WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |

«К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20 УДК 3 ББК 60.561.23 С69 ...»

-- [ Страница 5 ] --

Сегодня у абсолютного большинства экспертов не вызывает сомнения факт полного провала модели «приезжего рабочего». «Временные» мигранты стали постоянными жителями страны, а общество получило поколение их детей, сталкивающихся с серьезными проблемами социально-экономического характера. Профсоюзы постоянно поднимают вопрос о конфликте интересов между коренным жителем и мигрантами.

Модель мультикультурализма. В рамках этой модели изначально предполагалось, что мигранты станут постоянными жителями страны и отношение к ним должно соответствовать отношению к гражданам собственной страны, учитывая специфику их религии, этничности, культурных традиций. Таким образом, особую роль приобретала «местная община» как ячейка со своей этнорелигиозной и культурной спецификой, помогающая сохранять идентичность.

По мере интеграции мигранта в общество роль общины должна была меняться.

Данные модели строились в Великобритании и Нидерландах. Однако последствия реализации данной модели в социально-экономической сфере были не намного лучше первой. И в Великобритании, и в Голландии не удалось избежать проявления насилия, межэтнических столкновений, роста экстремизма и терроризма на этнорелигиозной основе.

96 «Ассимиляционная» модель также подверглась критике. Мигранты рассматривались в качестве индивидуумов, с каждым из которых государство заключает «контракт». Мигрантов принимали до тех пор, пока они ведут себя как местное население, соблюдают местные традиции, уважают институты и законы страны пребывания. В качестве примера чаще всего приводят Францию.

Однако последние события во Франции, Норвегии, Дании и др. странах показали, что ассимиляционная модель не помогает избежать проблем второй и первой модели на уровне второго и третьего поколения бывших мигрантов.

Уровень социально-экономической интеграции молодых потомков мигрантов 1950-60 годов оказался довольно низким.

Другая ситуация с интеграцией «чужих» сложилась в США. Общество мигрантов уже имеет опыт успешной интеграции приезжих с отличающейся религией и культурой: ирландских и сицилийский католиков, евреев и др.

Трудно одним словом обозначить американскую модель интеграции. При всей ее противоречивости и неоднозначности (особенно если принимать во внимание непростую историю взаимоотношений между «коренным» англосаксонским протестантским населением и последующими волнами иммиграции) можно говорить, что ее конечная цель – ассимиляция. Но ассимиляция не в европейском понимании (полное игнорирование собственной религиозной, этнической и культурной идентичности). В основе «американской ассимиляции» – сохранение своей идентичности, но с обязательным уважением принципов демократии, Конституции и других законов, толерантным отношением к другим религиям или атеистам, с обязательным участием в основных гражданских и политических процессах, затрагивающих интересы всего американского общества.

Что все это означает для национального государства?

1. Оно может остаться нейтральным по отношению к происходящим процессам, рассматривая религию и культуру как сферу частной жизни. Государство может определить только общие рамки, гарантируя равенство всех религий и конфессий в процессе интеграции мигрантов. Скорее всего, это чисто теоретический подход.

2. Признать существование культурных различий и предоставить этническим меньшинствам особые права, например, право получать образование на родном языке. Этот подход поможет избежать ситуации, когда мигрантам приходится делать выбор между своей идентичностью и идентичностью страны пребывания. Считается, что этот подход позволит снять ряд острых вопросов в процессе формирования идентичности.

3. Юридический плюрализм – создание юридических норм для различных групп, включая уголовное и семейное право. Насколько это реально для Единой Европы или для национального государства на современном этапе? Вопрос остается открытым.

4. Культурная автономия для определенных групп, представляющих меньшинство. В некоторых странах этот подход реализуется, но не был распространен на иммигрантов.

Очевидно, что мигранты в Европе ощущают дефицит инициатив, направленных на их интеграцию в западноевропейские общества. В ближайшей перспективе разработка новых стратегий политической и гражданской интеграции иммигрантов будет одной из важнейших задач для государства и институтов гражданского общества.

Один из важных вопросов, требующих ответа, может ли дефицит интеграции быть восполнен инициативами гражданской политики? В рамках усиления роли институтов гражданского общества в процессе интеграции мигрантов эксперты предлагают сделать акцент на следующих моментах:

1. Признать значительный вклад иммигрантов в укрепление национальной безопасности.

2. Шире освещать жизнь иммигрантов в средствах массовой информации, улучшая имидж иммигрантов среди «коренного» населения.

3. Активнее вовлекать иммигрантов (особенно второго и третьего поколения) в работу институтов гражданского общества.

4. Создавать новые институты гражданского общества с участием мигрантов.

5. Воспитывать новое поколение лидеров среди иммигрантов (образовательные программы).

6. Активнее привлекать национальное внимание к процессам интеграции мигрантов в общество.

В настоящее время многие страны предпринимают усилия по снижению уровня уязвимости угрозам, вызванным интенсификацией миграционных потоков. Эти меры включают в себя: реформирование законодательства в сфере предоставления убежища; укрепление правоохранительных органов, разведывательного сообщества и судебных институтов, налаживанию координации между ними, модификация трудового законодательства. Осуществляются меры, направленные на социальную интеграцию мигрантов, предлагаются лучшие экономические возможности для молодежи. Предпринимаются попытки предложить работодателям некоторые налоговые льготы при приеме на работу молодых, мотивировать местные власти обратить внимание на проблемы молодежи. Однако реальных продвижений в этом направлении в большинстве стран Европы пока не получилось.

