WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 32 |

«К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20 УДК 3 ББК 60.561.23 С69 ...»

-- [ Страница 21 ] --

Необходимость приложения дополнительных усилий для выполнения работы может доставить значительные страдания. При этом Г. Спенсер отмечал, что физические и умственные усилия, прилагаемые для выполнения одной работы, могут не совпадать у разных индивидов.

По наблюдениям Г. Спенсера, бывает, что выполнение работы для индивида в силу его природных данных не приносит дискомфорта и, более того, является приятной. Тем не менее, не стоит забывать, что это исключительные случаи.

Труд может выступать в качестве тяжелой деятельности, которая, тем не менее, позволяет избежать больших страданий (необходимый труд). Кроме того, продолжительный труд может приносить удовольствие в случае предполагаемого положительного исхода.

Приятный характер работа приобретает в случае, когда сам процесс деятельности, несмотря на высокую затрату энергии, приносит удовольствие (при этом результат труда может показаться незначительным).

Г. Спенсер отмечал, что дополнительные усилия при выполнении работы вовсе не являются гарантами положительного исхода. Подобный излишний труд может повлечь за собой негативные последствия и с этической точки зрения.

Этика осуждает положение, при котором на выполнение работ тратится время и энергия, отведенные для других целей (достижения своего и всеобщего счастья). Кроме того, труд не должен приносить физическое переутомление, поскольку повышенный труд приводит к истощению и неспособности работать.

Труд, помимо личного значения для самого трудящегося, имеет ещё и общественное значение, поднимая производительность страны, служащую мерилом экономического благосостояния населения. Таким образом, индивидуальная обязанность трудиться подкрепляется с социальной стороны.

Г. Спенсер утверждал: чем более развитым является общество, тем меньше возможных последствий ощущает на себе индивид, уличенный в лени [1, с. 175-176]. Подобное утверждение довольно интересно и нуждается в уточнении. Возможно, автор имел в виду, что в развитых обществах больше возможности остаться незамеченным в случае невыполнения своих обязательств (создавая видимость работы) или стабильность более развитых обществ в меньшей степени зависят от усердия каждого его члена и, как следствие, санкции за проявления лени не так строги.

Любую деятельность, направленную на поддержание жизни, по мнению автора, необходимо ограничивать длительным отдыхом. При этом дополнительная деятельность, превышающая необходимость поддержания жизни, не имеет необходимости в дополнительном отдыхе.

Не подлежит сомнению, что постоянно повторяющееся непрерывное долгое действие, даже при умеренных усилиях, может привести к негативным последствиям. Данное утверждение относится не только к физическому труду, но и к умственному. Сосредоточенное внимание, продолжающееся слишком долго, приводит к нервному расстройству и упадку сил.

Г. Спенсер выделяет следующие виды отдыха: отдых в промежутках между работой; ночной отдых; отдых в течение всего дня после ряда рабочих дней; продолжительный отдых между продолжительными промежутками работы [1, с. 177].

Г. Спенсер обращает внимание на ошибочность предположения, что лицам одного пола и возраста требуется одинаковое количество времени для сна.

Необходимо принимать во внимание неравное количество времени, требуемого для ночного отдыха у разных категорий людей. Продолжительность сна зависит от конституции человека. Так, более сильным личностям, в силу их быстрого восстановления требуется меньше времени для сна. Отдельным индивидам требуется больше общепринятого времени на отдых.

Однако превышая границы необходимого отдыха, индивид может ослабеть. Следствием излишнего отдыха, по мнению автора, является скука.

Ежедневная монотонная деятельность должна непременно прерываться днями отдыха. Сложно переоценить физические и умственные выгоды в результате прерывания работы.

В целом, по мнению Г. Спенсера, труд, как и отдых, должен выполняться в определенных границах. Действия, приводящие к собственному благополучию и/или к благополучию окружающих, несомненно приветствуется этикой.

Кроме того, автор делает акцент на том, что сбережение здорового тела и духа – бесспорный долг потомству.

–  –  –

1. Спенсер Г. Научные основания нравственности: Индукции этики. Этика индивидуальной жизни. Пер. с англ. / Примеч. А. Федорова. Изд. 3-е. – М.:

Издательство ЛКИ, 2011. – 248 с.

–  –  –

Как показали социологические исследования общественного мнения жителей Санкт-Петербурга, проведенные автором (2010-2012 гг.), отношения между группами этнических мигрантов и население мегаполиса чреваты конфликтом. Проблемы, связанные с адаптацией трудовых мигрантов в условиях мегаполиса, рассмотрены в контексте теорий социального конфликта.

As shown by case studies of public opinion of the residents of St. Petersburg conducted by the author (2010-2012), the relationship between ethnic groups and migrant population of the metropolis are fraught with conflict. Problems associated with the adaptation of migrant workers in a metropolis are considered in the context of theories of social conflict.

Ключевые слова: городская идентичность, трудовая миграция, теория социального конфликта 1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта №14-03-00298 «Толерантность в условиях транслокальных идентификаций: социальное и этнокультурное измерения».

Key words: city identity, labor migration, the theory of social conflict

С конца ХХ в. Россия стала сначала страной иммигрантов, а затем – страной эмигрантов. Сегодня Россия – это страна притяжения низкоквалифицированных этнотрудовых мигрантов, страна транзита мигрантов, а также страна, отдающая высококвалифицированных трудовых мигрантов.

Цель настоящей работы – обзор основных социальных проблем, вызванных процессом адаптации этнотрудовых мигрантов к системе общественных отношений страны-реципиента, выявляющих основные характеристические особенности внутригосударственного межэтнического конфликта.

