WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 32 |

«К 25-ЛЕТИЮ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОЦИАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ В РАЗВИТИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ И ЗАНЯТОСТИ В XXI ВЕКЕ Нижний Новгород –– 20 УДК 3 ББК 60.561.23 С69 ...»

-- [ Страница 14 ] --

Формирование профессиональной идентичности происходит в процессе профессионализации. Профессионализация является составной частью, одним из важнейших компонентов социализации. Основными механизмами социализации являются общение, деятельность и самосознание. Формирование профессиональной идентичности есть динамичный процесс перехода личности от «поверхностного» симпатизирования профессии до внутреннего личностнозначимого принятия норм профессиональной культуры, готовности к совмещению личного интереса с корпоративным. Профессиональная идентичность в ходе формирования личности сотрудника-профессионала предполагает становление в сознании субъекта идеального образа «профессионала», готовности к постоянному совершенствованию в направлении к заданному эталону. Идеальный образ является условием объединения профессиональной общности на основе единства целей, условием успешного вхождения молодых сотрудников в систему ценностей и приоритетов профессиональной деятельности.

Профессиональная идентификация сотрудника органов внутренних дел имеет два смысловых этапа. Это, с одной стороны, формирование образа отношений Я и профессия, а с другой – Я и профессиональная общность. Очень важно, чтобы эти образы в итоге нашли гармоничное единство на основе наиболее позитивных профессиональных ценностей. Характер профессиональной идентификации соответствует надситуационной профессиональной идентичности, которая выражает позицию агента в профессиональном пространстве через нормы, правила профессионального поведения, схемы восприятия, оценивания, стереотипизируемые в личностных чертах [2]. Проблемный коллектив есть серьезное препятствие на пути успешной идентификации. Общность может исказить истинный образ профессии, подвигнуть субъекта к девиации. Следует признать, что идентификационные процессы не должны быть отданы на откуп случаю, а иметь четко организованный и продуманный характер.

Литература

1. Ахметшина, Е.Р. Профессиональная идентичность преподавателей вузов в условиях стратификации высших учебных заведений: автореф. дис. канд.

соц. наук: 22.00.04. – Пенза, 2013. – 28 с.

2. Пухно, П.С. Формирование профессиональной идентичности сотрудников МВД : дис. канд. соц. наук : 22.00.04. – Новочеркасск, 2005. – 147 с.

–  –  –

В статье анализируются нестандартные трудовые стратегии, характерные для молодежи трансформирующейся России. Автор показывает, что современное общество, не предлагая единых моделей успешности, дает человеку возможность сконструировать свою жизнь уникальным образом. Поэтому для представителей новых поколений конструирование собственного, самостоятельно выбранного и зачастую уникального, профессионального пути становится одной из главных жизненных целей.

The article presents an analysis of the non-standard labour strategies of youth in the transformed Russia. The author shows that modern society doesn't offer uniform models of success and gives the chance to the person to construct the life uniquely. Therefore for representatives of new generations the creation of a selfchosen and often unique career path has become one of the main life aims.

Ключевые слова: нестандартная занятость, молодежь, трансформирующееся общество, альтернативные модели успешности Key words: non-standard employment, youth, transformed society, alternative models of success Давно замечено, что в трансформирующихся обществах жизненные траектории представителей новых поколений становятся сложно предсказуемыми и более зависимыми от личного выбора [см., например: 1]. По меткому замечанию З. Баумана, жизненный успех людей эпохи Postmodernity определяется скоростью, «с какой им удается избавляться от старых привычек» [2, с. 105].

Поэтому сегодняшние молодые, оказавшись в принципиально иных условиях, нежели их родители, должны научиться, «воспринимать свой опыт на манер ребенка, играющего с калейдоскопом» [там же], а значит, уметь адаптироваться к постоянным социальным изменениям и быть готовыми к резкой смене привычного – в том числе профессионального – маршрута жизненного пути [см.:

3]. Не будет преувеличением сказать, что сейчас перед российской молодежью существует множество возможностей сконструировать свою жизнь уникальным образом. Одним из примеров успешного встраивания в ритм «текучей современности» может служить опыт молодых россиян с нестандартными карьерными стратегиями.

С точки зрения условий организации трудовой деятельности разделяют стандартную и нестандартную занятость. Под стандартной, или типичной, занятостью обычно понимают работу по найму, выполняемую на постоянной основе в режиме полного рабочего дня. Все, что выходит за эти рамки, относят к формам нестандартной занятости, среди которых выделяют следующие: временную, неполную, неформальную, недо-, сверх-, и самозанятость [4, с. 8-9].

Вовлекаясь в атипичные трудовые отношения, молодежь, особенно самая неконкурентная её часть (учащиеся, молодые матери и т.п), получает шанс на практике реализовать альтернативные модели успешности. Диктуемая временем необходимость в постоянном профессиональном развитии личности приводит к тому, что юноши и девушки, как правило, стремятся освоить наиболее высокие уровни многоступенчатой системы профессионального образования.

Это заставляет их выбирать формы нестандартной занятости, позволяющие совмещать работу и учебу. Также одной из популярных альтернативных стратегий трудового поведения становится дауншифтинг, т.е. сознательный отказ от традиционной нормативной карьеры и интенсивного рабочего графика в пользу новых возможностей.

