WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 29 |

«СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК ...»

-- [ Страница 21 ] --

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К

МОЛОДЕЖНОЙ СУБКУЛЬТУРЕ

–  –  –

В современном социогуманитарном знании обращение к новым теоретикометодологическим подходам в молодежной субкультуре обусловлено определенной девальвацией биополитического подхода к молодежи, согласно которому она рассматривается как специфическая гомогенная социально-демографическая группа, все представители которой проходят универсальные этапы онтогенетического развития и характеризуются наличием общих потребностей и интересов. Однако такая унитарная трактовка молодежи элиминирует реальные и многоаспектные общественные связи и отношения, в которые включены индивиды в процессе своей жизнедеятельности, а также их социально-статусные, социокультурные и социально-психологические характеристики.

Поэтому в гносеологическом аспекте актуализируется проблема нового содержательного наполнения конструкта «молодежь», а в социоинженерном – конструирования адекватных ему теоретических оснований, ценностных предпосылок и инструментов молодежной политики.

Субкультурный конструкт молодежи не является исторически первым или наиболее влиятельным (как, например, функционалистский или классовый), но он дезавуирует широко распространенные в академическом сообществе представления о молодежи как социально проблемной группе, акцентируя внимание на ее эвристических возможностях. В его рамках можно выделить несколько теоретико-методологических подходов к молодежной субкультуре, по-разному трактующих роль и значение данного фактора в контексте социального, личностного и профессионального становления молодых людей в современном глобальном мире.

В современной социологии молодежи особое место принадлежит постсубкультурному подходу, в рамках которого основной акцент делается на прояснение характера влияния процессов глобализации на формирование идентичностей молодежи и жизненных стилей как специфических адаптационных инструментов (X. Пилкингтон, С.

Торнтон, С. Бест, Д. Келнер и др.). Сторонники этого подхода постулируют исчезновение с социальной авансцены постиндустриального общества молодежных субкультур с четко фиксируемыми поведенческими и имиджевыми маркерами, позволяющими вычленять их представителей в социальной среде, и появление новых молодежных сообществ, отличающихся пластичностью, изменчивостью и кратковременностью существования [1].

Такое гетерогенное субкультурное пространство, которое благодаря информационнокомпьютерным технологиям элиминирует любые локальные барьеры, символически позволяет молодежи преодолевать дефицит ресурсов и в своих повседневных практиках сформировать пространство для самореализации. Проблематика жизненных стилей, характеризующая постсубкультурный подход, подчеркивает, с одной стороны, констатирует превращение консьюмеристских моделей поведения, активно транслируемых СМК, и субкультурной коммуникации в основные факторы конструирования молодежных идентичностей. С другой стороны, акцентирует внимание на снижении в постиндустриальном обществе значения семьи в социализации индивида на фоне возрастания влияния в данном процессе масс-медиа и молодежных сообществ.

Первые обеспечивают молодому человеку свободный доступ к продуктам массовой потребительской культуры, которые объективируют его личные социальные и профессиональные достижения, а вторые предоставляют ему комфортные нормативные и социальные рамки для активного конструирования личного пространства. В целом постсубкультурный подход отличает мультикультурная и гуманитарная направленность исследований, их междисциплинарный характер, акцент на определяющей роли молодежи из среднего класса в потреблении глобальной культурной продукции и формировании на ее основе молодежного культурного «мейнстрима».

В теоретическом и историко-генетическом плане к постсубкультурному подходу близка концепция жизненно-стилевых стратегий молодежной повседневности (Е.

Омельченко, Н. Гончарова, Н. Нартова и др.), актуализирующая идеи постмодернистской фрагментации социального пространства, рискогенности структур и процессов современного общества, глобализации и индивидуализации [2]. В ней акцентируются повседневные проявления молодежной активности, механизмы формирования новых типов молодежных солидарностей в контексте глобально-локальных измерений жизненных миров современной молодежи. Центральное в данной концепции понятие «жизненно-стилевая стратегия», по мнению Е.

Л. Омельченко, позволяет актуализировать контексты культурных практик молодежи, раскрыть аутентичную мотивационную составляющую молодежных солидарностей, определить их направленность, выявить демаркационные механизмы и маркеры внутри современных молодежных сообществ. При этом для молодежи стиль жизни выступает как специфичный социальный ресурс, наименее подпадающий под какие-либо социальные, политические или культурные ограничения, добровольный и активный характер использования которого гарантирует достижение социально значимых результатов, как различным молодежным группам, так и отдельным индивидам. Комбинаторное и вариативное использование молодыми людьми современных стилей жизни, выступающих в форме серии последовательных индивидуальных решений, позволяет не только отрефлексировать конкретные социальные контексты, но и обеспечить символическое преодоление структурных барьеров неравенства. Таким образом, концепция жизненно-стилевых стратегий ориентирует исследовательский интерес на молодежную повседневность, опосредующую на определенном этапе взросления индивида процессы вхождения в общество, формирование личной, социальной и культурной идентичности молодежи.

