WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |

«СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И ...»

-- [ Страница 26 ] --

Включая в учебный план дополнительные профессиональные учебные курсы, университеты ориентируются на конкретные запросы профессионалов-работодателей, но V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 внутренним стержнем университетского образования остаётся формирование личности, этики профессиональной деятельности и социальной жизни… Литература 1 http://www.moeobrazovanie.ru/specialities_vuz/sociologiya.html.

2 Буланова М. Б. Социологическое образование в региональных вузах России // Социологические исследования. 2011. № 10. С. 37.

3 http://www.profguide.ru/professions/art-id-646.html;

http://9955599.ru/specialization.php?id=149&page=4&abc=%D1;

http://www.rabotagrad.ru/information/164/506;

http://www.profi.ua/prof/view/150/, и т.д. всего N=20.

4 http://www.sociologos.ru/ispolniteli/ 5 Правдина М. Оценка профессиональных компетенций студентов факультета социологии НИУ ВШЭ, проходивших практику в НИУ ВШЭ и за его пределами. ЦВМ.

НИУ ВШЭ 2013.

6 Рыбакова О. В. Проблема профессиональных стандартов как перспектива взаимодействия социологов-исследователей и системы высшего социологического образования в РФ.

7 Реестр областей и видов профессиональной деятельности Министрства труда и социальной защиты. http://profstandart.rosmintrud.ru/reestr-oblastej-i-vidovprofessionalnoj-deatelnosti.

8 Прудников М. В. http://www.hse.ru/org/persons/65844252.

9 http://www5.hrsdc.gc.ca/NOC/English/NOC/2011/Welcome.aspx (начало).

10 http://www5.hrsdc.gc.ca/NOC/English/NOC/2011/Profile.aspx?val=4&val1=4169 (социолог).

11 http://www.neighbourhood.statistics.gov.uk/HTMLDocs/dev3/data/SingleClass.html ?soc=2114&from=211.

12 http://www.bls.gov/soc/major_groups.htm (начало).

13 http://www.bls.gov/soc/2010/soc193041.htm (социолог).

14 http://www.sociologos.ru/novosti/Standart_professii_Sociolog_sovmestnyj_proekt_Associacii_Gruppa_7_89_i_NIU.

О. Б. Божков

К ВОПРОСУ ОБ ЭТИКЕ СОЦИОЛОГА,ИЗУЧАЮЩЕГО СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ

БОЖКОВ Олег Борисович - ст. научный сотрудник СИ РАН. E-mail: olegbozh@gmail.com Должен ли социолог (полстер) обязательно быть «белым» и «пушистым». Неотъемлемое право исследователя на собственную позицию, но категорический запрет на афиширование и, тем более, навязывание этой позиции другим.

Только высокий профессионализм и постоянный интеллектуальный самоконтроль (в разумном сочетании) гарантируют достоверность получаемой информации и, соответственно, знаний. Впрочем, оба названных качества – по сути дела – это одно качество.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Вопрос вопросу рознь. Опасность профессионализма. Когда-то я подхватил хорошую формулу: «Каков вопрос, таков ответ». Имея при этом в виду, что «нужный» ответ можно получить, соответствующим образом сформулировав и предъявив респонденту интересующий тебя вопрос. Это вовсе не обязательно – сервильность или намеренная подтасовка. Очень часто это как раз свидетельство отсутствия должной квалификации и профессионализма. К сожалению, современное социологическое образование в большей мере ориентировано на теоретический кругозор будущих социологов, а не на овладение элементарными методологическими и методическими навыками («школой» профессии). Скажем, в фигурном катании или в музыке без овладения «школой» успехов добиться нельзя. А в социологии почемуто – можно.

Владение иностранными языками и начитанность ещё не обеспечивают социологический профессионализм.

И последнее (по ходу дела, но не по важности) – социолог обязан быть честным, порядочным и высоконравственным человеком и гражданином. Любая «партийность» ему противопоказана, что, однако не лишает его права на гражданскую позицию.

–  –  –

ИРХИН Ю. В. – доктор философских наук, профессор кафедры политического управления РАНХиГС.

E-mail: Irkhine@mail.ru.

Особенность социологического, политического и управленческого знания, отличающая его от естественных наук, состоит в том, что здесь знание неразрывно срослось с интересами, рациональный элемент – с иррациональной средой. Следование правилам этики повышает степень верифицированности и объективности политического исследования.

Существует ряд важных требований, которыми должен руководствоваться специалист, претендующий на профессиональный анализ политических явлений и процессов.

1 Признание того, что не существует скрытой истины, нет скрытых источников истины.

«Все должно быть доказано». Ваши усилия, направленные на познание мира политики должны основываться на проверке тех утверждений, которые представляются вам как истины.

2 Любой, кто занимается изучением политики и управления, должен поддерживать и отстаивать свою теорию, подкрепляя ее фактами, которые могли бы убедить другого.

Для доказательства своего права анализировать политические и управленческие проблемы вы должны представить мандат, который гарантировал бы качество анализа.

3 Вы должны добывать знания с помощью приемов, доступных контролю. Логическая последовательность и адекватность доказательства наиболее широко принятые критерии, с помощью которых мы доказываем истинность своих знаний.

4 Занимаясь политикой и управлением, вы должны исходить из того, что политический мир упорядочен, что процессы, изучаемые вами, характеризуются регулярностью, V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 которая и обеспечивает возможность накопления и передачи знаний о мире. Не может быть анализа без правил так же, как не может быть анализа без его оценки.

