WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 32 |

«IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ...»

-- [ Страница 28 ] --

2) избирательность студентов к событиям Великой Отечественной войны, которая характеризуется конкретным содержанием, направленностью информации о ней;

3) степень влияния информированности студентов о Великой Отечественной войне на их поведение, ценности, образ жизни, самосознание, мировоззрение.

В связи с этим возникает вопрос, связанный с тем, откуда студенты черпают информацию о Великой Отечественной войне? Социологический опрос позволил выявить следующий ранжированный ряд каналов получения данной информации:

– из школьного курса истории – 1 место;

– из художественных фильмов – 2 место;

– от родных и близких – 3 место;

– из СМИ – 4 место;

– из интернета – 5 место;

– из рассказов участников войны – 6 место;

– из специальной литературы о войне – 7 место;

– от своих друзей и знакомых – 8 место;

– из других источников – 9 место.

Студенты получают информацию не из одного источника, а из целой системы. Следовательно, у них фиксируется системный подход к анализу этого исторического события. Фактически больше чем половина опрошенных студентов получают данную информацию из школьного курса истории, художественных фильмов, от родных и близких, из СМИ, рассказов участников войны.

Другие каналы получения данной информации также играют конкретную роль в этом процессе, но значительно меньше.

Исходя из каналов информации, по которым студенты получают ее, им был задан ряд вопросов, связанных с исторической памятью, о том, что они знают о содержании войны. С этой целью им были заданы вопросы о сроках войны, основных битвах, героях, полководцах, руководителях страны того времени. От 60 до 90% опрошенных студентов правильно разобрались в данных вопросах, знают конкретные исторические события, факты.

В этой связи важно то, как молодежь понимает причины победы нашей страны в Великой Отечественной войне. Причин победы студенты выделили множество и первая из них (более 84% ответов) – массовый героизм народа в целом, около 2/3 отметили мощь нашей армии, героизм солдат и офицеров, умелые действия полководцев, силу воли и мощь русского народа, а также тот мотив, что защищали свою Родину, своих родных и близких. Практически каждый второй (47%) указал в качестве причины победы на единство фронта и тыла, каждый пятый (около 20%) отметил дружбу народов нашей страны, а также роль антигитлеровской коалиции. Каждый десятый опрошенный студент указал на значение такого фактора, как роль промышленности и сельского хозяйства в победе над фашизмом.

В качестве итогового анализа студентам был предложен вопрос о том, какие чувства у них вызывает победа в Великой Отечественной войне. Ответ получился весьма интересным. Конечно, следует отметить, что молодежь такое событие связывает ни с одним каким-то чувством, а с целой их гаммой. Среди них от 70 до 80% отметили благодарность ветеранам войны, отстоявшим нашу свободу и независимость, гордость за русский народ и народы нашей страны, горечь утраты миллионов наших людей, гордость за победу над гитлеровской Германией. От 30 до 40% респондентов посочувствовали об ущербе, нанесенном нашей стране, и выразили ненависть к любой войне. 26% указали на ненависть к фашистской идеологии. Каждый десятый студент выразил гордость за советскую социалистическую Родину, 4% указали на ненависть к немцам и т.д.

Эмпирический анализ позволил выделить среди студентов две группы с разным содержанием и уровнем исторического сознания. Первая группа (70– 80%) – те, кто объективно, правильно понимают значение победы в Великой Отечественной войне; во вторую группу (20–30%) вошли те, кто точно не знают основных событий Великой Отечественной войны.

В целом следует отметить, что, несмотря на противоречивость сегодняшнего исторического образования, студенты показали достаточно высокий уровень исторического сознания.

Совершенствование стратегии развития рабочей команды в условиях новой социальной перспективы Стрельникова Т.В.

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Россия, Санкт-Петербург В современных социально-экономических и социально-политических условиях, которые представляют собой изменение, возрастает потребность в интернационализации. В обществе властвует экономика, фундаментальные конфликты возникают в сфере труда. В связи с этой тенденцией, еще большую актуальность приобретает исследование развития такой формы организации труда и совместного взаимодействия как рабочая команда, исследование команды как самоорганизующейся социальной системы, в ее единстве и разделенности – как формы и уровня социального участия в управлении.

Системы, в которой все элементы функционируют и находятся в постоянном движении и взаимодействии для достижения единой цели имеют перспективу стать успешными. Возникает необходимость в равенстве всех элементов, что должно пронизывать все уровни управления, а особенно привлечение низового уровня к управлению. Идет речь о формировании рабочих команд – производственных команд.

Команда как социальное явление изучалось специалистами самых разных профилей, в истории фиксируется целый междисциплинарный коллектив. На пути реализации всех свойств данной формы встречалось негативное воздействие различных компонент социального мира и, как следствие появление неудачных примеров работы команд. В поисках решения данного вопроса появлялись различные методики развития команды. В том числе в социологическом эмпирическом исследовании проведенном лично автором в производственной компании «Любимый край», где была проведена реорганизация на производстве, руководство перешло на командное управление, выявлены проблемы внедрения рабочих команд, где основная проблема – проблема коммуникативного характера, недопонимание, «некомандный» образ мышления, негативные стереотипы, недостаточный уровень образования в сфере управления.

Проблема заключается в необходимости создания такого метода, который бы соответствовал требованиям современных социальных условий, с точки зрения социологической интервенции и прогнозирования потенциальных вариантов социальных изменений.