Тем не менее, при всех своих преимуществах гибкие трудовые отношения не лишены недостатков, прежде всего касающихся несоблюдения основных трудовых прав и гарантий работников. Непосредственное отношение к данному вопросу имеет зарождение новой, но уже вызывающей опасения ученых, социальной группы – прекариата. Напомним, что термин «прекариат» (от англ. precarious - «ненадежный», «нестабильный», «сомнительный») недавно был введен британским исследователем Г. Стендингом для обозначения своеобразного аналога пролетариата постиндустриального общества [5]. Прекариат преимущественно состоит из малообеспеченных, безработных или перебивающихся случайными заработками людей, которые лишены профессиональной идентичности, трудовых (и не только) прав и гарантий, а значит, каких-либо перспектив на будущее. Стендинг связывает появление прекариата с проблемами глобализации, мировым экономическим кризисом и ростом социального расслоения в развитых странах. По мнению ученого, социальная неудовлетворенность прекариата делает его «опасным классом», толкая представителей этой страты на участие в любых массовых акциях протеста. Схожие тенденции в молодежной среде выявил канадский писатель Д. Коупленд при описании «космополитической бедноты», растрачивающей жизнь в бесцельных путешествиях и не имеющей регулярного заработка [6].

Наш опыт изучения биографий молодых россиян с модернистскими и традиционалистскими поведенческими установками показал различия в выборе ими карьерных траекторий1. Для амбициозных «модернистов» характерно нежелание ограничиваться одним образованием: получившие высшее образование планируют поступать или уже поступили в аспирантуру, выпускники колледжей стали студентами ВУЗов и т.п. В целом, «модернисты» рассматривают образование как своеобразное вложение в будущее, у них есть более или менее четкий план развития собственной карьеры; у «традиционалистов» ситуация иная: даже получая достойное образование, они с трудом представляют, что им это даст в дальнейшем. К сожалению, часть «традиционалистов» можно отнести к прекариату, 1 Имеются в виду результаты индивидуальных биографических интервью (2014 г.) с участниками проведенного автором ранее биографического исследования (проект РГНФ №10а, «Модернисты» и «традиционалисты» постсоветского поколения: исследование индивидуальных биографий»; N=24+24).

Стоит пояснить, что в работе за основу современного типа поведения был принят тип действий, отвечающий главным характеристикам разработанной американским социологом А.

Инкелесом модели «современной личности» [7]. Модернистскими признавались такие качества, как чувство социальной ответственности, толерантность, законопослушность, стремление к независимости и развитые достижительные установки; в свою очередь, традиционалистскими считались характеристики, противоречащие модернистским.

многие из них пытаются «компенсировать» свою профессиональную несостоятельность доходами от сдачи квартир, полученных в наследство.

Поскольку современный мир не предполагает единообразия во вариантах карьерных траекторий, некоторые исследователи считают наиболее адекватной в подобных условиях «калейдоскоп-карьеру» [8; 9] – трудовую стратегию, учитывающую личностные индивидуальные особенности и позволяющую адаптировать профессиональный маршрут человека к происходящим в его жизни изменениям. На наш взгляд, в дальнейшей перспективе значительная часть российской молодежи, тяготея к индивидуализации выбора профессионального пути, будет находить «калейдоскопный» способ построения карьеры привлекательным.

Литература

1. Kohli M. Die institutionalisierung des lebenslaufs (the institutionalization of the life course) // Klner zeitschrift fr soziologie und sozialpsychologie. – Kln, 1985. – Jg. 37, H. 1. – S. 1–29.

2. Бауман З. Индивидуализированное общество / Пер. с англ. под ред.

В.Л. Иноземцева. – М.: Логос, 2005.

3. Vinken H. Changing life courses, citizenship and new media. The impact of the reflexive biographization of the life course on young people’s democratic engagement // Young citizens and new media. Learning for democratic participation / Ed. by P. Dahlgren. – N.Y., L.: Routledge, 2007. – P. 41–57.

4. Гимпельсон В., Капелюшников Р. Нестандартная занятость и российский рынок труда. Препринт WP3/2005/05. – М.: ГУ ВШЭ, 2005.

5. Standing G. The Precariat: The new dangerous class. – L.; N.Y.: Bloomsbury, 2011.

6. Коупленд Д. Generation Икс. – М.: АСТ, 2002.

7. Inkeles A., Smith D.H. Becoming modern. – Cambridge, МА: Harvard University Press, 1974.

8. Алексенцева-Тимченко Е.С. Новые тренды в способах построения карьеры // Материалы Международной научно-практической Интернетконференции «Социогуманитарные технологии в методологическом и практическом измерениях», 1 марта–30 мая 2012 (Одесский национальный университет им. И.И. Мечникова). – Режим доступа: http://www.sht.odessa.

ua/docs/ Articles/Alexentseva -Timchenko.pdf

9. Mainero L.A., Sullivan S.E. The opt-out revolt: Why people are leaving companies to create kaleidoscope careers. – Mountain View (CA): Davies-Black, 2006.