5 Данные и сведения, используемые как доказательства в поддержку (опровержение) тех или иных теорий, воззрений - вероятностных по своей природе, делает политический анализ предположительным, что, однако, не отрицает совпадения (в той или иной степени) политической реальности и нашего описания её.

6 Вы имеете право предлагать свое видение политики и управления. Используя правила логики и доказательства, а не свои непроверяемые предчувствия и личный опыт, вы можете принять или отвергнуть объяснения, предложенные другими, и дать другим основания для принятия вашего объяснения.

Ограничить искажения в исследованиях управления и повысить уровень последних позволят и такие меры как признание любым исследователем влияющего воздействия собственных взглядов и убеждений; выражение направленности исследований в идее ясной гипотезы и поиски слабых мест в собственной концепции; погружение своей работы в конкретный политический контекст и ее верификация; оценка со стороны профессионального сообщества.

Для повышения профессиональной и моральной ответственности, при проведении политических и управленческих исследований, Американской социологической ассоциацией был предложен Кодекс этики. В соответствии с ним, к важным этическим правилам работы исследователя относятся: его персональная ответственность за методы, ход и содержание исследования; воздержание от использования своего служебного положения для получения данных и исследовательских материалов для ненаучных целей; персональная ответственность за публикацию; открытость в области материальной поддержки и др.

Кодекс Американской социологической ассоциации включает следующие положения:

1 Объективность в исследовании и его целостность;

2 Уважение личности исследуемого;

3

Защита обследуемых от личных посягательств;

4 Гарантия конфиденциальности исследовательских данных;

5 Честное изложение результатов исследования;

6 Правильное (научное) понимание роли исследователя;

7 Информирование о любой дополнительной помощи в ходе исследования;

8 Отчёт обо всех источниках финансовой поддержки в публикациях;

9 Публичные заявления обо всех случаях давления спонсора или других финансирующих лиц;

10 Исследователь не должен принимать пожертвования или идти на контакты и условия, которые, по его мнению, не соответствуют вышеизложенным принципам.

В примерном этическом Кодексе кафедры политического управления факультета общественных наук РАНХиГС, в разделе обязанностей преподавателя, говорится о необходимости:

1 Реализовывать принцип: «Лучше других учит тот, кто постоянно учится сам».

2 Сопоставлять тематику своего предмета с широкими культурно-историческими, социально-экономическими и профессиональными контекстами.

3 Не смешивать демонстрацию накопленного опыта с навязыванием частного мнения.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 4 Избегать авторитарной модели взаимодействия преподавателя со слушателями.

5 Устранять менторский тон в общении со слушателями, предполагая вариативность интерпретаций и подходов.

6 Создавать гибкую систему оценок и стимулирования слушателей, оптимизируя процесс их профессионального становления.

7 Обеспечивать свободную циркуляцию мнений и атмосферу открытости во взаимодействии со слушателями.

8 Уходить от пристрастности и необъективности как во взаимодействии со слушателями, так и в презентации собственных подходов.

9 Стремиться к максимально эффективной организации своей деятельности на началах нравственного долга и служения «общему делу».

10 Сохранять прозрачность своей деятельности для общественного контроля, соблюдать принципы демократизма, коллегиальности, гласности, быть приверженным методологии взвешенного подхода.

Социологический, политический и управленческий анализ является искусством постольку, поскольку многими его особенностями можно овладеть на практике, тренируясь под руководством человека, уже достигшего мастерства в политическом анализе. Когда же исследователи политики скрупулезно проверяют свои общие выводы и теории, обращаясь к фактам посредством тщательной проверки, наблюдения, классификации и измерения, тогда анализ научен по своему подходу к проблеме. Научность в процессах формирования государственной политики и управления становится обязательным требованием. И наоборот, когда ею пренебрегают, заменяя идеологией, интуицией, коррупционными вожделениями или неким внешним абстрактным «консультированием»

– то успех в такой ситуации маловероятен.

–  –  –

КНЯЗЕВА Е. В. – кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии ИСН ОНУ им. И.

И. Мечникова; директор «Центра исследований г.Одессы». E-mail: knyazeva.elena@bk.ru.

В мире проводится большое количество исследований среди детей различного возраста.

Эти исследования, так или иначе, затрагивают интересы детей, влияют на решения, которые принимаются от имени детей и ради детей, актуализируют проблему защиты прав несовершеннолетних. В таких случаях при организации исследования основное внимание уделяется этическим вопросам, особенно это касается деликатных тем. С целью соблюдения этических принципов при проведении исследований среди детей Социологической Ассоциацией Украины на базе документов ЮНИСЕФ в 2008 г.

было утверждено специальное руководство: «Етичні засади проведення соціологічних досліджень дітей в Україні», в котором изложены базовые принципы социальных исследований среди детей, а именно [1]:

1 Уважение к личности: компетентное лицо имеет право на самоопределение.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 2 Доброжелательность: исследователь должен защитить участников от негативных последствий и максимизировать возможную пользу.

3 Справедливость: выгоды и нагрузки должны быть справедливо распределены 4 Информационное согласие: исследователь должен учитывать, имеет ли подросток способность дать согласие на участие в исследовании, обладает ли достаточной компетенцией или определить, кто должен принимать решение об участии ребенка в исследовании.

5 Приватность (закрытость информации): исследователь предупреждает о том, как будет использована информация 6 Конфиденциальность и защита: необходимость защиты прав ребенка в процессе исследования.

