WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 28 |

«СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И ...»

-- [ Страница 4 ] --

содержали критические отзывы пользователей о деятельности депутатов Государственной Думы, Правительства РФ, Министерства экономического развития. Кроме того, особой темой стало обвинение «Роснефти» в падении курса рубля вследствие появившейся в СМИ информации о покупке госкорпорацией валюты на средства, привлеченные в рамках программы размещения облигационных займов. Отличительной особенностью данной макротемы является высокий процент (79%) сообщений пользователей. И лишь 21% от всего массива зафиксированных сообщений составляют записи групп и публичных страниц.

Макротема «Отношение к В. В. Путину» на 73% была представлена пользователями социальных сетей, и лишь 27% составили сообщения групп и публичных страниц «Вконтакте».

Пользователи персонифицировали девальвацию рубля с Президентом РФ. Среди всего массива сообщений зафиксировано большое количество личных комментариев и суждений. Данная макротема является одним из лидеров по количеству негативных упоминаний (рис. 4), а именно 62% сообщений содержали неблагоприятное отношение пользователей к Президенту РФ в контексте событий на валютном рынке.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Большинство сообщений, посвящённых макротеме «Пресс-конференция В. В. Путина», представляли собой материалы, транслирующие мнение Президента РФ о кризисной ситуации в России, присоединении Крыма. В целом, тема экономического кризиса в рамках прессконференции не получила высокого освещения в социальных сетях (по сравнению с самой пресс-конференцией).

Проведённый анализ подтвердил высокий интерес со стороны пользователей к теме падения курса рубля: основным источником распространения информации в социальных медиа выступили пользователи. Вместе с тем, результаты социологических исследований и анализ социальных медиа подтверждает, что небольшой процент населения связывает падение рубля с деятельностью государственных институтов и политических лидеров. Такая связь зафиксирована лишь в 13% материалов пользователей социальных сетей. Данный результат может служить подтверждением относительно низкой степени влияния экономического кризиса на социально-политическую стабильность российского общества в настоящее время.

–  –  –

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 ГРОШЕВА И. А. – кандидат социологических наук, доцент, зав. кафедрой философии, истории и социологии ГАОУ ВО ТО «ТГАМЭУП». E-mail: grosh@nextmail.ru.

ГРОШЕВ И. Л. – кандидат социологических наук, доцент кафедры Маркетинга и муниципального управления ФГБОУ ВПО ТюмГНГУ. E-mail: grosh@nextmail.ru.

В сетевом пространстве российского общества в сфере осуществления контроля за отдельными сферами жизни сложилась причудливая мозаичная картина. Безусловно, потребность в этом институте в настоящее время довольно высокая, что породило разнообразные механизмы реализации контролирующих функций. Существует целый спектр организаций, называющих себя «гражданскими» или «общественными». Несмотря на то, что в русском языке принято отождествлять эти понятия, функциональное наполнение этих организационных форм различается.

Наименование «Гражданский контроль» в большинстве случаев присваивается активистами, пытающимися влиять на принятие управленческих решений на уровне органов государственного и местного управления. Усилиями юристов, журналистов, депутатов Государственной Думы РФ и Городского Совета Санкт-Петербурга ещё в 1992 г. создана общественная правозащитная организация «Гражданский контроль», деятельность которой направлена на установление контроля над правоохранительными органами для выявления и предотвращения случаев нарушения прав граждан [1]. В Москве функционирует Ассоциация по защите избирательных прав «Гражданский контроль» (2007 г.), цель которой – контроль над выборами и избирательным процессом [2]. Гражданский контроль как вид деятельности позиционируется Пермской региональной общественной организацией «Пермская гражданская палата». Декларируется контроль за соблюдением прав человека, устранение злоупотреблений со стороны власти и повышение качества услуг, в т. ч. и со стороны чиновников [3].

Под названием «Общественный контроль» в основном встречаются организации, обеспечивающие соблюдение стандартов и качества жизни, националистические организации.

Так, например, в Москве и Санкт-Петербурге организованы общества защиты прав потребителей «Общественный контроль».

Некоторые организации общественного контроля сочетают в себе функции борьбы за качество жизни и с нелегальной миграцией. Примером может служить общественное объединение «Оборона Люблино» организация граждан, проживающих в Юго-Восточном административном округе (ЮВАО) г. Москвы [4], созданная в 2009 г.

Общественный контроль позиционируют как вид деятельности некоторые молодёжные организации, которые объединяются по признаку национальной идентификации. Например, Московское молодёжное движение «Светлая Русь» [5] (организатор И. Мангушев) взаимодействует с Федеральной миграционной службой по поиску нелегальных мигрантов, занимается военно-патриотическим воспитанием молодёжи, принимает участие в общественно-политической жизни города. Имеет отделения в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.

Социальная активность молодёжи направляется и в откровенно националистическое русло. Так в 2012 г. было создано движение «Реструкт» (организатор М. Марцинкевич (Тесак)).

Основное направление деятельности объединения, выделенное на сайте – борьба с нелегальными мигрантами и за свободу и самоопределение русского народа. Действия этого движения подпадали под статью 282 УК РФ о возбуждении ненависти или вражды по признакам V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 национальности, пола и др., а также Федерального закона №114-ФЗ от 25 июля 2002 г. «О противодействии экстремистской деятельности». На этом основании подобные движения запрещают, сайты блокируют (например, «Движение против нелегальной иммиграции» в 2012 г.). Однако они возникают вновь под другими названиями. Формируются группы в сети «VKontakte» «Национальный Союз России» (Ульяновск), «Славянская сила» (Волгоград, Астрахань, Киров и др.), «Русское общественное движение» (Москва) и др.