В трудах ряда видных отечественных специалистов в области межэтнических отношений (В.А. Тишкова, Ж.Т. Тощенко, В.М. Воронкова, В.Н. Ярской) намечены подходы к разграничению трудовой миграции как социального феномена и процессов этнических взаимодействий, а также к изучению технологий формирования социальных (этнических) границ в современном городе между этническими миграционными сообществами и принимающим населением. С позиций современной конструктивистской социологической теории, социальные конфликты в современном урбанизированном сообществе, идентичность которого меняется под влиянием интенсивных процессов этнотрудовой миграции, теряют свою этническую окраску. С точки зрения социологов-конструктивистов, в урбанизированных сообществах, например, в крупных европейских мегаполисах, этничность может конструироваться и деконструироваться в угоду конкретным политическим проектам. Несмотря на правомерность использования принципов конструктивистского подхода в изучении феномена этнотрудовой миграции в условиях мегаполиса, этносоциологии (Ю.В. Арутюнян, Л.М. Дробижева, Г.У. Солдатова, К.С. Мокин и др.) склонны выделять именно этнические группы трудовых мигрантов как объект своих исследований. Предметом их исследований становятся практики адаптации, самоидентификации и самопрезентации (диаспоры, анклавы, этнические органы печати) этих этнических групп, в том числе и трудовых мигрантов, используемых властью в качестве замещающего трудового ресурса.

В первых десятилетиях XXI в. в России в качестве замещающего трудового ресурса экономические элиты используют в основном труд выходцев из бывших республик Закавказья, Средней и Центральной Азии. При этом власти делают акцент на конкретных группах трудовых мигрантов, общей характеристикой которых является приверженность исламской культуре, плохое знание русского языка, низкая профессиональная подготовка, установка на кратковременное пребывание в России, демонстрация «отчуждения» от поведенческих паттернов общества принимающей стороны. Это обстоятельство влечет социальные, политические и психологические проблемы, которые выявляют: 1) недостатки миграционной политики: необоснованное квотирование, не допускающее свободного перемещения иностранной рабочей силы, частичное решение правовых вопросов миграционного законодательства, отсутствие долгосрочной концепции привлечения трудовых мигрантов, селективный характер миграционной политики и др.

; 2) коммуникативные барьеры: в СМИ в процессе обсуждения особенностей межэтнического взаимодействия процессы этнотрудовой миграции описываются как катализаторы, способствующие формированию образа трудового мигранта как «врага». Под влиянием СМИ в массовом сознании возникает связь между процессами трудовой миграции и возрастающей террористической угрозой внутри страны. Негативный образ трудового мигранта, который формируется СМИ, возникает под воздействием таких мемов, как «миграт-торовец», «мигрант-преступник», «мигрантжертва», «мигрант-нелегал». Конструирование социальных проблем на политических аренах и аренах СМИ осуществляется по схемам, разработанным социальными технологами. Часто в основе технологии разжигания межэтнической розни используется технология «расширения тезиса» или «подмены понятий». Например, моделью поведения отдельных личностей из числа трудовых мигрантов, допускающей насилие, наделяются крупные группы этнотрудовых мигрантов. При этом образ конкретного трудового мигранта размывается, превращаясь в объект контроля, принуждения, а в сознании представителей коренного населения мегаполиса трудовой мигрант лишается личной истории, а иногда даже человеческих качеств. При этом на второй план обсуждений в СМИ отходят суть негативного эпизода, процесс совершения преступления, характер нарушения нормы поведения. Место обсуждения сути проблемы занимает образ «врага»; 3) системные сбои: процессы этнотрудовой миграции обладают потенциалом самоорганизации.

В результате процесса самовоспроизводства сетей сообществ этнотрудовых мигрантов (узбеков, таджиков, азербайджанцев и др.) общество принимающей стороны меняет свою социальную структуру. Сегодня в страну-реципиент проникают не отдельные трудовые мигранты, а сформированные в стране исхода мигрантские сети.

Трудовые мигранты образуют разные типы трудовых сообществ, работая вместе с земляками, родственниками, знакомыми; 4) социо- и этноидентификационные трансформации: при анализе возрастных особенностей этнотрудовой миграции выявляются две тенденции в области интеграционных практик:

1. практики детей этнотрудовых мигрантов; 2. практики их родителей. Если родители плохо владеют русским языком, то дети, которые получили образование в России, испытывают коммуникативные и социокультурные проблемы не в России, а в стране исхода. У двух поколений этнотрудовых мигрантов диаметрально противоположные проблемы в обществах стран-реципиентов. Реальность, в которой встречаются группы этнотрудовых мигрантов и представители принимающего общества, изменчива и исполнена социальными, экономическими и социальнопсихологическими проблемами.

Перечисленные выше проблемы, связанные с этнотрудовой миграцией в России, сегодня: 1) усиливают негативные тенденции в общественных отношения, результатом которых могут стать, в том числе, и межэтнические конфликты на внутригосударственном уровне, как получившие широкую известность события в Кондопоге (2006 г.), Сарге (2011 г.), Пугачеве (2013 г.), Бирюлеве (2014 г.) и др.;

2) выявляют конфликтогенный характер процессов этнотрудовой миграции. Конфликтогенные особенности этнотрудовой миграции с разной степенью адекватности освещались как в трудах специалистов по теории миграций, так и теории социального конфликта (табл. 1).

