WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 32 |

«IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ...»

-- [ Страница 26 ] --

Одной из центральных проблем современного образования, по мнению представителей социологического реализма, становится расхождение между декларируемыми целями образования в условиях общества знания и реальными результатами обучения.

Современный глобальный дискурс об образовании постулирует важность непрерывного накопления знания, освоения нового, развития способностей к гибкому применению полученного знания в разных профессиональных ситуациях. Однако такая образовательная установка содержит и определенную двойственность.

Одним из первых на нее указал идейный и теоретический вдохновитель всего направления реалистической социологии образования Бернстайн. По его мнению, современное общество может быть охарактеризовано как тотально педагогизированное в том смысле, что практически все сферы жизни оказываются пронизанными идеей непрерывного обучения и усвоения нового. Способность к обучению (обучаемость) обретает решающее значение для социального успеха индивида. Но такая обучаемость ставит под вопрос связанность и непрерывность имеющегося социального опыта и знаний и по сути размывает их значимость, обесценивая их. Накопленное прежде знание оказывается отринутым как ненужное, не важное для понимания нового. И это порождает принципиально важные вопросы – какова логика накопления знания в современном обществе, как она реализуется в образовательном процессе, какие виды знания востребованы в современном образовании и какие социальные преимущества они дают.

Современный образовательный дискурс, призывающий к непрерывному обучению и развитию навыков, при ближайшем рассмотрении обнаруживает свою двусмысленность. Накопление знания оборачивается непрерывным расширением разрозненных навыков и умений, зачастую мало связанных друг с другом и не позволяющих осмысливать иные реальности.

–  –  –

Москва Особенности деятельности Государственной Думы РФ в сфере борьбы с терроризмом обусловлены содержанием работы депутатов, которая согласно ст.

94 и 97 Конституции РФ включает представительную и законодательную деятельность на профессиональной постоянной основе в соответствии с Конституцией РФ, основными положениями Федерального закона от 08.05.1994 N 3-ФЗ и Регламента Государственной Думы Федерального Собрания РФ.

Следует отметить активные корректировки регламентации депутатской деятельности на федеральном уровне, поскольку изменения указанного Регламента происходят весьма часто – 122 раза с апреля 1998 года (за 2013 год в Регламент внесено 7 изменений). Для сравнения, Регламент Совета Федерации с марта 2002 года корректировался 38 раз.

То есть, в целом деятельность депутатов Государственной Думы отличается нестабильностью, что, безусловно, отражается на непостоянстве законотворческой антитеррористической деятельности и представляется первой особенностью деятельности Госдумы РФ в сфере борьбы с терроризмом.

Представительная работа депутатов предполагает обеспечение обратной связи со своими избирателями, работой на местах в отдельности каждого депутата, а также деятельностью в целом аппарата Госдумы РФ по обращениям гражданам, которая в рассматриваемой сфере включает любые вопросы, относящиеся к проявлениям терроризма (экстремизма).

По данному поводу в ежемесячных отчетах Госдумы приводятся сведения о проделанной работе по обращениям граждан (избирателей) и других инициаторов. Например, за февраль 2014 года рассмотрено 4,8 тыс. обращений:

граждан; трудовых коллективов предприятий; профсоюзных организаций; советов ветеранов войны и труда; других общественных объединений.

Наибольшее число обращений (59%) поступило от жителей Центрального федерального округа.

Большинство обращений в приемной Государственной Думы включало просьбы о помощи в решении коллективных и личных вопросов социальноэкономического характера.

Таким образом, второй особенностью деятельности Госдумы РФ в сфере борьбы с терроризмом можно отметить отсутствие эффективной обратной связи с гражданами (избирателями), а также с другими инициаторами (например, общественными организациями) в данном направлении.

Несмотря на то, что профильный Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции обладает внушительным объемом организационно-правовых полномочий для противодействия терроризму в России, в планах работы Комитета Госдумы 6-го созыва по безопасности и противодействию коррупции на 2013 и 2012 годы вообще не упоминается понятие терроризма.

Согласно сведениям с официального сайта Комитета Госдумы РФ по безопасности и противодействию коррупции, среди 56 законопроектов, работа над которыми завершена в Комитете, нет документов, непосредственно регламентирующих конструкции профилактики (борьбы) с террористическими (экстремистскими) проявлениями. Из 31 законопроекта, подготовленных Комитетом и подписанных Президентом РФ, нет документов, непосредственно регламентирующих конструкции профилактики (борьбы) с террористическими (экстремистскими) проявлениями.

Из 63 законопроектов, находящихся в марте 2014 года на рассмотрении Комитета, только 2 документа предусматривают обновление правовых конструкций противодействия терроризму (экстремизму):

– законопроект № 434186-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросу уточнения признаков экстремисткой деятельности»;

– законопроект № 295667-6 «О внесении изменений в Федеральный закон “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма” и отдельные законодательные акты РФ»

(Комитет является соисполнителем).

Изучение деятельности другого профильного подразделения Госдумы, Комитета по международным делам, показало, что в его составе функционирует Подкомитет по законодательному обеспечению международного сотрудничества РФ в сфере противодействия терроризму, незаконному обороту наркотиков, незаконной миграции, организованной преступности, а также реализации пограничной политики. Согласно отчету о работе указанного Подкомитета продолжаются организационно-правовые мероприятия Госдумы 5-го созыва, которые способствовали ранее принятию Федеральных законов о ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма; Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма; Конвенции Шанхайской организации сотрудничества против терроризма. Суть указанных международных документов заключается в активизации государственных усилий в части предотвращения терроризма.