На стратегическом уровне возникают трудно преодолимые препятствия, особенно если речь идет о ближайшей перспективе. Традиционно этнически однородные европейские общества ожидают, что прибывающие к ним иммигранты максимально интегрируются, примут существующий образ жизни и либеральные ценности. Однако «плавильного котла» не получается. Многие мигранты (особенно мусульмане) сопротивляются подобным ожиданиям и не желают «адаптировать» свой образ жизни, свои ценности и веру. Ислам имеет определенное влияние на организацию семьи и дома мусульманина, и многие из них не желают отказываться от своих традиций в качестве «платы» за интеграцию. С ростом количества мусульман будут нарастать «требования», связанные с организацией медицинского обслуживания, ношением той или иной одежды в общественных местах, даже организацией работы общественных бассейнов раздельно для женщин и мужчин. Это, в свою очередь, будет способствовать распространению протестных настроений в традиционных европейских обществах.

Эти вопросы приобретают особую актуальность, когда «расширенная»

единая Европа столкнулась с проблемой формирования новой идентичности. В любом случае не следует ожидать скорейшей интеграции иммигрантов мусульман в европейские общества. Даже если предположить, что властям удастся последовательно реализовать меры, направленные на интеграцию иммигрантовмусульман, эффект будет отложен на поколение или два.

Большинство экспертов сходится на том, что современная политика западных стран по отношению к иммигрантам требует существенной корректировки. В США основной акцент предлагается сделать на уровне институтов гражданского общества. В Западной Европе главные надежды связывают с государством и его институтами. Какой из этих подходов окажется наиболее эффективным, покажет время.

Литература

1. The Role of Muslim Identity Politics in Radicalisation (a study in progress). Tufyal Choudhury, University of Durham: Crown, April 2007.

http://communities.gov.uk/documents/communitites/pdf/452628.

2. Alexander C. The Asian Gang:Ethnicity, Identity, Masculinity. Oxford: Oxford University Press. 2000.

3. Hopkins, P. “Youthful Muslim masculinities: gender and generational relations” //Transaction of the Institute of the British Geography. N 31. 2006.

4. Macey, M. “Class, Gender and Religious Influence on Changing Patters of Pakistani Muslim Male Violence in Bradford” // Ethnic and Racial Studies. N 22(5).

1999.

5. Prepared statement of Mr.Claude Moniquet, President and Director General, European Strategic Intelligence and Security Center Islamic Extremism in Europe. Hearing before the Subcommittee on Europe and Emerging Threats of the Committee on International Relations. House of Representatives. 109 Congress. 1 session. April, 27, 2005. Serial No.109-34. http://www.house.gov /international_relations.

–  –  –

Представлены результаты исследования «Проблемы трудовой интеграции трудоспособных граждан в г. Нижний Новгород», осуществленного в сентябредекабре 2013 г., состоящего из 35 глубинных биографических интервью с трудоспособными лицами, причисленными на основании суммы признаков к низкоресурсным группам.

There are results of the study "The problems of labor integration of able-bodied citizens in the city of Nizhny Novgorod", carried out in September-December 2013, consisting of 35 in-depth biographical interviews with able-bodied persons, reckoning on the basis of the sum of signs of low-resource groups.

Ключевые слова: прекариат, трудовые отношения, требования к рабочему мест, карьера, мобильность, профессиональная интеграция Keywords: the precarious, labor relations, the requirements for jobs, career, mobility, vocational integration А.В. Шевчук, говоря о современной (постиндустриальной) занятости, отмечает, что она доступная всем [1]. Борьба за рабочие места обусловлена такой функцией занятости как автоматическое определение статуса, дохода, образа и стиля жизни, объема прав. Однако в России чаще случается наоборот: именно статус и объем прав являются средствами масштабной перегруппировки и перераспределения знаковой работы. Соответственно те, кто обладает низкими ресурсами, остаются на задворках этой борьбы. Непривилегированный и застойный сегмент занятости, в котором распространены неинтересный, изматывающий труд, часто связанный с откровенной эксплуатацией, низкие, нестабильные заработки, худшие условия труда, включает все большее число людей из разных категорий социально уязвимых и низкоресурсных групп населения.

Хотя именно для них работа остается в первую очередь источником жизненного обеспечения и условием воспроизводства новых поколений, она способствует быстрому формированию специфического российского прекариата – слоя трудящихся, для которых характерны нестабильная занятость и уязвимость в жизни.[2] Прекаризация трудящихся в России, в отличие от развитых стран, не рассматривается как старт в социально защищенную занятость, она скорее объединяет тех, кто оказался неспособным к профессиональной интеграции в современных условиях.

В сентябре – декабре 2013 г. было проведено исследование на тему «Проблемы трудовой интеграции трудоспособных граждан в г. Нижний Новгород».

В его ходе проведено 35 глубинных биографических интервью с трудоспособными лицами, причисленными на основании суммы признаков к низкоресурсным группам. Общее время интервью составило 70 часов. Выбор респондентов проводился целевым образом, решение о приглашении к интервью принимал интервьюер на основании заранее составленного задания, учитывающего пол, возраст, социальный и семейный статус, место проживания, образование, квалификацию, трудовой опыт и опыт безработицы, некоторые другие индикаторы. В итоге респондентами выступили мужчины и женщины в возрасте от 20 до 55/60 лет, проживающие в Нижнем Новгороде и области, обладающие многочисленными пробелами в ресурсном обеспечении в указанных областях (за исключением образования и семейного положения). Основной целью являлось выяснение причин и последствий проблем и неудач в трудовой интеграции граждан России, которые оказали негативное влияние на профессиональный статус и социальное положение опрошенного.