Целью работы является проанализировать подходы к развитию команды, выявить достоинства и недостатки в контексте современной практикоприменительной деятельности. Определить проблемы, вызывающие социальные конфликты и дезорганизационные процессы с целью совершенствования методов развития, и при этом в балансе с социальной действительностью.

Результатом работы, определяющим ее уникальность, является разработка модели развития команды: «Модель эффективной рабочей команды», содержащую в себе стратегическую концепцию социальных изменений.

Данная модель эффективной команды отличается от остальных своей комплексностью:

– концептуальная модель, модель взаимоувязывает подходы, наглядно демонстрирует как взаимосвязаны существующие подходы, содержит комплексное концептуально-социологическое обоснование;

– результативная модель, содержит систему показателей и критериев эффективной рабочей команды;

– модель социальных изменений. Четыре стадии, в которых описываются социальные характеристики эффективной команды, что позволяет проследить как изменяется в течении определенного времени команда, определить тенденции изменения, социальные механизмы развития.

Социологические аспекты подготовки профессионалов в сфере управления персоналом организации Субочев Н.С.

ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ», Волгоградский филиал, Россия, Волгоград Анализ мирового и отечественного опыта свидетельствует о применении весьма широкого набора социологических методов и технологий в области управления персоналом. Для успешной реализации теоретического и методического арсенала современной социологии необходима соответствующая квалификация специалистов кадровых служб. Под этим углом зрения в докладе рассматриваются учебные планы и программы подготовки бакалавров и магистров управления персоналом.

Как самостоятельное направление подготовки профессионалов управление персоналом реализуется в нашей стране с 2000 года. В 2010 году был утвержден Федеральный государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по направлению подготовки бакалавров и магистров 080400 «Управление персоналом» (далее – ФГОС). Накопленный опыт разработки и реализации учебных планов и программ этого направления позволяет обсудить роль и оценить место социологической науки в системе подготовки профессионалов этого направления.

В базовой части ФГОС на весь период бакалавриата в базовой части предусмотрены две дисциплины: «Социология» и «Экономика и социология труда», на которые отводится по 36 часов аудиторных занятий в первом и в четвертом семестре. При таком подходе бюджет времени на социологическую подготовку бакалавров в области управления персоналом оказывается недостаточным для успешной практической деятельности. Определенные перспективы расширения социологической базы открывает магистратура. Здесь в базовой части предусмотрены также две дисциплины «Организация научноисследовательской и педагогической деятельности в области управления персоналом» и «Современные методы социологических исследований», на каждую из которых отводится по 28 часов аудиторных занятий.

Между тем студентам приходится выполнять курсовые и выпускные квалификационные работы по управлению персоналом, в которых широко используются социологические методы сбора и обработки информации. При этом ощущается острый недостаток научных представлений об управленческих возможностях социологической науки. В этой связи предлагается включить в базовую часть ФГОС «Управление персоналом» дисциплины «Социология управления».

Не вызывает сомнения, что данная дисциплина удачно впишется в программу подготовки бакалавров и магистров управления персоналом деловых организаций, создаст непосредственную методологическую базу для их профессиональной деятельности. Как справедливо отмечает Ж.Т. Тощенко, «основными проблемами социологии управления являются: 1) проблема социального положения человека в процессе управления; 2) проблема управления человеком, опираясь на резервы и возможности, заложенные в его сознании и поведении; 3) проблема соучастия человека, его сопричастности к управленческим функциям; 4) проблема механизма воздействия на людей, т.е. тех методов и средств, которые адекватны объективным и субъективным потребностям; 5) проблема последовательности операций, которые необходимо осуществить, чтобы добиться эффективного достижения поставленных целей. Причем все эти компоненты социологии управления строятся на основе информации, идущей от людей (рядовых работников, специалистов, менеджеров, руководителей) т.е. на знании основных характеристик общественного сознания и поведения». [1, с. 396] Дополнительным аргументом в пользу такого подхода является то обстоятельство, что магистры поступают затем в аспирантуру для подготовки диссертационных работ по специальности 22.00.08. – Социология управления.

Профессиональная деятельность выпускников бакалавриата и магистратуры направления «Управление персоналом» предполагает активное использование адекватных методов социологического исследования, выбор и применение которых регламентирует специфика содержания деятельности деловых организаций, ограниченность их финансовых, временных и кадровых ресурсов. С этой точки зрения в докладе характеризуются возможности метода фокусгрупп, OCAI для диагностики реального состояния и прогностики изменения рабочей ситуации в организации и ее культуры, фокусированного интервью, экспертных оценок, кейс-стади, action research, а также различных тестовых методик.

В качестве резюме в докладе отмечается, что социологическая подготовка профессионалов в сфере управления персоналом включает теоретические и методические аспекты трех специальных дисциплин: социологии управления, социологии личности и социологии организации. Представляется, что со временем этот симбиоз может оформиться в частную вспомогательную социологическую теорию, объектом изучения которой станет управление персоналом организации. Логичным следствием этого процесса может стать появление в рабочих учебных планах подготовки бакалавров и магистров дисциплины «Социология управления персоналом».

Литература:

1. Тезаурус социологии: тематический словарь-справочник / Под ред. Ж.Т. Тощенко. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009.

–  –  –

Суровцева И.Ю.

Донецкий государственный университет управления, Украина, Донецк Традиционно под магией подразумевают обряды, оказывающие воздействие на духовные или сверхъестественные сущности, для достижения определенных целей. Магия имеет свойство быть в большей степени «индивидуальной» деятельностью, осуществляемой колдуном или шаманом (Э. Гидденс).

