WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 32 |

«IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ» ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ К 25-летию социологического образования в России СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ...»

-- [ Страница 1 ] --

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

IX МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ»

ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ В XXI ВЕКЕ

К 25-летию социологического образования в России

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ

ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

УДК ББК 60.

С С65 IX Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию социологического образования в России.

Сборник материалов. Электронное издание. – М.: Издательство Московского университета, 2014. – 857 с.

ISBN 978-5-19-011040Сборник составлен из материалов, присланных российскими и иностранными учеными в Оргкомитет IX Международной научной конференции «Сорокинские чтения – 2014». Тексты публикуются в авторской редакции. Материалы цензуре не подвергались; мнение Оргкомитета может не совпадать с позицией авторов.

Издание предназначено для преподавателей и научных сотрудников, аспирантов, магистрантов и студентов, интересующихся актуальными проблемами и разработками социологической наук

и.

Подготовка материала к верстке: Ильиных О.В., Букина А., Ипполитова М.

УДК 3 ББК 60.5 © Социологический фаISBN 978-5-19-011040-1 культет МГУ имени М.В. Ломоносова, 201 © Обрывалина О.А., дизайн обложки, Методология концептуального анализа при построении социологического исследования: проблемы и решения Аверин Ю.П.

Социологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва Выступление посвящено способам разработки логики и процедур концептуального анализа при теоретическом построении социологического исследования как одному из приоритетных направлений развития социологии. Концептуальный анализ раскрывается как последовательность логически вытекающих друг из друга исследовательских моделей различного уровня конкретности.

Рассматриваются подходы к выбору теории в зависимости от содержания исследуемой социальной проблемы и уровня, на котором анализируется исследуемое явление (макроуровень, микроуровень); то, как меняется понятийный аппарат исследования одного и того же явления в зависимости от выбранной теории.

Выбор теории (теорий) определяется исходя из вида исследования:

описательное, описательно-объяснительное, объяснительное.

Раскрывается последовательность процедур выбора понятий в рамках выбранной теории. Анализируются проблемы определения простых и сложных понятий для выделения социальной границы исследуемого явления, перехода от сущностности к содержанию понятия для построения концептуальной модели исследования.

На уровне определения понятий анализируется проблема перехода от общих, концептуальных свойств исследуемого явления к конкретным, наблюдаемым свойствам, составляющим содержание модели переменных исследования. Раскрываются критерия определения понятия как переменной исследования и способы выведения гипотез как причинно-следственных связей между переменными.

Обосновывается, что предлагаемое решение проблем концептуального анализа при построении социологического исследования позволяет придать ему универсальную значимость, интегральный характер, повышает возможность выявления закономерностей функционирования и развития исследуемых явлений, объяснительную и прогностическую силу результатов социологического исследования.

–  –  –

Тема насилия – одна из центральных концептуальных и парадигмальных в истории мысли ХХ в. Две мировые войны потрясли человечество своей жестокостями, деструктивностью, унесших миллионы человеческих жизней. Многочисленные региональные конфликты; террор, рост преступности и криминализация демократических обществ, основанных на морали потребления и конкуренции – современный признак состояния мирового сообщества. Все это способствовало легитимации насилия как в социально-политических практиках и структурах, так и в сознании индивидов и целых социальных групп.

Рассмотрение проблемы насилия невозможно вне системы образования, вне широкого педагогического процесса как управленческого процесса. Образование – важнейший элемент общественной системы, который продуцирует и воспроизводит смыслы, ценности, нормы на которых основано управление.

Ценностно-нормативная база насилия закладывается в системе образования, в педагогическом процессе.

Традиция изучения насилия и его роли в социальной практике и культуре довольно широка. Данной проблематикой занимались философы, психологи, юристы-криминологи, социологи – Ч. Ломброзо, Р. Крафт-Эббинг, З. Фрейд, Э.

Фромм, Ж. Батай, Ж. Делез, Ф. Гватари, П. Клоссовски, М. Бланшо, Р. Барт, М.

Фуко и др.

В процессе образования встречаются два мира, два способа действовать.

