WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 29 |

«СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК ...»

-- [ Страница 26 ] --

Исследование показало, что чаще всего совмещают работу с учбой студенты, которые до поступления жили в столице (30%). Среди тех студентов, кто до поступления проживал в сельском населнном пункте, в областном центре, в районном центре, проявляют трудовую активность соответственно 17%, 15% и 14% респондентов. Был сделан вывод о том, что студенты-минчане лучше ориентируются на столичном рынке труда. Не подтвердилась гипотеза о том, что работающие студенты часто пропускают учебные занятия. Исследование показало, что преобладающее большинство работающих студентов (79%) не пропускают занятия из-за работы, а часто пропускают занятия всего 2% работающих студентов.

Студенты проявляют трудовую активность в самых различных сферах деятельности, и приоритеты выделить не представилось возможным – это работа в офисе, в области маркетинга и рекламы, работа курьерами, агентами, распространителями, в охране, в строительстве, в торговле и т.д. Образовательная активность студентов изучалась при помощи таких индикаторов, как частота посещения учебных занятий, уровень и качество подготовки к практическим занятиям, участие в научной студенческой работе. В целом подтвердилась гипотеза о том, что посещаемость занятий у студентов третьего курса ниже, чем у студентов второго курса. Об этом свидетельствуют следующие данные: 30,1% студентов-третьекурсников посещают практически все занятия против 40% второкурсников. Студенты третьего курса проявляют более высокую активность в студенческой научной работе, чем студенты второго курса (42% против 13%). Общественно-политическая активность студентов исследовалась, в частности, по следующим направлениям: степень интереса к событиям, происходящим в стране и в мире; участие в выборах в органы власти.

Гипотеза о том, что большинство студентов интересуются событиями, происходящими в стране и в мире, подтвердилась. Постоянный интерес к политическим событиям проявляют 45% студентов 2-го курса и 60% третьекурсников. Активность в этой сфере у юношей оказалась значительно выше, чем у девушек (68% против 33%).

Гражданская активность студентов достаточно высока – 70% студентов отметили сво участие в выборах в различные органы власти, причм степень социальной активности этой направленности оказалась сопоставимой у студентов разных курсов.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что организация и проведение силами студентов учебного социологического исследования, предметом которого является изучение социальной активности студенческой молоджи, явились оправданным средством достижения целого комплекса научно-образовательных, практических и воспитательных целей. Проведение исследовательской работы дало возможность студентам не только ознакомиться на практике с основными этапами прикладного социологического исследования, но и развить собственные научно-исследовательские способности, приобрести навыки работы с научной литературой по теме, формулирования научных гипотез и в целом формирования «социологического» восприятия происходящих в обществе событий. Кроме того, участники исследовательской группы приобрели объективные знания об образе жизни своих сверстников, смогли беспристрастно оценить проявления студенческой активности в социальной жизни, развеять некоторые мифы об особенностях поведения современной студенческой молоджи.

ЖЕНЩИНЫ В АКАДЕМИЧЕСКОЙ НАУКЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ:

АНАЛИЗ СТАТИСТИЧЕСКИХ ДАННЫХ

–  –  –

На 1.01.2011 г. численность женщин - исследователей, выполнявших научные исследовании и разработки, составила в Национальной академии наук Беларуси 2,9 тыс.

чел. (табл. 1).

–  –  –

Как видно из данных таблицы, хотя по сравнению с 2000 г., в целом по республике, общее количество исследователей – женщин уменьшилось, в Национальной академии наук Беларуси этот показатель вырос, причем как в абсолютных цифрах, так и процентном отношении и составляет в настоящее время 46,2%. В целом, доля женщин – исследователей НАН Беларуси составляет 32% от численности всех женщин – исследователей республики.

Как известно, основной объем выпуска научных работников высшей квалификации в стране приходится на высшие учебные заведения и НАН Беларуси. Так, в 2010 г. выпуск аспирантов в республике составил 1015 человек, в том числе НАН Беларуси – 13,1% [1].

При этом следует отметить, что в 90-х гг. ХХ века, когда размер стипендий не обеспечивал в должной мере жизненных потребностей аспирантов, а также резко упала социальная престижность занятия наукой, произошел отток из аспирантуры мужчин и, соответственно, заполнение вакансий женщинами.

К концу 90-х гг. гендерная асимметрия в пользу мужчин в аспирантуре стала выравниваться за счет роста приема женщин, и к 2010 г. численность женщин, обучающихся в аспирантуре, составила в Республике Беларусь 2715 человек – 57,5% от общего количества обучающихся в аспирантуре на конец года; в докторантуре в этот период состояло 45 женщин (45,9% от общего количества, обучающихся в докторантуре республики на конец года).

В НАН Беларуси в аспирантуре обучалось 349 женщин или 12,9% от общего количества женщин, обучающихся в аспирантуре Республики Беларусь на конец года; в докторантуре НАН состояло 8 женщин (17,8% от общего количества женщин, обучающихся в докторантуре республики на конец года).

По состоянию на 1.01.2010 доля исследователей – женщин в возрасте до 29 лет составила в НАН Беларуси 50,7%; 30-39 лет – 54,8%; 40-49 лет – 53,3%; 50-59 лет – 48,8%;

60-69 лет – 35,0%; 70 лет и старше – 18,6% [2]. Таким образом, можно заключить, что среди исследователей НАН Беларуси преобладают женщины в возрасте до 49 лет, причем наибольшее соотношение в пользу женщин наблюдается в возрастной категории 30-39 лет.

