WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 ||

«СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И ...»

-- [ Страница 28 ] --

Символические технологии формирования и продвижения имиджа региона связаны со следующими социальными действиями:

1 рутинизация (сведение ситуации к простым непротиворечивым логическим схемам, которые не нуждаются в особых интерпретациях, когда интерпретация осуществляется по отлаженной формуле, например, «Волгоград – город – памятник» или «Волгоградский регион – регион молодых»);

2 идеализация и стереотипизация (подведение региональной ситуации и её участников под идеальные типы, стереотипы: «Волгоградцы – гостеприимные, толерантные люди»);

3 символизация и ритуализация, происходящие во время проведения региональных и городских праздников, при создании общезначимых символов региона.

В рамках данных действий субъектами формирования имиджа региона (власть, СМИ, население) обычно применяются следующие символические технологии построения имиджа территорий, основанные на создании региональной мифологии:

1 «возрожденческая», когда используются традиционные образы и ассоциации («Волгоградский регион – житница России»);

2 «самовозвеличивающая», когда регион, города объявляют себя неким центром или особенным регионом («Волгоградская область – регион – победитель», «Волжский

– самый зеленый и молодой город России»);

3 подражательная, когда используются ассоциации с известными зарубежными центрами («Санкт-Петербург – Северная Пальмира», «Волгоградская область – Волжская Ривьера») [1].

Жители Волгоградского региона имеют региональную мифологию с героями и подвигами, историческими деяниями, символическое пространство, обусловленное памятью о Великой Победе на Волге, ставшее сакральным. В обычных условиях, или, используя определение Э. Гидденса, при «рутинных» [2], повседневных практиках символическое пространство проявляется в выстраивании определенной системы ценностей и норм поведения жителей региона, формирует образ не только героического, но и трагического региона. Теракты в Волгограде, унесшие десятки жизней в 2013 году, вызвали не только боль и волну сочувствия, но и понимание того, что война остается в нашем регионе и его пространстве и, как когнитивный и экспрессивный, и, как конативный символ трагического и мужественного региона [3; P. 163-170]. Так, по мнению экспертов, принявших участие в социологическом исследовании в рамках реализации гранта РГНФ 13-13-34009 «Имидж региона как коммуникативная стратегия власти и СМИ» (апрель – октябрь 2013 года, экспертные полуформализованные интервью, N = 50): «Родина-мать, однозначно, главный символ региона, и Сталинградская битва», «…воинственный образ Родины-матери повлиял на то, что начало происходить в городе. …Нельзя, чтобы над городом довлело что-то воинственное»;

«это образ музея на открытом воздухе».

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Региональные символы являются универсальными средствами коммуникации внутри региональной общности. Кроме того, символ является эмоциональным материализованным носителем идеи, единства, целостности, обладает способностью обеспечивать мотивацию совместных действий. Интегральным показателем являются символы, которые выбрали респонденты, принявшие участие в социологическом исследовании в рамках реализации вышеуказанного гранта (опрос населения Волгоградской области, июль – сентябрь 2013 года, N =1000).

Символы Великой Отечественной войны (Родина-мать, Сталинградская битва, Мамаев Курган, Солдатское поле, Дом Павлова) как основные в имидже Волгоградской области выбрали 92,4% опрошенного населения. Но, по мнению 31,5% респондентов грантовского исследования, в позиционировании региона не хватает устремлённости в будущее, а также «ориентации на современные достоинства и преимущества региона» (33,4% опрошенных), что находит отражение в символическом пространстве. Для Волгоградского региона наполнение пространства символами, не связанными с военной историей, может быть образ уникального географического места, которое имеет свой геокультурный и одновременно образногеографический потенциал [4].

Как показало проведённое исследование, в качестве образов региона респондентами назывались такие географические образы, как «великие русские реки:

Волга и Дон» – 64,6% респондентов, памятники природы (Волго-Ахтубинская пойма, пойменные леса Хопра, Дона др.) – 17,8% участвующих в опросе. При этом, безусловно, 85,5% респондентов справедливо полагают, что Сталинградская битва должна оставаться неотъемлемой частью символического пространства Волгоградского региона.