Общественно-политические организации националистической ориентации, претендующие на осуществление общественного контроля, объединяют следующие особенности: существование и мобилизация деятельности в социальных сетях; акцент на национальной компоненте («защита русских людей»); защита культурно-исторических памятников; борьба против иммиграции; привлечение молодёжи к спорту и здоровому образу жизни. В некоторых организациях не афишируется членство, невозможно понять, кто является организатором, некоторые из них функционируют полулегально. Меняются адреса расположения сайтов, они часто блокируются или подвергаются хакерским атакам.

Функции общественного контроля выполняют также объединения, самоорганизация которых произошла вокруг одной актуальной темы. Например, создана группа «VKontakte»

против Федерального закона Российской Федерации от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений»

«Гражданская инициатива за бесплатное среднее образование» (Нижний Новгород, Иркутск) [6]. На сайте группы содержатся призывы к недопущению разрушения образования (подушевое финансирование привело к закрытию многих школ в сёлах), роста количества платных услуг в медицинских учреждениях, против реформы РАН и др. В Санкт-Петербурге создана группа VKontakte «Ассоциация городских родительских комитетов», в Ярославле – «Ярославцы, защитим бесплатное образование, здравоохранение, культуру!», в Ижевске «Ижевск за бесплатное образование и медицину», в Мурманске – «Гражданская инициатива за бесплатное среднее образование в Мурманске», в Ростове-на-Дону «Дон за бесплатное среднее образование!», в Нефтекамске «Инициатива против платного образования», в Уфе – «Народ против реформ бюджетной сферы», в Тюмени – «Тюмень – против коммерциализации бюджетной сферы (ФЗ-83)», а также в Казани (активная социальная группа), Перми, Новосибирске, Иркутске, Красноярске, на Алтае и др. Всего насчитывается около 40 групп.

Качественный анализ сетевого пространства общественного и гражданского контроля позволил осуществить классификацию субъектов общественного контроля следующим образом: 1) государственный общественный контроль, создаваемый по распоряжению государственных и муниципальных органов управления (официальные сайты); 2) утилитарный общественный контроль – контроль за состоянием среды обитания индивидов и качеством жизни (официальные сайты); 3) активистский общественный контроль, появляющийся для решения проблем, возникших в связи с принятием управленческих решений, следствием которых стало ухудшение качества жизни (сетевые группы); 4) националистический общественный контроль, как правило, имеет в названии национальную идентификацию (сетевые группы).

Субъекты гражданского контроля выглядят иначе, информация концентрируется на официальных сайтах: 1) правозащитный контроль – защита прав и свобод человека и гражданина; 2) контроль за избирательным процессом – контролирующая деятельность осуществляется за ходом избирательной кампании; 3) контроль за деятельностью V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 правоохранительных органов; 4) контроль за деятельностью власти (в основном, исполнительной) на уровне принятия управленческих решений.

–  –  –

ГУГУЕВА Д. А. – кандидат социологических наук, старший преподаватель Института социологии и политологии ЮФУ. E-mail: gudiv@yandex.ru Социологическая служба «RОMIR Mоnitоring» по заказу аналитического центра «АЦВИ Интернет» провела исследование аудитории Рунета в 2011 г. В опросе приняли участие 1,5 тыс.

человек, которые каждый день посещают интернет. Как следует из исследования, мужчин среди пользователей Сети больше, чем женщин – 67% против 33%. 44% пользователей в России составляют люди в возрасте 25–34 лет, а 34% – молодёжь в возрасте 15–24 лет. 42% аудитории интернета в России являются квалифицированными специалистами [1].

Самыми популярными видами интернет-активности являются электронная почта и поиск информации оn-linе (ими пользуются более 95% интернет-пользователей). Также российские пользователи активно посещают новостные интернет-ресурсы (примерно 87 % опрошенных), скачивают музыку, фильмы и игры и посещают ресурсы по интересам (более 80%). Почти половина время от времени покупает товары с доставкой через интернет-магазины [1].

Подтвердить или опровергнуть данные, полученные в результате исследования социологической службы «RОMIR Mоnitоring», мы можем, проанализировав результаты проведённого нами исследования.

Исследование на тему «Портрет современного интернет-пользователя» было проведено нами в 2012–2013 гг. в Ростовской области (г. Каменск-Шахтинскиий) и городе Ростове-наДону. В исследовании приняли участие 320 респондентов в возрасте от 18 до 65 лет, по возрастным категориям они распределены следующим образом (табл. 1).

Таблица 1 Возрастной состав респондентов

–  –  –

С помощью традиционной методики социологического исследования – анкетного опроса

– мы проанализировали поведение интернет-пользователей в Сети и выделили их определённые предпочтения. Затем мы провели сравнение ответов данных нашими респондентами с ответами респондентов исследований социологической службы «RОMIR Mоnitоring».

Итак, в нашем исследовании, ежедневно используют интернет для различных целей 76,9% респондентов в возрасте от 18 до 40 лет. Респонденты в возрасте от 41 до 55 лет (27,2%) выходят в Сеть несколько раз в неделю.

