WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 28 |

«СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И ...»

-- [ Страница 23 ] --

Социальное явление: действующие лица Итак, с февраля 1987 г. по апрель 1989-го состоялось 14 передач цикла «Общественное мнение» в режиме прямого эфира (в общей сложности 42 часа чистого эфирного времени) и два аналитических выпуска – в записи. Несмотря на то, что темы были очень разными; но от передачи к передаче её структура видоизменялась (подчас существенно) — велись поиски разных способов журналистской «подачи материала», в частности, использовались телемосты (Рига, Загреб). Однако основные действующие лица, групповые субъекты – определились весьма чётко.

Это:

1 Эксперты — учёные специалисты, преимущественно обществоведы;

2 представители аппарата управления (руководители);

3 «простые люди с улицы», жители города (в последних передачах и области).

Анализ поведения этих действующих лиц в ходе передач показывает, что эксперты и руководители в силу разных причин долго не могли найти «своего лица», их функции в передаче не определились с достаточной ясностью. Эксперты постоянно «сбивались» чаще всего на позицию «людей с улицы», реже — на позицию представителей аппарата управления. Думаю, V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 что причин тому несколько, назову лишь две, на мой взгляд, основные. Длительное «безголосье», а также запреты на обсуждение тех или иных тем не проходят бесследно. Учитывая, что многие темы были запретны не только для обсуждения, но и для исследования, эксперты ничем посуществу и не отличаются от «людей с улицы». Кроме того, обнаруживается относительно низкий уровень профессионализма экспертов, с одной стороны; а, с другой – очень высоким оказался уровень самоцензуры, обострённый осознанием своего особого (ответственного) положения в передаче, сказалась и «заданность позиции» (может быть и ложно понимаемой), но не в профессиональном, а скорее всего в гражданском отношении.

Это было особенно заметно в передаче, посвящённой теме «Трезвость — норма жизни»

(20 мая 1987), где эксперты — защитники позиции «Культура» — оказались крайне скованными именно общей жёсткой постановкой вопроса — непременная и немедленная борьба с пьянством и никак иначе.

Специфично положение группы представителей аппарата управления. До передачи 1 октября они практически находились «за кадром». Важно другое — и находясь вне кадра, эта группа всё равно оказалась одним из главных действующих лиц.

Опыт первых выпусков цикла «Общественное мнение» (особенно передачи, посвящённой обсуждению проекта Устава школы, 14 апреля 1987), а также ряда других новаций телевидения (например, «12-й этаж», «Телекурьер», «Встречи по вашей просьбе» и т. д.), социальная практика последнего года, в т. ч. острая ситуация вокруг «Англетера», показывают, что представителям этой группы «в кадре» и вообще в прямом диалоге с «публикой» по конкретным вопросам приходится очень нелегко.

Конечно, и здесь одна из главных причин — длительное отсутствие живой практики прямого общения не с «массами», а с совокупностью конкретных людей; не вообще с призывами и лозунгами, а обсуждение конкретных жизненно важных вопросов. Почта передачи «Общественного мнения» обнаружила, что кредит доверия населения к любым представителям власти практически исчерпан. Словам представителей управленческого и партийного аппарата (разных уровней) нет веры, в любом их аргументе «люди с улицы» склонны видеть подвох, злой умысел, если не прямой обман, желание любой ценой «удержаться в кресле» или защитить «своих».

Эта тенденция проявилась очень выпукло. Психологически и исторически она вполне объяснима, но в социальном плане она представляется очень опасной, ибо в принципе делает невозможным нормальный диалог при такой расстановке и таком самоопределении социальных сил. Опасность этой тенденции усиливается, по меньшей мере, двумя обстоятельствами. Во-первых, тем, что в массовом сознаний пока нет другой реально действующей силы, кроме ныне существующего аппарата власти (именно аппарата, который в сознании масс — всесилен). Это отчётливо проявилось в ряде передачах цикла. Так, 20 мая 1987 г. участники передачи, обвиняя бюрократов в бездействии, попустительстве, а то и прямом санкционировании пьянства, почти все предложения адресовали, тем не менее...

именно «бюрократам». Многие участники передачи 9 июля (о перестройке) заявляли об её «бесполезности»; поскольку в ней (передаче) не приняли участия партийные и государственные руководители. Дело здесь не только и не столько в «иждивенческих настроениях» населения.

Здесь-то и проявляется второе обстоятельство: участники передачи, «люди с улицы» — каждый в отдельности и все вместе — не видят реальной действенной силы в самих себе, им неведомы ни технология, ни реальные механизмы народовластия. Острота ситуации в том, что на пути конкретных практических опытов гражданской инициативы существующий аппарат V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 управления, как правило, пытается (и сегодня) воздвигнуть формально-бюрократические преграды, давая тем самым реальные основания для неверия как активистов, так и «наблюдателей» в действенность и вообще возможность народовластия даже в экспериментальных формах.

Охарактеризуем третью действующую силу этого социального явления – активную часть аудитории передачи, её непосредственных (в кадре) и опосредованных (телефоны кодовой связи, телеграф, почта) участников.

Количество звонков по телефонам кодовой связи от передачи к передаче заметно колеблется, но в целом имеет тенденцию к росту (от 2829 в первой передаче к 5251 в шестой).

В известном смысле это результат совершенствования организации передачи: В частности, подключение ещё одного канала выражения мнений – телеграфа — на передаче 20 мая 1987 г. более чем вдвое увеличило «пропускную способность» телефонной сети студий.