Достаточно специфичный теоретико-методологический подход к исследованию молодежной субкультуры, который акцентирован на выявление и описание мифологических врожденных паттернов поведения в типичных контекстах, разработан в современной социальной психологии (А. Гюгенбюль-Крейг, Дж. Кэмпбелл, Дж. Хиллман, Л.В. Шабанов и др.). В рамках юнгианской традиции мифы интерпретируются как бессознательное выражение коллективной творческой фантазии человечества, которое можно зафиксировать в виде различных форм ментальной и социокультурной активности индивида (мечты, сновидения, сказки и т.д.) [3]. Учет мифологического контекста как системы символических форм саморепрезентации психических процессов позволяет, с одной стороны, определить логику и тенденции развития, содержание, структуру и взаимосвязи конкретной социальной реальности. С другой стороны, использование мифологических образов и аналогий как гносеологических инструментов позволяет реконструировать социокультурную основу различных социальных трансформаций, а также определить функциональность / дисфункциональность архаичных мифологем в постмодернистском социуме в контексте их способности адаптировать индивида и сообщества к происходящим изменениям в обществе. В отношении молодежной субкультуры такой мифолого-интерпретационный подход позволяет, во-первых, понять, как социокультурный компонент в границах различных субкультурных сообществ превращает прагматично ориентированную социальную реальность в многозначный смысловой континуум, который минимизирует значение социальной эффективности и социально-статусных характеристик индивида в коммуникационных процессах. Вовторых, он предоставляет возможность ретроспективного анализа развития молодежных субкультурных сообществ, акцентируя внимание на значении архетипического в конституировании субъекта, компонентов и механизмов социокультурной легитимации его субкультурной деятельности. В-третьих, он дает возможность выявить логику развития молодежных субкультурных сообществ в широком социальном контексте, рассматривая их в качестве возможных ответов социальной системы на вызовы поливариативного будущего, значимость и жизнеспособность которых определяется необходимостью сохранения и трансляции историко-культурных традиций человечества.

Таким образом, в целом субкультурный конструкт молодежи акцентирует внимание на специфически молодежных (в социокультурном, но не биополитическом аспекте) способах конституирования смыслов, ценностей и самопрезентаций, механизмах и инструментах социальной адаптации и преодоления структурных барьеров неравенства.

Он предполагает целостный взгляд на молодежную жизнь и демонстрирует некоторые преимущества при исследовании мира молодежной повседневности, но одновременно отличается излишней контекстуальностью и субъективистской направленностью. Данный конструкт нацеливает исследовательский интерес преимущественно на те значения, которые молодежь придает своим действиям в рамках различных молодежных сообществ, а также требует включения исследователя в молодежную повседневность и коммуникационные процессы. Естественно, что это накладывает определенные процедурные и аналитические ограничения на исследования по молодежной проблематике, что необходимо принимать во внимание при их осуществлении.

Литература:

1. Пилкингтон, Х. Глядя на Запад: Культурная глобализация и российские молодежные культуры / Х.

Пилкингтон, Е. Омельченко / Пер. с англ. О. Оберемко и У. Блюдиной. – СПб.: Алетейя, 2004.

2. Омельченко, Е. Молодежь: Открытый вопрос / Е. Омельченко. – Ульяновск: Симбирская книга, 2004;

Меняющаяся молодежь в меняющемся мире: невидимая повседневность / Под ред. Е.Омельченко, Н.

Гончаровой. – Ульяновск: Изд-во Ульяновского государственного университета, 2006; В тени тела / Под ред. Н. Нартовой, Е. Омельченко. – Ульяновск: Изд-во Ульяновского государственного университета, 2008.

3. Хиллман Дж. Архетипическая психология / Дж. Хиллман. – Пер. с англ. – СПб., 1996; Гюгенбюль-Крейг, А. Наивные старцы (анализ современных мифов) / А. Гюгенбюль-Крейг. – СПб., 2001; Кэмпбелл, Дж.

Мифы, в которых нам жить / Дж. Кэмпбелл / Пер. с англ. – М.; Киев, 2002.

КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ

ОСНОВАНИЯ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

–  –  –

Актуальность исследования конфессиональной идентичности определяется возросшей ролью религии в современном белорусском обществе, ростом религиозных общин разной конфессиональной направленности.

В научной литературе и массовом сознании понятия «религия» и «конфессия»

часто употребляются как синонимы. Нередко встречается взаимозаменяемость понятий «религиозная идентичность» и «конфессиональная идентичность». Однако, это не совсем корректно.

Слово «конфессия» происходит от латинского «confessio» – «исповедание» и подразумевает особенности вероисповедания в пределах определенного религиозного учения, а также объединение верующих. «Религия» (religio) переводится с латинского как «благочестие», «святость» и выражает специфическую форму общественного сознания, отражающую отношение человека с невидимым миром, верой в сверхъестественное.

В зависимости от вероучения, люди, принадлежащие к разным конфессиям, должны придерживаться соответствующих обрядов, ритуалов, догм, следовать социальным и религиозным практикам.

Постижение религиозной традиции в основном происходит в процессе религиозного воспитания и образования. Наряду с этими процессами всегда имеет место процесс религиозной идентификации отдельной личности и групп людей. Изучению содержания и сущности религиозного образования и воспитания в настоящее время посвящено немало научных работ. Значительно меньше исследована религиозная идентификация и связанные с нею особенности становления и развития конфессиональной идентичности.

Исследование феномена «идентичность» связано с изучением механизмов самоопределения и становления личности, которая формируется как результат эмоционального самоотождествления индивида с другим человеком, образцом или идеалом. Так, феномен идентичности получил широкое распространение в психоаналитических концепциях, в частности, в трудах Р. Линтона, Э. Фромма, 3. Фрейда, Э. Эриксона. На примере становления личности Э. Эриксон определил сущность понятия «идентичность», процесс ее становления, возникновение «кризиса идентичности». В 60-х гг. ХХ столетия смысл термина выходит за рамки чисто медицинского понятия и внедряется в поле интересов социальных наук.