Основными характеристическими особенностями внутригосударственных межэтнических конфликтов, как видно на табл. 1, специалисты в области теории социального конфликта считают: 1) наличие разной степени готовности этнотрудовых мигрантов реализовывать свои адаптивно-интеграционные стратегии в общество-реципент с учетом ценностно-нормативных регулятивов этого общества;

2) наличие непреодолимых для той части этнотрудовых мигрантов, которые стремятся натурализоваться в обществе принимающей стороны, социально обусловленных стратификационных барьеров; 3) наличие критического уровня социальной неудовлетворенности как групп этнотрудовых мигрантов, так и представителей общества принимающей мигрантов стороны; 4) существующий в обществе принимающей стороны коммуникативный барьер в виде «языка вражды», генерируемого алармистскими СМИ.

В теориях социального конфликта, разработанных западными специалистами, предлагаются следующие меры профилактики социальных конфликтов (включая этнически окрашенные): 1) толерантного характера (признание наличия различий в системах ценностных установок; создание институтов каждой из сторон-участников социального конфликта, готовых участвовать в переговорном процессе); 2) регулятивного характера: выработка взаимоприемлемых правил, которые позволят поддерживать отношения сторон-участников конфликта, разворачивающегося в социальном пространстве общества принимающей стороны; 3) ценностного характера: духовно-нравственное совершенствование людей (в странах с высоким уровнем экономического развития); 4) демографического характера: ограничение рождаемости в странах с низким уровнем экономического развития (экспортёров рабочей силы), организация социальных отношений в соответствии с норами ООН.

–  –  –

Адаптацию трудовых мигрантов обществе страныреципиента определяет степень готовности трудовых мигрантов принять ценностонормативную систему этой страны. Это болезненный процесс для представителей обеих сторон. Но его можно пережить.

Соотнесенность этнотрудовой миграции с законом народонаселения и объемом социокультурного потенциала ++ трудовой миграции. Закон народонаселения (К. Маркс) поддерживает экономию постоянного капитала.

Тенденция представителей этнотрудовой миграции заполнять непрестижные социальные страты, тем самым создавая множество социальных проблем (для современной России, например, от необходимости конструирования новых видов социальных лифтов, кончая крахом политики мультикультурализма).

Межэтнический конфликт с участием этнотрудовых мигрантов результат сбоя экономических и правовых отношений.

–  –  –

Наши исследования (2010-2012 гг.) подтвердили данные, отраженные в табл. №1 [1]. Как и в других крупных городах России, в Санкт-Петербурге большая часть трудовых мигрантов сегодня – это выходцы из стран Средней Азии, Кавказа, менее значительная – из Восточной Европы (Украина, Молдова). Одна из опасностей, связанная с трудовой миграцией, которая рефликсируется общественным сознанием и часто подается СМИ как социальная проблема, – изменение городской идентичности у населения принимающей стороны под давлением этнотрудовой миграции. Эти изменения вызваны расколотостью общественного сознания, которое политизировано новостными и алармистскими текстами СМИ, эмоциональными и стереотипными идеями обыденного сознания жителей города, разделяющим жителей города на «коренных» и «понаехавших тут». В условиях интенсификации процессов этнотрудовой миграции жители Петербурга, хотя и продолжают считать себя петербуржцами, но облик социальной городской среды и параметры городской идентичности претерпевают изменения. Об этом свидетельствует, например, изменение состава работников сферы услуг (торговый персонал на рынках и в супермаркетах представлен, главным образом, трудовыми мигрантами из Средней Азии и Кавказа). Об этом свидетельствует и увеличение числа правонарушений, совершенных трудовыми мигрантами, ростом негативных стереотипов в отношении трудовых мигрантов в общественном сознании. Согласно данным опроса общественного мнения, проведенного автором в 2011-2012 гг., угроза возможного межнационального конфликта постоянно витает в воздухе [1]. Изменение городской идентичности имеет следующие особенности: 1) происходит быстрыми темпами; 2) чревато межэтническими конфликтами, то есть насильственными действиями и агрессивными столкновениями. В ходе исследования нам удалось установить, что мужчины в возрасте 35-60 лет готовы взять оружие в руки в случае возникновения угрозы вооружено конфликта с трудовыми мигрантами. К ним готовы присоединиться женщины в возрасте 19-25 лет. Такой конфликт может стать результатом столкновения двух систем культурной идентификации: 1) традиционной, носителями которой являются трудовые мигранты из Средней Азии и Кавказа; 2) урбанизированной, представленной жителями городов.

Таким образом, с позиций теории социального конфликта, внутригосударственный межэтнический конфликт с возможным участие трудовых мигрантов есть результат проявления комплекса коммуникативных противоречий, которые возникают в результате «работы»: 1) законов жизнедеятельности общества, сопряженных с социальной фрустрацией и сопровождаемых демографическими сбоями разного уровня. Содержание таких конфликтов реализуется как латентная или вооруженная борьба разных социальных групп мегаполиса за ресурсы и их культурное противостояние; 2) законов социальной истории, которые определяют необходимость поддержки традиционных регулятивов социокультурной динамики; 3) сил социальной эволюции; 4) социальных фобий, возникающих в переходные периоды истории конкретных обществ под давлением ограниченности ресурсных баз и доступа к ним для разных групп населения.

–  –  –

1. Окладникова Е.А., Верминенко Ю.В. Острые социологические проблемы в зеркале общественного мнения жителей Санкт-Петербурга. – СПб.:

СПбГИЭУ, 2012 – 339 с.

–  –  –

Анализируются нормативно-правовые акты, кодексы и законы в отношении предоставления социальных гарантий и преференций семьям с детьми и, в частности, матерям с детьми.