Подытоживая, можно говорить о некоторой пассивности профильных комитетов Госдумы РФ 6-го созыва в законотворческой антитеррористической деятельности, которая отличается популистскими выступлениями о важности этой сферы руководства Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, а также практическим отсутствием реальных законодательных мероприятий в сфере профилактики и борьбы с терроризмом.

Культурная активность российских студентов: социологический контекст Сайко Е.А.

Научно-исследовательская лаборатория информационнообразовательных технологий социологического факультета МГУ имени М.В.

Ломоносова, Россия, Москва Многообразие исследований, посвященных изучению культурных потребностей россиян в период общественных трансформаций, предполагающих значительные социокультурные изменения, не снижают в целом интерес к этой проблеме в пространстве современного социогуманитарного знания, активизировавшийся с 1990-х гг. Отсюда востребованность междисциплинарной методологии в осмыслении динамики культурных потребностей в аспекте наличия и мотивации «воли к эстетическому» (предпочтений в сфере искусства и литературы, интенции к творческой деятельности). Особого внимания с этой точки зрения заслуживают культурные потребности молодежи, будучи мобильными по своей сути.

В связи с этим достаточно актуальной представляется задача анализа культурных потребностей студентов-социологов в пространстве культурных ориентаций современной российской молодежи, особенно в контексте динамики художественных интересов, эстетического вкуса, культурной активности в целом, проявляемых в процессе обучения в вузе.

Эффективным в этом смысле стал опыт проведения серии мониторингов на социологическом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова (2012–2014 гг.) [1], а также анализ данных других социологических исследований, связанных с осмыслением динамики культурной активности российской молодежи.

В частности, результаты мониторингов свидетельствуют о том, что желание студентов удовлетворить свои культурные потребности (без финансовых затрат) становится закономерностью в период обучения в вузе и может быть реализовано посредством факультативных занятий, а также волонтерской деятельности, направленной на улучшение социально позитивного имиджа кафедры, факультета, вуза.

В свою очередь стремление студентов удовлетворить свои культурные потребности в процессе обучения на социологическом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова свидетельствует о том, что будущие социологи осознают важность наличия в компетентностной модели современного социолога ярко выраженной интенции к творчеству, обеспечивающей высокую конкурентоспособность молодого специалиста в жестких условиях рынка труда.

Особого внимания в аспекте исследования динамики культурных потребностей россиян и, прежде всего, студентов, заслуживает проблема чтения [2].

Ее актуальность обусловлена тем, что на книжном рынке мода, вкус и насущные потребности в образовании часто конфронтируют. И это атрибутивно для «общества потребления».

Уточним, что молодежная читательская аудитория в большей степени подвержена изменениям, обусловленным перманентно расширяющимися возможностями интернета. Однако главный вопрос состоит не в том, каким носителем информации пользуется потребитель, а что читают и как осмысливают прочитанное? И это уже проблема востребованности книги как феномена в современном обществе и понимания чтения как первичного регулятора в процессе формирования национальной культурной идентичности, культурных потребностей личности, ценностный ресурс которых определяется уровнем и качеством эстетического (вкуса, восприятия, отношения и др.).

В целом эстетическое воспитание/просвещение может стать эффективным механизмом инновационных образовательных стратегий с точки зрения формирования «человека культуры», а именно таким в идеальной модели представляется современный специалист в поле социогуманитарного знания. Для социолога XXI столетия это является особенно значимым, хотя бы потому, что сегодня в реестре профилей подготовки специалистов по направлению «Социология» одним из ключевых понятий является «культура».

Литература:

Малахов Ф.В., Сайко Е.А. Основные тенденции образовательной 1.

стратегии студента-социолога // Социология образования. 2013. № 12. С. 91– 107.

Сайко Е.А. О чтении и чтиве: тенденции и парадоксы современной 2.

литературной жизни // Искусство в начале XXI века: проблемы и тенденции:

Сборник научных статей / Отв. ред. д. филос.н., проф. Е.А. Сайко. М.: ГИИ, 2013.

–  –  –

Модернизация политической системы и становление гражданского общества в современной России предполагают формирование социальнополитического пространства, в рамках которого возможно привлечение граждан к управлению, что означает перераспределение политической власти. Эта задача может осуществляться через институты представительной демократии, независимые средства массовой информации, а также через другие каналы политической коммуникации. Включенность граждан в политические процессы обеспечивает ротацию политической элиты и сохранение социальной стабильности общества. При этом важнейшим ресурсом или, напротив, «барьером» на пути модернизации является политическая культура.

Россия в конце 1980-х – начале 1990-х гг. пережила время демократического идеализма под воздействием радикальных изменений всех сторон социально-политической жизни, вызвавших у граждан огромный интерес к вопросам политики, политическому участию и самоорганизации. Однако к середине 1990-х значительная часть россиян утратила веру в политические институты и потеряла интерес к политике. В начале 2000-х гг., в условиях экономической, социальной и политической стабилизации страны, индикаторы общественной и политической активности населения снизились.

В процессе демократических преобразований велика роль государства.

