WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |

«IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Государство П. Сорокин логически вписывал, во-первых, в контекст социально-культурной динамики, во-вторых, в целостную систему социологического знания. В первом значение государство рассматривается через форму правления, ее соответствия формам чувственной культуры, с адекватными методами и целями управления. Как и многие авторы П. Сорокин предрекает гибель такого типа государственности и предполагает переход к иной форме власти.

Более практичен и доказателен другой путь включения государства в систему социологии. Классифицирую социологию на теоретическую и практическую П. Сорокин отождествляет практическую социологию с социальной политикой. Поскольку государство в современном мире выступает основным субъектом такой политики, то место его в социологическом знании предопределено.

Во-первых, государство должно стать объектом анализа как особый социальный институт, во-вторых его деятельность в области социальной политики должна опираться на научные знания. Между тем представляется, что социальные практики второй половины XX века ставят вопрос о новых компонентах, социокультурной системы знаний. Во-первых, очевидно, что социальная динамика зависит от сути и современных механизмов экономической динамики. И продолжать не придавать этому значения и, наоборот, пытаться «помочь» экономистам не способствует приращению социологического знания. Причины безработицы, нищеты, расслоения, жизненной мотивации по многим аспектам и многое другое лежат в экономической плоскости.

Во-вторых, государство воздействует на общество, сетевые взаимосвязи не только с помощью установления социальных норм. Большинство государств получили в свое распоряжение гигантские финансовые средства, значительную долю которых используют на социальные цели развития. Макро регулирование, его эффективность или деструктивность целого ряда экономических, финансовых процессов временами будоражит общественное сознание, влияет на положение различных слоев стратифицированной пирамиды. Наконец, современное состояние глобализации во многом обусловлено действиями властей не только в политическом, но и экономическом контексте.

Семья и брак в исторической ретроспективе Вафина З.А.

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Россия, Москва На протяжении длительного времени происходили существенные изменения в формах семьи и взаимоотношениях внутри нее. Если рассматривать эволюцию семьи в России, то в нашей стране происходили изменения, связанные с разложением патриархальной семьи.

Развитие капитализма в конце XIX – начале ХХ века, активное вовлечение женщин в общественное производство привели к формированию нового взгляда на семью, брак, материнство и детство. Оказалось, что женщина должна совмещать социальные роли как в семье, так и на оплачиваемом рабочем месте. А вопросы материнства и детства, функции защиты матери и ребенка общественные мыслители стали предлагать перенести с семьи на общество и государство. В этот период вышла работа А. Коллонтай «Социальные основы женского вопроса» (1909). По мнению Коллонтай, на смену буржуазному браку, когда женщины принуждались к деторождению и супружеским отношениям, придет свободный союз свободных индивидуумов [3].

С приходом советской власти кардинально изменилось отношение к бракам, что отразилось в декретах ВЦИК и СНК «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния» (от 18 декабря 1917 г.), «О расторжении брака» (19 декабря 1917 г.). Были устранены все различия между законнорожденными и внебрачными детьми, единственной признанной формой брака стал гражданский (то есть, заключаемый в государственных органах), а не религиозный (заключаемый в церкви), как раньше. Были легализованы аборты и упрощена процедура развода. В 1926 году фактический, нерегистрируемый брак был практически приравнен (при условии выполнения некоторых требований) к зарегистрированному. К концу 1930-х – началу 1940-х годов либерализация, впрочем, закончилась, развод и аборт стали практически невозможными, появились дети, которым было запрещено иметь законного отца, даже если таковой хотел им быть – у всех внебрачных детей в графе «отец» должен был стоять прочерк.

В послевоенное десятилетие внебрачные рождения распространились в России, что объяснялось значительными потерями среди мужского населения во время войны. Затем их уровень значительно снизился (до 6–11%), но с 1980х годов начал постепенно повышаться и в конце ХХ – начале ХХI веков составлял 28–30% от всех рождений [2].

Под воздействием индустриализации и урбанизации произошли коренные изменения в институте семьи: распад родственных связей, нуклеаризация семьи. Начало ХХI века в большинстве развитых стран характеризуется либерализацией брачно-семейных отношений, замещением внутрисемейных связей другими социальными связями, ростом внебрачных рождений. Социологи фиксируют процесс размывания поведенческих норм, регулирующих выбор супруга, содержание супружеских и родительских ролей. В частности, Т.А. Гурко отмечает, что на сегодня брак и супружество представляют в большей мере эмоциональную, психологическую ценность. В том числе, исследователь отмечает, что в обществе потребления работодатели не заинтересованы в работниках с семейными обязанностями, а рынок услуг нуждается в увеличении числа домохозяйств – потребителей, а не семей. Для определенной части населения профессиональная и личностная самореализация становятся более важными, нежели семья [1].

Таким образом, в ходе произошедших трансформаций института семьи возрастает значимость индивидуальных регуляторов поведения по сравнению с нормативными. Этому процессу в значительной мере способствовало включение женщин во все сферы социальной жизни, возрастание их экономической независимости от мужчин, осознание ими неравноправия в супружеских взаимоотношениях на фоне приверженности мужчин устоявшемуся распределению гендерных ролей в частной сфере, прежде всего в области ведения домашнего хозяйства и воспитания детей.

Литература:

Гурко Т. А. Родительство: социологические аспекты. М., 2003. С. 10–11.

1.

Иванова Е., Михеева А. 1998. Внебрачное материнство в России // Мир 2.