This article based on regulations, codes and laws regarding the provision of social guarantees and preferences for families with children, especially, mothers with children.

Ключевые слова: трудовая занятость, социальная политика, семьи с детьми, социальные гарантии, Трудовой кодекс РФ Key words: employment, social policy, family with children, social guarantees, the Labour Code of the Russian Federation Социальная политика в отношении семей с детьми является приоритетной для государства. От того, как развивается семья и как происходит в ней социализация детей, зависит многое, в том числе и развитие социально здорового, благополучного общества. К сожалению, существует ряд вопрос в отношении категорий семей с детьми, которые являются первоочередными для решения их государством. Одним из таких вопросов является материальное положение различных категорий семей.

Стоит отметить, что положение семей с детьми зависит не только от ее внутренней организации, но и от влияния внешних факторов. Например, следствием социально-экономического кризиса может стать увеличение угроз, связанных с массовыми сокращениями трудовых единиц [1]. В связи с этим большинство семей не могут справиться со сложившимся трудностями, что приводит к ухудшению материального положения семей; увеличению числа семей, попадающих в категорию «семья в трудной жизненной ситуации», «семья группы риска».

Социально-экономическое положение семьи зависит от ее состава, количества и возраста детей, жилищной обеспеченности, участия в общественном производстве и уровне дохода, состояния здоровья членов семьи и многих других факторов, влияющих на жизнедеятельность.

Стабильность семьи, репродуктивное поведение и здоровье членов ее семьи зависит от уровня и качества жизни. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума все еще остается достаточно высокой. Основными факторами бедности, по-прежнему, являются низкая заработная плата работников, прежде всего, в бюджетной сфере, невысокие размеры ряда социальных пособий и других социальных выплат, отсутствие зачастую возможностей для совмещения занятости и домашних обязанностей [2].

Особенно остро недостаток доходов ощущается семьями в период отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет, когда матери сложно вернуться к оплачиваемой работе. Помимо этого под угрозу бедности попадают такие категории семей, как многодетные и неполные семьи. Именно поэтому повышение уровня жизни семей с детьми требует комплексной государственной политики, направленной на рост доходов родителей, прежде всего, от трудовой деятельности.

В данном контексте одним из основополагающих направлений государственной политики в отношении поддержки семьи является обеспечение социальной защищенности родителям на рынке труда. В связи с этим необходимо разрабатывать и укреплять эффективные социальные гарантии занятости с учетом семейного положения, организовывать благоприятные условия сочетания выполнения семейных обязанностей с занятостью в общественном производстве, а также контролировать это обеспечение.

Сегодня основным нормативным законодательным актом на территории Российской Федерации, регламентирующим определенные права и основные гарантии в отношении лиц, имеющих малолетних детей и детей-инвалидов, а также особенности регулирования труда женщин и лиц с семейными обязанностями, является Трудовой кодекс РФ. Все особенности и преференции для работающих родителей вышеописанных категорий предусмотрены в главе 41 данного законодательного акта, который мы рассмотрим подробнее [3].

Как уже отмечалось, одним из сложных периодов семьи, когда она наиболее остро ощущает нехватку доходов, является период отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет. Именно поэтому многие мамы принимают решение как можно дольше не уходить в отпуск по беременности и родам и после рождения ребенка быстрее вернуться к трудовой деятельности, чтобы обеспечить и удовлетворить все необходимые потребности ребенка и семьи, особенно, если мать воспитывает ребенка без отца по разным причинам его отсутствия. Однако стоит учитывать, что не все женщины в данный период смогут в полной мере вернуться к выполнению своих трудовых обязанностей по причине целого комплекса препятствующих этому факторов [4]. В этом контексте женщина имеет право на перевод на другую работу. Данное право устанавливается статьей 254 ТК РФ, которая гласит, что женщины, имеющие детей в возрасте до полутора лет, в случае невозможности выполнения прежней работы переводятся по их заявлению на другую работу с оплатой труда по выполняемой работе, но не ниже среднего заработка на прежнем месте работы до достижения ребенком возраста полутора лет.

Помимо этого стоит учитывать и особенность младенческого возраста ребенка, и специфику его кормления. В связи с этим статьей 258 ТК РФ предусмотрены перерывы в работе для работающих мам, имеющих малышей в возрасте до 1,5 лет, для их кормления. Данная статья регламентирует продолжительность таких перерывов, которая должна составлять не менее 30 минут и предоставляться не реже, чем каждые три часа. Стоит отметить, что по заявлению работницы перерывы для кормления могут присоединяться к перерывам для отдыха и питания самой сотрудницы или в суммированном виде переноситься на начало или конец рабочего дня (смены).

Стоит также отметить о такой преференции, как дополнительный отпуск, который предусматривается статьей 263 ТК РФ.

Однако необходимо обозначить, каким категориям сотрудников он может быть предоставлен:

• работнику, имеющему двух или более детей в возрасте до четырнадцати лет;

• работнику, имеющему ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет;

• одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до четырнадцати лет;

• отцу, воспитывающему ребенка в возрасте до четырнадцати лет без матери.

Таким образом, вышеперечисленным сотрудникам и категориям семей коллективным договором могут устанавливаться ежегодные дополнительные отпуска без сохранения заработной платы в удобное для них время продолжительностью до 14 календарных дней.

