WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 28 |

«СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И ...»

-- [ Страница 20 ] --

Несомненно, в исследовании необходимо было рассмотреть вопрос образования современной домохозяйки. Выяснилось, что практически у всех женщин есть высшее образование, и они удовлетворены уровнем своего образовательного порога, однако есть и те, кто его не получил и теперь жалеет об упущенной возможности, поскольку на данный момент перспектив повышения квалификации нет. Следует отметить, что, по мнению современных домохозяек, необходимо уделять время самообразованию, и абсолютное большинство опрошенных занимаются чем-то в свободное время: «Я считаю, что так и должно быть, женщина, современная особенно, должна быть хорошо образована», женщина, 47 лет;

«постоянно, каждый день я читаю книги, занимаюсь иностранным языком, хожу на различные семинары, выставки, участвую в них», домохозяйка, 48 лет.

Подводя итог всему вышеизложенному, хочу отметить, что на основе проведённого исследования можно выделить 2 группы ценностных ориентаций современных домохозяек:

семейные и внесемейные. К первой категории относятся:

–  –  –

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015

Ко второй группе ценностных ориентаций целесообразно отнести:

–  –  –

Таким образом, современные домохозяйки – новая социальная категория, которая заслуживает внимания учёных и дальнейшего изучения, поскольку от набора ценностей и ценностных ориентаций у женщины зависит воспитание будущих членов общества, следовательно, крайне важно знать, чему посвящает себя данная категория.

–  –  –

САМОДУРОВА Е. В. – магистрант 1 курса факультета социологии Алтайского государственного университета, специалист по учебно-методической работе кафедры эмпирической социологии и конфликтологии Алтайского государственного университета. E-mail: EWS05@yandex.ru.

Россия – одно из крупнейших многонациональных государств мира. На территории нашей страны проживает более 160 народов, крупнейшими из которых являются русские (115 млн человек) и составляют 80% населения страны, татары (5,5 млн человек), украинцы (около 3 млн человек), башкиры, чуваши, чеченцы и армяне, численность которых превышает 1 млн человек.

Алтайский край – как один из субъектов Российской Федерации является полиэтничным регионом, на его территории проживают представители 142 национальностей. Согласно итогам переписи населения за 2010 г., которые приводит Алтайкрайстат, в Алтайском крае проживает 2 234 320 русских, что составляет 93,93% всего населения края. В состав остальных 6,07% входят другие национальности, среди которых немцы, украинцы, казахи, армяне, татары, белорусы, алтайцы, кумандинцы и др.

Феномен межэтнического взаимодействия носит глобальный характер, учитывая, что тысячи этносов Земли объединены в немногим более чем 200 государственных образований, и абсолютное их большинство нельзя отнести к этнически однородным [1].

Опубликовано при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках конкурсной 20 части государственного задания в сфере научной деятельности ФГБОУ ВПО "Алтайский государственный университет". Код проекта: 1475 – «Гражданская и этническая идентичности в системе сохранения социальной безопасности населения приграничных территорий Российской Федерации».

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 Вместе с тем, современное многонациональное общество характеризуется рядом проблем, среди которых рост этнической напряжённости, территориальные споры, международный терроризм, экстремизм, этнический сепаратизм, и другие межнациональные конфликты, которые могут привести к дезинтеграции региона и страны в целом. Безусловно, очень важно предотвращать такие вопросы и не доводить сложные ситуации до конфликта. «В современной конфликтологической практике широко распространён тезис, согласно которому конфликты легче предупреждать, чем разрешать. Данный принцип является приоритетным и при разработке нормативных документов в области национальных отношений.

…Первоочередными являются меры, направленные на профилактику и предупреждение возникновения этнических противоречий (обеспечение принципа равноправия граждан независимо от расы, национальности, языка, отношения к религии, принятие мер по недопущению проявлений дискриминации в отношении граждан различной национальной принадлежности и др.)» [2].

При изучении межэтнического взаимодействия важным аспектом является анализ состояния массового сознания, сложившиеся и доминирующие оценки и представления в данной области. Немаловажную роль, на наш взгляд, при этом играет медиапространство региона (СМИ, интернет-ресурсы, общественные, политические и некоммерческие организации).

Освещение межэтнических и межконфессиональных отношений всё более осознаётся и обществом, и журналистским сообществом как серьёзная этическая проблема, требующая особой профессиональной рефлексии. С одной стороны, большинство СМИ воспринимают закрепляющиеся в обществе ценности толерантности и политкорректности и стремятся рассказывать о событиях таким образом, чтобы минимизировать возможный вред от своих материалов, с другой – многие журналисты, выражая противоположные общественные настроения, намеренно или не намеренно способствуют разжиганию межэтнической и межконфессиональной розни [3].

В связи с этим нами проводится исследование, посвящённое изучению деятельности медиапрастранства Алтайского края, направленной на развитие межэтнического взаимодействия.

Проанализировав основные интернет-ресурсы и средства массовой информации региона с 2012 г., была выявлена следующая картина.

Новости, затрагивающие тему отношений в многонациональном обществе условно можно разделить на три вида.

–  –  –

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 Важно отметить, что в течение последнего года также появилось очень много сообщений, посвящённых поддержке Алтайским краем и его жителями украинцев, что вполне объяснимо ситуацией, происходящей в Украине.

