WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |

«СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ И ПРОБЛЕМЫ КОНСОЛИДАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции г. Минск 17 – 18 ноября 2011 года Минск “Право и экономика” УДК ...»

-- [ Страница 2 ] --

Главенство социальной политики Социогуманизм – это истинно социальное государство, где социальная политика направлена на удовлетворение интересов народа не по остаточному принципу, а как главная обязанность власти. Что бы в жизни ни случилось, никто не окажется в унижающей бедности. Всем должны быть предоставлены условия достойного существования. С этой целью из общественных фондов бесплатно удовлетворяются базовые жизненные потребности, обеспечивая гарантии справедливого социального равенства. Одновременно каждому человеку предоставляется свобода повышения индивидуального благополучия за счет собственного труда. Тем самым гарантируется справедливость социальной дифференциации, стимулирующей дух творческого соревнования.

Политическая структура Евразийского союза Создание Евразийского союза может привести к «растворению» в нм Союзного государства Россия-Беларусь, легитимность которого не закреплена волей народов. Чтобы эта участь не постигла новое образование, его требуется легитимизировать республиканскими референдумами. Для этого народы должны иметь ясное видение, на что они идут. Принципиальным отличием Союза от Содружества является наличие наднационального органа. В то же время ни одно из входящих в него государств не откажется от суверенитета, потеря которого равнозначна геополитическому исчезновению. Для преодоления дилеммы предлагается образование Совета глав государств как коллективного (с упразднением должности Председателя) руководящего центра, принимающего наднациональные постановления. Его члены имеют право «вето», гарантирующее принятие решений консенсусом. Исполнением постановлений занимается Совет председателей правительств, где решения принимаются подавляющим большинством голосов. В промежутках между его заседаниями руководство осуществляет Бюро в количестве трх представителей из разных республик, сменяющихся ежегодно и имеющих каждый право «вето». Документы, подготовленные Советом председателей правительств, визируются Советом глав государств.

Такая диалектичная форма Союза гармонично сочетает суверенитет его членов при едином коллегиальном руководстве. Соответствующим образом формируется и название создаваемой интеграции. Она возникает как СВОБОДНОЕ волеизъявление народов;

существует как СОЮЗ с наднациональными функциями; образованный СУВЕРЕННЫМИ субъектами; каждый из которых является РЕСПУБЛИКОЙ. В итоге получается Свободный Союз Суверенных Республик. Заявление на социологической конференции в Минске об открытии учными нового общественного строя для Свободного Союза Суверенных Республик окажет на белорусов и россиян мощнейшее оздоровительное воздействие. Для демографического возрождения нужна идея, равная по эмоциональной мощи победе в Сталинградской битве, снятию блокады Ленинграда, началу «перестройки». Социогуманизм как государство народа способен стать такой великой идеей и высоким смыслом жизни. Тогда теория, овладев массами, превратится в материальную силу, созидательную и оздоравливающую.

ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОСВЯЗИ УРОВНЯ И КАЧЕСТВА ЖИЗНИ В ХОДЕ

СТАНОВЛЕНИЯ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА

–  –  –

Необходимость перехода от исчерпавшей себя индустриальной модели развития экономики к постиндустриальной, связанной с радикальными социально-экономическими преобразованиями в рамках перехода к новому технологическому укладу, очевидна.

Приведем некоторые широко признанные концептуальные положения, характеризующие этот переход. Три компонента перемен Д. Белл описывает следующим образом: в экономике имеет место сдвиг от обрабатывающих отраслей к сфере инновационных видов услуг; в технологии утверждается ведущая роль основанных на науке отраслей промышленности; в социологическом измерении – формируются новые технократические элиты и возникает новый принцип стратификации [1, с. 661].

С этих позиций можно сказать, что постиндустриальное общество означает появление новых осевых принципов:

переход от товаропроизводящего к информационному обществу, или обществу знаний, а в самих формах производимых знаний сдвиг по оси абстракции от эмпиризма, или метода проб и ошибок, к теории и кодификации теоретического знания с целью управления потоком нововведений и формулирования политики.

Постиндустриальное общество определяется новым качеством жизни, измеряемым услугами, которые становятся доступными для всех. Постиндустриальное общество базируется на новых принципах социально-технологической организации и новом образе жизни, оно вытесняет индустриальную систему, точно так же, как последняя когда-то вытеснила аграрную. По Д. Беллу, требования нового образа жизни концентрируются вокруг двух сфер, являющихся фундаментальными для этого образа жизни, – здоровья и образования [1, c. 171-172].

Развивая эту концепцию, В. Иноземцев считает, что «развивающиеся в постиндустриальном обществе процессы объективно ведут не столько к ограничению потребления материальных благ, сколько к вытеснению материальных стимулов их производства мотивами самореализации личности, наращивания интеллектуального потенциала и максимального его раскрытия в общественно значимой деятельности» [2, c. 55]. Всякий раз, когда общество ставит перед собой задачу установить более справедливое распределение благ или обеспечить большее равенство возможностей оказывается, что это не столько разрешает назревшие проблемы, сколько вызывает к жизни десятки новых, каждая из которых разрешается в рамках перехода от «экономизированного» подхода, служащего целям производства и получения прибыли к «социологизированному», нацеленному на формирование постматериалистической мотивации работников) [1, c. 391].

Что касается становления постиндустриального общества в Беларуси, то основная социальная проблема состоит в том, что рост уровня жизни населения Беларуси с 1992 по 2009 год практически не повлиял на качество жизни населения. Это проявляется в отсутствии значительных качественных изменений в сферах здравоохранения и образования. С одной стороны, уровень жизни повышается (что должно повлечь за собой повышение качества жизни), а с другой – один из важнейших показателей качества – ожидаемая продолжительность жизни при рождении – резко снизился в «переходный период» и так и не восстановился до настоящего времени. Если в 1984–1985 гг.

