WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 32 |

«К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20 УДК 3 ББК 60.561.23 С69 ...»

-- [ Страница 7 ] --

Главным недостатком возрастной структуры работников обследованных коллективных хозяйств является, с одной стороны, низкая доля молодых работников в возрасте до 30 лет, что лишает хозяйства перспективы сохранения необходимого для работы трудового потенциала и компенсации неизбежных потерь, связанных с уходом на пенсию работников. С другой стороны, обращает на себя внимание отсутствие необходимых мер, содействующих продолжению работы, достигшими пенсионного возраста, которые составляют в коллективных хозяйствах только 3,7% (в среднем по обеим гендерным группам).

Для оценки трудового потенциала коллективных хозяйств необходимо иметь представление о профессиональной подготовке их работников, что выяснялось в исследовании через вопросы о полученном образовании и посещении курсов повышения квалификации.

Треть работников (35,4%)имеют среднее (в т.ч., неполное) образование, то есть не получили никакой профессии. Еще четверть – с высшим (в т.ч. неоконченным) образованием, остальные 40,2% со средним профессиональным.

Работники со средним образованием чаще всего работают на фермах (скотниками, доярками) или механизаторами. Получившие среднее профессиональное образование являются служащими, а с высшим образованием – специалистами.

Большинство опрошенных руководителей хозяйств оценили квалификацию своих работников как достаточную для выполнения трудовых обязанностей, хотя отметили, что желали бы получить квалификацию более высокого уровня.

В этой связи они отмечали большое значение продолжения образования, прохождения курсов повышения квалификации, участия в обмене опытом с работниками передовых хозяйств: «Вот к нам руководители хозяйств приезжают, мы сами обучаемся. Литературу специализированную изучаем. Мы приглашаем инженера к механизаторам, зоотехника к своим зоотехникам. Связываемся с управлением сельского хозяйства района» (руководитель хозяйства).

Некоторые руководители выразили мнение, что в сельском хозяйстве остаются работать такие люди, которые по своим способностям, образованию и отношению к работе не могут быть востребованы в более престижных местах работы. Руководителей не устраивает не столько уровень образования и квалификации этих работников, сколько их неспособность быстрого реагирования на поступающие распоряжения, негибкость мышления и нерасторопность. Способность к обучению таких работников они оценивают негативно и считают, что отправлять их на курсы повышения квалификации бесперспективно. Следует отметить, что такого мнения придерживается меньшинство опрошенных руководителей хозяйств.

Руководители высказывали и такое мнение, что прохождение повышения квалификации необходимо прежде всего для специалистов, в меньшей степени для рабочих категорий. Выражались сомнения и относительно целесообразности применения интернет-технологий для обучения рабочих. Уровень компьютерной грамотности и образ жизни сельского жителя часто не позволяет им получать необходимые знания с помощью новых средств коммуникации.

Данные опроса свидетельствуют о том, что в коллективных хозяйствах не выдерживается рекомендация прохождения повышения квалификации не реже одного раза в 5 лет. Две трети опрошенных за последние 5 лет не проходили профессионального обучения. По сравнению с 2011 г. доля прошедших обучение стала выше, но все равно основная масса работников не обновляет своих знаний. Эта ситуация обостряется и распространенным среди почти половины опрошенных мнением о том, что у них нет необходимости повышать свою квалификацию Необходимость приобретения новых знаний признают столько же работников (42,8%), сколько и отрицают ее (43,8%). В основном, стремление повысить уровень квалификации характерно для молодых работников: среди тех, кому меньше 30 лет, признают необходимость повышения квалификации 58,5%, а среди работников предпенсионного возраста – 38,2%. По сравнению с 2011 г.

доля признающих необходимость повышения квалификации выросла вдвое.

Однако участвующие в курсах повышения квалификации работники невысоко оценивают их полезность. Более половины опрошенных затруднились оценить качество профессиональной учебы, еще пятая часть сообщила о том, что учеба плохо организована. Только четверть респондентов считают учебу организованной относительно хорошо. Доля положительных оценок за 2 года выросла незначительно – на 6,8%. Существенно сократилась доля ответов о том, что учеба не организована совсем, но в 2 раза чаще работники стали затрудняться с ответом, по-видимому, из-за низкой информированности о содержании обучения.

Можно сделать вывод, что имея достаточно квалифицированных работников (по оценке руководителей хозяйств), сельхозпредприятия мало заботятся об обновлении и повышении уровня знаний своих работников, не развивают их образовательный потенциал, хотя, по мнению большинства специалистов районных управлений, условия для этого в районах созданы.

–  –  –

Социальное партнерство выступает как тип регулирования социальнотрудовых отношений. Проблемы формирования социального партнерства являются актуальными в современном обществе. Разработка и изучение этой сферы обещает дать заметные положительные результаты и в дальнейшем позволить эффективно реализовывать социальное партнерство. В силу своей значимости этот опыт может быть интересен для многих регионов нашей страны.

Social partnership acts as a type of regulation of social and labor relations.

Problems of formation of social partnership are relevant in today's society. The development and study of this scope promises to give noticeable positive results in the future to allow efficient implementation of social partnership. Because of its importance, this experience may be of interest to many regions of our country.