С другой стороны, была сделана попытка выявить зависимость между профессиональными шансами и рисками современных работников и ресурсами, находящимися в их распоряжении. Интервьюеры во время опроса осуществляли невключенное наблюдение, которое в отчетах анализировалось с точки зрения обстоятельств знакомства с респондентом, условий, в которых проходило интервью, состояния и внешнего поведения респондента.[3] Отношение к труду Часто нынешние работники занимаются трудом, не имея для его выполнения нужного образования и квалификации. Это не снижает интереса к труду, поскольку приобретенные навыки оцениваются позитивно, хотя они являются едва ли пригодными для дальнейшей профессиональной карьеры. У тех, кто потратил много времени на образование, очень ценится работа по специальности. Ради такой работы люди нередко готовы отказаться от высокого заработка.

Иногда в работе привлекают не трудовые обязанности, а интересная сама по себе сфера деятельности, где можно найти интересных людей, новое общение (например, назывался рок-клуб). С другой стороны, выявляются разочарование трудом, его низкая оценка, что связывается с рутинностью и монотонностью трудового процесса, отсутствием творческого начала, простоем в работе, трудностями в поиске работы.

Требования к рабочему месту и трудовая карьера Многие из опрошенных лиц в течение своего трудового опыта меняли место работы. Некоторые из них это делают регулярно. Отношение к смене мест работы у респондентов оказалось неоднозначным: среди многочисленных работ выделялись те, которые обозначались «как серьезная работа», и все остальные, не имеющие, видимо, для респондентов особого значения и не оставившие в памяти особого следа. Назовем это движение «переходной занятостью», или «временной занятостью». На такие места респонденты устраивались в силу различных причин и увольнялись, как правило, добровольно по весьма разнообразным обстоятельствам (например, «работа мешала учебе», «было тяжело физически»).

В области требований к занятости выделяются ясные групповые различия. Для молодежи, которая стремится продолжить обучение, важна возможность совмещения работы с учебой. Они часто плавающий график труда и временную работу по интересам (но не разовую или краткосрочную) называют «преимуществами» занятости. Для того чтобы продвинуться вперед в трудовой интеграции, молодые люди готовы к существенным изменениям в жизни: переехать, поменять профессию, согласиться на работу, связанную с дальними разъездами, отказаться от вредных привычек. Для всех иных возрастных групп трудоспособных в большей степени подходит стандартная форма труда, которую они связывают с формированием личной защищенности и стабильности.

Еще «пожилые работницы» в своих предпочтениях ориентируются на интересы семьи. Это характерно не только для их нынешней трудовой ситуации, сколько является длительной (постоянной) установкой, так они корректировали свою занятость всегда, включая работу в советское время.

Если мобильность на рынке труда, развитие новых компетенций для получения работы, согласие с плавающим графиком работы являются в целом приемлемыми для российских «групп риска» на рынке труда, то некоторые методы современного менеджмента в организациях вызывают явно отрицательное отношение. Среди прочих в интервью назывались корпоративный стиль управления, четкое разделение времени труда и отдыха, жесткое соблюдение трудовой дисциплины и система контроля, непривычные праздники (например, тимбилдинг). Неприятие подобных нововведений иногда становится важнее приличного дохода и люди отказываются от такой работы. Наоборот, большая ответственность за выполняемые задачи, собственное управление временем труда все чаще находит почитателей, особенно в лице молодежи. Интересно, что отношение к «ответственности» на рабочем месте в интервью оказалось дифференцированным: далеко не все опрошенные приветствуют автоматическое и неоплаченное присоединение какой-либо ответственности к своим трудовым обязанностям.

Общим для всех групп оказалось желание получать «достойный доход».

Существенным недостатком их занятости люди считают задержки в выплате заработной платы, а также плохие физические условия труда (интерьер, частые выходы на улицу). Важной стороной является обеспечение трудового процесса работодателем. Интересно, что работники требуют не только приемлемых физических условий труда, необходимых средств труда, но и информационного обеспечения выполняемой работы. Для части респондентов важным оказалось качество трудового коллектива.

В исследовании встретились трудоспособные лица, которые не смогли сформулировать свои требования по отношению к труду и занятости, возможным барьерам и препятствиям на пути поиска работы и интеграции в трудовую жизнь. Сложилось впечатление, что, невзирая на уровень образования (низкий, высокий), эти лица практически полностью лишены знаний о современной профессиональной жизни, не способны оценить свои силы, умения, не обладают информацией о ситуации на рынке труда. По этому параметру они оказываются даже в худшем положении, чем пожилые трудно нанимаемые работники или пенсионеры.

Неудачи в трудоустройстве оказываются тяжелым бременем для трудоспособного человека в любом возрасте и любого социального положения. Люди испытывают чувства отверженности, отчужденности, демонстрируют усталость от постоянных поисков работы. Человек воспринимает отказы со стороны работодателей как «собственную вину», в результате снижается самооценка, возникает и развивается ощущение профессиональной непригодности. Легче неудачи переносит молодежь. Частично это связано с «размытыми» установками в отношении занятости в силу возраста и начального периода трудовой интеграции. Если респондент часто менял работу, участники опроса (интервьюеры) были склонны обвинять его в этих неудачах. Такая ситуация может свидетельствовать о стигматизированном отношении к «текучей» занятости, то есть способности трудящегося и его статус все еще оцениваются на основании времени, отработанном на одном месте. Не исключено, что подобное восприятие работника характерно и для российских работодателей, у которых хороший работник

– это тот, который долгое время занимает одно рабочее место. Видимо, в стране на ценностном и нормативно-формальном уровне продолжают доминировать идеалы занятости индустриального времени.