СЕКЦИЯ 2

ОБНОВЛЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ И ХАРАКТЕРА

ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОД ВЛИЯНИЕМ

ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ

ДОКЛАДЫ

–  –  –

Рассмотрены отдельные последствия введения системы внешнего оценивания деятельности преподавателей российских вузов, одним из которых является распространение практик постконтрактного оппортунизма в трудовом поведении работников системы высшего профессионального образования.

We consider some of the implications of introducing a system of external evaluation activities of teachers of Russian universities, one of which is a common practice of post contract opportunism in the labor behavior of workers of higher education Ключевые слова: постконтрактный оппортунизм, реформа высшего профессионального образования, эффективный контракт Keywords: рost-contract opportunism, reform of higher education, effective contract В настоящее время в системе российского высшего профессионального образования сложилась ситуация, когда от современных вузов требуют повышения стандартов качества образовательного процесса и научноисследовательской работы. Это проявляется, прежде всего, в разработке формальных критериев оценивания учебной и научной деятельности преподавателей и приведения отчетов профессорско-преподавательского состава (ППС) о проделанной работе в соответствии с формальными требованиями. В условиях зависимости вузов от государственного финансирования и потребностей повыПри поддержке гранта РФФИ, проект №14-06-00251.

шения стандартизации образовательного процесса повысилась ориентация как самих вузов, так и ППС на систему внешнего оценивания. [1] Следствием развития системы внешнего оценивания является изменение структуры затрат рабочего времени ППС – повышается нагрузка по совершенствованию учебно-методических материалов, регулярному пересмотру и обновлению ООП, разработке новых курсов, формально ориентированных на повышение компетенций студентов, что зачастую касается простого приведения их в соответствие с формальными требованиями. В результате увеличивается объем рабочего времени преподавателей на оформление отчетности, учебной документации. Это сказывается на росте интенсивности труда, чрезмерном повышении академической нагрузки: ППС вынужден выполнять больший объем работы при неизменных ресурсах и оплате труда. Кроме того происходит вытеснение из структуры рабочего времени выполнение работ, связанных с содержательной деятельностью ППС: подготовкой к занятиям, научными исследованиями и т.д.

Во всех вузах Министерства образования и науки РФ сокращаются ставки ППС. В конце 2012 г. правительством РФ был утвержден план мероприятий («дорожная карта») «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки». Этот документ определяет необходимое соотношение количества преподавателей и студентов. Так, на 2013 г. число студентов в расчете на одного преподавателя должно составлять 9,4; к 2018 г. – 12. [2] Требования, сформулированные в Указе Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 597 [3], о повышении заработной платы к 2018 г. работников бюджетной сферы (врачей, преподавателей образовательных учреждений ВПО и научных сотрудников) до 200% от средней заработной платы в соответствующем регионе также достигаются преимущественно за счет сокращения численности преподавателей.

Кроме этого, в вузах с 2008 г. по 2012 г. уже произошли существенные изменения в системе оплаты труда. Это – внедрение новой системы оплаты труда (НСОТ) и переход к эффективному контракту. Эффективный контракт предполагает ориентацию ППС на достижение измеримых показателей результативности, развитие внутренней конкуренции. На практике эти изменения привели к усилению бюрократического контроля за заработной платой преподавателей, где администрация вуза выступает в качестве представителя государства, внедряя формальные критерии оценивания, разрабатывая собственные системы оплаты труда. Все это приводит к росту интенсивности труда, изменению социально-экономического положения сотрудников высших учебных заведений.

Система внешнего оценивания, ориентированная формально на повышение результативности вузовских работников (индексов цитируемости, рейтингов и т.д.), плохо учитывает специфику сформировавшегося академического внутреннего рынка труда в российских вузах. Исследователи отмечают такие его особенности, как высокий средний возраст ППС; низкий уровень текучести («пожизненная занятость»); ориентация сотрудников на стабильность, а не на результативность; низкая вовлеченность ППС в результаты и в процесс труда;

низкая вовлеченность в исследовательскую деятельность. [4] В результате усиливается административное давление на преподавателей.

Внешнее давление исходит от различных финансирующих структур и органов по контролю качества образования. Внутреннее давление создается вузовскими администраторами и менеджерами, занимающимися контролем, разработкой систем внутренней оценки, организацией условий труда ППС.

Переход к эффективному контракту трансформирует традиционную модель поведения вузовских работников, основой которой является соблюдение академических стандартов и профессиональной этики. А явный рост интенсивности труда в вузах, увеличение трудозатрат в ненормированную часть рабочего времени, ведет к распространению практик оппортунистического поведения, что, на наш взгляд, является логическим итогом существующей системы оценивания труда ППС.

Для оценки выраженности практик (уровня) оппортунизма у вузовских работников нами проведена декомпозиция и построена иерархическая модель оппортунистического поведения работника.

В самом общем виде оппортунизм означает уклонение сторон от выполнения контрактных обязательств. В модели были учтены пред- и постконтрактные проявления оппортунизма. Предконтрактный оппортунизм проявляется в неблагоприятном отборе для работодателя, связанным с тем, что работник скрывает или приукрашивает информацию о себе. На посткотрактной стадии оппортунизм работника проявляется в мошенничестве, вымогательстве и снижении трудовых усилий (отлынивании), когда работник может выполнять свой круг обязанностей с низкой интенсивностью и напряженностью труда. Учет важности компонентов производился путем введения весовых коэффициентов методом экспертных оценок. Было проведено исследование практик оппортунизма ППС нескольких Кемеровских вузов методом анкетирования (всего за период 2012-2013 гг. опрошено 311 чел.)1.