Социологическое направление исследований идентичности представлено в трудах И. Гоффмана, Э. Гидденса, Р. Дарендорфа, М. Куна, Р. Тернера, Г. Тэджфела, Т. Парсонса, З. Баумана, Ю. Хабермаса и др. Процессы идентификации в современных обществах широко освещены в феноменологической концепции П. Бергера и Т. Лукмана, символическом интеракционизме Дж. Мида, Ч. Кули и др.

Специфика социологического подхода при исследовании идентичности заключается в том, что социологию отдельный человек интересует не сам по себе, а как член определенной социальной группы, разделяющий ее ценности, цели, стереотипы и даже заблуждения. Так, в трудах американских исследователей Дж. Мида, Ч. Кули проблематика идентичности рассматривается как изначально социальный феномен, формирующийся в результате социальной интеракции, и одновременно - как фактор, влияющий на социальную интеракцию [1].

Близок к такому пониманию идентичности Э. Гидденс. Объектом его исследований выступает процесс возникновения новых психосоциальных механизмов личной идентичности, которые складываются под влиянием трансформирующихся институтов современности и, в свою очередь, трансформируют их [2]. З. Бауман акцентирует внимание на постмодернистских тенденциях сепаратизма, диверсификации, когда промышленная революция вслед за эпохой географических открытий разрушила традиционный общественный порядок и поставила вопрос о самоопределении человека.

Этот кризис не проявлялся до тех пор, пока оставались относительно стабильными социальные страты, идентификации с которыми был вынужден достигать человек [3].

Развитие социологии на Западе во многом подготовило почву для исследований российских и белорусских ученых. В отечественной социологии феномен идентичности исследовался в рамках ролевой теории личности, ее активности, социальнопсихологических черт. Так, например, в работах советского периода Г.М. Андреевой, О.И. Зотовой, Н.Н. Обозова, А.В. Петровского, Л.И. Уманского, В. Шороховой, В.А.

Ядова и др. понятие «идентичность» не употреблялось. Ученые подробно исследовали активность, развитие, деятельность, общение, направленность личности, которые формируются в процессе социализации. Однако понятие «социализация» шире понятия «идентификация». Суть социализации заключается в интериоризации определенных ценностей, норм, установок, знаний, стандартов поведения референтной группы и общества в целом. Значительно меньше исследована религиозная социализация и связанные с нею особенности становления и развития личности. Ряд отечественных авторов обращаются к понятию религиозной социализации в контексте изучения специфики межконфессиональных и этнорелигиозных отношений.

А.В. Мудриком выявлены и охарактеризованы социализирующие функции религиозных объединений [4]. В.Г. Безроговым исследованы границы термина «религиозная социализация», охарактеризованы особенности процессов религиозной социализации индивидов, выявлена специфика влияния религиозности на характер детско-родительских отношений [5]. В ряде работ охарактеризованы особенности социализации в православии, которую большинство исследователей отождествляют с процессом воцерковления (Л.П. Ипатова, Т.В. Склярова, В.Ф. Чеснокова и др.). Жизнь индивида, его мировоззрение приобретают религиозную окраску и соответствующее поведение в зависимости от доктринальных установок религиозной общности на существующую эмпирическую реальность и трансцендентное высшее бытие.

Конфессиональная идентичность способствует формированию своеобразного психологического облика верующего с присущими только ему особенностями и характеристиками.

Известный русский педагог и психолог П.П. Блонский, изучая психологические особенности христианских верующих, выявил, что христианское воспитание и вероучение формируют у верующих присущие только им качества. Идентификационные качества христиан, согласно Блонскому, формируются в процессе целенаправленного воздействия (воспитания) на духовное развитие личности в целях подавления тех качеств индивида, которые с позиции христианского вероучения являются нежелательными и подлежат преобразованию [6]. В индивидуальном и коллективном сознании конфессиональная идентичность в общей иерархии идентичностей может занимать доминирующие позиции, подчиняя себе гражданскую, семейную, этнонациональную и другие идентичности.

По степени выраженности и интенсивности проявления выделяют следующие основные типы конфессиональной идентичности:

отсутствующая (нулевая);

1) латентная;

2) индифферентная;

3) слабовыраженная;

4) нормальная;

5)

6) cильновыраженная;

фанатичная.

7) Базисный тип конфессиональной идентичности в своих конкретных признаках определяется с учетом особенностей каждой религии. Неотъемлемой составляющей конфессиональной идентичности является уровень религиозности верующих и отношение к религии в целом, что требует выявления различных аспектов влияния религиознонравственного фактора на жизнедеятельность людей. Поэтому социологически ориентированный взгляд на феномен конфессиональной идентичности предполагает не столько исследование сущности религии, сколько выявление основных компонентов понятия «религиозность». К их числу относятся:

вера как основной признак религиозности;

принадлежность к определенной конфессии;

культовое поведение.

О соотношении религиозной веры и культовой практики индивидов в религиоведческой литературе написано немало. Исследователи размышляют, предшествует ли культовое (практическое) выражение религиозного опыта теоретическому познанию, или же, наоборот, культовое поведение опосредуется доктринальной спецификой и определяет формы поклонения сверхъестественным силам.

Наиболее приемлемой, по нашему мнению, является та позиция, которая рассматривает теоретическое и практическое выражение религиозности как нечто тесно взаимодействующее друг с другом.

Изучение двух сфер религиозности – доктринальной и практической – предложил социолог-религиовед И.Г. Вах в качестве подготовки к анализу структуры третьей области – социологической [7]. Принцип систематического исследования основных форм религиозности является ключевым в методологических разработках социолога. И.Г.

Вах рассматривал следующие формы выражения религиозного опыта:

1) теоретическое выражение – доктрина,

2) практическое выражение – культ,

2) социологическое выражение – община.