Символическое пространство региона может быть опосредовано образами людей, населяющих и преобразующих данную территорию – жителей нашей области (А. Пахмутова, М. Агашина, А. Филиппов, В. С. Хользунов и т. д.). Как показало проведенное исследование в рамках гранта РГНФ, региональное население из известных людей региона называет личностей, внесших решающий вклад в победу в Сталинградской битве и Великой Отечественной войне: Георгий Жуков –37,7% респондентов, Иосиф Сталин – 36,8% опрошенного населения. Были названы М. Паникаха (18,0%), сержант Я. Павлов (8,8%), скульптор Е. В. Вучетич (1,2%). Из современных личностей респонденты назвали олимпийских чемпионов: Елену Исинбаеву (47,1% респондентов) и Евгения Плющенко (22,2%). На наш взгляд, интересно развивать смысловой ряд героической истории региона, но связанной не только с военными, но и трудовыми, спортивными победами наших современников. Такая попытка была предпринята в 2006 году, когда наши земляки стали олимпийскими чемпионами в Афинах – Е. Исинбаева, М. Опалев и другие, но, к сожалению, слоган: «Волгоград – родина Олимпийских чемпионов», – не получил своего дальнейшего развития, эпистема мирного подвига не была сформирована.

В целом ответы респондентов свидетельствует о слабой информированности населения о современных региональных героях и лидерах, и основные ассоциации связаны с историческими личностями периода Сталинградской битвы. Формирование имиджа региона предполагает поиск символов, которые для любого члена сообщества сделают узнаваемым и близким региональное пространство. В Волгоградской области постепенно происходит трансформация социокультурного, символического ландшафта. Экономические и человеческие ресурсы Волгоградской области, исторические и современные события являются основой для создания позитивного имиджа региона. Символизация регионального пространства, на наш взгляд, является управленческим процессом. Соответствующие структуры при органах V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 государственного и муниципального управления Волгоградской области должны через СМИ формировать новый динамичный имидж региона. Для этого в качестве символов необходимо брать современные события, факты, явления, интересные и волнующие жителей региона, способные выстраивать региональные самоидентификации через восприятие региона как коммуникативного пространства, позволяющего выявить и осмыслить нормы, ценности, культурные парадигмы, закономерности социального взаимодействия в данной среде.

–  –  –

ЗАВАЛИН В. Г. – координатор Института социально-экономической модернизации по Воронежской области; член Центрального совета Русского технологического общества;

помощник Депутата ГД РФ. E-mail: zavalin.vrn@gmail.com.

Современное общественное устройство диктует новые формы и методы государственного управления, которые включают в себя открытость, интерактивность, рост влияния прямых неиерархических связей между государственными и общественными институтами. Эти требования вызваны ростом скорости коммуникаций в современном мире, быстрой трансформацией институтов, появлением большого количества субъектов, в том числе с быстроменяющейся логикой поведения. Изменение рынка, его глобализация, технологические новшества, в том числе информационные и транспортные, делают современное общество самым сложным из когда-либо существовавших. Учесть все эти факторы традиционные формы государственного управления порой не в состоянии, что приводит к риску потери управляемости всей системы. Последствия имеют как экстремальные и видимые, такие как экологические и экономические проблемы, так и более сложные, невидимые глазу – такие как антропологические и системные деформации цивилизационного характера, последствия которых отследить на данный момент не представляется возможным вообще. Эти предпосылки диктуют нам необходимость открытого и прозрачного характера управления, а также роста значения публичной политики, повышения значения содержательной стороны государственного управления, роста системных и идеологических мотивов, которые отодвигались в течение многих лет на задний план в угоду тактическим и краткосрочным целям.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Цель общества и власти сделать так, чтобы активность этого человека направить в позитивное русло, и для этого нужно сформировать систему работы с гражданскими инициативами, которой, к сожалению, сейчас у нас нет. Многие могут сказать, что мы не правы и существует множество площадок для работы с гражданскими инициативами. Но мы можем поспорить с данной позицией. Наше мнение – все эти площадки только декларируют, что они работают с гражданскими инициативами, но чаще всего под этим подразумевается работа с общественными организациями, либо работа с экспертным сообществом, либо же с инициативами представителей органов власти, которые их выдвигают в частном порядке.