Ключевые слова: социальное партнерство, наемные работники, работодатели, трипартизм Keywords: social partnership, employees, employers, tripartism В период реформирования общества, появления многообразных форм собственности и продолжающегося ее передела проблема цивилизованного регулирования отношений в социально-трудовой сфере становится важнейшим направлением социально-экономического развития страны. Это предполагает необходимость обеспечения согласования интересов наемных работников, работодателей, органов государственной власти и местного самоуправления путем достижения консенсуса, выработки и осуществления единой, согласованной позиции. Реализация этой задачи возможна в рамках нового типа регулирования социально-трудовых отношений - социального партнерства [1, с. 131].

В России сформировалась достаточно стройная система институтов социального партнерства, предполагающая наличие трехсторонних комиссий на федеральном и региональном уровнях, находящая выражение в достигнутых соглашениях.

Начиная с 1992 г., в РФ принят ряд законодательных актов и положений, регламентирующих виды, формы и порядок регулирования социальнотрудовых отношений в рамках социального партнерства.

Практическое применение системы социального партнерства на уровне предприятия и обеспечение баланса, прежде всего, экономических интересов работодателя и наемных работников до сих пор является сложно разрешимой задачей для большинства российских предприятий.

На первых этапах становления капиталистических отношений элементы социального партнерства находили выражение в повседневном взаимодействии работника и работодателя. Долгое время они не были объектом научного исследования, хотя некоторые суждения относительно этих элементов можно увидеть в работах многих ученых, которые хотели осмыслить сущность общественных отношений в эпоху зарождения капиталистического способа производства [2, с. 123].

Разработка теории социального партнерства тесно взаимосвязана с проблемами конфликта. Социальное партнерство возникает из конфликта, а именно, на этапе начала поиска путей его урегулирования или разрешения на основе согласования интересов, позиций конфликтующих сторон, достижения компромисса, консенсуса, установления согласия. Государственный деятель Никколо Макиавелли (1469 1527гг.) один из первых попытался провести системный анализ социальных конфликтов и способов воздействия на них. Он выделял в конфликте кроме разрушительной функции, ещё и созидательную. Макиавелли, считал, что на конфликт нужно уметь правильно воздействовать, и это должно делать государство.

Во второй половине XIX в. возникают и развиваются теоретические школы, направления, противопоставляющие социальному партнерству идею классовой борьбы, антагонистической непримиримости в отношениях между трудом и капиталом. Эти школы и направления представляются в основном марксистское направление.

В 80-90-е гг. XIX века в России разрабатывается фабричное и заводское законодательство, в практику вводятся расчетные книжки работников, в них формулируются отдельные положения трудовых отношений работника и работодателя. С началом ХХ столетия распространение получает заключение коллективных договоров и отраслевых соглашений.

Таким образом, теория социального партнерства, цивилизованного регулирования противоречий между трудом и капиталом, формирующаяся в течение нескольких столетий, получает реальное воплощение в качестве важнейшего компонента социально-трудовых отношений.

Социальное партнерство – система институтов и механизмов согласования интересов участников производственного процесса: работников и работодателей. Развитие социального партнерства в его различных формах – важная составная часть процесса усиления социальной направленности современной рыночной экономики, ее социализации. В системе социального партнерства интересы работников представлены, как правило, профсоюзами, интересы работодателей союзами предпринимателей. В так называемом трипартистском ее варианте третьим непосредственным участником процесса согласования интересов выступает государство, которое одновременно является и гарантом выполнения принятых соглашений. Согласование интересов достигается путем переговорного процесса, в ходе которого стороны договариваются об условиях труда и его оплате, о социальных гарантиях работникам и их роли в деятельности предприятия [3, с. 56].

Развитие системы социального партнерства создает возможность достижения относительного баланса интересов работников и работодателей на основе сотрудничества, компромисса, ведет к социальному консенсусу. Оно служит действенным инструментом сочетания экономической эффективности и социальной справедливости [2, с. 196].

В России система социального партнерства в его трипартистском варианте еще только делает первые шаги. Главное – не задействованы механизмы, обеспечивающие реализацию достигнутых соглашений. Вместе с тем в отдельных отраслях (например, в угольной) выполнение отраслевых тарифных соглашений уже привело к некоторому улучшению материального положения рабочих и росту производства.

Основными принципами социального партнерства являются равноправие сторон, уважение и учет интересов сторон, заинтересованность сторон в участии в договорных отношениях, содействие государства в укреплении и развитии социального партнерства на демократической основе, соблюдение сторонами и их представителями законов и иных нормативных правовых актов, полномочность представителей сторон, свобода выбора при обсуждении вопросов, входящих в сферу труда, добровольность принятия сторонами на себя обязательств, реальность обязательств, принимаемых на себя сторонами, обязательность выполнения коллективных договоров, соглашений, контроль за выполнением принятых коллективных договоров, ответственность сторон, их представителей за невыполнение по их вине коллективных договоров, соглашений [4, с. 87].

Принципы социального партнерства заключаются в цивилизованном регулировании социально-трудовых отношений, в налаживании нормальных партнерских взаимоотношений между наемными работниками и работодателями при посредничестве государства. В мировой практике имеется богатый и проверенный временем опыт переговорной политики как "трипартизма", так и двухсторонних переговорных отношений.

