WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 28 |

«СОЦИОЛОГИЯ И BIG DATA КОНЦЕПЦИЯ БАЗ ДАННЫХ И ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В Большакова Ю. М. СТРАТЕГИИ ПРОДВИЖЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ КОММУНИКАЦИЙ БИЗНЕСА Васянин М. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОЦИОЛОГИИ И ...»

-- [ Страница 11 ] --

Второй не менее эффективный способ — системный отбор. Например, из базы данных, включающей в себя 40 ООО единиц, необходимо отобрать 1 ООО. В случае системного отбора будет отбираться каждая сороковая единица от первой специально отмеченной. Достоинством системного отбора можно считать низкую погрешность, т. к. он не предполагает разработки той схемы, которая могла бы привести к искажениям. С другой стороны, в ряде случаев получаемая информация может оказаться однобокой. К примеру, если в процессе системного отбора будет анализироваться каждое седьмое печатное издание, включая воскресное, отобранное по хронологическому принципу, то может сложиться ситуация, когда в исследовании будут принимать участие издания, выходящие в один и тот же день недели.

В процессе проведения маркетинговых социологических исследований перед специалистом по связям с общественностью встаёт вопрос, какая погрешность приемлема, исходя из поставленной задачи. При этом необходимо учитывать тот факт, что маркетинговые исследования направлены на изучение рынка, уровня потребительской активности, а социологические — на изучение существующего отношения к предлагаемому товару или услуге, а также степени глубины и достоверности восприятия сообщения, размещенного в том или ином СМИ. При этом особое внимание уделяется изучению степени соответствия средств массовой информации характеру размещаемого сообщения и ожиданий аудитории.

Например, имея случайные выборки из совокупностей двух объявлений, следует выяснить, какое из них наиболее привлекательно для целевой аудитории. Если выделенный на исследования бюджет позволяет провести тестирование двух групп, включающих 100 человек в каждой выборке, то величина погрешности может достигать + 10,2 (в том случае, если 50% опрошенных выдают позитивную реакцию на размещённое объявление). Чтобы оценить финальный результат, необходимо изначально установить 20,4% порог погрешности для обоих объявлений (т. к. для чистоты результатов необходимо суммировать погрешность каждой выборки). Если полученный результат окажется меньше указанной цифры, соответственно, произошло какое-либо внешнее вмешательство. К тому же 20,4% — слишком высокий показатель, по которому довольно сложно судить об эффективности сообщения. Таким образом, V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 устанавливаем необходимый объём выборки — 400 человек. Это даст возможность предположить, что разница в 10% возникла неслучайно, а под воздействием ряда объективных факторов.

Двумерный анализ предполагает исследование моделей, базирующихся на причинных отношениях между переменными. Например, предполагается, что потребители. активно покупающие витамин С, в зимний период будут покупать апельсиновый сок. Для подтверждения или опровержения выдвинутой коммуникативной основы будущего послания необходимо составить таблицу с предполагаемой переменной в качестве независимой и исследовать, существует ли у неё математическая взаимосвязь с зависимой переменой.

Таблица 1 Отношение к апельсиновому соку, обогащённому витамином С

–  –  –

Источник: Данные исследовательского центра «МИЦПТ» за 2012 г.

Таким образом, опросив 5122 респондента и выяснив их отношение к обогащённому витамином С апельсиновому соку, можно сделать следующие выводы. Во-первых, в том случае если нет ярко выраженных ожиданий (т. е. стремления покупать именно обогащённый витаминами сок), то интерес к объекту минимален. В этом случае специалисту по связям с общественностью предстоит увеличение необходимых контактов для создания нужного отношения к предлагаемому напитку, которое затем будет последовательно снижаться. Также наблюдается тенденция позитивного отношения к предлагаемому продукту по мере роста интереса к его качествам, в то время как появление негативного отношения в меньшей степени зависит от проявленного к товару интереса.

Многомерный анализ предполагает исследование трёх или более переменных. В случае применения многомерного анализа выстраивается причинная модель, увязывающая между собой три переменные. Так, в качестве переменных вводится цель исследования, геодемографический и психографический параметры. Например, в случае проведения исследования по существующему отношению к обогащённому витамином С апельсиновому соку в качестве демографических параметров могут выступать пол и возраст опрашиваемых, в качестве психографических – стиль совершения покупки.

Если проследить тенденцию проводимых в связях с общественностью исследований в течение последних пяти лет, то заметно, что наряду с социологическими исследованиями достаточно интенсивно начинают применяться и маркетинговые исследования. Это связано с V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 тем, что построение репутации и имиджа направлено, с одной стороны, на поддержание лояльного отношения к компании. С другой стороны, на превращение этой лояльности в определённое поведение, которое позволяет увеличить прибыль.

Также в исследовательском процессе связей с общественностью наметилась тенденция увеличения количества исследуемых психографических параметров. Ведь именно они в результате исследования позволяют ответить на вопросы, описывающие мотивацию различных слоёв населения и объясняющих поведение социальных групп. В результате группы опрашиваемых объединяются в кластеры по наиболее ярким чертам, характеризующим всю выборочную совокупность.

В американской практике на сегодняшний день наиболее активно используются шесть кластеров: Эйкорн, КластерПлюс2000, МикроВизион 50, Призм, Коэртс и Нич (последние два кластера используются для исследования результативности в сфере прямого маркетинга). В российской практике кластеры представлены исследовательскими системами Гэллап и Комкон.