Вместе с работами П. Бурдье социология восприняла метафорический дискурс «социальной магии», где социальные акторы участвуют в особых манипуляциях, последствия которых будут значимы для групповой динамики. Распространение новых религий или философских учений, войны, революции, создание и разрушение государств - таковы результаты воздействия этой «магической силы», нередко проявлявшей себя в социально-историческом процессе.

Исследованием и визуализацией причин динамических общественных явлений занимаются многие представители социально-гуманитарных наук, тоже выполняющих, по словам С. Московичи, эпистемологическую «колдовскую» функцию: они «связывают созидание, происхождение которого теряется в глубине времен, с неким редким, небывалым событием. Именно здесь находится конечная причина всего, что произошло и остается с тех пор действующим. Тот, кто исследует это происшедшее и следит за его перипетиями, испытывает каждый раз одно и то же впечатление колдовства, ибо он понимает все, кроме начала, сохраняющего свою тайну». Г. Эспинг-Андерсен отмечает значение социальной магии в формировании основ современной социологии: «Наш богатый концептуальный инструментарий развивается тогда, когда туман, окутывающий прошлое, рассеивается, и мы обнаруживаем нечто вроде стабильного равновесия, для которого характерна историческая неизменность, широкое распространение и, не в меньшей степени, причинно детерминированные влияния. Как социологи, мы видим, что некая сила влияет на людей, общества или нации. Есть что-то волшебное в том, когда мы видим настолько ясно, что можем выбрать рабочую идеальную модель того или иного феномена».

В своем докладе обозначим основные параметры понятия «социальной магии» как процесса общественного развития, формирующего модель определенного поведения («процесса цивилизации, преобразования, прогрессивного видоизменения» у Н. Элиаса).

Появление понятия «социальная магия» традиционно связывается с работой П. Бурдье «Социология политики», в которой автор демонстрирует примеры парадоксальности происходящих метаморфоз в политических институциях: на сцену выходят единичные акторы, обретающие коллективное существование. М. Маффесоли замечает, что «чудесное социальное» может заключаться в любом вообще коллективном действии, не подвластном институционализированному контролю.

Натурализм в социологии наделяет социальную магию свойствами химического вещества (окутывает, растворяется, исчезает). Н. Элиас видит, что процесс трансформации подобен тем химическим процессам, при которых в жидкости происходит, например, кристаллизация. Кроме того, социальные метаморфозы, приобретающие последовательность и повторяемость социальных законов, описаны у П. Бурдье рядом «магических» метафор: «корни иллюзии», «характер представительства основательно затемнен», «весь фокус в том…»; Н. Элиас упоминает об «однажды появившимся и упрочившимся ритуале», как будто бы невидимый актор порождает вовсе нерациональное действо».

Перформативная концепция (перформативность как формально деятельностное проявление речевых актов, материализация, воплощение) социальной трансформации указывает, что некоторые «речевые акты» могут создать значительные социально-политические результаты. Г. Лассуэлл в работе «Язык власти» указывал, что еще древние философы сравнивали политиков и государственных деятелей с прорицателями, чревовещателями и колдунами, «людьми, владеющими искусством магии, заклинаний и всевозможных фокусов, чьей вероломной хитрости очень трудно противостоять».

Сила социальной магии может быть иллюзорна. Примером «развенчания чар окружающего мира» было рождение протестантизма, представляющего собой открытие трудного пути, пути непрерывного контроля жизни смыслов и эмоций. Развенчание иллюзий становится результатом длительной истории и феноменом цивилизации, – отмечает С. Московичи. «Мир разволшебствлен» – считал Р. Арон, благодаря научно объясненной и технически освоенной природе.

Подводя итог, конституируем индикаторы «социальной магии»:

Участники (акторы, действующие лица): у М. Вебера – предприниматели, верующие, Н. Элиаса – моделеобразующие круги (придворные).

Время, охватывающее трансформации (метаморфозы). У Н. Элиаса «время перехода… трудно установить», но, однозначно, повсюду происходят небольшие подготовительные сдвиги… импульсы к трансформации».

Функция: инструмент социальной дифференциации, социализации, социальной интеграции, институализации.

Таким образом, социальная магия – это не обязательно отпечаток цивилизации, окультуривание, это придание человеку иного социального статуса, рождающегося из противоречивых экспектаций.

Демографические проблемы России: старение и здоровье населения России Суслова Т.И., Хлопотникова В.Н.

Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники, Россия, Томск Демографические проблемы в последние годы выходят на первый план государственной внутренней политики Российской Федерации. Это обусловлено тем, что в последние годы «растут потери национального дохода вследствие смертности населения от сердечно-сосудистых заболеваний, инсульта и диабета, становится очевидно, что государство, политики, да и простые люди не относят здоровье к числу приоритетов, средний россиянин готов им пожертвовать ради достижения каких-то материальных или социальных выгод» [1]. Проблема старения населения мира рассматривается в связи с прогнозированием будущего комиссией ПРООН. Обратимся к реальным факторам старения человека.

Демографический аспект. Как показывают современные исследования, средняя продолжительность жизни землян постоянно растет, начиная с 1840 года, с конца XIX века (средняя продолжительность жизни 35 лет) до конца XX века продолжительность жизни увеличилась до 70–75 лет.

Согласно демографическому прогнозу ООН средний показатель 2050 г.