На основе, проведённого нами анализа, можно сделать вывод, что деятельность медиапространства Алтайского края направлена на предотвращение разного рода межнациональных конфликтов, на стремление добиться согласия и мира между всеми нациями, проживающими в регионе. Однако, к сожалению, неприязнь к представителям других народов, непонимание культуры других, стереотипное мышление всё ещё характерны для жителей региона. Это является барьером во взаимопонимании и комфортной жизни жителей всех национальностей Алтайского края. Следовательно, медиапространство должно продолжать работу по поддержке межэтнического взаимодействия.

Исключительная важность научного анализа проблемы межэтнического взаимодействия определяется тем, что именно посредством взаимодействия планируется, организуется деятельность многоэтничного сообщества. От совершенствования процессов межэтнического взаимодействия во многом зависит и будущее самого общества, уровень его целостности и степень прогрессивности [4].

–  –  –

САНИНА Анна Георгиевна – кандидат социологических наук, доцент департамента государственного администрирования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге, приглашённый сотрудник Лаборатории интернет-исследований, руководитель научно-учебной группы «Экономика и социология изменений». E-mail: anna.g.sanina@gmail.com.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 Стремительное развитие интернет-технологий, в т. ч. социальных сетей и блогов, привело к изменению традиционной модели односторонних сообщений, которые используются телевидением, радио и печатными СМИ. Веб 2.0 формирует современное поколение интернетсообществ, которые не только создают и распространяют контент, но и включают в себя элементы социального взаимодействия: комментарии, выражение одобрения («лайки»), возможность поделиться текстом, видео или картинкой с другими людьми. Cетевое общение изменяет медиа-архитектуру общества, направляя информационные потоки таким образом, что люди сами становятся активными участниками и создателями социально и политически релевантной информации.

Одной из таких форм коммуникации является визуальная политическая ирония. Данный вид иронии интересен тем, что его можно рассматривать не только как форму политической коммуникации, но и как вариант политического протеста. Карикатурный скандал 2005–2006 гг., причиной которого послужили карикатуры на исламского пророка Мухаммеда, напечатанные в датской газете «Jyllands-Posten», а также недавняя трагедия сатирического еженедельника «Charlie Hebdo» (2015 г.) подтверждают, что визуальная ирония может стать серьёзным аргументом в политике и различными путями отразиться на обществе.

Наше исследование раскрывает инструментальные аспекты визуальной политической иронии, локализованной в социальных сетях и блогах. Предмет исследования составляют контекст, инструментальное исполнение и эмоциональный фон использования визуальных инструментов иронической политической коммуникации в сообществе «Potsreotizm», организованном на платформе «LiveJournal» и существующем уже более 10 лет. «Potsreotizm» – это виртуальное сообщество людей, цель которых – подрыв существующих убеждений и правил поведения, связанных с государственными и институциональными отношениями. Данный интернет-журнал был основан 22 июня 2006 г., и на январь 2014 г. насчитывал более 4500 участников, зарегистрированных в «Живом Журнале».

Объекты, интересующие членов сообщества, достаточно разнообразны и как правило включают в себя широко узнаваемых лиц, простых граждан, а также символы и социальные институты. Лидерами по количеству репрезентаций в сообществе являются Президент и Премьер-министр Российской Федерации, Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Контекст изображений достаточно ироничен.

Медведев может быть представлен в смешных позах:

смотрящим в микроскоп во время визита в научно-исследовательский институт, заглядывающим в прицел гранатомета, расписывающим красками игрушку в детском центре.

Путин может быть запечатлён, например, во время тренировки юных хоккеистов в спортзале или поющим песни у костра со строителями олимпийских объектов в Сочи.

Другая категория фотографий представляет собой иллюстрации, которые обращают внимание на демонстративное поведение, касающееся национальных и религиозных вопросов, а также на использование символов государства (включая изображения первых лиц) в неподходящих ситуациях и местах. Наиболее показательными иллюстрациями являются изображения советских лидеров на матрешках, алкогольный напиток «Патриот», гроб «Патриот», мороженое и торты, выполненные в цветах российского триколора, надпись на сапогах «Made in Рussia», портрет Путина в детской секции дзюдо, надпись в московском ночном клубе «Putin Party» и почтовая марка с детской фотографией Путина.

Комментарии к постам имеют не только речевую, но и визуальную форму. В этом сообществе пользователи часто разговаривают картинками, и именно картинки наиболее полно отражают содержательный характер сообщения, в то время как слова и фразы зачастую V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 имеют лишь характер междометий и выражения одобрения («Круто!», «Здорово!», «Ok» и т. д.).

Эта уникальная характеристика интернет-сообщества «Поцреотизм» предопределила его выбор в качестве объекта эмпирического исследования.

Факты визуальной политической иронии, представленные в сообществе, рассматриваются нами как результат эмоциональной оценки событий, который выражается в «визуальном иносказании» – сообщениях, обладающих скрытым смыслом, понятным участникам сетевого сообщества. В теоретико-методологическом плане исследование опирается на социологическую теорию иронии и теорию визуального анализа. Методика исследования носит качественный характер и направлена на анализ восприятия власти и государственно-гражданских отношений со стороны дискурсивно активной аудитории. На основе использования интерпретативного анализа визуальных данных, метода сценарного анализа, методики анализа ситуативной иронии делается вывод, что визуальная политическая ирония демонстрирует совокупность сигналов необходимости социально-политических изменений.