Основные принципы социального партнерства и механизмы его реализации определены Законом РФ "О коллективных договорах и соглашениях", федеральными законами: "О порядке разрешения коллективных трудовых споров", "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О коллективных договорах и соглашениях", рядом других законодательных актов. В соответствии с ними действует Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений (РТК), ее отраслевые и региональные комиссии. На протяжении ряда лет подписываются Генеральное соглашение, отраслевые, межотраслевые и региональные тарифные соглашения (правовые акты, устанавливающие нормы оплаты и др. условия труда, а также социальные гарантии и льготы для работников отрасли).

В России начало процесса развития социального партнерства было положено Указом Президента РФ "О социальном партнерстве и разрешении трудовых споров (конфликтов)" от 21 ноября 1991 года.

Социальное партнерство способно разрешить многие противоречия, возникающие в социально-трудовой сфере (в частности, между государством и бизнесом, государством и работниками и др.). Однако оно не в состоянии снять главное противоречие в условиях господства частной собственности – между трудом и капиталом.

В заключение можно сказать, что в социальном партнерстве следует учитывать нестабильность мирового рынка и ограниченность внутреннего рынка.

При этом работодатели обязаны строго соблюдать требования этики бизнеса и социальной ответственности, обеспечив конкурентоспособность продукции на основе оптимизации инвестиций в основной и человеческий капитал. Именно инвестиции работодателей в развитие персонала должны обеспечить создание здоровых и безопасных условий труда, совершенствование систем и повышение уровня оплаты труда, улучшение медицинского обслуживания, организации общественного питания и профессиональной подготовки.

Литература

1. Зинченко Г.П. Социальное партнерство / Г.П. Зинченко. – М.: Издательскоторговая корпорация «Дашков и К°»; Академцентр, 2009. – 224 с.

2. Калашников С.В. Очерки теории социального государства / С.В. Калашников. - М.: Экономика, 2006. – 179 с.

3. Лушников, А.М. Курс трудового права / А.М. Лушников. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 180 с.

4. Михеев В.А. Основы социального партнерства: теория и политика: Учебник для вузов. М.: Экзамен, 2001. – 290 с.

СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО И РИСКИ

И.М. Дудина Ярославский государственный университет им П.Г. Демидова Рассматривается социальное партнерство в современном обществе риска. Выделяются основные субъекты социального партнерства и характер их взаимодействия. Определяется влияние различных стратегий управления рисками в рамках социального партнерства на структуру управления в целом.

This article examines the social partnership in the modern risk society. Highlights the main subjects of social partnership and the nature of their interaction. Determined the effect of various risk management strategies in the framework of social partnership on the management structure as a whole.

Ключевые слова: социальное партнерство, риск, общество риска, бизнес, население, государство, безопасность Key words: social partnership, risk, risk society, business, population, government, security Социальное партнерство, с точки зрения социальных теорий, представляет собой динамический процесс, включающий в себя ряд последовательных действий субъектов по отношению друг к другу. В основе такого определения лежат теория социального обмена и теория власти. Они позволяют обозначить два ключевых фактора социального партнерства – доверие и власть. Доверие – вера одной из сторон в положительные последствия для участников партнерства от действий другой стороны, а также отсутствие неожиданных действий, которые способствуют отрицательным результатам. Власть – определенная зависимость между сторонами. Если теория социального обмена при объяснении взаимодействия между участниками партнерства оперирует концепцией доверия, то политическая теория власти оперирует концепцией власти, обусловленной предложением ценных ресурсов [1].

На наш взгляд, характер взаимодействия субъектов социального партнерства определяется тем, какой фактор – доверие или власть – является преобладающим.

Социальное партнерство, его становление и развитие возможно при осуществлении принципа гармонизации интересов сторон. В качестве участников социального партнерства выступают: население, бизнес и государство. Необходимо отметить, что краткосрочные интересы бизнеса и населения различны.

Бизнес стремится к эффективности, а, следовательно, к концентрации благ у наиболее успешных субъектов экономики. Население же заинтересовано в справедливости, то есть в более равномерном распределении благ. Государство, в свою очередь, в целях достижения долгосрочного успеха общества в целом должно определять пропорцию между эффективностью и справедливостью. Заметим, что при осуществлении социального партнерства выделенными субъектами важно не забывать об основополагающей роли доверия и власти, а именно об их паритете. Если во взаимоотношениях между населением, бизнесом и государством будет отсутствовать один из этих факторов, то будет невозможно говорить об эффективном социальном партнерстве.

Социальное партнерство является эффективным способом решения многих проблем в различных сферах жизнедеятельности общества. Но стоит отметить, что существование социального партнерства как института не является гарантией решения проблем и получения необходимых результатов. В связи с наличием в любом обществе различных социальных сил и групп, обладающих собственными интересами, можно говорить о том, что их деятельность на всех уровнях социальной организации в той или иной степени пронизана риском [2].

Риск – это «целенаправленное поведение социального субъекта, осуществляемое в обстоятельствах неопределенности ожидаемых исходов» [3, с. 124]. Как известно, общество риска производит как риски, так и блага. В определении О.Н. Яницкого, общество риска – это «такой взгляд на характер созидания общественной жизни, когда производство благ и действий, достижений и потерь трактуются как две – онтологически и гносеологически – равнозначные стороны данного процесса» [4, с. 6].