Теперь мы пытаемся немного заглянуть в будущее и дать прогноз на то, что будет после первого позитивного опыта работы с гражданскими инициативами в интернете.

Использовать ИКТ для коллективного принятия решений – мечта многих людей уже на протяжении длительного времени. Зачастую это получается, зачастую – нет. Например, внутри некоторых организаций, так или иначе, уже настроена какая-либо платформа в виде веб-сайта, куда заходят участники организации и ставят проблему на голосование, обсуждают её, голосуют и, тем самым, принимают решения демократическим путём, без кулуарных интриг, открыто и у всех на виду. Но, в основном, эти организации – это сетевые сообщества, совсем же немного подобные инструменты используют научные, коммерческие или общественные организации.

Уже даже разработаны некоторые системы электронной демократии, а многие команды разработчиков проектируют и пишут подобные системы в эти минуты. Такие системы, как Adhocracy, Helios Voting, Liquid Feedback, Liquidizer, PiVote, уже имеют спрос во многих организациях. Во многих, но далеко не в большинстве.

Попробуем понять, что из себя представляет, или должна представлять, система электронной демократии (СЭД) как система коллективного принятия решений.

В большинстве своём система электронной демократии должна выглядеть следующим образом (часть из всего этого реализовано на портале РОИ) – это сайт с полем авторизации, вы можете иметь на этом сайте только один аккаунт; зайдя внутрь, у вас должны быть возможности: поднять вопрос на обсуждение, поставить вопрос на голосование, посмотреть существующие обсуждения и голосования, добавить свой альтернативный вариант голосования, проголосовать за свою или чужую инициативу. Также в зависимости от того, для чего предназначена система, опционально могут добавляться делегирование своего голоса по всем вопросам или по какому-то типу вопросов какому-либо другому аккаунту, а также возможность отзывать свой голос, ранее отданный за какую-либо инициативу.

Если же говорить о самой большой электронной демократии для всей страны, то давайте представим такую картину. 2045 год. Здание Государственной Думы отдано под нужды инвалидам, а сама Государственная Дума находится у нас в компьютерах, то есть мы заходим на определённый сайт, вставляем флэшку с электронным ключом в компьютер и авторизуемся на сайте. Где-нибудь слева на экране мы видим новости, подобранные по тем разделам, которые нас интересуют, ниже – все важные новости. В правой колонке, например, все активные и популярные инициативы по тем областям жизни, что конкретно нам интересно, пусть это будут, например: авторские права, электронная демократия, права человека, дорожное движение и экология. По всем этим вопросам есть несколько активных инициатив.

Мы выбираем инициативы, которые нам интересны, заходим, проглядываем, и если действительно оказывается интересным, ставим пометку «заинтересованы» или сразу голосуем за неё.

Теперь никуда эта инициатива от вас не денется, а каждое изменение будет приходить к вам на почту или отражаться на главной в центре страницы, куда попадают ваши или V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 заинтересовавшие вас инициативы до момента принятия или отвержения этой инициативы по результатам голосования. Но вдруг по одной из законодательных инициатив вы увидели, что можете качественно улучшить предложенный вариант. Она напрямую касается вашей специальности, и вы действительно знаете, что надо делать. В данном случае вы отыскиваете на неделе свободных два часа времени и предлагаете свой альтернативный вариант, за который позже граждане будут голосовать.

Так вот – традиция тратить на решение государственных вопросов по полчаса в день стала для вас нормой, в конце концов, мы сами отвечаем за то, как мы живём. Если полчаса каждый день – это много, то полтора-два часа в неделю на выходных – вполне достаточно. А можно через мобильный телефон по дороге на работу или вечером в парке.

Причём совершенно точно можно сказать, что технологически такую платформу сделать уже сейчас не составляет никаких проблем при наличии небольших финансовых ресурсов.

Также можно внедрять данный формат в существующий проект Российской общественной инициативы.

Давайте поймём, что же мешает внедрению подобных платформ сейчас.

Как мы уже говорили, технической сложности в данной системе нет. Даже как менять законы под данный механизм управления государством – тоже более или менее понятно. Все сложности хранятся в области психологии, социологии и политики, и ещё математики.