Социальный и демографический состав этой части аудитории в целом по всем передачам цикла оказался стабильным. Правда, более тщательный анализ показывает, что здесь происходят некоторые изменения. Естественно, что среди участников передаче, посвящённой обсуждению закона о молодёжи, доля молодёжи до 25 лет в составе участников возросла с 16 до 27%, зато уменьшилась (с 49 до 38%) доля специалистов с высшим образованием, хотя эта группа по-прежнему осталась доминирующей в этой части аудитории.

И, наконец, несколько возросла доля женщин (с 31 до 48%).

Те, кто присылает телеграммы в студию во время передачи, как правило, специально не сообщают своих социально-демографических характеристик, однако по косвенным данным, извлекаемых из текстов телеграмм, можно судить, что и эта часть аудитории немногим отличается по своим параметрам. Создаётся впечатление, что телеграфом охотнее пользуются женщины; среди авторов телеграмм чуть выше доля рабочих. Примерно такая же картина и среди авторов писем, с той лишь разницей, что среди них заметно выше доля пенсионеров.

Особый интерес представляет группа непосредственных участников передачи у ПТС, ибо это наиактивнейшая часть аудитории. Существенно отметить, что здесь (как по оценке видеоряда передачи, так и по наблюдениям ведущих на ПТС) преобладает молодёжь и представители «среднего» возраста — 40–50 лет. Важно другое — эта часть аудитории от передачи к передаче все более чётко структурируется. Общая тенденция этого изменения — от «толпы» к организационным группам людей, представляющим разные позиции по обсуждаемым в передаче вопросам.

Такого рода организация в известном смысле стимулировалась (может быть неосознанно) создателями передачи. Так, площадки для участников, поддерживающих разные позиции (передача 9 июля 1987 г.

о перестройке) были разведены даже территориально:

«энтузиасты» приглашались на площадь к Казанскому собору, а «реалисты» — на пл.

Островского. В передаче 1 октября (об индивидуально-трудовой и кооперативной деятельности) своеобразным стимулом к самоорганизации послужило «естественное» разделение социальных ролей участников «Ярмарки «Общественного мнения»».

Второй важный аспект, который не акцентируется в массовом сознании, но отчётливо просматривается в научном анализе, состоит в том, что публичные дискуссии «Общественного мнения» постепенно входят в повседневный обиход горожан. Каждая передача вызывает широкий резонанс, имеет довольно длительный период последействия и «кулуарного»

обсуждения в разных слоях населения. К каждой передаче готовится не только студия телевидения и группа научного обеспечения цикла, но и «люди с улицы», которые специально V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 выделяют «окна» для участия в передаче в своём бюджете времени.

Существует заблуждение, что общественное мнение только тогда «общественное», когда в нём учтены все без исключения слои населения. Это заблуждение хотя бы потому, что в любом обществе всегда имеются слои, практически не включённые в активную гражданскую жизнь, и такие слои, которые сознательно или бессознательно занимают позицию сторонних наблюдателей. Кроме того, это заблуждение опирается на представление о «беспредметности»

общественного мнения, или на представление о том, что любой вопрос затрагивает абсолютно все слои. Хотя на самом деле каждый конкретный вопрос реально актуален для конкретных групп населения, ибо затрагивает их интересы непосредственно, тогда как интересы других групп лежат в иных областях и сферах жизни.

Конечно, и передача «Общественное мнение» пока явно не включает в свою «орбиту»

значительный отряд «скептиков-наблюдателей». Но даже этот отряд вовлечён в данное социальное явление и составляет реальную группу молчаливой оппозиции «за кадром»

телеэкрана. Мнение этой группы находит косвенное выражение, прежде всего в зрительских письмах. Довольно типичны в письмах такие строки: «Мы обсуждали вашу передачу на работе в отделе и из 100 человек ни один...».

Содержание общественного мнения: противостояние мнений и сосуществование типов сознания В распределении голосов телезрителей по основным обсуждавшимся вопросам не обнаруживается существенных различий между отдельными группами отвечавших на анкету «Общественного мнения». Специфична здесь только молодёжная часть выборки, которая оказывается наиболее радикально настроенной вне зависимости от того, какой именно обсуждается вопрос.

Общий вывод из анализа результатов голосования, как по возрастным, так и по группам занятости, состоит в том, что водораздел мнений проходит внутри каждой группы, а не между ними. Иными словами, не профессиональная принадлежность и даже не принадлежность к разным поколениям сущностно определяет позицию как по любому из конкретных обсуждавшихся вопросов, так и по отношению к перестройке в целом.

При анализе содержания общественного мнения, выражаемого передачей «Общественное мнение» задача построения и анализа «тематических рубрикаторов» была поставлена сознательно на второй-третий план. Ключевыми в этом анализе стали такие признаки, как «эмоциональный накал» (агрессивность, миролюбивость и т. п.); характер аргументации (в частности, использование идеологических штампов, ярлыков); общая основа суждений (вера-неверие или рационально-логическая основа) и т. п. В публикациях мы уже отмечали, что работа с письмами «Общественного мнения» — нелёгкий труд, требующий огромного душевного напряжения. Письма (как «За», так и «Против») в подавляющем большинстве своем крайне категоричны. Общий эмоциональный тонус их предельно высок.