России. Социология. Этнология. Т. VII. № 4 (20). С. 167–174.

Коллонтай А. Социальные основы женского вопроса. СПб., 1909. C. 111– 3.

219.

Коррупционные барьеры инновационного развития в западных странах Верховин В.И.

Социологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва В докладе анализируется западная система инфорсмента и ее ограниченные возможности в предотвращении коррупции. Дается анализ и критика некоторых примеров апологетики западного рыночного общества, не способного минимизировать коррупцию на разных уровнях его организации. Приводятся необходимые статистические и фактические аргументы в пользу точки зрения автора.

Ключевые слова: коррупция, западная система инфорсмента, коррупционные скандалы, статистика коррупции в Западных странах.

Современная урбанистика: от Чикагской школы к Лос-Анджелесской Вершинина И.А.

Социологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва Современная урбанистика демонстрирует необычайное многообразие теорий и направлений исследований. Урбанистские исследования предлагают широкий спектр новых идей и подходов и находятся в тесной связи с политическими и экономическими событиями современности. Главным идейным центром современной социологической урбанистики можно назвать ЛосАнджелесскую школу, которая оформилась в начале 1990-х годов.

Исследователи Лос-Анджелесской школы обратили внимание на тот факт, что урбанистские формы и процессы даже в США больше не соответствуют классическим моделям Чикагской школы [3; p. 189]. Они не нашли города с концентрическими зонами, упорядоченными доминирующим центром.

Лос-Анджелес предстал перед ними как полиядерный урбанистский регион, в котором центр слишком слаб для того, чтобы навязывать какой-либо порядок всем его различным частям.

Исследования Лос-Анджелесской школы не только выявили несостоятельность классических схем при анализе современных урбанизационных процессов, но и продемонстрировали, что современная урбанистика не является единой в методологическом плане. В ней присутствуют в равной мере постмарксистские, постструктуралистские, постмодернистские подходы, а также старые социологические схемы, укорененные в теориях постиндустриализма и постфордизма [1; c. 82].

Э. Сойя – наиболее известный представитель Лос-Анджелесской школы на сегодняшний день. По его мнению, современность – это в равной мере лучшее и худшее время для изучения городов, в них множество нового и бросающего вызов, и в то же время в исследованиях как никогда мало согласия относительно того как их изучать и понимать, практически и теоретически [4;

p. XII]. Э. Сойя предлагает для описания современнвых городов термин «постметрополис».

Постметрополис – это результат очередной урбанистической революции, которая привела к переосмыслению идеи пространства, поскольку город и пригороды образовали единую высокоурбанизированную среду, анализ города оказался невозможен без учета того, что находится за его административными границами. По словам Э. Сойи, «Постфордистская реструктуризация экономики, интенсивный процесс глобализации, коммуникационная и информационная революции, детерриториализация и ретерриториализация культур и идентичности, переустройство городских форм и социальных структур совместно с множеством других сил способствуют переходу к постметрополису и значительно меняют наше городское видение, размывая его некогда четкие границы и смыслы, а также создавая новые способы мышления и действия в городской среде»

[4; p. 324]. Э. Сойя, используя термин «постметрополис» и противопоставляя его «позднемодерновому метрополису», оговаривается, что позднемодерновый метрополис не исчез и не оказался чем-то замещенным. Новые процессы урбанизации накладываются на старые и в совокупности предстают во все более сложных сочетаниях. При этом Э. Сойя констатирует утрату социологией ведущих позиций в концептуализации новых процессов урбанизации и постметрополиса.

Изменения, фиксируемые термином «постметрополис» и описываемые современной теоретической урбанистикой, носят повсеместный характер, а не ограничиваются исключительно американскими городами. В выступлении Л. Сикоры на Международном Социологическом конгрессе в 2014 году рассматривался вопрос о применимости методологии Лос-Анджелесской школы для анализа постсоциалистических городов [5, р. 949]. Был сделан вывод о высокой релевантности западных концепций для изучения трансформации постсоциалистических городов в современном мире, поскольку их развитие в данный момент диктуется капиталистической логикой. Российские исследователи в настоящее время также склоняются к тому, что объектом изучения должен быть уже не город, находившийся в центре внимания Чикагской школы, а городская агломерация, или постметрополис, к анализу которой призывают представители Лос-Анджелесской школы [2, с. 19].

Литература:

Вершинина И.А., Полякова Н.Л. Теоретические и методологические проблемы современной социологической урбанистики // Вестн. Моск. ун-та. Сер.

18. Социология и политология. 2013. № 4.

Махрова А., Нефедова Т., Трейвиш А. Московская агломерация и «Новая 2.

Москва» // Pro et Contra. 2012. № 6 (57).

3. Nicholls W.J. The Los Angeles school: difference, politics, city // International Journal of Urban and Regional Research. 2011. Jan. Vol. 35. N 1.

4. Soja E. Postmetropolis: critical studies of cities and regions. Malden: Blackwell Publishers, 2000.

5. Sykora L. From Chicago to Los Angeles: western concepts and the study of post-socialist cities // XVIII ISA World Congress of Sociology. Facing an Unequal World: Challenges for Global Sociology. Book of Abstracts. Jokohama, 2014.

Социальные технологии как основа современных идеологий правящей элиты Викторов А.Ш.

Социологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва Социальная технология – это технология вмешательства в социальные процессы с целью их изменения, доведения до заданного состояния в соответствии с теми или иными доминирующими групповыми интересами и идеологемами развития общества. Современное общество в условиях глобальных изменений становится парадоксальным и антиномичным, включая в себя несовместимые характеристики.

В понятии «идеология» можно выделить два ее главных модуса (способа существования): цель развития и социальная технология (средство решения проблем).

В первом случае, любая идеология – это своеобразный указатель пути, направленности развития в определенное историческое время.

Начиная с XIX века именно на этой основе был порожден целый ряд идеологем (целевых путей развития): марксизм, анархизм, либерализм, консерватизм, национализм, фашизм, демократизм и др. XX век вошел в историю как время столкновений и реализаций различных идеологем развития. В современных условиях нарастания нестабильности, неустойчивости, различного рода катастроф (социальных, технических, экологических) наблюдается кризис идеологии либерализма и «ренессанс» идеологии социализма и нацизма. Это воспроизводит новые вызовы и требует поиска новых адекватных ответов, напрямую связанных с существующей элитой, которая определяет позитивную или негативную направленность общественного развития.

Идеология является продуктом социально-политической деятельности людей, состоящей из политических теорий, общественно-политических идеалов, ценностей, концепций политического развития и др., а также содержит в себе «суть карты проблематичной социальной реальности и матрицы, по которой создается коллективное сознание».

Известный польский социолог П. Штомпка, рассуждая о проблеме соотношения разных идеологий, пришел к выводу, что она, прежде всего, затрагивает групповые интересы людей. И в зависимости от их различного положения в социальной стратификации, выделяет три типа идеологий: элитарную, эгалитарную и меритократическую, непосредственно связанных с характером мышления (консервативное и либеральное), который свойственен групповым интересам развивающихся (Индия, ЮАР, Китай, Россия) и развитых стран (США, Западная Европа).

Американский психиатр Лайл Росситер, как бы продолжая логику Штомпки, приходит к выводу, что характер либерального мышления предопределен особым видом «психического расстройства», одним из признаков которого является то, что либералы защищают права воображаемых жертв и сражаются с воображаемыми врагами. В этом отношении консерваторы страдают другой формой «психического расстройства» (социальной патологией), которая проявляется в абстрактной защите прав граждан России и в конкретном сражении с реальными врагами, мешающими им удерживать и сохранять свою власть.

Идеологема развивающих стран – это не плавный переход, а резкие скачки от одной системы ценностей к другой, традиционного уклада к нетрадиционному или информационному. Когда социальная жизнь резко изменяется, то традиционная основа разрушается, а вместо нее создается, точнее, конструируется новая ценностная матрица, не имеющая под собой необходимой информационно-технологической основе. Поэтому решение значимых социальных проблем по-прежнему остается в руках института власти, который ее использует только для своей легитимации. Отсюда на первый план выходит применение разных политтехнологий правящей элиты (высшего класса, господствующей группы) как в развитых, так и развивающих странах, где они выступают особым инструментом для сокрытия своих подлинных социальных целей в рамках определенного исторического времени.

Поэтому во втором случае (социальная технология как средство решения проблем), в современное переходное время трансформируется из идеологии в технологию конструирования некой заданной реальности, изменения и манипулирования общественным сознанием, эффективным способом контроля культурных, информационных, научных знаний, материальных и общественных благ и творческих ресурсов общества.

В широком контексте технология включает в себя конструирование социальных систем, поддержание социального порядка, формирование общественного мнения, т.е. может использоваться как социальная диагностика.

Условно технологии по своему целевому характеру применения можно разделить на три вида: мягкие, средние, жесткие.

Согласно «барьеру Питерса», развитие человека и развитие технологий не могут быть разными. В идеале – чем выше уровень технологий, тем выше развитие человека и характер его взаимодействий, благодаря чему должна быть сформирована гуманистическая культура, где человек является целью общественного развития.

Таким образом, социальная технология как основа современных идеологий направлена на сохранение и оправдание существующего правящего класса и включает в себя различные аспекты, где главным является борьба за политическую власть и воздействие на изменение общественного сознания.

–  –  –

государства социологическому сообществу пришлось действовать в качественно новых условиях. Незаинтересованность властных структур, занятых переделом собственности и закреплением достигнутых политических позиций, социально-политическая и социально-экономическая нестабильность создали эффект реализации социологических исследований. Потенциал социологии понимался в узкопрагматическом политическом смысле. Опросы социологических исследований становились инструментом политической борьбы.

Отрадным фактом являлось повышение статуса социологии как учебной дисциплины и профессиональной подготовки в рамках высшего образования.

Наблюдаемый экстенсивный рост российского социологического сообщества убеждал в том, что социологическое знание вошло не только в элитные, но и в массовые социальные практики. Однако, вместе с тем, вынужденная или добровольная работа путем предоставления социологических услуг резко снижала мотивацию в повышении объяснительного и аналитического потенциала социологического знания.

Период становления диагностики социологического анализа, социологической диагностики в российском обществе совпал с проведением долгосрочных исследований, осуществляемых учеными Москвы (коллективы под руководством М.К. Горшкова, Ю.А. Зубок), Свердловска, Ростова на Дону, Санкт-Петербурга. Российская социология не занимается интенсивными футурологическими изысканиями. Следует помнить, что в условиях доминирующей за рубежом социологической контркультуры, социологического постмодерна утрачивается смысл социальной диагностики под видом замещения, социологической деконструкции. Действительно, социологическая мысль в России неинтегрированно связана с центрами власти, верхушкой общества по сравнению с Соединенными Штатами или Западной Европой.

