WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 32 |

«К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20 УДК 3 ББК 60.561.23 С69 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Bearing in mind these characteristics, over recent years entrepreneurial employees have started to be defined as "intrepreneurs" in contrast to business people, who were classified as "entrepreneurs". These types of employees are clearly highly valuable for organizations as they provide those organizations with employees who do not only perform well, but who also provide added value to the organization (drive, initiative, creativity etc). In this regard, organizations should create strategies both to attract (and select) these profiles, who will provide new competencies in addition to those required for the job, and also to retain them in the organization as their entrepreneurial nature makes them highly likely to change and leave the organization.

Despite the importance of these types of employees, there is currently little literature on entrepreneurial behavior inside organizations and so this behavior has often been studied indirectly by assimilating entrepreneurial behavior with business behavior and assuming that the characteristics of entrepreneurs/business people are the same as, and can be extrapolated to, entrepreneurs.

One of the first debates in the field of study of entrepreneurs was determining the definition of the term. Although the concept was introduced by Richard Cantillon in the 18th century taken from the French word "entrepreneur", it was not until the work by J.A.Schumpeter that it took on the meaning as we understand it today.

Schumpeter (1934) considered the entrepreneur as an agent of change. According to this author, this change will be manifested through the introduction of a new good, a new method of production, a new organization or the opening of new markets, which the author calls "new combinations".

According to this author, the desire to make these changes is an essential and differentiating characteristic of the entrepreneur. He therefore believes that they belong to a special type of person who possesses personal qualities (what he will sometimes call leadership) which distinguish them from the rest of society. This is perhaps the starting point for subsequent social studies on the figure of the entrepreneur.

From this starting point, several studies have profiled a set of characteristics which are necessary to successfully develop entrepreneurial conduct, indicating several dimensions.

What these classifications do allow us, however, is to indicate how the learning process is influenced by set of factors which are internal to the entrepreneur, but also, and above all, external to the entrepreneur, which is known as a pull and push process. That is, it will be connected both with the internal variables of the entrepreneur 54 (which "push" him/her) and also the external variables (which "pull" him/her, motivating the entrepreneur to undertake new activities).

The relationships between certain personality traits and entrepreneurial conduct have been fairly well studied in the literature (Muller and Gappisch, 2005; Zhao and Seibert, 2006), with entrepreneurial conduct thought to be dependent on personality traits, especially the need for achievement and the locus of control (Lee and Tsang, 2001; Daz and Rodrguez, 2003).

One of the first classic models in the study of entrepreneurial traits was conducted by McClelland (1961) based on his achievement motivation theory. For McClelland, all human conduct is driven by three needs: affiliation, power and achievement. The link between the need for achievement and entrepreneurial conduct has been widely studied subsequently and confirmed by numerous research studies (McClelland, 1987; Collins, Hanges and Locke, 2004; Stewart and Roth, 2007).

Another of the theoretical models for entrepreneurial personality traits is the locus of control theory (Rotter, 1966). The theory establishes a classification for people based on the extent to which they believe they can control events that affect them.

The relationship between locus of control and entrepreneurial conduct has been fairly well studied. Most research has verified that entrepreneurs score high in internal locus of control, with this being a key distinctive aspect of entrepreneurs (Gatewood, Shaver, and Gartner, 1995; Schiller and Crewson, 1997). However, the locus of control theory has also been significantly criticized, especially with regard to its stable nature, as many believe it may be developed (Santiago and Tarantino, 2002; Hansemark, 2003) and would therefore be subject to cultural and socialization processes based on the surrounding social context However, together with these "push" variables, we should also consider other "pull" variables which make people develop entrepreneurial behavior to a greater or lesser extent.

These are therefore, organizational variables which encourage (and discourage) the appearance of entrepreneurial behavior inside the organization. One of these variables for promoting entrepreneurial behavior is the empowerment process.

Kanter (1977, 1993) conceptualized empowerment as those practices carried out by the company's management aimed at giving greater autonomy, control and selfefficacy to employees. However, subsequent authors have started to consider that empowerment should not only be conceptualized from the perspective of the organizational structure, but also as a psychological state which the employees should experience when the management's empowerment interventions are appropriate, thus establishing two types of empowerment: structural and psychological. Structural empowerment refers to a series of management techniques which can be universally applied throughout organizations with a meaning of effective action with modern needs in modern organizations. On the other hand, psychological empowerment includes all those beliefs which a worker possesses based on their performance, their level of autonomy and the results which their work may have in the organization.

In summary, we can see that there are several characteristics, both push and pull, which favor the development of entrepreneurial behavior within the organization. These will be both internal factors of the employee as well as external factors. In order to implement the former, it would be advisable to improve recruitment and selection processes, incorporating an assessment of entrepreneurial behavior as a competence to be measured and taken into account. With regard to external processes, developing measures which favor empowerment through human resources policies relating to decentralization, autonomy and support will act as a fuse for those intrepreneurs which we may have inside our organizations.

Only by combining both strategies will we be able to achieve non-spontaneous entrepreneurial behavior, with the organization thus attaining employees who do not only perform to a high standard but who also provide new creative and innovative elements which will enrich the organization. We will most likely see new developments in this regard in the coming years.