Данный исследовательско-методологический принцип важно использовать в эмпирических исследованиях конфессиональной идентичности.

Важным критерием принадлежности индивида к той или иной конфессии является его самооценка и самоидентификация. Вместе с тем поиск четких признаков и эмпирических индикаторов, позволяющих отнести респондента к той или иной типологической группе верующих, – важная часть исследования. Сбор социологической информации необходимо осуществлять при условии наличия двух основных признаков – религиозной веры и участия в культовой деятельности общины.

В эмпирическом исследовании феномена конфессиональной идентичности выборку важно дифференцировать не только на основании субъективной самооценки (верующий – сомневающийся – неверующий), но и на основе реальной включенности индивида в конкретную церковную структуру и религиозную практику. Идентичность верующих в этом случае – не конечный результат социологического исследования, а способ выявления процесса идентификации через изучение факторов, способствующих включению индивида в групповой процесс. Такой подход позволяет сформулировать гипотезу о том, что конфессиональная идентичность включает самоидентификацию субъекта, а также выполнение им определенных культовых предписаний и практик, которые предполагают преобразование внутреннего мира индивида в некую целостную систему в соответствии с доктринально-целевыми установками конкретного вероучения.

Эти особенности предопределяет формирование конфессиональной идентичности верующих, их ценностные приоритеты и поведение в общинах.

Литература:

1. Кули, Ч.Х. Человеческая природа и социальный порядок : пер. с англ. / Ч.Х. Кули. – М. : Идея-пресс : Дом интеллект. кн., 2000. – 309 с.

2. Гидденс, Э.Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь : пер. с англ. / Э. Гидденс. – М., 2004. – 116 с.

3. Бауман, З. Индивидуализированное общество / З. Бауман ; под ред. В.Л. Иноземцева ; Центр исслед.

постиндустр. оМудрик А.В. Введение в социальную педагогику. – М. : МПСИ, 2009. – 563 с.

5. Безрогов В.Г. Социальное пространство личности. Религиозная социализация и осуществление права на веру в межпоколенных отношениях: XX век и перспектива [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://rlonline.ru/articles/4-02/206.html

6. Блонский, П.П. Основы педагогики / П.П. Блонский. – М. : Работник просвещения, 1925. – 209 с.

7. Wach, J. Sociology of religion / J. Wach. – Chicago : Univ. of Chicago Press, 1944. – 412 p.

ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В

СОВРЕМЕННОМ БЕЛОРУССКОМ ОБЩЕСТВЕ

–  –  –

Сложная система конфессиональных отношений в Республике Беларусь, представленная многообразием социальных отношений, обусловливает в том числе и специфику государственного регулирования религиозного поля, опосредующего особенности государственно-конфессиональных отношений. Конституционно закрепленный принцип равенства религий перед законом обеспечивает возможность самостоятельного определения отношения к религии, и при этом предполагает проведение государственной политики, которая учитывала бы интересы всех конфессий и позволяла наладить конструктивный диалог между представителями различных религиозных образований. Реализация цели государственной политики, направленной на обеспечение стабильности конфессиональных отношений религиозных процессов, предполагает управление религиозными процессами с учетом прав большинства, но и соблюдением интересов меньшинства.

Государственная политика, в том числе и в делах религий, ориентируется на стабилизацию общественных отношений, обеспечение условий для свободного участия граждан в делах государства, создание бесконфликтных условий функционирования религиозных организаций. В области государственно-конфессиональных отношений реализация данных целей обеспечивается защитой конституционных прав на свободу совести и вероисповедания. Правовые нормы, обеспечивающие возможность сбалансированных взаимоотношений государства и религиозных организаций, закрепляются в Законе Республики Беларусь от 17.12.1992 № 2054-XII «О свободе совести и религиозных организациях» (в ред. Законов Республики Беларусь от 31.10.2002 N 137-З, от 21.07.2008 N 416-З, от 04.01.2010 N 109-З). Созданное в Беларуси правовое поле ориентировано на создание условий для удовлетворения религиозных потребностей граждан, создания и развития религиозных учреждений и институтов.

Современная религиозная ситуация характеризуется значительной численностью и разнообразием религиозных организаций, что определяет специфику религиозной активности, связанной с активным включением религиозных организаций в различные сферы социальной и культурной жизни общества, социальную, предпринимательскую, миссионерскую и пр. деятельность, контакты с зарубежными конфессиями и религиозными организациями. Религиозные организации в значительной степени влияют и на процессы в сфере образования, культуры, средства массовой информации. Кроме того, происходит политизация деятельности отдельных религиозных организаций, законодательное требование неучастия религиозных организаций в деятельности политических партий и других общественных объединений, преследующих политические цели, преодолевается опосредованным участием, создаются конфессионально ориентированные партии и общественно-политические движения.

Специфику современной религиозной ситуации определяет также и то, что секуляризированное сознание современного человека имеет достаточно ограниченные представления о религии, знания о которой не всегда адекватны ее реальной сущности.