Несмотря на все это, для отечественных социологов приоритетной проблемой выступает то, каким образом обозначить собственную позицию в социологическом поле, выступив с критикой в адрес старой социологии, до сих пор способной придерживаться концептов другой эпохи (единство народа, гармония классов, социалистическое государство). Дело в том, что современный «потребитель» социологического знания ничего не имеет общего с советским человеком, который был ориентирован на социальный оптимизм и интегрированность с коллективными структурами и целями. Можно говорить о том, что осознание безальтернативности открытости социологии обществу осложняется мозаичной социальной структурой, в которой результаты социологического исследования интерпретируются в зависимости от принадлежности к определенной группе интересов и «теряют» универсальное значение.

Российские исследователи отмечают, что характер социальных трансформаций в российском обществе имел и имеет последствием то, что не только ломается прежняя система распределения социальных гарантий и благ, но и возникает социальная поляризация – концентрация богатства и бедности на разных полюсах общественного устройства. Поэтому для социологии важно выработать формулу социального адресата, тех слоев общества, которые рассматривают социологическое знание в качестве ресурса социальной референтности, позиционирования в смысле группы, обладающей высоким интеллектуальным потенциалом и способной вступить в диалог с элитой для того, чтобы выйти из состояния «сварливой немоты».

Молодежная политика России: будет как лучше или как всегда?

Волкова Л.В.

Российский государственный университет нефти и газа имени И.М. Губкина, Россия, Москва Российские власти готовятся утвердить очередной документ, долженствующий изменить роль молодежи в обществе – «Основы государственной молодежной политики Российской Федерации до 2025 года».

По словам руководителя Федерального агентства по делам молодежи С.

Поспелова, данный документ «позволит сделать шаг в направлении развития молодежной политики в нашей стране». «Это система… основной целью которой является воспитание здорового, ответственного молодого гражданина и профессионала. В документе большое значение уделяется созданию необходимых условий для социального развития молодежи, обеспечению ее полноценного участия во всех сферах общественной жизни» [1, с. 1].

Предыдущие подобные программы, несмотря на изрядное финансирование, не дали результатов. Молчание об их итогах на всех уровнях власти – лучшее тому подтверждение. Но этот факт игнорируется разработчиками нового документа. Управленческая аксиома, требующая предварительного изучения мотивации и настроений объекта для концентрации усилий на главных проблемах, также тонет в потоке бюрократического и псевдонаучного красноречия.

В документе перечислены многочисленные «вызовы». И программа предполагает борьбу с этими вызовами одновременно на всех направлениях.

Как? Как обычно, традиционными бюрократическими методами. Например:

«Задачи по формированию информационного поля…:

– …производство и размещение в теле- и радиоэфире роликов социальной рекламы и иной видеопродукции, поддержка создания тематических радио- и телепередач, газетных и журнальных рубрик, интернет-проектов, направленных на реализацию целей и задач государственной молодежной политики;

д) выступление в средствах массовой информации руководителей государственных и муниципальных органов, представителей институтов гражданского общества, общественных объединений и религиозных организаций по актуальным вопросам…» [2, с. 16].

Между тем, многие данные, в том числе, социологического исследования, проведенного автором в составе коллектива социологической лаборатории РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина в четырех федеральных округах страны (Центральном, Приволжском, Северо-Кавказском и Южном), доказывают неэффективность подобных мер. Отношение молодежи к различным видам СМИ сложное: 40% респондентов не доверяет телевидению и радиостанциям. К прессе как федерального, так и местного уровня, половина относится с недоверием. Скептично молодые люди относятся и к информации из интернета: не доверяют форумам, блогам и социальным сетям 59%, новостным сайтам в интернете 54%. Но наибольшее отторжение у молодежи вызывает социальная реклама: ей не доверяют 62% опрошенных.

Наименьшим авторитетом среди молодежи пользуются политические и общественные деятели: две трети опрошенных (67%) не доверяют исходящей от них информации. Лидерам молодежных организаций выражают недоверие 53% опрошенных, а религиозным наставникам – 48% респондентов.

«Инструменты в области инфраструктурного обеспечения:

а) создание системы государственных и муниципальных услуг в сфере реализации государственной молодежной политики;

б) развитие системы государственных, муниципальных и общественных учреждений в сфере реализации государственной молодежной политики и мероприятий по работе с молодежью» [2, с. 18–19].

Ключевыми проблемами для молодых людей в возрасте от 20 лет являются, по нашим данным, коррупция и произвол чиновников (59%), низкий уровень жизни (51%), безработица (46%). Излишне спрашивать, каким образом названные меры помогут их решить.

Одной из проблем, которую видят авторы «Основ», являются «серьезные эмиграционные настроения у немалой части российской молодежи». Что же мы видим среди приоритетных направлений?

– «поддержка академической мобильности молодежи при получении ею высшего образования… создание условий для повышения образовательной и трудовой миграции молодежи» [2, с. 16].

Между тем, сложившаяся в стране ситуация вызывает почти у трети молодых людей (31%) желание уехать из России. В группах с низким и крайне низким уровнем жизни доля желающих уехать достигает почти половины. Но и среди высоко-обеспеченных к отъезду стремится треть респондентов. Хотят покинуть страну 38% неверующих, 31% православных, 19% мусульман. Из национальностей русские больше других желают уехать из страны. Так что трудно представить лучший способ для борьбы с эмиграционными настроениями, чем оба вышеназванных в обсуждаемом документе. Хотят уехать? Давайте им это организуем и оплатим.