Исследование включает в себя анализ журнала сообщества за восемь лет (с июня 2006 г. по октябрь 2014 г.) и проводилось в несколько этапов. Первый этап заключался в изучении всех иллюстраций, опубликованных в журнале. После исключения повторяющихся изображений (некоторые публиковались более двух раз) их количество составило 4218.

На втором этапе картинки, которые не были распознаны участниками сообщества как «поцреотичные» (например, на это указывали такие комментарии, как «Ну и где здесь поцреотизм?») и/или были обработаны компьютерным способом, были исключены. В результате количество анализируемых иллюстраций составило 2361.

На третьем этапе посредством коллективной дискуссии выбранные изображения были классифицированы по правилам сценарного анализа. Целью данного этапа было добиться достаточно однозначного понимания смыслов, которые вкладывают участники сообщества в публикуемые ими изображения и сформулировать общий смысл понятия «Potsreotizm».

На заключительной стадии исследования мы использовали метод качественного анализа данных, чтобы определить, какие инструменты создания визуальной политической иронии используют участники сообщества. Анализ данных был проведён при помощи ручного кодирования с использованием программы MAXQDA. Данные были сгруппированы в инструментальные категории: вербальные, ситуативные и иллюстративные (рис. 1). В каждой из категорий были сформулированы подкатегории, описание которых представлено ниже.

–  –  –

Разнообразие инструментальных средств (вербальных, ситуативных, иллюстративных), которое используют члены сообщества для создания иронии, свидетельствует о широком спектре проблем, суть которых понимается читателями и разделяется ими. Следовательно, подобные визуальные иронические сообщения несут в себе широкие возможности для понимания механизмов современной политической коммуникации. Кроме того, порой визуальная ирония – это единственная объективизированная реакция людей, которую мы можем наблюдать, а значит, исследовать. Конечно, широкое распространение визуальных форм иронии можно трактовать как дань времени («имаджинативности постмодернизма»), однако, с нашей точки зрения, более правильно рассматривать этот процесс как развитие нового способа передачи информации, трансляции социальной позиции и формирования социальных границ. Создание и восприятие визуальной политической иронии, а также её распространение в рамках того или иного сообщества предполагает наличие общего опыта, а значит, в конечном итоге, идентификации себя с группой, обществом, государством.

–  –  –

СЕРИКОВА В. П. – аспирантка СГА, специалист по организации исследований ВЦИОМ. E-mail:

veronika-kaldare@yandex.ru.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 Мотивация управленческих кадров – важный инструмент и основа эффективного функционирования любой системы. В современной науке мотивация понимается, как побуждение к действию, управление поведением человека, определяющее его направленность, организованность и т. д.

Результаты онлайн опроса на тему: «Мотивационные механизмы в системе управления образованием», в ходе которого участвовало 385 респондентов, показали, что:

59% сотрудников системы управления образованием на вопрос: «Какие способы мотивации Вы знаете?» смогли назвать только финансовую. При этом, у 50% этих же респондентов на работе используется именно такой вид мотивации.

83 % респондентов ответили положительно при вопросе «Могли бы Вы работать эффективнее на своей должности?» (рис. 1). Что говорит о том, что сотрудники используют не весь свой потенциал на своих должностях.

Более 80% респондентов считают, что системе управления образованием необходимо проработать и дополнить мотивационные механизмы.

Около 65% респондентов считают, что структурированные мотивационные механизмы помогут наладить эффективность работы каждого сотрудника системы управления образованием.

–  –  –

11% 6% 83%

–  –  –

Респонденты предложили следующие виды мотивации, которые можно было бы внедрить в систему управления образованием:

соревновательная (между организациями);

моральная (поддержание сотрудников с помощью моральных стимулов);

материальная (в зависимости от качества работы сотрудника).

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 Также в 2013 гг. был проведён экспертный опрос. Формирование группы экспертов осуществлялась методом «снежного кома». Экспертами были отобраны научные работники Московского городского педагогического университета и, по их по рекомендации, представители других высших учебных заведений.

Результаты экспертного опроса показали, что одними из основных проблем современной российской высшей школы являются:

–  –  –

Очевидно, что в современной системе управления образованием мотивационные механизмы практически не работают. Сегодняшняя ситуация доказывает, что необходимость улучшения морального и материального стимулирования возросла, и разработка мотивационных механизмов в российской системе управлении образованием необходима.

При этом, разработка этих механизмов может быть обращена к опыту прошлых лет российской системы мотивации. Например, правительство СССР уделяло большое внимание этой проблеме. Применялись различные формы стимулирования: благодарности, награждения почётными грамотами, занесение имени отличившегося работника в книгу почёта или на доску почёта, организация туристических поездок для лучших работников или лучших трудовых коллективов, вручение знаков отличия для ветеранов труда, чествование лучших работников, статьи в газетах и журналах, присвоение звания лучшего работника, ежегодные и квартальные премии по результатам работы, предоставление путевок и т. п.

Результаты онлайн опроса «Мотивационные механизмы в системе управления образованием» свидетельствуют о следующих несовершенствах мотивационных механизмов в современной системе образования. Более 50% ответивших респондентов на вопрос какие способы мотивации используются в их организации – смогли перечислить только «премии» или «увеличение заработанной платы», что, безусловно, не может являться единственным способом стимулирования. При этом, 26% сотрудников системы управления образованием не смогли сказать какие именно виды мотивации используются в организации (рис. 2).