Происходит приобщение (поглощение) институционализированным образованием личности ученика, студента. Деформация его мира и включение его как очередной составляющей в процесс обучения. И образование, в целом, мыслится как система процедур, направленных на ученика-новичка таким образом, чтобы достичь его вхождения в некоторую реальность, которая в процессе образования формально выступает как «предмет». Здесь насилие представляется фактом нежелательным, но неизбежным. А, следовательно, грамотная организация образовательного процесса предполагает сведение к минимуму, а в перспективе – исключение фактора насилия в образовании.

В процессе социализации человек приобретает определенный социальный опыт. Этот опыт, будучи субъективно усвоенным, становится неотъемлемой частью личности и впоследствии активно воспроизводится. Социализация ребенка происходит как в специальных институтах, так и в неформальных группах. Важнейшими институтами социализации являются семья и школа.

Социализация может носить как целенаправленный и регулируемый, так и нерегулируемый, стихийный характер.

Воспитание и образование это формы социализации, которые носят целенаправленный и регулируемый характер. Однако как в семье, так и в школе ребенок усваивает не только те знания и нормы, которые декларируются взрослыми, но и тот сопутствующий, случайный опыт общения, через который ребенок проходит сам или который наблюдает со стороны.

Система образования и воспитания в России, хотя и декларирует гуманистические принципы, на самом деле демонстрирует авторитарный, доминантный подход, что является не чем иным как насилием. Авторитарная система предполагает жесткий контроль над поведением детей, требует беспрекословного подчинения и выполнения указаний учителя, не считается с мнением детей, лишает их права выбора. Эта система, определяет порой невыполнимые учебные нормы и стандарты.

Психологическое насилие над детьми скрытый феномен, который не подлежит обсуждению в обществе, и считается нормальным явлением. Его не замечают взрослые, но очень хорошо чувствуют дети. Насилие присутствует во всех звеньях институтов социализации – семье, дошкольных учреждениях, школе.

Рассматривая систему образования можно сказать, что насилие проявляется в двух видах – формальной и неформальной. Формальная сторона включает в себя содержание учебных программ и организацию учебного процесса.

Неформальная включает межличностные взаимодействия.

Современные учебные программы, направленные на раннее и ускоренное развитие интеллекта в начальных классах приводят к физическим и эмоциональным перегрузкам детей и тоже выступают как инструмент насилия против детей.

Дети, которые не справляются с программой, терпят двойное насилие и в школе, когда их принуждают заниматься тем, что им не под силу и дома, когда их упрекают за плохие оценки и заставляют готовить уроки. Часто совместное приготовление домашних заданий детей с родителями кончается криком со стороны родителей или даже побоями.

Формальный уровень насилия системы образования, т.е. учебные программы и стандарты, влияют на неформальный уровень, т.е. на межличностные отношения детей со своими родителями (наказание за плохую успеваемость).

Насилие со стороны родителей в свою очередь является причиной насилия между детьми в школьных группах.

Чувство страха – это основное чувство, которое использует преступник, преследуя свою жертву. Это чувство активно насаждается всей системой воспитания и образования, усваивается детьми в процессе социализации и затем, вырастая, они используют это чувство как средство контроля, способ подчинить другого и обрести власть.

Страх, как рычаг управления поддерживается теми стереотипами общества, которые устанавливают иерархию в отношениях между людьми и задают правила общения между людьми, находящимися на различных ступенях иерархической лестницы. Одно из оснований разделения людей по разным иерархическим уровням – это фактор возраста. Взрослый всегда выше, сильнее, и ребенок должен ему подчиняться. Другой фактор иерархии, согласно социальным стереотипам – это гендерная роль. Мужчина находится на более высокой ступени социальной лестницы, чем женщина и поэтому имеет больше власти. Но первичным в ходе индивидуального развития человека является фактор возраста. Именно на этом этапе личностного развития человек усваивает неравенство в отношениях, критерии распределения по различным ступеням иерархии и способы взаимодействия между людьми, находящимися на различных уровнях.

Будучи субъективно усвоенным, этот опыт в дальнейшем активно воспроизводится. Человек согласно полученным критериям относит себя к какому-то уровню и выбирает роль либо имеющего власть, либо подчиняющегося власти.