Bibliography

1. Collins C.J., Hanges P.J. and Locke E. (2004). The relationship of Achievement Motivation to entrepreneurial behavior: a meta-analysis. Human Performance,

17. Р. 95-117.

2. Daz F. and Rodrguez, A. (2003). Locus of control, nach and values of community entrepreneurs. Social Behavior and Personality, 31. Р. 739-748.

3. Gatewood, E. J., Shaver, K. G., and Gartner, W. B. (1995). A longitudinal study of cognitive factors influencing start-up behaviors and success at venture creation. Journal of Business Venturing, 10. Р. 371-391.

4. Hansemark, O. C. (2003). Need for achievement, locus of control and the prediction of business start-ups: A longitudinal study. Journal of Economic Psychology, 24. Р. 301-319.

5. Kanter R. M. (1993). Men and Women of the Corporation. 2nd ed. New York, NY: Basic Books.

6. Kanter, R. M. (1977). Men and women of the corporation. New York, NY: Basic Books.

7. Lee, D. Y. and Tsang, E. W. (2001). The effects of entrepreneurial personality, background and network activities on venture growth. Journal of Management Studies, 38. Р. 583-602.

8. McClelland, D. C. (1961). The achieving society, Princeton, NJ: Van Nostrand.

56

9. McClelland, D. C. (1965). N Achievement and entrepreneurship: A longitudinal study. Journal of Personality and Social Psychology, 1. Р. 389-392.

10. Muller, G. F., and Gappisch, C. (2005). Personality types of entrepreneurs. Psychological Reports, 96. Р. 737-746.

11. Rotter, J. B. (1966). Generalized expectancies for internal versus external control of reinforcement. Psychological Monographs: General and Applied, 80, 609.

12. Santiago, J. H. and Tarantino, S. J. (2002). Individualism and collectivism: cultural orientation in locus of control and moral attribution under conditions of social change. Psychological Reports, 91. Р. 1115-1168.

13. Schiller, B. R., and Crewson, P. E. (1997). Entrepreneurial origins: a longitudinal inquiry. Economic Inquiry, 35. Р. 523-531.

14. Schumpeter, J. A. (1934). The Theory of Economic Development. Cambridge, MA: Harvard University Press.

15. Stewart, W. H. and Roth, P. L. (2007). A meta-analysis of achievement motivation differences between entrepreneurs and managers. Journal of Small Business Management, 45. Р. 401-421.

16. Zhao, H., and Seibert, S. E. (2006). The Big Five personality dimensions and entrepreneurial status: a meta-analytical review. Journal of Applied Psychology,

91. Р. 259-271.

–  –  –

Предпринимается попытка экстраполяции психологического термина «компенсация» в социальные практики трудового поведения студентов. Трудовая занятость рассматривается как компенсаторный механизм, который выступает в нескольких аспектах – психологическом, экономическом, социальном.

The study presents an attempt to extrapolate the psychological term of «compensation» on the social practices of student occupational models. Thus, the authors consider labour activity as a way univeristy students compensate their psychological, economic and social problems.

Ключевые слова: компенсация, компенсаторный механизм, трудовая занятость, студенты университета Key words: compensation, compensatory mechanism, labour activity, university students Трудовая занятость студентов в настоящее время является достаточно распространенной практикой. Являясь по определению вторичной, для многих студентов, особенно на старших курсах, она приобретает приоритетную роль.

Современная ситуация в системе высшего образования складывается как проблемная в силу того, что вектор мотивации в период обучения в вузе смещается от учебы к трудовой деятельности. Если студентами на первом-втором курсах образование рассматривается как первичная (основная) деятельность, то на последующих курсах для многих основной становится работа. Согласно данным социологических исследований, наблюдаются следующие закономерности: доля работающих студентов увеличивается от первого курса к последующим, то есть чем выше курс, тем студент более связан с рынком труда; с каждым последующим курсом возрастает количество студентов, имеющих постоянную занятость (постоянную работу) [1, c. 53-54]. В этой связи нами было выдвинуто предположение, что система образования, формируя идеальную модель будущей трудовой деятельности, не успевает за развитием рынка труда в условиях глобализации. Включаясь во вторичную занятость, студенты не только компенсируют недостатки получаемого образования в плане практических навыков, но и приближаются к реальной действительности, обретая некоторую опеределенность (знание ситуации на рынке труда, осознание труда как ценности, развитие коммуникации, ориентация в пространстве альтернатив, регулирование поведения относительно статусных позиций в профессиональной структуре общества, корректировка критериев престижа и спроса на рабочую силу и др.).

Концепция компенсации получила свое развитие в рамках психоаналитической традиции З. Фрейда, индивидуальной психологии А. Адлера и др. Несмотря на то, что она продолжает активно развиваться в русле психологии, в настоящее время многие ее идеи становятся актуальными и для социологической науки.

Термин «компенсация», введенный в научный оборот З. Фрейдом и понимаемый им как защитный механизм, жизненная стратегия поведения индивида [2], в современных психологических словарях определяется как совокупность механизмов и средств нейтрализации либо преодоления недостатков, что позволяет индивиду справиться с чувством неполноценности за счет получения социального признания в доступных областях деятельности [3–4]. Общим в понимании термина «компенсация» различными науками является аспект возмещения (замещения) недостающих элементов или уравновешивания их за счет включенности индивида в доступные социальные практики, имеющие конструктивную, деструктивную или иную направленность. Для социологии компенсация важна как механизм саморегуляции, имеющий массовый характер и к которому обращаются различные социальные группы (в данном случае студенчество).