продолжительность жизни достигала 72,6 лет, то в 2008–2009 гг. – 70,5 лет. О состоянии сферы образования говорит уже то, что в структуре безработных люди с невостребованным высшим и средним специальным образованием составляют почти 2/3 от общего числа безработных. Возникает проблема рассогласования уровня и качества жизни населения, характерная для Беларуси как постсоветского государства.

Состояние разработки проблемы. Выдвижение проблемы качества жизни сыградо положительную роль, поскольку преследовало цель устранения социального неравенства, губительно влияющего на здоровье, умственное и нравственное развитие людей. В 1960–70-х гг. в западных странах появились новые концепции эгалитаризма (Дж. Роулз), обозначившие острую потребность в преодолении социальной поляризации в обществе. Толчком к развитию теории качества жизни стали исследования жизни в городах. Серьезный вклад в ее изучение внесли социологи Чикагской школы (Р. Парк, Э. Берджесс). Сформирована специальная дисциплина «Социальная экология», в которую включена антропологическая проблематика качества жизни (Д. Маркович).

Говоря о качестве жизни, Д. Маркович обращает внимание на те аспекты жизни человека, которые не поддаются количественным оценкам, – на его стремление к самореализации, на возможность реализовать свободу выбора, приобретать новый опыт ради удовлетворения своих потребностей, на способность находить равновесие между собственными интересами и интересами социума [3, c. 129-132]. З. Бауман отмечает, что «идея качества жизни» замещает в сознании человека доминирующее внимание к его материальным потребностям, и при этом наиболее показательной чертой «качества жизни» выступает то, что таковое всегда существует лишь как представление, способное постоянно меняться» [4, c. 78-79]. Таким образом, развитие человеческой креативности выступает сегодня как важнейшей основой, так и неизбежным следствием усиления внимания к проблемам качества жизни.

Социологическая операционализация понятия «качество жизни» началась в 60-х гг.

XX в. на основе понятия «социальные индикаторы» (в США – Ф. Конверс, У.

Роджерс, Л. Милбрейт; в Великобритании – А. Мак-Кеннел, С. Райт). С 1974 г. издается международный журнал «Social Indicators Research», посвященный исследованиям качества жизни. Однако на данный момент проблема показателей качества жизни остается еще не решенной. Исследования скандинавских ученых (А.К. Сен, М. Нуссбаум) показывают, что оценки качества жизни должны опираться на методы, находящиеся на стыке социальных и демографических дисциплин. С учетом этого мы рассматриваем качество жизни как социологическую категорию, выражающую степень удовлетворенности разных групп населения условиями своей жизнедеятельности, а также – степень самореализации в трудовой деятельности и степень потребления инновационных видов услуг [5, c. 67-69].

Внимание, уделяемое качеству жизни, конечно, не означает принижение значения уровня жизни, но отводит ему несколько иное место в системе социальных ценностей.

Уровень жизни изначально рассматривался исследователями как сложная социальноэкономическая категория, отражающая степень удовлетворения потребностей населения в материальных благах и нематериальных услугах. Специалисты Программы развития ООН для общей оценки уровня жизни разработали индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП). В программах ООН, ЮНЕСКО, совместных программах Всемирного банка и Всемирного института ресурсов применяются различные показатели. Наиболее полная оценка уровня жизни характерна для двух научно-практических направлений. Одно из них ратует за агрегированные, синтетические показатели и опирается на положения Г. Мюрдаля, основанные на междисциплинарных исследованиях уровня и качества жизни: «На деле существуют не экономические, социальные, экологические и прочие, а лишь взаимосвязанные и сложные проблемы». Другое направление выступает за дезагрегированные индикаторы развития человека (Д. Макгрэнехен). В русле этого направления идет отработка 15 базовых индикаторов, приложимых к условиям беднейших стран, а также разработка и проверка упрощенных методик сбора данных, позволяющих получить информацию для осуществления практических мероприятий.

Исходя из концепции социальных показателей, мы рассматриваем уровень жизни как социально-экономическую категорию, выражающую обеспеченность населения потребительскими благами, которые характеризуются количественными показателями, абстрагированными от их качественных значений. В экономическом контексте они определяются состоянием сферы услуг в сравнении с международными стандартами; в демографическом – с продолжительностью жизни населения, уровнем его образования и долей ВВП на душу населения; в социальном – с состоянием социальной структуры, состоящей из комплиментарных групп, обеспечивающих стабильное развитие общества [5, c. 70-72].

Социологическому анализу данной проблематики способствовал переход исследователей социальной структуры в начале 1990-х гг. от марксистской парадигмы (теория классов К. Маркса) к теориям социальной стратификации. Стимулом для широкого распространения многокритериальной стратификации послужила работа П. Сорокина («Social Mobility», 1927), которая и поныне считается классическим для мировой социологии трудом по проблемам стратификации и мобильности [6]. В духе концепции П.

Сорокина в качестве основных типов расслоения рассматриваются:

экономический, профессиональный, политический, властный статус и престиж, степень адаптации к трансформационным процессам.