Что касается времени, которое пользователи проводят в Сети, то необходимо вспомнить, что в сутках 24 часа, 8 из них человек в среднем проводит на работе (либо учится), около часов отводится на сон, 8 часов остаётся на свободное время. Мы можем увидеть, что чем моложе респондент, тем больше времени он проводит в интернете. Только лишь в возрастной группе от 18 до 22 лет есть респонденты, которые проводят в интернете более 6 часов в день, и таких респондентов 9,4%.

Это значит, что они проводят всё своё свободное время в киберпространстве. Респонденты от 23 до 30 лет проводят в интернете в среднем от 1 до 3-х часов ежедневно (33,3 %) так же, как и респонденты в возрасте от 41 до 55 лет (46,6%) и от 56 до 65 лет (44,4%). Большая часть респондентов в возрасте от 31 до 40 лет проводит в интернете менее 1 часа в день (46,1%). Мы считаем, это связано с тем, что люди в возрасте после 40 лет меньше времени уделяют карьере и больше времени посвящают своему досугу, в отличие от поколения от 23 до 30 лет, которые в большей своей массе в этот период жизни занимаются личным профессиональным продвижением и построением семейных отношений. Часть респондентов не использует интернет вообще (3,4% всех отпрошенных), но это связано с отсутствием возможности подключения к Сети.

Что касается использования услуг, предлагаемых государством в процессе реализации политики, направленной на модернизацию Российской Федерации, то среди жителей г.

Каменска-Шахтинского, данные услуги (например – заполнение налоговых деклараций, оформление заграничных паспортов, оn-linе приемные чиновников и т. д.) не пользуются особой популярностью. В среднем, только 19,5 % респондентов хотя бы один раз пользовались интернет-услугами, которые предоставляют государственные организации. По возрастным категориям – наиболее часто к такому роду услуг прибегают респонденты в возрасте от 23 до 30 лет (21,4 %) и после 56 лет (27,2 %).

В собственном эмпирическом исследовании мы пришли к выводу, что интернету как новостному каналу наиболее доверяют респонденты в возрасте от 18 до 22 лет (78,5%), при этом 63,6% респондентов данной возрастной группы смотрят новостные передачи по V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 телевизору. Реже всего используют интернет для получения новостей респонденты от 56 лет и старше (18,1 %). При этом телевидение, является наиболее распространённым СМИ у респондентов в возрасте от 41 до 55 лет (90,3 %), меньше всего смотрят новостные передачи по телевидению респонденты в возрасте от 23 до 30 лет (53,5%). В целом, новости из интернета предпочитают узнавать только 46,1% от общего числа респондентов, это ниже данных представленных социологической службой «RОMIR Mоnitоring» – по их данным, для 91% активных интернет-пользователей основным источником новостей является именно Сеть [1].

Таким образом, мы пришли к выводу, что для жителей Ростовской области интернет всё ещё не является основным источником получения информации.

В своём исследовании мы определили основные потребности удовлетворяемые пользователи в Сети. Наибольшее количество респондентов во всех возрастных группах используют интернет для получения информации – 69,6% от всех опрошенных. Затем, пользователи удовлетворяют потребность в общении – 45,4% всех опрошенных общаются в социальных сетях. Используют интернет-ресурсы для развития своего хобби – 27,2% респондентов.

На вопрос «В поисках, какой информации вы чаще всего обращаетесь к интернетресурсам» (респонденты могли дать несколько вариантов ответа) ответы респондентов распределились следующим образом. В возрасте от 18 до 22 лет 93,9% респондентов чаще всего обращаются к интернету в поисках развлечений; 96,9% для общения в социальных сетях;

69,6% в поисках информации. В возрасте от 23 до 30 лет 71,4% респондентов используют интернет для общения в социальных сетях, и для поиска информации – 71,4%. В возрасте от 31 до 40 лет большая часть респондентов (46,4%) используют Сеть в качестве информационного ресурса. Также, поиск информации стоит на первом месте для респондентов от 41 до 55 лет и от 56 лет до 65 – 74,1% и 54,5% соответственно. По указанным параметрам, наше исследование не отличается от исследования, проведённого службой «RОMIR Mоnitiоring».

Также, мы можем увидеть, что пользователи, с помощью интернета удовлетворяют свои потребности в общении – 92,2% от общего числа респондентов. Для удовлетворения различных социальных нужд – начиная от поиска информации и заканчивая различными хобби-сайтами – интернет используют все 100% респондентов.

Делая выводы по результатам проведённого нами социологического исследования, мы можем сказать, что в интернете образуются новые социальные связи. Сегодня мы можем говорить о становлении информационно-коммуникативного сообщества. Пример – молодые люди, которые не представляют свою жизнь без интернета, современные технические новинки, которые позволяют быть оn-linе в любое время в любом месте земного шара.

–  –  –

ДАНИЛОВА А. В. – аспирантка кафедры теории и истории социологии Уральского федерального Университета им. первого Президента России Б. Н. Ельцина. E-mail: anutadanilova@ya.ru.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Повседневную мобильность мы определяем как перемещения, способствующие поддержанию социальных связей. Эти перемещения могут быть телесными, виртуальными и коммуникационными. Дж.

Урри указывает на связь телесного и виртуального перемещения:

«Чем больше люди перемещаются физически, тем больше они склонны путешествовать и в киберпространстве» [1, c.114]. Отмечая эту же особенность, Б. Латур, считает, что с развитием научно-технических средств у исследователя появляется больше возможностей наблюдать перемещения агентов и, таким образом, обнаруживать устанавливаемые связи.