будет продолжительность – 75,5 лет. А в Японии, Швеции и Израиле в 2045– 2050 годах по прогнозам ожидается: 87,4, 85,7 и 86,3 лет.

Страны мира находятся в состоянии демографического глобального перехода, чем обусловлено глобальное старение населения. На факторы старения населения России повлияли особенности исторического развития страны. Ученые указывают, что это политические, социальные и военные катаклизмы ХХ века, которые «поглотили» человеческие ресурсы Социально-экономический аспект. По мнению ряда ученых, на данном этапе эволюция заинтересована в приумножении старшей возрастной группы как носительнице интеллектуального капитала. Так, при общей занятости в России 70 732 тыс. человек, 2 984 тысяч занятых – люди в возрасте 60–72 лет.

Значимость имеет квалификационный ресурс, профессионалы в области образования, культуры, здравоохранение и способность к инновационному развитию. Доля людей с высшим образованием среди занятых 60–64 лет наиболее велика. Их в 2011 году было в 1,5 раза больше, чем имеющих среднее (полное) общее и в 56,5 раз больше, чем не имеющих образование и занятых неквалифицированным трудом» [2, с.14]. По утверждению Министерства труда и социальной защиты, каждый восьмой россиянин (13%) – старше 65 лет. Согласно международным критериям население страны считается старым, если доля людей старше 65 лет превышает 7%.

Биомедицинский аспект. В наше время «медико-демографические данные в России свидетельствуют о кризисе здоровья населения», а его состояние определяется в том числе и условиями жизни, динамикой, и системой здравоохранения [3, с. 42].

Изменился и биологический возраст по возрастной шкале Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). От 25 до 44 – это молодой возраст, 44–60 лет – это средний возраст. 75–90 – это старческий возраст, а после 90 – долгожители. Четыре прошедшие в медицине революции, безусловно, продлили средний возраст человека уже на 40 лет: гигиена (XVII век); появление антисептиков (XIX век); вакцинация (XIX век) и открытие антибиотиков (ХХ век).

Сейчас речь идет не просто о продлении жизни, а о необходимости качественного существования. При дряхлеющем теле продолжает и становится необходимым качественный мозг, интеллект и опыт. Численность старшей возрастной группы с 60 до 90 лет увеличивается в 4–5 раз быстрее, чем общая численность населения Земли. Статистика показывает, что некоторыми болезнями россияне страдают примерно так же как жители других стран, но умирают от них в несколько раз чаще. При этом в Москве смертность от ряда заболеваний ниже, чем в стране в целом, так как уровень здравоохранения в Москве на порядок выше. Россияне по-прежнему не дорожат здоровьем и заботу о нем перекладывают на государство.

Представляется, что экономически перспективно вкладывать средства в обеспечение продления работоспособности стареющего населения России, улучшение качества его жизни. А мониторинг и аналитика демографического состояния и здоровья населения страны становится одной из актуальнейших задач социологии.

Литература:

Степанова Г. Болевые точки здоровья россиян // Человек. 2008. № 1. C.

1.

148.

Добрахлеб В.Г. Направления социально-экономической модернизации в 2.

условиях старения населения // Народонаселение. 2012. № 2.

Молчанова Е.В. Медико-демографическая ситуация в России, Республике 3.

Карелия и Финляндии // Народонаселение. 2012. № 1.

Олимпийские игры, как возможность построения инфраструктуры для развития волонтерства в России Сухарькова М.П.

НИУ ВШЭ, Россия, Москва Проведение Олимпийских игр сложная задача для страны – организатора, и требует мобилизации человеческих ресурсов. Разработка программы привлечения волонтеров для подготовки и проведения мега-событий традиционный метод, применяемый Организационными Комитетами. В нашей стране для подготовки и обучения волонтеров «Сочи-2014» была открыта сеть волонтерских центров, была развернута программа по работе с волонтерами. В докладе будет проанализированы перспективы и возможности использования построенной к играм инфраструктуры для развития института волонтерства в России.

Так же в докладе особое внимание будет уделено волонтерскому олимпийскому движению, сосуществованию альтруизма в условиях крупного коммерческого проекта.

Сущность и содержание протестного поведения и его особенности по отношению к молодежи Сушко В.А.

Социологический факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва В современном мире все более заметным становится рост социального недовольства и напряженности, массовые протесты и левые движения обретают статус неотъемлемой характеристики мировой системы. Некоторые из этих движений выступают за коренное преобразование существующих социальных структур.

Социальный протест является одной из форм социального конфликта.

Это, как правило, открытая реакция людей, направленная на защиту ущемленных прав, существующих свобод, материальных гарантий и др. Это способ выражения неудовлетворенности людей состоянием дел или ходом развития событий.

Социальный протест существовал всегда, однако в настоящее время он становится все более политизированным, так как в современной модернизирующейся стране именно государство считается ответственным за благосостояние своих граждан. В настоящее время протест является предметом анализа многих социально-гуманитарных наук: философии, истории, юриспруденции, политологии и социологии.

Необходимость исследования социального протеста продиктована как методологическими сложностями к определению самого понятия, так и методологическими основами изучения данного явления.

Социальный и политический протест в современном обществе остается недостаточно изученным, интерпретации эмпирических результатов противоречивы, отражая как слабую методологическую проработку подходов к исследованию данного феномена, так и нередкое отсутствие у исследователей установки на проверку гипотез, вытекающих из теорий, выдвинутых в современной социологии. Необходимо не только более детально проработать проблему социологического анализа причин социальных протестов, но и рассмотреть их в более широком контексте проблемы модернизации.