При кластерном делении исследователем могут быть получены следующие данные:

1 геодемографические параметры;

2 существующие установки внутри каждого кластера;

3 уровень потребительской и социальной активности;

4 мотивационные аспекты.

Как правило, все эти данные чётко увязываются проживанием того или иного человека в определённом районе. Если рассматривать российскую систему кластеров, то здесь чётко выделяются Москва, города-миллионники и пр.

Например, необходимо изучить потребительское отношение к товару X среди 10 ООО человек. В этом случае выбирается контрольная 1000, из которой 100 человек активно используют товар X, и все они относятся к кластеру У. Соответственно, устанавливается пропорциональная зависимость, которая проецирует всю совокупность кластера на население исследуемого пункта.

Также в ходе многомерного исследования можно установить кластерное распределение.

Всегда будут кластеры с высокой степенью концентрации целевой аудитории и кластеры с более низкими показателями. Выбор ключевых кластеров, как правило, тождественен набору демографических параметров, определяющих профиль целевой аудитории. В этом случае выбирается тот набор параметров, которым максимально должны соответствовать те или иные СМИ.

Выбор кластера начинается с оценки структуры аудитории. В этом случае по каждому из демографических параметров уточняется процент людей, соответствующих профилю того или иного средства массовой информации. В ходе исследования структуры аудитории может быть получен ответ на вопрос, какой процент общей аудитории является моей целевой аудиторией.

Например, необходимо сопоставить две телепередачи, каждая из которых насчитывает 50 000 зрителей. Количество зрителей мужчин программы «А» составляет 17 500 человека.

Они представляют собой 35% всех телезрителей (17,5:50,0). Женская часть аудитории доходит до 40%, подростки 15%, дети 10%.

Структура программы «В» выглядит следующим образом:

количество телезрителей мужчин составляет 30%, женщин — 25%, подростков — 25%; детей — 20%.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Таблица 2 Структура аудитории телевизионных передач «А» и «В»

–  –  –

Таким образом, очевидно, что зрителями первой телепередачи является в основном женская и мужская аудитории, в то время как профиль второй более размыт. Соответственно, во втором случае в качестве рекламоносителя может быть использована телепрограмма, т. к. в этом случае процентное соотношение составных частей аудитории зрителей сопоставимо с процентным соотношением населения в целом. Как правило, структура аудитории исследуется по каждому отдельному средству массовой информации. Тем не менее можно выделить некие общие аспекты, присущие носителям одной подгруппы.

В случае исследования печатных СМИ необходимо получить ответы на вопросы:

количество прочитавших тот или иной номер вне зависимости от количества подписчиков?

каким образом было прочитано сообщение? Читателей можно разделить следующим образом.

Постоянные читатели или подписчики, к которым относятся все получающие каждый номер и читающие как дома, так и за его пределами.

Случайные читатели, как правило, люди, совершившие эмоциональную покупку определённой газеты или журнала, либо те, кто прочитали материал в газете или журнале, находящемся в аптеке, поликлинике и т. п.

Читающие дома, те, кто знакомятся с материалами в спокойной домашней обстановке, в этом случае возрастает степень глубины восприятия информации.

Читающие вне дома. В этом случае в ходе исследования устанавливается процент постоянных и случайных читателей, а также тех, кто знакомится с информацией дома, а кто нет.

Подписчики и читающие дома предпочитают журналы, в то время как случайные читатели и читающие вне дома отдают предпочтение газетам.

Количество вероятных постоянных и случайных читателей задается специалистом по связям с общественностью. Например, ПР-менеджер считает, что количество случайных и неслучайных читателей соотносится 50 на 50.

Совокупный тираж издания составляет 1 млн экземпляров, в результате возможен охват 750 ООО читателей:

500 000 постоянных х 100% = 500 000 + 500 000 случайных х 50% = 250 000 = охват читателей составит 750 000 Для того чтобы понять динамику чтения печатных СМИ, необходимо собрать информацию о том, где аудитория знакомится с материалами.

Таблица 3 Места, где читатели охотнее знакомятся с печатными материалами

–  –  –

Если рассматривать структуру печатных СМИ по сравнению с другими средствами массовой информации, то соотношение будет выглядеть следующим:

Таблица 4 Структура аудитории по разным СМИ

–  –  –

Таким образом, можно сделать вывод, что мужская аудитория знакомится с материалами печатных СМИ как дома, так и на работе, а среди женской аудитории ярко выражен кластер «дома», в то время как по остальным категориям происходит почти равномерное распределение доли читателей.

Вторым показателем, требующим пристального внимания и исследования, является количество читателей каждого отдельно взятого номера (RPC). В этом случае также более эффективно и целесообразно использование многомерного анализа. При проведении данного исследования необходимо закладывать в качестве обязательных переменных следующие параметры.

Районы распространения. Так, распространение в местах активного скопления целевой аудитории позволяет ознакомиться с сообщением большему количеству читателей.

Количество слов в номере. Чем объёмнее материалы, тем большее количество времени требуется на их прочтение. С другой стороны, чем дольше газета или журнал открыты на той или иной странице, тем больше шансов заметить материал у находящихся рядом.

Стиль подачи сообщения. Построение материала как полезного совета или как нужной структурированной информации.

Показатель количества читателей отдельно взятого номера рассчитывается путём деления общего числа аудитории читателей номера на совокупный тираж.

Как правило, погрешность данного показателя достаточно велика. Тем не менее данные используются при выявлении общей аудитории, которая может ознакомиться с новой публикацией. Данные представлены в таблице 5.