Состояние общественных отношений, присущее информационному обществу, вызвало необходимость появления постклассической парадигмы, существенно отличной от классики и признающей влияние на итог научного знания метода, теории и активной позиции исследователя. Одной из ведущих теорий постклассической парадигмы явилась теория структурации Э. Гидденса, представляющая собой попытку диалектического рассмотрения сложной структуры общества, особенностей ее функционирования и развития с выходом на механизмы взаимодействия акторов. Основное положение теории структурации состоит в том, что общество создается социальными акторами и постоянно воспроизводится ими теми же средствами, которыми они реализуют себя как акторы. В результате взаимодействие акторов друг с другом и ситуацией становится более тесным, взаимосвязи более глубокими и прозрачными, а диалектика единства и противоречивости этих связей – более зримой [7].

Рассмотрение концептов качества и уровня жизни в рамках социологического анализа предполагает рассмотрение их взаимосвязи и взаимозависимости, что дает возможность выявить, почему усложнение социальной дифференциации общества, появление в нем новых социальных слоев вследствие роста уровня жизни, не сопровождается повышением качества жизни. Согласно авторской концепции, становление постиндустриального общества происходит в контексте одного из законов диалектики – закона взаимного перехода количественных изменений в качественные.

Сущность данного закона состоит в том, что изменение качества, т.е. переход от старого качества к новому, совершается тогда, когда накопление количественных изменений достигает определенной границы. Таким образом, количество и качество – это составляющие элементы механизма инновационного развития. Они переходят друг в друга – и в этом их единство. Они измеряются в разных показателях – и в этом их различие. Взаимодействие этих элементов осуществляется в рамках категории «меры», которая выражает взаимосвязь и взаимообусловленность качества и количества. Мера выступает как интервал количественных изменений, в пределах которого явление как совокупность социально-экономических показателей сохраняет свою качественную определенность. Выход за пределы меры приводит к изменению качества жизни, к превращению количественных изменений в качественные. Так, кризис 1992 г., связанный с падением ВВП в Республике Беларусь на 36% и радикально понизивший уровень жизни населения, обусловил резкое падение не только количественных, но и качественных характеристик жизни. Отметим, что уровень жизни начала 1990-х годов был достигнут только в 2000-х годах, т.е. мера возвращения к «нормальному» уровню и качеству жизни составила примерно 10 лет.

Категория «качественный скачок» отражает сложный переход от старого качества к новому, когда количественные изменения выходят за границы меры. Содержанием качественного скачка является сложное переплетение двух процессов – исчезновение старого качества и возникновение нового, а также установление нового единства качества и количества. Сложность этого перехода состоит в том, что силы и тенденции, направленные на нарушение социально благополучной консервативности объекта, с очень большим трудом получают преобладание над силами, способствующими сохранению этой консервативности. Чем богаче и сложнее явление, тем сложнее переход от старого качества к новому.

Социологический анализ проблемы рассогласования уровня и качества жизни белорусского общества основан на данных республиканского социологического исследования «Уровень и качество жизни белорусского населения», проведенного Отделом экономической социологии и социальной демографии Института социологии НАН Беларуси в ноябре-декабре 2009 г. при поддержке БРФФИ. Изучение материальных и нематериальных компонентов уровня и качества жизни дает возможность проанализировать: во-первых, как изменения в экономике и социальной сфере влияют на уровень и качество жизни разных социально-демографических групп населения; вовторых, каким образом направленность и темпы данных изменений воспринимаются населением.

Уровень жизни населения является обобщающим показателем эффективности социально-экономической политики государства, поэтому одной из основных задач социальной политики Беларуси является сокращение уровня малообеспеченности населения – удельного веса граждан, имеющих доход ниже бюджета прожиточного минимума (БПМ). Рост уровня жизни, отраженный в табл. 1, свидетельствует о постоянных изменениях в экономической стратификации белорусского общества. Так, за период с 1995 по 2009 год слой малообеспеченных уменьшился от 38,4 до 5,4 %; слой в диапазоне от бюджета прожиточного минимума (БПМ) до минимального потребительского бюджета (МПБ), бывший до 2005 года социальной базой общества, уменьшился от 42,0 до 16,3 %; слой в диапазоне от 1 до 2 МПБ увеличился от 13,1 до 56,3 %, превратившись в базовый.

–  –  –

Очевидно, что с наибольшей активностью перемещения происходят между базовым и нижними слоями, с меньшей – между базовым и верхними слоями, практически закрытыми для восходящей экономической мобильности. Получается, что базовый слой как бы «вбирает» в себя нижние слои и «консервирует» в диапазоне доходов от 1 до 2 МПБ свыше половины населения республики, стабилизируя белорусское общество на основе сохранения нерыночных ценностей в экономике и социальной сфере.

Мы определяем базовый слой как иерархию социальных групп, сходных по роду занятий (наемный труд физического и умственного характера), имущественному положению (от среднего до малообеспеченного), объему прав, ограниченному рамками трудовых контрактов, и разделяющих нерыночные ценности в экономике и социальной сфере.

По материалам республиканского социологического мониторинга, базовый слой общества, составляющий его социальное ядро, владеет достаточным образовательным потенциалом, но не обладает достаточными материальными ресурсами и находится в процессе простого воспроизводства своей рабочей силы. Моральное устаревание ценности полученного образования порождает экономическую и гражданскую инертность и затрудняет продвижение его обладателей в средний класс белорусского общества – наиболее восприимчивый к инновационным изменениям в экономической и социальной сферах. Поэтому в своей основной массе базовый слой малопригоден для выполнения функции агента научно-технического и социального прогресса в обществе и не может претендовать на положение среднего класса в белорусском обществе [8, c. 199-218].