7 Участие: исследователь должен обеспечивать ребенку возможность высказывать свою точку зрения и не навредить ему.

Проводить исследования среди детей трудно. Дети часто стесняются отвечать на вопросы, молчат о своих проблемах, боясь оценки и непонимания со стороны взрослого.

Стараясь заслужить одобрение и внимание авторитетных для них людей, не всегда говорят то, что думают. Довольно часто дети боятся показаться некомпетентными и невоспитанными. Они говорят на своём собственном языке, который, порой, недоступен для понимания взрослым. И дело здесь не только в детской некомпетентности и стереотипности детского мышления. Чтобы понять, что на самом деле дети думают, необходимо разговаривать с ними самими. Проблема заключается ещё и в том, что детство изучают взрослые, считающие себя экспертами детства, опирающиеся на собственный детский опыт, который уже в далёком прошлом. Несомненно, взрослые обладают большими знаниями в различных областях жизни, чем дети, но в вопросах «что такое детство?» и «что значит быть ребёнком?» дети обладают экспертными знаниями.

При таком подходе дети являются активными социальными исследователями не только своих жизней, но и жизней всех тех, кто их окружает, и кроме того, самих тех обществ, в которых они живут. Они способны к социальному действию, постоянно находятся в состоянии диалога с другими людьми и миром в целом. Подтверждением данной тенденции являются исследования американского социолога Уильяма Корсаро, который считает, что дети создают свое пространство как активные субъекты взаимодействия [2]. Если при выборе темы исследования, интерес детей обусловлен их собственным опытом, то ни один взрослый, даже самый опытный исследователь не сможет приобрести то богатство знаний, которое присуще детскому восприятию.

Концепция детей как активных исследователей в последнее время набирает популярность и обусловлена с одной стороны, трансформационными процессами в обществе, с другой изменением роли и места детства в обществе. Сегодня ребёнок уже не рассматривается как маргинальное существо, от которого трудно ожидать разумного и осознанного восприятия действительности. Конвенция ООН 1989 создала предпосылки для пересмотра этой тенденции, и привлекла внимание исследователей к мнениям самих детей и к тому, что дети сами думают о своём собственном опыте детства. Статьи 12 и 13 КПР обеспечивают ребёнку право свободно выражать взгляды по всем вопросам, затрагивающим его (ребёнка) интересы. Это право также включает свободу поиска, получения и распространения информации о всех решениях, которые влияют на жизнь детей. Это привело к более активному привлечению детей в качестве участников социологических исследований и V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 увеличению количества литературы о роли детей и молодых людей в качестве исследователей.

Кроме того, дети, являясь представителями различных детских субкультур, создают уникальную «инсайдерскую» перспективу и выполняют решающую роль в понимании детских миров, что значительно обогащает исследование. Опыт участия в качестве активных исследователей приводит к повышению доверия к исследованиям и создаёт базу для дальнейшего активного участия в общественной жизни [см., например: http://childrens-research-centre.open.ac.uk].

Тем не менее, концепция детского участия в исследованиях имеет ряд недостатков и ограничений. Фундаментальными являются методологические и этические вопросы. Этическая сторона является самой проблематичной. Прежде всего, это касается вопросов проектирования, поддержки и контроля таких исследований со стороны взрослых. Реализация детей в качестве активных исследовательских субъектов предполагает смещение акцентов от исследований «среди» детей на исследования «совместно» с детьми. Новаторскими являются проекты, в которых дети участвуют не только как респонденты, но и как равноправные участники на этапах разработки исследования и интерпретации результатов. Участие детей в подготовке исследования помогает усовершенствовать методы сбора информации, повысить точность и полезность результатов. Они могут обратить внимание на недостатки процесса сбора информации, указать на вопросы, которые могут нанести вред респонденту и должны быть заменены. В таких случаях, результаты исследования принадлежат детям и распространяются детьми в интересах детей.

Скептики утверждают, что дети не обладают достаточными знаниями и недостаточно компетентны, чтобы заниматься собственными исследованиями. Такой подход был характерен для сторонников теории социализации и подвергнут критике представителями т. н. «новой социологии детства», которые указывали на такие фундаментальные компетенции, как способности репрезентации социального мира или себя, понимания его основных правил, причастность к его строительству, доступные даже маленьким детям [3]. Кроме того, социальный опыт, которым обладают дети может служить более надёжным маркером взрослости и компетентности. В нашем случае это, прежде всего, вопрос тонких правил взаимодействия, которые изначально конституируют категории «ребёнка» и «взрослого» в качестве взаимодополнительных участников исследовательского процесса. С другой стороны, существует проблема отношений взрослых и детей: руководящая и контролирующая роль взрослых в исследовательском проекте создаёт основу для неравных отношений в результате чего, дети оказываются в позиции неравных партнеров, а также возникают условия для возможных манипуляций со стороны взрослых.

Таким образом, существует большое количество вопросов, касающихся детей как активных исследователей, а именно:

кто несёт этическую ответственность за исследования, которые проводятся под руководством детей. Ребёнок? Взрослый, который его поддерживает?

Независимый орган?

чьи интересы защищают существующие этические нормы: взрослых или детей?

каковы границы вмешательства взрослых в исследовательский процесс детей?