Единственные организации, где подобные системы успешно внедряются – это негосударственные организации с изначальными демократическими и равноправными принципами членства, когда единственный рычаг влияния на других членов организации – авторитет. В таких сообществах уже сейчас используются различные платформы ЭД, начиная от обычных форумов и социальных сетей, заканчивая системами ЭД в том виде, в котором мы их представляем.

Внедрение в различные властные институты оказывается намного сложнее.

Ещё заметим, что без подключения СЭД к существующим государственным органам трудно себе представить «альтернативную» СЭД, которая существует и работает, издавая свои законопроекты, граждане их выполняют, а власть должна под них подстраиваться, поскольку это является прямым социальным заказом. Здесь ключевой вопрос стоит в вовлечении граждан в систему. Очевидно, что, если даже мы привлечем в систему всех политически активных граждан, то политически неактивные граждане не будут знать о принятых «законах» и уж тем более в большинстве случаев не будут их исполнять. Да и при не очевидном результате своей деятельностью занятые люди будут все меньше и меньше использовать эту систему, поскольку не увидят эффекта от своей деятельности.

Но опять же не надо впадать в отчаяние, будущее в любом случае за электронной демократией, но процесс внедрения её, очевидно, не будет столь быстрым и стремительным.

–  –  –

КАРПЕНКО Е. В. – кандидат социологических наук, доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Брянского филиала РАНХиГС. E-mail: kev@br.ranepa.ru.

Очевидно, что самый главный вызов для современной России – это неэффективность механизмов подготовки и принятия решений и передачи информации.

Открытое правительство – это не новая властная структура, а система механизмов и принципов, обеспечивающих эффективное взаимодействие власти и гражданского общества.

Для реализации поставленных целей создаются совершенно новые для России механизмы взаимодействия трех взаимодополняющих элементов: экспертного сообщества, структур гражданского общества и органов власти. Цель – вовлечение в процесс сбора и анализа информации, обсуждения и выработки решений значительного количества людей, представляющих различные точки зрения, интересы и обладающих разными горизонтами прогнозирования. Результатом такого взаимодействия станет не только повышение качества принимаемых решений и качества работы государственного аппарата в целом, а значит повышение качества жизни граждан, но и формирование новой для России культуры взаимодействия, поиска компромиссов и взаимовыгодных решений [1].

Идея открытого правительства является новой парадигмой в сравнении с концепцией электронного правительства. В обеих моделях цифровые технологии должны служить созданию общественных услуг нового поколения, однако, очевидно, что сходство между ними на этом заканчиваются. Изменяется сама философия предоставления услуг, ибо встаёт другая цель, появляются новые модели – это не только их оптимизации, а изменение самого подхода к модели, кроме того, новые модели значительно более парцитипативны.

Прорывом, который представлял собой альтернативное решение в отношении электронного управления, стало появление сайтов в сети нового поколения, основанных на философии VEB 2.0, речь идет о социальных сетях. Эта модель предполагает более активное участие пользователей и совместное наполнение их содержанием.

Идеи открытого правительства обсуждаются в контексте трех основных изменений, которые были начаты - на рубеже ХХ–ХХI веков:

технологические изменения, связанные с развитием проникновения интернета, особенно с развитием интерактивности, сайты социальных сетей и Web 2.0 с открытыми моделям совместной работы, производства и распространения контента;

политические и социальные изменения, связанные с постепенным переходом от представительной демократии к демократии участия;

постепенное развитие и преобразование государственного управления, которое реализует модели повышения своей эффективности.

Сеть аналоговых вещательных СМИ, обслуживая клиентов, произвольно создают и редактируют содержание, веб-сайты изменили информационное пространство, чтобы позволить пользователям общаться друг с другом и создавать свои собственные контенты [2].

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Обращаясь к истории процесса, необходимо заметить, что сначала новыми инструментами начали пользоваться граждане и политики, а со временем и государственное управление. Довольно быстро эти действия стали определяющими в отношении электронной администрации с её моделью использования цифровых технологий, иногда называемой «правительство 2.0» (government 2.0). Суть этой модели в том, что чем больше людей принимает участие в обсуждении государственных проектов и решений, тем вернее и эффективнее они на выходе. Это определение предполагает использование технологии - в частности поддерживающих сотрудничество для эффективного решения коллективных проблем на местном, государственном, национальном и международном уровне. Правительство 2.0 нацелено на взаимодействие с гражданами и бизнесом на цифровых платформах на всех уровнях с целью улучшения политики и услуг. Граждане, в свою очередь, ожидают взаимодействия с правительством в удобном для них формате, с соответствующим качеством результатов. Указанная в определении эффективность действия достигается в этой модели благодаря вовлечению граждан в процесс осуществления власти, а не путем быстрого внедрения электронных услуг.

