WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 32 |

«IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Статистический ежегодник. Ульяновская область, 2010: Стат. сб. Ульяновск, 2010. 396 с.

Вопросы становления организационной культуры в организациях социального обслуживания населения Гембаренко В.И.

Министерство социальной защиты населения Московской области, Россия, Московская область Термин «организационная культура» напрямую связан с различными сторонами жизни коллектива. Именно в социальной сфере в целом и в системе социальной защиты населения термин «организационная культура» определяется, прежде всего, объектом управленческого воздействия: это граждане с ограниченными возможностями здоровья и пожилого возраста, семьи с детьми, дезадаптированные категории населения и т.п.

Некоторые доминирующие признаки корпоратизма, такие как: «идеология личного детерминизма», поощрение свободы самовыражения, индивидуализма; обеспечение равных возможностей для всех; конкуренция как наиболее эффективный экономический механизм; непрерывный поиск улучшений и изменений; высокая оценка любой специализации; оценка выполненной работы, а не личности; основа для продвижения члена организации – выполненная работа и личная инициатива; приветствуется делегирование полномочий и осуждается демонстрация власти; основная ориентация – на будущее обеспечить материальный успех личности и общества [2, с. 291]; хорошо работают именно в конкурентной среде, присущей экономической сфере.

Организационная культура – это система материальных и духовных ценностей, взаимодействующих между собой, присущих данной корпорации, отражающих ее индивидуальность и восприятие себя и других в социальной и вещественной среде, проявляющаяся в поведении, взаимодействии, восприятия себя и окружающей среды [1, с. 67].

Применительно к системе социальной защиты населения и социального обслуживания целесообразно выделить два этапа: экстенсивный и интенсивный.

На первом этапе формировались структура, определялись миссия и ценности организации, ее принципы и основные алгоритмы деятельности.

На экстенсивном этапе, развития системы социальной защиты и социального обслуживания населения становление организационной структуры проходило в противоборстве креативной и пассивно-выжидательной групп работников. Постепенно сформировался основной императив первого этапа становления организационной культуры в системе социальной защиты населения и социального обслуживания, который можно было определить как социальный конформизм. В научной литературе, а чаще в повседневной реальности понятие конформизма носит негативный оттенок и обозначает апатичность, отсутствие собственной позиции, беспринципное и некритическое следование любому образцу, выражающему мнения большинства. В то же время в социологии определяют социальный конформизм как некритическое принятие и следование господствующим мнениям, стереотипам массового сознания, традициям, авторитетам, принципам, установкам. Все это позволило в случае с системой социальной защиты населения и социального обслуживания сформировать единство в кризисных ситуациях и уменьшить время адаптации человека в коллективе, что в тот период времени было особенно значимо. Основным итогом становления первого (экстенсивного) этапа организационной культуры в системе социальной защиты и социального обслуживания населения стало доминирование креативной части специалистов.

На втором этапе определяющими становятся ценности, как необходимое условие для любого вида взаимодействия. На первый план выходят такие культурные ценности организации как: роль лидерства и подчинения; справедливое распределение материальных и социальных благ (справедливость в оплате труда, мотивация, повышение квалификации).

Наряду с организационной и ценностно-нормативной структурой стала складываться структура коммуникаций: межличностных, личность – группа, внутригрупповых, межгрупповых. Применительно к системе социальной защиты населения и социального обслуживания можно с уверенностью говорить о том, что за два десятилетия сформировался новый тип организационной культуры – социальная культура, которая наряду с культурой торговли, со спекулятивной культурой, административной культурой, инвестиционной культурой и т.д. заняла свое, особое только ей присущее место. Она характеризуется выраженной ориентацией на создание и развитие человеческого потенциала, как клиентов, так и своих сотрудников. Одновременно в системе социальной защиты населения и социального обслуживания ярко проявилась инновационная составляющая, которая впрочем, часто присуща новым видам профессиональной деятельности в период их становления.

Поэтому императив второго интенсивного социального этапа организационной культуры можно охарактеризовать как гуманитарно-апперципационный. Апперципация в данном случае проявилась в синтезе различных видов знаний и профессий (что лишний раз подчеркивает интегративный характер социальной работы) с новым содержанием и знанием, появившимся вместе с новыми социальными технологиями, приемами, методами, а затем и принципами такого нового вида деятельности как социальная работа.

Литература:

Спивак В.А. Корпоративная культура. Теория и практика. СПб: Питер, 1.

2001. 375 с.

Теория управления: социально-технологический подход. Энциклопедический словарь / Под ред. В.Н. Иванова, В.И. Патрушева. М.: Муниципальный мир, 2004. 672 с.

–  –  –

Евгений Васильевич Спекторский (1875–1951) является выдающимся философом и историком социальных наук. В.В. Зеньковский высоко оценивал его научную интуицию и талант, он отмечал в нем широту взглядов и умение согласовывать в своем творчестве философский эмпиризм и способность к историческому анализу8. Положительную оценку творческим способностям и научной эрудиции Е.В. Спекторского в своем историко-философском труде давал и Н.О. Лосский9. На сегодняшний день имя мыслителя встречается уже и в учебной литературе10. Тем не менее, творчество Е.В. Спекторского мало исследовано. Специалисты по культурной истории и философы, как правило, изучают религиозно-философские сочинения мыслителя, оставляя в стороне его труды по истории социального знания11. Кроме того, массив неизданных рукописей труднодоступен для отечественных исследователей, так как наиболее ценные архивные документы по творчеству Е.В. Спекторского располагаются в Бахметьевском архиве Колумбийского университета в Нью-Йорке и в Архиве города Варшава (APW).