То обстоятельство, что дети обязаны иметь разрешение на участие в собственных исследованиях одного из родителей или опекуна, создаёт дополнительные трудности в организации научно-исследовательского процесса. В связи с чем, дети могут испытывать V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 давление со стороны родителей, которые могут либо препятствовать их участию в исследовании, либо, наоборот, принуждать, если решат, что это «будет хорошо для них» и т. п., при этом дети не будут иметь реальной заинтересованности или мотивации к исследовательской деятельности. Кроме того, при проведении исследований с детьми и детьми необходимо учитывать то обстоятельство, что эти исследования проводятся не для того, чтобы что-то проанализировать, а для того, чтобы понять и изменить отношение общества к детству и взаимосвязи взрослого и детского миров.

–  –  –

ЛАСТОЧКИНА М. А. – кандидат экономических наук, старший научный сотрудник ИСЭРТ РАН.

E-mail: mashkop@mail.ru.

СУВОРОВА Е. И. – младший научный сотрудник отдела эпидемиологии ХНИЗ, ФГБУ ГНИЦ профилактической медицины Минздрава России.

В данной работе показан анализ отклика респондентов на такой метод социологического исследования, как личное анкетирование, которое сопровождалось обследованием медикобиологического характера. Так, при инициативе и финансовой поддержке Министерства здравоохранения России с целью выявления рисков болезней сердечно-сосудистой системы и предотвращения их последствий, Институтом социально-экономического развития территорий РАН (ИСЭРТ РАН) на территории Вологодской области было проведено обследовании здоровья населения.

Методический замысел и процедура исследования В декабре 2013 – марте 2014 г. отделом исследования уровня и образа жизни населения ИСЭРТ РАН при методическом руководстве Государственного научноисследовательского центра профилактической медицины (ГНИЦ ПМ) Минздрава России в поликлиниках городов Вологда и Сокол было проведено Всероссийское многоцентровое эпидемиологическое наблюдательное исследование «Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний в регионах Российской Федерации» (ЭССЭ).

В соответствии с техническим заданием, была сформирована случайная выборка по следующей схеме: населенный пункт, поликлиники, участки, адрес (объем выборки 2000 адресов). Соблюдалась пропорция населения по возрасту и полу, отличительной особенностью являлось то, что выбранные V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 респонденты не должны были состоять в кровном родстве. Каждому волонтеру, участвующему в поквартирном приглашении лиц для обследования, были выданы списки адресов, удостоверение и подробная инструкция для информирования граждан.

Респондентам предлагалось в любой удобный день с 8.00 до 12.00 натощак подойти в поликлинику по месту жительства. Там необходимо было пройти медицинское обследование (измерение артериального давления, роста, веса, электрокардиограмма сердца, биохимический анализ крови) и ответить на вопросы анкет. Расшифровка ЭКГ и анализов крови, которые позволяют выявить и предупредить возможные риски возникновения болезней сердечно-сосудистой системы респондента, была произведена сотрудниками ГНИЦ ПМ Минздрава России. Анкеты заполнялись интервьюером при личной беседе с участником обследования.

Анализ факторов, определяющих отклик Рассмотрим результаты, полученные в ходе нашего исследования, по следующим тематическим блокам: 1. Реакции населения на просьбу о проведении подобного вида исследования (субъективные отказы); 2. Объективные отказы от исследования.

1. В качестве волонтёров, которые ходили по выбранным адресам и информировали людей об исследовании, были задействованы молодые люди в возрасте от 23 до 30 лет. Отклик составил 1651 человек (82,6%), наибольшая часть отказов 6,6% обусловлена недоверием населения к незнакомым людям, приходящим по их адресу, а также неизвестностью в Вологодской области ГНИЦ ПМ. Волонтёры сообщали, что исследование инициировано Минздравом Российской Федерации, однако эта информация, как оказалось, мало о чём говорила респондентам. Открывали двери и неадекватные люди (17 человек), находящиеся в алкогольном опьянении, агрессивные, угрожавшие физически, обещавшие вызвать полицию.

Негативное действие произвело и то, что по странному стечению обстоятельств по местному телевидению прошла информация о том, что в городе работают мошенники, представляющиеся медицинскими работниками. Возможно, она послужила одной из причин сложившегося недоверия и агрессивного отношения к волонтёрам, приглашающим на исследование. После выхода в эфир на двух региональных телеканалах роликов о проведении ЭССЕ в Вологодской области, ситуация стабилизировалась, и население стало больше доверять приходящим в их дом волонтерам. Подобная инициатива местного телевидения стала решением возникшей локальной проблемы, а также позволила заинтересовать людей в прохождении уникального обследования.

Хотя обследование, предполагающее проведение дорогостоящих анализов крови, было проведено абсолютно бесплатно для населения, некоторых жителей оттолкнул именно этот аспект: 14 человек (0,7% среди потенциально выбранных опрашиваемых) не верят в подобные акции и откровенно называли волонтеров мошенниками; 11 человек (0,5%) испугались открыть дверь; 4 человека (0,2%) отказались после прочтения информационного согласия. Также волонтёры не смогли уговорить 28 человек (1,8%), данная категория граждан ничем не мотивировала свой отказ, а просто отказывалась приходить на обследование, говоря, что «мне это не надо». Особо отметим, что очень смутил вологжан пункт, касающийся генетического исследования и хранения ДНК, высказывались опасения, связанные с подоплёкой генетических опытов и тотального государственного контроля, поэтому некоторые граждане отказались от обследования. Переубедить человека с такими убеждениями, опытному волонтёру было крайне затруднительно, даже несмотря на то, что в информированном согласии V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 значилось: «Я оставляю за собой право в любое время отказаться от участия или прекратить моё участие в исследовании без объяснения причин».