И не надо задавать глупые вопросы: что общего у всех этих «механизмов» и «мероприятий» с реальными проблемами молодежи? Как она вследствие создания многочисленных систем и учреждений станет здоровой, образованной, патриотичной, толерантной и ринется на военную службу? Ответ очевиден: на эту деятельность, как обычно, будет выделена (и освоена) изрядная сумма из государственного бюджета.

Литература:

Сивкова А., Казаков И. Нацбезопасность и нацвопрос пропишут в основах молодежной политики // Известия. 25 сент.

2014. URL:

http://izvestia.ru/news/57 Основы государственной молодежной политики в Российской Федерации 2.

до 2025 года. URL: http://www.oprf.ru/young/newsitem/261 Методологические подходы к исследованию ценностей студенчества Волосков И.В.

НОУ ВПО Академия гуманитарных и общественных наук, Россия, Сергиев Посад Исследование ценностей студенчества становится в последнее актуальной задачей социологии молодежи. Социологическими центрами накоплен объемный исследовательский материал, который пока не оборачивается построением теорий развития системы ценностей студенчества. Делаются гипотезы о том, что система ценностей студенчества колеблется в диапазоне традиционных-либеральных ценностей.

Однако встает важный методологический вопрос:

как измерить ценности, как разделить традиционные-либеральные? Современная научная традиция часто игнорирует опыт советских исследователей ценностей. Больщой вклад в решение методологических вопросов внес Н.И. Лапин.

Он предложил классификационную матрицу ценностей, где ядром традиционных определил семью, традицию, основой либеральных (современных) свободу, независимость, инициативу. Большое значение для измерения ценностей имеет предложенный исследователем иерархический подход, зависящий от оценок общественного мнения значимости тех или иных ценностей. К ценностям ядра отнесены позиции в диапазоне более 60%, полупериферии – 45–60%, к ценностям периферии – менее 45%. Предложенная автрором классификация и иерархическая теория опробирована в рамках проекта «Ценности россиян» и перспективна для исследования динамики системы ценностей российского студенчества.

Проблема развития среднего класса в современной России Восканян Э.С.

Социологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва Средний класс в современной России носит довольно размытый характер. В ходе исследования, проведенного под руководством М.К. Горшкова, в России было выделено три слоя среднего класса – верхний, по своему положению являющийся переходным к высшему (элитному) классу общества 3,3%;

средний (собственно средний класс) 41,5%, и нижний средний класс составил 37,2%. В современной России данный слой – по своему статусу, доходу, уровню и качеству жизни, ценностям – гораздо ближе к бедным, чем к собственно среднему классу.

Так, по состоянию на 2012 года 20–25% населения России и 55–60% населения Москвы можно было отнести к среднему классу». Федоров В. гендиректор ВЦИОМа считает, что у представителей среднего класса «политическая ориентация скорее консервативная, чем модернизаторская». Средний класс не очень активно принимают участие в выборах, люди занимаются другими делами, но при опросах представители этого слоя поддерживали и поддерживают нынешнюю власть.

Средний класс является основой гражданского общества, государственной, а также базой для развития рыночной экономики и демократии. В современной России формирование гражданского общества происходит на фоне сложных и противоречивых процессов в обществе.

Медленное становление гражданского общества в современной России обусловлено достаточно пренебрежительным отношением со стороны правящей элиты и сильно укоренившимся в сознании людей элементов авторитаризма. Главным в развитии институтов гражданского общества является - четко структурированное правовое пространство, необходимый минимум демократических прав и свобод, делающих возможным и легитимным самоорганизацию граждан во имя отстаивания своих интересов.

Проблема развития гражданского общества в России все больше напоминает в последние годы своего рода «заклинание» российской политической элиты. Активность и высокая частота обращений к вопросам возникновения и последующего становления в РФ гражданского общества вполне объяснимы и обусловлены актуальностью их теоретических и практических аспектов.

В широком смысле гражданское общество принято трактовать как «негосударственную часть общественно-политической жизни», совокупность общественных институтов, формальных и неформальных структур, непосредственно не включенных в структуры государства, но позволяющих гражданам и их объединениям реализовывать свои интересы и инициативы.

В России концепция гражданского общества была предложена «сверху»

и соответственно должна иметь нескольку иную модель «внедрения» в структуры постсоветского общества.

–  –  –

даем изменение политической системы, возрождение института общенародных выборов.

Стремясь завоевать власть, политик использует разные способы и методы. Среди которых так же конструирование облика политического лидера в глазах масс. Этот облик есть имидж политического лидера, который формируют при помощи специальных знаний и технологий. Формирование имиджа происходит как стихийно, т.е. неосознанно, так и сознательно, т.е. тщательно отслеживаются особенности восприятия политика, и продумывается новая стратегия и тактика формирования благоприятного образа.

Имидж – многофакторный феномен. Он является таковым, поскольку, с одной стороны, воздействие на человека осуществляется по ряду каналов, а с другой – человек привык оперировать многослойными структурами, каждая из которых может обрабатываться отдельно, и сосуществовать в человеческом восприятии на своей полочке. Имидж политика должен соответствовать духу времени и параметрам ожидания населения.