Проблема предконтрактного оппортунизма работника не представляется актуальной для вузов, поскольку работа в научной сфере предполагает высокие

1 Исследование осуществлялось в ходе реализации проекта РФФИ №11-06-00103-а.

входные барьеры в профессию, связанные с существенными инвестициями в образование, профессиональной репутацией, наличием соответствующих формальных подтверждений (диплом, сертификат и т.д.), дающих право на допуск к профессии. Но у работников вуза явно выраженными являются практики постконтрактного оппортунизма (средние значения р=0,0000001). Статистически значим уровень отлынивания (р=0,000003) и практика увеличения выгод за счет работодателя (р=0,000012). При этом опрос показал, что вузовские работники используют широкий арсенал средств отлынивания (опоздания, снижение аудиторного времени, формальные отписки и др.), а среди практик использования ресурсов работодателя характерными являются такие, как выполнение сторонних заказов, работа по совместительству.

Уровень использования практик шантажа в исследуемых вузах не является выраженным, поскольку работники обладают существенным запасом человеческого капитала, который является специфическим ресурсом как для организаций, так и для самих работников. Высокая степень специфичности ресурсов человеческого капитала и низкая гибкости рынка труда в исследуемой отрасли являются сдерживающими факторами шантажа (вымогательства) со стороны работника.

Исследование практик оппортунизма позволяет более полно представить ситуацию с рассогласованием реальной реакции ППС на систему внешнего оценивания с нормативными, желаемыми установками реформ системы ВПО.

Литература

1. Курбатова М.В. Не только зарплата преподаватели вузов на пути к превращению в «винтик» производства образовательных услуг// ЭКО. № 10.

2013. С. 110-122.

2. План мероприятий («дорожная карта») «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки»

// Правительство РФ. Распоряжение от 30 декабря 2012 г. № 2620-р МОСКВА. – С. 88 // URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/ 70191846/ (дата обращения 22.03.2014 г.)

3. Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» // URL: ИА «ГАРАНТ»:

http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70070950/#ixzz2xfwaRWAx (дата обращения 22.03.2014 г.)

4. Михалкина Е.В. Кадровый аудит. Управление человеческими ресурсами в ВО. – URL: http://ksp-ed-union.ru/doc/15.10.2013/11.pdf (дата обращения 22.03.2014 г.)

СОДЕРЖАНИЕ ТРУДА В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

А.М. Бекарев Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского Содержание труда в новейших условиях определяется с учетом таких факторов, как глобальный капитализм, увеличение слоя среднего класса и значительный рост производства под влиянием финансового кризиса. С одной стороны, труд усложнился, что привело к появлению особой группы – креативного класса. С другой стороны, для подавляющего большинства труд упростился, и в массовом производстве доминирует фордизм.

A contain of work in modern condition is determined by such factors as global capitalism, increasing of middle class and increasing of goods production under influence of financial crisis. On one hand, a work became more difficult. It was established new class – creative class. On other hand the work became easier. It became mass labor in condition of fordism.

Ключевые слова: глобальный капитализм, общество массового потребления, финансовый кризис, креативный класс, фордизм Key words: a Global capitalism, society of mass consumption, a financial crisis, creative class, fordism Предпосылки, с которых мы начинаем. Их, по меньшей мере, три. Эти предпосылки – вовсе не живые, действующие индивиды, которые были, есть и будут. Эти предпосылки находятся в надындивидуальном пространстве. Первая из них – глобальный капитализм. Как и всякий капитализм, он действует по классической формуле «Доходы = Общая сумма продаж – Издержки». Логика здесь предельно проста: надо продавать больше, попутно сокращая издержки. В связи с этим основной географический вектор глобального капитализма – юговосток и юг в целом. В данном направлении и рынок самый большой (больше половины населения), и издержки невысокие (относительно дешевая рабочая сила, обилие человеческих, энергетических и сырьевых ресурсов). Кочевые промышленные и торговые компании, которые почти молниеносно меняют транснациональные одеяния на глобальный масштаб, образовали разветвленные сети и словно пауки, обрабатывают многомиллиардные массы населения.

Вторая предпосылка связана с формированием среднего класса. Речь идет о космополитическом явлении, поскольку средний класс следует искать не столько в пространстве государств, сколько в пространстве фирм. Обычно средний класс определяется по признаку доходов. Но, учитывая популярность феномена «жизни в кредит», его лучше определять через призму расходов. В таком случае средний класс предстает как общество массового потребления.

Вместе с тем, надо учитывать, что и доходы представителей общества потребления тоже растут, особенно в странах тихоокеанского региона. Платежеспособные и работоспособные клиенты супермаркетов – это потомки угнетенного пролетариата XIX столетия.