Разница между двумя моделями функционирования государства является одной из основных. Традиционно, управление отдалено от граждан во имя его независимости и эффективности, и с этой позиции предлагает им уже заранее определенные сведения и услуги.

Альтернативным решением является модель, в которой акцент сделан на консультации по поводу принятия решений и участия граждан в деятельности органов власти.

Модель открытого правительства можно рассматривать в категориях перехода от представительской демократии к демократии участия. Демократия ХХ века ограничивала участие в демократии отсутствием альтернативных форм, особенно на потенциально массовом масштабе, из-за отсутствия соответствующих технологий (которые существуют сегодня).

Связано это также с философией принятия решений: предполагалось, что, хотя граждане могут быть способны выражать свои индивидуальные мнения, но они не в состоянии принимать окончательные решения в сложных вопросах, связанных с регулированием сложных социальных проблем.

По идее последователей открытого правительства важнейшим условием является «открытость» процесса принятия решений. В результате этого изменения государственное управление, при поддержке коллективного интеллекта граждан, в состоянии управлять сложной реальностью.

По нашему мнению, участие не может быть ограничено лишь усердным размышлением

- взаимодействие означает разделение задач между чиновниками и гражданами, а также совместное стремление к намеченной цели. Б. Новак предложил термин «демократия сотрудничества» (collaborative democrac) [3].

Среди наиболее значимых ценностей в модели открытого правительства часто выделяется их прозрачность, участие и сотрудничество.

Мы предлагаем дополнить этот список, двумя дополнительными значениями. Первым из них является эффективность, пронизывающая многие нынешние усилия по реформированию государственного управления. Вторая – это открытость, которая рассматривается как фундамент для других составляющих всех действий открытого правительства. Мы также предлагаем, чтобы вместо того, чтобы говорить только об участии, говорить о деятельности - а как составные части этого понятия различать участие и сотрудничество.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Говоря об открытости правительства, нужно иметь в виду открытость понимаемой как прозрачность (совместное использование информации и создание условий для её повторного использования) и «интерактивность» (создание плана вовлечения гражданского общества и возможности участия многих субъектов в процессе принятия решений в администрации). Если прозрачность широко признается уже неотъемлемой частью «good government», то интерактивность по-прежнему является новшеством. Интерактивность в управлении, которое представляется как своего рода диалог, общение между акторами, диалог в реальном времени, и принимающий форму взаимодействия становится одной из наиболее важных характеристик современного управления. Интерактивность имеет важное значение в управлении с точки зрения получателя, поскольку таким образом осуществляется собственное, равномерное и непрерывное восприятие реальности. Кроме того, что это приводит к возможности соучастия, изменяются сами взаимодействия объекта с субъектом или просто иным становится эффект взаимодействия, меняется роль управленца-актора, поскольку получатель информации становится участником или даже исполнителем совместной работы.

Идея открытого правительства связана с заботой о праве на информацию и право на знание, которые в современной парадигме государственного управления рассматриваются как основные права. Реализация открытого правительства позволит повысить прозрачность и эффективность государственного управления, рост вовлечения граждан в управление и будет способствовать предупреждению и устранению сбоев в системе управления, обеспечит возможность планирования процесса реализации самых высоких стандартов функционирования правительства, в том числе принципов прозрачности, открытости и подотчетности в управлении государством.

–  –  –

КИСЕЛЕВ Вадим Олегович – аналитик Управления социально-политических исследований ВЦИОМ, аспирант ИС РАН. E-mail: kiselev@wciom.com.

Обеспечение информационной открытости в настоящее время стало одной из важнейших задач, стоящих перед властью и гражданским обществом в России. На практике внедрение подобных механизмов сопряжено с рядом сложностей, преодоление которых заложит основы их эффективного функционирования.