Белорусские граждане под понятием «средний уровень жизни» сегодня подразумевают наличие в собственности квартиры (в сельской местности – дома), легкового автомобиля и участка земли (распределение ответов о наличии какого-либо имущества в собственности представлено в табл. 2.). Средний уровень жизни белорусов подразумевает также постоянное наличие полноценного питания (39,1 %) и время от времени – посещение театров, кино, концертов (45,7 %), использование платных медицинских услуг (45,1 %), посещение кафе, ресторанов (32,3 %), сауны, бассейна, спортивного комплекса (22,0 %) и белорусских курортов (20,5 %). Отдых в странах дальнего зарубежья, проведение выходных в усадьбах гостиничного типа в пределах Беларуси, посещение развлекательных центров и косметических салонов является предметом роскоши и не входит для белорусов в понятие «достойного образа жизни».

–  –  –

За последние три года белорусу со средним уровнем жизни удалось сделать ремонт в квартире (доме) – 41,2 % и приобрести товары длительного пользования (технику, мебель) – 44,0 %, каждый пятый житель страны смог сделать накопления, улучшить свое материальное положение, обеспечить образование детям и приобрести автомобиль.

Вместе с тем, В связи с финансово-экономическим кризисом и его последствиями, 46,6 % населения отмечают, что цены на товары и услуги растут, а их доход не увеличивается либо упал, при этом у 23,1 % снизилась заработная плата; наблюдаются проблемы и с занятостью населения (табл. 3).

–  –  –

Таким образом, оценки уровня жизни, характеризующие материальное положение респондента («достаток в семье», «наличие сбережений»), в значительной степени определяют оценки качества жизни. Согласно результатам исследования, 3/5 респондентов характеризуют свое материальное положение как «среднее», 1/4 выставили негативные оценки и только чуть более 1/10 респондентов оценили его как «хорошее».

Среди респондентов, высоко оценивших качество своей жизни, 76,9 % определяют свое материальное положение как «хорошее» и «скорее хорошее», а среди лиц с низким качеством жизни 84,6 % оценивают свое материальное положение как «скорее плохое» и «плохое» (табл. 5).

–  –  –

О взаимосвязи уровня и качества жизни свидетельствует рост потребления населением высокотехнологичных предметов длительного пользования и инновационных услуг, представленный в табл. 6. Что касается высокотехнологичных товаров, то их количество в домашних хозяйствах неуклонно растет. Так, за период с 2000 по 2009 год, число телевизоров цветного изображения увеличилось в 1,6 раза, холодильников – в 1,2 раза, видео-, DVD-магнитофонов и видеокамер – в 3,4 раза, стиральных машин-автоматов

– в 2,3 раза, микроволновых печей – в 2,8 раза. Персональных компьютеров, представляющих собой инновационную услугу, стало за этот период в 20 раз больше.

Заметим, однако, что их количество в 3-4 раза меньше, чем например, телевизоров цветного изображения, в расчете на 100 домашних хозяйств.

–  –  –

Что касается потребления инновационных услуг, то интернет-пользователями, по данным выборочного обследования домашних хозяйств на начало 2010 года, являются 27,2 % населения в возрасте 16 лет и старше, в том числе в городах и поселках – 32,6 %, в сельских населенных пунктах – 11,6 % (табл. 7).

–  –  –

Между тем, бурное развитие информационной составляющей современного хозяйства выступает дополнительным стимулом становления новых ценностных ориентиров. Наиболее значимым качеством работника становится его способность усваивать информацию и продуцировать новое знание. И поскольку потребление информационных продуктов во многих аспектах становится тождественным их производству, постольку стремление человека к самосовершенствованию приобретает общественно важное значение, что стимулирует воспроизводство данного явления в расширяющихся масштабах, не известных экономической системе индустриального общества.

Таким образом, взаимосвязь уровня и качества жизни как переход количественных характеристик уровня в характеристики качества жизни (в плане ее комфортного бытия) прослеживается довольно отчетливо по республике в целом. Однако наблюдаются значительные различия в этом процессе между городом и селом, между Минском и регионами. Выявление типологических характеристик социально-экономического развития столицы и регионов показало, что согласно статистическим данным, социальные проблемы малообеспеченности наиболее остро стоят в регионах Беларуси, особенно для жителей сельской местности: доходы городских домашних хозяйств в 2008 г. превышали доходы сельских домашних хозяйств на 37,2 % (в 2007 году – на 44,3 %); наиболее низкий уровень малообеспеченности населения, на начало 2010 г., наблюдаемый в г. Минске, составил – 0,8 %. Однако результаты социологического исследования выявили, что жители столицы высказывают более сдержанные и низкие оценки качества своей жизни и жизненной ситуации в целом, чем жители регионов Беларуси.

Например, при оценке жизненной ситуации полагают, что «все более чем нормально» 8,6 % жителей регионов и только 4,5 % минчан. При оценке качества своей жизни, как «высокое» его оценили 1,2 % респондентов в регионах и 0 % минчан, а «ниже среднего» – 19,1 % жителей регионов и 29,1 % минчан. Выявляется, что у населения столичного региона сформировались более высокие требования к уровню и качеству своей жизни, однако они преимущественно сфокусированы на возможности обеспечивать высокий уровень материального потребления и комфорта. Так, для минчан наиболее важно иметь хорошие жилищные условия (Минск – 69,6 % респондентов, регионы – 55,8 %), возможность не экономить на элементарном и не отказывать себе в самом необходимом (Минск – 51,0 % респондентов, регионы – 44,7 %), отдыхать, проводить отпуск так, как хочется (Минск – 42,9 % респондентов, регионы – 34,9 %).

Предпосылкой становления постиндустриального общества является постоянный переход количественных характеристик уровня жизни в качественные характеристики, связанные с самореализацией личности и ростом потребления инновационных видов услуг.