В центре социально-исторических исследований мыслителя стоит понятие «социальной физики». По мнению А.Н. Кузнецовой Е.В. Спекторский был единственным исследователем «социальной физики», который посвятил целый комплекс сочинений для разъяснения этого важного для истории социологии Зеньковский В.В. Е.В. Спекторский // Русская религиозно-философская мысль XX века / Под ред. Н.П. Полторацкого. Питтсбург, 1975 С. 317–321.

Лосский Н.О. История русской философии. М.: Cоветский писатель, 1991. С. 387.

9 История русской философии: учебник / Под ред. М.А. Маслина. Изд. 2. М.: КДУ, 2008. С.

324.

Щученко В.А. Некоторые идеи христианской культурологии Е.В. Спекторского в свете современного общественного развития // Православие в русской культуре. СПб., 1998. С. 6–13;

Евгений Васильевич Спекторский: 1875–1951 // Русские философы. Проблема христианства и культуры в истории духовной критики XX века. М., 2002. С. 150–154; Корнилов С.В. Е.В.

Спекторский – философ и культуролог // Проблемы русской философии и культуры. Калининград, 2002. С. 96–101.

явления12. Используя генетический метод в познании происхождения «социальной физики» как идеи, Е.В. Спекторский посвящает свои социальноисторические труды фундаментальной аналитике – он ищет корни общественных наук в античном мире. По мнению мыслителя, «социальная физика» есть результат развития натурфилософского знания, которое эволюционировало благодаря тесной своей связи с философским осмыслением общественной жизни13.

Е.В. Спекторский замечает, что понятие «космос» в первоначальном употреблении относилось к области социального14. В своем смысловом основании он понимался как конкретно наблюдаемые социальные связи. С развитием натурфилософии и оптимизацией общественных отношений понятие космоса стало переноситься на сферу естественного. Небесный свод стал рассматриваться как некоторое подобие окружающей общественной жизни – так произошла социоморфизация естественного. Звездное небо больше не понималось как естественный хаос, напротив, за счет своей удаленности от земли оно приобретало идеальный смысл.

Для античного сознания звездное небо было не чем иным, как реализацией общественной мечты15. Таким образом, можно сказать, что идея социальной утопии является результатом социоморфизации природы, перенесения конкретного общественного порядка в форме абстрактной схемы на сферу естественного. Е.В. Спекторский, подобно М. Фуко16 считал, что идея управляющего центра мироздания имеет свои корни организации общественКузнецова А.Н. Идея науки как mathesis universalis и «социальная физика» Нового времени.

Автореф. дисс. … канд. филос. наук. Курск, 2013.

Спекторский Е.В. Понятие общества в античном мире. Этюд по семантике обществоведения. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1911. С. 9–10.

Спекторский Е.В. Очерки по философии общественных наук. Вып. 1. Варшава: Типография 14 Варшавского учебного округа, 1909, С. 29.

Спекторский Е.В. Очерки по философии общественных наук. Вып. 1. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1909, С. 32.

Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М.: Ad Marginem, С. 305, 307, 316.

16 ной политической жизни17. Таким образом, поиск начала всех начал в космическом порядке являлся следствием практических соображений гражданского сознания. Другими словами, ученые того времени искали способ понимания общественного порядка через изучение социоморфизированного космоса.

Компаративистский подход в исследовании местного самоуправления Глебова А.Н.

Социологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва В процессе глобальных социально-общественных трансформаций, актуальным и необходимым условием для развития сравнительной социологии в ХXI в., является поиск новых методов и исследовательских подходов. Одним из наиболее перспективных направлений, на наш взгляд, является межстрановая и межрегиональная компаративистика, позволяющая выявить наиболее общие тенденции современной сравнительной социологии. По мнению выдающегося социолога и одновременно теоретика сравнительного анализа Э. Дюркгейма «Сравнительная социология не является особой отраслью социологии; это сама социология, поскольку она не перестает быть чисто описательной наукой и стремится объяснять факты»18.

Компаративистский подход, как совокупность сравнительных методов исследования, в настоящее время находится в стадии широкого обсуждения в рамках отдельных научных направлений сравнительной социологии. Ценность его заключается прежде всего в создании и использовании междисциплинарных методов социальных наук, предоставляющих возможность сравнить и сопоставить малоизвестные друг другу научные концепции и практики жизнедеятельСпекторский Е.В. Очерки по философии общественных наук. Вып.1. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1909. С. 32–34.

Дюркгейм Э. Метод социологии // Социология. Ее предмет, метод, предназначение / Пер. с фр., составление, послесловие и примечания А.Б. Гофмана. М.: Канон, 1995. С. 115.

ности, относящиеся к разным стадиям исторического развития, и к разным станам и регионам. Основные существующие научные подходы: системный, социокультурный, эволюционный не позволяют решать определенные исследовательские задачи в условиях постоянно меняющихся социальных систем и обособления научных знаний. Особую значимость компаративистский подход приобрел в эпоху глобализации, когда стала очевидной невозможность создавать универсальные модели и методы воздействия на социальные процессы в странах, имеющих различные социокультурные контексты своего развития.