Речь идет об осуществлении регулирования экономических отношений и снижении уровня социального и экономического неравенства в стране; о создании такой политической системы, в рамках которой граждане могли бы оказывать воздействие на процесс принятия решений. Иначе низовая активность граждан будет находить другие, не институциональные, а порой и не конвенциональные, каналы реализации их интересов. В России одним из факторов протестной активности населения является «неэффективность институтов представительной демократии, которые подчас не заинтересованы в агрегировании и выражении интересов различных социальных групп» [2, 70].

Протестное поведение проявляется в отказе индивидов и групп от конструктивного сотрудничества с существующими в рамках конкретного социально-политического и правового порядка структурами центральной и местной власти. Протестные настроения выражаются в различных формах: это протестный абсентеизм, протестное голосование, поддержка оппозиции, непосредственное участие в акциях протестах. В России массовые протестные акции происходят тогда, когда ограничения или ущемления в правах касаются граждан непосредственно. В качестве примеров можно привести акции протеста шахтеров «Распадской»; акции протеста против повышения транспортного налога в Калининградской области; волнения, вызванные непродуманной миграционной политикой, в разных регионах страны и др. При этом не прослеживается прямая зависимость между ростом протестных настроений и политической протестной активностью. Более того, политический протест не является актуальным для большинства населения страны.

Всплеск протестной активности в стране был отмечен в 2011–2012 гг. – большой общественный резонанс вызвали итоги выборов в Государственную Думу РФ 4 декабря 2011 г. В настоящее время социологи отмечают снижение «протестного потенциала» россиян [3]. Согласно данным социологических исследований, около половины россиян (48%) считает, что волна протестного настроения спала и его возобновления пока не предвидится, а те, кто ожидает нового всплеска протестной активности, основной его причиной видят снижение уровня жизни (25%) [1].

Следует, однако, иметь в виду, что социологические исследования зачастую не выявляют такие формы протестного поведения, как протестный абсентеизм, протестное голосование и т.д. Но их наличие говорит о латентном протестном потенциале в российском обществе, который на данном этапе не находит каналов выхода.

Литература:

1. Глава ВЦИОМ: Протестный потенциал россиян рекордно снизился // Деловая газета «Взгляд». 2014. 24.01. URL: http://vz.ru/news/2014/1/24/669496.html

2. Доклад о состоянии гражданского общества в Российской Федерации (2011 г.). М.: Общественная палата Российской Федерации, 2012.

3. Протестные настроения // Официальный сайт ФОМ. URL:

http://fom.ru/obshchestvo/11090

4. Протестный потенциал // Официальный сайт ВЦИОМ. URL:

http://wciom.ru/633/ Трансформационный подход в социологии образования: методологические перспективы Санникова О.В., Шумкова Е.А.

ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет», Россия, Ижевск Сложность и нелинейная динамика современного общества, с одной стороны, актуализирует роль социальных субъектов в общественных изменениях, с другой – делает результаты действий этих субъектов слабо прогнозируемыми. Действия субъектов в условиях «ограниченной рациональности» делают актуальными знания о человеке и обществе в рамках социально-гуманитарного образования.

Особое значение приобретает мировоззренческое, практическое и аксиологическое назначение профессиональной социогуманитарной подготовки в рамках высшего образования, поскольку готовит к особому виду деятельности, а также обеспечивает кадрами общее и профессиональное образование для реализации его социогуманитарной составляющей.

Однако современное состояние профессионального социогуманитарного образования оценивают как кризисное, представляя его зоной неопределенности и риска, поскольку однозначность ценностных ориентиров сменяется мировоззренческим плюрализмом, а требования интернационализации и рыночной ориентированности подрывают его функции трансляции молодежи базовых универсальных ценностей.

Особые претензии предъявляются к содержанию профессионального социально-гуманитарного образования за его несоответствие запросам рынка, избыточность, инертность, неспособность учитывать скорость обновления знаний, смену ценностных приоритетов. При этом в условиях высокой ценностной динамики и многообразия ценностных систем у социально-гуманитарного образования возникает новая задача: не транслировать единственно правильный ценностный конструкт, а научить студентов ориентироваться в ценностном многообразии и сделать эти ориентиры предметом их собственной ответственности.

В соответствии с этим назначением изменения содержания социальногуманитарного образования должны иметь трансформационный характер.

В контексте трансформационного подхода (в варианте Т.А. Заславской и В.А. Ядова) такое содержание можно рассмотреть как неравновесное, хаотичное, находящееся в стадии становления. Его изменения трактуются как сущностные превращения, имеющие системный характер, обусловленные социоструктурными и институциональными факторами, направленные на формирование субъектности обучающегося индивида. Такие изменения включают как модернизационные, так и традиционные аспекты, как действия субъектов образовательного процесса, так и влияния институционально-нормативных регуляторов.

Участие субъекта в преобразовании содержания образования делает процесс его (содержания) трансформации субъектно-ориентированным. Условием возникновения такой трансформационной активности субъекта является неопределенность ценностных, институциональных и социоструктурных факторов изменения содержания образования.

Эта установка позволяет включить трансформацию содержания профессионального социогуманитарного образования в предметность социологии образования, поскольку открывает перспективы для выявления механизма становления субъектов социальных трансформаций, носителей трансформационной активности.

В основе такого механизма лежит взаимодействие субъектов трансформации содержания образования по поводу его когнитивно-ценностной компоненты, формирующееся на основе интересов и потребностей в социальногуманитарном образовании. Это взаимодействие происходит в нормативноценностных границах, определяемых спецификой социально-гуманитарного знания и институциональными нормами существования и реформирования российского высшего профессионального образования. Внешним средовым фактором этого механизма будут изменения в социально-профессиональной структуре общества, влияющие на индивидуальные стремления к получению профессионального социально-гуманитарного образования.