В общей численности исследователей-кандидатов наук доля женщин в НАН Беларуси составляет 39,2%, в том числе в возрасте до 39 лет – 46,1%; 40-49 лет – 44,6%;

50-59 лет – 40,9%; 60-69 лет – 31,4%; 70 лет и старше – 23,4%, то есть с увеличением возраста идет последовательное снижение доли женщин среди кандидатов наук НАН.

Что касается докторов наук НАН Беларуси, то доля женщин среди них составляет 17%, в том числе в возрасте 40-49 лет – 20%; 50-59 лет – 13,9%; 60-69 лет – 22,5%; 70 лет и старше – 13,3%. Таким образом, пик научной карьеры женщины в НАН Беларуси приходится на ее пенсионный возраст - 60-69 лет. В целом, как видно из приведенных данных, доля женщин-кандидатов наук среди исследователей НАН Беларуси в 2,3 раза превышает долю женщин-докторов наук.

Довольно слабыми остаются позиции женщин в среде научной элиты страны. Так, за всю историю существования Национальной академии наук Беларуси (с 1928 г.) по состоянию на 2011 г. среди ее руководителей не было ни одной женщины;

действительными членами были избраны две женщины, членами – корреспондентами – двенадцать женщин [3]. В настоящее время в НАН Беларуси трудятся 1 женщина – академик и 7 женщин – членов-корреспондентов. Все они относятся к возрастной категории старше 60 лет, в том числе 2 женщины – члены-корреспонденты – старше 70 лет, женщина-академик – старше 80 лет.

Женщин, также, мало среди руководителей научных подразделений НАН Беларуси.

Так, по данным Управления кадров и кадровой политики аппарата НАН, в 2010 г. среди директоров академических институтов (всего директоров – 48) была всего 1 женщина (Институт микробиологии, Отделение биологических наук); среди заместителей директоров по научной работе (всего заместителей директоров по научной работе – 79) – 15 человек (Отделения физико-технических наук (1 чел.), химии и наук о земле (2 чел.), биологических наук (7 чел.), медицинских наук (2 чел.), гуманитарных наук и искусств (1 чел.), аграрных наук (2 чел.). Таким образом, доля женщин среди директоров научных подразделений НАН Беларуси составила в 2010 г. 2,1%, среди заместителей директоров по научной работе – 19%.

Таким образом, анализ данных государственной статистики за 2010 год показал, что женщины-исследователи НАН Беларуси составляют более трети всех женщинисследователей Республики Беларусь. Среди них преобладают женщины в возрасте до 49 лет, причем наибольшее соотношение в пользу женщин наблюдается в возрастной категории 30-39 лет. На конец 2010 г. доля женщин, занимающихся в аспирантуре и докторантуре НАН Беларуси составляла, соответственно, 12,9% и 17,8% общего количества женщин, обучающихся в аспирантуре и докторантуре РБ.

В общей численности исследователей-кандидатов наук в НАН Беларуси доля женщин составила 39,2%, в 2 с лишним раза превысив долю женщин-докторов наук. Среди директоров академических институтов женщины составили 2,1% (1 чел.), среди заместителей директоров по научной работе – 19% (15 чел.). В среде научной элиты страны в настоящее время трудятся 1 женщина-академик и 7 женщин – членов-корреспондентов НАН Беларуси. Все они относятся к возрастной категории старше 60 лет, в том числе 2 женщины – члены-корреспонденты – старше 70 лет, женщина-академик – старше 80 лет.

Таким образом, пик научной карьеры женщин в НАН Беларуси приходится на возраст, превышающий 60 лет.

Литература:

1. О работе аспирантуры (адъюнктуры) и докторантуры Республики Беларусь в 2010 году. - Минск: Нац.

стат. ком. РБ, 2011. – 42 с.

2. Отчет о деятельности Национальной академии наук Беларуси в 2010 году. – Минск: НАН Беларуси, 2011.

– 352 с.

3. Национальная академия наук Беларуси: Персональный состав, 1928-2008. – Минск: Белорус. наука, 2008.

– 376 с.

ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ ИЗУЧЕНИЯ

ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

–  –  –

Изменившаяся социокультурная ситуация, а также преобразования в экономической, политической и социальной сферах в современном мире актуализируют новые теоретические подходы и практические методы к изучению образования. На сегодняшний день можно говорить о существовании полипарадигмальности при исследовании данной проблематики. Рассмотрим некоторые подходы исследователей, которые занимались изучением феномена «образование» под различным углом зрения.

Согласно российскому социологу А.М. Осипову, в современной отечественной социологии образования центром, обеспечивающим предметное единство отрасли, являются научные представления о структуре и функциях социального института образования, а также о социальных отношениях субъектов образования, характеризующих состояние и развитие этой социальной системы [1, с. 37]. Данную традицию институционального анализа образования можно проследить в работах В.В. Гаврилюка, В.Я. Нечаева, В.И. Добренькова, где социальный институт образования рассматривается, прежде всего, с позиции многообразия ступеней образования, обеспечения преемственности различных уровней образования. В трудах Ф.Р. Филиппова, Е.А.

Шуклиной центральную проблематику составляют функции образования в обществе, особенности социальной организации образования, социальные взаимодействия в образовательной сфере [1, с. 39].

Для полной реализации теоретического и практического потенциала отрасли требует своего решения и вопрос о роли, значении образования в развитии общества. И в данном случае, как отмечает А.М. Осипов, в рамках институционального анализа невозможно удержаться, возникает необходимость осмысления нарастающих в обществе инновационных социальных процессов, сохранения основ существования цивилизации и жизнедеятельности отдельного человека. Это привело к разработке системно-субъектного подхода в социологии образования, в рамках которого образование рассматривается как открытая социальная система, сущностью которой является взаимодействие социальных субъектов (личности, социальных общностей, общества в целом) с целью развития и реализации социальных качеств человека. В систематизированном виде этот подход представлен в работах С.И. Григорьева и Н.А. Матвеевой, где социология образования позиционируется как теория среднего ранга неклассической социологии, как отрасль социологического витализма [1, с. 40].