В контексте социальных и политических преобразований компаративистский подход представляет немаловажный интерес для теоретического осмысления специфики института местного самоуправления. Сравнительное местное самоуправление предоставляет возможность сопоставить формообразующие характеристики национальных и региональных моделей в условиях самобытных традиций местного самоуправления в государствах западного и динамично развивающегося восточного ареала. Сравнительный анализ потенциала местного самоуправления в современных реалиях обеспечивает поиск концептуальной взаимосвязанности и конвергенции социально-политических институтов. Компаративистский подход позволяет не только провести сравнение, толкование на основе определения фундаментальных различий в процессе построения местных органов власти, но и наметить перспективные направления оптимизации их деятельности.

Плодотворность компаративистского исследования местного самоуправления определяется тем, что здесь в полной мере реализуется спонтанное творчество населения, сталкивающегося в разные эпохи и на разных территориях с различными проблемами социального и экономического развития.

Современная реальность свидетельствует, что взаимовлияние и взаимодействие существующих концепций и практик является основой для развития новейших теорий местного самоуправления и поиска основополагающих взаимосвязей между различными подходами для более углубленного исследования.

В данном контексте необходимо отметить работы Г. Стокера, теоретика сравнительного местного самоуправления. В его рассуждениях содержится важное положение, что центральным объектом сравнительного местного самоуправления были и остаются институты, скорее в «старом» смысле – как формальные организации, которые устанавливают и создают контекст для коллективного принятия решений»19. Сравнительный анализ позволяет определить перспективы применения и адаптации моделей в социально-политической динамике.

В России важность компаративистской методологии анализа местной власти связана с необходимостью отхода от бытовавшего в 1990-е и начале 2000-х годов некритического копирования заданного опыта, представлявшегося в виде универсальной модели жизни и воплощения на практике «общечеловеческих ценностей». «Обеспечение управляемости и институционального порядка в изменяющихся обществах – центральная тема большинства исследований взаимоотношений центрального правительства и местного самоуправления»20. Поиск новейших подходов в сфере местного управления сопровождается признанием ограничений универсалистской управленческой рациональности в веберовской трактовке и усилением внимания к новым оригинальным решениям, возникающим в самых отдаленных регионах мира.

–  –  –

Stoker G. Comparative local governance // The Oxford handbook of political institutions. Op. cit.

P. 495.

См.: Page E., Goldsmith M. Central and local government relations: a comparative analysis of 20 West European unitary states. L.: SAGE Publications, 1987; Loughlin M. Legality and locality: the role of law in central-local government relations. Oxford: Oxford University Press, 1996; Carmichael P., Midwinter A.F. regulating local authorities: emerging patterns of central control. Regulating local authorities: emerging patterns of central control. L: Routledge, 2003 и др.

нических общностей. Среди них по языковому признаку различают индоевропейские, балтийские, алтайские, уральские и северокавказские этнические группы. Самая большая этническая группа – это русские (до 80% всего населения России). В 9 из 21 республик русские составляют большинство населения.

Некоторые многочисленные народности компактно расселены на своей территории. Например, тувинцы, якуты, кабардинцы, аварцы, калмыки, коми, алтайцы, осетины, лезгины, ингуши, чеченцы составляют от 70 до 90% местного населения. Более высокая концентрация коренного этнического населения характерна для Северного Кавказа, более низкая – для Поволжья. Так, в Республике Татарстан проживает всего 1/3 коренного этноса. В Еврейской автономной области евреи составляют 1,7% местного населения, зато в Москве их 33%, в Санкт-Петербурге – 20%.

Многочисленные диаспоры, проживающие на территории России – это украинцы, белорусы, евреи, поляки, немцы, корейцы, китайцы. В связи с последними событиями на Украине численность украинцев значительно увеличилась за счет беженцев (более 700 тыс.

человек). Для представителей Ближнего зарубежья свойственно дисперсное расселение, хотя имеются предпочтительные районы компактного проживания. Например, армяне отдают предпочтение Краснодарскому краю, азербайджанцы – республике Дагестан, казахи – Астраханской и Оренбургской областям. Значительные массивы мигрантов из-за рубежа стремятся поселиться в крупных промышленных центрах, особенно в Москве и Санкт-Петербурге. За последние 15 лет число мусульман в России увеличилось на 40%. К середине ХХI века мусульманином может быть каждый четвертый россиянин.

В настоящее время показатель рождаемости среди русских самый низкий в стране. Согласно последним переписям населения, значительный прирост населения вследствие высокой рождаемости произошел у этносов, проживающих на Северном Кавказе. Существенно сократилась численность мордвы и карелов. Большинство евреев, немцев, финнов и поляков эмигрировали на свою историческую родину. Средняя продолжительность жизни русских ниже, чем средняя продолжительность жизни у других крупных российских этносов. Низкие показатели средней продолжительности жизни, обусловленные «омоложением» смертности, отмечаются у коренных северных этносов.

Для структуры населения России характерна диспропорция полов. Доля мужчин в половой структуре населения Российской Федерации составляет около 45%, Преобладание мужчин характерно для этносов, исповедующих ислам и для мигрантов.

После распада СССР поменялись потоки миграции. Если раньше главный поток переселенцев устремлялся из СССР, то теперь значительно увеличился приток в Российскую Федерацию русскоязычного населения, беженцев и нелегальных иммигрантов из стран Ближнего и Дальнего зарубежья. Только в Москве нелегально проживают более 50 тысяч китайцев, 15 тысяч афганцев, 10 тысяч иракцев. Хотя иммиграция и увеличивает долю трудоспособного населения, однако она приводит к росту безработицы среди коренного населения и к возникновению межэтнических конфликтов.