Таким образом, три основные компонента трансформирующейся системы (институциональный, социоструктурный и «человекомерный») будут связаны между собой в единый механизм трансформации содержания образования.

Взаимодействующие субъекты соединят своей активностью компоненты трансформационного процесса и этим самым обеспечат социокультурные условия для становления и развития своей субъектности как особого типа трансформационной активности, снова влияющей на эти условия. Результатом действия этого механизма будет эффект самоорганизации как порождение субъектами образования условия для становления своей субъектности. Этот эффект вместе с актуализацией субъективного фактора является обязательным признаком трансформационного процесса.

Таким образом, трансформации содержания образования, рассмотренная в социокультурном, социоструктурном и институциональном контексте, становится элементом социологического знания, а теория социальных приобретает новые методологические перспективы.

–  –  –

Данная статья посвящена проблеме изучения вектора новой социальной политики в сфере ЖКХ. Основной фокус внимания сосредоточен на этапах реформирования сферы ЖКХ, особенно в контексте современных трансформаций российского общества. Реформа жилищно-коммунального хозяйства продолжается уже несколько десятилетий, ее цель заявлена как изменение ситуации в ЖКХ, обеспечение доступности и улучшение качества услуг данной сферы, однако с точки зрения общественности картина коренным образом не улучшилась.

Внимание сосредоточено на работах отечественных ученых, изучающих современные российские преобразования, таких как В.А. Ядов, Т.И. Заславская, Р.В. Рывкина, П.В. Романов, Н.М. Римашевская, и др. В целом интеллектуальный потенциал российской науки с 90-х годов был направлен на изучение условий экономических преобразований в стране. Проблематика была ориентирована на изучение и разработку экономических рычагов и механизмов, способствующих формированию либеральной экономики и ее высокой эффективности; на обеспечение создания условий, способствующих ее легальному и легитимному функционированию.

Процесс реформирования жилищно-коммунальной сферы по своей сути является трансформационным и его отличительные особенности – это глубина, динамизм и системность. Согласно социологу Т.И. Заславской, трансформации и модернизации современного российского общества протекают в трехмерном пространстве, где осями являются: эффективность общественных институтов, качество социально-групповой структуры и уровень человеческого потенциала.

Касательно вопросов становления социальной политики в постреформенной России, выделяется несколько этапов. Первый этап (начало 1990-х годов) – социальная политика концентрировалась на последствиях экономических преобразований и трансформировала институты социальной сферы, реагирую на экономические реформы, в основном на изменение принципов финансирования социальной сферы. В результате произошло формирование масштабной неформальной экономики и бурное развитие неформальных отношений, пронизавших все социально-экономическое пространство. На втором этапе (на рубеже 1996–1997 гг.) отношение к социальной сфере изменилось, и начался целый ряд преобразований: новое трудовое законодательство, пенсионная реформа, развитие страховых институтов в здравоохранении, реформа образования и пр. Однако они не стали приоритетными в деятельности государства. Основное внимание было направлено на поддержание финансовой стабильности, реформе естественных монополий, дебюрократизации государственного управления и т.д. С 2005 г.

социальные проблемы с политической периферии переместились в эпицентр социально-экономической программы и политики. Можно охарактеризовать этот продолжающийся период как воплощение новой социальной парадигмы в практические действия.

В России к 2005 году сформировались экономические, политические и идеологические факторы для перехода от социальной политики, выступающей механизмом стабилизации, к другой модели, способствующей интенсивному развитию. Разработка приоритетных национальных проектов стала частью этой стратегии, проявлением прагматичности современной нам социальной политики. Основными целями проектов заявлены повысить качество жизни россиян за счет качественного рывка в жизненно важных сферах (образование, здравоохранение, обеспечение жильем и развитие сельского хозяйства). При этом современные проекты отличает их особая цель – это создать экономически активную социальную среду.

При анализе нового социального законодательства и важных изменений в риторике социальной политики П.В. Романов констатирует, что новую социальную политику России определяет признание социальных проблем и становление их предметом публичного дискурса. Поскольку определение проблемы следует из понимания порождающих их социальных условий различными политическими силами, то разные определения социальных проблем становятся исходным пунктом для формулирования альтернативных стратегий действия. В этих обстоятельствах традиционные рычаги социальной политики утрачивают свое значение, и делается акцент на человеческом капитале как ресурсе новой социальной политики.

Таким образом, в ходе реформ, проводимых российским государством, новая модель социальной политики продолжает корректироваться. Многие исследователи сегодня относят к ее отличительным особенностям спонтанность и бессистемность, сохранение во многом патерналистского характера, несмотря на предпринимаемые попытки сделать ее селективной и адресной. Стремление власти с помощью социальной политики нейтрализовать социальную напряженность постоянно отстают от складывающейся ситуации в обществе.

Ценностные основания гражданской идентичности: опыт регионального измерения Садретдинова Э.В.

ФГБОУ ВПО Башкирский государственный университет, Россия, Уфа Исходя из методологического посыла о том, что идентичность обладает сложной многоуровневой структурой, интерес представляет оценка степени выраженности определенных идентификационных факторов, соотношение различных видов идентичности в сознании личности.

