществлять выбор, который отражается на их обучении и на профессиональном будущем. Образовательные риски студентов присущи вузу как системная характеристика, но посредством проводимых изменений они приобретают новые свойства и актуализируются.

–  –  –

1. Безусловно, в такой постановке вопроса, как "Россия в современном мире: взгляд социолога", солидный заряд профессиональной дерзости состоит уже в том, что вдруг и справедливо вспомнили, что есть ещё и СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ взгляд на то, как смотрится РФ в обрамлении мирового тренда. — Именно "социологический взгляд" в отличие от привычных для этой темы рассуждений политологов, специалистов по геополитическим "играм", экспертам по международной ситуации и т. д. Возвращение к "социологическому видению" больших социальных масштабностей, огромных цивилизационных феноменов и проч., конечно, явление отрадное и многообещающее.

Социология возвращается к самой себе. Когда наконец-то вспоминают, что социология — это нечто большее, чем социологические опросы, нечто большее, чем ЦИФРА, нечто большее, чем формально сфабрикованный процесс СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ и т. д., тогда приходит и понимание, и потребность в социологии как социальной мысли, видящей мир своих объектов широко и системно, а, значит подлинно и критично. Критично в том настоящем смысле, что такая социология ВИДИТ, ЧЕГО НЕ ДОСТАЁТ СОЦИАЛЬНОЙ ДАННОСТИ, не достаёт до её (этой ДАННОСТИ) подлинности, «нормальности» и соответствия своей сущности. Такая критичность социологии есть не субъективная заострённость социолога исключительно на критическое амплуа. Нет, сам объект под взором системно мыслящего социолога как бы сигнализирует, кричит о своей «неполной ценности» (неполноценности), о своей (добровольной) «девиации», о дефиците тех или иных «элементов» в своей «структуре».

Дело в том, что социология по природе своей дает видение не только «реальности» вещей, но и того, как социальные вещи могут выглядеть в «полноте своего бытия». И это может быть видением вещи не только в «настоящий», то есть, в «данный момент» времени, но и в будущем — если «вещь ещё не созрела», или в прошлом — если по каким-то причинам «социальная вещь» отклонилась от «нормы» и в «настоящий момент» деградирует.

Социология в таком модусе (формате) отвечает своему подлинному призванию и видит социальный мир в терминах не только СУЩЕГО, но и ДОЛЖНОГО. Если социология не отвечает подобным требованиям и параметрам, то её когнитивный и социальный эффект, будет невысоким, если не сказать, вводящим в заблуждение и даже приносящим неизбежный вред.

2. В этом плане удручающий момент состоит в том, что социология как наука в последние десятилетия как-то утратила привычку, а с нею и способность смотреть на социум "стратегически", "с высоты птичьего полета", проще говоря, как сказали бы классики, "с точки зрения ЦЕЛОГО", "с точки зрения ИСТОРИИ". Теперешняя социология исходит в большей степени из приоритета фрагментарности, эклектичности, прагматики, прикладничества, одним словом, заслуженно получила репутацию постмодернистской науки.

3. Понятно, что такие превращения не могут не иметь свои когнитивные последствия-результаты. В частности, существенный порок постмодернистской социологии состоит в её запредельном РЕЛЯТИВИЗМЕ, который результируется в принципе равнозначности всех социальных состояний, что, естественно, не позволяет качественно и сущностно сравнивать между собой эти "состояния". Действително, как можно ответить на вопрос о месте России в современном мире, если, с точки зрения, постмодернистской социологии нельзя даже говорить о "современности" в единственном числе.

«Современностей много» — вот последний модный результат посмодернистской социальной мысли: «западный», «мусульманский», «русский», «дальневосточный» и проч. миры живут в непересекающихся «современностях», и выбирать только одну, например, западную модель «современности» за критерий означает впадать в непростительный грех «европорентризма». При этом, однако, даже не ставиться вопрос о степени УНИВЕРСАЛЬНОСТИ и ВСЕМИРНОСТИ (ГЛОБАЛЬНОСТИ) экономических и политических институтов западно-европейской цивилизации.

4. Вопрос собственно один — с каким эпистемологическим инструментарием подойти к измерению и пониманию вынесенный на обсуждение темы «Россия в современном мире: взгляд социолога»: будет ли это релятивистский «взгляд»

постмодернистской социологии или взгляд, допускающий сравнение и оценку текущего «российского феномена» в контексте мирового тренда, в котором просвечиваются признаки и контуры «нормального», «идеального», «профильного», «должного» etc.

устройства «современного» социума.

5. В качестве базисных, институциональных и трендовых (и в этом смысле «императивных») параметров «современного» общества, «современной» цивилизации выступают совсем не идеосинкратичные, а, напротив, одинаковые, типовые «атомы», из которых выстраивается сегодня сферы ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО (регулируемый рынок) и ПОЛИТИКО-ГОСУДАРСТВЕННОГО (зрелая демократия) устройства. Все иные варианты продвижения этих сфер в направлении «отсебятины», «суверенности», «примордиальности» и т. д. будут в век глобальных, космополитических тенденций выглядеть спуском в «архаику», «автаркию», «изоляционизм», «арьергард» и добровольную «отсталость».