Третья предпосылка – финансовый кризис конца XX в. Он проявился не только в том, что символический сектор экономики отделился от сектора реальной экономики и стал вполне самостоятельным. Он проявился в сказочной и неоправданно раздутой эмиссии мировой валюты. Эмиссия американских долларов – это прерогатива частных американских банков. Банки воспользовались прерогативой и произвели денег в десять раз больше, чем товарной массы на Земле. В результате произошел сбой в формуле «Д – Т – Д*». Но сама формула не умерла, а продолжает быть руководством к действию, особенно для крупных финансовых игроков. Единственная, но двуединая, задача современного «глобального капитализма» [1] состоит в том, чтобы многократно увеличить товарное производство и восстановить баланс между символическим и промышленным капиталом и столь же многократно увеличить слой среднего класса. Но для выполнения столь грандиозной задачи нужны особые люди, наделенные уникальными талантами. О таких людях, называя их «серебряными воротничками», писали уже в начале нынешнего века, утверждая, что за ними охотятся наиболее крупные акулы бизнеса. [2] Чуть позже стали говорить о группе этих людей, называя ее креатиным классом.

В поисках креативного класса. Американский социолог Р. Флорида, написавший об этом классе книгу, под креативностью понимал производство новых форм и моделей, которые можно с легкостью распространять и широко использовать. [3] Криэйторы – это инноваторы. Представителям рабочего и обслуживающего класса платят, главным образом, за выполнение работы согласно плану, тогда как «креативный класс зарабатывает деньги, проектируя и создавая что-то новое, и делает это с большей степенью автономии и гибкости» [3], чем иные работники.

Креативная экономика, креативный менеджмент нового столетия – это процесс перехода от власти машины к власти интеллекта. Ориентация на сырье, физический труд и техническую мощь больше не является ведущими принципами функционирования общества. По всему миру активно идет адаптация к условиям экономики, основанной на знании и инновациях. По некоторым данным иностранных исследователей в России сейчас около 13 млн. представителей креативного класса, то есть ей принадлежит второе после США место в мире по абсолютному числу работников, занятых в креативных профессиях. По проценту от общей рабочей силы наша страна на 16-м месте. [3] В США в настоящее время (ориентируясь на докризисные показатели) креативный класс численно превосходит традиционный рабочий класс, объединяющий тех, кто работает на производстве, в строительстве или на транспорте, и если сравнить ситуацию в России, то примерно такое же положение прослеживается и в нашей стране. Так, по данным Росстата, среднегодовая численность занятых в сфере образования, управления, предоставления услуг, финансовой деятельности на четверть превышает численность рабочих производственных, добывающих и перерабатывающих отраслей экономики, соответственно 26,7 и 19,6 мил. человек. [4] Основное отличие между американскими и российскими представителями креативного класса – в распределении и объеме заработных плат.

Для России характерна и другая тенденция: приход крупных иностранных компаний именно в те регионы, где наиболее значительно концентрируется дух инноваций и креативности. Например, корпорация INTEL успешно функционирует на нижегородской земле, развиваясь на базе государственного университета и в непосредственном взаимодействии с его естественнонаучными факультетами. Плоды деятельности креативного класса – это интеллектуальная собственность в виде патентов, авторских прав, торговых марок и оригинальных разработок. Приблизительный годовой доход от этих креативных отраслей по общемировым оценкам – 2,24 трлн. долларов. Креативная экономика США лидирует в мире с большим отрывом: ее доход в 960 млрд. долларов превышает 40% от общей суммы доходов, причем в мировых затратах на научные исследования доля США также составила более 40%. [3] Однако есть некоторая доля сомнения в том, что речь идет о численно большом классе (это справедливо лишь для некоторых постиндустриальных стран, где почти не осталось грязных производств). Кроме того, если за криэйторами до сих пор продолжается охота, то их не так уж много. Разумеется, они нужны для развития мирового капиталистического хозяйства – кому-то ведь надо интегрировать эту глобальную экономику. С другой стороны, массовое производство и массовый рынок детерминируют возвращение фордизма.

Возвращение фордизма. Фордизм пришел в страны третьего мира. Фордизм означает, что массовое производство соединяется с культивированием массового рынка. [5] Там, где господствует фордизм, господствует и полуквалифицированный труд. Этот труд не требует университетского образования. Он требует жесткой системы контроля. Иначе не произвести товаров в десятки раз больше, чем сегодня. Многомиллиардные массы полуквалифицированных синих воротничков могут гордиться тем, что они «уважаемые клиенты», не взирая на то, что на деле они вьючные скоты.

–  –  –

1. Федотова В.Г., Колпаков В.А., Федотова Н.Н. Глобальный капитализм: три великие трансформации. М., 2008.

2. Пирсон Б, Томас Н. Магистр делового администрирования. Краткий курс.

М.: Альпина, 2009. С. 130.

3. Флорида, Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. – М.:

«Классика-XXI», 2007. – 421с.

4. Среднегодовая численность занятых в экономике по видам экономической деятельности // Россия в цифрах – 2008 г. – Федеральная служба государственной статистики.

5. Гидденс Э. Социология. – М.: Эдиториал УРСС, 1999. С. 453.