Возрастающая величина рисков несет не только новые возможности, но и увеличивает ощущение нестабильности и тревожности в обществе.

Можно назвать несколько основных факторов, определяющих условия неопределенности, которые связаны с рисками:

• резкие изменения внешней среды, не известные к началу совместной деятельности;

• принципиальная невозможность тотального учета всех условий взаимодействия объекта и субъекта деятельности;

• смена мотивов, целей и методов деятельности взаимодействующих субъектов;

• наличие выявленных и латентных ресурсов, интересов и собственных целей каждого из субъектов партнерства [5].

Доверие и власть, помимо прочего, являются основой взаимной социальной и функциональной связи бизнеса, в лице предпринимателя с населением (потребителем), от которого зависят его прибыль, благополучие и перспектива деятельности. Государство в этих взаимоотношениях также играет значительную роль и может выступать как помощником, так и противником, в зависимости от ситуации.

В результате такого взаимодействия складываются отношения социального партнерства и вырабатывается идеология сотрудничества во всех сферах жизнедеятельности общества.

Грамотное сочетание факторов доверия и власти и использование стратегий управления рисками, таких как сознательное ограничение производства рисков, поддержание легитимного социального порядка и «нормального» образа жизни в экономической сфере, отказ от силового решения экономических проблем, свободное принятие этических ограничений, сохранение материальных и интеллектуальных ресурсов общества позволит добиться эффективного функционирования института социального партнерства.

Реалии современной социально-экономической ситуации, сопряжённые с небывало высокой степенью риска при принятии любых решений, заставляют искать возможный вариант подхода к позитивным изменениям российского общества. «Безопасность все более становится ориентиром деятельности социальных акторов и социальных институтов» [4, с. 14]. В условиях рыночных отношений, требующих совершенствования нравственно-ценностной платформы существования, наиболее устойчивыми оказываются люди, способные к инновационной деятельности. Ориентация общества на творческое самосозидание включает более высокие и сложные процессы, связанные с интеллектуальной активностью, постановкой целей, принятием ответственных решений [6].

Создаваемая при этом структура управления должна меняться качественно.

Основным условием взаимодействия субъектов будет принятие коллективного решения, которое отражает интересы участников и способствует сокращению взаимных разногласий. Партнерство будет успешным лишь в случае гармоничного соотношения интересов действующих субъектов, базирующихся на паритете доверия и власти.

Литературы

1. Грекова Г.И., Киварина М.В., Кузьмин А.В., Руденко К.А. Взаимодействие предпринимательских структур, власти и населения в системе социального партнерства / НовГУ имени Ярослава Мудрого. – Великий Новгород, 2010.

– 242 с.

2. Альгин А.П. Риск и его роль в общественной жизни. – М.: Мысль, 1989. – 187 с.

3. Зубков В.И. Проблемное поле социологической теории риска // СОЦИС. – 2001. – № 6. – С. 123-127.

4. Яницкий О.Н. Россия как общество риска: методология анализа и контуры концепции // ОНС. – 2004. – № 2. – С. 6. – С. 5–15.

5. Фигуровская Ю.Е. Социально-философский анализ партнерства как феномена инновационного общества: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук: специальность 09.00.11 Социальная философия / Фигуровская Юлия Евгеньевна; [Твер. гос. техн.

ун-т]. - Тверь: 2010. URL: university.tversu.ru/aspirants/abstracts/docsNew/.../ 02-02-2010-1.doc (дата обращения: 29.03.2014)

6. Сильнова Е.И. Социальные образы-типы в российском обществе риска //Фундаментальные исследования. – 2013. – № 11 (часть 3). – стр. 605-610;

URL: www.rae.ru/fs/?section=content&op=show_article&article_id=10002441 (дата обращения: 29.03.2014).

–  –  –

Рассматриваются аспекты состояния трудовых ресурсов региона и необходимость повышения их конкурентоспособности для развития инновационной экономики России.

This publication discusses aspects of the state of labor resources in the region and the need to improve the competitiveness for the innovation economy in Russia.

Ключевые слова: конкурентоспособность трудовых ресурсов, рынок труда, инновационная экономика Key words: the competitiveness of the labor force, labor market, innovative economy Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации, разработанная Правительством на среднесрочную перспективу, направлена на обеспечение устойчивого повышения уровня жизни населения и развитие инновационной экономики страны, снижение социального неравенства. Достижение этих целей возможно при значительном повышении конкурентоспособности России и регионов, в частности Нижегородской области, поощрение инноваторов, расширение бизнеса и предпринимательства, развитие человеческого капитала и трудовых ресурсов.

Одним из приоритетов социально-экономического развития страны на ближайшую перспективу является совершенствование конкурентоспособности трудовых ресурсов региона, первоочередная цель которой состоит в обеспечении всех секторов развивающейся отечественной экономики высококвалифицированными кадрами в полном соответствии с текущими и перспективными потребностями рынка труда.

Конкурентоспособность трудовых ресурсов – это способность выигрывать соперничество, на рынке труда желаемое рабочее место за счет наилучшего соответствия сформированных компетенций и профессиональных качеств будущего работника объективным требованиям рабочего места и разнообразным требованиям работодателя.