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 "Какие виды мотивации используются в Вашей организации?" 22% 52% 26%

–  –  –

Из этого следует, что большинство респондентов не знакомо с другими видами мотивации. Это доказывает тот факт, что в системе управления образованием такой способ мотивации, кроме как, «выплата премии» не используются. Подводя итоги проведённого исследования, следует отметить, что современная система мотивации кадров в системе образования не функционирует в полной мере. Очевидно, потребность в реформировании мотивационной системы очень высока. Сотрудники системы образования хотят видеть результат своей работы и её оценку.

Ж. Т. Тощенко

В РОССИИ ПОЯВИЛСЯ НОВЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ КЛАСС – ПРЕКАРИАТ 21

ТОЩЕНКО Жан Терентьевич – член-корреспондент РАН, зав. кафедрой теории и истории социологии Российского государственного гуманитарного университета, главный научный сотрудник Института социологии РАН.

Аннотация. Обосновывается появление нового социального класса – прекариата, даётся объяснение причин его возникновения, его структура и основные его характеристики.

Показывается, как созревали идеи о прекариате в недрах научной мысли, в мировой и отечественной социальной практике. Выявляются главные черты этого класса, осуществляется сравнение с другими социальными группами. Раскрывается специфика этого класса, его место и роль в современном разделении труда, его положение на рынке труда, первые ростки его

Выполнено в рамках проекта РНФ №14-18-02016. 21

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 осознания как «класса для себя». Выясняются последствия существования и функционирования прекариата.

«38 млн трудоспособного возраста работают в непрозрачных условиях, что представляет серьёзную проблему для всего общества».

О. Голодец, вице-премьер правительства РФ [4] Понятие «прекариат» образовано от двух слов (от лат. precarium – неустойчивый, нестабильный, негарантированный) и слова «пролетариат», который в своё время представлял класс, отчуждённый от результатов труда и подвергающийся эксплуатации в интересах господствующего класса – буржуазии. Прекариат – принципиально новое образование, означающее наличие социального слоя, который олицетворяет отчуждение не только от результатов труда, но и от всего общества значительных социальных групп, испытывающих особые, изощрённые формы эксплуатации их труда, их знаний, их квалификации, а в конечном счёте и качества жизни. В эти группы входят те, кто занят временной, эпизодической работой, вовлечён в теневой или, как выразилась О. Голодец, «нелегитимизированный» сектор рынка труда, вследствие чего эти люди имеют урезанные социальные права и обладают ущемлённым социальным статусом. В целом эти группы образуют достаточно значительный слой во многих странах мира, достигая от 30 до 40% численности трудоспособного населения. Таким образом, мы вправе говорить о некоем социальном слое, образующем, на наш взгляд, новый социальный класс, который во многом определяет лицо современных обществ. Остановимся на этом подробнее.

Этот феномен возник постепенно, не сразу. Мы не будем останавливаться на исторических предшественниках прекариата. Люди с временной занятостью и сезонной работой в той или иной мере всегда были в истории каждого общества во все периоды своего существования. Проанализируем современный период, когда эти группы стали представлять не эпизодическое, а устойчивое и всё увеличивающееся преобладание специфических форм использования трудоспособного населения и формирования специфических социальноэкономических отношений. Эти группы начали складываться под воздействием идей и политики неолиберализма в 60–70-е годы прошлого века. Неолибералы категорически отрицали роль государства в решении экономических проблем, ни на дух не переносили идеи централизованного планирования и регулирования. Они характеризовали мир и страны рыночной экономики как свободное пространство, в котором трудовая занятость, прибыль и соответственно инвестиции без всяких ограничений перетекают туда, где для капитала нет никаких ограничений. Более того, они категорически выступили против социалдемократической политики, которую в той или иной мере исповедовали в послевоенное время большинство стран Западной Европы. Неолибералы были убеждены, что социальные гарантии для рабочего класса, уступки профсоюзам неизбежно ведут к замедлению экономического роста, ускорению де-индустриализации, понижению эффективности производства. Они также доказывали, что развитие экономики, успешное повышение конкурентоспособности возможно в условиях, когда принципы рынка будут пронизывать не только экономику, но и все сферы жизни общества. В конечном счёте, эта установка реализовала основную цель неолибералов – переложить бремя рисков, все заботы об общественной и личной (приватной) жизни на плечи самих людей. Либералы отказывались обращать внимание на тот факт, что такая организации жизни экономики повышает уязвимость людей, делает их зависимыми от обстоятельств, на которые они не могут повлиять.

Этой политикой неолибералов была порождена изощрённая V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 эксплуатация трудовых ресурсов, которая максимально освобождает собственника от ответственности за нормальное существование миллионов людей и их семей. В результате возник класс, который вправе стали называть прекариатом.

Из чего состоит современный прекариат?

Во-первых, это часть трудоспособного населения, постоянно занятого на временной работе. Эта социальная группа, насчитывающая в России, по экспертным оценкам, от 30 до 40 % трудоспособного населения, ограничена и лишена тех прав, которыми обладают постоянно работающие сотрудники, имеющие гарантированную занятость. Члены этой группы, как правило, не обладают социальными правами, у них нет оплачиваемого отпуска. Они не могут рассчитывать на помощь в приобретении жилья. Забота о детстве становится их личным делом, так же как и получение образования и повышение квалификации. Это дополняется тем, что у временных работников практически полностью отсутствуют возможности профессионального роста, профессиональной карьеры. И главное – временная занятость становиться постоянно действующей величиной, которая начинает сопровождать человека всю жизнь.