Содержание развёрнутых мнений, высказываемых устно в прямом эфире, и зафиксированных письменно, как правило, — и это очень важно, — выходят за рамки относительно узкой темы любой конкретной передачи и касаются часто общих проблем, таких как: судьба перестройки и её перспективы; судьба социализма: взаимосвязь хозяйственного механизма и политической системы; социализм и нравственность и т. п. С этой точки зрения почта «Общественного мнения» даёт богатый материал для изучения структур и типов сознания.

Такую «работу ещё предстоит проделать, но уже сейчас можно в общих чертах описать V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 некоторые из типов и высказать предположения о степени их распространённости. Один из типов сознания (или личности) описан В. Б. Голофастом [1]. Такого рода тип сознания обнаруживается в почте «ОМ» и представляется весьма распространённым, его основные характеристики: тотальная агрессивность, нетерпимость к другим позициям и мнениям, крайняя категоричность, идеологизированность, стереотипность при противоречивой структуре мотивации.

Также достаточно часто встречается тип сознания, который мы условно назвали маргинальным. Его основная черта — противоречивость. И здесь велик уровень агрессивности, но она имеет направленный характер и уживается с высоким уровнем апологетичности. При этом один и тот же социальный субъект с равным успехом оказывается объектом, как агрессии, так и апологетики в зависимости от контекста ситуации. Именно для этого типа сознания присуща агрессивность (резкая критичность) по отношению к бюрократам-управленцам и апелляция к ним же (апологета ка власти), как к единственной и высшей инстанции.

Выделяется и «аналитически тоталитаристский» тип сознания — его специфика в апелляции к безымянным демиургическим силам, в склонности к построению «идеальных жёстких схем» общественного устройства. Внешне это сознание может казаться очень логичным и рациональным.

Отметим также две разновидности «гуманитарного» типа сознания. Первый условно назовем «растерянным». Это сознание, ориентированное на гуманистические ценности, но «не видящее» опасения от наступающего бюрократизма и технократизма. Вторую разновидность можно назвать «гармонично-аналитической». Носителям этого типа сознания свойственна апелляция к законности, как основе демократии.

Пока что крайне редко встречается такой тип создания, который можно было бы назвать «конструктивным» или «созидательным». В числе действующих лиц передачи (как социального явления) носители этого типа сознания встречались преимущественно среди экспертов.

Конечно, это не полная и не строгая типология, а лишь эмпирическое нащупывание общих подходов к её разработке. Здесь представляется очень важным вопрос о социальной и культурной базе каждого из обозначенных выше типов сознания.

Перспективы развития «Общественного мнения» или проблема действенности Выше уже отмечалось, что с точки зрения социологии телевизионный цикл «Общественное мнение» может быть квалифицирован, как социальный проект. Такой взгляд с неизбежностью приводит к постановке вопроса об эффективности реализации такого проекта, или — другими словами — о действенности передачи. Этот вопрос весьма заботил и создателей передачи, и участников, в первую очередь, телезрителей («людей с улицы»). Понятно, что каждому участнику хотелось бы увидеть своё предложение реализованным, своё мнение услышанным.

Рассматривая проблему действенности необходимо учитывать одновременно оба профессиональных взгляда на «Общественное мнение». Ведь специфичность этого социального явления (проекта) состоит в том, что его сердцевина существует в форме телевизионной передачи, а эффективность воздействия телевидения на людей практически не бывает моментной и сиюминутной: специфика её —в «отсроченности». Эффективность телевизионного воздействия (как и любого пропагандистского воздействия) не только «отложенная», но имеет к тому же кумулятивный характер — она образуется как сумма отложенных, накапливающихся впечатлений, собственных индивидуальных раздумий и практических наблюдений. Конкретные передачи лишь стимулируют и ориентируют эти размышления, способствуют (наряду с другими V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 явлениями жизни) формированию гражданской позиции.

В 1988 г. я писал, что «всестороннее размышление над многообразными материалами «Общественного мнения» приводит к выводу-гипотезе о том, что в течение ближайших полгода, а может быть и года, ощутимой немедленно, здесь и сейчас действенности передач цикла ожидать не приходится. Как не приходится ожидать и того, что само течение передач в «живом эфире» будет менее «сумбурным», на что сетует определённая часть наших корреспондентов и оппонентов.

Почему? Во-первых, ещё не удовлетворена потребность выговориться: у каждого (или почти у каждого) есть много что сказать. Потребность сказать оказывается значительно сильнее потребности слышать. Слишком уж долго «простой человек» только слушал и был вынужден слушаться при полном подчас внутреннем несогласии. Первый этап демократизации и гласности поэтому неизбежно оказывается насыщен «критическим запалом». Положительный момент этого этапа в том, что он дает возможность несогласие обнаружить, т. е. возражать вслух. Это обстоятельство ещё очень многим предстоит освоить, пережить и осознать.

Во-вторых, несогласие с разными мнениями у определённой части людей создает иллюзию, что они-то и обладают «истиной более правильной». Отсюда категоричность, нетерпимость.

В-третьих, нарушенное нормальное взаимодействие между основными социальными силами блокирует саму технологию действенности перестройки. «Верхи» не хотят, а подчас и не могут слышать конкретные предложения «людей с улицы». Это нежелание имеет свою рационализацию: «люди с улицы», якобы, не видят всей полноты проблемы; они, де некомпетентны и не располагают всей необходимой информацией (для восполнения этого «дефекта» и существует гласность); «люди с улицы» — это «случайные» люди, задача которых «лишь бы пошуметь», к ним, стало быть, нельзя относиться всерьез; «людям с улицы»

невозможно угодить, ибо они не организованы и сами не знают, чего хотят (или все хотят разного) и Т. п.