–  –  –

Трудовая миграция является достаточно серьезной проблемой современности, затрагивающей все страны Евросоюза. С одной стороны, развитые страны ЕС столкнулись с волной эмиграции рабочей силы в основном после присоединения некоторых стран к ЕС в 2004 г., что вызвало большое потрясения на рынке труда и повлияло на экономическую систему в богатых странах. С другой стороны, страны происхождения мигрантов сами страдают от нехватки квалифицированных рабочих на собственном рынке труда. Сверхактивная трудовая миграция оказывает негативное влияние на социальную сферу. Отметим, например, что один, а нередко и оба родителя в поисках работы вынуждены выехать на заработки, что заметно ослабляет семейные узы, негативно влияет на функционирование семьи. Сегодня все чаще приходится говорить о поколении «Евро-сирот» как о побочном эффекте трудовой миграции. И это одна из ряда других проблем. Рассмотрены некоторые правовые акты ЕС, касающиеся трудовой миграции, а также приведены краткие оценки самого явления.

Migration is a permanent phenomenon. There are no democratic ways to counter them. Their size, the nature and impact, many elements of the functioning of the state and especially the family are so huge that you should consider the system with the aim of mitigating the effects of this phenomenon.

Socio-Legal aspects of the phenomenon of migration are evaluated very differently. In legal terms, the issue of migration, including labor migration is a phenomenon regulated sufficiently. In contrast, this phenomenon in the context of cultural change, breaks family bonds and all the related consequences must be evaluated negatively.

The authors in their paper are not moving the issue of economic benefits that are often emphasized by the way the discourse on migration.

Ключевые слова: трудовая миграция, Европейский Союз, эмиграция, рынок труда, мигрант, семья, свободное передвижение, свободное перемещение работников, правовые основы, основной закон, вторичный закон, социальный аспект миграции, культурные изменения, семейные узы Keywords: labour migration, the European Union, immigration, labour market, migrant, family, free movement of persons, free movement of workers, legal basis, the primary law, secondary law, the social aspect of migration, cultural changes, family ties

1. Introductory remarks Population migrations, their form and size are today a big challenge for most European countries. It is a complex phenomenon on many areas of life that can be subjected to complex analysis. Interest in this phenomenon is manifested by representatives of various scientific disciplines: lawyers, economists, sociologists, specialists in the field of international relations and cultural experts.

The creators of the concept of «united union» formulating the principle of free movement of people, probably did not expect that it will become in a short time a major social problem – legal, economic and cultural.

This freedom, which is one of the pillars of European integration, on the one hand, contributes to the economic development of some states, allows a certain part of the society's development and stability. Please note that it often happens at the expense of other countries – poorer, less developed primarily from economically less developed democratic structures.

On the other hand, it allows «self-development» citizens who have emigrated in search of «a better tomorrow» seeking more favorable living conditions. The analysis of the results of most studies suggests that such migration mainly includes people who are educated and go to another country is treated as another stage of their intellectual development, personal. Of course, a large group of immigrants are people who do not see any prospects for employment or adaptation in their own country.

The possibility of migration in the European Union is a consequence of the principle of free movement of people. It is also well known that the percentage of people determined to «migrant» are workers and people associated with them.

The intention of the authors of this article is to show (in a nutshell) the legal basis of «migration» and to draw attention to certain aspects of its society.

2. The legal basis for freedom of movement of people Legal regulations on the free movement of people, are included in both the acts of primary legislation and the law derived / secondary European Union. The specificity of all these rules is that they do not affect national labor law systems of the Member States; do or do not harmonize, standardize these systems. Scope of regulations that make up the content of the principle of freedom of movement does not fall under the exclusive competence of the Union. Standards of EU law introduce only the obligation of equal treatment of employees and their employees ‚visitors’.

Primary law: Direct reference to freedom of movement is not in the introduction to the Treaty on the Functioning of the European Union (hereinafter referred to interchangeably TofUE). There are only general formulations, which can only infer the existence of this principle.

And so, in the second paragraph of the preamble refers to «ensure economic and social progress (...) through the joint action «by» removing the barriers which divide Europe».

In the following preamble wording used for «improving the living and working conditions» of «access to education and constant updating of knowledge».

A clear formulation of the principle of free movement of persons is located in Title IV of the Treaty on the Functioning of the European Union entitled «Free movement of persons, services and capital». Chapter 1, consisting of four articles (45 to 48 inclusive) contains the basic rules governing the operation of the free movement of persons.

Article 45, essential for the existence of this rule, clearly establishes the scope of the free movement of workers «within the Union». According to its content, freedom entails «the abolition of any discrimination based on nationality between workers belonging to the Member States as regards employment, remuneration and other conditions of work». It follows from the cited article, ensure freedom of movement for workers within the Union, applies to migration of workers between Member States, it requires the existence of cross-border element. Situation beyond the system of one Member State.

According to Article 45 TFEU, freedom of movement for workers entails for

e.g. powers to:

– applying for offers of employment actually – paragraph 3, paragraph a);

– to move freely within the territory of the Member States – paragraph 3, point b);

– reside in one of the Member States in order to work – paragraph 3, point c);

– remain in the territory of a Member State after having been employed – paragraph 3, point d).