Конкурентоспособность трудовых ресурсов, сопряженных с этапами формирования и оценки конкурентоспособности в ходе образовательной и послеобразовательной деятельности индивида, показанных на рисунке 1, позволят выделить три разновидности конкурентоспособности: потенциальная, фактическая, реализованная.

Следует отметить, что для традиционных моделей, отражающих процессы подготовки и «потребления» – реализации в ходе трудовой деятельности специалистов, характерно практически автономное существование подсистем высшего образования и рынка труда, что снижает конкурентоспособность выпускников вузов.

В настоящее время состояние рынка труда Нижегородской области в целом характеризуется как благополучное, показатели регистрируемой безработицы одни из самых низких среди субъектов Приволжского федерального округа и по всей России в среднем. По данным Росстата за 2013 год, в Нижегородской области этот показатель равен 4,3%.

Получение Первичное диплома трудоустройство

–  –  –

Рис. 1. Реализация типов конкурентоспособности трудового ресурса Несмотря на относительно благополучную ситуацию с занятостью населения, рынок труда Нижегородской области характеризуется дифференциацией территорий по показателям уровня безработицы и ее продолжительности, территориальной, профессионально-квалификационной диспропорциями спроса и предложения рабочей силы.

Разница между самым высоким и самым низким уровнем регистрируемой безработицы среди муниципальных образований области составила в 2012 г.

6,5 раза (в 2011 г. – 4,1 раза). Отмечено улучшение ситуации с занятостью населения моногородов, на территории которых размещаются градообразующие предприятия. В течение 2011 – 2012 гг. в моногородах Балахна, Заволжье, Княгинино, Сергач, Шахунья уровень регистрируемой безработицы превышал среднеобластной в 1,5 раза. Осуществление дополнительных мероприятий по снижению напряженности на рынке труда, в которых приняли участие более 3

–  –  –

Показатели изменения численности населения по всем возрастным группам в целом подтверждают, что доля людских ресурсов моложе трудоспособного возраста за последние десять лет рыночных реформ постоянно снижается, а число людей трудоспособного возраста значительно повышается. При этом удельный вес трудоспособных работников имеет тенденцию к незначительному росту. На основании выполненного исследования можно сделать и общий на

<

1 Регионы России. Основные характеристики субъектов РФ. Нижегородская область. 2012 г.

учный вывод о том, что в современных условиях труд становится одним из весьма дефицитных факторов производства, что требует не только рационального использования трудового потенциала на каждом рабочем месте, но и развития человеческого капитала, в частности, роста образования работников.

К проблемам повышения конкурентоспособности трудовых ресурсов в условиях развития инновационной экономики региона в сфере занятости в рамках рынка труда в 2008–2013 гг.

относятся следующие:

1. сохранение потенциала высококвалифицированных рабочих (повышение конкурентоспособности безработных);

2. диспропорция спроса и предложения рабочей силы на локальных рынках труда;

3. неэффективная занятость (неполная и скрытая занятость);

4. «разрыв» между уровнями общей и регистрируемой безработицы;

5. низкая трудовая мобильность населения;

6. трудоустройство работников реструктурируемых отраслей;

7. низкая конкурентоспособность отдельных категорий граждан;

8. неразвитость системы профориентации школьников, их невысокая мотивация к трудовой деятельности по профессиям, востребованным на рынке труда;

9. слабое развитие системы внутрикорпоративного обучения;

10. слабая постановка (проработка) системы превентивных мер по отношению к занятому населению, находящемуся под риском увольнения;

11. сокращение квалифицированных трудовых ресурсов за счет высокой смертности населения трудоспособного возраста;

12. дефицит профессионально грамотных, готовых к высокой конкурентоспособности на региональном рынке труда;

Для развития высококонкурентоспособных трудовых ресурсов инновационной экономики необходимо развитие передового высокотехнологичного образования с решением большого количества материальных проблем.

–  –  –

Обобщаются результаты исследований социального положения воспитателей детских садов как профессиональной группы, проведенных при участии автора в 2011-2014 гг.

The article summarizes the results of studies of the social status of kindergarten teachers as a professional group, carried out with the participation of the author in 2011-2014.

Ключевые слова. Социология профессий, символический капитал профессиональной группы, социальный статус профессиональной группы Key words: sociology of profession, symbolic capital of the professional group, social status of the professional group Любая профессия является пространством социального неравенства: можно говорить и о существовании внутрипрофессионального неравенства, и о социальном неравенстве людей как отражении их профессиональной принадлежности.

Сфера дошкольного образования относится к категории профессий, в которых проблематика социального неравенства представлена довольно масштабно.

Среди теоретических разработок, послуживших отправными точками для анализа ситуации, стоит отметить рассмотрение профессиональной принадлежности к сфере «дошкольного образования» как основание для более низких позиций в социальной иерархии. Так, например, социологи Стэллард, Эренрайх и Шкляр (1983) [1] в исследовании бедности и ограничений профессиональной карьеры женщин в Америке ввели термин «гетто розовых воротничков» (обслуживающий/заботящийся труд) по аналогии с «синими воротничками» (физический труд) и «белыми воротничками» (умственный труд). Классические примеры таких профессий – секретари, кассиры, регистраторы, медсестры, учителя начальной школы и воспитатели детского сада. Все они отличаются сочетанием таких характеристик, как высокая доля активностей, связанных с заботой в основном содержании труда, женщин в кадровом составе и низкий заработок.