В свою очередь, как уже отмечалось выше, «простые люди» не верят в то, что стоящие у власти действительно хотят серьезных положительных перемен.

Таким образом, на нынешнем этапе перестройки основная функция передачи «Общественное мнение» – «раскачка», пробуждение сознания сограждан, это — именно практикум по демократии, постоянная трибуна для общественного диалога. С этой точки зрения главная задача сегодня – выжить, не сдавая достигнутых принципиальных позиций, не снижать уровень актуальности, учиться вести этот диалог уважительно, но не «бесхребетно» по отношению к разным мнениям и позициям, и тогда диалог станет конструктивным» 24.

Заключение Этот сюжет представляется особенно актуальным сегодня. Потому, что опыт «Общественного мнения» всё-таки не прошел даром. И хотя перестроечная эйфория ушла в прошлое, её сменили пассивность и уныние, однако сознание людей тогда было если не разбужено, то, во всяком случае, активизировано. Плоды гласности – а передача ЛСТ Здесь я существенно ошибся. Последняя – 15-я передача о кооперации, объявленная на 19 мая 1989 г. не состоялась. Участники передачи собрались в телецентре на ул. Чапыгина, а студия оказалась закрытой. В назначенное время вместо анонсированной программы был запущен художественный фильм. Таково было телефонное указание из Обкома КПСС. На этом «Общественное мнение» прекратило своё существование в телевизионном эфире.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 «Общественное мнение» была одним из заметных её (гласности) плодов – живут. К сожалению, приходится констатировать, что на фоне развала промышленности и экономики, культуры, образования и науки они слегка «подвяли и сморщились» под давлением мощного пресса деструктивной пропаганды милитаризма, поиска внешних и – главное – внутренних врагов, ложно понимаемого патриотизма. Но пробившийся голос и разум вряд ли удастся заткнуть.

Общественное мнение, хотя и яростное, заметно покалеченное, живёт в блогах, живых журналах и социальных сетях.

–  –  –

ГАЗИЕВА Инна Александровна - Директор Центра общеакадемических образовательных инициатив РАНХиГС. E-mail: gazieva-ia@ranepa.ru Современная эмпирическая социология всё больше и больше нуждается в методологическом расширении и инновировании методов изучения социальной реальности, что обусловлено, по крайней мере, двумя обстоятельствами.

Во-первых, сегодня мы являемся свидетелями поступательного усложнения всех процессов, сопутствующих развитию общества, а также являющихся его следствием.

Во-вторых, любые социальные процессы являются слабоструктурированными процессами, которые характеризуются тем, что описание зависимостей между их факторами в основном носит качественный характер; количественные описания при этом присутствуют, но в основном всё же преобладают качественные. А это создаёт значительные препятствия для оказания эффективного управленческого воздействия на соответствующие процессы.

Исследование подобных процессов с помощью методов прикладной социологии даёт возможность обстоятельно изучить особенности социальных процессов, их составляющих, а также факторов, влияющих на эти процессы. Однако вряд ли есть возможность с достаточной долей достоверности оценить эффективность планируемого управленческого воздействия как на отдельные элементы процесса, так и на весь процесс в целом. В этой связи для исследования подобного рода социальных процессов и систем предлагается дополнительно использовать когнитивный подход, предполагающий создание некоторой экспертной модели знаний о ситуации или процессе на основе когнитивного (познавательного) моделирования.

Рассмотрим применение метода когнитивного моделирования в сочетании с анкетным опросом на примере изучения роли дополнительного профессионального образования государственных гражданских служащих в ходе их профессионального развития.

Профессиональное развитие государственных гражданских служащих представляет собой весьма сложный социальный процесс, эффективность которого во многом определяется качеством дополнительного профессионального образования служащих, в связи с чем этот V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 процесс не поддается однозначной интерпретационной оценке и описанию. В этой связи предлагается использовать технологию когнитивного моделирования, реализующую следующий процесс (рис. 1). Опишем каждый из этапов.

–  –  –

Первый этап построения когнитивной модели: построение исходной модели. На данном этапе построение модели принадлежит людям, компетентным в вопросах исследуемой проблемы, и осуществляется в два шага.

Первый шаг: определение базисных факторов. Здесь на основе экспертного либо массового опроса определяются факторы, существенным образом влияющие на исследуемую ситуацию или процесс.

В нашем случае в качестве таких базисных факторов был взят перечень причин, по которым дополнительное профессиональное образование не достаточно способствует профессиональному развитию служащего. Список причин получен в ходе анализа результатов экспертного опроса руководителей, заместителей руководителей подразделений органов государственного управления и руководителей кадровых служб (N=152), а также – результатов социологического опроса, проведённого среди государственных гражданских служащих республик Марий-Эл, Мордовии и Чувашии, Нижегородской и Кировской областей (N=667) 25.

Также указанный перечень причин дополнен нами целевым фактором, которым для нас является фактор профессионального развития специалистов (фактор f8).