В современном обществе в структуре идентификаций индивида, независимо от национальности, пола, возраста, наиболее актуализирована принадлежность к малым, реальным общностям с постоянными взаимодействиями (семья, родственники, друзья). При этом принадлежность к номинальным общностям, в частности этническая, региональная и государственная идентичности могут носить индифферентный характер.

Вместе с тем в условиях социальной трансформации наблюдаются изменения процессов идентификации. Так, на первом этапе социальных преобразований в российском обществе отмечался рост значимости этнической идентичности как более древней и устойчивой формы информационного структурирования мира. К тому же на групповом уровне этническая идентичность обеспечивала политическую мобилизацию, выступая средством достижения групповых интересов. Однако начиная с 2000-х г.г. исследования фиксируют тенденцию формирования и развития новой государственно-гражданской идентичности («граждане России», «россияне»).

С целью определения динамики идентификационных маркеров в процессе исследования «Межнациональное общение и социальные проблемы в Республике Башкортостан» (опрос постоянно проживающего населения республики методом стандартизированного интервью в ноябре 2012 г.; выборка многоступенчатая, N – 1000 респондентов) респондентам было предложено оценить степень значимости своей принадлежности к различным социальным общностям, таким как семья, родственники, друзья, мой город/село, моя нация, религия, жители Башкирии, жители России, жители Европы, человечество. Для оценки использовалась ранговая шкала с показателями: «очень важно», «скорее важно», «скорее не важно», «не важно», «затрудняюсь ответить».

В целом общности, к которым принадлежит человек, разместились в следующей последовательности по степени снижения частоты упоминания их значимости для респондента (в целом по выборке с небольшими корреляциями в зависимости от национальности и места проживания): семья (96,2%), друзья (89,0%), город/село (81,2%), нация (80,0%), религия (67,0%), жители Башкирии (64,0%), жители России (62,5%), все человечество, жители Европы (45,3%).

Оценивая состояние гражданской идентичности, отметим, что исследование выявило ее многоуровневый характер: наличие локального, регионального, общегражданского (концепт «россияне») и глобального уровней (общность «жители Европы»). При этом очевидна взаимосвязь между показателем социальной дистанции и степенью выраженности уровня идентичности. Так, практически в одинаковой степени выражены государственная и региональная принадлежность: 62,5% и 64,0%, в то время как о значимости принадлежности к жителям Европы заявляют только 45,3%. Региональная идентичность оказалась наиболее выражена у башкир (74,0%) и респондентов, определивших свою национальность как смешанный башкир и татарин (75,0%). Далее следуют татары, 64,9% которых относят себя к общности жителей республики. Из числа русских на данную принадлежность указали 57,6%. Жители села чаще отмечали свою региональную принадлежность (73,0%), чем жители Уфы (57,9%) и других городов республики (62,7%).

Закономерен вопрос о ценностных основаниях функционирования гражданской идентичности, ведь одного только факта территориальной, государственной принадлежности недостаточно.

На наш взгляд, необходимо дифференцировать понятия государственной и гражданской идентичности. Критериями государственной идентичности являются осознание принадлежности к стране, лояльность к государству. Гражданская идентичность требует гражданского самосознания. Условно в структуре идентичности принято выделять три компонента: когнитивный, эмоциональный и поведенческий. И гражданская идентичность должна эффективно работать на каждом из данных уровней. В России же сегодня отмечается дисфункция не только на поведенческом уровне, но и на когнитивном. Ситуации, когда индивид ощущает себя россиянином, в большей степени носят пассивный кризисный характер, возникают как осознание единства перед реальными или вымышленными угрозами и не предполагают полноценного участия в управлении гражданским обществом.

Для оценки состояния гражданской идентичности респондентам был предложен вопрос о факторах единства россиян. Лидирующие позиции при ответах заняли: общая история соседства, совместного проживания народов России (84,6%); общая территория и экономика (82,9%); русский язык как средство общения (80,6%); центральная государственная власть (65,5%); многообразие национальных культур (65,0%). Также был задан вопрос о факторах разобщенности россиян. Результаты оказались следующими: разделение общества на богатых и бедных (75,1%); оторванность власти от населения (72,5%); межнациональные конфликты в прошлом (66,1%); миграция из Средней Азии и Закавказья (62,9%); частная собственность на землю и природные богатства (61,4%);

различие ценностных ориентаций молодежи и старшего поколения (56,3%); миграция из других регионов России (54,4%); непохожесть традиций, характеров народов (49,7%); различия в языках общения (49,6%); религиозные различия (48,9%); многонациональность России (44,6%); существование в России национальных республик (41,5%).

Перспективы развития современного российского среднего класса Сачук Д.И.

Социологический факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва Конец ХХ века в России отмечен масштабными социальными трансформациями. Коренные преобразования в экономической и политической сферах жизни российского общества такие, как переход к рыночной экономике, ориентация на демократические ценности вызвали кардинальное изменение стратификационной системы российского общества. После подобной значительной трансформации, прошедшей в сжатые временные сроки, важным ориентиром развития российского общества является процесс стабилизации стратификационной системы. Общепризнанно, что гарантом стабилизации в социальной структуре современного общества выступает развитый средний класс.

Однако процесс становления среднего класса в российском обществе является незавершенным. Значимым становится вопрос перспектив развития российского среднего класса в современных реалиях.