Таблица 5 Показатели количества читателей отдельно взятого номера различных печатных СМИ

–  –  –

В результате, многомерный анализ в связях с общественностью позволяет установить те параметры, которые влияют на прирост аудитории того или иного средства массовой информации и определить наиболее целесообразное их использование.

Таким образом, исследовательский процесс очень важен в связях с общественностью, т. к. помогает выявить, в какой же точке развития находится организация, какие проблемы существуют, а какие могут возникнуть. Исследования в связях с общественностью используются в течение планирования и ведения медиакампании. На начальном этапе работы для сбора и анализа информации активно используются первичные исследования. В ходе реализации медиастратегии осуществляется мониторинг и возможно проведение контент-анализа. На этапе оценки проведенной медиакампании применяется контент-анализ. Тенденция сегодняшнего дня, наряду с социологическими исследованиями в связях с общественностью постепенно начинают проводиться маркетинговые исследования. А также возрастает роль многомерного анализа, который позволяет работать со СМИ более эффективно.

–  –  –

Сегодня как никогда важным представляется решение, или, хотя бы, идеологическинепредвзятая методологическая проработка, такой исследовательской задачи, как V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 установление, выявление и описание взаимосвязи между демографическими процессами, протекающими на территориях страны и её отдельных регионов, и социально-экономическим, социально-политическим развитием соответствующих территорий – его уровнем и доминирующими тенденциями. Учёт соответствующих тенденций, факторов и закономерностей может существенно повысить адекватность стратегии социально-экономического развития как на региональных, так и на общегосударственном уровнях.

Россия является многонациональным государством, на её территории проживает более 180 народов, и все они независимо от численности отличаются самобытными национальными признаками.

Численность населения Российской Федерации на 1 января 2014 г. составляла 143,1 млн человек, из которых 105,7 млн человек (73,9%) – горожане, и 37,3 млн человек (26,1%) – сельские жители. Число россиян в 2013 г. увеличилось на 188,9 тыс. человек, или на 0,1% (на соответствующую дату 2012 г. наблюдалось сокращение численности населения на 48,3 тыс.

человек, или на 0,03%).

Подавляющая часть населённых пунктов Российской Федерации – это средние и малые города – 93,1%, большие города – 3,8%, крупные города – 2,5%, крупнейшие городамиллионники – 0,5%.

Для возрастной структуры населения России наиболее характерно демографическое старение населения.

Так, по данным Всероссийской переписи населения 2010 г., от общей численности населения России русские составляют 77,71%, татары – 3,72%, украинцы – 1,35%, башкиры – 1,11%, чуваши – 1,01% [1, c. 14].

В большинстве регионов страны преобладает русское население. Наиболее высокий процент русских (более 95%) отмечается в Центральном (кроме Московского региона) и Центрально-Чернозёмном районах, которые были заселены русскими ещё до XVII в.

Этнос – это исторически сложившаяся на определённой территории устойчивая группа людей, объединённая общими признаками, среди которых важнейшими считаются единство территории, язык, культура и самосознание. При этом, национальный состав, как признак этноса не являются системообразующим в процессах этногенеза; более того, национальное наполнение этносом в процессе их существования может существенно изменяться.

Наиболее крупные этносы в нашей стране имеют свою государственность в виде автономий, областей или республик. Однако в результате массовых миграций в течение XX в. в большинстве из них стало преобладать русское население. Те же автономии, где национальный состав более однороден, в течение десятков лет имели лишь миграционный отток населения.

Так, наиболее высокий процент коренного населения отмечается в республиках Северного Кавказа (Чечня, Дагестан, Ингушетия) – более 90%. Чуть больше половины коренного населения в Тыве, Чувашии, Татарстане, Кабардино-Балкарии, Башкортостане, Калмыкии. От четвёрти до половины от общей численности населения коренное население составляет в республиках Марий Эл, Мордовия, Саха (Якутия), Карачаево-Черкесия, Алтай, Бурятия и других [1, c. 15].

На сегодняший день Россия представляет собой многонациональный регион, весомый вклад в формирование современного этнодемографического профиля которого вносят сегодня миграционные процессы.

Необходимо отметить, что за последние два десятилетия в стране в целом и в ряде отдельных субъектов Федерации в особенности была проведена огромная по масштабам V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 работа по решению этнокультурных, этносоциальных проблем, что можно считать проявлениями постепенно набирающей силу тенденции построения мультикультурного общества.

Взяв за основу накопленный, в т. ч. и на региональном уровне, позитивный опыт длительного сосуществования на одной территории сообществ многонационального состава, опыт многовековых традиций межконфессиональности, совместной жизни различных народов, религий и культур, российское государство имеет все возможности развивать и усиливать влияние в межэтническом взаимодействии в рамках многочисленных полиэтнотерриториальных общностей цивилизационных традиций и ценностей среди населения. Это тем более важно, что для России – страны со значительной и разнообразной этносоциальной фрагментацией общества – крайне существенное значение имеют межэтническое согласие и толерантность граждан, как представителей этнических и этнотерриториальных групп населения общей страны, по отношению друг к другу. Ведь в современном мире государства все более осознают значимость интеграции на основе механизмов согласования интересов различных этнических, конфессиональных и этнолингвистических групп населения, поскольку это способствует нахождению адекватных и эффективных решений возникающих противоречий, а также оптимизации государственной политики в области регулирования межэтнического взаимодействия. Однако, как показывает мировой опыт двух последних десятилетий стран, чьи народы составляют так называемую «трансатлантическую цивилизацию», удаётся в основном осуществлять интеграцию по экономическим основаниям, что порождает не менее сильные процессы дезинтеграции по основаниям этно-территориальным.