При этом существующее конфессиональное разнообразие обеспечивает определенную степень свободы индивида от религиозных легитимаций. Этот процесс находит отражение и в поведении религиозных субъектов. Так, анализ религиозного поля в современной Великобритании показал, что частота посещений церкви незначительно влияет на поведение людей. В этой связи некоторые зарубежные исследователи (Л. Джил, Г. Дави) предлагают рассматривать религиозное поведение (посещение церквей) не как зависимую, а как независимую переменную на микроуровне. Тогда показателями религиозной активности становятся волюнтаристская деятельность, связанная с бесплатными консультациями, посещениями тюрем, благотворительностью [2]. Эти тенденции характерны и для постсоветского пространства, в том числе Беларуси. Это определяет особенности религиозного поведения, которое характеризуется определенным сдвигом в плане отстранения людей от традиционной церкви и осуществления религиозной практики нетрадиционными, индивидуализированными и институционально обособленными способами. Ряд ученых (Даниэль Хэрвью-Лежер, Грэйс Дави, Пауль Цуленер) называют данный процесс «децерквификацией» [1], а Х. Казанова, перефразируя Г. Дави, описывает эти тенденции как «принадлежность без веры».

Кроме того, многоплановость религиозного пространства республики обусловила необходимость соотношения интересов различных конфессий, которая лежит в основе межконфессиональных взаимодействий как совокупности интегрированных социальных действий, связанных с реализацией права на свободу совести. Социальная активность религиозных субъектов в системе конфессиональных взаимодействий также характеризуется отношением к религии у современного человека. Определяя свое отношение к религии, индивид чаще всего имеет в виду образ определенной конфессиональной культуры. В первую очередь это относится к конфессиям, которые наиболее знакомы (как правило, в силу своей традиционности), и поэтому ассоциируются с понятием «религия». Причем знакомство с конфессиями характеризует не глубину знаний о них, а скорее ситуацию, когда символы определенной религиозной культуры достаточно стереотипизированы в контексте повседневного мышления людей. И поскольку, как правило, сущность конкретной религии остается неизвестной, суждение о ней осуществляется по внешним признакам и отдельным элементам, которые произвольно выделяются из общего контекста культуры религиозной и включаются и переосмысливаются в контексте культуры светской.

Процессы активного включения религиозных организаций в социальные, культурные, политические, образовательные отношения требуют обеспечения баланса религиозного и светского компонентов в системе общественных взаимодействий и в духовной сфере человеческой жизни. Взаимодействие светского и религиозного миропонимания и образа жизни – процесс, предполагающий взаимодействие и диалог разных культур. Современное общество функционирует в поле светской культуры и ориентировано на реализацию светских ценностей и норм взаимодействия. В значительной мере восприятие религии современным человеком происходит через призму светского мировоззрения. Однако доминанта светской культуры не предполагает социальной изоляции религии, поскольку следствием последней является культурная дезадаптация общества. Именно религиозная культура составляет основу мировосприятия и непосредственно влияет на образ жизни и образ мысли человека. Поэтому система отношений субъектов в поле современной культуры необходимо предполагает их построение на основе закономерностей светско-религиозного и религиозно-светского взаимодействия.

Особенности конфессиональной ситуации, национальная специфика государства определяют и характеристики форм взаимодействия государственных и конфессиональных институтов. Сбалансированное сочетание в системе культуры светского и религиозного компонентов в первую очередь обеспечивается такой формой как диалог и сотрудничество, которые предполагают позитивное взаимодействие и обмен культурными ценностями.

В ходе реализации данной формы отношений обеспечивается учет совместных интересов, конструктивное сотрудничество, содействие друг другу ради достижения совместных целей. Данная форма отношений позволяет религиозным организациям занимать активную гражданскую позицию, участвовать в общественной деятельности, взаимодействовать с государством на основе соблюдения норм законодательства, уважения прав и законных интересов представителей других религиозных групп.

Наибольшую активность во взаимодействии с государством, которое приобретает все более организованные формы, проявляют преимущественно традиционные для Республики Беларусь конфессии. В настоящее время действует «Соглашение о сотрудничестве между Республикой Беларусь и Белорусской Православной Церковью», определившее приоритетные направления сотрудничества государства и Церкви в сфере общественной нравственности, воспитания и образования, культуры и творческой деятельности, охраны, восстановления и развития исторического и культурного наследия, здравоохранения, социального обеспечения, благотворительности, поддержки института семьи и др. Заключен ряд соглашений с министерствами и ведомствами республики.

Создан Консультативный межконфессиональный совет при Уполномоченном по делам религий и национальностей, в состав которого входят представители религиозных организаций, в частности Православной и Католической церквей. Действует Общественный совет по нравственности, учредителями которого являются Белорусская Православная Церковь и Союз писателей Беларуси и в который входят представители Православной, Католической церквей, а также деятели культуры, науки, искусства.

Основными направлениями сотрудничества являются поддержание традиций веротерпимости и толерантности, межконфессионального диалога между представителями различных конфессий и религиозных направлений; содействие созданию надлежащих условий для реализации прав граждан на свободу совести и вероисповедания, содействие духовному оздоровлению нации, утверждению в белорусском обществе нравственных принципов, культурная, образовательная, воспитательная и т.д. деятельность.

Сложность конфессиональных отношений, связанная с тем, что любая религиозная организация ориентирована на привлечение максимального количества адептов, и именно в этой области сталкиваются интересы различных конфессий, обусловливает и иные формы взаимодействия государственных и конфессиональных институтов.

Несмотря на законодательно установленный запрет деятельности религиозных организаций, направленной против суверенитета государства, конституционного строя и гражданского согласия, связанной с нарушением прав и свобод граждан, наносящей вред общественному здоровью и нравственности, активность некоторых конфессий характеризуется наличием противоправных элементов. В этом случае религиозная организация, не желающая афишировать свою активность, занимает позицию изоляции в системе государственно-конфессиональных отношений. Данная позиция предполагает замыкание конфессий в рамках своих вероучительных практик, отсутствие контактов между ними и другими социальными институтами. Организация конфессиональных отношений по принципу изоляции может иметь негативные последствия, с одной стороны, для религиозных организаций, поскольку происходит их выпадение из социальной системы, с другой стороны, для социума, поскольку в деятельности конфессий, придерживающихся подобной стратегии, зачастую содержатся элементы, противоречащие нормам законодательства и общественного порядка.