Компенсаторный механизм трудовой занятости студентов выступает в нескольких аспектах: психологическом, экономическом, социальном и др. Экстраполируя данное понятие в социальные практики трудового поведения студентов, мы определили «компенсацию» как средство регуляции индивидами положительных и отрицательных сторон образования как основного вида деятельности, поскольку процесс обучения нарушает их «статус-кво» и не в полной мере отвечает их текущим потребностям и запросам.

Компенсирующая роль трудовой занятости студентов состоит не только в замещении проблем психологического плана, формировании его способностей к взаимодействию в сфере труда, положительных установок и позитивного опыта, профессионального самосознания и чувства уверенности, но и в формировании определенного типа поведения, связанного с профессией. Так, согласно данным исследования социальной адаптации студентов МГУ им. Н.П. Огарева (бакалавров и «специалистов», обучающихся на выпускных курсах), около половины из них при выборе профиля обучения ориентировались на мнение окружающих и часто делали выбор случайно либо недостаточно осознанно, поэтому нуждаются в социально-профессиональной коррекции (опрос проведен в ноябре-декабре 2013 г., опрошено 394 чел., руководитель исследования д.с.н. И.М. Фадеева.). С одной стороны, полученные баллы ЕГЭ соотносятся с возможностями поступления абитуриента на различные специальности того или иного вуза. Около 10% респондентов сообщили, что их выбор профессии определил исключительно проходной балл. С другой стороны, абитуриенты, не имея достаточного опыта и находясь в стрессовой ситуации, не всегда могли делать адекватный выбор, поэтому «перепоручали» его другим. Как показали результаты, наибольшее влияние на значительную часть опрошенных, наряду с проходным баллом ЕГЭ и престижем профессии, оказали родители.

Полученные данные свидетельствуют о том, что в дальнейшем студентам требуется коррекция не только самого факта выбора профессии (направления подготовки), но и стратегий их дальнейшего профессионального поведения:

обучения и трудоустройства. Треть опрошенных собираются или уже получают второе высшее образование; практически столько же ориентируются на получение дополнительной квалификации; около 17% планируют получить следующий уровень образования (6,8% поступить магистратуру и 10,6% в аспирантуру).

Трудовая занятость студентов часто компенсирует их материальную несостоятельность, решает проблемы экономического плана, снижает нагрузку на семейный бюджет, поскольку большинство семей не имеет высоких доходов (около 60% респондентов отнесли родительские семьи к классу среднеобеспеченных; четверть считает, что уровень обеспеченности их семей находится между средним и низким; к низкообеспеченным отнесли себя около 10%). Студенты из семей среднего достатка обычно тратят заработанные деньги на собственные нужды, а респонденты из малообеспеченных семей вынуждены работать для помощи своим домохозяйствам.

Наряду с экономическими мотивами начала трудовой деятельности в период обучения для многих главными являются социально-трудовые (социально-профессиональные) мотивы.

Согласно опросу, респонденты получали трудовые навыки как по профилю получаемого образования (19%), в смежной области (25%), так и не по специальности (56%). Последние находились в зоне формирования трудовой компетентности вообще (19%), а не только в рамках получаемой профессии (10%). При этом около трети опрошенных, заинтересованных в приобретении навыков по получаемой специальности, осознают роль, которую работа по специальности может сыграть в их карьере. Так, почти 90% респондентов, имеющих навыки работы по специальности, после окончания вуза собираются работать по полученному профилю образования. Однако часть из них надеется в процессе трудовой занятости приобрести связи или находиться среди интересных людей (10%). На стратегии трудоустройства в период обучения также влияет ряд других факторов, включая существующий разрыв между знаниями, субъективными устремлениями (притязаниями) студентов и реальными возможностями трудоустройства по профилю получаемого образования в конкретном регионе (в частности, в Республике Мордовия).

В процессе трудовой деятельности студент примеряет статусы работника разных профессиональных сфер, как правило, не требующих уровня высшего образования, поэтому существует высокая вероятность ее смены, особенно в том случае, если она не устраивает его по карьерным соображениям. Факт трудоустройства не по профилю образования объясняется стремлением студента к социальному признанию в доступных областях деятельности, поиску своей ниши на рынке профессионального труда.

Однако при всех положительных аспектах занятости студентов, существуют и негативные стороны их трудоустройства. Как правило, начиная трудовую деятельность, студенты часто используют ресурс не только свободного времени, но и учебного, что негативно сказывается на усвоении учебного материала и, как следствие, на успеваемости. Работа в соответствии с получаемой 60 специальностью способствует профессиональному развитию, помогает овладеть будущей специальностью и обеспечивает лучшие условия будущего трудоустройства [1, c. 73], в то же время непрофильная занятость часто способствует лишь развитию общетрудовых навыков и улучшению материального положения.

Таким образом, трудовая занятость студентов, являясь первой ступенью профессионализации, выступает одновременно компенсаторным механизмом осознанного преодоления проблем, возникающих в процессе профессионального самоопределения. Трудовая занятость развивает общетрудовые, профессиональные и социальные навыки студента, формирует ценностное отношение к труду, в некоторой степени решает материальные проблемы, поддерживает его социальный статус, помогает обрести чувство уверенности в выборе направления обучения и будущей профессии, мотивирует на осознанное овладение ею.