В свою очередь, более осознанный российской федеральной властью, и методически и инструментально обеспеченный учёт территориальных особенностей демографического и этнонационального развития России позволит включить весь этот потенциал в механизмы реализации стратегических целей и задач не только демографической, но и внешней политики государства.

В настоящее время, несмотря на нарастающиую фоновую интенсивность межэтнической конфликтности на бывшем пространстве СССР и внутри отдельных российских территорий, существует немало примеров, когда социальные, культурные и психологические факторы оказывают позитивное воздействие на межэтнические отношения в конкретных регионах, что проявляется в сокращении социальной и культурной дистанции и, самое главное,

– в условиях близкого соседства и традиционной тесноты этно-культурных связей нашей страны с украинским государством, – отсутствии этноконфликтной идентичности у большей части населения.

–  –  –

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 А. В. Немировская, В. А. Козлов

ПРОБЛЕМА СВЕРХСМЕРТНОСТИ В РЕГИОНАХ РОССИЙСКОГО ФРОНТИРА (РЕГРЕССИОННЫЙ

АНАЛИЗ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТАТИСТИКИ)

НЕМИРОВСКАЯ А. В. – кандидат социологических наук, старший научный сотрудник ЛССИ НИУ ВШЭ.

КОЗЛОВ В. А. – кандидат экономических наук, доцент департамента демографии НИУ ВШЭ.

В исследовании анализируются факторы сверхсмертности в регионах современного российского фронтира, как одной из острых социальных и демографических проблем этого макрорегиона. К территории фронтира в данном случае относятся регионы на севере и востоке России, удалённые от центра страны свободные земли, пригодные для освоения и заселённые преимущественно в XX в., с низкой плотностью населения, сконцентрированного, главным образом, в городах. Регионы России разделены на зоны центра и фронтира, на основании трёх ключевых параметров фронтира как такового: административная удалённость (значительная географическая дистанция от центральной власти в государстве), невысокая плотность населения и относительно недавняя заселённость территории пришлым, некоренным населением. Таким образом, фронтир России состоит из регионов Восточной Сибири, Дальнего Востока, арктических регионов русского Севера и Урала.

На первый взгляд, текущая демографическая ситуация в зоне фронтира России, по сравнению с другими регионами страны, выглядит достаточно благоприятной, особенно с учётом естественного прироста населения. Однако в последние десятилетия данный макрорегион характеризуются убылью населения вследствие исходящей миграции в регионы центра страны, а также сталкивается с такими проблемами, как отток некоренного населения с более высоким культурным капиталом и одновременной иммиграцией из стран СНГ населения с низким человеческим капиталом; высокий уровень убийств, самоубийств, преступности в целом, по сравнению как с центрально-европейской частью, так и со средними значениями по стране.

Проблемы социально-демографического развития, роста численности населения и повышения человеческого потенциала неизменно актуальны на фоне обсуждений будущего страны и её ресурсных, производящих регионов. Регионы фронтира отличаются от центра не только социокультурными чертами, но и более суровыми экономическими и климатическими условиями, худшей экологической ситуацией, высоким уровнем преступности, низким уровнем производства и неразвитой инфраструктурой. Территории фронтира отстают от среднероссийского уровня по показателям качества и продолжительности жизни, дохода, безопасности, доступности медицинских услуг, уровня развития инфраструктуры и др. Начатая модернизация страны и реализуемая в сибирских и восточных регионах концепция их развития до 2020–2025 гг. видится населением скорее формой очередной индустриализации и сырьевого освоения новых ресурсов этих территорий. Как показали наши предыдущие исследования в регионах Сибири в 2010–2014 гг. [1–3 и др.], мнение населения этих регионов практически не расходится с точкой зрения, представленной в работе М. Брайтман, В.Э. Гротти и О. Ултургашевой: «для колониальных центров Амазония и Сибирь представляли и представляют собой зоны хищнической индустриальной эксплуатации, где местное аборигенное население является лишь неудобной и нечеловеческой компонентой чужой и дикой природной среды этих территорий. Утилитарная идеология технократического прогресса V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 и освоения «пустых» территорий, которой руководствовались колониальные державы, и по сей день движет бесконечным процессом имперской экспансии» [4].

Вместе с тем, регионы фронтира в России также обладают, помимо огромных свободных территорий и природных ресурсов, пока ещё достаточно высоким человеческим капиталом, крупными университетскими и научными центрами, социокультурным потенциалом населения (склонность к самоорганизации, инициативность, самостоятельность, выше социальный капитал, по сравнению с центром страны) для возможного выхода из колеи исключительно индустриального пути развития. Однако возникает логичный вопрос, есть ли шансы, что это социально активное, достаточно образованное, трудоспособное население будет оставаться проживать на этих территориях далее и возможны ли как самореализация индивидов, так и модернизация регионов в непростых условиях жизни и труда, на фоне невысокого дохода и сверх высокой смертности? В этой связи представляется интересным рассмотреть социальнодемографические проблемы в зоне фронтира и сравнить их как с общестрановой ситуацией, так и с положением в старопоселенческих, центральных регионах.

В целом, изучение демографических проблем фронтира, т. е. территорий, играющих важную роль в обеспечении социально-экономического развития страны, важно для оценки возможностей развития самих этих регионов, которые к тому же занимают большую часть территории России.