Наиболее сложной формой взаимодействия государственных и светских институтов является конфликт. Существование религиозных противоречий в Республике Беларусь обусловлено преимущественно деятельностью самих конфессий на межобщинном и на институциональном уровнях, либо спецификой развития государственно-конфессиональных отношений. Сложности в развитии конфессиональных отношений часто связаны с многоконфессиональностью религиозного пространства и деятельностью религиозных организаций, ориентированной на расширение своего влияния и привлечение новых членов.

Склонность к абсолютизации канонов и догм конкретной конфессии может порождать противопоставление «своей» религии всем остальным, стремление к доминирующей позиции в системе массовой информации, внедрению религиозной идеологии в другие сферы культуры и, как результат, столкновение интересов религиозных организаций. Многие конфессии, особенно традиционные, активно включаются в образовательную, воспитательную, культурную деятельность, активно взаимодействуют с государственными структурами, вследствие чего указывается на «особые» отношения государства с отдельными религиями. Имеет место деятельность религиозных организаций, направленная на разжигание межрелигиозной розни, результатом которой является эскалация конфликтов и обострение отношений между религиозными организациями. Проблемы, обусловленные особенностями развития государственно-конфессиональных отношений, связаны с несовершенством действующего законодательства, недочетами в разработке и проведении единой государственной политики в делах религий. Разногласия между субъектами государственных и религиозных институтов возникают, в том числе, по поводу дефицита культовых помещений, непредставления разрешения на религиозную деятельность, государственной экспертизы деятельности религиозных организаций.

Социальная мобильность, растущее число религиозных выборов и конфессиональное многообразие в современном обществе ставят задачу разработки системы управления этим многообразием, ориентирующегося на перспективу, имеющего комплексный характер, базирующегося на научной основе и обеспечивающего реализацию принципов свободы совести в условиях поликонфессиональной культуры Беларуси.

Литература:

1. Berger, P. Reflections on the Sociology of Religion today. The 2000 Paul Hanly Furfey Lecture / P. Berger // Sociology of Religion. – Winter 2001.

2. Casanova, J. Religion, the new millennium, and globalization / J. Casanova // Sociology of Religion. – Winter 2001.

СОЦИАЛЬНЫЕ И РЕЛИГИОЗНО-КУЛЬТУРНЫЕ ФУНКЦИИ

БЕЛОРУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

–  –  –

Религия воздействует на сознание и поведение людей и тем самым выполняет определенные функции в обществе. Это такие социальные и религиозно-культурные функций Церкви как: ценностно-ориентационная, мировоззренческая, интегрирующая (объединяющая), сакрально-мистическая, регулятивная, коммуникативная, милосердная, иллюзорно-компенсаторная, культуротворческая (культуротранслирующая), воспитательная, социально-политическаяи морально-этическая функции.

Одной из важных социальных функций церкви является мировоззренческая.

Претендуя на объяснение природы, общества и человека, религия фантастически, иллюзорно отражает реальный мир и тем самым вырабатывает ложное представление о нем. Свое мировоззрение она навязывает верующим и тем самым влияет на отношение людей к природе и обществу, мешает людям проявлять социальную активность. И хотя с развитием науки религиозная картина мира тоже изменяется, но от этого она не становится научной. Религия включает миропонимание (объяснение мира в целом и отдельных явлений и процессов в нем), миросозерцание (отражение мира в ощущении и восприятии), мирочувствование (эмоциональное принятие или отвержение), мироотношение (оценку).

"Мировоззренческая" функция имеет основной целью возвышение авторитета религиозной идеологии в обществе, обращение в религиозную веру инакомыслящих.

Взгляды свободомыслящих и атеистов при этом осуждаются. С помощью пропаганды церковь убеждает верующих и колеблющихся в вере в том, что религия - единственно верное и достойное уважения мировоззрение, школа жизни. Рассматриваемая функция реализуется на трех направлениях: религиозно-пропагандистском, информационном и учебно-воспитательном.

Ценностно-ориентационная функция церкви проявляется в том, что она предлагает своим членам объяснение смысла и догматов веры, стремится сформировать у них определенную систему верований, уважение и благоговение к святыням, позитивное отношение к религиозным ценностям и нормам. Это осуществляется в процессе, как культовых действий, так и в различных формах религиозного просвещения.

Группируя людей по верисповедальному признаку, церковь образует так называемые религиозные общности, и выполняет интегрирующую функцию. Между приверженцами одного и того же религиозного направления устанавливаются определенные связи и отношения.

Сакрально-мистическая функция характеризует те виды деятельности церкви, которые объясняются мистическими, т.е. сверхъестественными причинами. Церковь помогает в формировании у своих членов системы ценностей, ориентированных на цели, не объяснимые окончательно в рациональных категориях. Речь идет о формировании сакрально-мистического отношения к некоторым вещам и событиям как к ценностям, имеющим значение, наделенного божественной благодатью, а также признание того, что некоторые явления, обладая мистической силой, иррациональной природой, имеют небожественный источник своего происхождения.

Существенной является и регулятивная функция. Религия, как и любая форма общественного сознания, вырабатывает определенную систему норм и ценностей.