Для мирового опыта наиболее распространенным является анализа этой проблематики в рамках гендерного и феминистского направления, а также в связи с социальной политикой обеспечения равенства. Многие ученые рассматривают ситуацию на рынке труда по уходу и образованию дошкольников как результат укоренившихся социальных и культурных норм этого института, в которых низкая оплата является неотъемлемой составляющей. Эта работа не только статистически выполняется в основном женщинами, но и нормативно трактуется как "женское дело" (Cameron, Moss, and Owen 1999) [2]. Исследования феминисток подтверждают, что занятия, которые могут обозначаться как «воспитательный труд», находятся в рамках минимальной оплаты по причине сильной символической связи с женственностью и материнством.

Система предоставления дошкольного ухода и образования в мире представлена различным сочетанием государственных, частных, общественных и добровольческих услуг, отражая национальный контекст и цели государственной политики каждой страны (поддержка женской занятости, стимулирование рождаемости, социальное выравнивание). Но даже в условиях частичной или полной оплаты услуг сектора государством повышение заработка работников этого сектора требует именно гражданского/родительского финансирования (Himmelweit 2005) [3].

Значимой является отмеченная Маршаллом тенденция к трансформации профессионализма в связи с изменениями в социальной структуре и социальной политике XX в, бюрократизациии профессий и превращением их в массовое социальное обслуживание, пассивность и подчиненность государственных служащих в профессиях, превращение их в наемных работников.

Исследование «Процессы актуального российского рынка услуг дошкольного образования» проводилось как часть проекта по изучению социального положения, а также перспектив и стратегий повышения социального статуса педагогических работников дошкольного образования в России (часть работ выполнена по гранту РГНФ N 12-03-00490).

Профессиональная группа рассматривается в рамках неовеберианской концепции как корпоративный актор, а ее профессионализация как процесс увеличения властного, экономического и культурного ресурсов с целью улучшения положения на рынке труда.

Российский государственный рынок услуг дошкольного образования имеет большую историю и представлен обширной сетью учреждений во всех городах. Постсоветский период был отмечен закрытием большого количества детских учреждений, принадлежавших крупным предприятиям и ведомствам и ставших для них теперь необязательной социальной нагрузкой. В результате этого современная ситуация с дошкольным образованием характеризуется большой нехваткой мест в государственных учреждениях и постепенным развитием сектора частных садов и центров. В отношении них главной проблемой является нелегальность этого рынка услуг вследствие отсутствия льгот для этого вида бизнеса, его невысокой доходности и желания работодателей максимально избежать формального оформления договорных отношений как с клиентами (родителями), так и с работниками (педагогами).

Стоит отметить, что ситуация в российской системе дошкольного образования в этом смысле до самого последнего времени была максимально осложнена. Несмотря на то, что в подавляющем большинстве стран мира педагогами учреждений дошкольного образования являются женщины, в России их доля составляет 99%. Приблизительно схожие значения свойственны Австрии, Бельгии, Италии. В Германии (97%), США (95%), Китае (94%). А во Франции и Канаде (78 и 68% соответственно). В Японии в начальном образовании – 65%.

Уровень заработной платы педагогов этой сферы в России всегда был крайне низок (в постсоветский период вплоть до 2013 г. в большинстве регионов он был практически в 2 раза ниже среднего заработка по региону и ниже среднего заработка в системе школьного образования).

Исследование проводилось в две волны, непосредственно «до» и «после»

серьезного изменения в политике оплаты труда педагогических работников дошкольного образования. В соответствии с Указом Президента РФ от 7 мая 2012 г. заработная плата педагогических работников дошкольного образования была поднята до уровня средней заработной платы в регионе за счет дополнительного финансирования. Стоит отметить, что для педагогов во многих регионах это было значительное увеличение заработной платы. У нас появилась возможность отследить влияние данного фактора на представления педагогов о собственном социальном положении.

Первая волна была проведена в 12 регионах России в 2011 г. (597 анкет).

Вторая волна исследования проводилась в 2014 г. в 3х регионах России. Опрос был начат в мае 2014 г., и сейчас поступают результаты только части обработанных анкет (330 шт).

Результаты исследования позволяют нам сделать несколько выводов. Педагоги демонстрируют очевидную неудовлетворенность своим экономическим ресурсом и внешним образом респектабельности группы, что существенно снижает их понимание своих статусных позиций и перспектив профессионализации. В исследовании 2011 г. мы просили воспитателей оценить, какие из предложенного набора проблем кажутся им наиболее актуальными. Неудовлетворенность заработной платой занимала первое место в 2011 г. среди актуальных проблем: 50% респондентов указали именно на этот пункт. В 2014 г. «повышение государством оплаты труда» также стало лидером среди мер, способных улучшить позиции профессии.