Стратегический образ, построенный для кандидата в избирательной кампании, может теоретически быть не связанным с реальной картиной личности политика. Все это необходимо для привлечения большего внимания к персоне и последующего влияния на решения при голосовании в пользу данного политика. Именно в связи с этим, имидж политика и выстраивается таким образом, чтобы люди увидели в нем сильного человека.

Первоначальный образ кандидата должен иметь только положительную окраску в сознании избирателей округа. Избиратель должен связать свое благополучие в будущем именно с положительными качествами кандидата.

Формирование имиджа обеспечивается системой технологических приемов, используемых в социальной психологии, рекламе, полиграфии и средствах массовой информации, которые обеспечивают адекватное восприятие формируемого имиджа.

Самым часто используемым средством формирования имиджа политического деятеля является средства массовой информации и коммуникации, поскольку они формируют общественного сознания, восприятии и интерпретации важнейших явлений и событий, происходящих в стране и в мире в целом.

Предвыборные кампании существуют, в первую очередь для того, чтобы донести до населения политическую программу кандидата. Но так же, через эти кампании оказывается скрытое влияние на людей, на их выбор, на их отношения к политику и его программе. Информационное пространство – основной силовой рычаг воздействия на современное общество. С его помощью, кандидат пытается воздействовать на население и управлять им.

Во время избирательной кампании политик позиционируется как товар на рынке, который покупатель либо выбирает, либо находит аналог. Соответственно, имиджмейкеры, работая над имиджем своего кандидата, составляют «рекламу», где осуществляется представление человека народу.

Основу новой организации предвыборных кампаний составляет маркетинговый подход. Его основными элементами являются: выявление целевой аудитории, изучение общественного мнения; использование полученных данных для разработки и корректировки политического курса; рациональное расходование средств, с целью производства только такой «продукции», которая будет востребована избирателями.

Преимущество данного подхода заключается в оптимизации процесса формирования имиджа, так как основой создания «товара» (кандидата) с заданными характеристиками является комплексное исследование электората. Данный принцип позволяет выработать довольно эффективные стратегии в области выборов, а так же позволяет создать «правильную» политическую рекламу, с целью раскручивания кандидата. Однако маркетинговый подход имеет и негативное влияние на политический процесс. Избиратели при такой организации предвыборных кампаний рассматриваются как объект манипулирования, а сами кандидаты – в качестве сконструированных организаторами кампании имиджей.

Таким образом, мы видим, что формирование имиджа политического лидера осуществляется благодаря информационному пространству с использованием маркетинговых средств коммуникации и влияния.

Социальные технологии как направление развития социологии Гавриленко О.В.

Социологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва В настоящее время развитие технологического подхода в практике социального управления связано с расширением масштабов использования социальных технологий и провозглашаемой необходимостью повышения их эффективности. Социальные технологии сегодня – это и динамично развивающаяся отрасль знаний, и выделенная область социальной практики. Социальные технологии как инструмент социального управления способствуют целенаправленному воздействию на социальные системы (институты, организации) и процессы их развития. Актуальным направлением становится разработка и практическое внедрение принципов регулирования социальных взаимодействий и процессов, технологизации (например, в области промышленного производства, массового потребления, образования и т.д.) широкого спектра социальных структур и отношений, а также учет их возможных социальных последствий, многопрофильный контроль над общественными преобразованиями. Социальные технологии как дисциплина (или как тип знания, претендующий на некоторое дисциплинарное оформление) выступают связующим звеном между социологической теорией и социальной практикой, обеспечивая более эффективное воздействие субъектов управления (прежде всего, государственных институтов, крупных корпоративных игроков) на управляемый социальный «объект» (те или иные социальные структуры, процессы, организации, практики и социальные группы).

Проблема разработки и внедрения новых современных социальных технологий стоит сегодня очень остро. При этом сама проблематика социальных технологий только ищет свое место в рамках устоявшейся социологической проблематики. Если говорить о научной институционализации социальных технологий, то здесь мы видим достаточно много проблем: исследовательских, методологических, организационных и кадровых. Само понятие «социальная технология» имеет неоднозначное толкование (существуют как минимум четыре подхода к определению сущности и специфике социальных технологий: эпистемологический, деятельностный, инструментальный, утилитарный). «Социальная технология» как претензия на научное понятие – это дескриптивный или нормативный термин, способ описание социального мира или инструмент его (пере)упорядочения? Наверное, и то, и другое.

Как правило, основными характеристиками социальных технологий как способов упорядочивания социальных взаимодействий и процессов называют их рационализацию, стандартизацию, функциональную расчлененность и оптимальную координацию действий, воспроизводимость, легитимацию через апелляцию к науке. Технологизация социальных практик – это сложный исторический процесс, вехами которого были, например, рождение социальной медицины как формы социального управления, политическая кодификация национальных языков и административное упорядочивание национальных территорий, введение социального страхования и всеобщего среднего образования, фордистская революция промышленного производства, тейлоризм, современные изощренные маркетинговые стратегии и политические технологии. Самой социологии есть, что сказать об этих процессах (ср. теорию идеальной бюрократии Макса Вебера, концепции дисциплинарного порядка и биовласти Мишеля Фуко или социологию модернизации и государственных техник управления Джеймса Скотта).