Поскольку высшей ценностью в религии признается связь человека с богом, постольку вся система религиозных норм направлена на закрепление веры в истинность данного положения, на подчинение богу. Регулятивная функция проявляется в том, что церковь культивирует среди своих членов поведение, соответствующие религиозным нормам. Это осуществляется в процессе коллективных культовых действий и всей жизнедеятельности религиозной организации, а также через различные формы контроля за соответствием жизни верующих религиозным нормам.

Коммуникативная функция реализуется в создании условий для общения верующих, в определенных его организации, а также культивировании норм общения, соответствующих догматам и вероучительным принципам конкретной религии.

Религиозное сознание предписывает два плана общения: верующих друг с другом;

верующих с Богом.

Милосердная функция реализуется в многообразных сферах и формах деятельности милосердия и благотворительности как в рамках самой организации, так и за ее пределами, благодаря чему члены религиозной организации приобретают специфический опыт.

Иллюзорно-компенсаторная (утешительная) функция проявляется в гармонизации духовного мира верующих, в помощи им в сознании проблем и в духовной защите от мирских потрясений и неприятностей. Религия иллюзорно восполняет человеку действительность, а также недостающие стороны познания, практики, общения. Суть подобного восполнения состоит в том, что оно осуществляется не в действительности, не в реальной жизни, а в воображении верующих. Религия обещает людям дать то, чего они страстно желают, в чем они остро нуждаются, но достигнуть своими силами не могут. К примеру, человек не хочет умирать, боится смерти, жаждет бессмертия. Религия, учитывая это, обещает вечную жизнь, вечное блаженство. Эта функция несомненно полезна верующим, так как временно снимает психологическую напряженность и успокаивает. Но реального улучшения их положения не происходит, ибо для этого нужны средства, лежащие за пределами религии.

Компенсаторная функция церкви имеет и социально-политический смысл, поскольку нередко служит интересам правящих классов, отвлекает людей от акций социального протеста, как бы примиряет верующих с их классовыми противниками. Тем более, что в Священном писании прокламируются такие духовные качества как терпение, смирение, страдание, покорность судьбе, как бы она ни была тяжела. О социальном значении компенсаторной функции еще в XVIII в. писал французский философ П.С.

Марешаль. Ему, а не Марксу, принадлежит определение религии как наркотика, опиума, ослабляющего волю и усыпляющего разум верующего.

Целью культуротворческой (культуротранслирующая) функции является сохранение и преумножение религиозных ценностей, передача из поколения в поколение накопленного опыта по созданию и развитию религиозной литературы, искусства, музыки.

Воспитательная функция предполагает религиозное воспитание человека, в процессе которого верующим индивидам и группам целенаправленно и планомерно внушаются мировоззрение, мироощущение, нормы отношений и поведения, соответствующие вероучительным принципам определенной конфессии (вероисповедания).

Объем и эффективность социально-политической функциицеркви зависят не только от ее социальной активности, но, главным образом, от отношения к ней со стороны государства. Социально-политическая функция осуществляется церковью: в разработке и совершенствовании своей социальной доктрины с учетом изменяющихся условий; в выступлениях патриархии в печати с обращениями к народу и президенту по актуальным проблемам внутренней и внешней политики государства, в политических наставлениях патриарха при вступлении президента на свой пост; в активном участии патриархии в делах государства.

Церковь неизменно отождествляет религиозную мораль с общечеловеческой и отвергает значимость нерелигиозных форм морали. Но, тем не менее, религиозная мораль выполняет прогрессивную роль в обществе вследствие влияния на верующих. "Вернуть людям терпимость, развеять вражду и рознь между людьми, приобщить их к общечеловеческим ценностям, развивать нравственные основы личности". Так определяет моральную функцию церкви Патриарх Алексий II. Но как ни велик вклад церкви, она не может претендовать на монополию в нравственной сфере в качестве основного источника и единственного носителя моральных идеалов общества, их родоначальника. Доброта и человечность, честность и бескорыстие, духовность и милосердие – эти и другие общечеловеческие моральные нормы возникали и складывались не только в религиозной сфере, но и в глубинах народной мудрости, в массовом сознании на протяжении тысячелетий. Заслуга церкви заключается в том, что она обобщила общечеловеческие моральные нормы и способствовала их закреплению в сознании людей. "Религия – писал Г. Плеханов, – не создает нравственности. Она только освящает ее правила", облекая их в религиозную форму.

Религиозная мораль утверждает, что высокий моральный облик присущ только верующим. Однако вера в Бога никогда не являлась гарантией высоких моральных качеств, преградой для преступлений, творившихся под эгидой церкви. Достаточно вспомнить инквизицию, физически уничтожившую 8 млн. человек. "Безнравственность, – отмечал 3. Фрейд, – во все времена находила в религии не меньшую опору, чем нравственность". И ныне честные и порядочные люди, как и преступники и аморальные личности, обнаруживаются среди атеистов и верующих.

Было бы наивно думать, что страх преступника перед мифической небесной карой сильнее страха перед реальной силой закона на Земле, ибо "виселицу он видит перед собой, а ада он не видит", – писал У. Дакоста. И нисколько не устарели слова верующего ученого В.И. Вернадского: "Я не смотрю на народ как на зверя с дурными инстинктами...

удерживает от дурных поступков религия – это положение никогда не было проверено и исходит из обобщений, которые приняты быть не могут". Кроме того, какие бы преступления человек ни совершал, церковь готова отпустить грехи. К тому же, нормы общечеловеческой морали признаются обоими мировоззрениями. Но есть и принципиальные различия. Религия "пропустила" общечеловеческую мораль через призму своей идеологии, воспринимая ее как взаимосвязь с "божественной волей".