2. Кроме субъективных факторов отказа от участия в исследовании, были и объективные обстоятельства. Так, 62 человека (3%) высказали желание принять участие, но в силу различных обстоятельств не смогли прийти в поликлинику. Так как исследование проходило в основное рабочее время (с 8.00 до 12.00 часов с понедельника по пятницу), то многие не могли отпроситься с работы – 18 человек (0,9%), у некоторых были малолетние дети – 20 человек (1%), командировка – 14 (0,7%). В результате плохого состояния здоровья не смогли принять участие в исследовании 16 человек (0,8%). Вследствие определённого выбора обследуемых (по спискам поликлиник), оказалось, что в 84 квартирах (4,2%) людей невозможно пригласить для прохождения исследования, так как в некоторых квартирах жили совершенно другие люди (квартира сдаётся владельцами); были нежилые квартиры и несуществующие адреса (дом снесён).

Таким образом, исключая объективные причины, мешающие потенциальным респондентам пройти данное уникальное обследование, можно констатировать большой отклик жителей Вологодской области, а именно 93,4% согласившихся. Положительный эффект на отклик оказали вышедшие по телевидению информационные ролики. Отметим также, что многие респонденты спрашивали о возможности участия членов своей семьи в данном исследовании, однако методикой было запрещено участие родственников. Основными факторами, послужившими причиной отказа от участия в исследовании, стали низкая информированность населения и низкая культура в обществе.

–  –  –

ТОЛСТОКОРОВА Алиса Валерьевна – кандидат филологических наук, доцент, независимый научный эксперт. E-mail: alicetol@yahoo.com, talissa@ukr.net.

Введение Однажды, возвращаясь в Киев с полевого исследования в Херсонской области, где я проводила интервьюирование для проекта по гендерным аспектам украинской трудовой миграции, я оказалась в одном купе с тремя общительными волынскими бизнесменами, осуществлявшими турне по Украине по делам фирмы. В ходе непринуждённой беседы выяснилось, что один из них в прошлом имел опыт подённой работы – заробитчанства – в Польше и других странах ЕС. Пользуясь словоохотливостью попутчика, я решила провести с ним интервью для проекта, благо времени для этого было достаточно. На мой вопрос, не будет ли он возражать, если я задам ему несколько вопросов для моего проекта, сосед с готовностью согласился, предварительно поинтересовавшись темой исследования и методами его проведения.

Я объяснила, что собираю информацию методом интервью, на что заробитчанин ответил:

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 «– А-а-а! Знаем такой метод сбора информации! Хороший метод. Мы им тоже активно пользуемся. Только у нас он иначе называется: метод ОБС.

– ОБС? Интересно! Никогда не слыхала о таком. А что это значит?

– ОБС означает «одна баба сказала».»

Этот эпизод общения с потенциальным респондентом, который перед проведением интервью не только поставил вопрос о параданных 34 проводимого исследования, но и оценил их в весьма иронической манере, высвечивает сразу две актуальные проблемы в современной украинской миграциологии. Во-первых, это проблема критериев надежности и достоверности данных полевых исследований, полученных методом интервьюирования. Во-вторых, это редко затрагиваемая в научной литературе проблема этических, эмоциональных и психологических вызовов, встающих перед исследователем до, после и во время общения с информантами.

Очевидно, что несмотря на неразработанность и невизуализированность этих вопросов, они оказывают существенное влияние на исследовательский процесс и поэтому заслуживают особого внимания.

Это объясняется прежде всего тем, что ответы на них полезны для оценки надежности полученных результатов, поскольку выполняют роль лакмусовой бумаги, позволяющей высветить субъективизм в исследовательской позиции исполнителя полевой работы. Кроме того, они демонстрируют, что за фасадом научной объективности и позиционируемой нейтральности исследователя может скрываться субъективный подход, существенно влияющий как на процесс сбора эмпирического материала, так и на результаты исследования, что известно как «эффект Розенталя» или «эффект Пигмалиона». Безусловно, исполнитель полевой работы несёт ответственность за объективное изложение полученных данных, т. е. за преподнесение того «как это происходит в действительности», а не того, как это видит и воспринимает исследователь. Признание этого факта не ставит под сомнение качество и научную ценность получаемых эмпирических данных, но напротив, позволяет рассматривать продукт полевого исследования с точки зрения его контекстуальных особенностей. В то же время, не менее важно постфактум учитывать и оценивать то, как указанные этические и эмоциональные вызовы могут влиять на результаты эмпирического исследования и в какой степени они могут обусловливать научную позицию исследователя в сложных и неоднозначных условиях полевой работы.

Целью данной работы является обобщение опыта полевых исследований широкого спектра вопросов украинской трудовой миграции с точки зрения методологических, этических и психологических вызовов и ограничений, стоящих перед исследователями в работе с трудовыми мигрантами как группой информантов, обладающей собственной идентичностью и рядом специфических характеристик.

Массовый выезд украинского населения на работу за рубеж, ставший возможным благодаря возобновлению права на свободу передвижения, является одним из значимых маркеров социально-демографических изменений постсоветского периода. В украинском языке это явление поучило ёмкое определение – «заробитчанство», позиционируемое экспертами как экзистенциальная культура эпохи рыночных реформ и воспринимаемая обществом как «социальная норма» современной жизни [Пономарева 2011]. Параллельно Под параданными этнографического исследовании понимаются данные о самом процессе сбора эмпирической 34 информации, как правило – данные административного, технического характера, например, о времени, месте и длительности интервью, способах и методах сбора информации, степени готовности и открытости информантов к общению и т. д. [Corbin, Strauss 2008].