Говорить о том, что наличие ребенка (детей) наделяет сотрудника какими-либо дополнительными преимуществами по сравнению с работником, не имеющим детей, не приходится, однако отдельные гарантии могут быть предусмотрены локальными нормативными актами работодателя или в коллективном договоре (если таковой имеется). Как правило, в подобных документах, например, положение о дополнительном ежегодном отпуске работникаммногодетным матерям (отцам), о льготных режимах труда, основания для оказания материальной помощи семейным работникам и пр.

Однако в современных реалиях от увольнения или сокращения практически никто не застрахован. С одной стороны, необходимо помнить, что работники, имеющие семью и детей – при наличии двух или более иждивенцев – имеют преимущественное право на оставление на работе при сокращении численности или штата работников организации (ст.179 ТК РФ). С другой стороны, это не означает, что они совсем не могут быть уволены, но, тем не менее, это служит дополнительной гарантией в случае сокращения.

Помимо этого предусмотрены определенные гарантии для работника при расторжении трудового договора. Выделяются категории семей с детьми, которых работодатель не имеет права уволить по своей инициативе.

К таковым категориям относятся:

• женщины, имеющих детей в возрасте до 3 лет;

• одинокие матери с ребенком до 14 лет или ребенком-инвалидом до 18 лет;

• сотрудники, которые воспитывают ребенка до 14 лет или ребенка-инвалида до 18 лет без матери (в том числе многодетные отцы).

Но, как и в любом правиле, бывает исключение, так и здесь: данная гарантия не может быть обеспечена при увольнении по причине ликвидации организации; совершения работником дисциплинарных проступков; однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей (прогул, кража, появление на работе в состоянии алкогольного и иного опьянения и др.) и ряда других специальных оснований, предусмотренных для педагогических работников, руководителей и материально ответственных лиц.

По роду деятельности некоторые профессии или должности могут подразумевать направление сотрудников в командировку, привлечение к сверхурочной работе или к работе в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни. Чаще всего это относится к сфере продаж и услуг. Однако женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет, могут направляться в служебные командировки, привлекаться к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни только с их письменного согласия и при условии, что это не запрещено по медицинским показаниям (статьи 113, 259 ТК РФ).

К особой категории семей, нуждающихся в предоставлении социальных гарантий, относятся семьи, воспитывающие ребенка-инвалида. Статья 262 ТК РФ предусматривает, что одному из родителей для ухода за детьмиинвалидами по его письменному заявлению работодатель должен предоставить 4 дополнительных оплачиваемых выходных дня в месяц. Он может использовать их один либо разделить с другим родителем по их усмотрению. Однако стоит отметить, что данной гарантией сотрудник может воспользоваться по схеме один выходной в неделю, то есть данные выходные нельзя использовать все сразу или суммировать за несколько месяцев и впоследствии также суммарно использовать.

Помимо этого реализуются мероприятия по организации профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации безработных граждан, в том числе, имеющих детей дошкольного возраста [5]. Ежегодно в рамках предоставления государственных услуг более 250,0 тыс. безработных женщин проходят профессиональную подготовку, переподготовку и повышение квалификации по направлению органов службы занятости.

Литература

1. Вишнякова, В. Динамика занятости населения в условиях кризиса / В.

Вишнякова // Государственная служба. – 2011. – N 1. – С. 109-112.

2. Доклад о государственной политике семьи, материнства и детства. РФ, 2013.

3. Трудовой кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.zakonrf.info/tk/. – (Дата обращения: 29.07.2014).

4. Карабчуг, Т.С. Детерминанты занятости для матерей в России / Т.С. Карабчуг, М. Нагерняк // Журнал исследований социальной политики.

– 2013. – Т.11. – N 1. – С. 25-48.

5. Закона Российской Федерации «О занятости населения в Российской ФеЭлектронный – дерации» ресурс]. Режим доступа:

http://base.garant.ru/10164333/.– (Дата обращения: 14.07.2014).

–  –  –

Анализируется значение риска и неопределенности в жизни участников арт-сообществ, объединяющих художников Санкт-Петербурга, опираясь на эмпирические данные, собранные в ходе изучения четырех кейсов, и используя в качестве аналитических инструментов концепцию «хождения по краю» («edgework») С. Линга и теорию прекариата Г. Стэндинга. Социальное положение художников, занимающихся актуальным искусством, в значительной степени сходно с положением прекариата. Сходство проявляется в первую очередь по параметрам отсутствия социальных гарантий, экономической и правовой неопределенности. Членство в арт-сообществах позволяет художникам эффективнее управлять рисками креативного труда, сохранять свою профессиональную идентичность и не переходить «грань», за которой для них существует реальная угроза стать частью стремительно расширяющегося класса прекариев.

In the article there analyzed the meaning of risk and uncertainty in the lives of members of the art community bringing together artists of St. Petersburg based on empirical data collected in the study of the four cases, and using such analytical tools as the concept of “walking on the edge” («edgework») S. Ling and the theory of precariousness by G. Standing. Social situation of artists engaged in contemporary art is to a large extent similar to the situation of precariousness. The similarity is manifested primarily in the parameters of lack of social security, economic and legal uncertainty. Membership in the art community enables artists to better manage risks of creative work, maintain their professional identity and do not go beyond "the edge" where they face a real threat to become part of a rapidly expanding class of the precarious.