При соотнесении основных тенденций развития стратификационной системы российского общества и традиций изучения российского среднего класса были выделены факторы, препятствующие становлению российского среднего класса. Нами были выделены проблема рассогласованности изучения и отсутствия единой системы поддержки российского среднего класса, а также проблема объективной разнородности, малочисленности и несогласованности социальных групп и общностей, составляющих современный российский средний класс. Отдельным выявленным фактором стала региональная специфика развития российского среднего класса, обуславливающая объективные трудности в равномерном развитии данной прослойки в современной России. Наконец, ключевым фактором стали основные тенденции развития стратификационной системы российского общества.

Подробный анализ показал, что стратификационная система российского общества и основные этапы ее развития не располагают к развитию массового среднего класса. Основные выделенные нами тенденции – поляризация населения и ее закрепление в общей структуре российского общества. В этой ситуации нам кажется ошибочным анализировать перспективы развития среднего класса без учета основных тенденций развития стратификации всего российского общества. Проблемы развития российского среднего класса кроются не в самом среднем классе, а в российском обществе, которое на сегодняшний день находится в переходном состоянии своего развития.

Категория труда в системе ценностных ориентаций молодежи Саяхинурова Э.И.

ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет», Россия, Уфа Труд занимает важное место в жизни каждого человека; это деятельность, в процессе которой затрачиваются физические и психические возможности/способности в целях удовлетворения физиологических и моральных потребностей. Трудовое поведение личности определяется взаимодействием различных внутренних и внешних побудительных сил. Внутренними побудительными силами являются потребности и интересы, желания и стремления, ценностные ориентации, идеалы, мотивы [3, с. 514–517]. Трудовая деятельность во многом определяет вторичную социализацию, базовые диспозиции личности.

Одновременно труд – важнейший фактор социальной динамики и эволюции.

Развитие рыночной экономики и основанного на ней рынка труда в российском обществе сопровождалось трансформацией системы базовых ценностей. Самой большой эрозии подверглись традиционные для российского человека качества – честность, доброжелательность, бескорыстие. В общественной жизни произошло значительное социальное расслоение.

Сегодня российская молодежь находится в условиях, когда социальные ценности «отцов» (коллективизм, патерналистская опека государства) утратили практическое значение и не наследуются «детьми». Молодым людям приходится самим решать, что ценнее – обогащение любыми средствами или приобретение высокой квалификации, безграничная свобода межличностных отношений или семья как оплот успешного существования.

В ходе общественного развития структура ценностных ориентаций личности (иерархия ценностей) может изменяться. Если в советское время ценность интересной работы у молодежи была на первом месте, ее выбирало не менее 2/3 респондентов, то в процессе рыночных преобразований (особенно на первом этап реформирования) наблюдается тенденция падения социальной ценности труда, которая перемещается на четвертое место (после семьи, друзей и здоровья). Возросла доля тех, кто считал, что можно заниматься любой работой, лишь бы она давала хороший заработок (20,7%) [1, с. 41]. При обсуждении в фокус-группах роли и значения труда, характере и его содержании, удовлетворенности им, доминирующими оказывались ценности-средства, указывающие на значимость сугубо материальных соображений при его оценке [2, с. 88– 95].

Неблагоприятным фактором в структуре ценностных ориентаций российской молодежи стало отсутствие четкой связи между работой и деньгами.

При этом заметно проявлялась гедонистическая направленность личности (у 75%). В этом процессе особое место занимает явная и скрытая пропаганда гедонизма через рекламу и реально предложение товаров. Идет потакание человеческим слабостям через лозунги «Бери от жизни все!» и т.п. За идеал выдается образ жизни «Девушка в шоколаде», а в качестве жизненного приоритета – заработать денег как можно больше, быстрее и не ограничивая себя никакими моральными нормами в средствах достижения цели. В результате 81% молодых людей на рубеже 1990–2000-х гг. стремились к высоким доходам; при этом лишь 44% были настроены служить другим людям, общему благу, даже в ущерб своим интересам, а заботу об обездоленных считали своим нравственным долгом всего 1/3.

Также отметим, что рынок труда в условиях характеризуется значительным переливом рабочей силы из государственного сектора экономики в негосударственный, который отличается определенной степенью криминализации, не всегда хорошим социальным обеспечением: отсутствием социального пакета, сложностью совмещения работы и учебы (не отпускают на сессию, занятость полный рабочий день).

Оценивая состояние категории труда в иерархии ценностей в настоящее время, отметим, что в ходе авторского социологического опроса среди старшеклассников Республики Башкирия в апреле–мае 2014 г. было выявлено, что 40% респондентов хотят вложить в труд все свои способности и знания, независимо от оплаты, только если это работа будет им интересна; еще 21,4% признались, что для них труд – это дело, чем больше заплатят, тем больше буду делать. 20,7% хотят вложить в труд все свои способности и умения, если это приносит пользу обществу (альтруистическая ориентация). 7,1% находят труд интересным, но не дают ему мешать остальным делам; еще 4.1% готовы вложить в труд все свои способности и умения, независимо от оплаты и содержания работы. И всего лишь 0,7% ответили, что труд – неприятная обязанность, если могли бы, не работали.

Полученные данные позволяют предположить, во-первых, амбивалентность сознания молодежи, в котором одновременно «уживаются» взаимоисключающие установки. Во-вторых, труд в системе ценностных ориентаций начинает перемещаться из категории исключительно инструментальных в группу терминальных ценностей.