Базисные факторы:

f1 Наличие вакантных должностей f2 Положительное отношение непосредственного руководителя к служащему f3 Наличие поддержки в служебном росте со стороны коллектива f4 Наличие у служащего стремления к карьерному росту f5 Уровень развития деловых и личностных качеств служащего f6 Соответствие программы профессионального обучения и служебных функциональных обязанностей f7 Наличие системы управления карьерой служащих f8 Уровень профессионального развития служащего Исследование проведено в апреле-мае 2012 г. в рамках проекта «Развитие инновационной системы непрерывного профессионального образования государственных и муниципальных служащих России», реализуемого под руководством д. соц. н., профессора В. А. Мальцева в рамках Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 гг., в рамках реализации мероприятия № 1.2.1 «Проведение научных исследований научными группами под руководством докторов наук».

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Второй шаг: установление прямых причинно-следственных связей между базисными факторами. Осуществляется только экспертами.

В ходе такого опроса каждый эксперт, ориентируясь на некоторый временной интервал (например, месяц, квартал, год), указывает, предположительно, на сколько процентов изменится значение фактора-следствия при увеличении фактора-причины на 100%. Затем указанное значение вносится в матрицу весов когнитивной модели.

С целью нахождения прямых причинно-следственных связей между базисными факторами, мы дополнительно попросили десять экспертов из органов государственной гражданской службы установить и оценить эти связи.

При заполнении таблицы-матрицы экспертам предлагалось ответить на вопрос «Является ли фактор f1 причиной фактора f2, f3… f7?», соблюдая следующие правила:

Если ответ «Является. Влияние положительное», в соответствующей ячейке матрицы

–  –  –

Если ответ «Является. Влияние отрицательное», в соответствующей ячейке матрицы ставится «-».

Если ответ «Не является», в ячейке ничего писать не нужно.

–  –  –

Далее в результате анализа статистической и экспертной социологической информации между базисными факторами устанавливаются прямые причинно-следственные связи, усредненные значения которых вносятся в матрицу весов взаимовлияния базисных факторов.

Необходимо отметить важный нюанс в ходе интерпретации содержания матрицы:

положительный элемент матрицы свидетельствует о наличии прямой связи между факторами, т. е. при увеличении (уменьшении) фактора в столбце на 100% фактор в строке увеличивается (уменьшается) на соответствующее число; отрицательный элемент говорит о наличии обратной связи.

Далее результаты анализа полученной информации представляются в виде когнитивной карты (ориентированного графа), которая более наглядно демонстрирует причинноследственные связи между факторами. Такая карта для государственных гражданских служащих представлена на рисунке 2. Для удобства восприятия мы не стали наносить на карту факторные веса.

–  –  –

Рисунок 2 – Когнитивная модель для государственных гражданских служащих Далее каждый из факторов описывается и интерпретируется, исходя из уровня взаимовлияния факторов, представленных в таблице-матрице.

По сути, построение приведенной выше матрицы и когнитивной карты представляет собой промежуточный подготовительный этап перед основным этапом - моделированием.

Второй этап построения когнитивной модели: экспериментальное моделирование. На этапе моделирования с целью оценивания устойчивости исследуемого процесса проводится анализ замкнутых путей (циклов) в когнитивной карте, и если выявляются положительные контуры, то делается вывод о неустойчивости процесса или подпроцесса, при выявлении отрицательных контуров мы говорим об устойчивости процесса или подпроцесса. Знак контура определяется произведением знаков дуг, входящих в путь. В нашем случае положительным является, например, контур: f1-f4-f2-f1; отрицательным является контур: f4-f3-f5-f4.

Далее, основываясь на приведённых выше разработках, проведём когнитивное моделирование процесса повышения эффективности дополнительного профессионального образования в профессиональном развитии государственных гражданских служащих на 24 периода. 26 В силу того, что, по результатам нашего социологического исследования, наиболее управляемыми базисными факторами являются f6 и f7, моделирование осуществляется, исходя из предположения об их положительной динамике: повышении степени соответствия программ профессионального обучения государственных гражданских служащих на 30% и развитии системы управления карьерой служащих на 10%.

Процесс когнитивного моделирования осуществляется нами на основе компьютерной программы «Аналитик», 26 разработанной в информационно-аналитической лаборатории Нижегородского институт управления – РАНХиГС на основе методики когнитивного моделирования, которая используется для анализа социальных, экономических и политических процессов.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Как видно из рисунка 3, где представлена динамика изменения одного из базисных факторов для государственных гражданских служащих (но в исследовании мы рассматривали все факторы), именно благодаря такому соотношению обеспечивается устойчивость процесса повышения эффективности дополнительного профессионального образования в профессиональном развитии государственных служащих.

Третий этап построения когнитивной модели: получение новых знаний об исследуемом объекте. На данном этапе осуществляется описание изменения каждого базисного фактора, а также анализ устойчивости развития процесса на основе графической информации.

Рассмотрим ход построения когнитивной модели на данном этапе на основе описания изменения одного, наиболее характерного, базисного фактора нашей модели (в ходе исследования рассматриваются все базисные факторы).

Фактор f4 – наличие стремления у работника к карьерному росту – характеризуется значительным ростом относительно базового значения данного фактора (рис. 3); устойчивое состояние достигается на уровне 52% выше исходного состояния.

–  –  –

Четвёртый этап построения когнитивной модели: получение новой модели. По окончании процесса когнитивного моделирования исследователь получает теоретикопознавательную модель знаний об изучаемом процессе, а также рекомендации по оптимизации и повышению социальной эффективности данного процесса.