Трудовые отношения и их воздействие на профессиональную интеграцию Адаптация на рабочем месте происходит по-разному. Многие опрошенные указывает на помощь со стороны коллектива. При этом существуют конфликты внутри трудовых коллективов. В основном упоминались конфликты с линейными руководителями. Например, работники требуют соблюдения этических норм общения. Для этого они способны пожертвовать даже заработанными благами (например, готовы терпеть отказ в выплате премии). В настоящее время не только работодатели повышают требования к своим работникам, но и сами работники желают оценивать компетенции и трудовые способности руководителей. Часто та или иная оценка руководителя является условием развития мотивации к труду со стороны трудящихся. Для русских чрезвычайно важны «человеческие отношения» (фактически, речь идет о неформальных отношениях) по линии руководитель – подчиненный, которые воспринимаются как неотъемлемая часть трудовых отношений. Такие отношения раскладываются занятыми на определенные компоненты. Так, респонденты указывают на важность «отсутствия любимчиков», «отделение частных интересов от профессиональных», «наличия дружеских отношений» (или, наоборот, «только деловых»), на необходимость создания климата в трудовом коллективе, исключающего конкуренцию между сотрудниками. Современные работники склоны приветствовать стиль работы «в команде» и менее рады традиционным отношениям «начальник – подчиненный». Интересно, что некоторые связывают с этими аспектами «трудовых отношений» уровень производительности труда. Для тех, кто поддерживает прошлые ценности трудовых отношений (патерналистские), взаимодействие с руководством выстраивается по модели «начальник всегда прав». Работники в этом случае предпочитают «прогибаться», приспосабливаться, терпеть, и этими способами часто достигают нужной цели (хороших отношений, собственных потребностей на рабочем месте).

Другой важной темой конфликтов с работодателями все еще остается невыплаченная или недоплаченная заработная плата, премии. Работники прямо говорят об «обмане» или жадности руководства. Нередко такие конфликты, при которых обе стороны занимают непримиримую позицию, приводят к увольнению работников, которые видят в данном акте единственный способ противодействия несправедливости. Жаль, что современные работники, часто имеющие одинаковые требования к работодателю, не стремятся самоорганизоваться и даже не рассматривают такой вариант.

По теме отношений с коллегами в ответах звучали, казалось бы, навсегда утерянные в России мотивы действительной трудовой солидарности. Так, для «простых» работников значительную роль играет наличие «чувство локтя товарища». В иных случаях называются такие составляющие отношений, как доброжелательность, общительность, уважение, стремление помочь, дружеские отношения, помогающие работать. На этом фоне, правда, нередко возникают в организациях конфликты между самими коллегами. Они иногда носят неявный характер: «меня недолюбливали», «некоторые мне не нравились», в других случаях – приводят к открытому противостоянию, причиной которого чаще всего называлась конкуренция между работниками. Особенно в компаниях нового типа присутствует высокая степень дистанцирования коллег по работе друг от друга: нежелание участвовать в общих мероприятиях, отсутствие контактов по нерабочим вопросам, равнодушие или предвзятое отношение по отношению к личности другого. В ситуации, когда в трудовом коллективе четко выделяется «ядро» (интегрированные работники) и «периферия», такое противостояние может привести к безосновательному исключению (вытеснению) «слабых» работников с предприятия. Такие работники и сами не стремятся адаптироваться в коллективе, занять в нем свое место, предпочитают самоустраниться от решения проблем.

Особенностью нынешнего рынка труда в России, судя по полученным данным, является масштабное пренебрежение трудовым законодательством.

Это касается, прежде всего, частного сектора и организаций, в которых существует большая текучка и необходимо постоянно набирать сотрудников. Иногда «пренебрежение» законами превышает все допустимые границы: выяснилось, что на стройки принимают не только нелегальных мигрантов, но часто и в большом количестве подростков, которым можно мало платить и использовать их на неквалифицированных работах. Респонденты указывают на законодательные нарушения и растягивание времени труда («выходные, отпуск не давали»). Особое беспокойство трудящихся связано с развитием мошенничества в сфере найма. Образуются фирмы, которые под предлогом трудоустройства, пытаются выудить деньги из простодушных людей. Респонденты жаловались, что эта «деятельность» настолько широко распространена и используются настолько искусные методы манипуляции, что в результате серьезно затягивается процесс трудоустройства.

Институциональные формы, особенно в лице государственных служб занятости населения, не являются каналом поддержки в решении проблем профессиональной интеграции для лиц, нацеленных на поиск «достойной работы».

Служба занятости может помочь только в случае потребности в «простой» работе. Для безработных она представляет собой в большей степени фонд по материальной поддержке, а также является инстанцией по поддержанию трудового стажа. Так было в 90-е гг., и сейчас ситуация почти не изменилась. В заключении следует отметить влияние произошедших в стране перемен на поколение людей, которые начинали работать в Советском Союзе, а пика трудовой жизни достигли в 90-е гг. Опрошенные сетуют, что экономические изменения, почти стихийный рынок труда оказали неизгладимое влияние на их идеалы, установки и профессиональное поведение. Многие потеряли веру в справедливость, в государственную защиту и гарантии, но и в себя тоже, в назначение своего труда. Главное для этих работающих еще сегодня – любой ценой сохранить место работы, их мучает страх, усиленный воспоминаниями о «лихих» временах. Остаться без работы для них означает остаться без средств к существованию, такие лица не хотят ничего менять, считают, что если что-то есть, то это уже успех.