Но нельзя не указать на ограниченность технологизации социального мира, что проявляется в ограничении рационализации как технологически организованного проекта (ограничения информации, отказ от работы с альтернативными стратегиями, дефицит времени и т.д.), о чем говорит опыт краха многих модернизационных проектов. Это и не принятие во внимание локальных социальных условий и культурной среды реализации различных социальных проектов; множество побочных эффектов технологизации; проблема стандартизации, которая по определению не работает с различием, стремясь их устранить, порой, буквально в силовой манере. Так как объектом социальных технологий являются люди, мы не можем говорить о полной предсказуемости результата технологизации, потому что невозможно окончательно спрогнозировать поведение людей. Социальные технологии не могут быть в точности воспроизведены в любое время в любом месте в заданных условиях. При этом сам объект применения социальных технологий не является пассивным и результат технологизации будет зависеть от поведения социального объекта. С социологической точки зрения, социальные технологии – это всегда инструмент тех, кто занимает высокие позиции в социальном порядке. Одним из интригующих сюжетов социологического исследования являются различные тактики уклонения тех, кого социальные технологии стремятся преобразовать и переупорядочивать – «оружие слабых», как говорили Мишель Серто и Джеймс Скотт.

Социальный заказ на гуманитарное образование в постсоветской России Гаврилюк В.В.

Тюменский государственный нефтегазовый университет, Россия, Тюмень Развитие высшей школы России в последние три десятилетия протекает крайне противоречиво, направленность процессов ее преобразования не всегда очевидна для общества и даже для ее субъектов. Наиболее важные перемены происходят в последнее десятилетие, когда реформирование высшего образования в России пошло по западному образцу. Многие годы, высшее образование в стране строилось в соответствии с культурологической парадигмой, когда основной целью выступала задача трансляции культуры новым поколениям специалистов. Как обучение, так и воспитание в такой парадигме связаны с передачей и усвоением новыми поколениями знаний, умений, навыков, опыта профессиональной деятельности, включая и опыт творческой деятельности. Реформирование образования в постсоветский период сопровождалась стремлением полностью отказаться не только от идеологических оснований советского образования, но и от его форм и даже содержания. Особенно явно это проявилось в системе социального, гуманитарного образования. При этом достоинства прежней системы образования просто замалчивались или представлялись как ее недостатки. Особенно не повезло исторически сложившемуся типу «советский человек», задача формирования которого относились к стратегическим целям образования.

В борьбе мировоззрений в 1990–2000 годы на «советского человека» были списаны «грехи, ошибки и просчеты, которые свойственны человеческой природе вообще» (2, с. 29–30). Категориальное поле проблематики социального заказа как предмет научного дискурса включает в себя понятия «социальный спрос на образование», «престиж профессии», «государственный заказ», «региональный заказ». Социальный заказ в образовании воплощает общественные интересы и общественные проблемы, их можно представить через систему иерархических приоритетов, когда образованию предъявляют конкретные ориентиры подготовки специалистов. Субъектом социального заказа сегодня может выступать не только государство от имени общества, но и само гражданское общество, а также бизнес и отдельная личность. Последнее утверждение характеризует достаточно новое явление в образовательной практике и связано с ростом престижного потребления «образовательных услуг», особенно в сфере гуманитарного образования. И этот спрос менее всего подвержен регулированию со стороны государства. Социальный заказ на развитие социально-гуманитарного знания хорошо прослеживается на примере одной из самых востребованных в развитых странах специальности социологии. Либеральная постперестроечная интеллигенция широко приветствовала появление социологического образования и возрастание роли социологии в обществе. Однако, противоречивое состояние, как социологии, так и ее преподавания проявилось уже в постсоветский период. Между тем, отмечают ученые Института Социологии РАН, проблемы российской социологии не так просты, как может показаться на первый взгляд. Их корни кроются в низком уровне отечественной социологической культуры, подразумевающей определенное дистанцирование институтов гражданского общества от структур власти. (1, с. 23–28). Подготовка профессиональных социологов в настоящее время сопровождается целым рядом негативных тенденций. К ним относятся – растущая специализация, «размывание» профессионального поля социологии, рыночно-прагматическая переориентация образования, искусственная подстройка образовательных программ под интересы рынка, противоречия, связанные с вхождением в Болонский процесс. К ним можно добавить «атомизацию» социологического знания при изложении, отсутствие в нем системности, являющейся атрибутом научной дисциплины, абсолютизацию дескриптивной функции и игнорирование прогностической.

Литература:

1. Горшков М.К. Общество – социология – власть: к вопросу о взаимодействии.

// СОЦИС. 2012. № 3. С. 23–28.

2. Тощенко Ж.К. Новые лики деятельности: имитация // СОЦИС. 2012. № 12.

С. 23–36.

Проблемы согласованности функционирования рынка труда и рынка образовательных услуг (на примере Ульяновской области) Галкина Е.П., Кадничанская М.И.

Ульяновский государственный университет, Россия, Ульяновск Рыночная экономика предъявляет повышенные требования к качеству рабочей силы, ее образовательному, профессиональному и квалификационному уровню, степени ее социальной мобильности, профессионализму. Особое внимание уделяется его оценке в системе рынка труда и профессионального образования. Обеспечение кадрами отраслей экономики в настоящее время становится одной из важнейших социально-трудовых проблем субъектов Российской Федерации.

Рынок труда как теоретическая конструкция реально существует в виде рынка труда определенной конкретной территории. Это позволяет рассмотреть его структуру по территориальному признаку [2, с. 87].