Действительно однозначно отнести то или иное перемещение только к одному виду мобильности оказывается нетривиальной задачей. Как отмечает Дж. Урри, человек, который всегда носит с собой мобильный телефон, является постоянно потенциально доступным для социального взаимодействия. Поэтому, социальные взаимодействия, осуществляемые вследствие различных способов перемещения, являются часто не последовательными, а одновременными, прерывающими друг друга.

Редко, когда наши встречи лицом- к-лицу не прерываются телефонными звонками. Что ещё более характерно для молодёжи – это мобильные телефоны с доступом в интернет и социальные сети. Использование социальных сетей перестает быть практикой, привязанной к стационарному компьютеру. Это становится ещё одним способом быть «на связи», вследствие чего встречи прерываются не только телефонными звонками, но и необходимостью ответить на сообщение, полученное в социальной сети.

Поскольку интернет начинает сопровождать всё большее количество людей в их перемещениях, «виртуальные путешествия должны пониматься в соотношении с физическим перемещением» [2, c.112]. С распространением и удешевлением технологий, позволяющих оставаться «на связи», «в сети» (в сети отношений и в сети интернет) стирается граница между виртуальным, коммуникационным и телесным перемещением, поскольку все они находятся в неразрывной взаимосвязи и часто происходят одновременно. Усиливает взаимопроникновение физического пространства и виртуального возникновение системы глобального позиционирования (GPS), которая позволяет определять местоположение мобильного устройства во всемирной системе координат. Распространение этой системы и её «демократизация» (появление GPS модулей на массовых мобильных устройствах) стало базой для возникновения социальных сетей, основанных на местоположении (locationbased social network), а в последствии и для появления сервисов, основанных на местоположении (геолокационные сервисы) во всех популярных социальных сетях интернета. Теперь у пользователей социальных сетей появляется возможность не только оставаться «на связи» со своими друзьями, но наблюдать за их перемещениями, рассказывать о своих перемещениях и, тем самым, повысить шансы на «незапланированные встречи».

Таким образом, данные о местоположении пользователей, возникающие в социальных сетях, по нашему мнению, представляют собой «следы», которые агенты оставляют в процессе повседневной мобильности, т. е. в процессе поддержания связей.

В результате использования геолокационных сервисов создаются карты, с обозначенными на них наборами мест, о которых люди хотят рассказать, либо хотят показать, что они в этих местах побывали / бывают.

Социологический анализ подобного рода информации имеет следующие основания. Вопервых, информация о местоположении пользователей отражает практики повседневного пространственного поведения индивидов, т. е. взаимодействия индивидов с различными V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 местами в городском пространстве, а также пространственной организации социального взаимодействия внутри города. Во-вторых, пространственное поведение людей можно анализировать с точки зрения групповой принадлежности. Проследив связь между местами через людей с использованием различных инструментов математического анализа данных, мы можем выявить латентные сообщества по их «ареалам обитания».

Исследование геолокационных данных является, по сути, поиском связей между местами. Связи между местами существуют тогда, когда одни и те же люди их посещают, т. е.

наличие связи требует перемещения людей, перемещение в городе неизбежно сопряжено с выполнением различного рода обязательств, другими словами, перемещаясь по городу, агент, неизбежно вовлечён в социальные отношения, а, следовательно, его перемещение осуществляется в социальном пространстве города.

Особенность геолокационных данных в том, что, судя по существующим исследованиям, практика использования геолокационных сервисов характерна для городских жителей, при этом фальсифицировать данные о своём местоположении практически невозможно и не принято.

Далее хотелось бы обратить внимание на познавательные возможности и ограничения метода и сравнить с другими социологическими методами. В социологии сложилось два основных направления исследования социального пространства города: социальное картографирование и ментальные карты.

Обычно данные для социального картографирования [3] собираются при помощи опросных методов и наблюдения, а ментальные карты представляют собой изображение респондентом определённой местности по просьбе исследователя, часто сопровождающееся интервью [4].

В отличие от социального картографирования при использовании геолокационных данных отсутствуют методы наблюдения и опроса. Поэтому требуется значительно меньше человеческих и временных ресурсов (отсутствует необходимость в сети наблюдателей и интервьюеров, нет необходимости в расшифровке транскриптов, а также проблем сопоставимости данных, полученных при помощи качественных методов).

В отличие от ментальных карт отсутствует интенция исследователя при создании карты, в результате полученная карта не содержит влияния социолога на визуализацию результатов (исследователь не задаёт то, что нужно изобразить). К особенностям метода можно также отнести и то, что геоотметки возникают по инициативе пользователя. Однако мы не знаем целостного представления отдельного пользователя о местности. Такой анализ, как правило, не проводится. Исследователя интересуют так называемые «большие данные»: в результате анализируется различные латентные взаимосвязи, характеризующие поведение больших групп людей, связанное с их перемещениями в пространстве. Вследствие чего, метод в целом можно отнести к количественным.

Целостное представление местности (обычно города) достигается путём обобщения полученного большого количества наблюдений. Это создает возможности для исследования города как целостности: выявления границ социального пространства города, а также границ, существующих внутри него. Анализ геолокационных данных социальных сетей представляется эвристичным методом исследования повседневной мобильности в социальном пространстве города. Основные ограничения этого метода связываются нами с ограниченностью аудитории социальных сетей, а также отсутствием возможности для исследователя включать дополнительные показатели для анализа (только те данные, которые являются доступными).