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 этому процессу началось формирование самостоятельного исследовательского поля, направленного на изучение специфики постсоветской экономической мобильности украинского населения. Однако, говорить об отечественной школе миграционных исследований ещё рано. Это обусловлено целым комплексом объективных и субъективных причин, но прежде всего отсутствием какой-либо заинтересованности со стороны государства в развитии миграционной тематики и формировании собственного академического поля для её изучения. Этим объясняется недостаточная разработанность теоретической, концептуальной и методологической основ для изучения этой новой области знаний, требующей мульти-, меж- и транс-дисциплинарного подходов к объекту исследования. Поэтому актуальной научной задачей сегодня является разработка теоретико-методической базы для анализа феномена современной украинской экономической мобильности, проведение и аккумуляция опыта эмпирических исследований в этой области знаний, необходимых для выработки и апробации новых концепций, методов и инструментария, позволяющих отразить суть исследуемого явления.

В зарубежных социальных науках для изучения специфики миграционного процесса, особенно его гендерных аспектов, рекомендуется использовать наряду с количественными методами, «мягкие», интерпретативные, «качественные» методы сбора, обработки и анализа информации [cм.

Donato et al. 2006], поскольку они позволяют «более гибкий и динамичный подход к индивидууму изнутри миграционного процесса» [Phizacklea, 2003: 29]. Однако среди отечественных исследователей эта инновационная и перспективная методология ещё не пользуется популярностью, представляя собой научную лакуну, наличие которой неоднократно подчёркивалось экспертами в глубинных интервью с ними. Для её заполнения требуется более пристальное внимание к анализу мнений и оценок самих участников миграционного процесса как уникальному и зачастую единственно возможному способу изучения жизненного опыта мигрантов, их восприятий и идентичностей [DeRoche 1996], а также мощному аналитическому инструменту для исследования перемещающихся лиц [Snchez-Carretero 2005].

В этом контексте приобретает актуальность задача обобщения опыта полевых исследований в данной области, поскольку это может помочь предотвратить некоторые практические сложности полевой работы, неизбежно возникающие перед миграциологами, особенно начинающими. Проведённое полевое исследование позволило выделить ряд методологических и этических вызовов и объективных ограничений, которые осложнили сбор эмпирического материала, но в то же время стимулировали дальнейший поиск инновационных способов сбора и обработки информации, полученной от данной категории респондентов.

Эмпирическая база исследования. Основой для обобщения опыта полевого исследования послужили результаты многоэтапного транс-дисциплинарного проекта, нацеленного на изучение гендерных аспектов украинской трудовой миграции. Полевая работа для проекта охватила следующие этапы: включённое и невключённое наблюдение проводилось на протяжении 2003-2013 гг. благодаря участию автора в деятельности украинской диаспоры и общественных организаций мигрантов в странах Евросоюза (Великобритания, Швеция, Германия, Словакия). Глубинные интервью и дискуссия в фокус группе с экспертами были организованы летом 2008 г. в рамках проекта «Работа по уходу и интернационализация социального благосостояния. Транснациональные сценарии для социального благосостояния будущего» совместно со специалистами Центра международных политических исследований (CeSPI, Рим, Италия). На этом этапе были опрошены 25 специалистов по вопросам миграции, гендерных и женских исследований, социальной политики и социальной работы из V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 государственных научно-исследовательских институтов и аналитических центров, министерств, посольств, неправительственных организаций, государственных центров трудоустройства и т. д.

Полуформализованные интервью и два обсуждения фокус-группах с мигрантами и членами их семей (общей численностью 31 женщина и 13 мужчин разных возрастных групп) были проведены на протяжении 2007–2014 гг. в Херсонской, Кировоградской и Тернопольской областях, а также в Киеве и во Львове. 13 интервью были собраны в 2011–2012 гг. в странах назначения миграции (Италии, Германии, Австрии и Франции) в ходе реализации проекта «Поколения в диалоге» австрийского фонда ЭРСТЕ. Методологическая стратегия исследования предполагала охват респондентов, имевших опыт работы за границей в прошлом, нынешних «заробитчан», как находящихся за рубежом, так и приехавших в Украину навестить родных, а также маятниковых мигрантов, находившихся дома перед очередным выездом на заработки за рубеж. Ряд интервью проводился в телефонном режиме и дополнялся общением по электронной почте и интернет-программе skype. Интервью с информантами, членами их семей и неформальных социальных сетей проводились как на русском, так и на украинском языках.

Несколько интервью с экспертами и обсуждение в фокус-группе проходили на английском языке и были переведены автором 35.

Обсуждение практического опыта полевого исследования «Сензитивные субъекты» анализа Как показывает опыт общения с информантами-мигрантами, основным вызовом работе с ними является то, что исследователь сталкивается с необходимостью работать с нарративами т.

н. «сензитивных субъектов», т.е. респондентов, для которых предоставление информации сторонним лицам может быть связано со щекотливыми вопросами анонимности персональной информации или нарушения конфиденциальности информации о значимых для них людях. К ним можно отнести респондентов, находящихся в положении зависимости от других людей, обстоятельств, социальных иерархий. В данном исследовании, нацеленном на изучение гендерных аспектов трудовой миграции в Украине 36, респондентов можно квалифицировать как «сензитивных субъектов», поскольку многие из них представляют собой категорию нелегальных трудовых мигрантов, находящихся на территории принимающих стран без необходимой официальной документации.