Численность экономически активного населения Ульяновской области с 2000 года (676 тыс. человек) по 2012 год (680 тыс. человек) практически не изменяется. Можно отметить небольшое увеличение в 2005 году (693 тыс. человек) и незначительное снижение в 2009 году (677 тыс. человек).

На рынке труда и занятости в Ульяновской области можно выделить пять основных тенденций:

1. Региональная экономика освобождается от неквалифицированных работников.

2. В регионе очень серьезно стоит проблема инвестиций в производство, в создание новых рабочих мест.

3. Усугубляющейся тенденцией ульяновского рынка труда представители кадровых служб называют продолжающийся активный отток из региона перспективных кадров.

4. Говоря о динамике спроса и предложения на ульяновском рынке труда в целом, можно отметить возрастающий спрос на специалистов высокого профессионального уровня.

5. Многие работодатели уклоняются от приема на работу молодых специалистов, женщин с малолетними детьми.

С 2004 года в Ульяновской области функционируют 5 самостоятельных высших учебных заведений. К 2013 году стало на 1 филиал меньше. Больше всего студентов обучалось в 2008–2009 учебном году (53196 человек), меньше всего в 2012–2013 учебном году (45542 человек). Численность студентов средних специальных учебных заведений с 2009 г. начинает падать почти в два раза. [5, с.192].

По результатам социологического исследования, проведенного отделом маркетинга Ульяновского государственного технического университета в 200 году, ведущие предприятия региона сегодня испытывают недостаток технических специалистов-инженеров, программистов. Тенденция увеличения потребностей ульяновских предприятий в квалифицированных кадрах с высшим образованием, в особенности инженерно-технического профиля, наметившаяся еще в 2007 году, стала еще более очевидной [4].

По результатам опроса, проведенного в Ульяновском государственном техническом университете в 2013 году, был выстроен рейтинг востребованных качеств молодых специалистов: I ранг – базовые профессиональные знания (71%). II ранг – способность к обучению (50%); трудолюбие (49%); аналитические способности (47%); умение работать в команде (45%); навыки работы с компьютером (44%). III ранг – способность к инновациям и творчеству (33%);

общая эрудиция (31%). По сравнению с 2010 годом, работодатели придают большее значение наличию опыта научно-исследовательской работы по специальности и диплому с отличием (рост с 15% до 28–29%).

Между тем общее число трудоустроившихся после выпуска студентов из учебных заведений (в расчет были взяты и выпускники вузов, и выпускники ПУ) превысило отметку в 63%. Самым наибольшим спросом пользуются выпускники технических специальностей: строители, токари, сварщики. Практически стопроцентным спросом пользуются выпускники медицинских специальностей и педагогических вузов. Выпускники специальностей обслуживающей сферы стали одними из самых невостребованных [3].

Результаты социологического исследования «Мотивация трудовой деятельности молодежи в социальном пространстве региона: на примере г. Ульяновска», проведенного в 2013–2014 гг. к.с.н. Е.П. Галкиной, к.с.н. М.И. Кадничанской на базе кафедры социологии и политологиипоказывают, что профессиональные планы молодых людей очень часто зависят от объективных факторов, к которым в первую очередь относятся социально-экономические. Большинство молодых людей стараются связать свою работу с торговлей (16,7%), со сферой обслуживания (транспорт – 12,2%, связь – 9,6%) и 10,3% – с промышленностью. Это свидетельствует о существующей диспропорции на рынке труда, в результате чего предложения по некоторым специальностям в несколько раз превышают спрос, что приводит к проблеме трудоустройства по специальности после окончания обучения. Результаты исследования показали, что по специальности работает 29,8% опрошенных респондентов. Не работают по специальности 39,8% респондентов, причем самая распространенная причина этого – «не берут без опыта работы» (20,4%), «нет вакансий» (16,7%), «нет карьерного роста» (14,8%), «не престижно» (12%). Модернизация региона требует внедрения технологий, которые качественно меняют место человека в обществе и содержание производства. Для этого необходим другой тип работника – с высоким уровнем образования и профессионально – квалификационной подготовкой [1, с. 644].

Итак, можно сделать вывод, что в Ульяновской области требуется регулировать спрос и предложение на рынке труда.

С этой целью полномочным органам необходимо регулировать объемы и структуру подготовки кадров в учреждениях профессионального образования. Кроме того, следует повышать качество образования и практических навыков будущих специалистов, вырабатывать те личные и профессиональные качества, которые требуются работодателями при приеме на работу. И наконец, содействовать в трудоустройстве молодых специалистов органам власти и компетентным учреждениям.

Литература:

Галкина Е.П., Кадничанская М.И. Мотивация трудовой деятельности молодежи как аспект модернизации региона. IX Всероссийская научнопрактическая конференция по программе «Социокультурная эволюция России и ее регионов»: «Эволюция регионов России и стратегии их социокультурной модернизации» в трех частях (23–26 октября 2013 года, г. Вологда).

Вологда:

ИСЭРТ РАН, 2013. С. 643–650.

Клянчина Е.С. Совместные действия вузов и работодателей по трудоустройству выпускников. Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием «Интеллигенция и гражданское общество». Ульяновск: УлГТУ, 2013. 359 с.

На кого учиться и кем работать в Ульяновске? URL: http://www.ulmoney.

3.

ru/ news/business/2013/08/18/biz_4898.html Поступаем в Политех! URL: http://gazeta.aif.ru/_/online/ul/813/14_02 4.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.