Проблема рассогласования уровня и качества жизни белорусского общества проявляется в снижении рейтинга ИРЧП Республики Беларусь в группе стран с высоким уровнем развития, в связи с ухудшением показателя продолжительности жизни населения [9, c. 85-104]. С одной стороны, по данным государственной статистики (1995–2009), наблюдается повышение доходов граждан, вызывающее существенные изменения в экономической стратификации белорусского общества в направлении увеличения среднеи высокодоходных групп населения. С другой стороны, белорусские граждане, по данным республиканского социологического исследования, вкладывают в понятие «высокое качество жизни», помимо хорошего здоровья, такие ресурсные критерии, как материальный достаток, хорошие жилищные условия, возможность не экономить на минимально необходимых вещах. Получается, что материальное благополучие для белорусов все еще является целью, а не средством обеспечения высокого качества жизни.

Это свидетельствует о том, что проблема рассогласования уровня и качества жизни, существующая в белорусском обществе, воспроизводится в большей мере за счет ориентации граждан на поддержание достигнутого уровня жизни, и в меньшей – за счет актуализации ими социальных инноваций и потребления инновационных видов услуг – гуманитарных (образование, здравоохранение) и профессиональных (информатизация, телекоммуникация).

Таким образом, повышение материального уровня жизни создает потенциальные предпосылки для становления новой мотивационной системы. Человек, освободившийся от постоянного поиска средств, необходимых для удовлетворения насущных потребностей, получает возможность приобщения ко всему многообразию ценностей, накопленных цивилизацией. Но это не означает немедленного и автоматического использования им открывающихся возможностей, и уж тем более – быстрого становления новой иерархии ценностных ориентиров в масштабах целого общества. В настоящее время все чаще используется понятие «постэкономической (post-economic) системы ценностей», предложенное Э. Тоффлером [10, c. 606-610]. Именно он впервые рассмотрел современные нематериальные мотивы деятельности индивида не как неэкономическую составляющую его активности, а как элемент преодоления прежней экономической системы мотивации, как проявление не неэкономических, а постэкономических потребностей. С этой точки зрения, новая мотивационная система преодолевает стандарты экономической эпохи, а не видоизменяет их.

По мнению В. Иноземцева, «между благосостоянием и восприимчивостью человека к новым мотивам деятельности не существует прямой зависимости.

Многочисленные социологические исследования вполне ясно подтверждают это обстоятельство; в лучшем случае можно говорить о наличии слабой корреляции между экономическими успехами нации и относительно абстрактным понятием «удовлетворенность жизнью». Ориентация же на новые ценностные установки является функцией множества «переменных», и с достаточной степенью определенности можно говорить о ней лишь в пределах конкретной страны или экономической системы» [2, c. 52].

Действительно, ориентация на новые ценностные установки является функцией множества переменных и слабо коррелирует с уровнем материального благосостояния людей. Отметим, однако, что корреляционные связи отражают лишь статичную картину состояния постиндустриального общества в определенные моменты места и времени, ограничиваются описанием явления и не выходят за рамки эмпирического познания. Для раскрытия сущности процесса перехода к постиндустриальному обществу необходимо объяснение этого процесса в русле действия собственного социально-экономического закона (в данном случае – закона перехода количественных характеристик в качественные). Подобное объяснение связано с введением в научный оборот категорий качества жизни, уровня жизни, меры и качественного скачка как элементов механизма прогрессивных изменений.

Но что происходит в случае регрессивных изменений, при радикальном снижении уровня жизни, как это произошло в Беларуси, начиная со второго квартала 2011 года.

Резкое понижение покупательной способности заработной платы и, соответственно, падение уровня жизни, неизбежно должно сказаться на качестве жизни населения, по крайней мере, основной его составляющей – степени удовлетворенности заработной платой. Политика ограничения потребления может привести еще к одному негативному результату – сокращению рождаемости. Кроме того, нужно учитывать, что молодежь будет стремиться уехать из страны из-за низких доходов, что приведет к еще большему снижению численности населения. В ближайшие годы Беларусь будет двигаться путем реформирования экономики, рассчитанным на развитие государственных предприятий за счет ограничения уровня потребления населения. По оценкам экономистов, модернизация государственного производства, если она будет успешной, позволит увеличивать заработную плату примерно на 10% в год. Это означает, что мера возвращения населения к уровню и качеству жизни 2010 года составит примерно 5 лет, при условии, что страна удачно пройдет через периоды кризисов и другие «рифы» мировой экономики.

Литература:

1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования / М.: Academia, 1999. 788 с.

2. Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы: учеб.

пособие для студентов вузов. – М.: Логос, 2000. 470 с.

3. Маркович Д.Ж. Глобальные проблемы и качество жизни // Социологические исследования. – 1998. – № 4.

– С. 129–132.

4. Bauman Z. Life in Fragments. Essays in Postmodern Morality / Z. Bauman. New York, 1995. 610 с.

5. Соколова Г.Н.Проблемы взаимосвязи уровня и качества жизни в ходе становления постиндустриального общества / Г.Н. Соколова // Общество и экономика. – 2011. – № 7. – С. 65-82.

6. Сорокин П.А. Социальная мобильность / Пер. с англ. М.В. Соколовой. Под общ. ред. В.В. Сапова. – М.:

Academia; LVS, 2005. – XX. 588 с.

7. Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. – 2-е изд.– М.: Академический Проект, 2005. 528 с.

8. Соколова Г. Состояние и возможности развития среднего класса в Беларуси // Общество и экономика. – 2010. – № 7–8. – С. 199–218.