Вместе с тем, сам факт занятости необходимо держать под контролем со стороны преподавателя-куратора или руководства факультета, осуществляя коррекцию его негативного влияния на успеваемость студента.

Литература

1. Константиновский Д.Л., Чередниченко Г.А., Вознесенская Е.Д. Российский студент сегодня: учеба плюс работа. – М.: Издательство ЦСП, 2002. – 128 с.

2. Бондаренко А.Ф. Психологическая помощь: теория и практика. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: Независимая фирма "Класс", 2001. – 336 с.

3. Большой психологический словарь / под ред.Б.Г.Мещерякова, В.П. Зинченко.– М.: Прайм-Еврознак, 2003. – 672 с.

4. Психологическая энциклопедия / под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. – 2-е изд. – СПб.: Питер, 2006. – 1096 с.

–  –  –

Объясняется, почему понятие прекариата приложимо в условиях России к пожилым работникам. Высокий уровень образования и квалификации позволяет и пожилым сохранять устойчивую занятость. Социальное обслуживание должно быть больше ориентировано на помощь пожилым в трудоустройстве.

It is explained why the concept of precariousness is applicable in the Russian context to older workers. High level of education and skills allow seniors workers to maintain sustainable employment. Social services should be more focused on assistance to the elderly in employment.

Ключевые слова: прекаризация, пожилые, пенсионный возраст, занятость Keywords: precariousness, elderly, retirement age, employment

1. Определения. Исследователи давно говорят о проблематизации занятости, о растущей бесправности наемных работниковв трудовых отношениях.

Наиболее проблемной считается занятость на входе в рынок труда и выходе из него, но сегодня маргинализация занятости или, более общее понятие, – прекаризация (от англ. Precarious и лат. precarium– сомнительный, опасный, рискованный, нестабильный) – стали широко распространенными на разных фазах трудового цикла. Под прекаризацией также понимаются трудовые отношения, которые могут быть расторгнуты работодателем в любое время, дерегуляция трудовых отношений. Эти явления охватили значительную часть наемных работников, в связи с чем предполагается, что на смену понятию «пролетариат» пришло новое – «прекариат» [1, 2].

Это явление уже привело к многочисленным протестным акциям и движениям и включает такие виды занятости, как подрядная работа, трудовой контракт на ограниченный срок, занятость на неполное рабочее время при малых или вообще отсутствующих социальных гарантиях, мнимо самостоятельный труд, работа по вызову и т.д. [3].К прекаризации также можно отнести так называемый заемный труд (аутсорсинг, аутстаффинг, лизинг персонала), что также называютатипичными формами труда.

2. Структура и численность прекариата.В странах ЕС в условиях нестабильной занятости находится по разным оценкам от 15 до 25% работающих [4, с. 9].М. Койне [5, c. 3] считает, что в странах ЕС основными причинами распространения нестандартной занятости являются: стратегии работодателей (гибкость и снижение затрат как основа конкурентоспособности); государственные стратегии (изменения в законодательстве, которые способствуют распространению нестандартной занятости); глобальная конкуренция; ограниченная или слабая оппозиция.

Украинский исследователь А. Гришнова так определяет прекариат:

- занятое население, которое имеет крайне низкий уровень доходов;

62

- население, занятое в неформальном секторе экономики;

- работники, не имеющие стабильной работы и уверенности в ее сохранении;

- население, официально работающее в условиях вынужденной неполной занятости;

- сезонные работники;

- работники, осуществляющие трудовую деятельность во вредных и тяжелых условиях труда [6].

По расчетам этого автора, лишь около 10% занятых на Украине не входят в число подверженных воздействию перечисленных прекарных факторов. Аналогичные расчеты в России, насколько нам известно, не проводились, однако по данным коллектива ученых из НИУ ВШЭ, в России очень широко распространение сезонной занятости, добровольной неполной занятости, неформальной занятости, оно охватывает более половины работников в провинциальной России [7].

3. Отказ от государственного регулирования. Реально существующие развитые государства благосостояния с начала 1990-х находятся в непрерывном кризисе. Кризис связан, как убеждены многие авторы, с эрозией социального государства из-завсе большего доминирования идеологии неолиберализма и ухода государства с поля важнейших социально-политических решений, что также характерно для постсоциалистических государств. Впрочем,«реальный социализм» и «социальная рыночная экономика» являются лишь по-разному контролируемыми властными инструментами для снижения социального статуса работников. При этом и на сопоставимых ступенях социально-экономического развития наблюдаются существенные расхождения. Так, среди «медленно развивающихся» секторов экономикив Италии преобладают «самостоятельные работники» или «семейный мелкий бизнес» (около 35% всех занятых), в то время как в Англии или Германии важнейшей формой проявления негарантированных трудовых отношений стала занятость на неполное время (part-time) или на определенный, часто короткий, срок («проектная занятость» в университетах).

С этими различиями контрастируют, в свою очередь, тенденции к большей однородности, например, приближение все менее гарантированных способов существования безработных континентальной Европы к возникшим под принуждением системы “workfare” (workfareinsteadwelfare) секторам низкой оплаты труда в Англии и США.