По данным Всемирного банка, Российская Федерация занимает второе место в мире по количеству въезжающих в страну мигрантов. Как отмечают миграционные службы, в 2013 году в России официально насчитывалось 12 млн. иммигрантов. Около 90% приезжающих в России трудовых мигрантов – мужчины, 10% – женщины; в возрасте 17–29 лет – 74%, старше 30 лет – 26%.

Среди российских иммигрантов 24% имеют незаконченное среднее образовании, 37% – среднее, 34% – среднее специальное и только 5% – высшее. Владеют русским языком свободно – 34%, говорят по-русски плохо – 52%, не знают русского языка – 14%. Среди трудовых мигрантов 85% мусульман. Основные отрасли, в которых трудятся иммигранты: строительство – 37%, торговля – 30%, промышленность – 10%, транспорт – 7%, сельское хозяйство – 5%. До 20 тыс. рублей в месяц зарабатывают 15% иммигрантов, до 30 тыс. рублей – 74%, свыше 30 тыс. рублей – 11%. С точки зрения экономистов, ежегодно от неуплаты налогов нелегальными мигрантами государственный бюджет России теряет до 1 млрд долл. США. По данным Центробанка РФ, за год переводы денег из России в страны СНГ составляют более 17 млрд долл. США.

В настоящее время в Санкт-Петербурге проживают 600 тыс. узбеков – это самая многочисленная городская диаспора, 400 тыс. азербайджанцев, тыс. армян, 50 тыс. таджиков, 30 тыс. дагестанцев, 10 тыс. ингушей. Согласно статистическим данным, 60% петербургских мигрантов не имеют профессионального образования, 20% – не могут говорить по-русски, 50% – знают отдельные слова и фразы. В городе действует около 10 крупных этнических организованных преступных группировок, 40% изнасилований совершаются мигрантами.

Прекаризация социально-трудовых отношений и социальная политика государства Голенкова З.Т., Голиусова Ю.В.

Институт социологии РАН, Россия, Москва В последние годы, в условиях глобализации и перманентного экономического кризиса, встал вопрос о новом и не менее важном основании для стратификации современных постиндустриальных экономически развитых обществ, а именно делении общества на основании экономической стабильности/нестабильности, безопасности/небезопасности.

Такой подход снискал множество приверженцев в странах ЕС и США. Речь идет о возникновении новой стратификационной группы, которую в странах Западной Европы и США называют «опасным классом» – прекариате. Итак, прекариат – понятие, этимологически связанное с двумя английскими корнями «precarious» (нестабильный) и «proletariat» (пролетариат). Однако оно трактуется гораздо шире, чем нестабильный пролетариат. В прекариат входят группы индивидов, которые независимо от размера их дохода, образования, самоидентификации и других характеристик, не имеют стабильной формальной занятости, т.е. эта группа не имеет стабильного положения на рынке труда, не имеет гарантий занятости.

Иными словами, сегодня они имеют место работы и доход, а завтра в них перестанут нуждаться. Причем разброс в размере доходов внутри этой группы пре дельно широк – от дохода фрилансера до дохода поденного неквалифицированного рабочего. И тот, и другой не имеют стабильной формальной занятости.

Основным критерием отнесения к этой стратификационной группе является принуждение к неформальному характеру занятости со стороны работодателя.

Следует отметить, что данная группа не может быть встроена ни в одну из имеющихся социо-структурных систем. Она стоит особняком, но имеет двухсторонние связи с любой стратификационной системой. Внутренняя неоднородность этой группы дает повод для вполне обоснованной критики, однако, отрицать наличие проблемы, по нашему мнению, не стоит. Прекариатом пугают обывателей, преподнося его как «класс отверженных», которому «нечего терять», который очень независим от современных демократических институтов, поэтому способен на бунт беспощадный и кровопролитный.

Согласно Конституции нашей страны (ст. 7), «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

Социальная политика – это деятельность государства по созданию и регулированию социально-экономических условий жизни общества с целью повышения благосостояния членов общества, ликвидации негативных последствий функционирования рыночных процессов, обеспечения социальной справедливости и социально-политической стабильности в стране.

Основными объектами социально-экономической политики государства являются рынок труда и занятость, трудовые отношения, оплата труда и доходы населения, система социального обеспечения населения.

Главное назначение социальной политики состоит в полном удовлетворении материальных, культурных и духовных потребностей, формировании всесторонне и гармонично развитых членов общества. Это и есть стратегическая и высшая цель развития любого цивилизованного государства. Социальная политика нашего государства не может сейчас не исходить из того, что трудящиеся России, да и все ее население, не имеют необходимой социальной защищенности.

Это относится к следующим направлениям социальной политики:

социальное страхование, социальная защита, политика в области оплаты труда и жилищная политика.

В частности, социальная политика должна быть направлена на решение вопросов, имеющихся у прекаризированных слоев населения: работающих на условиях неполной занятости, без оформления трудовых отношений, на основе гражданско-правового договора. Основными проблемами, которые необходимо разрешать являются социальные гарантии (пенсионное обеспечение, социальное страхование, гарантии занятости) прекариев, существование которых не регламентируется в полной мере современным законодательством.

Дети-инвалиды России: реалии и перспективы Голиков Н.А.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый университет», Россия, Тюмень В России только в 2013 году, согласно статистическим отчетам, количество людей, которым присвоена инвалидность той или иной группы, насчитывают 2 млн 800 тыс.