Литература:

–  –  –

Ценностные ориентации русского бизнеса: социальные и управленческие аспекты Свердликова Е.А.

Социологический факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва История русского бизнеса начиная с XV–XVI веков – это борьба самобытных основ и ценностей русского хозяйствования с западными формами и представлениями об организации труда и хозяйственной жизни. Сначала западное влияние было незначительным, а затем, начиная с середины XIX века, многие известные экономисты игнорируют тысячелетний хозяйственный опыт и рассматривают его, как неотвратимое зло на пути преобразования России. В ходе борьбы двух начал были успехи и поражения в хозяйственном развитии России.

Рассмотрим некоторые самобытные ценности хозяйственнного уклада исторической России, их влияние на трудовую и предпринимательскую активность народа и созидание русской государственности. На Руси долгое время экономика понималась по-иному, нежели на Западе. Там, на Западе, экономика учила как обогащаться любыми путями, постоянно наращивая объемы и виды товаров и услуг. В русской традиции, благодаря Православию, господствовало учение о другой разновидности наук о богатстве – экономии, или том, как удовлетворить насущные потребности человека в обустройстве окружающего мира, как вести дом (хозяйство), живя достойно человеческого призвания. Экономический процесс в традиционной России был направлен не на максимизацию прибыли, а на обеспечение трудовой самодостаточности. Об этом читаем в одной из ранних русских книг по экономике и этике хозяйствования – «Домострое». Книга состоит из свода житейских правил, которые разделены на три части: «О строении духовном (как веровать)», « О строении мирском (Как царя чтить)», «О строении домовном (Как жить с женой, с детьми и домочадцами).

Согласно «Домострою» успех любой деятельности обусловлен благочестием хозяина и труженика. Фактически, в «Домострое» был сформулирован идеал трудовой жизни и обоснованы пути, которыми можно достичь этого идеала.

Одним из главных принципов достижения идеала является развитие в человеке способности к самоограничению. Дух «Домосторя», ценности, заложенные в нем, фактически определяли русский хозяйственный уклад всегда, на всех этапах его развития. Этот дух породил и самобытные формы хозяйственного уклада: общинные и артельные формы труда, трудовую и производственную демократию, самобытные особенности трудовой и хозяйственной мотивации, в виде преобладания моральных форм понуждения к труду над материальными.

Середину XIX – начало XX века именуют русским экономическим чудом. Он связан с необычайным ростом промыщленного производства, развивались не только существующие, но и новые виды индустрии. Несмотря на то, что в это время западнический строй мыслей одержал победу в русской политической и экономической элите, мы наблюдаем синтез народных основ и передовой техники и технологии. Россия обеспечила себе небывалый экономический успех соединением преимуществ традиционной хозяйственной культуры и преимуществ, связанных с внедрением новых технологий. Символом этого чуда является Великая Сибирская железная дорога, воплотившая все предыдущие хозяйственные достижения, в частности – артельные способы организациии труда, а металл, рельсы, вагоны, паровозы – результаты освоения технических нововедений того времени. Все было освоено и произведено на русских заводах руками русских заводчиков и рабочих. В это время, наряду с подъемом промышленности, Россия переживала расцвет медицины, искусства, литературы, музейного дела, открывались общедоступные больницы, детские сады, библиотеки, ремесленные училища. И всем этим Россия обязана своим труженикам – православным предпринимателям: фабрикантам-заводчикам, купцам и мелким хозяйчикам. Третьяковы, Прохоровы, Бахрушины, Алексеевы, НечаевМальцов, Смирновы, Рябушинские, Морозовы, Солдатенковы, Хлудовы, Боткины, Щукины – сколько их было по большим и малым городам России! Как это стало возможным и в чем проявился синтез традиционных и новых форм предпринимательства в России, в начале XX века?

Прежде всего, отметим, что в России, бизнес носил семейный характер.

И фабрики, и торговые фирмы оставались собственностью Семьи, которая их создавала. Члены семьи руководили, и тогда, когда предприятия, перед Великой Войной 1914 года были акционированы. Юридически, по форме организации бизнеса, предприятия имели форму паевых товариществ, но паи оставались в руках одной семьи. В уставе был параграф, затрудняющий возможность продавать паи на сторону. Правление или глава Семьи и его помощники, из членов семьи, сохраняли за собой право выкупать паи тех членов, которые хотели выйти из дела. Среди факторов, определяющих господство семейных форм организации русского бизнеса, можно назвать господство в промышленности текстильных фабрик, а в торговле – предприятий, торгующих оптом хлопчатобумажной мануфактурой. Но главное – хлопчато-бумажная промышленность была малодоступной иностранному и банковскому капиталу. Только в Лодзи фабрики были оборудованы за счет германского капитала. В России – иностранный капитал (английский) в текстильной промышленности контролировал только одну отрасль – ниточную! Таким образом, в составе правлений были сами хозяева, их точка зрения часто не совпадала с мнениями служащих и даже

– директоров-распорядителей. На многие вопросы хозяева смотрели с точки зрения интересов дела, не отвечая ни перед кем. Эта свобода помогала им гораздо легче идти на такие мероприятия, которые были финансово невыгодны:

строительство больниц, школ и детсадов, техническая модернизация производства и т.д. Если бы на предприятих главенствовали иностранные капиталы или назначенные банками лица, их интересовали, прежде всего, акции и цены на них.