Всё дело в том, что практика «авторкического» и «вручную управляемого»

олигархического капитализма (характерная для РФ) напрямую противоречит реальности глобальной экономики. Глобальная (открытая) экономика давно уже стала не «номинальной», а «реальной» системой, прописанной в структуре современности — в отличие, скажем, от институтов «демократии». Последняя, не смотря на рост числа стран, где власть выбирается населением, не стала глобальной, интегрированной, «реальной»

системой, но продолжает свой мировой тренд, скорее, в «номинальном» качестве.

Поэтому «поучительная», международная реакция на «суверенную демократию» взятую на вооружение какой-либо страной не имеет, как в случае с глобальной экономикой, своего быстрого, «педагогического» (отрезвляющего) эффекта. (Де)Эффект может проявится, скорее, через ВНУТРЕННЕЕ «недоразвитие» социума: недемократические страны в огромном числе экономически неэффективны и в этом плане «несовременны».

6. Возвращаясь к теме языка социологии как науке об обществе в его целостности и историчности, то есть языка, не искаженного парадигмой постмодернизма, необходимо сказать следующее. Язык социологии — это не набор приемов и инстрементов, которые, как обычно думают, социолог «изобретает» для «глубокого», «точного», «адекватного» и проч. схватывания происходящего в обществе. Иначе говоря, подлинный язык социологии как живой организм превосходит возможности логарифмической линейки по измерению социальной реальности. Он в том смысле конгениален такой же, как он, подлинной реальности социума, что в нем сохраняется и присутствует способность к пониманию и проведению различия между «качественностями» (доброкачественностями) социальности.

В этом смысле язык социологии не только описывает состояние социума, но и стоит как бы на страже этой доброкачественной социальности.

8. Прекрасный русский социолог М. Ковалевский был бы в эпистемологическом шоке от отдельных образцов языка «современной» социологии — зарубежной и имитирующей её отечественной общественной дисциплины. Работая как социолог с такими понятиями, как «замиренная среда», «солидарность», «демократия» и проч., он оказался в самом эпицентре нужд и забот тогдашнего российского общества.

Объективность и точность попадания в цель оказалась настолько злободневной, что уважаемому профессору поневоле пришлось перенести резиденцию центра своих социологических изысканий заграницу подальше от столицы российской империи.

Бывают случаи, когда социология (если это только не постмодернистский случай), — когда социология предполагает у своих адептов и служителей, кроме эрудиции, еще и твёрдый характер, и гражданскую самостоятельность.

–  –  –

Во многих западных странах самая распространенная форма брака среди молодых людей – сожительство, которое подразумевает собой союз мужчины и женщины, которые не намереваются юридически его закреплять. Он предполагает совместную заботу о потомстве, взаимную верность партнеров и возможность материального содержания одного партнера другим. [1, 196] Говоря о восточных странах, то там, как известно, семейные отношения носят скорее религиозный характер, и наблюдается дискриминация по отношению к женщинам. Девушек выдают замуж, когда они еще не достигли семнадцатилетнего возраста. [2, 103] Последнее время, российские исследователи также отмечают растущую популярность незарегистрированных браков. Таким образом, можно говорить о том, что происходит некая институциализация этого феномена.

Сожительства, как новая форма семейно-брачных отношений наиболее часто встречаются в молодежной среде, так как именно представители этой социальной группы в большей степени подвержены влиянию различных трансформаций. В подтверждение этому, хотелось бы обратиться к статистическим данным: по результатам исследования, проведенного ВЦИОМ, большее одобрение незарегистрированные браки заслужили у представителей молодого поколения, так как старшее поколение, скорее их осуждает (63%), при том, что неодобрительно среди молодежи к ним отнеслись только 18% ответивших. [3, 9] Такая тенденция непосредственно связана с уменьшением числа зарегистрированных браков, что подтверждают данные официальной статистики. Так, в 2012 году произошел резкий спад числа официально заключенных брачных союзов – на 7,8%, по сравнению с предшествующим годом. Кроме того, данные Росстата за 2014 год демонстрируют снижение годового числа заключенных браков на 1,5%.[4] В связи с этим встает вопрос о том, можно ли считать сожительство «заменой»

традиционной модели брачности?

В настоящий момент преобладает позиция, согласно которой сожительства являются неким преддверием традиционному браку, а не полным его замещением. Так, по данным исследований РиДМиЖ/RusGGS, проведенных в России в 2004 и 2007 году, среди респондентов 1970-х годов рождения около половины всех первых союзов начались с сожительств, в то время как среди респондентов 1930-1950-х годов – лишь 20%. [5] Кроме того, по данным нашего исследования «Стратегии брачного выбора молодежи г. Екатеринбурга» (n=200), проведенного в конце 2014 года, объектом которого выступила молодежь: работающая и учащаяся (студенты вуза), оказалось, что не смотря на положительное отношение к незарегистрированным брачным союзам, большинство молодых людей (90%) планируют вступать в официальный брак.