Сегодня жертвами этого процесса становятся не только бедные, но и «средний класс обеспеченных работников». Они обладают специальными знаниями и высокой квалификацией, но их значимость катастрофически падает, поскольку операции с финансами и перепродажей собственности оказываются гораздо более выгодными для владельцев бизнеса, нежели реальное производство товаров и услуг» [8, p.36]. В России этот процесс снижения занятости, который политкорректно называют «флексибилизацией», то есть повышением гибкости, стали не только работающие, лишившиеся постоянной занятости, но и пенсионеры, чья пенсия совершенно не соответствует трудовому вкладу.

4. Российская специфика. Как западные, так и российские исследователи традиционно включают в число лиц с проблематичной занятостью трудоспособное население, особенно женщин. Однако проблема здесь в определении возраста нетрудоспособности. Специфику российской ситуации мы видим в том, что в России низкий пенсионный возраст, низкие стажевые требования и большое число досрочных пенсионных режимов. Это приводит к тому, что пенсию в 45-50 лет каждый год оформляют 30-35% потенциальных пенсионеров.

Таким образом, пожилые и пенсионеры в составе населения совпадают лишь частично. При этом значительное число оформивших досрочную пенсию остаются работать на прежних местах, а если увольняются, то часто сталкиваются с проблемами в трудоустройстве.

С одной стороны, если ранний уход на пенсию входит в планы, например, женщин, когда требуют заботы появляющиеся внуки, это стоит оценить позитивно, особенно на фоне нехватки мест в детских учреждениях. Да и роль женщин как «субъектов заботы» в нашем обществе заслуживает высокой оценки.

«Заканчивающаяся трудовая гонка подталкивает на переосмысление своего места в жизни, поиск новых возможностей, целей, надежд на большую свою отдачу и востребованность со стороны семьи и друзей» [9]. Но не стоит забывать, что женщины воспринимаются и как «естественная группа» для дерегулирования трудовых отношений вообще и представляют основную массу занятыхв «негарантированных секторах и условиях».

С другой стороны, мы имеем дело с очень разными трудовыми мотивациями. Чем выше уровень образования, тем чаще, как показывают исследования ряда авторов, люди склонны продолжать профессиональную работу. Подчеркнем, что пожилые работают не только по экономическим мотивам. Для многих не менее важно сохранить достигнутый к зрелому возрасту социальный статус, из которого следуют как уважение окружающих, так и уровень заработной платы. Ведь современное общество знаний базируется на глубоком убеждении, чтотруд есть форма самореализации.

И, напротив, наиболее подвержены транслируемому СМИ «упадочному»

дискурсу старения менее квалифицированные, более экстернальные и имеющие низкую трудовуюмотивацию. Именно они попадают в процесс прекаризации, хотя определенные попытки выдавливания с рабочих мест практикуют разные работодатели в разных отраслях.

64

5. Поддержка занятости в провинции. Размер страны политиками обычно рассматривается как ресурс, но это и важнейшая причина исключения как людей, так и целых регионов из регулярной наемной занятости. У многих пожилых людей в провинции нет никаких ресурсов, они много лет включены только в занятость для самообеспечения и улучшить их ситуацию мог бы только переезд куда-то поближе к городским центрам.

В то же время у широкой общественности мысль о том, что в современных условиях Россия может развиваться только неравномерно, и «работы везде, где люди живут», больше не будет, вызывает протест. Видимо, необходимо отказаться от зацикленности исследований и практической работы на низком уровне пенсий и субсидиях как основном виде помощи пожилым. В социальное обслуживание пожилых должна быть включены профессиональная переподготовка, поиск достойной работы и возможно, поддержка переезда к новому месту работы, особенно для лиц раннего пенсионного возраста. Такие формы обслуживания будут снижать темпы старения и прекаризации пожилых, сохраняя их трудовой потенциал и квалифицированную занятость.

Литература

1. Мармер Э.Что такое прекариат // «NeueZeiten» 05 (071) май, 2009. Цит. по сайту: Wikipedia.ru.

2. Мельник Е. Прекариат всех стран, соединяйся! // СвободаСлова №48 (392) 30 ноября - 6 декабря, 2007

3. Global Action Against Precarious Work International Metalworkers’ Federation (IMF) 2007 (англ.) http://www.imfmetal.org/main/files/07032015092779/WEB _spotlight_0107-2.pdf

4. Policies and regulations to combat precarious employment. International Labour Organization, 2011.

5. Keune. Precarious employment in the EU: the role of trade unions. Workers Symposium on Policies and Regulations Symposium on Policies and Regulations to combat Precarious Employment ILO, Geneva 4-7 October, 2011.

6. Гришнова Е.А.,Прекаризация как проявление кризисных явлений в социально-трудовой сфере Украины. Доступ: http://fs.nashaucheba.ru/docs/46/ index-6217099.html

7. Уровеньи образ жизни населения России в 1989–2009 годах: докл. к XII Междунар. науч. конф. по проблемам развития. / Г.В. Андрущак, А.Я. Бурдяк, В.Е. Гимпельсон и др. ; рук.авт. колл. Е.Г. Ясин; НИУ «Высшая школа экономики». – М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2011.