Многие зарубежные и отечественные социальные мыслители прошлого оставили социологии обширные материалы, посвященные протестному поведению, но его социологическое изучение началось только на рубеже XIX–XX веков. Научно оформленные же представления о протестном поведении появляются лишь в XX веке. Разрабатывается ряд конкурирующих концепций социально значимого протестного поведения как протестного общественного движения. «Сигналом к изучению общественных движений послужили бушевавшее в Евразии и Америке революционное и разгоравшиеся в “третьем” мире национально-освободительные движения» [1]. В 1960-е годы в рамках западной социологии формируется концепция массового общества и коллективного поведения. Протестное поведение рассматривается как протестное общественное движение, которое понимается как «иррациональная реакция маргинальных личностей на экономико-социальные проблемы» [1]. Акцент делается на политическое протестное поведение как вид протестного поведения.

В последнее время мы можем видеть, что различными исследовательскими центрами проводится достаточно много эмпирических исследований, в которых сделаны важные выводы относительно политического протеста и что именно молодежь преобладает среди участников этих акций.

Например, проанализировав результаты опроса участников митинга 24 декабря 2011 года на проспекте Сахарова и шествия 4 февраля 2012 года, социологи приходят к следующим заключениям относительно основных характеристик протестующих:

большинство образовала группа людей от 25 до 39 лет, вместе же с категорией людей от 18 до 24 лет она составила почти 60% от всех протестующих, то есть на этих двух митингах преобладала молодежь. Также интерес представляет содержание пресс-конференции «Протестное движение в России: взгляд социологов», опубликованной на официальном сайте ВЦИОМ 7 июля 2012 года [2], где одним из выводов было сказано, что по сравнению с декабрем и февралем средний возраст снизился, стало больше молодежи, люди в возрасте до 34 лет составляют две трети от общего числа участников митинга.

Данная проблема также особенно актуальна для нашего общества из-за того, что в условиях социальных трансформаций российского общества актуальным становится проблема социального самоопределения личности. Глобальные перемены в жизни российского общества создали уникальные механизмы формирования новых идентификаций в обществе, возросла потребность в отнесении себя к чему-либо, возросла способность формирования новых механизмов социогрупповых идентификаций.

Специфика социологического подхода к изучаемой проблеме состоит в том, что она отличается своей социальностью, детерминированностью социальных процессов и взаимосвязей в жизнь современного российского общества.

Литература:

1. Ротмистров А. Общественные движения: опыт классификации социологических концепций // Социс. 2010. № 8. С. 46.

2. Протестное движение в России: взгляд социологов // Официальный сайт

ВЦИОМ. URL: http://wciom.ru/index.php?id=266&uid=112874 (дата обращения:

02.04.2013).

Особенности анализа социальной мобильности сельской молодежи:

основные параметры Сушко П.Е.

ФГБУН «Институт социологии РАН», Россия, Москва Процессы урбанизации, индустриализации и информатизации общества усугубляют социальное неравенство между сельской и городской молодежью.

Сельская молодежь в определенной степени дифференцирована, имеет различные стартовые условия для жизни; на это влияет отдаленность села от места получения образования, состояние производственной и социальной сфер, что ограничивает стартовые возможности сельских молодых людей. Молодежь села испытывает значительно больше сложностей в социализации, социальной адаптации, профессиональной ориентации и социальной мобильности, нежели городская.

Кроме того, очевидно, что социальная мобильность невозможна без предварительного решения о совершении каких-либо действий, без собственных смысло-жизненных ориентиров, отражающих ценностные ориентации и установки, без опоры на личную индивидуальную стратегию самореализации и самоутверждения. Поэтому от того, насколько выражена у молодого человека установка на изменения, уход или отказ от старых и традиционных схем самоактуализации, в какой степени делается акцент на оригинальные и нестандартные способы мышления, креативность и поиск нового, зависит мобильность этого человека. Индивид, стремящийся реализовать себя, занять более высокую позицию в обществе, должен быть уверенным, что его стратегия, направленная на реализацию этой цели, может принести реальные плоды.

Именно поэтому важно понимать масштабы и интенсивность социальных перемещений сельских молодых людей, иметь четкое представление о существующих факторах и каналах социальной мобильности, институтах, определяющих ее потоки и направленность, профессиональных установках и различных практиках молодежи, порождаемых такими передвижениями во всех измерениях социальной системы. Приходится с новых методологических позиций рассматривать социальное развитие сельской молодежи, которое, по мнению В.И. Чупрова и Ю.А. Зубок, характеризуется изменчивостью и подвижностью, размытостью и диффузностью, следствием чего является неопределенность и непредсказуемость не только в деятельности, но и в отсутствии ясных представлений о будущем.

Сельская молодежь, оказавшись в новых, модифицированных социальных условиях, адаптирует свою мировоззренческую систему, усваивая новые ориентации и требования социальной среды, встраивая в нее иные, привнесенные ценности, чем, по сути, трансформирует свой социальный облик. Такие изменения, несомненно, ведут к образованию новых форм, факторов и каналов социальной мобильности, среди которых традиционные формы мобильности не всегда возможны или эффективны.