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Преодоление первого ограничения связывается нами с ростом интернетизации и вовлечённости населения в социальные сети. В то время как преодоление второго ограничения связано, с одной стороны, с вопросами этики, а с другой – может привести к трансформации самого метода.

Эти теоретико-методологические основания исследования повседневной мобильности с использованием геолокационных данных легли в основу магистерской диссертации. Для сбора данных в прикладном исследовании7 использовалась программа 8, предоставленная А.

Толмачом 9. Программа собирает данные о «чекинах» «Foursquare», которые были транслированы пользователями в Twitter. Для кластеризации данных впоследствии используется алгоритм, описанный Крэншоу Дж., Шварц Р., Хонг Дж., Садей Н. в работе «Проект лайфхудс: использование социальных медиа для понимания динамики городов» [5].

–  –  –

ДОЛГОРУКОВ Александр Михайлович - кандидат философских наук, доцент, ведущий научный сотрудник НИЛ информационно-образовательных технологий социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, руководитель магистерской программы «Социальный Дизайн» МГГУ им. М. А. Шолохова. E-mail dolgorukov.am@gmail.com Проблемное поле. С возникновением интернета, время от времени, наряду с институционально оформленными значениями и смыслами, в социальных и профессиональных сетях возникают новые неожиданные семиотические потоки.

Эти семиотические потоки:

–  –  –

Техническую часть проекта помог осуществить А.Ефимов.

Foursquare checkins crawler-processor http://pastebin.com/Vn3gBYPF (дата обращения: 17.02.2014).

8 9 Толмач А.Д. – руководитель группы аналитики социальных сетей ФГУП РАМИ «РИА Новости»; младший научный сотрудник ИС РАН, г. Москва.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 порождают и закрывают возможности.

Сотни тысяч людей выходят каждый день в интернет и совершают рутинные и относительно не обдуманные действия, порождая новые коммуникативные практики. Нет «сложившихся структур», которые можно было бы изучать формализованными методиками.

Основная форма «жизни» – спонтанный гипертекст, представляющий собой подвижную и плохо предсказуемую семиосферу без выраженной иерархии.

Явно замедленная реакция российских социологов на быстрые изменения способов и технологий онлайн-репрезентации социальной информации.

Факторы, которые изменят социологию в ближайшее десятилетие:

Трансформация природы социологических данных, способов их сбора, обработки и генерации определит в ближайшее десятилетие изменения в методологии и методах работы социологов. Социологи будут меньше «изучать», но больше «понимать, конструировать и интерпретировать социальность»

Успехи телекоммуникаций потребуют от социологов понимания того, как сосуществуют друг с другом реальный и виртуальный миры.

Усилится борьба за большую автономию государств над инфраструктурой интернета.

Причины: различие ценностных и национальных нормативно-правовых структур.

Видение перспектив социологии.

Мощная институционально оформленная индустрия социосинтеза, порождающая:

прогнозирование и дизайн социальных систем в качестве сложным образом взаимодействующих симбиозов (on-line- и off-line-пространств);

социологические теории с новой онтологией и методологической «свободой» от устаревшего разделения на качественные и количественные методы исследований;

индустрия суперкомпьютеров и программного обеспечения, специально создаваемых для дизайна социальных систем;

инвестиции, соизмеримые с финансированием космических исследований и разработок.

Социологи «освободятся» от неявной натуралистической абсолютизации таких категорий, как: «пространство», «время», «социальные структуры».

Появятся новые практики и социальные технологии, позволяющие понимать и прогнозировать динамику вещей, событий и смыслов, имеющих место в своеобразном социальном катамаране – «online – ofline-пространстве».

Мы начнем изучать On-line-пространство, скорее внимательно наблюдая и экспериментируя (нежели «опрашивая»). И, поскольку, это сетевое сообщество – с помощью сетевых социальных технологий.

В обозначенном тренде «наше решение» сформулированной выше проблемы представлено ниже.

В социологических исследованиях мира семиотика займёт прочные позиции, имея дело со всеми наблюдаемыми социокультурными феноменами (системы родства, мифы, мода, паттерны поведения и т. п.), помогая социологам сделать очевидной «логику», а также скрытую V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 и явную повестку дня изучаемых социальных практик, и, тем самым, обеспечить «код доступа»

к повседневности для всех заинтересованных социальных групп.

С позиции семиотики реальный мир может быть представлен в виде сложным образом организованной «семиосферы». (Ю. М. Лотман) Семиосфера является сложным образованием «вложенных в друг друга» семиотических подсистем. Примерами таких подсистем могут служить научная практика с её ценностями, нормами, дискурсом, способами означивания (от искусственных языков до предметных областей со своей системой терминов); искусство; молодёжные субкультуры и т. д. Границы этих подсистем плохо определяемы, пересекаются и, к тому же, подвижны.

Каждая зрелая подсистема семиосферы обладает качествами, которые помогают ей сохранять относительную автономность и развиваться во взаимодействии с другими подсистемами. Каждая подсистема обладает набором кодов, благодаря которым она проводит границу между тем, что относится к ней самой и всем остальным. Эти наборы кодов позволяют подсистемам совершать «транспонирование» с языка другой подсистемы на свой язык того, что считается необходимым.

Для того, чтобы понимать происходящее в любой подсистеме семиосферы, социолог должен обладать кодами доступа к ним.