В контексте виталистской социологии образование рассматривается как открытая социальная система, содержанием которой являются отношения владения, пользования, распоряжения, а также присвоения, потребления и распределения, возникающие между социальными субъектами в процессе передачи устойчивых форм социального опыта [1, с. 38]. В рамках концепции жизненных сил человека и общества образование характеризуется как целостная трехкомпонентная социальная система, поэтому оно рассматривается как социальная деятельность, как социальный институт, как ценность.

А.М. Осипов приходит к выводу, что системно-субъектный подход не противоречит традиционному институциональному анализу проблем образования, а, наоборот, два подхода взаимодополняют друг друга, однако наблюдается некоторое смещение акцентов в детерминантах. Институциональный анализ предполагает доминирование структуры образования, обусловливающей образовательные потребности и поведение человека. Системно-субъектный подход акцентирует внимание на значимости обратной связи – активности социального субъекта в использовании возможностей института образования для преобразования себя и общества.

В рамках монографии по социологии образования авторским коллективом в лице В.Н Ярской были сформулированы несколько иные подходы к анализу образования. В работе отмечается, что, начиная с 1970-х, среди социологов, идут дебаты по поводу разрыва микро- и макро подходов в анализе образования, но исследования в области образования остаются разделенными на изучение феноменов большого масштаба, то есть социальных систем и национальных политик, с одной стороны, и casestudy индивидуальных школ и взаимодействия, с другой [2, с. 18]. В итоге было предложено три подхода, которые сосредоточены на различных уровнях анализа: функционалистский и конфликтный подходы склонны к макрокосмическому взгляду на социальные отношения и культуру школ, в то время как интеракционистская методология фокусируется на маломасштабном взаимодействии между индивидами и малыми группами [2, с. 24].

Структурный функционализм, который доминировал в социологии образования в 60-е, рассматривая любые процессы, в том числе связанные с функционированием школы, в связи с категорией социальной системы был подвержен критике за консервативную направленность и поставлен под сомнение сторонниками теории конфликта. Последние считали, что образование можно рассматривать как воплощение групповых конфликтов, возникающих по поводу содержания образования.

Переход же к рассмотрению образования под иным углом зрения происходит в 1970-е, когда социологи ищут ответы на вопросы, что именно считать образованием, что значит быть образованным. Происходит замещение прежней парадигмы интеракционистской теорией (теория обмена, теория навешивания ярлыков). Общее изменение методологии вместе с изменившимся теоретическим подходом обусловили изменения и в методологии эмпирических исследований, когда социологические опросы сменились включенным наблюдением и неструктурированным интервью.

Интеракционистская теория делает акцент на социально-психологических вопросах обучения. Социологи, используя этот подход в сфере образования, уделяют внимание взаимодействию учитель – ученик, отношение между учащимися; установкам, ценностям и достижениям учащихся, изучают зависимость между достижениями учащихся и их социально-экономическим статусом. Представители интеракционизма разъясняют процессы внутри системы образования как результат различных уровней достижения.

Все выделенные выше методологии и теоретические подходы, как отмечает В.Н Ярская, адекватны в большей мере для того, чтобы понимать стратифицирующую роль пространства и времени образования, равно как и взаимодействие антропологических и глобальных процессов этой сфере.

В современном же ключе, в ключе постмодернизма, возникновение которого связано с поколением 60-х годов ХХ в., когда людей с высшим образованием стало больше чем в предыдущих поколениях, образование предстает как институт социальной идентификации, конструирования реальности, социального интеллекта, культурного инвайронмента и плюрализма жизненных стилей; взаимодействия мировых и региональных потоков культуры; удовлетворения статусных социальных, интеллектуальных и экзистенциальных потребностей. Образование, как институт социальной идентификации, делает возможным реконверсию культурного капитала, а с привлечением идеи социально-конструирующей функции образования меняется соотношение ролей, которые преподаватели и студенты играют в качестве участников изменения.

Первой попыткой обозначить социальный контекст образования, как отмечает В.А.

Нечаев, было осуществлено в рамках социокультурного подхода. Данный подход органично вписывается в концепцию социализации личности, задает некоторые ориентиры по поводу соотношения воспитания и обучения, а также предоставляет широкие возможности наращивания содержательных концепций. Помимо социокультурного и институционального подходов, где в рамках последнего анализ обращен к организационному строению образовательных систем, к описанию структур, функций учебных заведений, выделяется и социокоммуникативный.

Глубокие культурно-генетические связи образования, конструкты понимания механизмов становления и функционирования образования как социального института раскрывает социокоммуникативный подход. В условиях чрезвычайно ускоренного взаимовлияния этнокультур и взаимодействия дисциплинарных областей знания резко возрастает потребность в осмыслении возможностей взаимной экспликации знаковых систем, постижении символического универсума. Каждая отрасль науки призвана построить конструкты выражения своей системы знания в категориях семантики. В рамках данной парадигмы социолог особо подчеркивает значимость работы М.К. Петрова «Язык, знак, культура», в основе которой лежит поиск оснований современной цивилизации, роль в ней знания, а также понимание генезиса важнейших институтов современной цивилизации – науки и образования.