Проблема идентификации и самоидентификации объекта исследования В работе с трудовыми мигрантами проблему может составлять идентификация объекта исследования, т. е. то, кого именно следует включать в целевую группу проекта. Здесь важную играют роль субъективные факторы идентификации и самоидентификации с миграционным процессом. Это может быть особенно затруднительно в отношении женщин. Например, правомерно ли относить в категории трудовых мигрантов женщин, которые выезжают за границу вслед за мужьями и в принимающей стране не трудоустраиваются, но занимаются домашним хозяйством или работают периодически, от случая к случаю? Кроме того, повышение экономического статуса благодаря зарубежным заработкам является для женщинмигранток важным фактором интеграции в принимающее сообщество и на продвинутом этапе миграционного цикла, особенно в условиях успешной интеграции, они могут отказываться от самоидентифкации в терминах трудовой миграции. Так, в ходе полевого исследования мы Подробнее о методологии и результатах проекта см. [Толстокорова 2012 а;б; 2013 а;б;в; 2014 а,б; Тolstokorova 2009; 2010; 2013].

36 Здесь и далее предлог употребляется в соответствии с украинской языковой нормой.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 обратились с просьбой об интервью к украинке, проживающей в Италии, но получили отказ.

Женщина объяснила это тем, что, работая в Италии, она вышла замуж за итальянца и сменила положение заробитчанки на социальный статус работодательницы, и, хотя ей было чем поделиться с интервьюером, она теперь не желала ассоциировать себя с украинскими заробитчанами:

«Да, я cюда приехала как домработница, «badante» это называется. Но теперь у меня здесь есть и муж, и семья, и я теперь сама нанимаю себе домработницу. Так что я не ваш клиент».

Нежелание «заробитчан» идентифицировать себя в этом качестве вполне объяснимо, т. к. уже сам «ярлык мигранта» [Абашин 2014: 80] предполагает их «стратификационную инаковость» [Lan 2006: 16] и уязвимость социального положения. Как указывают исследователи украинской миграции, заробитчанки считают свой статус и условия жизни, в которых они оказываются за рубежом, унизительными для себя и пытаются дистанцироваться от них [Cvajner 2011]. Это может происходить также на постмиграционном этапе миграционного цикла, например, когда представители среднего класса, лишённые соответствующего уровня доходов в силу тяжёлой экономической ситуации в стране, вынуждены поддерживать свой социальный статус кратковременными заработками (возможно одноразовыми) на низкостатусной работе за рубежом. По понятным причинам они могут отказываться идентифицировать себя как «заробитчан» и не желают предавать этот факт огласке. В данном исследовании, в котором использовался метод «снежного кома» и контактные данные респондентов сообщались их знакомыми, мне приходилось получать отказы на просьбы об интервью от потенциальных информантов, рекомендованных их коллегами, поскольку они отказывались ассоциировать себя с целевой группой исследования и воспринимали сам факт отнесения их к ней как неэтичный.

Проблемы исследовательской этики: анонимность и конфиденциальность полученной информации, социальная «закрытость» и труднодоступность респондентов На проблему «закрытости» и нежелания обсуждать некоторые биографические факты с незнакомыми людьми, особенно свойственную женщинам, указывали эксперты в интервью и коллеги в личном общении. Этот вопрос поднимается и в научных работах, посвящённых исследованию украинской трудовой миграции [Марков 2009; Майданик 2010; Ruble 2008: 28].

На него обращают внимание и российские социологи [Шалин 2012]. В ряде случаев женщины не склонны делиться персональными данными, сообщать информацию о своём возрасте, а иногда даже о характере работы.

Так, на вопрос о возрасте некоторые информантки давали ответ в расплывчатой или описательной форме, не желая заострять на нём внимание, а на вопрос о характере работы за рубежом, одна информантка ответила так:

«Нам хозяин сказал, что, когда нам такие вопросы задают, ну, когда кто-то спрашивает, где мы работаем, чем мы занимаемся, нужно отвечать, что это конфиденциальная информация. Вообще-то, скажем так, это работа в сфере услуг» (Анастасия, Монако, Франция).

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 На мой взгляд, в подобных ситуациях следует согласиться с тем, что информант имеет право на умолчание и даже на искажение действительных событий или фактов своей биографии, если это не затрагивает чести и достоинства других людей (Алексеев 2012: 19).

Несмотря на то, что данное полевое исследование проводилось в основном в малых городах Украины с высоким уровнем внешней экономической миграции, задача отбора респондентов для исследования оказалась серьёзной проблемой. Те члены транснациональных семей мигрантов, которые согласились на интервью, были в основном представителями наиболее благополучных домохозяйств, которые явно выиграли от «миграционности» [Абашин 2012] их мобильных членов и смогли избежать её отрицательных последствий благодаря сильным родственным связям между их членами, высокой степени семейной синергии, традициям взаимовыручки и поддержки, атмосфере «семейственности» в отношениях. Поэтому эти информанты были готовы делиться своими «историями успеха» с интервьюерами. В то же время значительная часть потенциальных респондентов для нашего опроса оказались труднодоступными или даже недоступными для исследовательской группы. В основном это были трудовые мигранты или члены их транснациональных семей, имеющие негативный опыт трудовой миграции и представляющие весьма солидную долю представителей целевой группы исследования. По причине негативного или травматичного опыта миграции они не пожелали рассказывать о своём опыте или опыте своих родственников, находящихся на заработках за рубежом.