человек. Каждый восьмой из всей массы россиян до 65летнего возраста – представитель этой категории. Этот показатель еще называют уровнем инвалидизации. Прогнозируется, что уже к 2015 году количество инвалидов может перевалить за 15 млн. И эта тенденция с дальнейшим развитием цивилизационных (не всегда природосообразных, экологичных!) процессов будет иметь угрожающее нарастание. Это подтверждается неутешительными прогнозами Федерального научно-практического центра медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов. В 2015 году доля инвалидов среди населения России при неблагоприятных условиях достигнет 15% Складывающаяся социально-экономическая ситуация в стране уже не вызывает никаких сомнений реальности этого прогноза.

Согласно статистическим данным уровень и качество жизни инвалидов остается намного ниже, чем населения страны в целом. Приблизительно 80% инвалидов безработны. Несмотря на принятие новых законов и внедрение их в практику управления жизнедеятельностью лиц с ограниченными возможностями, 1/3 инвалидов не имеет профессии, 12–14% не имеет образования, большинству инвалидов недоступны реабилитационные услуги.

По данным Всемирной организации здравоохранения, инвалиды составляют десятую часть населения земного шара, из них 120 млн – дети и подростки. Показатель детской инвалидности в развитых странах составляет 250 случаев на 10 тысяч детей и обнаруживает явную тенденцию к нарастанию. Проблема детской инвалидности – одна из приоритетных сегодня во всем мире и в нашей стране в частности.

В России около 13 млн инвалидов, в числе которых примерно 700 тысяч детей школьного возраста. Из них около 170 тысяч нигде не учатся и только около ста тысяч детей-инвалидов посещают общеобразовательную школу.

Происходит ежегодное увеличение численности данной категории граждан. Так по данным Федеральной службы государственной статистики в 2012 году по сравнению с 2005 годом количество впервые признанных инвалидами детей до 18 лет увеличилось на 37,2%. Если рассматривать динамику в разрезе отдельных групп заболеваний, то картина с нарастанием инвалидизации просто ошеломляющая! В докладе мы остановимся на этом более подробно. Число тех, кто нуждается в специальном обучении, ежегодно увеличивается на 3–5 %.

Инвалидность – это не только медицинский диагноз, но и социальномаркирующая категория. Процесс же инвалидизации нами рассматривается как социально-психологический феномен. Чем тяжелее заболевание организма, тем сильнее его влияние на состояние психического и социального, духовнонравственного здоровья. Основными проблемами детей с ограниченными возможностями здоровья являются: несамостоятельность; затруднение процесса социализации; деформация психологической сферы, тотально препятствующая эффективному социальному функционированию и софункционированию с другими; критический уровень качества жизни, характеризующийся обвалом самооценки, отрицательным самоотношением, отсутствием самоуважения, негативизмом ко всему, что его окружает, негативными оценками настоящего и пессимистически беспросветными ожиданиями будущего. Общая черта личности детей-инвалидов заключается в том, что дефект создает отличающееся от нормы, измененное положение человека в социальной среде.

XXI век обозначен веком социальной турбулентности. Социальная турбулентность с проявлениями экономической нестабильности и социальной незащищенности большинства населения России, распадом идеологии, гражданского самосознания, девальвацией общечеловеческих ценностей, отчуждения между поколениями, раннего биологического взросления в сочетании с социально-психологическим инфантилизмом, нарастания агрессивности, кризиса идентичности личности, «гендерного плюрализма», нравственным обнищанием провоцирует возникновение негативного отношения к людям с ограничениями здоровья, сфокусированного на них раздражения. Это свидетельствует о наличии выраженной проблемы – отсутствия толерантности к одной из самых незащищенных категорий граждан России, которая требует безотлагательного решения.

Игнорирование проблем инвалидов – показатель духовно-нравственной деформации общества, несостоятельности социальной политики государственной власти. Сегодня повсеместно делаются попытки создания «безбарьерной среды». Безусловно, степень эффективности их различна. Это зависит от множества факторов. Но ведущими остаются осознание проблемы и воля руководителя муниципального образования, отдельного региона.

Управление карьерой молодежи в условиях инновационных преобразований Голиков И.Н.

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тюменский государственный нефтегазовый университет» Россия, Тюмень Позиции России в мировом социально-экономическом пространстве не столь прочны, как нам этого хотелось. Особую остроту этот факт приобретает в условиях санкционирования России западными странами. Современные аналитики высказывают различные точки зрения по этому поводу. Одни утверждают о достаточно устойчивом положении нашей страны, подтверждая это ростом заработной платы в социальной сфере и сглаженностью кризисных индикаций, которые наблюдаются даже в ведущих странах Европы и Америки. Более того, по их мнению, процесс санкционирования может оказаться фактором в большей степени позитивным, чем стагнирующим отечественное производство. Но при одном условии – принятии правильных, глубоко осмысленных решений, рассчитанных на долгосрочные перспективы, результатом чего должно явиться устойчивое развитие промышленности, сельского хозяйства и превращение нашей страны из ресурсной в интенсивно развивающуюся промышленную, обороноспособную державу. Другие аналитики занимают более жесткую позицию. Они критикуют руководство страны, современных менеджеров за неспособность принимать прогрессивные оптимальные решения, находить и обеспечивать запуск эффективных механизмов реализации задуманного. Отчасти мы разделяем эту позицию. С одной стороны, правительство России планомерно принимает ряд взвешенных решений, основанных на глубочайшем анализе реальной ситуации в аграрно-промышленном и топливно-энергетическом комплексе, социальной сфере, выделяя проблемные зоны и способы их минимизации. Оно осознает значимость происходящих трансформаций в условиях глобализации, пытается задать новый вектор развития российской экономике, науке, образованию. С другой стороны, ожидания соотечественников не всегда оправдываются. Мы наблюдаем явное «пробуксовывание» в реализации принимаемых руководством страны решений. Разработанная стратегия развития не вызывает сомнения в своей полноценности, разумности и прогрессивности. Однако на практике результат далек от ожидаемого и не всегда соответствует замыслу. На наш взгляд, проводники принимаемых правительством решений на местах – региональные топ-менеджеры, менеджеры на производстве не всегда способны выступать в качестве транслятора и эффективного делателямодератора, они далеки от соответствия квалификационным требованиям, предъявляемым к современному менеджеру. Следовательно, нужно делать ставку и ориентир на молодежь, организационно, психологически сопровождая ее карьерный рост.