В.Я. Нечаев утверждает, что если к анализу образования подходить с позиций символического интеракционизма, социолингвистики, семантики, семиотики и иных современных направлений социальной мысли, то его можно рассматривать с помощью социокода – понятия, объясняющего, как в различных цивилизациях осуществляется трансляция накопленного опыта. Поскольку социокод существует в разных формах, постольку образование на каждом новом этапе своего развития последовательно приобретает разные формы (в традиционном обществе оно осуществляется через институты подмастерья и духовного наставничества, затем на смену им приходит школа с полидисциплинарным обучением и т.д.). Следовательно, в рамках социокоммуникативного подхода образование рассматривается как сложный культурноисторический процесс, «в ходе которого мозаично, тонкими напластованиями шла эволюция культурных форм преемственности опыта» [3, с. 87].

В русле неклассической социологии, в частности феноменологического направления, предлагает рассматривать образование белорусский социолог Т.Б.

Полоневич. Автор отмечает, что большинство исследований по данной проблематике проводятся в русле классической методологии и методике социологической науке, то есть в рамках объективистской парадигмы. Но если обратиться к понимающей социологии, картина образовательного пространства может дополниться новым содержанием или вовсе оказаться совершенно иной.

Как отмечают сегодня многие исследователи, в последние десятилетия в социальных и гуманитарных науках происходит «тихая методологическая революция», связанная с появлением и широким применением качественных методов исследования [4, с. 127]. Сторонники качественной методологии сегодня предлагают и разрабатывают новые методы, процедуры сбора и анализа данных, подходы и теоретические взгляды.

Качественные исследования представляют сегодня собой неоднородную, многозначную область исследований, образованную целым множеством традиций, подходов и теорий.

Поэтому не случайно акцент ставится на одном из таковых подходов как феноменологический.

Феноменологическая социология, как отмечает Т.Б. Полоневич, предпочитает качественные формы работы с феноменом образования (описание, анализ, интерпретация) разного рода измерительным процедурам и качественные данные (значения, смыслы языка) – количественным; отдает предпочтение естественной обстановке исследования («полевой» форме работы); предпочитает вопросы «как» и «что» вопросу «почему», индуктивный способ работы с данными, фокусирование на языке и смыслах самих испытуемых [5, с.

115]. При этом данные в социологии являются не чисто результатом эмпирических наблюдений, а преломлением их через комплекс человеческого восприятия и мышления, поэтому иногда латентные не только для исследователя, но и для самого объекта изучения – личности – структуры человеческого сознания могут быть изучены наиболее адекватно лишь с помощью понимающей социологии, разновидностью которой является феноменологическая социология.

Таким образом, на смену классической парадигме рассмотрения образования представленной институционализмом, конфликтным, деятельностным и т.д. подходами приходит неклассическая, основанная на понимании общественных феноменов, которые конструируются и постоянно воссоздаются индивидами. Поэтому неклассическая парадигма как качественная методология исследований образования могла бы стать весьма продуктивной при изучении вопросов, которые касаются личности субъектов образовательного процесса, условий адаптации и развития в образовательной среде, мотивации учения и многих других.

Литература:

1. Осипов А.М. Социология образования в России: «работа над ошибками» в начале XXI века / А.М.

Осипов, Н.А. Матвеева // Высшее образование в России. – 2009. – № 9. – С. 36–42.

2. Социология образования: учеб. пособие / В. Ярская [и др.]; под ред. Д.В. Зайцева. – Саратов: СГТУ, 2004.

– 300 с.

3. Нечаев В.Я. Новые подходы в социологии образования / В.Я. Нечаев // Социс. – 1999. – № 11. – С. 84–91.

4. Полоневич Т.Б. Феноменологическое направление социологии как методология исследований в области университетского образования / Т.Б. Полоневич // Университет в перспективе развития: Альманах Центра проблем развития образования БГУ. – 2007. – № 5. – С. 122–130.

5. Смелзер Н.Дж. Социология / Н.Дж. Смелзер // Социс. – 1993. – № 5. – С. 110–122.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РЫНКА ТРУДА И СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ:

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Мороз О.В.

магистр, преподаватель кафедры социологии и специальных социологических дисциплин Гродненского государственного университета имени Я.Купалы, аспирант Академии Управления при Президенте Республики Беларусь (Гродно, Беларусь) Влияние мирового экономического кризиса на характер взаимодействия институтов системы высшего образования и рынка труда носит фундаментальный характер. В настоящее время образование является одним из основных факторов развития общества. Наиболее проблемными являются вопросы, касающиеся содержания образования, соответствия системы образования потребностям экономики, взаимодействию систем образования и рынка труда и др. С позиций социальноэкономического развития высшая школа является центром науки, культуры и образования. Для системы высшего образования характерна широкопрофильная, фундаментальная подготовка студентов, которая позволяет продолжать обучение в стенах данного университета на всех уровнях совершенствования и повышения квалификации, включая аспирантуру и докторантуру. Рынок труда – это социально-экономическая категория, включающая в себя исторически сложившийся специфический общественный механизм, реализующий определенный комплекс социально-трудовых отношений, способствующий установлению и соблюдению баланса интересов между трудящимися, предпринимателями и государством. Таким механизмом является модель спроса и предложения рабочей силы (труда).

В последние десятилетия в публикациях, связанных с анализом социальноэкономических аспектов взаимодействия рынка труда и системы образования, широко используется термин «социальное партнерство», обозначающий «… социальную систему взаимодействия социальных субъектов, социально-экономические интересы которых принципиально различны, а иногда и противоположны, однако достижение этих интересов невозможно без определенного согласования позиций субъектов» [1].