Во-вторых, прекариат состоит из людей, работающих неполный рабочий день или пробивающихся сезонными и случайными приработками. Этот феномен позволяет скрывать масштабы безработицы. Обычно в подавляющем числе случаев это люди, вынужденно согласившиеся работать неполный рабочий день. причём как показывает практика, им приходится работать больше и получать за свой труд меньшее вознаграждение, чем они рассчитывали. Более того, многие из этой группы лиц нередко обнаруживают, что они подвергаются большей эксплуатации и самоэксплуатации, которая неадекватна вознаграждению за их труд.

В-третьих, прекариат представлен также безработными, численность которых тоже значительна. Особенно она обостряется в годы кризиса. Причём, по мнению экспертов, разрыв между регистрируемой и общей безработицей колеблется в пределах от 3,5 до 7 раз. Академик и советник президента РФ С. Глазьев считает, что «скрытая безработица составляет до 20%»

[Цит. по: 9, с. 17]. Причём следует особо отметить, что скрытая безработица часто маскируется под нежелание регистрироваться, под случайные приработки, под эпизодическую занятость в личном, особенно сельском хозяйстве. Ожидается, что 2015 г принесёт значительное увеличение безработных. Об этом прямо заявил вице-премьер И. Шувалов, выступая в Давосе:

«нужно готовиться к росту безработицы».

В-четвёртых, в прекрариат мы включаем и людей так называемых свободных профессий – специалистов по информационным технологиям, программистов и др., которые заняты фрилансом. Их иногда представляют приверженцами свободолюбивого духа, независимых от строгой и мелочной регламентации официальных (государственных, акционерных, частных) предприятий и организаций [Давыдов, 2014, с. 139–141]. Но их нонконформизм, отсутствие внешнего повседневного контроля на деле оборачивается тем, что эта показная и иногда в чём-то привлекательная независимость поражена теми же ограничениями, как и весь прекариат – беззащитностью, отсутствием социальных гарантий, оставлением человека в одиночестве в случае непредвиденных жизненных обстоятельств, лишением стабильности и уверенности в будущем.

В-пятых, аналогичные характеристики можно отнести и к занятым заёмным трудом, суть которого заключается в найме в свой штат работников, которые выполняют заказы или оказывают услуги другим фирмам (предприятиям, организациям [Козина, 2013].

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 В-шестых, к прекариату примыкают, на наш взгляд, часть мигрантов, численность которых во многих странах мира, в т. ч. и в России, значительна. Их положение также характеризуется как ситуация, в которой многие из них ущемлены в правах, они ниже оплачиваются по сравнению с официальными гражданами, им не гарантируются многие социальные блага. Нередко они подвергаются если не прямой, то косвенной этнической и религиозной дискриминации [Малахов, 2015, с. 115].

И, наконец, прекариат пополняют стажёры и часть студенчества, которые претендуют на то, чтобы занять в обществе и профессии устойчивое положение. Эта часть молодёжи находится в состоянии неопределённости, соглашаясь на случайные и непостоянные виды занятости, часто ниже своих возможностей и оправданных претензий занять достойное место в жизни.

Таким образом, в России, как и во всем мире, в конце ХХ – начале ХХ1 вв. появился новый социальный класс – прекариат, который характеризуется временной или частичной занятостью, носящей непреходящий, постоянный и устойчивый характер. Причём, необходимо отметить, что его численность постоянно растёт, имеет устойчивую тенденцию к увеличению, в т. ч. и за счёт людей, пока имеющих постоянную занятость и которых часто относят к среднему классу.

Основные черты прекариата Прежде всего, для прекариата характерно неустойчивое социальное положение, ведущее к «деинтеллектуализации труда» [6, c. 4], деформации трудового процесса. Это касается не только мелких и средних производителей, но и таких гигантов, как Газпром, Роснефть, IBM.

Последняя уже объявила в конце 2014 г. о сокращении штата работающих почти на одну четвёрть, что коснётся 110 тыс. работников.

Особо подчеркнём, что массовое лишение рабочих мест коснётся не только рабочих, но и всех слоёв населения и даже части среднего класса, который нередко представляется как образец стабильности и ориентир для подражания.

Провозглашаемое неолибералами гибкое использование трудовых ресурсов оборачивается для работника потерей или снижением социального статуса. И эта угроза понижения социального статуса серьёзно волнует людей. По данным Всероссийского исследования экономического сознания (РГГУ, 2012 г., 12 регионов, 1207 чел.), 31,2% считают, что существует реальная (полностью и частично) возможность лишиться работы.

В настоящее время, в российской экономике сложилась ситуация, когда люди, которые по своим потенциальным возможностям и способностям вправе претендовать на соответствующую занятость, вынуждены соглашаться на менее оплачиваемую и непрестижную работу. Возникает статусный диссонанс. Особенно он характерен для молодёжи, которая начинает свой жизненный путь и вынуждена соглашаться с предложенными условиями, но в то же время с надеждой, что это кратковременное явление, имеющее ситуативные издержки. Но уже и в этом случае в сознание этой группы закладывается ощущение несправедливости, которая может подтвердиться, исходя из собственного опыта и наблюдая отнюдь не вдохновляющие их ситуации.