Если ребенок с детства будет ощущать себя равноправным членом общества, имеющим право на свое мнение, на собственный выбор, он будет относиться также и к остальным людям. Став взрослым, он не будет распределять людей по различным уровням социальной иерархии, по критерию возраста, статуса, расы, половому признаку, тогда можно будет остановить круг воспроизводства насилия, в том числе гендерного. Если мы хотим когда-нибудь жить в мире без насилия, то дети не должны быть рабами и терпеть насилие со стороны взрослых.

Литература:

Фуко М. Надзирать и наказывать: Рождение тюрьмы. М.: «Ad Marginem», 1.

1999. 480 с.

Госс Ж. Ключевые понятия гуманистической и христианской концепции 2.

ненасилия // Ненасилие: философия, этика, политика. М.: Наука, 1993. С. 19–27.

Давыдов Ю.П. Норма против силы. Проблема мирорегупирования. М.:

3.

Наука, 2002. 287 с.

Гусейнов А.А. Понятия насилия и ненасилия // Вопросы философии.

4.

1994. № 6. С. 35–41.

Гусейнов А.А. Возможно ли моральное обоснование насилия? // Вопросы 5.

философии. 2004. № 3. С. 19–28.

Гелих О.Я. Проблема насилия в менеджменте // Известия РГПУ им. А.И.

6.

Герцена. 2002. № 2. С. 183–200.

Гелих О.Я. Свобода как ценность и как проблема управления в открытом 7.

обществе // Детство и общество: Философские и культурологические аспекты.

Материалы Международной конференции «Ребенок в современном мире. Открытое общество и детство». СПб.: Изд-во СПБГТУ, 1999. 196 с.

Рикер П. Торжество языка над насилием. Герменевтический подход к философии права // Вопросы философии. 1996. № 4. С. 27–37.

–  –  –

В настоящее время политическая культура российского общества являет собой культуру внутренне расколотую, в которой преобладают нормы и ценности патриархально-традиционалистского типа, отображающие низкий гражданский статус личности и доминирование государственных форм регулирования жизни над механизмами самоуправления и самоорганизации общества.

В результате ведущее на сегодняшний день положение в политической культуре российского общества завоевали ценности коммунитаризма (восходящие к общинному коллективизму и обусловливающие приоритет групповой справедливости перед принципами индивидуальной свободы личности, а в конечном счете – ведущую роль государства в регулировании политической и социальной жизни). В то же время по преимуществу персонализированное восприятие власти, а также нравственный характер требований к ее деятельности предопределяют стремление большинства граждан к поиску харизматического лидера («спасителя отечества», способного вывести страну из кризиса), недопонимание роли представительных органов власти, тяготение к исполнительским функциям с ограниченной индивидуальной ответственностью. Причем явная непопулярность контроля за властями сочетается у людей со слабым уважением законов государства и политических норм.

Таким образом, одна из насущных задач реформирования российского государства и общества – преобразование политической культуры на основе ценностей демократического типа, правовых норм и отношений индивида и власти.

В рамках заявленной проблематики был использован традиционный анализ документов. В качестве последнего выступил «Кодекс профессиональной этики сотрудников Правительства Ульяновской области и исполнительных органов государственной власти Ульяновской области» – официальный документ, размещенный на сайте губернатора и правительства Ульяновской области, утвержденный и подписанный С.И. Морозовым 20 мая 2013 г. По технике проведения традиционного анализа, текст подвергся сплошной нумерации абзацев, их количество составило 97.

Анализ «Кодекса профессиональной этики сотрудников Правительства

Ульяновской области и исполнительных органов государственной власти Ульяновской области» (далее «Кодекс») показал, что формально как бы востребован руководитель, относящийся к ригористическому типу политической культуры. Об этом свидетельствуют следующие положения «Кодекса»:

«…неукоснительное соблюдение при исполнении должностных обязанностей и требований законодательства…» (6); «…постоянно контролировать свое поведение, чувства и эмоции, не позволяя личным симпатиям или антипатиям, неприязни, недоброму настроению или дружеским чувствам влиять на служебное поведение» (28); «служение государству и общественным интересам» (8); «неподкупность – противостояние проявлению коррупции во всех ее видах…»(9);

«…исполнять должностные обязанности в пределах полномочий соответствующего органа государственной власти, добросовестно и на высоком профессиональном уровне в целях обеспечения эффективной работы органов государственной власти» (17); «…придерживаться делового стиля поведения, основанного на самодисциплине и выражающегося в профессиональной компетентности, обязательности, аккуратности, точности, внимательности» (19); «сотрудники должны всемерно содействовать формированию позитивного облика органов государственной власти и воздерживаться от поведения, которое могло бы нанести ущерб их репутации или авторитету» (15); «…воспринимать и решать проблемы людей как свои собственные» (18); «не проявлять подобострастия и пренебрежения к людям независимо от их служебного положения и социального статуса» (21); «соблюдать нейтральность, исключающую возможность влияния на служебную деятельность решений политических партий, иных общественных объединений» (24).