9. Соколова Г. Состояние и использование человеческого капитала в Республике Беларусь // Общество и экономика. – 2010. – № 5. – С. 85–104.

10. Тоффлер Э. Третья волна. Пер. с англ. / Э. Тоффлер. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. 669 с.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ БЕЛАРУСИ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

–  –  –

В последние годы во всем мире резко вырос интерес к политическим партиям. В США скоро за пост президента страны поспорят представители республиканской и демократической партий. Значительно активизировались политические партии во Франции. О важности, необходимости и востребованности политических партий говорит хотя бы тот факт, что в настоящее время, как утверждает известный немецкий исследователь Филипп Шмиттер, в мире не существует ни одной «беспартийной демократии». «Представительная демократия, – отвечает он, – контролируемая посредством многопартийных, состязательных выборов, служит ориентиром демократической трансформации поставторитарных обществ в любом культурногеографическом регионе мира» [6, с. 27]. Да и в Беларуси на последних президентских выборах половина из кандидатов опирались на идеологию, использовала структуру и членов различных политических партий страны. По мере приближения выборов в белорусский парламент активность белорусских политических партий также растет. Так что утверждения о смерти в современных условиях политических партий не соответствует действительности.

Однако постоянно возникает вопрос: что такое современные политические партии? Как утверждают многие исследователи, политическая партия – это наиболее активная, сознательная и организованная часть какой-либо социальной группы или класса, которая формулирует и выражает интересы своих членов, борется за политическую власть или участие в ее осуществлении. Как показывает политическая реальность, политические партии – самые подвижные и активные элементы современного общества, основные инструменты взаимосвязи между государством и людьми. Основное функциональное предназначение современных политических партий – это организация политических процессов, выражаемая в суммировании личных интересов и преобразовании их в общественные, принятие на их основе политических решений, формирование идеологических позиций, поиск и продвижение кандидатов для избрания или назначения в структуры государственной власти и органы местного самоуправления.

Именно политические партии направляют неуправляемую стихийную энергию социальных протестов в русло легитимной борьбы за лучшее будущее общества и государства.

Политические партии – это основа демократии. Именно они, выполняя одну из основных своих функций, представляют в законодательных органах политические, экономические и другие интересы различных социальных групп, содействуют политической социализации граждан, являются своеобразным механизмом саморегуляции общественной жизни. В условиях разделения властей, перманентной выборности и политической конкуренции партии содействуют эффективному функционированию представительных институтов. Занимая центральное место среди других организаций гражданского общества, они способны целенаправленно воздействовать на органы государственной власти и осуществлять определенный контроль за их деятельностью.

Белорусская многопартийная система, к сожалению, в настоящее время стремительно деградирует. Она находится в состоянии глубочайшей бифуркации, стоит на пороге системного кризиса, который проявляется в деформациях всех ее подсистем и блоков, всех уровней порядка. Практически все политические партии Беларуси переживают несколько локальных кризисов – кризис доверия, кризис лидерства и кризис идеологической идентичности. Очень мало жителей нашей страны видят среди белорусских политических партий ту силу, которая способна защитить их интересы,

–  –  –

Почему политические партии, которых, по идее, должны поддерживать все граждане страны (конечно, каждый свою), оказались политическими аутсайдерами?

Можно назвать несколько важнейших причин полного краха белорусской многопартийности. Одним из ключевых вопросов жизнедеятельности современных политических партий является содержание их повседневной работы. Это то, что люди видят и чувствуют, или, по крайней мере, должны. Если политические партии постоянно не заявляют о себе в публичной политике, не принимают активного участия в политической жизни, не откликаются на злободневные события, не инициируют различные политические и коммуникационные процессы, то таким политическим структурам предстоит весьма недолгая жизнь. Во время ливийской трагедии в ходе многочисленных социологических интервью люди спрашивали: «Почему молчат партии?

Почему они активно не выражают свое мнение?». Однако ответы на эти вопросы до сих пор никто так и не смог дать.

Партии, как марафонцы, всегда должна быть в прекрасной спортивной форме, иначе они никогда не достигнут поставленной цели. Чем настойчивее, последовательнее и целеустремленнее политические партии будут реализовывать свои программные требования, тем стабильнее будет поддержка электората. В Беларуси многие партии от выборов до выборов представляют аморфную, желеобразную массу, которую не реально встряхнуть, но и трудно выбросить. Даже появилась такая дефиниция – ширмочная партия. Ширма есть, за ней ничего. Типичный пример – Социал-демократическая партия народного согласия. Уже добрый десяток лет она не предпринимает никаких политических действий. Может быть, партийные боссы считают, что такие партии еще когда-нибудь понадобятся для решения их личных проблем?

Современные белорусские политические партии не выполняют свою главную функцию – представлять и защищать на высшем государственном уровне интересы своих избирателей, своего электората. На сессиях парламента никто из партийцев не выступает от имени своей партии, не отстаивает ее точку зрения, не представляет интересы простых членов партии. Разработка законопроектов и партийная жизнь идут параллельными курсами. Думаю, в стране не найдется ни одного человека, который смог бы точно ответить на вопрос: сколько сейчас партийцев в парламенте. Уже стало обыденным, когда депутаты перед парламентскими выборами специально вступают в ту или иную политическую партию, чтобы выдвинуться от партийной структуры в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь. Так сделать это намного проще, чем собирать голоса тысячи избирателей, особенно в том округе, где ты практически не бывал. После выборов такие члены теряли к партии всякий интерес, а партийные билеты клали в «очень долгий» ящик. Но с другой стороны, при мажоритарной избирательной системе, каждый депутат – это отдельная, но весьма специфическая политическая партия.