Other regulations contained in the articles cited above relate to for e.g.:

– rules and procedures for the creation of derivative right (directives or regulations) necessary to implement the free movement of workers – Article 46;

– cooperation between national administrations competent for labor affairs – Article 46 paragraph a);

– the creation of appropriate mechanisms to ensure the job, balance on the labor market – Article 46 paragraph d);

– exchange of young workers – Article 47;

– adopt procedures and create a mechanism functioning in the field of social security – Article 48.

With the principle of free movement of people linked to the other provisions contained in the Treaty on the Functioning of the European Union. For this set of

rules should include, inter alia regulations:

– European Union citizenship – art. 18 to 23;

– the right of establishment – Article 49-62;

– policies on border checks, asylum and immigration – Articles 77-82;

– selected issues relating to competition and taxes – some articles contained in Title VII of Tof UE.

References to the freedom of movement of persons are also in another treaty, namely the Treaty on European Union (hereinafter referred to interchangeably: Tof UE), in which it refers to «facilitate the free movement of persons» – the twelfth paragraph.

However, the thirteenth paragraph, representatives of countries forming the European Community «confirms its objective of facilitating the free movement of persons, while ensuring the safety of their peoples... ». The Treaty on European Union, freedom was mentioned even in one place – in Article 2 as follows: «The Union shall offer its citizens an area of freedom, security and justice without internal frontiers, in which is guaranteed the freedom of movement of persons, in conjunction with appropriate measures with respect to external border controls, asylum, immigration and the prevention and combating of crime».

The status of primary law also has a Charter of Fundamental Rights of the European Union, proclaimed in December 2009. (Journal. Gazette. EU C 2007., No.

303.sz later. D.). Shaping the standards of fundamental rights, it contains regulations confirming the existence of the principle of free movement of persons – the third paragraph of the Preamble. The EU legislature granting the Charter of the same binding force, they have to Treaties, determined the recognition of the rights contained therein for fundamental rights. It must therefore be concluded that the right enshrined in Article 45 TofUE – freedom of movement for workers – should be eligible, as a fundamental right of the European Union.

Secondary legislation: The EU legislation is hundreds of acts (of various kinds)

containing regulations concerning the free movement of workers. Of particular importance are, inter alia:

– Regulation of the European Parliament and of the Council (EU) No 1094/2010 of 24 November 2010. Establishing a European Supervisory Authority (European Insurance and Occupational Pensions Authority), amending Decision No 716/2009 / EC and repealing Commission Decision 2009 / 79 / EC – the original text:O.J.L.2010.331.48 with later. changes;

– Regulation of the European Parliament and of the Council (EU) No 492/2011 of 5 April 2011. Concerning free movement of workers within the European Union (consolidated text) – the text of the original: O.J. L.2011.141.1;

– Directive of the European Parliament and of the Council No. 573/2014 / EC of 15 May 2014. On enhanced cooperation between the public employment services – the original text: O.J. L.2014.159.32;

– Directive of the European Parliament and of the Council 2014/50 / EC of 16 April 2014. On minimum requirements for enhancing worker mobility between Member States by improving the acquisition and preservation of supplementary pension rights – the original text: O.J. L.2014.128.1;

– Directive of the European Parliament and of the Council 2014/54 / EC of 16 April 2014. Measures to facilitate the exercise of the rights granted to employees in the context of free movement of workers – the original text: O.J. L.2014.128.8;

– Directive 2005/36 / EC of the European Parliament and of the Council of 7 September 2005. Concerning the recognition of professional qualifications – the original text: O.J.L.2005.255.22 with later. changes;

– Directive 2004/38 / EC of the European Parliament and of the Council of 29 April 2004. On the right of EU citizens and their family members to move and reside within the territory of the Member States amending Regulation (EEC) No 1612/68 300 and repealing Directives 64 / 221 / EEC, 68/360 / EEC, 72/194 / EEC, 73/148 / EEC, 75/34 / EEC, 75/35 / EEC, 90/364 / EEC, 90/365 / EEC and 93/96 / EEC-original text: O.J L.2004.158.77.

3. Freedom of movement for workers as part of the freedom of movement of persons There is no doubt that the free movement of workers could not have been realized without the existence of the principle of free movement of persons, which is the principle of much wider range of subjective.

The principle of free movement and residence within the territory of the Member States has been expressed in Article 20, paragraph 2, point a) of the Treaty on the Functioning of the European Union. According to that article, this rule includes «citizens of the Union», thus, the principle of free movement of workers must be read as a rule concerning only the workers who are EU inhabitants. Freedom of movement for workers is associated with the freedom of establishment, and therefore it should be

considered that the free movement of workers also includes entrepreneurs:

– making and performing the self-employed;

– assuming and managing businesses, especially companies, civil or commercial law; co-operatives and persons governed by public or private – the second paragraph of Article 49 in conjunction with Article 54 second paragraph of TofUE.

The right to free movement and residence in the EU of persons subject to the restrictions laid down in the provisions of the Treaty and other legal acts adopted for their implementation. On the basis of these provisions prohibitions apply subject to the right of freedom of movement of workers. In addition, restrictions on workers are included in the rules governing the principle of free movement of workers. Among these limitations, the most important are «limitations justified on grounds of public policy, public security and public health» – Article 45, paragraph 3 TofUE.