Поскольку Кодекс определяет принципы и наиболее важные правила профессиональной этики сотрудников, то можно говорить о существовании политико-моральных, этических аспектах, в силу которых появляются мотивы для действий. Это та большая часть политическая культура, которая порождает различные инициативы экономической направленности, создающее порыв для твердой и решительной деятельности, т.е. люди принимающие решения должны удовлетворять определенным политико-культурным требованиям.

Демократизировать политико-культурные качества российского общества можно, прежде всего путем реального изменения гражданского статуса личности, создания властных механизмов, передающих властные полномочия при принятии решений законно избранным и надежно контролируемым представителям народа.

Литература:

Дергунова Н.В., Волков А.В., Кадничанская М.И., Светуньков М.Г., Власова Н.В., Степанова О.В., Галкина Е.П. Социальные аспекты жизни населения Ульяновской области (коллективная монография). Ульяновск. Издательство УлГУ, 2008. 213 с.

Особенности формирования этнической идентичности в межнациональных семьях Ананьина В.Т.

Уральский Федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина, Россия, Екатеринбург На сегодняшний день в Российской Федерации с увеличением миграционных потоков и кризиса национальных отношений исследование проблем межнациональных семей приобретает актуальность. Отметим, что в связи с ростом числа межнациональных семей проблема этнической идентичности, приобретает особое значение на уровне семьи.

В последнее десятилетие понятие этнической идентичности активно исследуется как отечественными, так и западными учеными.

В данной статье мы исходим из социологического подхода к изучению этнической идентичности. Центральным для нас является выявление механизмов самоопределения индивидов в этнических группах.

В данной статье мы понимаем, что этническая идентичность является одним из компонентов социальной идентичности. Как справедливо отмечает И.

Феоктистов, «...перед гражданами таких наций не возникает вопрос о принятии множественность, она является неотъемлемой составляющей их существования». Иллюзия выбора «кем быть» заключается в том, что существует возможность избрания между уже имеющимися вариантами, состоящими из элементов, которые могут быть лишь выражены в большей или меньшей степени, в зависимости от ситуации или сферы деятельности1.

В рамках исследования нам представляется наиболее эффективным инструменталистский подход к анализу этнической идентичности, поскольку он учитывает как объективные условия формирования, так и возможные ситуативные воздействия. Соответственно, мы исходим из следующего понимания этнической идентичности – это процесс осознания и самоотнесения личности со значимой этнической общинностью в результате усвоения этностереотипов;

сопоставления характеристик, приписываемых своему народу, и «другому»;

Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности / Пер. с англ. А.

1

Башкирова. М.: ООО «Издательство ACT»: ООО «Транзиткнига», 2004. 635. URL:

http://www.litmir.net/br/?b=210342&p=2 (дата обращения: 01.10.2014).

языка «своего» этноса; представлений о культуре, традициях и вероисповедании своей этнической группы и степени их освоения.

Межнациональная семья рассматривается в широком смысле, как социальный институт, с акцентом на этносоциализацию и этническую идентификацию, результатом чего является формирование установок на этническую толерантность. В узком смысле сущность межнациональной семьи мы видим в идее А.И. Антонова, о наличии триединого отношения супружества-родительствародства2.

Источником для рассмотрения проблемы формирования этнической идентичности послужили результаты социологического исследования, которое проводилось в 2014 г. методом анкетного опроса среди межнациональных семей (объем выборки N=835 чел.). Территориальные рамки нашего исследования охватывают Уральский федеральный округ, в состав которого входят шесть субъектов Российской Федерации, четырех областей и двух автономных округов. Административный центр Уральского федерального округа – г. Екатеринбург. При обработке статистических данных использовался пакет статистических программ SPSS 18.0.