Очевидно, однако, что с возникновением социальных онлайн-сетей многие социальные коды не работают и нужны новые исследования, позволяющие создавать объяснительные модели происходящего, а не просто описывать структурные особенности сетей в интернете.

Социальные сети в интернете несомненно представляют собой подсистему семиосферы, только достаточно молодую и мало изученную.

Принципиально важно подчеркнуть следующее.

Изучение социальных сетей в интернете может и должно опираться на три фундаментальные категории социальности: «человек», «культура», «структуры», тогда как практически весь двадцатый век социологи основных школ пытались втиснуть свой объект в парные категории: «человек» и «структуры»; «культура» и «человек» и т. д.

Используя достижения семиотики и опыт этнометодологических экспериментов, мы разработаем новую методологию прикладных исследований и экспериментов онлайн-сетей.

На этой основе:

предложим новые подходы понимания социальных сетей, в основании которых лежат скорее семиотические наблюдения, эксперименты и реальный дизайн социальных сетей, нежели опросы;

сформулируем и проверим гипотезы в отношении сетевой социальности, понимаемой как саморазвивающийся антропо-социо-культурный сценарий;

сформулируем новые положения теории социальных сетей, учитывающие особенности онлайн сетей.

В ряде ранее опубликованных статей это направление развития социальных технологий получило название – «е-Этнометодология» [1, 2, 3, 4].

–  –  –

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 1 Долгоруков А. М. (в соавторстве). Predictor Mining: применение методов интеллектуального анализа данных в задачах социального компьютинга // Труды СПИИРАН. 2013. Вып. 3(26) 2 Долгоруков А. М. е-Этнометодология – новая социологическая перспектива? // Материалы Первой Международной научно-практической конференции «Социальный компьютинг: основы, технологии развития, социально-гуманитарные эффекты» (ISC-12): Сборник статей и тезисов. Москва, 2012.

3 Долгоруков А. М. е-Этнометодология: от «social computing» к «computable sociology»

// Журнал «Социальный компьютинг». 2013. № 2.

4 Долгоруков А. М. Методы исследований в е-Этнометодологической перспективе // Материалы Второй Международной научно-практической конференции «Социальный компьютинг: основы, технологии развития, социально-гуманитарные эффекты» (ISC-13): Сборник статей и тезисов. Москва, 2013.

–  –  –

ЕФИМОВ Е. Г. – кандидат исторических наук, доцент кафедры «История, культура и социология»

Волгоградского государственного технического университета. E-mail: Ez07@mail.ru.

В настоящее время тема социальной идентичности в социальных сетях встречается во множестве работ российских и зарубежных авторов. В отечественной социологической науке наблюдается большое разнообразие подходов к этому вопросу (преимущественно в эмпирической и теоретической составляющих).

Говоря об исследовании идентичности в сетях, нельзя не заметить активного применения онлайн-методов исследования социальных сетей, которые объединены в рамках подхода, известного как киберэтнография. Он описывается как этнографический, но созданный для изучения практик людей онлайн. Методологическими основаниями подхода являются социокультурный подход, «социальное конструирование технологии» и акторно-сетевая теорию.

В качестве социальных предпосылок развития киберэтнографии указываются изменения, вызванные внедрением новых практик, связанных с интернетом, в учебный процесс и повседневные практики студентов. Акцент на исследовании через виртуальное пространство является основным в киберэтнографии. Удобства использования онлайн методов часто выступают в качестве весомого аргумента выбора этого подхода, и обеспечивает ему популярность, в т. ч. и среди отечественных исследователей.

Онлайн методы, безусловно, имеют ряд преимуществ перед традиционными методами сбора информации, однако при этом остаётся существенным ряд противоречий, о которых ещё в начале зарождения исследований интернет-сетей писала американский социолог Д. Бойд, чьи работы являются классическими для исследования сетей. Она формулирует две ключевые проблемы такого рода исследований: правовое обоснование использования информации пользователей (особенно если речь идёт об анализе профилей) и то, что можно обозначить как проблему интерпретации.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Суть первой проблемы заключается в том, что, когда исследователь считывает информацию с профиля, он по умолчанию использует данные, который пользователь разместил в сети, зачастую не ставя его в известность. Таким образом, возникает необходимость правового регулирования использования данных пользователей. Во втором случае речь идёт о различии аудитории, на которую ориентируются пользователи и в которую сам исследователь оказывается не включён. Т. е. оценка пользователя проходит без учёта контекста, в которых он создавал свой образ.

На наш взгляд, ключевым моментом, не позволяющим рассматривать работу с профилем как объективный метод исследования социально-групповой идентичности, является отсутствие в большинстве исследований учёта влияния факторов стандартизации и идеализации.

Стремление к идеализации побуждает пользователей размещать в сети фотографии, не имеющие к ним никакого отношения, искажать свой возраст или создавать ложные профили [3]. Также отмечены случаи создания и функционирования страниц, которые родители создают от лица младенцев или функционирующие страницы умерших, которые выполняют роль своеобразного виртуального кладбища.

Когда группа американских исследователей проводила анализ профилей студентов различных этнических групп (афроамериканцев, европеоидов, азиатов), то в качестве одной гипотез было выдвинуто предположение, что социальные характеристики в само-описании будут в наибольшей степени выражены у азиатов, в меньшей у европейцев, и в незначительной у афроамериканцев, что связано с характерами культур (от коллективистских до индивидуалистических). Гипотеза была полностью опровергнута, что заставило исследователей обратится к дополнительным исследованиям. Они предположили, что подобные результаты вызваны особенностью интерфейса Facebook и системой внутренних норм и ценностей, и представляя из себя продукт американской культуры, подавляет проявление чувств самовыражения пользователей [4].