Как нам удалось выяснить в ходе анализа элементов когнитивной модели, рост профессионального развития государственных гражданских служащих происходит при незначительном уменьшении поддержки непосредственного руководителя, небольшом увеличении вакантных мест и снижении поддержки со стороны коллектива. Такие результаты говорят о том, что основными двигателями профессионального развития государственных служащих служат их внутренние мотивы при наличии профессионально-ориентированных программ, у которых достаточно высокая степень соответствия функциональным обязанностям специалистов.

Подводя черту под нашим исследованием, сделаем вывод о том, что, несмотря на высокую трудоёмкость когнитивного моделирования, оно в сочетании с методом анкетирования даёт исследователю возможность осуществить более глубокое и детальное изучение социальных процессов и явлений, результатом чего является создание проективного базиса для разработки и последующего принятия управленческих решений.

–  –  –

ГРОМОВ Дмитрий Вячеславович – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, Москва.

В апреле-мае 2014 г. мы провели социально-антропологическое исследование работников Московского Зоопарка. Непосредственной целью исследования был сбор материала для юбилейной выставки, посвящённой 150-летию Зоопарка; для этого организаторами выставки было принято решение о составлении антропологического портрета профессионала – работника зоопарка. Достаточно большое (n = 43) количество интервью позволило выявить количественные зависимости различных параметров профессиональной деятельности от типа животных, включённости в процесс взаимодействия, стажа и т. д. Согласно типологии профессий Е. А. Климова, классифицирующей профессии по предмету труда, работники зоопарка относятся к группе профессий «человек – природа»; объектом их труда является животное, которое должно получить максимально качественное обслуживание, удовлетворяющее природные потребности не только в питании и тепле, но и в двигательной, интеллектуальной активности, общении, самоутверждении и т. д.

–  –  –

ГУЖАВИНА Т. А – кандидат философских наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института социально-экономического развития территорий РАН г. Вологда. E-mail: tanja_gta@mail.ru.

Осознание значения такого фактора, как социальное доверие в жизни российского общества, в деятельности его политических и экономических структур, в повседневной жизнедеятельности индивидов возрастает. Интерес к этому феномену актуализируется в связи с необходимостью выработки антикризисных мер. Готовность россиян поддержать антикризисные инициативы власти во многом будет основана на имеющемся уровне доверия к тем институтам, которые призваны решать задачи данного типа. Изучение природы доверия;

выявление его сущности; факторов, на него влияющих; практик, порождающих доверие, укрепляющих или ослабляющих его; особенностей его формирования в зависимости от культурной среды; выявление возможностей укрепления доверия предстают как значимое направление современной социологии доверия.

По мнению А. Селигмена, «доверие является следствием ролевой неопределённости, связанной со структурной непрозрачностью ролей, в ситуации, когда системно определённые ожидания больше не жизнеспособны» [4]. У Энтони Гидденса социальное доверие – это связь веры и уверенности, основанной на знании [2]. П. Штомка определяет доверие как ««залог»

(уверенность и опирающиеся на него действия), свидетельствующий о том, что V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 неопределённые будущие действия других людей или функционирование оборудования либо учреждения будут нам полезны» [5]. Он выделяет вертикальное и горизонтальное доверие, отмечая, что доверие к государству и его институтам определяется как «публичное, или вертикальное доверие, в отличие от горизонтального, существующего между гражданами» [5].

Категория «вертикальное доверие» подразумевает, что доверие существует между партнёрами, находящимися на разных уровнях социальной иерархии. Таким представляется доверие граждан власти, которая осуществляет контроль над действиями людей, даже вопреки их воле, с ограничением диапазона их действий (легитимность власти). При этом любая власть вынуждена оправдывать доверие к себе со стороны граждан. Для этого существует установленный срок полномочий, по результатам прохождения которого можно судить об эффективности власти, а также избирательная система, которая позволяет населению решить её «дальнейшую судьбу».

Представляя собой совокупность социально обоснованных и социально подтвержденных ожиданий со стороны индивидов в отношении других индивидов, в отношении организаций, учреждений, в отношении норм и правил, составляющих фундаментальное содержание жизни, доверие поддерживает устойчивость и интегрированность общества. Оно выступает основой горизонтальных и вертикальных общественных отношений.

Изучить различные аспекты доверия дают возможность конкретные социологические исследования, которые проводятся как на межстрановом, так и на национальном, и региональном уровнях. Состояние социального доверия такого территориального сообщества как жители Вологодской области, факторы, на него влияющие, изучает в ходе мониторинга общественного мнения ИСЭРТ РАН [1]. Анализ результатов опросов общественного мнения даёт возможность на основании имеющегося уровня доверия условно подразделить институты, действующие в рамках политической системы, на группы. В первую входят институты с относительно высоким уровнем доверия, которые представлены Президентом и органами исполнительной власти РФ. Диапазон оценок колеблется от 60% до 40%. Вторая группа со средним уровнем – это органы представительной власти – Госдума, Совет Федерации.