Текущие жизненные проблемы и профессиональные трудности не рассматриваются молодыми работниками как угроза для будущей профессиональной и личной жизни. Молодые смотрят в будущее с высокой степенью оптимизма, уже очень рано выстраивают планы профессионального развития, прагматично оценивают на этом пути различные барьеры и препятствия. Все остальные стремятся скорее реализовать свои специфические интересы в сфере труда и занятости, связанные с жизненной ситуацией, имеющимся трудовым опытом, специальностью, положением на рынке труда. Неудачи и проблемы в профессиональном плане, переходы и поиски работы в значительной степени повышают ценность получения стабильной и полноценной работы для современного российского трудящегося. Некоторые респонденты не находят даже разницы между стабильной работой и стабильной жизнью. Для них это одно и то же: «…найду работу, выйду замуж, рожу ребенка». Часть трудящихся с проблематичной трудовой интеграцией испытывают ее последствия в своей личной жизни, на состояние здоровья: «Тяжелая, морально негативная трудовая деятельность нервирует, была такая работа, что я была взвинчена, стала паникером и заработала бессонницу, гастрит». Это заставляет их концентрироваться на проблемах борьбы за существование, снижать свои требования относительно работы (худшие физические условия, меньший доход, наличие переработок).

Особенно уязвимыми оказываются лица в состоянии длительной безработицы, у которых пропадает ощущение нужности, востребованности:

«…когда работаешь, настроение меняется, становится лучше, ощущаешь себя по-другому…». В целом, получение стабильной работы для всех является пределом желаемого представления о профессиональной жизни. Правда, стабильность чаще связывается с такими характеристиками, как длительность времени труда на одном месте, интерес к работе, хороший заработок. Менее ясными в этом отношении бывают представления о графике и месте работы, объеме трудовых заданий и способе оплаты труда, трудовых отношениях на рабочем месте. Последние, скорее всего, и составляют наиболее динамичный сегмент изменений в направлении постиндустриальной организации труда в стране.

Литература

1. Шевчук А.В. О будущем труда и о будущем без труда (футурологические дискуссии) // Экономическая социология. Т.6.№3. 2005. С. 11-25.

2. Голенкова З.Т., Голиусова Ю.В. Новые социальные группы в современных стратификационных системах глобального общества // Социологическая наука и социальная практика. №3. 2013. С.5-15.

3. Бурдье, П. Страдания мира или Новые отверженные //Альманах «Восток».

№1/2 (25/26). 2005. Доступ через интернет: http://www.situation.ru/app/ j_art_ 816.htm.

–  –  –

Рассматриваются социальные последствия укоренения частного капитала в промышленности России. Анализируется содержание и влияния на мотивацию трудовой деятельности сложившихся на предприятиях трудовых отношений. Обосновывается необходимость их коренного изменения как важной предпосылки модернизации производства. Сравниваются оценки уровня идентификации (включенности) работников российских предприятий с зарубежными данными The strenthening of private capital in russian industry exerts considerable influence on social sphere. The essence of labour relations in the industrial companies and its impact on the labour motivation are considered in this article. Their fundamental change is stated to be an important precondition of modernisation. The evaluation of workers’ involvement is compared with international data.

Ключевые слова: модернизация производства; характер трудовых отношений; социальное партнерство; идентификация; включенность; законодательство и социальная политика; постиндустриальный уклад производства Key words: modernisation of the industry; labour relations, social partnership;

identification; involvement; legislation and social partnership; postindustrial state of production

1. До 90-х годов прошлого столетия мы жили в обществе, где отрицалось наличие наемного труда. Трудовые отношения толковались как равноправное взаимодействие участников свободного труда. Общепринятая в научном мире интерпретация трудовых отношений как отношения работодателя и работника наемного труда вошла в нашу повседневность лишь два десятилетия назад, одновременно со становлением рыночной экономики и утверждением частной собственности на орудия и средства производства. Эти глобальные изменения поставили отечественную социологическую науку о труде перед необходимостью адаптироваться к новым социальным реалиям. И не только существенно изменить свой понятийный аппарат, что как раз было не самым тяжким делом. Уже в 2006 г. был подготовлен и издан первый в истории отечественной социологии труда – словарь. [1] Более сложной оказалась другая задача. Появилась необходимость по-новому взглянуть на характер и содержание складывающихся под влиянием новых экономических и политических условий трудовых отношений.

Предстояло оценить их влияние на состояние трудовой деятельности, ее мотивацию и результативность. Необходимо было выяснить, в какой степени трудовое законодательство отвечает, с одной стороны, интересам развития производства, а с другой – дает гарантии защиты трудовых прав и социального благополучия работников наемного труда. Наконец, возможно ли в сложившихся социальных условиях успешно осуществить модернизацию отечественного промышленного производства? На поиск ответов на все эти и некоторые другие вопросы в последние годы направлены усилия многих отечественных исследователей.

2. И было вполне логично, что в поисках ответов на поставленные вопросы многие исследователи обратились к изучению зарубежного опыта, ведь формирование и развитие капиталистического производства и тесно связанных с ним трудовых отношений имеет в развитых странах Европы и Америки более чем двухвековую историю. За многие годы там отбирались и приобретали характер социальных институтов наиболее приемлемые для производства и социума нормы и правила взаимодействия сторон в сфере труда. Формировалась концепция социального государства. Анализируя этот процесс, исследователям удалось описать различные модели трудовых отношений, действующих в разных странах, оценить роль законодательства и государственной политики развитых стран Европы и Америки в сфере труда. Результатом этого анализа стало издание ряда научных трудов, вышедших в свет в последнее десятилетие.1

3. Но очень скоро выяснилось, что рекомендации этих исследований, равно как и прогрессивные модели трудовых отношений, не встречают со стороны работодателей и их управляющих ни понимания, ни интереса. От предложений по оптимизации действующего в стране трудового законодательства отмахнулись и государственные органы управления. Все это можно было бы отнести к низкому уровню профессионализма отечественных управленцев. Но, как нам представляется, дело здесь не только, и не столько в этом. Пытаясь изменить содержание трудовых отношений в отечественном производстве и предлагая при этом социальные нормы и технологии, используемые в экономически развитых странах, мы, как нам представляется, не учитываем того, что имеем дело не только с разными странами, но с разными цивилизационными эпохами в развитии и экономики, и промышленного производства.