Российский опыт формирования механизмов информационной открытости, развития интерактивных технологий «электронного правительства» и «электронной демократии» не столь V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 продолжителен по времени как опыт западных стран, однако определенные успехи в данном направлении уже достигнуты. Комментирую статью В. Путина «Демократия и качество государства» министр информатизации Удмуртии Владимир Перешеин отметил, что «открытость органов власти и уровень доверия к ним со стороны общества определяются доступностью и новым качеством взаимоотношений – «государство для гражданина» [4].

Вместе с тем серьезной сложностью и определённым вызовом является относительно невысокий уровень общественной и политической активности, т. к. подобные формы участия граждан, задающие основные приоритеты общественного развития через запросы различных групп и слоёв населения, – основа любой демократической системы. Следующей проблемой является низкий уровень институционального доверия в противовес доверию персонализированному, что определяет процесс деинституционализации и делегитимации государственных и общественных институтов.

Польский социолог Пётр Штомпка, анализируя причины формирования культуры доверия и культуры недоверия отметил, что такие обстоятельства как прозрачность социальной организации, ощущение понятности окружающего мира и подотчетность других людей и институтов способствуют появлению «культуры доверия». В то же время противоположные причины – секретность социальной организации, ощущение неизведанности, а также произвол и безответственность других людей и институтов благоприятствуют формированию культуры недоверия [5; с. 238].

На практике подобные заключения подтверждаются результатами эмпирических исследований. По данным обследования European Social Survey, доверие к Госдуме, Правительству, партиям, судам и полиции в России составляет около 2,5 баллов из 10 возможных. При этом по данным обследования в других 19 странах показатель доверия к перечисленным выше институтам в среднем находится на уровне 5–6 баллов [7]. Невысокий уровень доверия и низкая степень вовлечённости характерны и для такой формы политического участия граждан как выборы.

Похожие данные демонстрирует международный опрос т. н. «лидеров мнений» Edelman Trustbarometer. В России по данным исследования общий индекс доверия в 2013 г. составил 36, в 2014 г. – 37 пунктов. Таким образом, согласно классификации Edelman Trustbarometer, наша страна на протяжении нескольких лет стабильно входит в группу стран с низким уровнем доверия к институтам власти («Distrusters»). Кроме того, демонстрируются низкие показатели доверия к общественным институтам, таким как политические партии, НКО и др. [6].

Актуальность повышения уровня социального доверия состоит в том, что его наличие на институциональном уровне обеспечивает определенную предсказуемость общественных процессов, позволяет создавать эффективные формальные институты и организации. В противовес этому, недоверие ослабляет социальные установки к межгрупповому взаимопониманию и сотрудничеству, а также усиливает возможность негативных последствий взаимодействий.

В ответ на сложившуюся ситуацию, одной из целей внедрения механизмов информационной открытости является увеличение доверия населения к органам власти.

В частности, это отражено в ряде положений «Концепции открытости федеральных органов исполнительной власти», таких как:

1 повышение прозрачности и подотчетности государственного управления и удовлетворенности граждан качеством государственного управления;

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 2 расширение возможностей участия гражданского общества в процессах разработки и экспертизы решений, принимаемых федеральными органами исполнительной власти;

3 качественное изменение уровня информационной открытости федеральных органов исполнительной власти;

4 развитие механизмов общественного контроля за деятельностью федеральных органов исполнительной власти [3].

Следует отметить, что заметный рост институционального доверия в России за последние годы все же произошел, что демонстрируют открытые данные всероссийских опросов ВЦИОМ.

Так, например, если в марте 2006 г. одобряли деятельность Правительства РФ 32,3% опрошенных, то к марту 2015 г. данный показатель увеличился в 2 раза, составив 65,1%.

Аналогичная ситуация наблюдается и в оценках работы Государственной Думы и Совета Федерации РФ [1], института политических партий, судебной системы, Общественной палаты и др. [2].

С одной стороны, повышение доверия к государственным и общественным институтам определяется положительно воспринимаемой информационной повесткой и достижениями России на внешнеполитической арене. С другой стороны, нельзя отрицать и прямые причины, т.е. непосредственное повышение эффективности и открытости работы вышеуказанных институтов.