Киберэтнография в целом, как с теоретической, так и с эмпирической точек зрения, на наш взгляд, не даёт ответа на вопрос, какую роль играет сама социальная сеть (её вид) в построении социально-групповой идентичности. Во-первых, делая акцент на исследовании принадлежности пользователя к какой-либо группе, исследователи приходят к выводам, которые позволяют уловить сходства, а не различия в использовании различных типов сетей. К примеру, указывая на то, что и в сетях, и в блогах девушки больше делают акцент на личной информации. Во-вторых, используя методы исследования онлайн, исследователи имеют дело не просто с профилями пользователей, а с их стандартизированными и идеализированными версиями, что ставит под сомнение эмпирическую ценность такого рода исследований.

Изучение работ голландского исследователя Э. Бейкера, автора концепции «социального конструирования технологии», позволяет увидеть, что между группами пользователей технологии вырабатываются стереотипные представления как о ней самой, так и о людях, которые её используют [2]. Этот же процесс описывался И. Гофманом как «стабилизация переднего плана» [1, с.117]. Если передний план понимать как технический компонент «управления впечатлениями», то становится понятно, что его выбор (будь это велосипед или социальная сеть) представляет собой сам по себе способ социально-групповой идентификации, поскольку соотносит владельца с какой-либо социальной группой. Другими словами, речь идёт о том, что, выбирая сеть, пользователь может руководствоваться своими знаниями о ней и, соответственно, надеется произвести определённое впечатление этим выбором.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 По сути, здесь речь идёт о стереотипах как признаке социально-групповой идентификации. По мнению Д. Абрамса и М. Хогга, существование стереотипов является одним из главных признаков идентификации. Их функция заключается в обосновании социальных процессов, через которые внутригрупповые практики рационализируются, объясняются и получают идеологическую легитимизацию [5]. Часто стереотипы могут быть негативными, выполняя ценностную функцию, когда внутригрупповые нормы поддерживаются через их выгодное сравнение с нормами других групп. Последнее, в частности, происходит и в социальных сетях, когда пользователи блогов негативно отзываются о социальных сетях общего доступа.

Проверка гипотезы о существовании стереотипов в среде пользователей социальных сетей была осуществлена в ходе исследования Центра социологических и маркетинговых исследований «Аналитик» (г. Волгоград) «Поведение жителей городов Волгоградской области в социальных сетях» (24 июня – 27 июня 2014 г.).

В ходе опроса респонденты должны были высказать своё отношение к ряду суждений, характеризующих социальные сети.

Для российского кластера утверждения в соответствии с выработанными гипотезами были сформулированы следующим образом:

1 Средний возраст пользователей сети "ВКонтакте" от 18 до 30 лет 2 Пользователи сети "ВКонтакте" используют её прежде всего для проведения свободного времени (прослушивания аудио- и просмотра видеоматериалов).

3 Возраст пользователей сети "Одноклассники" от 30 лет и выше.

4 Пользователи сети "Одноклассники" используют её, прежде всего, для поиска друзей и общения.

5 Пользователи западных сетей («Фейсбук», «Инстаграм» и т. п.) используют их для поддержания зарубежных контактов.

6 Для блогосферы главным стереотипом, как мы предположили, будет является общественная деятельность блогеров.

7 Пользователи блогов более активно, чем другие люди, участвуют в общественнополитической жизни Все гипотезы нашли подтверждение в ходе опроса, что позволяет подтвердить существование стереотипных представлений об аудитории данных ресурсов. Эти представления распространены в СМИ и поддерживаются как в виде публичных высказываний, так и за счёт различных «опросов» и статистических данных.

–  –  –

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 4 DeAndrea D.C., Shaw S.A. Levine T.R. Online Language: The Role of Culture in SelfExpression and Self-Construal on Facebook / David C. DeAndrea, Allison S. Shaw and Timothy R. Levine // Journal of Language and Social Psychology. 2010. № 29. P. 425– 442.

5 Hogg M. A. Abrams D. Social Identifications: A Social Psychology of Intergroup Relations and Group Processes / M. A. Hogg, D. Abrams. L.: Routledge, 1998. 268 p.

–  –  –

ЖИДЧЕНКО А. В. – кандидат исторических наук, Учредитель Фонда содействия интернетисследованиям «Новые медиа».

В век информационных технологий интернет продолжает своё проникновение во все большее число сфер общественной жизни. Политическая сфера не является исключением, и год от года избирательные кампании в разных регионах России становятся элементом виртуального пространства. С другой стороны, наоборот, пространство интернета является частью всего поля, на котором развивается избирательная кампания в современный период.

В широком смысле можно выделить две формы взаимодействия интернета и избирательного процесса. Первую часть составляет организационно-техническая форма, включающая в себя публикации в социальных сетях избирательных комиссий (или неофициальных сообществ, созданных в помощь избирательным комиссиям), публикующим информацию о подготовке к выборам, регистрации кандидатов, промежуточных или окончательных итогах голосования и т. д. В эту же группу можно включить и распространённые в последнее время публикации в социальных сетях со стороны наблюдателей и иных лиц о нарушениях в процессе голосования. На выборах разных уровней появляются такого рода сообщения с определёнными хэштегами, которые позволяют оперативно информировать участников избирательного процесса о произошедших ситуациях или текущей обстановке.