Успех профессиональной деятельности зависит от степени сформированности качественных характеристик личности и компетенций: обладания интуицией, способности предвидения, предвосхищения возможных результатов принимаемых решений, увязывания прошлого с настоящим и будущим; оцениванием последствий текущих событий; изобретения новых альтернатив и разделения ответственности за них. Современный менеджер должен обладать аналитическими способностями многомерного восприятия информации, извлечения актуального из множества разнообразных источников. Ему должны быть присущи способность рефлексии складывающихся событий, социальноэкономических и правовых коллизий, наличие развитого социального интеллекта, чрезвычайно необходимого для процесса наращивания репутационного капитала и расширения пространства социального партнерства; эмоциональный интеллект и способность саморегуляции и регуляции эмоционального фона в коллективе подчиненных.

Обеспечить инновационные преобразования способна творческая, инновационно мыслящая молодежь, готовая к реальной преобразовательной практике, овладения современными технологиями бизнес-проектирования, нахождения и использования ресурсов для своевременной минимизации и устранения потенциально слабых мест.

Необходима «точечная» работа с молодыми кадрами с учетом их индивидуальных особенностей, персональной мотивационной составляющей, профессиональных компетенций и персональных возможностей (состояния здоровья, уровня работоспособности и развития социального интеллекта). Необходимо со студенческой скамьи формировать банк данных инновационно одаренной молодежи с последующей реализацией целостной системы сопровождения профессионального и личностного роста.

Профессиональная культура как социологический феномен Головин П.Ю., Моор С.М.

Департамент по спорту и молодежной политике Тюменской области, ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет», Россия, Тюмень В современном обществе остро стоит проблема самоопределения. Развитие технологий, в конечном счете, приводит к тому, что человеку из года в год становится сложнее определить себя в различных сферах жизни: социальной, экономической, политической, духовной.

К молодому специалисту применяются новые стандарты, согласно которым он обязан обладать высоким уровнем профессионализма, а также определенным набором характеристик, составляющих профессиональную культуру.

Культурный компонент определяет уровень развития самого субъекта деятельности, его личностно-деловые качества. В своем единстве понятия «культура» и «профессионализм» отражают многоаспектность и динамичность профессиональной культуры как социального феномена.

Появлению понятия «профессиональная культура» способствовало становление индустриальной социологии и разработка проблематики социологии профессий.

У истоков исследования проблемы профессиональной культуры стояли М. Вебер, Э. Дюркгейм, О. Конт, Т. Парсонс, Г. Спенсер. В исследованиях И. Ансоффа, Т. Питерса, Р. Уотермана профессиональная культура анализируется в рамках организационно-управленческой деятельности. В концепциях Ф.

Тейлора и А. Файоля профессиональная культура выступает уровнем профессионализма, а образование, специальные познания, администраторские способности, компетентность, интеллектуальные способности являются индикаторами профессиональной культуры.

Как считает Л.Н. Коган, культура – это система, выступающая мерой, способом и результатом формирования реализации сущностных сил человека в ходе его социальной деятельности. Несмотря на то, что вопросы профессионального самоопределения человека возникли на рубеже зарождения трудовых отношений, а именно с момента разделения труда, в науке данная тема начала формироваться в Новом времени. Понятия профессии, профессионализации труда, образования и личности появились в трудах А. Смита, А. Сен-Симона, Р.

Оуэна. После чего профессиональная культура стала рассматриваться в трудах Э. Дюркгейма, К. Маркса, изучивших влияние разделения общественного труда на профессии. Появлению понятия «профессиональная культура» способствовало становление индустриальной социологии. Э. Дюркгейм считал, что профессия – это один из важнейших социальных институтов.

В ранних советских трудах данный вопрос рассматривался в поле культуры труда или социологии труда. Г.Н. Соколова считает, что профессиональная культура рассматривается как компонент культуры труда и характеризует степень овладения человеком «достижениями научно-технического и социального прогресса и полноту реализации данного опыта в трудовой деятельности».

Сущность профессиональной культуры выражается мерой освоения необходимых профессиональных знаний, навыков и умений, профессионального опыта, степенью интеграции профессиональных и социальных качеств личности; способностью применять совокупность наиболее рациональных способов.

В современной науке сложилось представление о том, что профессиональная культура – это системное образование с четкой структурой, связями и функциями. В структуре профессиональной культуры субъекта труда можно выделить два уровня: ядро, составляющее основу профессиональной компетенции личности, и окружающая его оболочка. В основе ядра лежат навыки, умения, знания, а формирование его завершается в результате образования защитной оболочки.

Основная функция ядра – сохранение и передача профессиональной идентичности. Информация, аккумулируемая в ядре, через систему деятельности транслируется от поколения к поколению, и именно благодаря этому происходит трансляция профессиональной идентичности. Но в тоже время, не всякий внешний объективно существующий предмет или процесс субъективируется, становится элементом ядра, прежде всего он должен ему соответствовать.