Ключевые слова: прекариат, риск, «хождение по краю», арт-сообщества, актуальное искусство Key words: the precarious, risk, “walking on the edge”, the art community, contemporary art Основой данной работы служат материалы полевого исследования, проведенного в рамках научно-исследовательского проекта «Коммуникативные практики создания знания в социальном пространстве современного города»

2011-2012 гг. (грант 10.23.476.2011 факультета социологии СПбГУ), объектом которого являются петербургские арт-сообщества. Нами был осуществлен отбор нескольких исследовательских случаев, а именно четырех арт-сообществ «Паразит», «Кухня», «Непокоренные» и «Что делать?». Для сбора эмпирических материалов нами был использован широкий репертуар техник полевого исследования: слабоструктурированные интервью, включенное наблюдение в мастерских художников, выставках и презентациях, сопровождавшееся сбором визуальных данных, а также качественный анализ текстов.

Статус профессионального художника, то есть творческого человека, стремящегося жить за счет гонораров за собственные произведения, как раньше, так и сегодня является отягощенным неопределенностью и противоречиями. С одной стороны, художники претендуют на «элитные» позиции в обществе, стремясь «приподняться» над подавляющим большинством – наемными работниками. В соответствии с классовой структурой современного общества, предложенной Г. Стэндингом [1] – элита, салариат, «свободные профессионалы»

(«proficians»), старый пролетариат, прекариат и маргиналы, художники – это социальная и профессиональная группа, пытающаяся жить за счет продажи своих произведений, то есть стремящаяся занять нишу «свободных профессионалов».

С другой стороны, в действительности социальное положение художников в значительной степени сходно с положением прекариата. Сходство проявляется в первую очередь по параметрам отсутствия социальных гарантий, экономической и правовой неопределенности. Положение профессиональных художников в нашей стране сегодня такого, что они все время вынуждены балансировать на грани, отделяющей «зону» прекариата от всех остальных классовых групп.

В этом плане мы считаем уместным в качестве одного из инструментов анализа собранных данных использовать концепцию «хождения по краю»

(англ. – edgework) С. Линга [2]. Изначально эта модель была предложена в качестве варианта социологической рефлексии устойчивого роста популярности экстремальных видов спорта и форм досуга, таких как альпинизм, дайвинг, гонки, наблюдавшегося в западных странах начиная с 60-х годов XX в. Однако вскоре стало ясно, что данный подход применим к анализу мотивов добровольного принятия риска не только в области досуговых практик, но и в профессиональной деятельности. Спектр эмпирических феноменов, который может быть классифицирован как «хождение по краю», с момента первоначального введения данной концепции в научный дискурс значительно расширился и продолжает расширяться, поскольку «эта модель функционирует главным образом как общая теория поведения, связанного с добровольным принятием риска» [ibid.].

Автор проводит параллели между любителями экстремальных практик и профессиональными художниками. Повышенная «рискоемкость» поля искусства делает «хождение по краю» неотъемлемым элементом повседневных и профессиональных практик современных художников, которые, стремясь к динамическому равновесию, вынуждены постоянно балансировать между реальностью искусства и реальностью повседневной жизни; ориентациями на узкий круг профессионалов и широкой публики и, наконец, тривиальностью и маргинальностью собственных произведений. Как и экстремалы, художники зачастую рассматривают неопределенность как ценность, и их жизнь связана с многочисленными рисками. Эти жизненные риски являются добровольно принимаемыми художниками, которые отлично сознают, что за возможность заниматься свободным творческим трудом им придется заплатить немалую цену.

Подобным же образом экстремалы сознательно выбирают рискованные формы досуга или рискованные виды занятости, добровольно вступают на этот путь ради получения возможностей для самореализации и выхода за пределы рутинных практик традиционных видов занятости.

Существование в условиях структурной и финансовой неопределенности, с одной стороны, воспринимается художниками как важный ограничивающий фактор, а с другой – понимается ими как ценность. При этом многие участники изученных нами арт-групп совмещают работу «ради денег» и то, что они для себя называют «занятиями настоящим творчеством». Они вынуждены разрываться между художественным самовыражением и выполнением сторонних заказов, чаще всего связанным с декоративно-прикладными искусствами. Подобные вынужденные отвлечения остро переживаются некоторыми художниками как измена самому себе, своему творческому предназначению.

Хотя существование в условиях структурной и финансовой неопределенности требует значительных самоограничений, художники отказываются от доходных позиций, требующих регулярной занятости, ради самореализации на непредсказуемом рынке креативного труда.

Участие в арт-сообществах выступает для художников инструментом управления многими рисками, финансовыми, дискурсивными, репутационными и др. Так, членство в арт-группах позволяет информантам преодолевать угрозы, связанные с информационным вакуумом на закрытом конкурентном петербургском рынке актуального искусства, а также бороться с разобщенностью в этой арт-среде, противопоставляя слабым индивидуальным инициативам мощные и запоминающиеся творческие проекты.

Пространственное единство, оформляющее креативные практики художников, также позволяет им в полной мере пользоваться «пространственным прибылями». В первую очередь это возможность аккумуляции вокруг рабочей или экспозиционной площадки арт-сообщества экономических, информационных, репутационных ресурсов. Открывающиеся коммуникативные возможности считаются одним из ключевых преимуществ работы в арт-группе. Благодаря им художники осваивают нормы и ценности арт-среды, формируют и утверждают свою профессиональную идентичность.

Также арт-сообщества выступают значимыми референтными группами, позволяющими начинающим художникам вовремя усвоить репертуар «достойных» галерей, соответствующих их статусу и амбициям, и избежать досадных неудач на самом старте их творческой карьеры.

Современную петербуржскую арт-среду отличает высокий уровень конкуренции за любые дефицитные ресурсы, включая символическое признание, грантовую поддержку, возможности выставляться и сотрудничать с известными кураторами и иными культурными посредниками. Принадлежность к артсообществам является для художников фактором, снижающим риски разобщенности, изоляции, низкой интенсивности информационного обмена, порождаемыми этим высококонкурентным рынком.