4. Нельзя не учитывать того, что когда в начале 90-х годов было принято решение о переходе к рыночной экономике, в стране не было трудового законодательства, соответствующего новым экономическим условиям и определяющего социальную политику государства в сфере труда.

Оно появилось лишь в 2001 г. и показало, что государство до сего времени, практически, не озабочено судьбой человеческого капитала приватизированных предприятий. Оно не создало условий для его развития. В сфере трудовых отношений на протяжении более двух десятков лет царит произвол новоявленных собственников. Попыткам регламентации этих отношений был противопоставлен лозунг: «рынок сам все расставит на свои места». И это стало оправданием политики защиты собственников-работодателей. Принятый в 2001 г. Трудовой кодекс исключил возможность использования наемными работниками забастовок в борьбе за соблюдение своих прав. И это полностью развязало руки работодателям. В установСм. напр.: Становление трудовых отношений в постсоветской России- М.: Академический проект, 2004; Сизова И.Л. Модернизация государственности благосостояния в странах организации экономического сотрудничества и развития:1980-1990гг./Монография.- Нижний Новгород. Изд-во НИСОЦ.2008; И.Б. Олимпиева Российские профсоюзы в системе регулирования социально-трудовых отношений: особенности, проблемы и перспективы исследования. СПб.: ЦНСИ, 2010; Е.А. Шершнева, Ю. Фельдхофф. Культура труда в процессе социально-экономических преобразований. - опыт эмпирического исследования на промышленных предприятиях России.- СПб.: ООО «Петрополис», 1999.

ленных этим кодексом «правилах игры» легко различимы нормы и правила, характерные для раннего этапа развития европейского и американского капитализма – это беспрекословный диктат работодателя, стремление к индивидуальному (а не коллективному) характеру общения работодателя с персоналом, возможность уволить любого работника без объяснения причин и, как следствие, произвол в оплате труда. В экономически развитых странах все это имело место где-то во второй половине 19 и начале 20 века. Там, как известно, этот этап уже давно преодолен. А в России из-за отсутствия государственной стратегии развития человеческого капитала страны и политической воли у властных структур формирование трудовых отношений представляет собой «повторение миром пройденного». Причем в этом отношении мы уже отстаем даже от Китая.

5. Сегодня мы вынуждены констатировать, что отсутствие четких государственных задач по развитию сферы трудовых отношений привело к тому, что в стране существенно снизилась привлекательность труда в промышленном производстве. Она проигрывает сферам обслуживания и торговли. Идет процесс сокращения доли молодежи на промышленных предприятиях. Наибольшей возрастной группой в составе рабочего класса становятся пенсионеры.

Но еще более острой проблемой становится снижение качества труда в промышленности. Все более становится очевидной несоблюдение значительной частью персонала требований технологической дисциплины. Сложившиеся на предприятиях «ранне-капиталистические» трудовые отношения, построенные на «чистогане», не формируют ни добросовестности работников, ни их заинтересованности в успехе предприятия, на котором они трудятся. Социальное партнерство работодателей и работников наемного труда, близкое к европейской культуре труда, можно обнаружить лишь на отдельных предприятиях. На большей части предприятий царит безразличие рабочих к результатам деятельности своего предприятия и своего труда. Об этом в последние годы говорят результаты исследований [2]. И это вполне закономерно. Если работодатель не рассматривает работника как фигуру, с которой надо считаться, он лишает себя возможности иметь работника, который бы заботился об успехе предприятия, на котором он трудится. Между тем это становится важнейшей характеристикой работающего и особенно в условиях модернизации производства, потому что возможность контроля за деятельностью участника производственного процесса, использующего технологии постиндустриального и информационного уклада производства, стремится к нулю. Допущенная небрежность, ошибка или элементарная халатность могут быть выявлены только на финишной стадии производства или у потребителя. Поэтому уже со второй половины 20-го столетия усилия производственных фирм экономически развитых странах мира были ориентированы на формирование работника нового типа. На утверждение отношений социального партнерства.

6. Неудивительно, что многообразные концепции социального партнерства, возникли в странах Европейского союза. Там начали создаваться и создаются сегодня управленческие технологии, способствующие приобщению работающих к обсуждению проблем предприятия, к участию в принятии управленческих решений, в контроле за качеством и т.п. С помощью сравнительно не сложной методики в масштабе стран Евросоюза оцениваются результаты осуществления подобной управленческой политики. Работники, показавшие при опросе осведомленность о делах предприятия, высказывающие свою готовность содействовать его успехам и желание продолжать свою работу на нем, рассматриваются как «идентифицированные» с ним [3]. Результаты оценок свидетельствуют о том, что от 50 до 75% рабочих в странах Евросоюза идентифицированы со своими предприятиями. Такой уровень идентификации как раз и является основой всемирно известного «Европейского качества». Нами была предпринята попытка выяснить состояние идентификации на российских предприятиях. Исследования проводились на группе предприятий одного из Поволжских регионов (в режиме мониторинга). В наших исследованиях эта характеристика носит наименование «включенность в деятельность предприятия». Оценка выполнялась по методике, аналогичной европейской. Ниже приведены цифры, показывающие изменения доли работников, которые по итогам исследования рассматриваются как включенные в деятельность предприятия в течение последних семи лет в процентах к числу обследованных N= 750; число предприятий – 8.