Однако при анализе социальной мобильности сельской молодежи важно учитывать, с одной стороны, не только степень социально-экономического развития конкретного аграрного региона, специфику и особенности рынка труда, доступность получения образования, уровень благосостояния и дохода семьи, национальность и т.д., но также понимать, с другой стороны, как и почему молодой человек использует либо игнорирует возникающие перед ним жизненные возможности и шансы, какое содержание он вкладывает в понятие жизненный успех, по каким критериям оценивает собственное социальное положение, какие ценностные и профессиональные установки имеют для него приоритетное значение.

Первая сторона в некотором смысле подразумевает объективные факторы (условия жизнедеятельности молодежи во взаимодействии с различными социальными институтами), в той или иной степени определяющие перемещения по социальной лестнице, вторая сторона раскрывает субъективный взгляд на социальную мобильность непосредственно с точки зрения молодых сельчан, учитывая при этом личностные потребности, уровень и силу мотивации на достижение тех или иных целей. Все в большей степени сельская молодежь выстраивает свои жизненные стратегии по собственному замыслу, посредством саморегуляции через призму рационального понимания действительности.

Таким образом, проведение комплексного анализа стартовых возможностей сельских молодых людей в сфере трудовой деятельности, их миграционных установок, определение основных проблем, с которыми сталкиваются молодые сельчане при выборе профессий, анализ проблем самоопределения и самореализации сельской молодежи, выявление существенных характеристик, параметров и взаимосвязей, устойчивых практик, позволяющих индивидам ориентироваться в социальном пространстве и перемещаться по социальной лестнице, выделение основных каналов и факторов социальной мобильности сельской молодежи, несомненно, расширит понимание трансформационных процессов, происходящих на селе, даст возможность на основе полученного исследовательского комплекса управлять, моделировать и прогнозировать те или иные социальные изменения, что, несомненно, будет иметь большое значение и в сфере молодежной политики.

Особенности трансформаций социальных взаимодействий в современных социологических теориях Тавадова А.В.

Социологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва Отличительной особенностью современной социологии является то, что она более не питает надежд выработать сколь-нибудь универсальную картину социального бытия, благодаря которой было бы возможно поставить под контроль социальные процессы. Одной из характерных ее черт можно назвать «крах иллюзий… о существовании конца пути» [1, 131].

Ю. Хабермас и Н. Луман, рассматривающие взаимодействие с позиции «коммуникативного действия» [6, 117], очерчивают мир, в котором на месте феноменологии бытия возникает феноменология коммуникации [3, 169].

Ж. Бодрияр как представитель крайнего постмодернизма вообще отказывает «социальности» в онтологическом статусе («то, что когда-то существовало, но более не существует») [6, 542]. Не столь радикальный в своих взглядах Б. Латур не торопиться безвозвратно отказаться от «социального» в объяснении специфики взаимодействия. «Социальное» не есть реальность sui generis, но принцип соединения. «Это не вещь среди других вещей, а некий тип связи между вещами, которые сами по себе не являются социальными». Образованные в результате такого взаимодействия «узы» не похожи на регулярные «социальные связи», т.е. «социальное» – это не клей, а то, что «склеивается» [5, 12–17].

Б. Латур призывает сосредоточиться на «новшествах», «квантах изменений», живущих своей собственной жизнью. Поэтому для акторно-сетевой теории, понятие «общество» утрачивает былую привлекательность. Вместо этого АСТ выдвигает «коллектив» как основу определения «общего мира», а социология, в свою очередь, есть дисциплина, активно вовлеченная в «пересборку коллектива» [5, 340]. Б. Латур обрушивается с критикой на предшественников в том, что они подменяют изучение социальных связей политическим проектом [5, 27]. Вместе с тем, сам Б. Латур утверждает, что социология постсовременности выдвигают собственные «политические проекты». Социолог называет «исследованием социального» непрерывающуюся активность по «сбиванию»

коллектива в спаянное целое [5, с. 348–354], что выглядит несколько противоречиво ранее заявленным попыткам уйти от социальной инженерии.

В тоже время современные теории Ю. Хабермаса, П. Бурдье, Э. Гидденса, У. Бека не вычеркивают из предмета своего анализа «структуру».

Э. Гидденс утверждая, что современность представляет собой окончательный разрыв с традиционными образцами жизни («посттрадиционное общество»). Специфическими признаками разрыва современности являются темп и масштаб изменений, природа современных социальных институтов [4, 114– 117]. Характерной чертой современности предстает «высвобождение», механизмы которого подразумевают отношение доверия [4, 145].

Вклад социологии в конструирование «зрелой современности» Э. Гидденс видит в предложении альтернативных образцов будущего, которые учитывали бы рефлексивный характер современности, выступающих в качестве реальных тенденций социального развития, и «идеалы» нового социального порядка.

В исследовании проблематики «доверия» П. Штомпка еще более Э. Гиденса уходит в традиции «объясняющей социологии» [7, 260]. Для автора, сети, сосредоточенные вокруг определенного индивида, есть «сети доверенности и доверия». Но современность утрачивает «культуру доверия», что ведет к распространению недоверчивости, цинизма, беспокойства и страха, и глобализация не в последнюю очередь «ответственна за эрозию доверия».