8. Taylor, P. The Careless State: Wealth and Welfare in Britain Today. L.–N.York:

2010.

9. Рогозин Д. Либерализация старения, или труд, знания и здоровье в старшем возрасте// Социологический журнал, 2012. – №4. – С.63-94.

–  –  –

За последнее десятилетие изучение роли высших учебных заведений в экономике привлекает всё большее внимание исследователей и практиков как в зарубежных странах, так и в России. Роль университетов в социальноэкономическом развитии и, в частности, в конструировании занятости, связана со стимулированием инноваций и обмена знаниями, рассматривается автором как важный фактор экономического роста.

Over the last decade, the study of the role of higher education institutions in the economy attracts more and more attention of researchers and practitioners both in foreign countries and in Russia. The role of universities in economic and social development and, in particular, in the design of employment associated with the stimulation of innovation and knowledge sharing is considered by the author as an important factor of economic growth.

Ключевые слова: университет, универсализм, регионализация, глокализация, прекаризация, образовательный транзит Keywords: university, universalism, regionalization, glocalization, precariousness, educational transit 09 сентября 2014 – РИА Новости – на встрече министров G20 в Австралии директор по занятости Всемирного банка Найджел Туос, ссылаясь на исследование, проведенное совместно с ОЭСР и Международной организацией труда, заявил, что мир вскоре ждет глобальный кризис рабочих мест. В докладе также упоминается о том, что в странах G20 более 100 миллионов человек остаются безработными, еще 447 миллионов – это «работающие бедные», которым приходится жить менее, чем на 2 доллара в день.

66 В обществе – конкретно в польском обществе – во все более настойчивых формах выражается недовольство университетами, которые «производят безработных», усугубляют тяжелую ситуацию с занятостью.

Но так ли это? Является ли выходом часто предлагаемый переход от саморегуляции развития мира университета к внешнему планированию этого развития государством через госзаказы на «специалистов»? В результате реализации Болонского процесса, строго говоря, и «специалистов»-выпускников университетов уже нет.

Еще более важное обстоятельство: в Европе, главной провозглашенной целью социального развития которой является повышение качества жизни каждого члена общества, культивируется пиетет по отношению к демократии, уважение к мнению членов общества, среди которых уже более 90% на вопрос, «Должны ли ваши дети получить высшее образование?», отвечают «ДА».

Для чего должны? Скорее для того, чтобы более полноценно для себя и общества прожить свои следующие 60-70 лет, чтобы расширить свои представления о возможной своей занятости в нем.

«Университет нужен только для корочки… головного мозга» Иван Павлов.

Соответственно, критерием (увы, трудно операционализируемым) эффективности работы университета является уровень «не потерянности» (что в настоящее время уже не тождественно уровню экономической успешности) бакалавров, магистров и докторов в общественной жизни, а умение «занять себя» в ситуации, когда все меньше предложений «занять» кого-то чем-то, когда традиционный рынок труда сворачивается.

Университет с момента своего возникновения оказывал ключевое влияние на структурирование умственного труда, фактически являлся институтом деконструкции занятости в сфере умственного труда, то есть институтом оптимизации личностью ее индивидуальной формы самореализации, самоактуализации (А.

Маслоу) в конкретном хронотопе:

- в ХII-ХIII веках в университетах возникает принципиально новый для средневековья вид умственной деятельности – теология;

- в ХIV-ХV веках университет способствует постепенному оформлению умственной деятельности как цеховой (медики, юристы…);

- в ХVI-ХVII веках именно университеты становятся центрами, где решается главная задача духовной жизни – формирование национального самосознания;

- в ХVIII – веке Просвещения в университетах впервые осуществляется работа по популяризации знаний, культуры;

- в ХIХ веке университет преодолевает границы «умственного гетто», выходит к массам в виде «народных университетов»;

- в ХХ веке осуществилось, наконец, плотное взаимодействие университета с миром профессиональной занятости и в конце века омассовление университета;

- в настоящем, ХХI веке университет становится одним из ключевых институтов, обеспечивающих занятость в обществе.

Одновременно внутри университета обостряется противоречие между уважением к традиционному универсализму и прагматизмом, с точки зрения которого универсализм – это простое, хотя и патетическое, убранное в тоги и шапочки оправдание беспомощности, стремление отсидеться, переждать трудные с занятостью времена.

Однако именно в университете осуществляется анализ действия базовых принципов организации труда в постпромышленном обществе, где перестает работать как аксиома принцип «меньше затратить – больше получить». Исследуется расхождение, даже противопоставление, обозначенное Ханной Аренд, между «мнимой производительностью» труда и его «плодовитостью» (Аренд 2000, 130): («Мнимая производительность» увеличивает лишь сиюминутную эффективность). Как показывает в своей «Vita activa или О деятельной жизни»

Хана Аренд, протестантский культ труда, столь типичный для Нового времени, замещается новыми представлениями об активности, занятости, достойной человека (а не, например, «офисного планктона»).

Сегодня на фоне кризиса рынка труда, деконструкции структуры занятости актуализируется «занятость творчеством» с осознанным отложенным материальным эффектом и относительно невысокими материальными претензиями.