В предыдущих исследованиях, на основе анализа данных шести волн опросов «Всемирного исследования ценностей» и данных современной и исторической статистики, нами был проведён сравнительный анализ регионов центра и фронтира России, США, Канады и Бразилии, который показал, что население этих территорий контрастно во всех странах, ставших предметом исследования в рамках данного проекта, и обладает схожими типологическими социокультурными характеристиками [5–8]. Таким образом, было продемонстрировано, что теория фронтира приложима не только к описанию ценностей, социальных норм и институтов западных штатов США в качественном аспекте, но существует верифицируемый количественным анализом данных социальный феномен фронтира в рамках ряда совершенно разных современных государств. Во всех этих странах регионы фронтира, как и столетие назад, до сих пор характеризуются низким уровнем общественного порядка и недостатком общественных благ. При этом, нельзя сказать, что такая ситуация создается исключительно «по недосмотру» государства или пренебрежению усилиями по развитию этих территорий. Некоренное население формирует достаточно сильные социальные институты и демонстрирует различные формы не только гражданского участия, но и конфликтности, социального протеста, сопротивления централизованному управлению этими регионами из столиц фронтирных государств, считая себя исконными хозяевами этих территорий и при этом зачастую делая невольный выбор в пользу политических и экономических свобод, но меньшего бюджетного обеспечения и общественных благ. Так, благодаря суровым климатическим условиям, вкупе с малоразвитой инфраструктурой и дефицитом предоставляемых социальных благ, современный российский фронтр является самой настоящей территорией освоения, и даже скорее, выживания, для самых стойких, отчаянных или лишённых возможности выбора иной судьбы некоренных жителей этих регионов.

Основная задача этого исследования – выявить механизм влияния социальных процессов, протекающих во фронтирной зоне, на показатели смертности. В этой связи можно рассматривать целый ряд факторов, которые могут вносить свой вклад в феномен сверхсмертности в регионах фронтира России: высокое потребление алкоголя (как «отложенное самоубийство», способ преодоления стресса и тягот жизни); проживание в неблагоприятных V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 социально-экономических условиях, экономическая депривация, безработица, конфликт между коренным и пришлым населением, в т. ч. наличие латентных этнических конфликтов, низкий уровень общественного порядка (высокая преступность), неблагоприятные климатические условия (так называемый «северо-восточный» градиент смертности, в особенности от внешних причин, наблюдается в России, начиная с 1970-х годов [9, c. 46]. Также прокси-температура января указывает на регионы с неблагоприятными климатическими условиями, которые осваивались путём принудительных миграций в сталинские времена [10], и является одним из возможных объясняющих факторов высоких значений смертности, поскольку температуры января резко падают при движении на северо-восток России); непривычные условия жизни, вынуждающие переселенцев адаптироваться к ним (доля мигрантов в населении) и др.

факторы.

Эмпирической базой исследования являются данные Бюллетеней Росстата «Естественное движение населения Российской Федерации», Демографического ежегодника РФ, Российского статистического ежегодника – 2011, Центра демографических исследований РЭШ.

По данным Росстата рассматриваются стандартизованные коэффициенты смертности по 6 основным классам причин смерти (инфекционные и паразитарные, новообразования, болезни системы кровообращения, болезни органов дыхания, болезни органов пищеварения, внешние причины), а также данные по продолжительности жизни в отдельных регионах. Данные для расчёта продолжительности жизни и смертности по отдельным причинам (в нашем случае смертности в результате убийств, самоубийств и случайных отравлений алкоголем) отдельно в регионах центра и фронтира получены из Российской базы данных по рождаемости и смертности (РосБРиС) Центра демографических исследований Российской Экономической Школы (ЦДИ РЭШ). Все данные находятся в открытом доступе.

Начиная с описания социально-демографических особенностей и условий жизни на территории российского фронтира с помощью анализа статистических индикаторов, исследование фокусируется на причинах высокой смертности. С использованием регрессионного анализа на региональных демографических данных, представляемых Росстатом, рассматривается смертность от алкоголизма, самоубийств и убийств в различных социальных группах, при контроле ряда социально-экономических факторов и природных условий. Зависимыми переменными выступает смертность населения (стандартизованные коэффициенты смертности 16 на 1 000 000 человек) от следующих классов причин (согласно МКБ-10): случайные отравления алкоголем, самоубийства и убийства (все переменные рассматриваются отдельно для женщин и мужчин). Использование стандартизованных коэффициентов обусловлено разной возрастной структурой регионов России, в результате чего простые коэффициенты смертности по причинам при сравнении давали бы некорректные результаты. В качестве контрольных переменных выступают доля населения с высшим образованием (на 1000); безработица (%) по данным Обследования населения по проблемам занятости; продажи крепкого алкоголя (литров на душу, получена как сумма продажи водки и ликеро-водочных напитков и коньяков); продажи всех алкогольных напитков и пива (литров на душу, сумма показателей по продажам всех напитков, содержащих алкоголь в регионе); доля сельского населения (%); преступность (число зарегистрированных преступлений на 100 000);

доля бедных в населении (% населения с доходом ниже прожиточного минимума). Основные 16 В качестве стандарта использовано распределение населения Россиипо возрастам согласно Переписи населения 2010.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 объясняющие переменные: принадлежность региона к фронтирной зоне; средняя температура января; доля мигрантов в населении региона; национальный состав населения региона;

уровень экономического развития региона (ВРП).