Так, один из ассистентов проекта, проводивший опрос в районном центре Тернопольской области, имеющей наиболее высокий уровень миграционного оттока, обратился с просьбой о помощи в рекрутировании информантов для проекта к завучу местной школы, которая предоставила ему список родителей детей, происходивших из семей трудовых мигрантов. Из этого списка, состоявшего из около 30 фамилий, более 15 отсеялось сразу, поскольку по мнению завуча, они были ненадёжными информантами, с которыми с её слов «не о чем разговаривать». Эта характеристика относилась в основном мужьям женщин-мигранток, оставшимся дома «на хозяйстве». Эти мужчины не смогли найти себя в новых экономических условиях, не сумели приобрести навыков, необходимых для успешной интеграции в рыночные отношения и не справлялись с ролью менеджеров домохозяйства на период отсутствия их жен на заработках за рубежом. Из оставшихся 10–15 человек удалось связаться лишь с 4, так как остальные были недосягаемы, будучи заняты работой по домохозяйству, на приусадебных участках, огородах и т. д. Их этих 4 лиц лишь одна женщина согласилась дать интервью, в то время как трое от общения отказались, мотивируя это нежеланием общаться на тему трудовой миграции.

Проблема доступности информантов особенно остро стоит в странах трудоустройства мигрантов прежде всего потому, что многие из них проживают за рубежом нелегально. В случае опроса женской аудитории проблемой является то, что многие заробитчанки работают за рубежом в приватном пространстве домохозяйств и проживают в семьях работодателей.

Личное время у них крайне ограничено, а иногда вообще отсутствует. В силу этих обстоятельств они большую часть времени проводят на рабочем месте и редко оказываются за его пределами, особенно на начальном этапе миграционного цикла, когда у них ещё не наработаны неформальные социальные сети (см. подробнее [Толстокорова 2013]).

Упоминавшийся выше метод «снежного кома», широко распространённый в отборе респондентов для изучения миграции, по отношению к этой группе информантов оказывается малоэффективным, что существенно осложняет поиск респондентов для исследовательской V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 группы. Причём это относится к поиску информанток не только за рубежом, но и в Украине, поскольку женщины весьма осторожны и избирательны в выборе тех, кому они могут доверить свои интимные переживания.

Так, после интервью с одной информанткой я попросила её дать контакты её знакомых, имеющих опыт работы за рубежом, и она порекомендовала свою соседку:

«Я вас сведу со своей соседкой. Она как раз приехала домой на побывку из Италии.

Достала уже всех своими рассказами. Часами может рассказывать. Как ни встречу её, так и не могу отделаться, даже на работу из-за неё опаздывала. Дома у себя она уже всем тоже надоела. У всех свои дела, времени мало, а ей хочется с кем-то поделиться.

Вот вам пусть и выговорится. И ей, и нам полегчает. Я скажу ей, что вам нужны люди, которые там работали, договорюсь о встрече. Перезвоните мне через пару дней.»

Однако, созвонившись с ней, я узнала, что женщина категорически отказалась дать интервью, поскольку опасалась делиться сокровенными переживаниями с незнакомым человеком даже несмотря на то, что меня рекомендовала давняя знакомая из её «круга доверия».

Полевое исследование проблем трудовой миграции может содержать ещё один методологический вызов, связанный со щекотливой темой финансовых аспектов зарубежных заработков. Этот деликатный вопрос имеет непосредственное отношение к проблеме конфиденциальности и анонимности получаемой от респондентов персональной информации.

Из-за опасений возможного нарушения этих принципов информанты могут избегать общения с исследователями, или же отказываться обсуждать с ними финансовые вопросы, которые в исследовании феномена трудовой миграции имеют особое значение, поскольку, как правило, являются побудительной силой миграции и основным критерием успешности миграционного опыта.

Таким образом, основной методологической проблемой в работе с трудовыми мигрантами и членами транснациональных домохозяйств является то, что при отборе информантов для интервью методом «снежного кома», в силу «закрытости» этой группы респондентов и высокой степени социальной запрограммированности на положительный опыт, выборка может носить однобокий характер, представляя преимущественно позитивный опыт зарубежных заработков, и не содержать информации о тех категориях мигрантов, которые имеют неблагоприятный опыт работы за границей.

Следует учитывать, что этика полевой работы – это не столько кодекс, сколько процесс и высокое качество социального исследования определяется уважением к этическим принципам [Malkki 2007]. К примеру, невозможно полностью преодолеть асимметричный характер отношений между исследователем и исследуемым, но необходимо осознавать и принимать этот фактор во внимание, реагируя на него критически и стараясь по возможности нивелировать его проявление в своём поведении, демонстрируя уважение к собеседникам. В полевой работе с мигрантами следует иметь в виду, что особенностью исследования «сензитивных субъектов»

является необходимость сочетания высоких стандартов исследовательской этики с такими качествами как альтруизм, сочувствие и доброжелательность [Duvell at al. 2008], поскольку информанты, находящиеся в уязвимом социальном положении, например, нелегальные мигранты, во время интервью могут сталкиваться с необходимостью делиться болезненными переживаниями и опытом, которые могут стать причиной нежелания посвящать посторонних V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 лиц в сферу личной жизни. В связи с этим важным требованием к исполнителям полевого исследования является необходимость соблюдение принципа анонимности в подаче информации об интервьюируемых, например, в форме изменения или сокращенного указания настоящих имен респондентов, избегания точного указания названий населённых пунктов, если информация собиралась в малых городах и сёлах и т. д.



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |

Похожие работы:

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.