Не менее важной характеристикой прекариата является его социальная незащищённость, лишение его многих социальных гарантий. Это проявляется не только в более низкой оплате труда – прекариат лишён гарантий по охране здоровья, помощи в обучении детей, в организации отдыха. Как правило, этим людям «не грозят» не только регулярные, но и эпизодические поощрения. Именно статус временного работника освобождает работодателя от излишних затрат на содержание трудовых ресурсов, сокращает V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 его издержки, повышает доходность и главное (мечта неолибералов) перекладывает заботу о нынешнем положении и о будущей жизни на плечи самого работника «в целях формирования у него самостоятельности, ответственности и конкурентоспособности». Прекариат как правило не имеет никакой правовой защиты (или она минимальна, урезана), что могло бы обеспечить гарантии занятости в обмен на согласие подчиняться, выполнять общепринятые требования и соблюдать определённую лояльность. По данным всероссийского исследования (1207 чел., в возрасте от 18 лет, 12 регионов, 2012 г., РГГУ), только 20,2% признали, что их работа по найму и/или дополнительная работа были официально оформлены трудовым соглашением с работодателем или уполномоченным им органом [подробнее см.: 15].

Прекариат лишен перспективы, не видит будущего при нынешнем устройстве общества и государства. На деле это означает отказ от профессиональной карьеры, от профессионального роста, от профессиональной перспективы. Признание и отказ от этой установки в жизни дополняется тем, что доход у прекариата нестабилен, случаен, колеблется в зависимости от самых разных обстоятельств. Отсутствие уверенности в будущем переносится и на членов семьи, на ближайшее окружение, заставляя людей задуматься над путями выхода из создавшегося положения. В этой ситуации для людей возможны различные варианты поведения: а) смириться со сложившейся ситуацией, плыть по течению; б) искать варианты приспособления, используя кратко- или среднесрочные меры по стабилизации своей жизни; в) выступить с активными действиями, начиная от акций против правящего режима, или окунуться, вступить в криминальную среду.

Прекариат по сути депрофессионален, ибо ему присуща частая смена мест приложения труда. И это не внутренняя потребность, а навязанная неолиберальной экономикой линия поведения, что касается огромной массы людей, которые во всё большей мере работают не полученной специальности. По выборочным исследованиям, если в 1995 г. только 17,6% не могли устроиться по своей профессии, то в 2002 г. их было 37%, а в 2013 г. – уже 49,1% [2].

Каждый раз, теряя прежнее место работы, человек в большинстве случаев получает иную сферу приложения труда, требующего некоторого усреднённого знания и определённого набора навыков, чтоб выполнять поручаемую ему работу. Это особенно наглядно проявляется в судьбе выпускников университетов и других учебных заведений. И в этой ситуации, несмотря на различие в целях добиться хотя бы какой-нибудь занятости, у всех представителей прекариата есть нечто общее – ощущение и понимание того, что их работа в большинстве случаев вынужденная, случайная, ненадёжная [1].

При определении имманентных качеств прекариата надо обязательно обратить внимание, что его положение характеризуется просто удивительным и поразительным обстоятельством – многие из тех, кого относят к прекариату, ни разу не видели своего работодателя, не знают, кому принадлежат организации или предприятия, на которых они работают, не знают ни их планы по развитию или существованию, ни их будущее. т. е. это положение, отличное от пролетариата, делает прекариат абсолютно отстранённым от всякого возможного влияния и воздействия на те органы управления, которые руководят ими. Это удивительным образом совпадает с реалиями российской действительности.

Всё это позволяет сделать вывод, что мир столкнулся с новым видом отчуждения, с которым в таком обличье и в таком масштабе история ранее не встречалась. Место пролетариата занял прекариат, который положением во многом схож с тем, который занимал рабочий класс в XXVIII–XX вв. Прекариат комплектуется, складывается практически из всех слоёв современного общества, олицетворяет огромную массу людей, занимающих V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 неустойчивое, нестабильное социальное положение, которое носит не временное, а длительное состояние.

Место прекариата в структуре понятий о стратификации. Напомним, что в течение более чем двух столетий социальная мысль оперировала понятием «классовая структура». Основными классами были пролетариат (рабочий класс), буржуазия, крестьянство. Эта марксистская трактовка была несколько трансформирована в советский период: классами объявлялись рабочий класс, колхозное крестьянство с прослойкой – интеллигенцией и служащими.

Однако современный мир стремительно меняется. И не только в техникотехнологическом, экономическом и политическом смысле. Меняется его социальная структура.

Марксово представление о классах, в основе которого лежат отношение к собственности (средствам производства) и место человека в процессе труда, не в полной мере характеризуют современное устройство общества. Однако классовая структура никуда не исчезла – она приобрела иной вид и иные параметры. А т. к. прежние ориентиры исчезли, начался поиск новых определений того социального состояния, которое характерно для большинства существующих в настоящее время обществ.

Реальная жизнь всё же требует ответить на вопрос, имеющий не только теоретическое, но и практическое значение – а какова социальная структура современного общества, в т. ч. и российского?