Литература 1 Социокультурные процессы в Восточной Сибири (на материалах социологических исследований в Красноярском крае и Республике Хакасия в 2009– 2011 гг.):

монография / отв. ред. А. В. Немировская. Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2011. 206 с. URL: http://publications.hse.ru/books/76303734.

2 Немировский В. Г., Немировская А. В. Динамика социокультурных процессов в Красноярском крае (на материалах социологических исследований в регионе в 2010 – 2012 гг.): монография. – Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2012. 248 с. URL: http://www.ssa-rss.ru/index.php?page_id=40.

3 Немировский В. Г., Немировская А. В. Социокультурная модернизация регионов Сибири: монография. Санкт-Петербург: Петрополис, 2013. 230 c.

URL: http://publications.hse.ru/books/135923299.

4 Брайтман М., Гротти В. Э., Ултургашева О. Личность и «приграничная территория» в современныхАмазонии и Сибири // Laboratorium. 2010. № 2. С. 437–438.

5 Foa R., Nemirovskaya A., Mostovova E. Internal Empires I: Social Institutions of the Frontier // Working Papers of the Program of the Fundamental Research at the Higher

School of Economics. Series: Sociology, WP BRP 09/SOC/2012. 44 p. URL:

http://www.hse.ru/data/2012/06/02/1252232240/09SOC2012.pdf.

6 Foa R., Nemirovskaya A. State Formation and Frontier Society: An Empirical Examination // Working Papers of the Program of the Fundamental Research at the Higher School of Economics. Series: Political Science, WP BRP 13/PS/2014. 33 p.

URL: http://www.hse.ru/data/2014/06/18/1309804201/13PS2014.pdf.

7 Немировская А. В., Фоа Р. Социокультурные особенности регионов центра и фронтира: компаративные исследования на базе WVS // Третья международная научно-практическая конференция «Продолжая Грушина». 28 февраля – 1 марта 2013 г. Материалы конференции. М.: ВЦИОМ, 2013. С. 454–461.

8 Немировская А. В., Фоа Р. Социокультурные особенности социума фронтира России // Социологические исследования. 2013. № 4. C. 80–88.

9 Вишневский А., Школьников В. Смертность в России. Главные группы риска и приоритеты действий. Москва, 1997.

10 Earle J. S., Gehlbach S. Did Post-communist Privatization Increase Mortality?

Comparative Economic Studies. 2011. № 53. P. 251.

–  –  –

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 ОСИПОВА О. С. – доктор социологических наук, зав.кафедрой «Управление персоналом»

ФГОБУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации». E-mail:

olstepos@mail.ru.

Без сканирования сложившейся ситуации нельзя моделировать процессы будущего развития высшей школы, в т. ч. и в сфере трудовых отношений. Важным ресурсом образовательных организаций, позволяющим повысить их конкурентоспособность, наряду с профессорско-преподавательским составом, является учебно-вспомогательный персонал (далее УВП). Под влиянием значительных структурных изменений, связанных с развитием дистанционного образования и глобализацией высшего образования, меняется расстановка сил не только на мировом рынке образовательных услуг, но и непосредственно в образовательной среде самого вуза: увеличивается роль административной составляющей, усиливается влияние учебно-вспомогательного персонала на возможности устойчивого функционирования и инновационного развития вуза.

Потенциал УВП для повышения конкурентных преимуществ образовательных учреждений ВПО до недавнего времени был совершенно не изучен. Одной из значительных трудностей исследования данной категории работников являлось отсутствие достаточной статистической информации, она до сих пор незначительна и рассредоточена по различным формам статистической отчетности. Впервые в процессе исследования «Совершенствование нормирования труда и формирование новых подходов к организации трудовых отношений и оплаты труда отдельных категорий работников организаций высшего образования», выполненного за счёт бюджетных средств по Государственному заданию Финуниверситета 2014 года, учебно-вспомогательный персонал вузов был изучен ВТК во взаимосвязи нескольких неразрывно взаимосвязанных проекций: экономической, юридической, социологической, исторической и статистической. Для подтверждения выдвинутых гипотез была собрана не имеющая аналогов в Российской Федерации эмпирическая база по УВП вузов, позволяющая рассматривать эту целевую группу в самых различных ракурсах функционирования вуза.

На основе форм государственной статистики была создана матрица для создания комплексной статистической базы по критериям, которые были выявлены в результате первичного анализа форм статистической отчетности (размер заработной платы, численность профессорскопреподавательского состава и УВП, техническая оснащённость рабочего места и т. д.). Создание такой базы стало возможно благодаря проводимым в последние годы мониторингам в системе высшего образования, в ходе которых была проведена полномасштабная диагностика качества высшего образования (все вузы, филиалы в разных регионах прошли оценку по единым и понятным критериям).

На основе тщательного анализа форм унифицированной системы отчётностатистической документации, представляемой в органы исполнительной власти (за исключением Росстата), данных Росстата, результатов мониторинга деятельности государственных образовательных учреждений высшего образования за 2013 г., опубликованных на официальном сайте Минобрнауки России, нами была разработана матрица (с латинского языка – источник, начало) для введения базы данных на основе выделенных нами переменных, позволяющая решить основные задачи исследования,. Затем в неё были внесены данные по всем вузам Российской Федерации, сдавшим отчетность за 2013 г. Был составлен массив исходной информации по выделенным переменным.