Объектом в данном случае выступает система образования, а субъектом являются органы законодательной и исполнительной государственной власти, предприятия и организации, органы местного самоуправления, учебные заведения, объединения работодателей и трудящихся и т.д. Предметом же выступают существующие проблемы в системе образования, в разрешении которых заинтересованы субъекты.

Рассмотрим наиболее распространенные формы взаимодействия системы образования и рынка труда за рубежом [2]:

– модель факультативных групп, представляющая собой создание японскими корпорациями факультативных групп на базе высших учебных заведений, по завершении обучения в которых студенты обладают всеми необходимыми компетенциями для работы в корпорации;

– взаимодействие «предприятие–вуз», развиваемое на долгосрочной основе (организация стажировок студентов, участие специалистов-практиков в учебном процессе, финансовая помощь в закупке современного оборудования и т. д.);

– программы совместной подготовки практикуются в США, Германии и предусматривают взаимодействие учебного заведения и компании на этапе организации учебного процесса;

– в Германии осуществляется обучение на предприятиях, предполагающее сочетание обучения в традиционном учебном заведении с частичной занятостью на производстве;

– во Франции функционируют профессионально-консультативные комиссии, которые формируются из представителей реального сектора экономики, высших учебных заведений и государственных органов управления. Данные профессиональноконсультативные комиссии являются разработчиками учебных программ по различным специальностям.

Несмотря на наличие разнообразных форм взаимодействия системы образования и рынка труда оценить степень этого воздействия крайне сложно.

Специалисты Международной организации труда, считают, что трудности, возникающие при оценке взаимосвязей между системой образования и рынком труда, обусловлены следующими факторами [3]:

– несоответствие между количественными, структурными и качественными данными.

Статистически учитываются сферы деятельности выпускников вузов и соответствие полученной специальности рабочему месту;

– недостаточное обоснование учебных планов и учебных программ, компетенций по видам профессиональной деятельности;

– анализ ожидаемых компетенций проводится по результатам опросов сотрудников кадровых служб, которые не являются специалистами в данной сфере деятельности.

В нашей республике высшее образование развивается в соответствии со стратегией перехода страны к инновационной экономике и является основным источником обеспечения кадрового потенциала.

Анализируя взаимодействие системы образования и рынка труда в Республике Беларусь можно отметить несколько аспектов. Функционирующие на данный момент формы взаимодействия – целевой заказ на подготовку специалистов, участие работодателей в ярмарках вакансий, государственных экзаменационных комиссиях, курировании курсовых и дипломных работ недостаточны для подготовки высококвалифицированных специалистов. В настоящее время подготовка специалистов с высшим образованием осуществляется по достаточно широкому профилю. За 2008–2010 годы в соответствии с предложениями организаций – заказчиков кадров и с учетом перспективной потребности в специалистах открыта подготовка по 16 специальностям, обеспечивающая кадровую потребность таких отраслей, как микроэлектронная промышленность, вычислительная техника, программное обеспечение, биотехнологии, наноматериалы и нанотехнологии, логистика, сфера туризма. За 2006–2010 годы в связи с изменениями рынка труда прием в вузы увеличился на 17% (15 тыс.

человек), при этом на 40% – на специальности здравоохранения, на 28% – на специальности строительного профиля, на 20% – на технические и технологические специальности. Распределяются около 95% выпускников, обучавшихся в дневной форме за счет средств республиканского бюджета. Направления на работу ежегодно получают примерно 10% выпускников, обучавшихся в дневной форме на условиях оплаты. Все выпускники учреждений высшего медицинского образования распределяются.

По данным министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь безработные, состоящие на учете на 01.07.2011, имеют образование: общее среднее общее базовое - 11,2%, профессионально-техническое – 24,8%, среднее специальное – 13,5%, высшее и послевузовское – 10,2%. вместе с тем, Минтруда констатирует, что на рынке труда страны есть структурный дисбаланс спроса и предложения рабочей силы: в общем числе вакансий 80,8% предназначены для рабочих. В январе-августе 2011 г. в экономике республики было занято 4 657,8 тыс. человек, что на 0,1% меньше, чем в январе-августе 2010 г. Численность безработных, зарегистрированных в органах по труду, занятости и социальной защите, на конец сентября 2011 г. составила 30,1 тыс. человек, что на 16,3% меньше, чем в сентябре 2010 г. и на 4,4% меньше, чем в августе 2011 г. Уровень зарегистрированной безработицы на конец сентября 2011 г.

составил 0,6% от экономически активного населения (на конец сентября 2010 г. – 0,8%) [4].

Международная организация труда в качестве безработного считает того, кто не имеет работы и готов к ней приступить. В качестве критерия выступает заявление безработного, что в течение недели он предпринял определенные действия для поиска работы. Учитываются пенсионеры, студенты, если они ищут работу.

В нашей республике среди безработных числятся только те, кто состоит на учете в службе занятости. Однако многие безработные не обращаются в данную структуру, если не имеют желания получить дотацию на открытие собственного дела или переквалифицироваться. Невысокий размер пособия по безработице не способствует желанию постановки на учет, кроме того, есть общественные работы, в которых должен участвовать зарегистрированный безработный.

Исследование и обобщение отечественного и зарубежного опыта в сфере взаимодействия системы образования и рынка труда, выявление тенденций, а также определение перспективных потребностей их сбалансированного развития выявляет необходимость формирования механизма социально-экономического взаимодействия вузов и предприятий.

Бесспорно, социально-экономическое развитие экономики регионов и страны в целом не может осуществляться без согласования интересов представителей рынка труда

– работодателей и вузов – как представителей образовательной системы.