В свое время известный ученый Роберт Михельс открыл «железный закон олигархических тенденций» и доказал, что партийная демократия обязательно перерождается в партийную олигархию, а демократы становятся олигархами. Что-то подобное и произошло и в нашей стране. Большинство белорусских политических партий сегодня выражают и представляют интересы не широких партийных масс, а партийной верхушки, своих друзей и родственников, знакомых и близких. Лидеры современных политических партиях, как правило, являются их брендами, особенно в ходе избирательных кампаний и общении с людьми и средствами массовой информации. Они во многом проецируются на политическую партию, в некоторых случаях, полностью отождествляются с ней, растворяются в партии. Партийные лидеры обязаны быть отражением настроений электората, своих избирателей, как говорил Василий Иванович Чапаев, всегда находиться впереди «на белом коне». Их роль особенно важна в современных условиях, когда партии сталкиваются с огромным количеством проблем. Вопервых, у многих людей полностью отсутствует интерес к политике как способу решения своих интересов и потребностей. Как показывают социологические исследования, проведенные Институтом социологии НАН Беларуси, только четыре процента жителей страны считает, что активное участие в политической деятельности поможет им решить существующие проблемы. Во-вторых, развитие информационных технологий, электронных средств массовой информации заставляет партийных лидеров жить по новым, ранее совершенно не знакомым и непонятным им правилам – быть интеллигентами и компетентными, интеллектуальными и мобильными, элегантными и эрудированными, выражать социальные ожидания и заказы людей. Роль Бабы Яги на метле и в ступе, пытающейся заклинаниями звать электорат к лучшей жизни, или комиссара в маузером в руке, уже давно не воспринимается избирателями. Новые условия требуют полной смены поведенческой парадигмы, формирования принципиально нового политического имиджа. Это, к сожалению, в Беларуси не произошло и не скоро произойдет. Как результат, у подавляющего большинства белорусских политических партий нет запоминающихся лидеров, отвечающим современным требованиям и способных в трудные политические периоды принимать ответственные политические решения или хотя бы демонстрировать, что они готовы взять на себя ответственность за положение дел в государстве. Руководители многих политических партий, простонапросто, не интересны. У них полностью отсутствует не только харизма, но даже элементарная привлекательность. Под вопросом и моральный облик лидеров некоторых политических партии. Следует особо подчеркнуть, что, как показали социологические исследования, о подавляющем большинстве партийных лидеров многие люди вообще никогда не слышали. Их рейтинг, как говорится, ниже плинтуса – 0, 00 процента [1; 2; 6].

Рассматривая кадровые проблемы политических партий страны, следует особо подчеркнуть полное отсутствие у многих из них лидерского потенциала и тенденцию к несменяемости лидеров. Как результат, закостенение партийной элиты, не желающей покидать относительные теплые места, дающие некоторые моральные (а иногда – и не только) преимущества. Как продолжение этой тенденции – явный недостаток рядовых членов партии, на которых во всех странах держится многопартийность. Достаточно слабое звено – партийный аппарат, спичрайтеры и аналитики политических партий. Они малопрофессиональны и очень часто – коррумпированы. Мало того, что совершенно не поймешь, о чем они говорят и пишут, но их точка зрения может поменяться несколько раз за неделю в зависимости от полученного гонорара. Серьезной проблемой многих политических партий страны является полное отсутствие теоретическое работы.

Наблюдается ярко выраженный эффект «замороженности». Для многих партий политическое время остановилось. Партийные программы практически не изменились с момента создания партий. В них до сих пор содержатся категории «времен Очаковских и покоренья Крыма». Нельзя в программе современной политической партии давать определения из «Краткого курса истории Всесоюзной Коммунистический партии (большевиков). Современные партийные концепции, заявления, обращения оказались не способными ответить на вызовы и риски быстро летящего времени. Типичный пример.

Несмотря на существующие проблемы, ни одна политическая партия не разработала более-менее приемлемой модели выхода из социально-экономического кризиса.

Важным структурным элементом любой политической партии является ее идеология. Партийные идеологии представляют комплекс системообразующих методов борьбы за политическую власть и основных подходов к созданию будущего государства и общества. Именно идеологии являются идентификационными признаками политических партий, позволяющими отличать их друг от друга и формировать политические предпочтения граждан. Политические партии, не имеющие хорошо разработанной и популярной системы идей, не могут быть полноценными субъектами политических процессов, так как лишены политического смысла. Обеспечение конкуренции политических идей – прямая и непосредственная функция политических партий. Они должны находить, систематизировать и распространять политические идеи. Партийные идеи, возникая и соперничая друг с другом, проигрывая и побеждая в конкурентной борьбе, будут исчезать и опять возрождаться, становясь достоянием общества. Это в определенной степени является гарантией жизнедеятельности политических партий.

Идеологические платформы подавляющего большинства белорусских политических партий неясны, неточны, аморфны, эклектичны. У многих партий нет интеллектуального потенциала, эффективно работающих «фабрик мыслей», прорывных идей, способных привлечь к себе избирателей. Белорусские партии не являются генераторами новых социально-политических и экономических идей, катализаторами интеллектуального развития. Но самое грустное и смешное, они часто отказываются от помощи умных людей, профессионалов в своем деле. Однако как донести такие партийные идеологии до широких народных масс, убедить людей в правильности партийных идей? Ни у кого из партийных идеологов нет однозначного ответа на этот вопрос. И белорусское государство занимается идеологией именно потому, что политические партии страны оказались не способными это делать.