Следующим штрихом своеобразия системы управления русской промышленностью и промыслами был тот факт, что любая хозяйственная единица обычно могла много сделать для повышения культурного статуса региона.

Например, поселения, регулярно и в большом объеме получали с фабрик налогии, что давало возможность земствам расширять круг своей деятельности.

Еще одна существенная характеристика русского бизнеса – отношение предпринимателя к своему делу. И оно было другим, нежели на Западе. Хозяин смотрел на свое дело, как на миссию, возложенную Богом. Богатство, говорили, дано Богом в пользование, за которое придется держать ответ. Отсюда – необычайная развитость в купеческой среде благотворительности. Ее рассматривали, как долг, назначенный свыше! В России не было культа богатых людей, как в Западных странах.

В купеческих группировках, на бирже богатство не играло большой роли. Почти все руководители организаций были не очень богатые люди. При подобных назначениях всегда интересовались происхождением богатства. Не уважали тех, кто свое благосостояние нажил на «неплатежах», хотя русские законы того времени плохо защищали кредиторов: можно было безнаказно перевести свое имущество на чужое имя, лишив кредитора возможности наложить на него арест.

Другой, по сравнению с Западной была и оценка успешности фирмы.

Хорошей фирмой считалась та, которая торговала дешевле конкурентов, но не в ущерб оплаты персоналу. Хорошей фирма считалась тогда, когда персонал знал, что их положение лучше, чем у других и стремились остаться на ней, покидая, только при желании начать собственное дело. Те фирмы, в которых была текучесть персонала называли «проходной двор».

Заключительный момент оценки ценностых организаций русского бизнеса: особенности русского семейного и наследственного права влияли на отношение к богатству. В России у детей не было презумпции непременного наследования в «законных» долях отцовского достояния. Хозяин мог делать с ним все, что хотел! К. Солдатенков, например, завещал большие суммы церквам на колокола: «Пусть звонят в мою память»!...

Таким образом, проанализировав отдельные фрагменты истории русского хозяйствования и ценностные ориентиры предпринимательской активности, можно утверждать, что Россия была всегда самобытна и самодостаточна в своей хозяйственной практике, даже и тогда, когда дули западные ветра и временно утверждались совершенно несвойственные ее природе образцы экономического развития.

Литература:

Барков С.А. Постмодернизм в экономике и менеджменте: исторические 1.

предпосылки и социальный контекст // Трансформация общества и проблемы управления: Коллективная монография / Под ред. С.А. Баркова, В.И. Зубкова.

М.: Новый ключ, 2012.

Бурышкин П.А., Лепешинский П.Н. Москва торгово-промышленная // 2.

Московский гость: Сб. / Сост. В. Пронин. М., 2009. С. 134, 152, 162.

Платонов О.Н. Экономика русской цивилизации. М., 2008. С. 67–72.

3.

Семейная экономика как вид экономической деятельности Селезнева Л.М.

ФГОБУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», Россия, Москва Семья – сложное социокультурное явление.

Специфика и уникальность семьи в том и состоит, что она фокусирует в себе практически все аспекты человеческой жизнедеятельности и выходит на все уровни социальной практики:

от индивидуального до общественно-исторического, от материального до духовного.

Социологическое исследование семейной экономики и факторов, обуславливающих ее развитие, представляет собой научную задачу, решение которой предполагает использование междисциплинарного подхода и анализ теоретических и исследовательских подходов, существующих в современной социологии семьи и экономической социологии, а также в демографии и экономике.

Семейная экономика как вид экономической деятельности является объектом внимания, как социологов, так и экономистов.

Имущество семьи, семейная собственность выступают важнейшим элементом богатства страны в целом, а рост достатка семьи – это непременное условие увеличения богатства общества в целом. Осуществляя накопления денежных средств, семья выступает как источник инвестиционных ресурсов страны.

Семейная экономика в основном строится на принципах домохозяйства.

Домохозяйство как объект экономической социологии представляет собой вид хозяйствующего субъекта в системе рыночных отношений и имеет ряд особенностей. Основной функцией семейного домохозяйства является организация быта и жизнеобеспечение членов семьи. Изучение домохозяйства в России в последнее время становится все более актуальным и не случайно появление многочисленных исследований как теоретических, так и эмпирических на эту тему. Одной из причин такого интереса является переход России к рыночным отношениям, с одной стороны, и большое количество исследований по проблемам домохозяйства в странах со сложившейся рыночной экономикой, с другой.

Важным аспектом анализа структуры домохозяйств является изучение ее динамики. В России зафиксировано 54,6 млн частных домохозяйств. Согласно данным Всероссийской переписи населения 2010 г., средний размер домохозяйства составил 2,6 человека (в 2002 г. – 2,7 человек). Информация о составе семей и домохозяйств важна при изучении тенденций и факторов поведения индивидов на рынке труда, при характеристике уровня экономической активности населения, уровня занятости, безработицы, трудовой миграции.

Общепринятой формой организации семейной экономики является семейный бюджет, представляющий собой формирование доходов семьи, их использование, согласование доходов и расходов семьи. С экономической позиции жизнедеятельность семьи начинается с получения доходов. В условиях становления рыночной экономики источники, за счет кых формируется семейный бюджет, стали более разнообразными.

Структура доходов семьи может быть представлена следующим образом:

– заработная плата;

– доходы от личного подсобного хозяйства, личных участков (в денежной и натуральной формах);



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.