Среди этого многообразия поиска ответа на вопрос о социально-классовой структуре особое место заняла концепция среднего класса. Она приобрела особую популярность и получила значительное развитие (Подробнее см. работы Л. А. Беляевой, М. К. Горшкова, З. Т. Голенковой, Н. Е. Тихоновой и др.). Этому классу приписывалась сравнительно высокая материальная обеспеченность, стабильный потребительский спрос, социальный престиж, гарантированная занятость, чувство автономности существования.

Наряду с таким подходом в трактовке социальной структуры стали созревать иные представления, которые в основу её классификации ставили не доход и социальный престиж, а гарантии устойчивой трудовой занятости, наличие социальной защищённости, сохранение профессиональной идентификации и уверенность в будущем. Это становилось чрезвычайно важным хотя бы потому, что слои населения, обладавшие этими характеристиками, стремительно увеличивались за счёт не только рабочего класса и крестьянства, а за счёт всех слоёв населения.

Однако такое осознание возникновения нового класса/слоя произошло не сразу.

Принципиально иной подход к осмыслению изменений в социальной структуре осуществили французские социологи в 1980-е годы, исследуя положение сезонных рабочих.

П. Бурдье расширил это представление об этой группе, включив в анализ всё расширяющуюся массу работников, занятых на временных и эпизодических работах. Именно тогда впервые появилось слово «прекариат», которым обозначали слой работников, который характеризуется нестабильной трудовой занятостью, отсутствием у них гарантированных социальных благ, незащищённостью в период сложных жизненных ситуаций [Bourdieu, 1998].

К пониманию новой ситуации подошли и отечественные исследователи (Голенкова, 2013; Бизюков, 2014; Давыдов, 2014), коллектив кафедры социологии Казанского университета, публицисты [10–12], которые по-разному трактуют феномен прекариата, но все сходятся на том, что он представляет новое явление, с которым невозможно не считаться.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 Всё это позволяет утверждать, что наличие такого количества людей говорит не о некоторых издержках развития, а об устойчивой тенденции по формированию нового социального класса – прекариата.

Прекариат – жертва или дитя неолиберальной политики Появление прекариата на исторической арене означает возникновение непредвиденных экономических, социальных, политических и культурно-нравственных эффектов, которые по своему значению и воздействию на жизнь обществ и государств превосходят известные истории деструктивные и долго действующие последствия.

В чём это проявляется?

С появлением и распространением политики гибкой занятости стало резко усиливаться социальное неравенство. Классовая структура, характерная для индустриального общества, уступила место более сложному, но не менее классово обусловленному. Все материальные и финансовые ресурсы во всё большей мере сосредотачиваются в руках небольшой группы людей, как в мире, так и в России. Так, в распоряжении 110 олигархов находится 35% активов.

Продолжается рост незащищённого или слабо защищённого населения. По данным всероссийского исследования экономического сознания (октябрь 2012, 1207 чел.), 8% боятся увольнения, а ещё 23,3% подтверждают, что такая угроза для них реально существует. Всё большее и большее количество работников переходят в подвешенное состояние, образуя некую рыхлую, неопределённую и неустойчивую массу, которую волнует всё возрастающая нестабильность и неустойчивость её социального положения.

В силу такого состояния этот класс не станет и не будет базой социальной поддержки официальной политики, ибо у него нет никаких оснований видеть в своём положении удовлетворяющее его социальное положение, которое обусловлено размытостью и неопределённостью социального статуса. Прекариат непременно будет искать, сначала стихийными, а в будущем и организованными действиями, выход из неопределённости своего положения. Одним из таких путей постепенного осознания своего положения станет его роль в олицетворении социальной напряжённости. И хотя прекариат не осознал ещё «классом для себя», но это может произойти точно таким же образом, как это случилось и с пролетариатом, долгое время бывшим «классом в себе».

Кроме того, у прекариата нет ещё внятной политической программы, неясны ещё лидеры, которые бы сплотили эти разношерстные ряды и подсказали средства и методы отстаивания своих интересов. Но несомненно одно – уровень недовольства в обществе питается в основном из этих рядов, а не из андеркласса и пауперизованных слоёв населения.

Стоит особо подчеркнуть, что недовольство копится также среди той части молодых интеллектуалов, которые внешне благополучны и устроены, но не чувствуют гарантированной стабильности, возможности строить профессиональную карьеру и обеспечить себе защищённое будущее.

Есть и другие негативные последствия, касающиеся в основном личной жизни людей.

Прекариат не имеет отчётливого видения своего будущего, не уверен в обеспеченности своей жизни и гарантированности спокойной старости после завершения трудовой занятости. В этой ситуации изменяется отношение к труду, к служебным обязанностям. Стремясь сохранить свои рабочие места, часть работников для того, чтобы удержаться на плаву, трудятся на износ, стараясь доказать работодателям свою незаменимость, свою значимость и пользу, свою приверженность порученному делу, что нередко из-за перегрузок приводит к V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 профессиональным заболеваниям, потере здоровья и истощению моральных и физических сил человека.

Происходит и духовно-нравственная деградации личности, потеря идеалов, веры в справедливость и правильное устройство мира.

Такая неуверенность в своей нынешней и будущей жизни сказывается и на такой важной социальной проблеме, как вступление в брак и намерение иметь детей. В силу неустойчивости жизненных позиций решение этого вопроса откладывается на «потом», когда будет достигнута хотя бы относительно гарантированная занятость.