Следует также учитывать, что религиозная мораль не исчерпывается общечеловеческими нормами. Немало моральных норм, которые исконно присущи только религии, обосновано в религиозной традиции и в разных вариантах вошло в вероисповедания.

Ведущее место в религиозной морали занимает пренебрежение к земной жизни во имя вечной загробной. Как сказано в "Экклезиасте", земная жизнь есть не что иное, как "суета сует и всяческая суета и томление духа". И хотя церковь нередко замалчивает или по-иному истолковывает основные положения религии, религиозных книг уже не переделать. И сама церковь признает их неопровержимыми. Современные церковные авторы подтверждают, что "не земля, но небо – истинное наше отечество", "на небе наша вечная жизнь, наш покой и блаженство".

Кроме рассмотренных функций, церковь как организация и один из элементов религиозного комплекса нередко выполняет и нерелигиозные функции, принимает участие в устроении всех областей человеческой жизни. Основными направлениями БПЦ являются: сфера образования, охрана и восстановление культурного наследия страны, сотрудничество БПЦ с МВД и Вооруженными силами РБ, труды БПЦ по профилактике правонарушений, здравоохранение, светские и церковные СМИ, экология, поддержка института семьи и материнства, противодействие деятельности псевдорелигиозных структур представляющих опасность для общества.

Церковь исполняет миссию спасения рода человеческого не только через прямую проповедь, но и через благие дела, направленные на улучшение духовно-нравственного и материального состояния окружающего мира. Сегодня БПЦ на новом уровне включается в процесс социального служения обществу: она содействует государству в патриотическом воспитании молодежи, оказывает попечение социально незащищенным, творит дела милосердия и благотворительности. Православная церковь также проявляет попечение о лицах, находящихся в местах лишения свободы, помогает государству в моральном восстановлении осужденных, способствуя обновлению их душевного состояния и отвращению их от преступного образа жизни.

14 марта 2006 г. Определением Митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси образован Социальный отдел БПЦ, руководителем которого был назначен иерей О. Шульгин. Основной партнер Социального отдела – приход «Всех скорбящих Радость». Второй партнер – Межконфессиональная миссия «Христианское социальное служение». Важнейшим направлением деятельности Социального отдела является сотрудничество с Союзом сестричеств милосердия Белорусского Экзархата. Перед БПЦ в сфере социального служения стоит задача развития контактов с общественными организациями, учебными заведениями и предпринимателями. Это направление сотрудничества координируется Департаментом внешних связей Белорусского Экзархата.

Литература:

1. Беларусь: государство, религия, общество: материалы Международной научно-практической конференции, Минск-Жировичи, 7 июня 2007 г. / Национальная академия наук Беларуси, Институт истории, Минская духовная академия им. Святителя Кирилла Туровского; редкол.: В. Антоник (протоирей) [и др.]. – Минск: Белорусская наука, 2008. -375 с. и 178 с.

2. Плеханов Г.В. Избранные философские произведения в 3 т. М.. 1957. Т. 3. С. 362.

3. Радугин А.А. Введение в религиоведение: теория, история и современные религии: курс лекций. М.:

Центр, 1999. 240 с.

4. Угринович Д.М. Введение в религиоведение. - М., 1985. – 89 с.

5. Яблоков И. Социология религии. - М, 1979. – 127 с.

СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА

ЖУРНАЛИСТОВ

Русецкая В.И.

д.с.н., профессор, ведущий научный сотрудник отдела политической социологии и информационных технологий Института социологии НАН Беларуси (Минск, Беларусь) Заимствованное у западной журналистики стремление преподать все новости совершенно «объективно», то есть без определения своего к ним отношения, породило глобальное отсутствие того, что называется нравственным чувством, как у отдельной личности, так и в социуме. Привлекательное во все времена общество всеобщей лояльности, основывающееся на принципах разумности, идеях просвещения, интегративной функции культуры, существующее, по мнению идеологов западной демократии в Европе и Америке, должно служить образцом для всех менее просвещенных народов.

Однако, о каком разумном, прогрессивном развитии мира может идти речь, когда одновременно с сыплющимися бомбами на арабском Востоке в СМИ обсуждается предстоящая свадьба в королевской семье Великобритании. Нельзя уповать только на церковь в вопросах морали. Государство обязано заботиться о нравственности граждан и стремиться оградить их от так называемых «объективных» новостей, или, по крайней мере, давать им оценку. Ведь более 70% населения Беларуси доверяет информации ТВ, более 60% доверяют информации журналов и газет, более 40% – информации, размещаемой в Интернете. Необходимо прямо говорить, что во всей этой информации, демонстрируемой западными «объективными» СМИ, двойная мораль. И что бесконечные рассуждения о том, соблазнил ли очередной публичный человек очередную горничную, особенно на фоне безжалостных бомбежек НАТО очередной арабской нефтяной страны, не просто безнравственны. Они обнажают суть того продажного мира, который почему-то сейчас называют образцом демократии. Да, как точно выразился один из белорусских политических комментаторов, не всякую страну можно разбомбить до демократии.

Правильно делают те, кто вообще не смотрит телевизор, не читает газет, не сидит в Интернете, но таких, пожалуй, немного найдется в современном мире.



Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 29 |
 

Похожие работы:

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«Российское общество социологов Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина ВОЙНА БЫЛА ПОЗАВЧЕРА. РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ Материалы мониторинга «Современное российское студенчество о Великой Отечественной войне» Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 94(470)1941/1945: 303.425.6-057.875 ББК 63.3(2)622+60.542.15 В65 Редактор: Ю. Р. Вишневский, доктор социологических...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.