В 2011 г. 61% респондентов охарактеризовали свою группу как «социально незащищенную» и связывали это именно с низкой доходностью. В 2014 г., несмотря на повышение заработной платы, 73% педагогов продолжают считать себя "социально незащищенной группой". Оценивая уровень благосостояния, который может обеспечить им профессиональная деятельность, педагоги были весьма скептичны.

В 2014 г. мы просили их ответить на вопрос: «Представьте, что Вы бы жили одна и только на доходы от своей работы в дошкольном образовании (то есть, не учитывая доходы других членов семьи, свою пенсию, доход от огорода, подработок по другим профессиям и т.п.), то тогда… 37% выбрали вариант ответа «Мне едва хватало бы только на еду» и 51% «Мне хватало бы только на еду и самое необходимое», лишь 2% выбрало вариант «Я могла бы вести вполне достойный образ жизни и не ограничивать себя».

Мы просили оценить уважение, с которым относятся к педагогам различные группы и институты. В частности, среди них были «представители групп с высоким материальным достатком» и «представители групп с низким материальным достатком». Существенные различия в ощущении уважения с их стороны свидетельствуют о важности доходной составляющей в статусе профессии и группы. Если оценка высокодоходных групп в 2011 г. была принципиально негативна (76% отметили, что ощущают «недостаточное или полное неуважение», и 10% «большое или достаточное уважение»), то мнение об отношении малодоходной группы было четко не дифференцировано (42% указали «недостаточное или полное неуважение» и 42% «большое или достаточное уважение»). Представители групп с высоким материальным достатком рассматривались скорее не как «родители воспитанников», а как «люди более высокого социального положения», и поэтому ощущение неравенства статусов проявляется в нехватке «уважения», снижении значимости символического статуса. В 2014 г. ситуация несколько улучшилась, и только 53% педагогов оценили отношение групп с высоким материальным доходом как «недостаточное или полное неуважение» и уже 54% говорили о «большом или достаточном уважение» группы с низким материальным доходом. Изменение уровня оплаты труда вполне позитивно сказалось на показателях самоуважения в ситуации конкуренции социальных статусов (хотя очевидно, что снижение явного негативного напряжения произошло в пользу латентного, так как «неуважение» перекочевало в «затрудняюсь ответить», а не в «уважение»).

Результаты исследовательского этапа 2014 г. свидетельствуют, что крайне незначительное количество педагогов из государственного сектора имеют опыт работы в частном секторе дошкольного образования (около 5%). Основными ограничениями выступают: незначительное количество частных садов (по сравнению с государственной сетью), превалирование в государственной системе педагогов с высокими показателями возраста (30%), предпочтение совмещения работы в государственном и неформальной частичной занятости в частном секторе, а также увеличение тенденции прихода в дошкольное образование женщин в «зрелом возрасте». Так как сектор в целом не рассматривается ни населением, ни студентами педвузов как обеспечивающий высокий доход, постепенно должности воспитателей в государственных садах все больше комплектуются не молодыми выпускницами вузов, а женщинами средних лет, зачастую без профильного образования. Так, например, среди педагогов со стажем до 3х лет 86% тех, кто начал работать без педагогического образования (из них 68% тех, кто не пошел учиться по профессии сразу же после трудоустройства в детский сад). Когда эти педагоги получат образование и опыт, станут слишком «старыми» для частного сектора, так как в нем «молодость» воспитателя является весьма значимым критерием при трудоустройстве. Этот фактор также способствует изоляции частного и государственного секторов с точки зрения кадрового резерва. Основным мотивом перехода в частный сектор педагоги отмечали более удобные и комфортные условия труда и более высокий уровень его оплаты. Основными мотивами ухода из частного сектора были отсутствие формализованного оформления трудовых отношений и нарушение трудового стажа с потенциальным снижением будущей пенсии. Наиболее распространена практика перехода из государственных учреждений в частные в больших городах, очевидно в силу наличия платежеспособного спроса со стороны родителей. Созданию конкурентных условий способствует больше количество самих частных садов и готовности их владельцев платить более высокую заработную плату своим сотрудникам.

С учетом столь выраженной зависимости от государства и в ситуации проведения реформирования системы дошкольного образования важно понять, насколько педагоги готовы принять участие в определении перспектив своей профессии. С одной стороны, очевидно, что сами педагоги, вследствие длительной советской истории формирования и развития института дошкольного образования, воспринимают государство как своего основного работодателя.

Ощущение себя как части государственного проекта проявляется и в актуальном восприятии практики разделения властных полномочий между группой и государством, в высокой оценке потенциальной эффективности обращения к профильным государственным инстанциям при решении проблем. Так, например, распределение «власти инициативы» между государством и профессиональной группой практически одинаково. В 2011 г. 41% респондентов отметили, что «инициатором реформирования системы дошкольного образования должно быть государство» и 48% – что инициатором должны стать сами педагоги. В опросе 2014 г. ситуация осталась практически той же: 48% и 48%. При этом только 27% педагогов считают, что их участие в проработке реформ дошкольного образования улучшит статусные показатели группы и только 6%, что этому поможет наличие сильной профсоюзной организации.