Особенности университетской ситуации в Польше (или проявления общих черт…) = бюрократизация – в требовании повышения эффективности профессиональной подготовки (опыт Вроцлавский);

= стратификация – гонка за баллами-пунктами; университеты разделены на категории А+, А, В и С с соответствующим финансированием;

= трудности в работе с «омассовленным» студентом;

= проблемы недозагруженности, связанные с демографическим спадом и реструктуризацией ожиданий-установок-планов молодежи;

= образовательный транзит;

= метаморфозы гуманитарного образования – психология, безопасность как специальность, как «новый лидер» гуманистики;

= кризис классики (философии, физики, социологии);

= прекаризация (правда, не в такой степени, как в РФ, где и в университете трудовые отношения могут быть расторгнуты работодателем в любое время);

= «проектомания».

68 В июле 2011 г. стартовал проект PRORES (Pro-ecological restructuring for job) Седьмой рамочной программы, финансируемый Евросоюзом. Страны – участницы Польша, Литва, Украина. Польшу представляет Щецинский университет. В 2012 г. – монография «Restructuring: theory and practice».

Особенности Щецина – столицы Западнопоморского воеводства (одного из 16), бывший крупнейший порт Польши, в настоящее время «город без рынка труда» и одновременно «университетский город»:

- зарабатывание на культуре;

- активное развитие третьего сектора (лидер по стране);

- университет лучший в стране по приспособленности для лиц с ограниченными возможностями;

- регионализация (глокализация), поскольку финансы сосредоточены в воеводствах (поиск университетом способов заинтересовать, «соблазнить» воеводские власти).

Университет заботится о том, чтобы региональная культура соответствовала местным чувствам, использует все элементы глобализации, высоких технологий, чтобы заново открыть, изобрести, стилизовать, рекламировать и утверждать своё место, его особый характер, выделяющий его среди всех других мест – это делает класс читателей или читающий класс.

–  –  –

В выступлении предпринимается попытка осмыслить организационную трансформацию университета как социального института в условиях стремительного технического и технологического развития и сопутствующих ему процессов глобализации образовательной деятельности. Предложено рассматривать данную трансформацию миссии современного университета на временном (обучение как трансляция «знания из прошлого» versus исследование, как трансляция «знания из будущего») и пространственном («национализация» как миссия собирания, изучения и распространения национальной культуры versus интернационализация как распространение глобальных идей, подходов и технологий) перекрёстках.

Отмечается правосторонняя асимметрия, то есть крен в сторону исследовательской деятельности и интернационализации, который наметился в последние десятилетия в элитном сегменте университетского образования, что нашло отражение в основных критериях и индикаторах ведущих международных и национальных университетских рейтингов. Образовательные инновации рассматриваются как сущностные составляющие эффективной научноисследовательской деятельности современного университета и механизмы повышения его конкурентоспособности. При этом делается акцент на том, что инновации могут как созидать новые формы и модели университетской деятельности (рассмотрено на примере дистанционного Университета Феникса, США – http://www.phoenix.edu/), так и быть успешно имплементированы в структуру традиционного университета с многовековой историей (на примере созданного в 1477 году Университета Упсалы, Швеция – http://www.uu.se/en/) с сопутствующей оптимизацией трудовых отношений. Отмечается неизбежность инновационной трансформации современного университета и вариативность ёё основополагающих форм и стратегий.

In his speech, an attempt is made to understand the organizational transformation of the university as a social institution in a rapid technical and technological development and the attendant processes of globalization of educational activities.

It is proposed to consider this transformation mission of the modern university in the time and space intersections (learning as transmission of "knowledge of the past» versus research as broadcast of "knowledge of the future" and "nationalization" of the mission of collecting, study and dissemination of national culture versus internationalization as the spread of global ideas, approaches and technologies).

There is right-sided asymmetry, that is heavily weighted toward research and internationalization, which was outlined in the last decade in the elite segment of university education, which is reflected in the basic criteria and indicators of the leading national and international university rankings. Educational innovations are seen as an essential component of effective co-research activities of the modern university and mechanisms to improve its competitiveness. While emphasizing on the fact that innovation can both create new forms and models of university activity (reviewed on an example of Distance University of Phoenix, USA - http://www.phoenix.edu/), and be successfully implemented in the framework of the traditional university centuries of history (for example, established in 1477 at the University of Uppsala, Sweden - http://www.uu.se/en/) with concomitant optimization of labor relations. The inevitability of innovative transformation of the modern university and variability of its fundamental forms and strategies are noted.

Ключевые слова: организационная трансформация университета, глобализация образовательной деятельности, миссия, образовательные инновации 70 Keywords: university organizational transformation, the globalization of educational activities, mission, educational innovation

–  –  –

Обосновывается необходимость социальной поддержки инвалидов, их профессиональной реабилитации со стороны государства, подчеркивается, что эффективность реабилитации инвалидов зависит как от общества, так и от них самих.

Need of social support of disabled people locates in article, their professional rehabilitation from the state, is emphasized that efficiency of rehabilitation of disabled people depends both on society, and on them.