2006 г. 13,9 2008 г. 5,3 2007 г. 10,7 2013 г. 0,3 Необходимо учитывать, что эти данные относятся только к одному региону, но они настораживают даже в масштабах одного региона.

Литература

1. Социология труда. Теоретико-прикладной толковый словарь./Отв. ред.

В.А.Ядов.- СПб.: Наука, 2006.

2. Тукумцев Б.Г., Бочаров В.Ю. Оценка включенности персонала в деятельность предприятия / Социологические методы в современной исследовательской практике / отв. ред. О.А. Оберемко. М.: НИУ ВШЭ, 2011.

С. 124-129.

3. Рольф ванн Дик.. Преданность и идентификация с организацией./ пер.с нем.–Х.: Изд-во Гуманитарный центр. 2006.

ВЫСТУПЛЕНИЯ

–  –  –

Анализируются «радикальные экономические реформы» в Украине под эгидой Всемирного банка и Международного валютного фонда в 1994-2014 гг.

и их влияние на социально-экономическое положение трудящихся.

The report is devoted to the analysis of «radical economic reforms» in Ukraine under the aegis of the World Bank and the International Monetary Fund in 1994-2014 and to their influence on social and economic state of workers.

Ключевые слова: радикальные экономические реформы, Международный валютный фонд, Всемирный банк, рыночная экономика, заработная плата, безработица, инфляция Keywords: radical economic reforms, the International Monetary Fund, the World Bank, market economy, wages, unemployment, inflation Разрушение СССР стало геополитической и социальной трагедией ХХ века. Развал Советского Союза дал старт «социальному реваншу» буржуазии в западных странах. В результате рабочих лишили многих социальных завоеваний, а также уступок, сделанных капиталом под влиянием социализма. Перевод экономики на рыночные рельсы в осколках СССР принес неисчислимые беды трудовому народу, вытеснил его на обочину общественной жизни. «Радикальные экономические реформы» под эгидой Всемирного банка (ВБ) и Международного валютного фонда (МВФ) при поддержке Всемирной торговой организации (ВТО) привели к деиндустриализации «новых рыночных» государств, превратили их в поставщиков дешевой рабочей силы и сырьевые придатки богатых стран, относящихся к «золотому миллиарду» планеты.

Последствия «реформации» экономики на постсоветском пространстве симбиозом ВБ–МВФ отчетливо просматриваются на примере Украины. В прошлом она была одной из процветающих стран в СССР и Европе. В настоящее время, по данным ООН, она превратилась в одну из беднейших стран в Европе.

Что представляют собой «несвятая троица» ВБ–МВФ–ВТО, пользующаяся репутацией локомотива глобализации по-американски в странах «третьего»

мира и с «переходной экономикой»? Исчерпывающий ответ на этот вопрос дают американские социологи К. Корген и Дж. Уайт: «Всемирная торговая организации (ВТО), надзирающая за соблюдением условий глобальной торговли;

Международный валютный фонд (МВФ), управляющий глобальными финансовыми рынками; и Всемирный банк (ВБ), предоставляющий займы для экономического развития, в основном контролируются странами глобального Севера и находятся под влиянием глобальных корпораций. В целом эти организации оказывают суммарное воздействие на увеличение власти и богатства стран глобального Севера и в то же время уменьшают власть, благосостояние и качество жизни в странах глобального Юга» [1].

Достижение неоколонизаторских целей ВБ–МВФ осуществляется путем затягивания долговой удавки на шее стран-получателей кредитов этих бреттонвудских институтов с последующей перекачкой богатств и ресурсов из них в страны «золотого миллиарда». По выражению активного участника Движения за гражданские права в США Дж. Джексона, Соединенные Штаты «больше не применяют пули и веревки. Они используют Всемирный банк и МВФ» [2]. Это не исключает применения пуль и веревок в том случае, когда не срабатывают методы «экономических убийц» – ВБ и МВФ. Они действуют в интересах глобального капитализма во всех странах, в том числе в США, ибо «в политической кровеносной системе Соединенных Штатов деньги часто играют роль и эритроцитов, транспортирующих идеи в сердце и мозг системы, и лейкоцитов, убивающих идеи, которые денежная партия почему-то воспринимает как угрозу»

[3]. В итоге бедность и нищета стали уделом как бедных, так и богатых стран.

В том, как это делается, убедился на собственном опыте многострадальный народ Украины. Реформы в Украине начались вскоре после прихода к власти Л. Кучмы и провозглашения им «нового курса», который многие восприняли как повторение опыта Ф.Д.Рузвельта в поиске путей к выходу из экономической депрессии. Однако ссылка на «новый курс» была всего лишь прикрытием новой антинародной политики. В 1994 г. после подписания соглашения с МВФ за закрытыми дверями во время празднования в Мадриде 50-летия бреттон-вудских финансовых институтов началось вторжение МВФ на украинскую территорию.