Всего в эту базу вошли данные по трём кластерам вузов Российской Федерации: первый V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 кластер – государственные вузы (с учётом филиалов) и государственные вузы (без учёта филиалов);

второй кластер - негосударственные вузы (с учётом филиалов) и негосударственные вузы (без учёта филиалов) и третий кластер – все вузы страны (государственные и негосударственные), которые также были разбиты на две группы (с учётом филиалов и без учёта филиалов). В последний кластер вошли: в первую группу 969 вузов государственных и негосударственных (без учёта филиалов) (все вузы-1) и 2451 объектов анализа – государственные и негосударственные вузы с учётом филиалов (все вузы-2), которые в совокупности составили третий кластер. Филиалы в Мониторинг вошли как отдельные субъекты отчетности, отсюда и столь значительная общая численность исследуемых единиц анализа по второй группе во всех трёх кластерах. Численность УВП во всех вузах страны, сдавших статистическую отчётность за 2013 год, составила в государственных и негосударственных вузах (без учёта филиалов) 123923 человека, вместе с филиалами – 142688 соответственно. В государственных вузах без филиалов трудится 117182 сотрудника УВП, в государственных вузах с учётом филиалов – 131844. Удельный вес УВП в общей численности сотрудников вузов во всех трёх кластерах примерно одинаков и составляет в целом по всем вузам 17,2%.

Рисунок 1 – Численность УВП вузов, человек

Подавляющая численность УВП (92%) сконцентрирована в государственных вузах (без учёта филиалов). Несмотря на то что в негосударственных вузах работает незначительная часть УВП страны, мы сочли необходимым провести сравнительный анализ с учётом трёх кластеров первый – государственные вузы; второй – негосударственные, третий – все вузы страны. Каждый кластер, в свою очередь, включал две подгруппы вузов: 1 – без учёта филиалов; 2 – с учётом филиалов.

Сравнительный анализ позволил представить сложившуюся в стране ситуацию с УВП максимально объективно. Включение в исследование негосударственных вузов позволило изучить различия в организации работы с УВП образовательных учреждений высшего образования, относящихся к разной организационно-правовой форме, и проанализировать новые возможности для совершенствования норм численности УВП, оплаты труда и развития трудовых отношений в вузе. В сравнительный анализ по ряду показателей в исследование был включен также Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (без учёта филиалов), т. к. он одним из первых вузов страны решился на эксперимент и пытается отойти от сложившейся в целом по стране практики норм расчёта численности УВП и методик начисления заработной платы применительно к данной категории.

Статистические данные позволили получить объективную картину не только численности V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 и качественных характеристик УВП, но впервые рассчитать сложившейся уровень заработной платы и нормы расчёта численности УВП в выделенных кластерах.

Проанализировать сложившуюся практику нормирования труда и определения численности УВП в вузах Российской Федерации оказалось чрезвычайно сложно. Дело в том, что в форму статистической отчетности ВПО-1 не включён важный показатель – общее количество штатных единиц для различных категорий работников вуза. чётко сформулированы строки, позволяющие определить, сколько сотрудников работают на условиях совместительства (внутреннего и внешнего), однако важнейший показатель, который только и позволяет получить валидные результаты по нормированию труда (количество штатных единиц), отсутствует. Поэтому пришлось проделать сложную работу, чтобы можно было рассчитать необходимые для определения сложившихся норм расчёта УВП недостающие показатели. Полагаем, что срочно надо внести уточнение в форму ВПО-1, иначе в силу высокой трудоемкости необходимых предварительных расчетов невозможно будет прослеживать динамику развития процессов в перспективе.

В настоящее время вузам разрешено самостоятельно рассчитывать штатную численность работников высшего учебного заведения в пределах бюджетных ассигнований, выделенных учредителем в целях финансового обеспечения государственного задания на выполнение государственных услуг в соответствии с основной деятельностью образовательного учреждения, предусмотренной уставом, в виде субсидий, объём которых определяется на основании нормативного метода определения затрат. Благодаря дополнительным математическим расчётам нам удалось выявить как реализуется рекомендации Министерства образования. В результате математических расчетов было определено соотношение списочного и штатного состава УВП и ППС вузов, что, в свою очередь, позволило рассчитать численность ППС, приходящихся на одну штатную единицу УВП.

Рисунок 2 – Численность ППС на штатную единицу УВП

Во всех вузах страны и в государственных вузах (с учётом и без учёта филиалов) соотношение ППС к 1 штатной единице УВП составляет 2 : 1, в частных вузах нагрузка на 1 шт.

единицу УВП больше в 1,5 раза и представляет соотношение 3 : 1. В Финуниверсите нагрузка на 1 шт. единицу УВП в 2 раза превышает показатель по кластеру государственные вузы и в 1,33 – по кластеру негосударственные вузы.

Во всех вузах страны и в государственных вузах без учёта филиалов соотношение V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 студентов, которым предоставляются образовательные услуги, и УВП составляет 38 : 1, в негосударственных вузах (без учёта филиалов) нагрузка на 1 шт. единицу УВП превышает более чем в 2 раза и представляет соотношение 81 : 1. В Финуниверсите (без учёта филиалов) нагрузка на 1 шт. единицу УВП по анализируемому показателю также более чем в 2 раза превышает показатель по кластеру – государственные вузы (без учёта филиалов) и практически равна показателю по кластеру негосударственные вузы (без учёта филиалов).