Современная социология отличается разнообразием методологических подходов к исследованию трансформаций социального взаимодействия, вместе с тем можно выделить общие тенденции. Во-первых, «социальное» выделяется как нечто более широкое, чем подразумевалось в классической социологии. Вовторых, изменения типов социального взаимодействия происходят такими темпами и в таких масштабах, что не возможно их более фиксировать в статичную систему, а приходится беспрерывно заниматься «картографией» форм общего существования. В-третьих, возрастает проблема абстрактных систем и ассоциаций, в которых разворачивается, собственно говоря, это взаимодействие, меняя каждое мгновение формы своего выражения. В-четвертых, современные социологии в большей или меньшей степени стремятся участвовать в «политических проектах», правда их притязания в подавляющих случаях остаются неопределенными, что не позволяет установить консенсус по поводу границ этого «участия». В-пятых, на поиски новых форм взаимодействия социологов не в последнюю очередь подталкивает «кризис», имеющий место, как в самих взаимодействиях, так и в методах их исследования.

Литература:

Бауман З. Индивидуализированное общество. М., 2002.

1.

Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. М., 2004.

2.

Бехманн Г. Современное общество: общество риска, информационное 3.

общество, общество знаний. М., 2012.

Гидденс Э. Последствия современности. М., 2011.

4.

Латур Б. Пересборка социального: введение в акторно-сетевую теорию.

5.

М., 2014.

Ритцер Дж. Современные социологические теории. СПб., 2002.

6.

Штомпка П. Доверие – основа общества. М., 2014.

7.

Методологические особенности анализа организационной культуры Тагибова А.А.

Социологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва Проблема изучения российской деловой культуры интересна с двух точек зрения: а) динамики воздействия компонентов организационной культуры на саму организацию; б) текущего состояния деловой культуры в российских организациях.

Исследование российской деловой через призму ценностей необходимо для поиска способов бескризисного существования организаций в конфликтных ситуациях.

Уникальность характера организации определяет то, что ценно для этой организации, каковы стили ее лидерства, язык и символы, процедуры и повседневные нормы, как определяется ее успех. В связи с этим сегодня многие российские компании имеют специальные документы, в которых они детально описывают свои ценностные ориентации. В том числе различного рода внутренние кодексы, гимны, девизы, легенды, истории и др. символику, посредством которой ценностные ориентации «передаются» членам организации. В свою очередь ритуалы, коллективные установки межличностного общения и другие подобные правила свидетельствуют о том, что поведение составляет ткань культуры организации.

Именно ценностная ориентация актуальна для России на сегодняшний день, поскольку в настоящее время в стране остро стоит проблема ценностей в деловой культуре, что вызвано отсутствием в обществе однозначного понимания стратегии многонационального развития и пути развития национальной идеологии.

Характеризуя российскую деловую культуру в целом, следует отметить ее эклектичность: что-то заимствуется с Востока (клановость, чинопочитание, коллективизм, акцент на личные отношения, несоблюдение сроков), что-то с Запада (индивидуализм, самостоятельность, предприимчивость), некоторые черты сохранились с советского периода (централизация, высокая дистанция власти, опора на личные связи), что-то сформировалось, исходя из современных мировых стандартов бизнеса.

Все это побудило из множества типологий деловой культуры компаний, выделять те из них, за основу которых взят анализ культурных и поведенческих ценностей. В этой связи были проанализированы типологии прежде всего западных ученых, а также российских исследователей деловых культур.

Исследуя типологии деловой культуры, за основу которых взята совокупность ценностей, их множество было разделено на две категории: те из них, которые принимали во внимание ценностный конфликт и рассматривали его как естественное явление, и те, которые не выделяли конфликт ценностей.

При этом отмечено, что национальность (народность) означает национальную самобытность, духовную самостоятельность, базирующуюся на единстве государственной национальности. Национальность подразумевает единство власти и народа, их взаимное доверие и, соответственно, противостояние влиянию западной цивилизации, ее индивидуалистическим ценностям.

При этом стремясь к самобытности, не следует однозначно воспринимать конфликт как деструктивное явление. Напротив, при определенных условиях это один из главных процессов, служащих сохранению целого, его жизнеспособности и устойчивости.

Очевидно, что избежать межкультурных конфликтов помогает определенный путь, который является единым для организации или целой страны. И в данном случае немалую сложность составляет нахождение оптимального пути, поскольку сложно определить, чем одна культура в ценностном плане отличается от другой. Все типологии организационных культур исходят из существования ключевых ценностей, которые должны быть универсальными. Однако тогда они должны быть принимаемы и применимы во всех культурах.

Инвайронментализм как интегрированный подход в современном социологическом знании Тарасова О.Н.

Российский государственный социальный университет, Россия, Москва Чтобы объективно характеризовать изменяющуюся социальную реальность важно уловить предметный фокус направлений социального развития.

Экология становится неотъемлемым элементом не только социокультурного, но и научного, и, в частности, социологического дискурса – профессиональным ответом на «экологизацию» современного общества.

Среди предпосылок отмеченных тенденций выделяются собственно экологические, представляющие, по мнению экспертов в соответствующей области, объективные изменения окружающей природной среды, как результат чрезмерной нагрузки, вызванной деятельностью человека. Когда решения ориентированы на предотвращение возникновения экологического кризиса, гармонизацию отношений между обществом и природной средой, становление человека, действительно преобразующей силой биосферы (В.И. Вернадский). Однако, особого внимания заслуживают социально-экологические предпосылки.

Экология представляет собой глобальный тренд, требующий ответа, без которого возникает риск остаться за пределами масштабной модернизации. Страны Западной Европой всерьез заявили о намерении перехода к экологически безопасному – «устойчивому» развитию, которое обретает проявление на всех уровнях социальной реальности и во всех сферах жизнедеятельности общества.