Таким образом, механизмы информационной открытости органов власти, предполагающие усиление вовлеченности гражданского общества в процесс разработки, принятия и экспертизы решений, повышение прозрачности и качества госуправления, на практике обеспечивают повышение удовлетворенности граждан работой государственных и общественных институтов и, как следствие, уровня доверия к ним.

–  –  –

КОЖИНА Т. П. – младший научный сотрудник лаборатории исследования социальных процессов и эффективности государственного управления отдела исследования уровня и образа жизни населения ИСЭРТ РАН. E-mail: t.kogina@mail.ru.

Важной предпосылкой оптимального развития политической коммуникации, устойчивого социального процесса является наличие демократической политической культуры, предполагающей широкое распространение политической информации, равноправный обмен точными, полными, завершёнными и проверяемыми сведениями о политических явлениях и процессах. Развитие интернет-технологий, электронный доступ к информации и возможность её широкого распространения предполагают рост гражданской активности. Однако на практике зачастую «внедрение более сложных политико-коммуникативных технологий приводит человека в состояние апатии по отношению к политической жизни» [1]. Исследователи говорят об «информационной аномии», архетипизированности публичного пространства, этатизме, синдроме априорного доверия к официальным источникам, безынициативности граждан, усталости от перемен при желании жить лучше [2]. «Стремление индивида к свободному получению информации приобретает смысл лишь после удовлетворения базовых потребностей, что в свою очередь непосредственно связано с уровнем дохода и политической зрелостью» [1].

Интернет в сфере политики используют в основном люди, относящие себя к среднему классу, с хорошим образованием, с потребностью самостоятельно разбираться в происходящем.

В этих условиях представляется важным рассмотреть социально-политические настроения населения региона, получающего информацию политического и экономического характера главным образом из Интернета, по сравнению с другими жителями области.

По результатам исследования ИСЭРТ РАН 37, в Вологодской области доля тех, кто пользуется Интернетом дома, на работе, в других местах в 2014 г. составляла 66%, увеличившись за два года на 4 п.п. Удельный вес пользователей в регионе достиг общероссийского уровня (по данным ВЦИОМ) [3]. В двух самых крупных городах области – Вологде и Череповце – он составляет 72–74%, в районах (небольших городах, посёлках, сельской местности) – 59%. Не обращаются к Интернет-ресурсам 27% опрошенных.

Доля ежедневной аудитории в целом по области немного ниже, чем в среднем по России (43% против 46). В первую очередь это молодые люди в возрасте 18–30 лет (77%), лица с высшим и незаконченным высшим образованием (63%), относящиеся к категории 20% наиболее обеспеченных (55%), жители Вологды и Череповца (51–53%).

Опросы по теме СМИ проводятся 2 раза в год, в апреле и октябре. Опрашивается по 1500 респондентов в 37 возрасте 18 лет и старше в городах Вологде и Череповце и 8 районах области. Репрезентативность выборки обеспечивается соблюдением следующих условий: пропорций между городским и сельским населением;

пропорций между жителями населенных пунктов различных типов (сельские населенные пункты, малые и средние города); половозрастной структуры взрослого населения области. Метод опроса – анкетирование по месту жительства респондентов. Ошибка выборки не превышает 3%.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Интернет используется преимущественно для общения в социальных сетях (59% пользователей), в качестве источника информации о событиях в стране и мире (49%), для работы /учёбы (41%), а также для расширения своего кругозора в целом (35%). К ресурсам, содержащим фильмы, обращается каждый четвёртый житель области, музыка и игры привлекают каждого шестого (по 17%), покупки через Интернет совершает примерно каждый десятый (11%).

При этом основным источником информации (политической, экономической, спортивной, развлекательной) для населения является телевидение (87%). На второй позиции

– печатные издания (45%), на третьей – интернет (40%). В период с 2010 по 2014 г.

популярность телевидения немного снизилась (на 4 п.п.), интернета – возросла (на 9 п.п.). В отличие от других СМИ, увеличилась роль интернета как источника сведений о политической и экономической жизни (с 24 до 35%). В этом качестве он чаще используется женщинами (55%), людьми, относящимися к группе 60% среднеобеспеченных (58%), лицами в возрасте 30–



Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 ||

Похожие работы:

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.