Рисунок 3 – Численность студентов на штатную единицу УВП

Таким образом, в целом все вузы строго следуют рукомендуемым нормам Министерства образования и науки Российской Федерации, и только некоторые вузы решаются на эксперимент, хотя такое право имеется, согласно российского законодательства, у каждого вуза. В этом отношении ситуация, сложившаяся в Финуниверситете, является уникальной, т. к.

один из немногих государственных вузов пытается реализовать новые формы нормирования и стимулирования труда УВП. Такие попытки заслуживают поддержки и тщательного изучения, ибо без эксперементального опыта (даже, если он и носит негативный характер) невозможны поиски по совершенствованию системы высшего образования в целом.

Для того, чтобы определить насколько удачным был эксперимент, проведенный в Финуниверситете, мы перешли от статистических к социологическим методам анализа, а также провели дополнительные экономические расчёты. Главным критерием оценки эффективности нововведений согласно законам экономики труда должны быть два показателя: повышение производительности труда при сохранении или уменьшении уровня напряжённости труда.

Нахождение оптимального соотношения между ними необходимо для сохранения социальной стабильности в вузе, устойчивого его функционирования и поступательного развития. В работе использовались разнообразные методы сбора и обработки первичной информации. Были дополнительно проведены два социологических опроса, три экспертных опроса, опытноэкспериментальные работы (хронометраж, самообследование и т. д.), контент-анализ., что впервые позволило не только полно проанализировать характер нововведений, но и рассчитать их экономическую эффективность, изучить обратную связь и исследовать их влияние на социально-трудовые отношения в коллективе, предложить Коэффициент денежного возмещения трудозатрат УВП (Кдвт), Методику определения ориентировочного размера V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 заработной платы УВП конкретного вуза с учётом его регионального местонахождения.

Уникальность исследования в том, что впервые проведён многофакторный анализ такой целевой группы как УВП вузов на макро- и микроуровнях, в неразрывной их взаимосвязи.

Проведенная ВТК работа на основе российской статистической базы данных, собранной в процессе мониторинга вузов, отвечает последним трендам в области организации методологии исследования, принятым в мире. Поскольку в последние два года в международных научных кругах всё громче звучат мнения об ограничениях, имеющихся в работе с большими статистическими данными, исследование УВП образовательных организаций высшего образования одновременно на макро- и микроуровнях является прорывным не только в российской исследовательской практике, но и с точки зрения совершенствования мировой методологии и методик по изучению образовательной сферы.

–  –  –

ПОЛТАВСКАЯ Мария Борисовна – кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии Волгоградского государственного университета. E-mail: poltavskayamb@yandex.ru.

Вопрос об учёте и контроле за деятельностью некоммерческих организаций (НКО) встал с момента их создания, поэтому реестр – необходимый инструмент для этих целей. Реестр (польск. rejestr, позднелат. registrum) означает опись, письменный перечень или книга для записи дел, документов [1].

Насущной проблемой для социально ориентированных некоммерческих организаций (СО НКО) является отсутствие сводного реестра этих организаций и единого информационного ресурса, на котором ведомства могли бы консолидировать всю необходимую информацию о предоставлении государственной поддержки СО НКО.

Самый полный перечень всех зарегистрированных НКО на территории РФ можно найти на сайте Министерства юстиции РФ. По состоянию на 06.02.2015 г. 436659 организаций всех организационно-правовых форм зафиксировано на сайте. Все НКО представлены в прежних организационно-правовых формах, без учёта изменений законодательства в 2014 г. [2].

Ещё один реестр НКО расположен на «Портале НКО», где в раздел «Общероссийская база НКО» включены 11550 организаций, которые сгруппированы по 15 сферам деятельности (например: образование, просвещение, интеллектуальный потенциал нации; развитие гражданского общества и др.) [3]. Однако вышеназванные реестры включают не только СО НКО.

Необходимость в составлении реестров СО НКО появилась в 2011 г., Министерство экономического развития РФ в мая 2011 г. издало приказ N 223 «О ведении реестров социально ориентированных некоммерческих организаций – получателей поддержки, хранении представленных ими документов и о требованиях к технологическим, программным, лингвистическим, правовым и организационным средствам обеспечения пользования указанными реестрами». Спустя год-два постановления о таких реестрах были приняты на уровне субъектов РФ.

V социологическая Грушинская конференция «БОЛЬШАЯ СОЦИОЛОГИЯ: расширение пространства данных» Москва, 2015 Минэкономразвития России имеет свой реестр СО НКО – получателей поддержки. В 2011 г. он включал 35 организаций, в 2012 г. – 83, на 10.11.2014 в нём состоят 174 СО НКО [4].

Свои списки СО НКО есть и в регионах. В целях организации системы учёта СО НКО, осуществляющих деятельность на территории Волгоградской области, в августе 2013 г. было принято Постановление губернатора Волгоградской области «О реестрах социально ориентированных некоммерческих организаций, осуществляющих деятельность на территории Волгоградской области, – получателей государственной поддержки». В реестр попали только СО НКО - получатели государственной поддержки, сколько всего СО НКО на территории Волгоградской области неизвестно. Аналогичная ситуация наблюдается во многих регионах.

Недостаток реестров СО НКО в том, что документ чаще констатирует факт осуществления государственной поддержки или выдачи субсидий, чем является списком действующих в регионе СО НКО. В таком реестре может несколько раз фигурировать одна и та же организация, если она несколько раз получала субсидию, выигрывала гранты или ей оказывалась имущественная поддержка [5]. Такой список не является в подлинном смысле реестром СО НКО.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 28 |

Похожие работы:

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.