Можно говорить о том, что членство в арт-сообществах позволяет художникам эффективнее управлять рисками креативного труда, сохранять свою профессиональную идентичность, и не переходить «грань», за которой для них существует реальная угроза стать частью стремительно расширяющегося сегодня класса прекариев.

–  –  –

1. Standing G. The New Dangerous Class. London, New-York, Bloomsbury Academic, 2011.

2. Lyng S. Edgework: The Sociology of Risk Taking. New York: Routledge, 2005.

–  –  –

Стремительно меняющаяся действительность, порожденная необыкновенным взлетом значение ИКТ (информационно-коммуникационных технологий) в повседневной и корпоративной жизни фактически не оставляет нам уже свободы выбора. Поисковые системы, Гугл, Яндекс и другие, социальные сети, мобильные приложения меняют порядок и структуру привычного коммуникационного окружения, навязывая нам макросистемы и отношения, дизайн которых мы только постигаем. На повестку дня выходит потребность в формировании собственного (персонализированного и кастомизированного) коммуникационного пространства. Личностного, корпоративного, территориального или торгово-брендового. Овладение пользовательскими навыками (custom skills) и умениями, компетенциями, позволяющими быстро ориентироваться в такой 454 конвергентной среде, приобретает ключевое значение в достижении конкурентоспособности, как персональной, так и корпоративной. А сегодня на повестке дня как никогда актуальна территориальная конкурентоспособность.

The rapidly changing reality generated an extraordinary take-off of ICT (information and communication technologies) in everyday corporate life and actually leaves us no freedom of choice. Search engines, Google, Yandex and other social networks, mobile applications are changing the order and structure of the usual communication environment, forcing us macro systems and relationships, the design of which we only perceive. comes the need to create their own (personalized and customized) communication space are on the agenda today. Mastering user skills (custom skills) and skills, competencies, allowing to quickly navigate in such a converged environment, become more critical in achieving competitiveness, both personal and corporate. And now territorial competitiveness is as relevant as ever on the agenda.

Ключевые слова: кастомизация, конвергенция, инновации, дизайн коммуникативного пространства, ИНФОКОМ Key words: customization, convergence, innovation, communicative environment design, INFOKOM Специалисты уже примерно 8-10 лет назад заговорили о новой грамотности, понимание которой выходит за рамки обычного функционала сисадмина или веб-мастера. Доступность сервисов, кастомизированные интерфейсы гаджетов дали возможность приобщиться к медийному пространству огромной армии пользователей. Благодаря социальным сетям мы однажды проснулись в мире, где количество авторов возросло до 2,5 млрд. Этот же «взлет» популярности социальных сетей и веб-машин, называемых сайтами, породил множество проблем, особенно в нашей стране, с ее трендом догоняющего развития в образовании, который (тренд), однако, дает нам шанс создать в освоении «отчужденного пространства» современных коммуникаций такие модели и области искусственных знаний, использование которых могло бы дать весомые преимущества специалистам, и прежде всего университетского профиля: ученым, преподавателям и инновационным предпринимателям.

Тотальная кастомизация ИКТ-компетенций. ИК-дизайн.

Проблема овладения ИКТ-кометенциями заключается, однако, не в том, что есть препятствия со стороны традиционного образовательного менеджмента. Проблема в том, что эти ИКТ-компетенции, назовем их для простоты ИНФОКОМ, носят трансциплинарный характер. То есть они нужны сегодня каждому специалисту, и одновременно должны быть «заточены» (кастомизированы) под его нужды, потребности и компетенции. Таким образом, дизайн такого коммуникационного пространства должен быть индивидуальным и персонализированным. И решающее значение для специалиста здесь приобретают навыки проектирования такого пространства как залог его будущего успеха в высококонкурентной среде, в борьбе за внимание и интересы (коллаборации и аудитории), в поиске инвестиций для научных и иных инноваций, привлечения учащихся, в продвижении и брендировании разработок, продуктов, в том числе наукоемких, в декларировании ценностей и преимуществ брендов таких продуктов и проектов.

Конвергенция и инновации ИНФОКОМ как технологическая платформа поддержки такой деловой активности для целей научно-образовательной и предпринимательской деятельности имеет выраженную конвергентную природу. Все коммуникационные инструменты и технологии взаимопроникают и дополняют друг друга, образуя целостную картину, венчает которую самый мощный коммуникационный инструмент-бренд, который создается уже в условиях digital-среды. Постоянно меняющийся характер коммуникационной среды, ИКТ-инновации, эволюция и появление новых гаджетов побуждают нас на поиски таких решений в ИНФОКОМ-образовании, которые бы наилучшим образом способствовали достижению весомых результатов нашими специалистами. Поэтому целесообразной была бы система постоянной и непрерывной поддержки ИНФОКОМкомпетенций специалистов и в последующем. Это сегодня можно делать дистанционно, путем подписки через внутреннюю сеть вузов, используя для этой цели специально спроектированный информационный ресурс – сайт.