The free movement of workers to free movement of people was the subject of a number of judgments the Court of Justice. Only, you can mention the Judgment of the Court of Justice of the European Communities (Second Chamber), the Commission of the European Communities v Federal Republic of Germany, dated 17 January 2008. (Case C-152/05), in which it stated, inter alia: «Article 18 EC, which sets out in general terms the right of every citizen of the Union to move and reside within the territory of the Member States, finds specific expression in art. 39 EC with regard to freedom of movement and art. 43 EC with regard to freedom of establishment (...)». – Paragraph 18. Further, in the judgment of the stated further that «all the provisions of the Treaty relating to the free movement of persons, is intended to facilitate the pursuit by Community citizens of occupational activities of all kinds throughout the European Community, and prohibits the use of provisions which might place them at a disadvantage in when they wish to pursue an economic activity in another Member State». Treats also that the «laws prohibiting or deter a national of a Member State from leaving his country of origin in order to exercise the right to freedom of movement, constitute an obstacle to that freedom even if they apply without regard to the nationality of the workers concerned» – paragraphs 20 and 22 of the quoted sentence.

Words of the analyzed articles cited justification are clear and confirm that the right of free movement of persons constitutes a lex generali on the free movement of workers.

It should also be emphasized that freedom of movement for workers applies only «citizens» of the Union and their family members.

As stated in section 4 of the Preamble to the Ordinance already referenced the European Parliament and of the Council (EU) No 492/2011 of 5 April 2011. Concerning freedom of movement for workers within the Union, freedom of movement is a fundamental right of workers and their families.

In reference to the article’s topic is worth quoting one more piece of the Preamble of this law – the right of free movement of workers in order to be executed in the objective conditions of freedom and dignity, requires the provision of factual and legal equality of treatment in all matters relating to the pursuit of activities as employed persons and to eligibility for housing, and the elimination of obstacles to the mobility of workers, in particular as regards the conditions for the integration of the worker's family in the host country – point 6.

The legislature, according to the authors, correctly assesses the role and importance of family in the process of migrating workers. Surprising, however, the circle of people belonging to the «family». Now, in Article 10 of that regulation: Section 3, Fri Family workers, mentions only the «children». Therefore, this article is worth quoting in full: «children of a national of a Member State who is or has been employed in the territory of another Member State have access to general educational, apprenticeship and vocational training courses under the same conditions as nationals of that State, if such children are residing in its territory».

Member States shall encourage all efforts to enable such children to attend these courses under the best possible conditions.

4. Social aspects of labor migration The effects of migration cannot be clearly determined. It can have (and it really does) both positive and negative effects on the functioning of the national economy and the functioning of society, the family unit. In addition to effects on micro and macroeconomics migration also affect cultural change, personality, political, legal. It should be emphasized the unique role that migration can be attributed to an increase in the effective protection of human rights.

The first effect of migration is the change of the «social space» is not always binding, however, with the improvement of living conditions. Typically, individuals educated and «resourceful vital» shall make such changes in plus. Such changes may be the result of social advancement, obtaining higher wages, greater competence. It can be argued that in such a situation, position and status, in economic terms, are improving. Change (improvement) in economic conditions, however, does not always mean success in other areas of personal, family.

Higher wages, more power means very often minimizing family contacts. This family is «a kind of barometer of any effects of temporary emigration» and the negative effects of emigration exhibit limited contact with spouses, parents, children.

When a «migrant» is only one family member can cause a big complications in the functioning of the family as «the basic social group». On the other hand, the migration of both parents gives rise to the so-called «Euro-orphans». Termination of parental bonds, retirement or leaving their children in the care of friends or extended family members negatively affects the child's development and very often leads to the formation of pathological situations. The same thing applies when leaving children with their parents and so are unaccompanied, left in a new, unfamiliar environment without any control. These types of situations – limiting contact between parents and children – translate August to increase in litigation related to the limitation, suspension or deprivation of parental authority. The situation of families, children, the already mentioned «euro-orphans» or «social orphan children» is the most negative element migration. The effects of this phenomenon can only be mitigated, and the primary role in this process must be attributed to public administration. The activities of all kinds of non-governmental organizations, social or church should be subject to rigorous controls.

Not less important for the functioning of the family, is the issue of care for the elderly parents.

Migrants are implemented in different ways and each one is limited with family ties. Because the dominant way to support parents, the elderly, financial assistance is implemented through example. Paying tutors, handling petty works. Are more and more help «material» – involving the supply of food, medicines, industrial and shopping. Packages containing different types of goods are to soothe the conscience, to alleviate the hardships of separation and the absence of a regular «contacts».

Migration is also a complex process of psycho – social. Change of the environment is often associated with cultural change. The extensive literature on the subject, emphasizes that any person who, for whatever reason, finds himself in unfamiliar surroundings far, has to decide how it wants to function in the new cultural environment (...) must answer the question «whether he wants to keep his identity cultural and how much wants to maintain contacts with the new environment».

Migrant personality, individual behavioral traits but also external factors, such as for e.g. Reaction environment «for foreign» can lead to the emergence of a variety of disturbances in the functioning of a human. One of them may be a shock involving a collision of two «worlds of culture» – a new environment with behaviors and the «image of the world» instilled migrant in the country of origin.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК ББК 60. С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России. Сборник...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.