Данная позиция сочетается с принципиальной неудовлетворенностью степенью признания государством символического капитала группы, то есть с переживанием недовольства уровнем уважения со стороны государства. В 2011 г. «Правительство» получило консолидированный негативный образ: 75% респондентов отмечали, что ощущают «недостаточное уважение или полное неуважение» от «правительства» по отношению к педагогам дошкольного образования, а в 2014 г. таких было 63%. Очевидно, что реформы, связанные с повышением заработной платы, вполне позитивно сказались на образе государства в восприятии педагогов, но недостаточно, так как педагоги стали, скорее, «сомневаться», чем «поверили в уважительное отношение государства».

Очевидно, что изменение ситуации профессиональной группы невозможно исключительно за счет повышения заработной платы до средних уровней.

Данная стратегия не решает проблему неизбежного заниженного социального статуса в силу профессиональной принадлежности. Но для расширения политического капитала педагоги выбирают стратегию работы не с «административной властью», а с «символической властью профессии». Одной из стратегий изменения своего положения педагоги рассматривают работу над проблемой понимания общественностью и родителями воспитанников "профессии педагога дошкольного образования" как вида деятельности, которым не может и не должен заниматься никакой другой специалист.

При этом при оценке потенциальной эффективности инструментов, способных «улучшить позиции профессии воспитателя», педагоги посчитали «просветительскую работу с родителями (чтобы воспитателю больше доверяли и уважали)» более перспективным вариантом, чем «пропаганда среди широкой общественности важности и сложности работы воспитателя (через кинофильмы, прессу, телевидение и т.д.)»(39% и 28%).

Таким образом, стоит отметить, что педагоги, переживая недостаток символического капитала профессии, предпочитают развивать свой политический капитал в направлении клиента – родителя, а не государства – администрирующих органов, предпочитая неформальную занятость и подработку как стратегию преодоления низких показателей статуса в силу профессиональной принадлежности, а не системные изменения на рынке труда.

Литература:

1. Stallard, Ehrenreich, Sklar. 1983. Poverty in the American dream: Woman and children first.

2. Cameron, Claire, Peter Moss, and Charlie Owen. 1999. Men in the nursery: gender and caring work. London: Paul Chapman.

3. Himmelweit, Susan. 2005. Caring: the need for an economic strategy Public Policy Research 12 (3). Р. 168-173.

–  –  –

Рассматривается проблема профессионально-личностного потенциала субъекта трудовой деятельности в условиях современной ситуации в экономической сфере и социально-трудовых отношениях. Даётся сравнение результатов проведённого эмпирического исследования актуальных и перспективных представлений о себе, о своей профессии, о структуре ценностных ориентациях студентов – будущих субъектов деятельности.

In the article the problem of vocational and personal capacity of the subject's work in the current economic situation and the socio-labour relations. Comparison of the results is conducted empirical research of current and prospective views about themselves, about their profession, on the structure of the values and attitudes of students-the future of actors.

Ключевые слова: профессионально-личностный потенциал, актуальные и перспективные самохарактеристики, профессиональная идентичность, ценностные ориентации (ЦО) Key words: vocational and personal potential, current and prospective samoharakteristiki, professional identity, value orientations Современная экономика формирует запрос на высококвалифицированного специалиста, знающего, понимающего, социально активного, умеющего сделать нравственный выбор, определить приоритеты в собственной судьбе, освоить новые стандарты образа жизни и деятельности, умеющего адаптироваться в различных социальных ролях. Предметом изучения в социально-гуманитарных науках стали закономерности и механизмы воспроизводства, управления, развития и формирования социально-профессионального потенциала различных групп общества.

Новая ситуация в экономической сфере и социально-трудовых отношениях расширяет проблематику и психологических исследований профессионального труда до масштабов системы «человек–профессия–общество» [1, 2]. Среди традиционных, исторически сложившихся психологических аспектов профессиональной деятельности человека [3], актуальным научным направлением является изучение профессионального и личностного потенциала группового и индивидуального субъектов труда. Анализируется социально-психологический, управленческий, лидерский, индивидуальный, самоактуализационный, гражданский, творческий, адаптационный, личностно-профессиональный потенциал, где идентичный смысл большинства определений не исключает их конкретизации в соответствии с задачами исследования, в условиях различных видов деятельности: личностно-профессиональный потенциал – часть личностного потенциала, направленная на профессиональную реализацию (В.Н. Марков);

профессиональный капитал как синоним профессионального потенциала, как часть способностей людей, непосредственно необходимая и/или пригодная для выполнения профессиональных задач (В.А. Толочек); индивидуальный ресурс профессионального развития как системное качество, характеризующее человека-профессионала при взаимодействии его с социальной и профессиональной средой (С.А. Дружилов). Феноменология потенциала личности рассматривается авторами как запас сил, возможностей, способностей человека (группы) для достижения конкретной цели и как основание для изменения, личностного роста, для раскрытия ресурсов и реализации планов, жизненных ценностей и/или ценностных ориентаций.

Для понимания особенностей профессиональной деятельности работников требуется изучение и профессионально-личностного потенциала будущих субъектов трудовой деятельности на этапе первичной профессионализации, в период получения высшего образования [4]. Эмпирическая часть нашего исследования была осуществлена на выборке студентов второго курса очной формы обучения одного из Нижегородских вузов (58 будущих менеджеров гостиничного бизнеса). Данная обслуживающая деятельность остаётся одной из наименее изученных профессиональных групп социономического типа профессий.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.