–  –  –

Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи. М.: Изд-во МГУ: Изд-во Международного университета бизнеса и управления («Братья Карич»), 2009. С. 65.

функционировании на интересы местного сообщества в состоянии решать насущные проблемы граждан. На местном уровне легче реализовать общественные инициативы, использовать политические институты для «вхождения»

в политику. При современной российской политической системе именно на местном уровне может сохраняться конкуренция, что гораздо меньше представлено на федеральном или региональном уровнях. Реальное становление местного самоуправления как института гражданского общества в любой стране невозможно без активного участия местного сообщества. Однако участие граждан в местном самоуправлении, их самоорганизация на местах, характеризуются как очень нестабильные и слабые. В чем же причины низкой социальной активности граждан в системе местного самоуправления?

Существенной причиной низкой активности населения в решении местных проблем, является большое социальное расслоение общества.

В реалиях, даже на селе, не говоря о городах, существует две крупных группы граждан:

очень богатые и очень бедные. Эти группы, живущие на одной локальной территории практически ничего не объединяет. Первая группа за высокими заборами, с хорошей охраной живет собственной жизнью с европейским уровнем комфорта. Вторая – большая часть местных жителей, живущих на небольшой заработок, пытаясь вытянуть уровень потребления за счет кредитов, подработок. Прослойка между этими группами – пресловутый «средний класс» пока крайне немногочисленный, а раз так, то между первой и второй группой нет своеобразной «подушки безопасности». Неприятие друг друга носит характер скрытой напряженности. Разница в уровне жизни, перспективах развития, не способствует солидарности между полярными группами. У них не возникает желания объединять свои усилия для решения даже тех проблем, которые носят общий характер. Проживая в одном населенном пункте у них больше различного, чем схожего.

Справедливым является утверждение социологов Л.Д. Гудкова и Б.В.

Дубинина о том, что «можно говорить о растущем разрыве между разными коммуникативными сообществами россиян (центром и периферией страны, более и менее образованными, успешными, доходными, между руководителями и рядовыми работниками, молодежью и пожилыми)» [1, с. 71]. Подобный социальный разрыв не дает в полной мере устанавливать связи и взаимодействия на местном уровне, делая солидарность между гражданами очень низкой.

Второй, существенной причиной можно назвать разобщенность, размытость общества. Известный английский социолог З. Бауман отмечал, что современное общество базируется на индивидуализированности и атомизированности людей. Атомизация состоит в том, что общество дробится на отдельных индивидуумов, которые поддерживают между собой минимальный уровень общения, социальные связи также характеризуются слабостью. «Атомизированные индивидуумы», которые порождаются современным обществом, оказываются неспособными к устойчивым социальным связям за пределами семьи, работы. Человек рассчитывает только на свои индивидуальные усилия и достижения, не осознавая того, что отграничивая себя от той или иной социальной общности, он не может решить проблемы общего значения.

Исторический опыт показывает, что для решения многих социальных проблем недостаточно усилий государства или органов власти. Они зачастую концентрируются лишь на крупных вопросах, оставляя внимание вопросы, значимые для рядовых граждан и локальных общностей. Исходя из этого, неизбежна кооперация граждан на местном, локальном уровне, так как они все равно испытывают потребность в коллективном решении бытовых, жилищных и других социальных проблем вопросов, то есть таких, которые непосредственно их касаются и которые индивидуально они решить не в состоянии.

Литература:

Гудков Л.Д., Дубин Б.В., Зоркая Н.А. Постсоветский человек и гражданское общество. М.: Московская школа политических исследований, 2008.

Здоровье в предметном поле социологии Антонова Н.Л.

Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, Россия, Екатеринбург Здоровье – это ресурс, который индивид может сохранить и преумножить, а может и утрать в силу как объективных, так и субъективных факторов.

Здоровье – интегрированный показатель биологических, социально-культурных и экономических процессов в обществе Социологи исследуют здоровье, чтобы иметь возможность разработать инструменты регулирования отношения к нему индивида, его социальную обусловленность и ценность (Л.М. Дробижева).