Ключевые слова: инвалиды, социальная защита инвалидов, профессиональная реабилитация инвалидов, трудоустройство инвалидов Key words: disabled people, social protection of disabled people, professional rehabilitation of disabled people, employment of disabled people Инвалиды в любом обществе – это одна из самых уязвимых групп населения. В Российской Федерации численность инвалидов составляет 10% и продолжает стремительно расти и омолаживаться. Кроме того, проблемы этих людей затрагивают интересы их семей. Одной из задач нашего государства должно стать создание условий для достойной жизни людей с ограниченными возможностями. Поскольку инвалид – человек, имеющий определённые ограничения своих возможностей, он не может реализовать многие свои права без помощи общества и государства. Получение пенсий и пособий не обеспечивает достойного проживания, кроме того, они создают немалую нагрузку на бюджет, формируют у инвалидов чувство неполноценности и иждивенчества. Инвалиды составляют большую группу в структуре бедных слоев населения.

Проблема трудоустройства инвалидов в современном обществе является одной из самых острых. Принятый в 1995 г. Закон РФ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» является не эффективным, так как отсутствует четкий механизм его реализации.

Трудоспособные и обладающие мотивацией к труду инвалиды до сих пор не имеют возможности в полной мере проявить свои социальные возможности из-за ограниченного развития инфраструктуры трудовой занятости инвалидов. Между тем, очевидно, что обществу и государству экономически выгоднее иметь работающего инвалида-налогоплательщика, чем неработающего инвалида-иждивенца.

Помимо невысокого уровня доходов, на материальном положении инвалидов и их семей негативно сказываются дополнительные расходы, связанные с инвалидностью и ее последствиями, а также социальная изоляция.

В течение последних 10 лет в России произошли значительные социальные изменения, положительно сказавшиеся на качестве жизни инвалидов. Эти изменения были связаны с принятием новых федеральных и региональных законов, c появлением некоммерческих организаций, защищающих права инвалидов. Сегодня в некоторых местах в российских городах устроены пандусы, инвалиды обеспечиваются техническими вспомогательными средствами, запускаются программы по трудоустройству инвалидов, принята программа по обеспечению доступной среды. Тем не менее, несмотря на множество позитивных социальных изменений, инвалиды в России ежедневно сталкиваются с дискриминацией, социальными и физическими барьерами в области образования, трудоустройства, отдыха. Механизмы реализации государственных услуг, предусмотренных законодательством, остаются недостаточно эффективными. [1] Многие авторы совершенно справедливо подчеркивают, что реабилитация невозможна без активного участия самого инвалида и благоприятных внешних условий, помогающих самореализации человека [2]. Также для решения реабилитационных проблем инвалидов необходима помощь государства.

Пока нет точного количества инвалидов, нуждающихся в профессиональной реабилитации, в какой сфере они готовы трудиться, количества квот для инвалидов на различных предприятиях и учреждениях. Решать проблемы, не зная исходных данных, реального состояния дел, очень затруднительно. Исследование, проведенное кафедрой «Социология и управление персоналом» Пензенского государственного университета среди инвалидов (n=396) в 2013 г., позволило выявить факторы неэффективности профессиональной реабилитации инвалидов. 75% респондентов говорят, что необходим индивидуальный подход к лицам с ограниченными возможностями. 80% опрошенных заявили о недостаточности информационно-коммуникативной составляющей в освещении примеров эффективной интеграции инвалидов в общество, о разрушении синдрома иждивенчества и о развитии творческой самореализации. Прослеживается зависимость гражданской и творческой самореализации инвалидов от правовой защищенности и государственных гарантий, благотворительности и социальной ответственности бизнеса. Результаты исследования по проблемам профессиональной реабилитации инвалидов показали, что 77% респондентов считают, что 72 работодатели относятся к ним настороженно и негативно, что в обществе существует определённая предвзятость к инвалидам, мешающая их всесторонней интеграции, трудоустройству, получению экономической независимости.

Эффективность профессиональной реабилитации во многом зависит от доверия инвалидов к обществу и общества к инвалидам. Необходимо восстановление доверия между здоровыми и инвалидами на основе изменения общественного мнения и проявления реального милосердия в обществе.

Проведенное исследование показало, что в настоящее время в условиях политических, экономических и культурных реформ социальная энергия инвалидов остаётся не использованной. Результаты опроса показали, что только 17% инвалидов устраивает статус безработного, 67% хотели бы работать, чтобы быть материально независимыми, 33% хотят иметь работу, чтобы не чувствовать себя человеком второго сорта, 33% просто не знают, чем себя занять, что ведёт к деградации личности. Отсутствие собственной активности и мотивации (60%) говорит о том, что эти люди нуждаются в помощниках (родные и близкие, социальные работники, общественные организации, государство). 79% из опрошенных ответили, что в условиях отсутствия работы более всего помогают родные и близкие. При интервьюировании чувствовалось отсутствие уверенности, принижение своего достоинства, чувство неполноценности. Вместе с тем были ответы – «Ничего не надо, работать не хочу, всё хорошо» (13,5%). Это говорит о том, что государство проводит в системе реабилитации различные обновления, увеличивает выплаты, однако состояние и динамика системы профессиональной реабилитации при этом недостаточно проанализированы в отечественной социологии, что не позволяет четко обозначить перспективы и определить стратегию развития системы профессиональной реабилитации.

Необходимы специальные исследования по вопросам профессиональной реабилитации. Профессиональная реабилитация – это путь к восстановлению социального статуса, к бытовому и семейному благополучию. Это одна их важных составляющих комплексной реабилитации, ведущая к улучшению качества жизни.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.