Но другая условная группа, которая занимает гораздо большую часть пространства в социальных сетях в период подготовки к выборам, касается части политической агитации.

Каждые новые выборы в настоящее время характеризуются всё большим вниманием к соцсетям со стороны политических партий и отдельных кандидатов.

Проведённое командой Фонда «Новые медиа» исследование информационного присутствия политических партий в социальных сетях «Vkontakte» и «Twitter» показывает, что парламентские политические партии используют блогосферу в качестве агитационнопропагандистского ресурса посредством информирования аудитории о реализуемых проектах, планируемых акциях и мероприятиях, высказываниях партийных лидеров. При этом основной аудиторией подобных аккаунтов и сообществ являются сторонники или члены определённых партий.

В период выборных кампаний, как на уровне регионов, так и на федеральном уровне, подобная аудитория не будет способствовать результативности, поэтому чаще всего партии в этот период выходят «за рамки» разработанных в межвыборный период аккаунтов, распространяя агитационные материалы в как можно большей части социальных сетей.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Что касается отдельных кандидатов, баллотирующихся на выборные должности, то в последнее время наблюдается популяризация практики создания сообществ и аккаунтов в социальных сетях, посвящённых отдельному кандидату. Однако эта практика чаще всего имеет место в период проведения самих выборов. Особенно это касается региональных и местных выборов. Но не редки и случаи, когда избранный кандидат или его команда продолжает в дальнейшем ведение страницы в социальной сети, в которой его сторонники могут увидеть реализацию предвыборных обещаний и работу на посту в целом. Чаще всего популярными становятся ресурсы, созданные в поддержку молодых кандидатов, что соответствует общему молодёжному характеру аудитории сетей «Vkontakte» и «Twitter». Это объясняет и то, что молодёжные структуры политических партий также зачастую оказываются более популярными и «живыми» по сравнению с аккаунтами и группами самих партий.

В целом, в настоящее время электоральный фон России формируется в основном посредством публикаций крупных СМИ в социальных сетях с упоминанием об определённой партии или отдельном политике. Аккаунты СМИ, в отличие от аккаунтов партий, имеют гораздо большую и разноплановую аудиторию, которая и может играть роль в формировании электорального фона. От негативного или позитивного информационного повода, связанного с отдельной политической партией или кандидатом, зависит общая реакция аудитории, которая в конечном счёте в межвыборный период определяет предпочтения избирателей.

–  –  –

ЗВЕРЬКОВА София Александровна – аспирантка РАНХиГС. E-mail: sof777@mail.ru.

На этапе развития информационно-коммуникационных технологий, далее ИКТ, в молодёжной среде появилось такое понятие, как «сеть общения».

Сетевое общение состоит из информационных действий. Андреас Виттель пишет, что это «не основано на взаимном опыте или общей истории, но прежде всего на обмене данными».

Социальная связь создана на основе проекта проектом.

Информационно-коммуникационные технологии и культура СМИ вообще формируют размышление о детях и молодёжи, поскольку они формируют своё понимание себя и других в близком взаимодействии с ИКТ. XXI век – век высоких технологий и больших возможностей. К сожалению, эти возможности не всегда позитивно влияют на человека и его окружение. С образованием сетевых сообществ людей, происходит «виртуализация коммуникации» [1].

Современная молодёжь сталкивается с таким явлением, как одиночество, наиболее популярным стало явление – «одиночество в сети». В данную формулировку я вкладываю тот смысл, что человек, имея множество «друзей» и знакомых в сети интернет и имея возможность общаться с ними в любой точке планеты при помощи современных гаджетов, остаётся совершенно один, попав в реальный мир. Такие свойства информации интернета, как избыточность и фрагментарность, определяют деформацию развития личности, её дезориентацию и, в конечном счёте, десоциализацию. Обилие информации приводит к «фундаментальной потере ориентации», что оборачивается утратой способности к коммуникации с реальными людьми, приводит к утрате самоидентичности. Индивид V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 оказывается «разорванным» между жизнью в реальных координатах «здесь и сейчас» и жизнью внутри особого коммуникативного пространства, где время – «сейчас» господствует над пространством – «здесь». [2] Отправка и получение электронных сообщений являются самым частым использованием интернета. Пользователи интернета через электронную почту или социальные сети общаются не только с семьей, друзьями или коллегами, но также и с анонимными людьми.

Интернет – фактически новое средство коммуникации, которое можно добавить к таким видам взаимодействия, как общение лицом к лицу или телефонное взаимодействие.

Но интернет может изолировать людей и уменьшить участие в общественной деятельности, особенно если пользователи интернета, главным образом, заняты уединенным использованием (веб-серфинг, чтение новостей и т. д.). Например, Пол Аттьюелл, Бельки Сюазо-Гарсия и Хуан Баттле (2003) показали, что подростки с домашним компьютером тратят гораздо меньше времени на спортивные состязания или игру в реальном времени. Кроме того, виртуальное общение не эквивалентно традиционному общению: общение лицом к лицу как правило даёт более широкую информацию, чем виртуальное взаимодействие по электронной почте или беседа в социальных сетях.

Интернет-использование может также изменить природу социального капитала человека и накопление виртуального социального капитала.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 28 |

Похожие работы:

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.