Дедал в Цифровом городе В статье «Дедал в Цифровом городе. К вопросу о роли цифровых технологий в культуре, образовании и частной жизни» [1], в 2010 г. впервые (по крайней мере, в ННГУ) говорилось о необходимости ликвидации цифрового разрыва и построении системы опережающего образования в области ИКтехнологий. С тех пор мы продвинулись в понимании роли этой ключевой компетенции ХХ в. Сообщество «героев дизайна мысли» выросло и может более уверенно имплементировать ИНФОКОМ-знания, используя, в том числе, системы дистанционного обучения. «Сколько же остается ждать решения? Возможен ли дизайн для героев совести? Найдется ли сегодня просвещенный Минос, способный поддержать новых дедалидов, создать им новые возможности для улучшений и изменений в своей «империи», решения личных и общественных задач, придания импульса организационному развитию городов?

Действительность же вновь бросает вызов героям дизайна мысли…» [1].

Становясь инструментом творческого руководства, ИНФОКОМ способен существенно преобразовать характер, темп и стиль функционирования его участников, а с ним и весь тип научно-образовательной и предпринимательскокорпоративной культуры XXI-го века. Тем, кто не хочет опоздать и уступить открывающиеся здесь выгоды более дальновидным и проворным конкурентам, стоило бы глубже осознать суть наступающих перемен. [2]

Литература

1. Подкар С.Б. Дедал в Цифровом городе. К вопросу о роли цифровых технологий в культуре, образовании и частной жизни» // «Социологические преобразования и социальные проблемы». Сборник научных трудов, выпуск 12. – Н.Новгород, Нижегородский государственный университет, Вольное экономическое общество, 2010.

2. Переверзев Л.Б. ИНФОКОМ в офисе: технологическая поддержка деловой активности (концептуальный эскиз), неопубликованная рукопись (ИНТ, Лаборатория философии и дизайна образования), Москва, 2004.

–  –  –

Рассматриваются основные тенденции на рынке труда, определяются новые вызовы в сфере трудоустройства, акцентируется необходимость развития социальной креативности, приводится ее рабочее определение, описывается инновационная программа по ее развитию.

The paper defines current trends in employment, outlines new challenges, calls for the development of social creativity, works out its rough definition, provides innovative program to develop social creativity.

Ключевые слова: рынок труда, трудоустройство, социальная креативность, социальное взаимодействие, программа развития Key words: labor market, employability, social creativity, social interaction, development program Возрастающая глобализация мировой экономики, нашедшая свое отражение в ускорении и диверсификации социально-экономических процессов наряду с дальнейшей автоматизацией труда, заставила кардинальным образом пересмотреть основные требования, предъявляемые к соискателю, и обозначить новые вызовы.

До недавнего времени ожидания работодателей касались преимущественно наличия у соискателя релевантного опыта и навыков работы по специальности, однако в настоящее время мы являемся свидетелями подлинно революционной трансформации практик подготовки, трудоустройства и акклиматизации сотрудников к рабочей среде.

Основная причина подобных преобразований, на наш взгляд, состоит в фундаментальном изменении характера труда и социальной среды: с одной стороны, продолжающаяся автоматизация усугубляет отчуждение работника от средств производства, что выводит на передний план проблемы социального взаимодействия в профессиональном контексте.

С другой стороны, новые вызовы требуют от компаний проявлять все большую гибкость в приспособлении к все более усложняющимся экономическим реалиям, а также находить нестандартные (творческие) решения во всем спектре ситуаций, количество которых увеличивается с каждым днем. Таким образом, становится очевидной необходимость обладания специалистом уже не столько готовыми (шаблонными) знаниями и практическими умениями, сколько способность грамотно выстраивать свое социальное взаимодействие внутри коллектива, прогнозировать развитие социальной ситуации и предлагать нестандартные способы решения социальных проблем.

Ситуация усугубляется тем, что обучение навыкам социального общения практически полностью отсутствует как в школе, так и в вузе, что приводит к весьма плачевным последствиям.

Опыт работы в различных компаниях позволил нам составить собирательный образ такого сотрудника. Он стремится выполнять стандартизированные задания, не требующие активизации творческого потенциала, причем любая нестандартная ситуация выступает для него мощным стрессогенным фактором, обнажая его беспомощность и растерянность перед лицом неизвестности.

В результате, такой сотрудник склонен занимать позицию стороннего наблюдателя как в отношении своей профессиональной деятельности, так и досуговых мероприятий, организуемых компанией-работодателем.

Наблюдение за сотрудниками показало, что в общении с другими людьми они предпочитают использовать ограниченное количество стереотипных моделей поведения, что затрудняет процесс социальной адаптации к новым условиям и приводит к существенным затруднениям в межличностном общении.

Они крайне плохо распознают различные смыслы, которые могут принимать одни и те же вербальные сообщения в зависимости от характера взаимоотношений людей и контекста ситуации общения; часто ошибаются в интерпретации слов собеседника.

Другой характерной чертой является слабая способность анализировать ситуации межличностного общения и, как следствие, плохая адаптация к различным взаимоотношениям между людьми (семейным, деловым, дружеским и др.).

Данные вызовы обозначили необходимость развития у соискателей и штатных сотрудников социальной креативности.

К сожалению, проведенный нами анализ как отечественных, так и зарубежных литературных источников показал неудовлетворительную проработанность данной проблемы.

Мы предлагаем следующее рабочее определение социальной креативности: комплексная способность личности оперативно находить и эффективно применять нестандартные, оригинальные творческие решения ситуаций межличностного взаимодействия, базирующаяся на системе свойств, составляющих творческий и коммуникативный потенциалы личности.

Для развития социальной креативности нами была разработана личностно ориентированной программа, которая состоит из профессионально ориентированных деловых игр и психодиагностических тренингов.

Целью программы является предоставление сотрудникам психологических средств, обеспечивающих возможности выявления и проявления ими собственной индивидуальности в различных областях.



Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.