Рыночные преобразования вызывают необходимость слаженного взаимодействия сфер экономической и социальной деятельности, и в особенности в системе высшего образования. На образование в Беларуси в 2010г. уходило до 5% ВВП. При этом более половины руководителей предприятий отмечают, что низкая квалификация работников тормозит развитие производства. Современные тенденции таковы, что повышение уровня образования подразумевается уменьшение в процентном отношении доли населения с низким уровнем квалификации и увеличение – с высшим образованием. Совокупные показатели охвата населения Беларуси высшим образованием очень высоки.

Основным критерием, определяющим спрос и уровень потребности в конкретных специалистах, является соответствие количества и качества выпускников тех или иных специальностей показателям их трудоустройства, что позволяет согласовывать интересы и потребности участников рынка труда и образования; организовывать взаимодействия системы образования и рынка труда; анализировать, обобщать статистическую информацию о вакансиях и специалистах; прогнозировать потребность в количестве и качестве выпускаемых на рынок труда специалистов и осуществлять мониторинг трудоустройства.

В программах объем учебной нагрузки постепенно перераспределяется в пользу различных форм самостоятельной и индивидуальной работы, студентов и соискателей различных уровней, при этом серьезно улучшая со стороны профессорскопреподавательского состава качество и количество проводимых консультаций. Смещение акцента от образовательной деятельности к научному и научно-исследовательскому аспекту позволяет осуществлять подготовку и переподготовку специалистов с учетом современных требований и стандартов качества подготовки специалистов.

Специфической проблемой взаимодействия системы образования и рынка труда в Республике Беларусь, так же как и в других странах СНГ, является отсутствие единого понимания сущности компетенций представителями сферы образования и представителями реального сектора экономики, несмотря на принятые стандарты. Если представители образовательного сообщества под компетенциями понимают «знания, умения и опыт, необходимые для решения теоретических и практических задач» [5], то представители реального сектора экономики «возможность индивида действовать, причем действовать эффективно» [6].

На основании вышеизложенного можно выделить следующие проблемы и противоречия взаимодействия системы высшего образования и рынка труда (с учетом характеристики потребностей в образовательных услугах со стороны их заказчиков и потребителей): несоответствие структуры выпуска специалистов в высших учебных заведениях и структуры потребностей в рабочей силе на рынке труда. Несоответствие потребностей заказчиков и потребителей образовательных услуг потребностям и структуре рынка труда. Современный рынок труда характеризуется значительным разрывом между притязаниями людей и существующими возможностями для их удовлетворения. Несоответствия между требованиями работодателей к реальной квалификации молодых специалистов (знаниям, умениям, навыкам) и характеристикой их подготовки в системе высшего образования. Неизбежность участия работодателя в процессе «доучивания» молодых специалистов, профессиональной подготовки уже в процессе трудовой деятельности. Отсутствие достаточной практики и в целом системы поддержки в процессе подготовки молодых специалистов со стороны работодателей.

Очевидно, что устранение противоречий между теорией и практикой позволит сформировать образовательные и профессиональные стандарты, соответствующие опережающему характеру образования, которые повысят эффективность взаимодействия системы образования и рынка труда при подготовке инновационных менеджеров и будут способствовать снижению издержек на обучение и повышать эффективность трудовой деятельности данных специалистов.

Литература:

1. Семигин Г. Ю. Социальное партнерство в современном мире. - М.,1996. – 208 с.

2. Степаненкова Т.В. Разработка сбалансированной модели взаимодействия системы образования и рынка труда в регионе (на примере сферы сервиса): автореф. дис. …канд. экон. наук: 08.00.05 / Т.В. Степаненкова;

Росс. гос. ун-т туризма и сервиса. - М., 2008. - 27 с.

3. Макарова М.Н. Труд в обществе знаний. Образование под вопросом: Стратегии воспроизводства образовательного потенциала в современном обществе. - М.: Издательство ЛКИ, 2007. - 168 с.

4. Рынок труда в Республике Беларусь за январь – июль 2011 г. – Режим доступа:

http://mintrud.gov.by/activity/sostojanie. – Дата доступа: 25.10.2011.

5. Образовательный стандарт Республики Беларусь. Высшее образование. Первая ступень. Специальность 1Менеджмент. Квалификация менеджер-экономист. Введ. 01.09.2008. - Минск: Мин-во обр. Респ.

Беларусь, 2008. - 27 с.

6. Кондратьев Э. Компетентностный портрет бакалавра менеджмента / Э. Кондратьев // Человек и труд. С. 49 - 54.

КОМПЕТЕНТНОСТНЫЙ ПОДХОД В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ

КАК ИНСТРУМЕНТ УПРАВЛЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМИ РИСКАМИ

–  –  –

В современных транзитивных обществах людям необходимо регулярно приобретать и поддерживать на высоком уровне свои профессиональные знания и компетенции, позволяющие успешно осуществлять переходы в процессе вертикальной профессиональной мобильности (карьерный рост и / или смена профессии). При этом люди сталкиваются с (объективной, либо личностной) необходимостью переквалификации или, в некоторых случаях, смены профессии, что связано с регулярным осуществлением профессиональной адаптации. Эти процессы сопряжены с рисками частичного или существенного падения конкурентоспособности и ликвидности профессии (специальности) на рынке труда, потери личной мотивации к труду и другими адаптационными рисками объективного и субъективного плана.

Адаптационные периоды при вертикальных переходах в процессе профессиональной мобильности, в частности, и карьерные траектории в долгосрочном периоде, в целом, зависят в значительной степени от качества полученного профессионального образования, а также от дальнейшей личной активности работников в профессиональном самообразовании на протяжении всего периода трудовой активности.