Здесь оценки в диапазоне от 47% до 25%. Третью группу, где оценки находятся на достаточно низком уровне, составляют общественные организации, профсоюзы, партии – от 35% до 15%. Первая группа наиболее влиятельна. Эти институты символизируют исполнительную власть в государстве и в регионе. Это тот институт, который консолидирует социальное пространство страны или региона. Второй аспект, на наш взгляд, связан со сложившейся в веках технологией передачи власти новому правителю «по факту». Если ранее это было наследование, то в современной истории – это уже выборы. Но и сейчас сначала политик получает власть, а затем уже наступает время запуска механизма его избрания. В стране нет практики ротации власти, обеспечивающей её переход к другой, оппозиционной политической силе. А это означает отсутствие в обществе опыта участия в избрании тех, кто ещё не был у власти, как нет у нас и оппозиции в европейском смысле этого слова. Та же практика имеет место и на региональном уровне.

Характерной особенностью институционального доверия в российском обществе является тот факт, что имеет место более высокое доверие институтам авторитарного характера и более низкое к институтам, обеспечивающим демократическое участие граждан. Данный аспект в полной мере объясним с точки зрения концепции институциональных матриц С. Г. Кирдиной [3]. По мнению автора концепции, для России характерно преобладание Хматрицы, которая тяготеет к унитарной организации властных структур и выстраивании их во V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 властную вертикаль. В российских условиях эти институты показывают более высокую эффективность и являются более привычными, если учитывать исторические и культурные особенности страны.

Невысокий уровень институционального доверия в целом, который фиксируется у населения области, имеет целый ряд последствий. К их числу отнесём низкий уровень социальной активности населения и снижение уровня ответственности граждан. Так, по данным опросов общественного мнения только 23% вологжан позиционируют себя в качестве активных участников общественной жизни, в то время как 50% вологжан относят себя к категории «пассивных и скорее пассивных». Участие в общественной и политической жизни теряет свой смысл в глазах жителей области, поскольку они не видят общих целей с властными и общественными структурами, которым не доверяют. Потеря смысла в общественной деятельности вызвана ещё и тем, что данный вид деятельности перестал быть востребован на уровне социума. Он не поощряется и не обсуждается в общественном мнении, в СМИ. Если в советский период истории страны общественная деятельность рассматривалась как характеристика гражданина, существовали устойчивые институциональные формы для её осуществления, то в современных условиях гражданская активность остаётся мало востребованной. И низкий уровень активности граждан, и низкая эффективность деятельности общественных организаций, – всё это вместе взятое свидетельствует о наличии отчуждённости данных субъектов от государства, от власти, от общественной жизни, что осложняет деятельность структур гражданского общества.

Среди негативных последствий низкого уровня институционального доверия – снижение уровня ответственности граждан за происходящие в стране, в регионе, городе и т. д. По результатам исследований, проведённых ИСЭРТ РАН в 2014 г., ответственными за состояние дел в стране чувствуют 8%, в области – 8%, в городе – 15% респондентов. Если же речь заходит о доме или дворе, о работе, о семье, то уровень позитивных ответов резко возрастает – 38%, 48%, 82% соответственно. Люди в большей степени ориентируются на свой малый круг: семья, друзья, работа.

Подводя некоторые итоги, следует отметить, что для развития региона, для выстраивания антикризисной политики важно понять, какие социальные группы являются носителями потенциала развития. Важно понять и обратную сторону процесса: каков уровень доверия властных структур своим гражданам. Это даст возможность оценить уровень и характер существующей реципрокности. Изучение доверия населению со стороны власти позволило бы поставить в равное положение партнёров доверительных отношений.

–  –  –

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 5 Штомпка П. Доверие – основа общества / Пер. с пол. Н. В. Морозовой. М.: Логос, 2012.

–  –  –

ДАНИЛОВА Зинаида Андреевна – доктор социологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник лаборатории региональных экономических систем Байкальского института природопользования СО РАН (БИП СО РАН). E-mail: ziha@mail.ru.

В сообщении представлены некоторые проблемы из опыта обследования трудовой миграции в Байкальском регионе (Республика Бурятия, Иркутская область и Забайкальский край). В процессе изучения международной трудовой миграции в регионе нами использовались источники и материалы территориальных органов Государственной статистики, Управления Федеральной миграционной службы РФ, Департамента труда и занятости населения РФ, переписей населения 2002 и 2010 гг., опросы внешних трудовых мигрантов и среди населения принимающего общества, интернет-источников, а также экспертного опроса специалистов, контент-анализа средств массовой информации.

При проведении обследования мы сталкивались, прежде всего, с проблемами сбора статистических материалов, поскольку по международной миграции они представлены весьма ограниченно. Первичные статистические учётные документы не составляются на мигрантов, зарегистрированных по месту пребывания. Нормативно-правовые документы, разработанные в целях реализации Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и регламентирующие порядок оформления разрешения на временное проживание и вида на жительство, не содержат порядка составления, передачи листков статистического учёта мигрантов и отрывных талонов к ним в органы государственной статистики.