У политических партий страны нет популярных и высокопрофессиональных средств массовой информации – «Искры», из которой возгорится пламя». А те, которые есть, не способны эффективно выполнять свои функции. Например, газета КПБ «Коммунист Беларуси. Мы и время» похожа на стенгазету захудалого колхоза середины прошлого века. Но, с другой стороны, у многих партий и этого нет. Отсутствие собственных коммуникационных каналов с социальными группами и слоями белорусского общества оставляет политические партии страны на обочине активного политического движения. Полностью отсутствуют инициатива и партийная демократия.

Партийные собрания похожи на внутренние разборки. Все это не способствует росту популярности политических партий, не привлекает, а отталкивает от них людей. Придут молодые ребята на партийные собрания, посмотрят, чем занимаются их старшие товарищи и уйдут с желанием никогда сюда не возвращаться. А ведь вполне реально вынести на обсуждение широких партийных масс, на партийную дискуссию поиск решения государственных и партийных проблем, тех вопросов, которые волнуют значительную часть белорусского общества. Это принесет огромную пользу и для государства, и для членов партии, которые почувствуют свою общественную значимость.

К сожалению, многие белорусские партийные начальники, как огня, боятся партийной дискуссии: что бы она негативно не повлияла на их авторитет, которого, впрочем, и нет.

Против политических партий страны работает и менталитет белорусов. Люди ждут подачек от государства, считают, что кто-то другой должен решать их проблемы, но сами ничего не делают и делать не хотят. Как результат, сформировалась низкая востребованность института политической партии в общественном сознании современной Беларуси. Не работает на рейтинг политических партий и законодательство белорусского государства. После того, когда были внесены изменения в Закон Республики Беларусь «О политических партиях», благодаря которым число учредителей партий увеличилось с 500 до 1000 человек, количество политических партий в стране уменьшилось на десять.

Некоторые политики и журналисты считают, что необходимо провести в стране целый ряд законодательных изменений, которые дадут возможность белорусским партиям стать реальной политической силой. Среди них, например, называют переход с мажоритарной на пропорциональную избирательную систему. Однако будет ли лучше? В политические партии полезут карьеристы, авантюристы, проходимцы, популисты и демагоги, стремящиеся и здесь получить собственную выгоду, что, кстати, уже было [3; 4; 6].

Однако, несмотря на многочисленные и существенные проблемы, уже трудно представить независимую Республику Беларусь без сильных политических партий, активно участвующих в жизнедеятельности белорусского общества. Сегодня они мифы, фантомы, но должны быть яркой политической реальностью, признаваемой всеми акторами политических процессов и работающей на благо белорусского народа и государства.

Литература:

1. Котляров, И.В. Кому сидеть на мешке с шерсть или О роли политических партий в жизни белорусского общества / И.В. Котляров // Проблемы управления – 2008 – №4 – С. 138 – 143.

2. Котляров, И.В. Политическая социология: теория, история, методология, методика / И.В. Котляров. – Минск: МИУ. – 2004. – Т.1 – 286 с. Т.2 – 284 с.

3. Котляров, И.В. Политические партии Беларуси: теория, история, современность/ И.В. Котляров. – Минск:

МИУ. – 2006. – Т.1 – 364 с. Т.2 – 240 с.

4. Котляров, И.В. Социология политических партий / И.В. Котляров. – Минск: Беларуская навука. – 2011. – 388 с.

5. Котляров, И.В. Феномен многопартийности в современном белорусском обществе / И.В. Котляров. – Минск: ФУ Аинформ, 2009. – 320 с.

6. Шмиттер, Ф. Размышления о гражданском обществе и консолидации демократии / Ф. Шмиттер // Полис, №5. - 1996. – С. 16 – 27.

ЕВРАЗИЙСКАЯ И ЕВРОПЕЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ БЕЛАРУСИ В

КОНТЕКСТЕ ГЕОПОЛИТИКИ

–  –  –

Постсоветская интеграция начиналась с образованного в 1991 г. Содружества Независимых Государств. Оно помогло решить немало сложных проблем, связанных с распадом СССР.

Но за прошедшие 20 лет не смогло стать эффективно действующим региональным объединением. Поэтому можно согласиться с бывшим премьер-министром Беларуси В.Ф. Кебичем, который так оценивает СНГ: «Преувеличение значимости фактора «политической воли» … приводило к увеличению числа нереализованных межгосударственных соглашений, начатых и тут же забытых экономических проектов, … многие решения и соглашения Содружества в значительной мере декларативны, продиктованы сиюминутными интересами и как следствие трудновыполнимы» [1, c. 219].

Программа развития и сама практическая деятельность СНГ не выявили таких притягательных ценностей, которые бы влекли страны-участницы к теснейшей интеграции. Поэтому названные В.Ф. Кебичем и многие другие причины подталкивали Беларусь, а особенно Россию, как лидера интеграции, к поиску новых форм сотрудничества постсоветских стран.

Коль в широком формате тесное сотрудничество не получалось, лидерами России и Беларуси была сделана попытка интеграции в узком формате с надеждой, что это станет вдохновляющим примером для других постсоветских государств. В декабре 1999 г. был подписан Договор о создании Союзного государства Беларуси и России.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |
 

Похожие работы:

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» 12–13 марта 2015 г., МОСКВА МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И БОЛЬШИХ ДАННЫХ СЕТЕВОЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС «ФОМОГРАФ»: ОТ Галицкий Е. Б. АНАЛИЗА ДАННЫХ ОПРОСА К НАКОПЛЕНИЮ ЗНАНИЙ О ГРУППАХ РЕСУРСНОЙ ТИПОЛОГИИ Дмитриев А. ЧТО ТАКОЕ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.