Это позволяет утверждать, что риски, возникающие на ранних стадиях профессионального становления выпускника (адаптации) и на более поздних стадиях, где наблюдаются адаптационные процессы уже в случае смены места труда или профессии как таковой, в значительной степени зависит от качества полученного в ССУЗе и/или ВУЗе профессионального образования (точнее, подготовки).

Сегодня исследователи уделяют внимание в первую очередь рискам адаптации в краткосрочном периоде (адаптации выпускников) [1, с. 53-54], уделяя недостаточное внимание адаптационным рискам при последующих, более поздних вертикальных переходах внутри или между профессиями (карьерный рост и смена профессии). Мы полагаем, что актуально исследование связи между типами возникающих рисков и способами их преодоления, связанными непосредственно с активностью человека в процессе образования до и после входа в профессию. При этом в значительной степени успешность управления и преодоления рисков зависит от качества полученного образования и дальнейшей (само)образовательной активности человека.

При этом нужно отметить, что с учетом современных реалий (информационная экономика, мобильность труда, высокая неопределенность и «зарискованность» личной и социальной активности) все более актуализируется вопрос о качестве регулярно приобретаемого, получаемого (а не единожды полученного) профессионального образования. Модель одноразовой и завершенной подготовки специалистов для устойчивых профессиональных стратификационных структур индустриального общества уступает место модели непрерывного, дополнительного образования (образование взрослых, образование через всю жизнь) для динамичной и рисковой профессиональной структуры пост-индустриальных обществ.

Именно поэтому успешная адаптация в процессе активной вертикальной профессиональной мобильности зависит от качества полученного (профессионального) конкретного образования (специальности, или подготовки) и приобретенных при этом или позднее управленческих, лингвистических, информационных, межкультурных и других компетенций. Данные компетенции обслуживают процесс освоения и применения развивающихся профессиональных знаний, поддерживая конкурентоспособность современных, транс-профессиональных, работников. В итоге, под качеством образования понимается не только градация по ступеням образования (профессионально-техническое, высшее, постдипломное), но и набор компетенций, выходящих за рамки исключительно узкопрофильной специализации, оснащающего молодого работника практикоориентированными знаниями эффективного поведения на рынке труда.

Таким образом, институт образования, в целом, и компетентностный подход к образованию, в частности, является механизмом, способствующем управлению, контролю и преодолению рисков, возникающих в процессе вертикальных переходов внутри профессии и при смене профессии.

«Компетентностный подход не отрицает академического, а углубляет, расширяет и дополняет его. Он более соответствует условиям рыночного хозяйствования, ибо он предполагает ориентацию на формирование наряду с профессиональными ЗУНами (что для академического подхода главное и практически единственное), трактуемыми как владение профессиональными технологиями, еще и развитие у обучающихся таких универсальных способностей и готовностей (ключевых компетенций), которые востребованы современным рынком труда» [2]. В будущих работах мы сконцентрируемся на изучении долгосрочных результатов от качества приобретенного образования и последующей образовательной активности человека с точки зрения их эффективности в управлении и преодолении адаптационными рисками в процессе вертикальной профессиональной мобильности.

Литература:

1. Щеглов П.Е., Никитина Н.Ш. Качество высшего образования. Риски при подготовке специалистов / П.Е.

Щеглов, Н.Ш. Никитина // Университетское управление. - 2003. - № 1(24). - С. 46-59.

2. Тарасова Е.Г., Компетентностный подход в профессиональном образовании. [Электронный ресурс]. –

2011. Режим доступа: http://referat.yabotanik.ru/pedagogika/kompetentnostnyj-podhod-v-professionalnomobrazovanii/79864/75316/page1.html. Дата доступа: 10.11.2011.

ЖЕНЩИНА В НАУКЕ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

–  –  –

Современная мировая наука характеризуется активным процессом феминизации, то есть происходит увеличение доли женщин, занимающихся научной деятельностью.

История женского труда показывает, что преимущественно феминизируются малопрестижные и низкооплачиваемые сферы деятельности. К сожалению, в последние годы можно говорить о "новой волне" в процессе феминизации науки, когда доля женщин стала возрастать не только из-за того, что их приток увеличивается, но и вследствие уменьшения количества стремящихся сюда мужчин. Явное снижение общественного статуса значимости этой сферы, так или иначе проявившееся в 80-х годах во всех развитых странах, привело к оттоку части мужчин в более престижные социальные области, что вполне соответствует известной ориентированности представителей сильного пола на профессиональные достижения в перспективных и престижных видах деятельности, а также на высокий заработок.

Несмотря на то, что все больше женщин получают университетское образование в естественных и технических науках, они по-прежнему уступают мужчинам на более высоких ступенях научной иерархии. Так, в США в 1997 г. на долю женщин приходилось 33 % докторских степеней в этих областях. Хотя и здесь прогресс очевиден: в 1954 г. этот показатель составлял всего 6 %. Максимальных успехов женщинам удалось добиться в социальных науках, где их доля среди докторов выросла с 9 % в 1954 г. до 51 % в 1997 г., а также в естественных науках, где она увеличилась с 5 % в 1954 г. до 35 % в 1997 г.

Среди стран Европейского союза самая высокая доля женщин среди профессоров в естественных и технических областях в Португалии (17%), а самая низкая – в Нидерландах (5%). Довольно высокий процент женщин, занимающих профессорские должности в Турции (21,5%). Наиболее ярким примером уменьшения доли женщин по мере продвижения их по ступеням научной иерархической лестницы служит Германия.