Государственными органами статистики не учитываются и временные межстрановые трудовые мигранты. В текущем учёте миграции населения в межпереписной период регистрируется только миграция на постоянное место жительства, временная миграция, не связанная с переменой места жительства, не берётся во внимание. Пробел в данном учёте могла бы восполнить Всероссийская перепись населения 2002 г., в ходе которой по отдельной форме опрашивались лица, которые находились на территории РФ временно. Они должны были указать страну постоянного проживания, гражданство, а также цель приезда в Россию. Однако в ходе переписи получены сведения лишь о 239 тысячах временно находящихся на территории РФ (цифры явно занижены) людей. Многие мигранты предпочли не афишировать своё пребывание в России, опасаясь санкций со стороны государственных структур, другие имели неопределённый правовой статус в РФ. Косвенной оценкой последствий миграции может служить и динамика численности отдельных народов на территории России, т. к. бывшее постсоветское пространство всегда являлось многоэтничным. Вместе с тем именно перепись населения 2002 г. показывает большой прирост численности народов из стран СНГ, который произошел за счёт внешней трудовой миграции. Аналогичная ситуация сложилась и при проведении переписи 2010 г.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Точный подсчёт мигрантов вообще, в т. ч. и временных трудовых иммигрантов, фактически не представляется возможным, поскольку один и тот же человек может в течение года сменить место постоянного жительства не один раз. Государственный Комитет статистики отдаёт предпочтение данным по числу «выбывших и прибывших» иммигрантов, а также миграционному обороту и не представляет их общее количество на конкретный период. Таким образом, сегодня не удаётся найти эффективных инструментов «улавливания» этой категории населения посредством статистических материалов, поэтому данные источники информации можно считать условными.

Основную группу источников представляют материалы Управления Федеральной миграционной службы РФ по РБ, а также материалы собственных исследований. В силу вышеперечисленных обстоятельств, статистические данные и материалы территориальных органов Управления ФМС РФ (УФМС) существенно разнятся между собой. Если по данным Управления статистики количество ИРС незначительно, то по материалам Федеральной миграционной службы, число легальных трудовых мигрантов довольно ощутимо.

В Управлении Федеральной миграционной службы РФ содержатся материалы о динамике миграционных потоков по странам происхождения, въезда, выезда и пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства, объёмы перемещения и привлечения ИРС, распределение квот по отраслям экономики. В органах УФМС можно получить информацию о выдаче и отказе разрешений на работу иностранным гражданам, распределение иностранной рабочей силы (ИРС) по видам экономической деятельности, отраслям экономики, а также о контроле за соблюдением правил привлечения и выявления фактов незаконного осуществления деятельности ИРС. Органы УФМС представляют информацию и о правонарушениях иммигрантов.

Пограничные Управления по Республике Бурятия и Забайкальскому краю располагают данными по количеству лиц, пересекших государственную границу в пунктах пропуска на российско-монгольской и российско-китайской границе. Материалы данных служб содержат информацию о числе въехавших и выбывших в РФ, мотивах приезда иностранных граждан.

При проведении собственных исследований – опросов среди трудовых мигрантов – мы также сталкивались с определёнными трудностями. Значительная часть иностранной рабочей силы занята в коммерческом секторе, производстве стройматериалов, и не секрет, что большинство из них – это нелегалы. Данное положение подтверждает позиция к исследователям со стороны руководителей предприятий, использующих ИРС. Проведение исследования сопровождалось многими трудностями и барьерами, поскольку иностранные рабочие в значительной своей части находятся в сфере теневого или полутеневого рынка труда.

Руководители предприятий крайне неохотно, а фактически за редким исключением, дают возможность исследователям пройти на их объекты, находят массу причин для отказа от встречи с иностранными рабочими. Сами мигранты боятся «всего и вся», большинство из них не знают русского языка и не идут на контакты. Вследствие языкового барьера опрос часто проводился через переводчика. После заверений об анонимности опроса, некоторая часть иммигрантов соглашалась на интервью.

Более открытыми для контактов являются мигранты-предприниматели, однако многие из них также предпочитают не общаться с исследователями. При опросах на рынках, торговых центрах и других предприятиях сферы обслуживания дополнительными источниками информации являлись мнения российских граждан, работающих у иностранных предпринимателей.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Подобное поведение, как трудовых иммигрантов, так и работодателей, вполне объяснимо: им есть что скрывать, и большинство из них «закрыты» для общества. Таким образом, качество официальных статистических данных, проблемы при сборе информации посредством опросов и др. трудности снижают объективное, качественное изучение миграционных процессов.

–  –  –

ЗАДОРИН В. В. – кандидат философских наук, доцент кафедры философии и социологии РАНХиГС. E-mail: formessage15@outlook.com.

Проверка корректности рассуждений является разновидностью интеллектуального анализа социологических данных. Среда для статистических расчётов (в нашем случае – «R») может быть использована для определения правильности выводов социологического исследования как в том случае, когда оно уже проведено, но ещё не перенесено в «R», так и тогда, когда выводы формулируются на основании обработки данных инструментами «R».

Правильным будем называть такой вывод, где заключение логически следует из посылок, т. е. не существует такой интерпретации формы данного вывода, при которой каждая посылка оказывалась бы истинной, а заключение – ложным. Правильные (достоверные) выводы отличаются от правдоподобных (обоснованных) тем, что в последних заключение не следует логически из посылок, но при условии истинности посылок вероятность истинности заключения возрастает.

Форма вывода (умозаключения, рассуждения) – этот тот способ, которым связываются между собой его посылки и заключение или, также, их субъекты и предикаты. Поэтому при исследовании правильности произвольного рассуждения следует остановиться исключительно на способах связи высказываний в его составе (что выступает предметом логики высказываний) или также обратить внимание на то, каким образом связаны между собой субъекты и предикаты этих высказываний (это является предметом логики предикатов). Второй способ является более сложным, т. к. включает два уровня анализа формы выводов, зато предоставляет возможность решить вопрос о правильности тех умозаключений, для которых средств логики высказываний окажется не достаточно.



Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 28 |

Похожие работы:

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.