Как отмечалось выше, ядро профессиональной культуры включает в себя совокупность специальных теоретических знаний и практических умений, связанных с конкретным видом деятельности.

Таким образом, прослеживается взаимосвязь профессиональной культуры с профессиональной деятельностью группы. С одной стороны, профессиональная культура субъекта формируется в результате трудовой деятельности, с другой – профессиональная группа оказывает влияние на формирование его профессиональной культуры.

Следует добавить, что профессиональная культура выступает эффективным механизмом социализации субъекта, посредством приобщения к трудовой деятельности. А.И. Турчанов описал понятие профессионализации, как элемент, объясняющий изменения при освоении человеком профессии на личностном и индивидуальном уровнях. По словам автора, «Процесс профессионализации рассматривается и как состояние, как степень развитости способностей и профессиональных качеств человека, как процесс восхождения человека к вершинам профессионального развития».

Межпоколенная коммуникация сквозь призму теории Дж. Мида Горбачева Н.Б.

Тольяттинский государственный университет, Россия, Тольятти Проблему коммуникации все активнее включает в свой дискурс большинство социальных и гуманитарных наук, среди которых предпочтение отдается социологии.

При рассмотрении вопросов, связанных с методологией изучения коммуникационных процессов между поколениями, мы остановимся на символическом интеракционизме, который уделяет большое внимание общению, взаимодействию, осуществляемому при помощи символов. Основная суть данного направления в анализе роли символов и их значений в процессах межличностной коммуникации. Межпоколенная коммуникация понимается как интерпретация поведения людей, которое основывается на символах, несущих социальную информацию.

Символический интеракционизм ставит задачи изучения координации поведения людей и способности человека создавать и использовать символы.

Однако последние не могут восприниматься всеми членами группы из-за того, что не говорят абсолютно на одинаковом языке, что приводит к отсутствию взаимопонимания. Необходимо решить задачу коммуникативного характера, в процессе которого партнеры сравнивают смысл употребляемых ими понятий и вырабатывают общую систему значений. Таким образом, теории символического интеракционизма имеют большое значение при исследовании межпоколенной коммуникации.

Согласно символическому интеракционизму коммуникация – это не просто реакция, интеракция или взаимодействие, а субъективная осмысленность и направленность на других. Суть коммуникативного действия рождает социальное действие, которое связанно с поведением других людей.

Мид полагал, что коммуникативные формы в процессе видоизменения и трансформации влияют на развитие общества. Ученого интересует роль общения в поведении индивида, а также окружающих его людей. Он также считает, что жизненный опыт влияет на характер действия индивида, поскольку определяет реакцию на конкретный символ. Мид полагает, что общество может воздействовать и контролировать умственные процессы индивидов и, соответственно, их поведение, что в свою очередь может сказаться на изменении норм социального взаимодействия.

Процесс взаимодействия людей рассматривается как непрерывный диалог, в котором участники коммуникации наблюдают, осмысливают намерения друг друга и реагируют на них после того, как придадут смысл действию собеседника. С точки зрения Мида, существуют социальные связи, взаимодействия между людьми, которые определяют положение человека в обществе, поэтому, в концепции социолога основным понятием становится термин «коммуникация». Таким образом, социальная структура упорядочивается в результате межличностного общения. Для Мида важна интерпретация значений, которые воплощаются в символах. Ученый разделяет два типа жестов: значимые и незначимые. Значимые жесты предполагают сознательность, определенность, предсказуемость в действиях коммуницирующих. К незначимым относятся жесты, которые вызывают бессознательную реакцию коммуникатора.

Согласно теории Мида коммуникация позволяет рассматривать различные роли поведения индивидов и межпоколенного взаимодействия. Для того чтобы понять жесты, роль, намерения другого, необходим непрерывный диалог между родителями и детьми. В случае принятия информации с позиции другого в молодом человеке формируется самосознание и, как говорит Мид, чувство самости. Соответственно, при эффективном взаимодействии всех членов социального общества достигается принятие молодым поколением культурных норм, правил поведения, ценностных установок, которыми руководствовались представители старших поколений. В случае конфликта между поколениями, проявляющегося в активном отторжении элементов коммуникации одной или обеими сторонами, происходит дезорганизация социума на макроуровне. Таким образом, личностные качества генетически зависят от коммуникации, так как не только индивид может повлиять на идеологию и психологию общества, но и общество – детерминировать развитие сознания индивида.

Таким образом, символический интеракционизм рассматривает межпоколенную коммуникацию как форму взаимодействия родителей и подростков, которая базируется на определенных символах. Информация для понимания собеседника принимает знаковую систему кодирования. Однако между различными знаковыми формами отсутствует точное соответствие, поэтому при переводе из одной знаковой системы кодирования в другую предполагается интерпретация информации. Результат интерпретации информации родителей и молодежи влияет на уровень их взаимопонимания и характер взаимоотношений.

Литература:

1. Громов И.А., Мзцкевич А.Ю., Семенов В.А. Западная теоретическая социология. М.: Издательство «Ольга», 1996. С. 204–207.

2. Зборовский Г.Е. Теоретическая социология XX – начала XXI века: Учебное пособие для вузов. Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного университета, 2007. С.

197–202.

3. Кравченко С.А. Социология: парадигмы через призму социологического воображения. Москва, 2002. С. 101–107.

Роль молодой семьи в современном обществе Горбушина И.А.