Важную роль в навязывании Украине первого пакета МВФ, с тем чтобы дестабилизировать ее экономику и убрать ее с мирового рынка в качестве конкурента, сыграл В.Ющенко, возглавлявший в то время Национальный банк Украины. Он слыл тогда «отважным реформатором» и с восторгом был принят как архитектор украинских реформ в вашингтонских коридорах власти. Он играл ключевую роль в переговорах и имплементации соглашения с МВФ в 1994 г., потребовавшего устранить государственный контроль над обменным курсом, что вскоре привело к коллапсу денежной системы Украины и падению реальной заработной платы более чем на 76,1% в 1998 г. по отношению к 1991 г. [4].

Как председатель Нацбанка Украины Ющенко вместе с Кучмой несет ответственность и за другие антисоциальные инновации ВБ – МВФ, в частности, за дерегулирование денежного обращения в стране в рамках «шоковой терапии», начавшейся в октябре 1994 г. Под предлогом борьбы с инфляцией обнищавшему населению Украины с месячными заработками менее 10 долл. были навязаны «долларизированные» цены, что привело к повышению цен на хлеб на 300%, на электричество на 600%, на проезд в общественном транспорте на 900% и вылилось, в конечном итоге, в резкое снижение уровня жизни. Миссия ВБ, посетившая Украину в ноябре 1994 г. с целью изучения состояния сельскохозяйственного производства в рамках либерализации торговли, добилась устранения демпинга на внутреннем рынке, что привело к дестабилизации одного из самых крупных и эффективных производителей пшеницы в мире [5].

В том же духе шли «экономические реформы» в Украине в упряжке ВБ– МВФ в период президентства В.Ющенко и В.Януковича. «Реформация» привела страну к демографической катастрофе и сокращению ее населения на 7 млн.

чел. с 1992 г. по 2014 г. Это больше, чем суммарные потери населения УССР в период Великой Отечественной войны. Таким образом, лечение больной экономики в соответствии с рецептами ВБ-МВФ обошлось ей дороже самой болезни. Подводя недавно итоги 20-летнего сотрудничества, ВБ вынужден был признать бедственное состояние Украины и заявить, что сегодня наша страна сталкивается с кризисом системы здравоохранения. Это требует реализации срочных и обширных мер к ее улучшению, чтобы преодолеть прогрессирующее ухудшение здоровья ее граждан. Показатели смертности взрослого населения в Украине выше, чем в соседних с ней странах – Молдове и Белоруссии, и являются самыми высокими не только в Европе, но и во всем мире. Уровень безработицы увеличился до 9,5% в начале 2009 г. в результате глобального кризиса и сегодня составляет 7,5%. В то время как фирмы сталкиваются с нехваткой квалифицированных рабочих, многие специалисты с дипломами университетов не могут найти работу или соглашаются на занятость не по специальности [6]. Однако ни одну из многочисленных проблем Украины невозможно решить при наличии 135-миллиардного долларового долга [5].

В то время, когда народ Украины ведет неустанную борьбу за выживание, совокупные активы 100 самых богатых ее граждан в 2012 г. достигли млрд. долл., что равняется 80% ВВП Украины. Отношение верхней самой богатой децили населения страны к нижней самой бедной децили составляет 40:1, хотя выход этого отношения за пределы 10:1 в современной социологии считается критическим. Расширение пропасти между «верхами» и «низами» социума стало одной из главных причин появления «евромайдана» в ноябре 2013 г., который подчинили продвижению своих интересов украинские олигархи, стремящиеся к новому переделу собственности; бандеровское националистическое отребье и его заокеанские хозяева, преследующие свои геополитические антироссийские цели. В конечном итоге им удалось направить протестную энергию масс в чуждое им русло и произвести государственный переворот в Украине.

Силовой захват власти в Украине может оказаться пирровой победой для многих прямых и косвенных акторов «евромайдана» и в целом для ее социума.

К моменту «смены караула» в Киеве казна оказалась практически пуста, экономика на грани банкротства, рабочая сила в стадии деградации. В поисках выхода из этой ситуации старые новые власти во главе с А. Турчиновым и А. Яценюком не придумали ничего иного, как пойти на поклон к ВБ–МВФ с протянутой рукой и подписать политическую часть Соглашения об ассоциации с ЕС. Кабмин призвал народ в очередной раз потуже затянуть пояса по требованию МВФ, с которым Яценюк призвал согласиться в обмен на обещанный кредит в размере 15 млрд. долл. По словам главы МВФ К.Лагард, цель Фонда состоит в том, чтобы возвратить Украину «на путь качественного экономического управления и устойчивого роста при одновременной защите уязвимых»

[7]. Принимая во внимание, что к уязвимым в Украине относится подавляющее большинство населения, «экономическая стабильность и процветание», обещанные ему в заявлении исполнительного директора МВФ Лагард 12 марта с.г., равносильны посулам дать украинскому народу все и небо в придачу.

Минфин считает, что Украине в течение следующих двух лет понадобится 35 млрд. долл., чтобы избежать дефолта. Ее краткосрочные долги составляют около 65 млрд. долл., то есть в четыре раза больше кредита, обещанного МВФ,

– 15 млрд. долл. По мнению канадского профессора М.Чоссудовски, из этих денег ни один доллар не попадет в Украину. «Этот пакет не нацелен на поддержку экономического роста. Совсем наоборот: его главная цель состоит в том, чтобы востребовать неоплаченный краткосрочный долг и в то же время форсировать дестабилизацию экономики и финансовой системы Украины» [5],

– отмечает он, назвав программу помощи МВФ Украине «шоком и трепетом».

Достоверность этого определения подтверждается решением властей вскоре повысить розничные цены на газ на 50%. Это повлечет за собой взвинчивание цен, а вместе с девальвацией гривны и повышение цен на товары первой необходимости для уязвимого населения [5].



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.