Здесь женщины составляют примерно 52 % среди общего числа абитуриентов, среди студентов их уже 48 %, ученую степень по окончании вуза получают только 30 %.

Преподавать в университетах их остаются лишь 12 % и только половина из них получает впоследствии профессорское звание. По данным 2004 г. женщин среди профессоров было 5,2 %, а среди профессоров высшей категории этот показатель был еще ниже – 2,6 %.

Процесс феминизации науки в Беларуси имеет свою специфику. Она связана с тем, что во многом отражает особенности развития советской науки в разные исторические периоды времени.

Как справедливо отмечают исследователи, феминизация науки в разные исторические моменты советского общества обусловливалась действием различных социальных механизмов, регулирующих этот процесс. В 20-е годы прошлого столетия источником развития феминизации советской науки явилась идея равенства мужчин и женщин в получении образования и выборе профессии, реализованная в ряде законодательных актов. В эти годы был принят ряд законодательных актов, устанавливающих полное равенство мужчин и женщин в получении образования и выборе профессии. И если до 1917 года женщины составляли 10% научных работников, то за период с 1918 по 1919 доля женщин увеличилась в пять раз, а с 1929 по 1936 годы в два раза. Тенденция увеличения доли женщин в численности научных работников в СССР сохранилась и в последующие десятилетия. Этому способствовало то, что в 1960-е годы шел экстенсивный рост науки, выразившийся в увеличении числа научноисследовательских учреждений. Однако в 1970-е и 80-е годы наблюдается замедление экстенсивного роста науки и уменьшение финансирования науки.

Новая «волна» феминизации науки приходится на 90-е годы. Она была обусловлена тотальным экономическим и политическим кризисом. Распад СССР и создание новых независимых государств повлекли за собой тотальный экономический и социальный кризис, вызвавший резкое уменьшение финансирования науки и снижение престижа научного труда. Именно в 90-е годы феминизация науки стала отражением более глобальной проблемы феминизации наименее оплачиваемых отраслей экономики и наименее оплачиваемых профессиональных групп. Процесс феминизации науки определяется прежде всего оттоком мужчин из науки в другие области деятельности.

Массовый характер этого процесса согласно прогнозным оценкам, может в будущем привести к увеличению доли женщин, особенно в естественнонаучных дисциплинах и в возрастной группе 20–35 лет. Последствия данного процесса неоднозначны. Положение женщин в науке зависит от многих факторов: экономической ситуации, общего уровня научно-технического развития, социально-культурных традиций.

Высокий уровень образования населения является главным «козырем» Республики Беларусь. Благодаря этому Беларусь занимает 56-е место в рейтинге стран мира по ИРЧП (индексу развития человеческого потенциала). Республика Беларусь является одной из относительно немногочисленных стран, где уровень образования женщин значительно превышает уровень образования мужчин. Так, по данным переписи населения 2009 г.

численность работающих женщин с высшим образованием составила в стране 572 791 человек (60,4%), мужчин – 375 576 (39,6%). Статистические данные свидетельствуют о том, что последнее находит свое отражение в науке. Общее количество исследователей в 2010 г. превысило показатель 2003 г., составив 19879 чел., при этом численность мужчин составила 11 487 чел., численность женщин – 8 392 чел. Надо заметить, что по сравнению с 2003 г. численность женщин выросла на 607 человек. Однако наблюдается тенденция снижения численности женщин в процентном соотношении: 47,1% – в 1997 г., 44,0% – в 2003 г. и 42,2% – 2010 г.

Рассматривая отдельные квалификационные категории исследователей, следует обратить внимание на факт возрастания количества докторов наук – женщин и уменьшение – мужчин. Если в 1997 г в научных организациях и учреждениях республики работали 82 женщины – доктора наук, в 2003 г. – 111, то в 2010 г. – 127. По кандидатам наук развитие кадрового потенциала характеризуют следующие показатели. Во-первых, необходимо отметить, что в стране уменьшилось количество кандидатов наук – как мужчин, так и женщин. Если в 2003 г. их численность составляла, соответственно, 2238 и 1182 человек, то в 2010 г. – 1987 и 1156 человек, при этом, если женский сегмент сократился на 26 научных работников, то мужской – на 251 человек, т.е. в 9 с лишним раза больше. Пропорции подготовки научных работников в аспирантуре и докторантуре, а также через институт соискательства, являющиеся основными формами подготовки научных кадров высшей квалификации в республике, следующие.

На фоне постоянного снижения численности аспирантов (в 2003 году численность аспирантов в республике составила 5964 человек, в 2005 – 5042 чел., в 2010 – 4725 чел.) наблюдается рост процентного соотношения женщин: 51,8% в 2003 г.(3092 чел.), 54% – в 2005 г. (2722 чел.), 57,5% – в 2010 г (2715 чел.). Интересно, что если в 2005 году соотношение женщинаспирантов в экономических и технических отраслях науки составила 18,4% и 9,3% соответственно, то в 2010 году – 15,1% и 12%. На 4,7% увеличилась доля женщинаспирантов в медицинских отраслях науки. Таким образом, в последние десятилетия можно говорить о наличии процесса феминизации белорусской науки. Высокий социально-профессиональный статус женщин в Республике Беларусь определяется высоким уровнем образования и профессиональной квалификации белорусских женщин.

Однако важно отметить, что доля женщин стала возрастать не только из-за того, что и приток увеличивается, но и вследствие уменьшения количества стремящихся в науку мужчин.

РАЗДЕЛ 9.

МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА

КОНКРЕТНЫХ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

ЭКОЛОГИЧЕСКИ ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ ГОРОЖАН:

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 29 |
 

Похожие работы:

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.