Прекариат в значительной степени испытывает неуверенность в своём нынешнем и будущем положении. Отсюда страх, неверие, разочарование и отрицание официальных структур. Многие ощущают себя жертвой обстоятельств, на которые они никак не могут повлиять. Именно такое состояние приводит к росту самоубийств, по численности которых Россия занимает 4-е место в мире. Только за 11 месяцев 2014 г. покончили с жизнью 24690 человек.

Всё это позволяет сделать вывод, что мы имеем дело с принципиально новым социальным образованием – прекариатом, который в настоящее время ещё в немалой степени несёт черты протокласса. Составляющие его социальные группы не выработали ещё чувство солидарности, слабо или совсем не организованы, не имеют объединяющей, а только ещё смутно осознаваемой политической программы и соответствующей идеологии. Прекариат всё ещё есть «класс в себе», который стоит на пороге превращения в «класс для себя». Он уже устойчивое социально-классовое образование, которое объединяет огромные массы людей и закрепляет их в статусе постоянной временности социального положения и отчётливого понимания ущербности и ограниченности в реализации своих возможностей и способностей.

По мере осознания этих обстоятельств прекариат имеет тенденцию для превращения в потенции в опасное образование – будущий класс, от сознания и поведения которого будет зависеть судьба страны.

–  –  –

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015

9. Истомин В. Кризис и безработица угрожают стране социальным взрывом // Версия. 2015. № 3. С. 17.

10. Мармер Э. Что такте прекариат // Neue Ztiten. 2009. № 05.

11. Мельник Е. Прекариат всех стран, соединяйся! //Еженедельник 2000 – Свобода слова. 2007. № 48, 30 ноября – 6 декабря.

12. Механик А. Униженные и оскорбленные современного мира // Эксперт. 2014.

№ 1.

13. Российский статистический ежегодник: 2012. Стат. сб. М., 2012.

14. Стэндинг Г. Прекариат: новый опасный класс. М., 2014.

15. Тощенко Ж. Т. Экономической сознание россиян: 25 лет спустя // Социологические исследования. 2014. № 7.

–  –  –

ФЕДОРОВА А. В. – кандидат философских наук, доцент кафедры социальных коммуникаций

Поволжского института управления им. П. А. Столыпина филиала РАНХиГС, г. Саратов. E-mail:

anna_fedorova_76@ list.ru.

Методологический дискурс, описывающий деятельность современных социальных организаций, складывается вокруг следующих проблемных полей: организационной темпоральности, «лабиринта фрагментаций» современных социальных организаций, сложности и неуправляемости организаций, рискогенности организаций как социальных институтов.

Конституирующим контекстом методологического дискурса становится противоречие, зафиксированное, с одной стороны, в невнимании к социальным институциям и в иллюзии управляемости организационными рисками, с другой стороны.

Наиболее важным в сложившейся ситуации является осмысление управления рисками как методологической интеграционной стратегии в процессе развития мирового и отечественного социологического знания в области исследований современных организаций.

Теоретическое и практическое знание об организациях развивалось в рамках общей теории организации и управления, а также в границах более частной социологоуправленческой области знаний – социологии организаций и социологии управления [1–2].

Методологически важным является различение социологии организации и социологии управления [3].

Методологическое поле исследований организаций и управления в историческом, конфигуративном и методологическом аспектах представлено разнообразными и мало коррелирующими друг с другом концептами [4].

Управление рисками как методологическая стратегия детерминирует возникновение «новых», современных конфигураций организаций, основополагающими элементами которых служат управление, конфликты, коммуникации, риски и инновации. Управление функционированием – это целенаправленные социальные действия по поддержанию V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ Социология: РАСШИРЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА ДАННЫХ» Москва, 2015 функционирования организации в пределах допустимых параметров. В современных исследовательских практиках насчитывается порядка 18 элементов управления [5].

Эти элементы позволяют зонировать организацию, выделяя зоны относительно стабильного функционирования организации и зоны организационной инноватики.

Основополагающей современной формой организационных инноваций является процесс проектирования, состоящий из 14 основополагающих элементов.

Понимание риска как социальной, организационной и управленческой ситуации позволяет осуществить методологически обоснованный системный подход к анализу рисков, выявив риск/причины, риск/факторы, риск/условия, виды рисков, субъектов риска, объекты риска, степень и уровень риска, стратегии управления рисками. Риск/процесс – это совокупность целенаправленных, непрерывных и взаимосвязанных социальных, организационных и управленческих действий. Процесс приобретает свойства открытости, нелинейности, непропорциональности произведённых действий и получаемых результатов.

Риск/социальное действие – это специфический тип целеориентированного социального действия по преодолению неопределённости и максимизации благоприятных возможностей.

Управление рисками, с позиций наших исследований, – рефлексивный и интеграционный процесс по отношению к риск/ситуации, риск/процессу и риск/социальному действию, опирающийся на методологию развития знания об организациях и управлении в них [6].

Эмпирический анализ функционирующих современных организаций и инноваций, связанных в первую очередь с проектированием, позволяет выдвинуть и подтвердить/опровергнуть следующие гипотезы: 1) современные организации не рассматриваются в методологическом поле в качестве сложных, гетерогенных, рискогенных социальных систем с интегративными стратегиями управления рисками [7]; 2) управление современными организациями малоэффективно в силу неотрефлексированности и рассогласованности элементов управления функционированием и инноватикой организаций и отсутствия системного и методологически обоснованного управления рисками в организациях.



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 28 |

Похожие работы:

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук» К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.