«Экологичность» становится значимым критерием оценки товаров, услуг и качества жизни, в целом. Очевидно, оказавшись за границами данного направления, сложно будет конкурировать с эколого-идеологизированными товарами и рейтингами. Экология проникает в быт, политическую жизнь, социокультурную сферу, экономику и производство, образование и т.д.

Инвайронментализм заслуженно рассматривается как динамично развивающееся направление междисциплинарных научных исследований, в том числе, социологических. Хорошие примеры, социология риска (О.Н. Яницкий, Э.

Гидденс, У. Бек и др.), концепция развития постматериалистических ценностей Р. Инглхарта, социология средств массовой коммуникации и развития гражданского общества (М. Диани, Л. Стейн, М. Стоддарт, М. Гарсия Валинес и др.), изучение образа жизни (Ж. Лоренсен), особое место экологической безопасности уделяется в теориях поколений (К. Робертс, Х. Милнер и др.). Инвайронментальная социология упрочняет свои позиции как специальная социологическая теория.

Но, не смотря на имеющийся в социологическом знании задел, актуализируются новые вопросы, связанные с условиями экологизации современного общества для которого характерно интенсивное развитие информационнокоммуникационных технологий, господство потребительских ориентаций и, при этом, становление ценностей пост-материалистических. Эти особенности одновременно порождают новые риски и перспективы для экологической модернизации. Так, информационные технологии могут служить предпосылкой новой эпохи зеленой экономики, которая будет способна коренным образом преобразовать социальную структуру. По словам Джереми Риффкина, сочетание интернет-коммуникации и возобновляемых источников энергии открывает дорогу третьей промышленной революции, которая изменит традиционную вертикальную организацию, характерную для экономической, общественной и политической жизни промышленных революций, в основе которых лежит ископаемое топливо, уступит место распределенным и горизонтальным взаимодействиям нарождающейся зеленой промышленной эры. Тем не менее, особенности современной информационно-коммуникационной среды несут и определенные риски экологической модернизации. Например, дигитализация социальных практик, не все исследователи полностью определились с тем, как появление онлайн-активизма отражается на систематическом участии граждан в социально-политической деятельности. С одной стороны, в онлайн-формате активизм более доступен (Civic Health Index), с другой – можно ли при этом говорить о системной интеграции экологической активности в повседневную жизнь относительно тех, кто предпочитает онлайн-практики эко-активизма (klicktivizm).

Следующая проблемная область – перспективы становления зеленой экономики в условиях «общества потребления», а именно то, что они могут обернуться символизацией экологичности, как последствие злоупотребления маркетинговыми технологиями применения «эко»-кодов для привлечения клиентов. К тому же, постматериализм, как наиболее соответствующая экологическим принципам система ценностей (Р. Инглхарт), накладываясь, а не сменяя укрепившиеся в современном обществе ориентации на безудержное потребление (К. Робертс), рискует существовать лишь как некий симулякр. Преодоление рискогенных факторов взывает к тщательному социологическому анализу системы «человек – общество – природа».

Таким образом, сформировавшиеся теоретические положения и предпосылки в области эмпирических исследований, актуализация потребностей в изучении социально-экологической проблематики позволяют рассматривать инвайронментализм, как актуальное интегральное направление в социологии.

–  –  –

Одной из функций конфликта является «группосохраняющая» (Г. Зиммель). В конфликте происходит выражение враждебности, тем самым предотвращается распад группы. Конфликт «очищает воздух», удаляет скопления подавленных враждебных эмоций, давая им свободный выход в действиях. Л. Козер развивает мысль Г. Зиммеля, разрабатывая идею институциализации этих «защитных клапанов».

Одним из видов таких институтов Л. Козер называет институт колдовства. Ученые, занимавшиеся изучением института колдовства, отмечают, что, многие обвиненные в колдовстве вообще не причиняли никакого вреда обвинителям и не вызывали у них враждебных эмоций, а просто желали посредством колдовства избыть враждебные чувства. Таким образом, колдовство также является каналом для смещения агрессии и облегчает эмоциональную адаптацию при минимальном разрушении социальных связей.

Примером косвенного выражения враждебности является остроумие «Остроумие позволяет нам сделать нашего врага смешным, выставив на вид то, что нельзя высказать откровенно и прямо ввиду наличия разных препятствий».

(З. Фрейд). З. Фрейд говорит о замещении средств выражения враждебности.

Он ясно показывает, что позитивная для индивида функция конфликта, отмеченная Г. Зиммелем, может осуществляться и косвенными средствами, одним из которых является остроумие.

Остроты дают возможность более слабым партнерам выразить свои чувства, не изменяя условия отношений. Подобное противостояние часто незаметно переходит в простое замещающее удовольствие, функционально равное снятию напряжения. Этим Л. Козер объясняет обилие политических анекдотов в тоталитарных государствах. Подтверждением этого тезиса может служить множество ходивших анекдотов в 1970–1980-е годы в СССР про Л. Брежнева, Г. Шеварнадзе, К. Черненко, про социализм и коммунизм, КГБ и др.

Театр и другие формы развлечений также могут служить замещающими средствами выражения враждебности, коренящегося в жестко стратифицированном обществе, что и позволяет последнему нормально функционировать.

Если обратиться к советскому времени, можно привести примеры пьес «Дракон» И. Шварца (Театр на Юго-Западе), «Смотрите, кто пришел» А. Арро (Театр им. Маяковского), «Хармс! Чармс! Шардам и школа клоунов» М. Левитина (Театр миниатюр) и др.



Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.