Говоря о распространении сожительств в молодежной среде, нельзя не отметить причины, нежелания молодых людей официально оформлять отношения. Существует множество точек зрения относительно этой проблемы, так, например, исследователи А.С. Щукина и Л.П. Богданова одной из основных причин называют желание молодых людей проверить свой выбор на практике, таким образом, сожительство воспринимается как проверка человека в быту. [2, 103] В то же время, по мнению еще одного исследователя Т.А. Долбик-Воробей, предположение о том, что сожительство готовит супругов к последующему браку, является мифом, то есть, если нет обязательств в добрачных отношениях, есть большой риск того, что их не будет и в браке. А главная причина отказа от сожительства молодых людей – отсутствие собственных средств на содержание семьи.

[6, 80-81] Одним из преимуществ незарегистрированного брака можно считать то, что при такой форме отношений, в отличие от зарегистрированного брака, отсутствуют серьезные обязательства перед партнером, в связи с чем данная форма отношений очень тесно связана с понятием «свободы». Такой факт подтверждают результаты исследования проведенного исследователем Л. Л. Шпаковской в городе Санкт-Петербурге. Она изучала пары, живущие в незарегистрированном брачном союзе. Респонденты, участвующие в исследовании, вводят понятие «отношения», которое отождествляют с понятием «незарегистрированный брачный союз». По мнению респондентов, отношения несводимы к обязательствам и ролям, они являются результатом постоянных переговоров и соглашений, которые основаны на сознательно выбранных ограничениях при условии взаимной привязанности и любви. «Гражданским браком» - называется некий неписанный договор, заключенный между партнерами, с учетом поддержания взаимовыгодных «хороших отношений». Причем, расторжение этого договора может быть осуществлено в случае невыполнения обязательств «сторон». Кроме того, финансовые и эмоциональные потери воспринимаются как значимо меньшие, чем при расторжении официально зарегистрированного брака. Сожительство подразумевает возможность свободного «разрыва» отношений, кроме того, есть возможность «подбора» более оптимального партнера, что служит неким гарантом качества отношений.[7, 8] Таким образом, число незарегистрованных брачных союзов продолжает расти, сожительства становятся социальной нормой. Однако традиционный брак по-прежнему остается предпочитаемой формой семейно-брачных отношений, незарегистрированные отношения рассматриваются скорее как «пробные», в них молодые люди находят массу преимуществ: удобство, свобода, отсутствие значимых материальных и эмоциональных потерь.

–  –  –

Анализируя проблематику глобализации Энтони Гидденс, ставит вопрос о том, чем нынешний глобальный мир отличается от прошлых времен? Надо сказать, что он указывает на определяющее отличие, которое состоит в том, что социальные изменения не ограничиваются каким-то регионом современного мира. Социальные изменения происходят везде и поэтому они глобальны. Он выдвигает тезис о том, что современную западную культуру сформировали идеи Просвещения, которые искали альтернативу религиозным воззрениям. Гидденс полагает, что мыслители Просвещения исходили из принципа рационального объяснения мира и человека. Если человек способен объяснить мир и себя с рациональных позиций, то это даст возможность управлять историей в том смысле, который люди признают разумным. Однако все попытки объяснить мир, по мнению Энтони Гидденса, являются до сих пор неадекватными.

Отметим, что Гидденс не сильно заблуждается, говоря о том, что глобальные проблемы несут с собой глобальные риски, причем не один или два, а целый пакет. В частности, если мы просто взглянем без всякого анализа на финансово-экономический кризис, который в очередной раз настиг человечество, то мы увидим, что технический прогресс не смог предотвратить это явление, а в некоторых случаях и усилил его. Это говорит скорее о том, что в пакете программ развития общества, научно-технический прогресс играет роль программы самоуничтожения. Если мы хотим поставить вопрос о причинах кризиса глобализма и «всемирной деревни», то ответ на этот вопрос уходит в глубину истории, а может даже и выходит за ее пределы.

Представляется, что Гидденс поспешил сделать вывод о том, что предсказания мыслителей не сбываются. П.А.Сорокин, задолго до Гидденса, в работе «Социальная и культурная динамика», анализируя суть социальных процессов, в том числе и перспективы человека говорил, что мы управляем социальными процессами и изменениями также слабо, как и много столетий назад. «Подобно бревну, попавшему в Ниагарский водопад, мы зависим от непредсказуемых и неуправляемых социокультурных потоков и беспомощно плывем от одного кризиса к другому, от одной катастрофы к другой. Ни счастье, ни безопасность, ни уверенность, обещанные современным эмпиризмом, не осуществились. Немного было в истории человечества периодов, когда миллионы людей были бы также несчастны, лишены надежды, унижены, голодны и разорены, как в наше время – от Китая до Западной Европы. Это «затмение» (blackout) культуры – признак нашего времени. Лучшего доказательства ее практической несостоятельности и не дано». [2, с.803].



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 29 |
 

Похожие работы:

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК 316.4(476)(082) ББК 60.524 (4 Беи)я431 С69 Рекомендовано к изданию Ученым Советом Института социологии НАН Беларуси Рецензенты: доктор философских наук, профессор Л.Е. Криштапович, доктор социологических наук, профессор...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.