Северо-Кавказский федеральный университет, Россия, Ставрополь Семья, по признанию ученых, – одна из величайших ценностей, созданных человечеством за всю историю своего существования. Ни одна нация, ни одна культурная общность не обошлась без семьи.

Это система, имеющая определенную структуру, выполняющая целый ряд разнообразных функций, устойчивая система взаимоотношений между людьми в повседневной жизни. В ее позитивном развитии, сохранении, упрочении заинтересованно общество, государство, в прочной, надежной семье нуждается каждый человек независимо от возраста.

В современной науке нет единого определения семьи, хотя попытки сделать это предпринимались великими мыслителями много веков назад.

Наиболее часто о семье говорят, как об основной ячейке общества, которая непосредственно участвует в биологическом и социальном воспроизводстве общества. В последние годы все чаще семью называют специфической малой социально-психологической группой, подчеркивая тем самым, что для нее характерна особая система межличностных отношений, которые в большей или меньшей степени управляются законами, нравственными нормами, традициями [1, с. 123–124].

Семья, как необходимый компонент социальной структуры любого общества, выполняющий многие социальные функции, играет важную роль в общественном развитии.

Через семью сменяются поколения людей, в ней осуществляется продолжение рода, происходит первичная социализация и воспитание детей.

Поэтому сейчас огромное внимание уделяется становлению и развитию именно молодой семьи. Ведь от того, как молодые супруги смогут найти общий язык, построить отношения, основанные на любви, уважении, взаимопонимании, от их умения выходить из конфликтных ситуаций, быстро и легко решать свои проблемы и преодолевать стоящие на пути трудности будет зависеть их дальнейшая семейная жизнь и развитие общества в целом.

В категории семей, нуждающихся в особой помощи, на первое место выдвигается молодая семья. Потребовалось немало усилий и времени, чтобы в современном обществе утвердился сам термин «молодая семья». Это не означает, что сформировался какой-то особый тип семьи. Ее проблемы входят составной частью в круг проблем современной семьи. Поэтому отношение к молодой семье определяется той социальной политикой, которая проводится в отношении института семьи в целом. Вместе с тем нельзя не учитывать особого значения и особой функции молодой семьи в жизни общества. Это необходимо видеть и понимать при определении ее инновационного потенциала, стиля жизни и деятельности.

В разделе «Общие положения» постановления Верховного Совета Российской Федерации от 17 сентября 2001 № 675, «Основные направления государственной молодежной политики в Российской Федерации» дано следующее определение молодой семьи: «Молодая семья – это семья в первые 3 года после заключения брака (в случае рождения детей – без ограничения продолжительности брака) при условии, что один из супругов не достиг 35летнего возраста» [3].

Таким образом, законодательно установленными признаками молодой семьи являются: наличие официально заключенного брачного союза;

продолжительность совместной жизни – до 3 лет; граница возраста супругов – от 18 до 35 лет. Молодую семью отличает от остальных типов семьи то, что в ней основная ось отношений определяется не родством и родительством, а супружескими отношениями, которые доминируют по сравнению со всеми остальными.

Однако для того, чтобы исследовать молодые семьи и их проблемы необходимо включение в совокупность молодых семей и следующие характеристики:

– молодые люди состоят в зарегистрированном браке либо проживают совместно и ведут общее хозяйство (гражданский брак);

– возраст супругов до 35 лет;

– продолжительность совместной жизни – до 3 лет (в случае рождения детей – без ограничения продолжительности совместной жизни).

Согласно статистике около четверти детей рождаются вне брака.

Родители этих детей не состоят в браке, хотя зачастую и проживают совместно, ведут общее хозяйство, то есть являются семьей. Отказ от регистрации брака в фактически сложившихся молодых семьях продиктован целым рядом причин, важнейшей из которых является желание лучше узнать друг друга (так называемые пробные браки). После возникновения беременности или рождения ребенка браки чаще всего регистрируются по инициативе женщины, желающей упрочить свое положение и обеспечить защиту интересов ребенка. Однако также обнаруживается тенденция отказа от регистрации брачных отношений для получения льгот и преимуществ, право на которые приобретает одинокая мать [3, с. 89].

Социально-экономический кризис в стране, слабость государственной политики, которая не способствует укреплению брачно-семейных отношений, приводит к тому, что наибольший процент разводов приходит на семью, прожившую менее 3–5 лет.

Демографический кризис можно наглядно проследить на примере молодой семьи: уменьшение количества заключенных браков, увеличение числа разводов, рост количества одиноких матерей, внебрачной рождаемости, рост количества несовершеннолетних матерей.

Молодая семья – одна из самых незащищенных групп населения.

Высокий процент молодых браков – следствие наступившей беременности или даже рождения ребенка. Среди молодежи «бытует» искаженное представление о браке, семье, сексе. Каждый четвертый молодой человек готов на свободные отношения, без брака, но осуждает свободную сексуальную жизнь.

В ряду приобретенных жизненных ценностей на первое место молодежь относит отношения в семье, удовлетворенность в любви, интимной жизни;

ценность брака молодые также определяют наличием детей.

Происходящее в обществе расслоение населения сказывается и на появление молодых семей. На первый план создании семьи у молодых выступает не любовь, а материальны достаток, что в дальнейшем сказывается на воспитании детей. В семье с большим материальным достатком, проявляется педагогическая слепота со стороны взрослых. В воспитании внуков принимают активное участие состоятельные бабушки и дедушки, в следствии чего идет процесс «разукрупнения» семьи.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.