Традиционно показателем здоровья выступает система демографических индикаторов: заболеваемость, смертность, продолжительность жизни и др. Сегодня в русле социологии здоровья этот перечень расширяется. Так, в качестве ключевых социологи выделяют совокупность показателей субъективного толка, к числу которых можно отнести самооценку здоровья, место здоровья в структуре ценностей, механизмы заботы о здоровье и пр.

Обращаясь к измерительным процедурам социологического анализа, следует обратить внимание на ряд определений, в которых здоровье и норма выступают тождественными понятиями, причем здоровье является нормой не только с медико-биологических позиций, но и с позиций социальных. Так, Т.

Парсонс рассматривает болезнь наряду с преступлением как вид девиации, имеющую некоторые отличия. Болезнь затрудняет эффективное выполнение социальных ролей членам общества. Необходимость оказывать помощь больному также отвлекает членов общества от выполнения собственных функций.

Здоровье членов общества, таким образом, это норма социальная, необходимая обществу для его стабильности, успешному функционированию и развитию.

Французский исследователь М. Фуко, разделяя идеи Т. Парсонса, считал, что больной не способен работать, но если он помещен в больницу, это становится

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 14-13-66015 а/У.3

для общества двойной нагрузкой.

Большая часть населения находится в «третьем состоянии» (И.И. Брехман), в состоянии неполного здоровья. Абсолютно здоровых людей в обществе практически нет, это скорее идеал, к которому должен стремиться индивид.

Относительное здоровье выражено в тезисе «практически здоров», который активно используют в своей практике врачи. Так, например, в справке от врача о состоянии здоровья ребенка указывается «практически здоров» и она может служить основанием для его отдыха в оздоровительном лагере или посещения бассейна.

Разделяя позицию ряда авторов, мы полагаем, что возможен качественно-количественный социологический подход в измерении здоровья, на основе которого можно выстраивать прогнозные сценарии его развития и предлагать профилактические меры.

Таким образом, здоровье в русле социологической концептуализации имеет двуединую природу. С одной стороны, индивид предстает как уникальный биологический организм, приспособленный к окружающей среде; с другой стороны, индивид есть продукт социального развития, это личность, включенная в общности и в группы, в социальное пространство, и выполняющая определенные социальные функции. Здоровье имеет и биологические, и социальные основания, и характеризирует состояние индивида как биосоциальной системы/целостности/существа.

Вместе с тем, сегодня поле исследовательского анализа здоровья становится шире. Особое внимание привлечено к изучению функционирования институтов, деятельность которых направлена на сохранение и развитие здоровья (Ю.Г. Волков, В.И. Добреньков, А.В. Решетников и др.). Мы имеем в виду, прежде всего, институт здравоохранения, целевые установки которого направлены на диагностику, лечение и профилактику различного рода заболеваний.

Одной из главных особенностей здравоохранения выступает его ориентация на больных людей, именно им предназначены все медицинские и социальные ресурсы. Вслед за рядом исследователей констатируя ухудшение здоровья населения, институт здравоохранения в предметно-целевое поле должен включить и ряд новых направлений, связанных с формированием санитарно-гигиенической культуры, норм самосохранительного поведения; стать центральным звеном в процессе взаимодействия личности и социальных институтов (семьи, образования, отдыха и т.п.) в сфере здоровья. Отсюда приоритетной должна стать ориентация на здоровье здоровых людей, профилактика рискового поведения и формирование культуры здоровьесбережения.

Источником для рассмотрения проблемы формирования этнической идентичности послужили результаты социологического исследования, которое проводилось в 2014 г. методом анкетного опроса среди межнациональных семей (объем выборки N=835 чел.). Территориальные рамки нашего исследования охватывают Уральский федеральный округ, в состав которого входят шесть субъектов Российской Федерации, четырех областей и двух автономных округов. Административный центр Уральского федерального округа – г. Екатеринбург. При обработке статистических данных использовался пакет статистических программ SPSS 18.0.

Безопасность детства как вектор современной социальной политики Антропова Ю.Ю.

Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, Россия, Екатеринбург Рассматривается проблема сужения пространства детства в ее взаимосвязи с негативными тенденциями развития современного социума. Выявлено влияние системы ценностей общества постмодерна, информационной культуры, городского ландшафта и пр. на детское поведение и на развитие личности ребенка в целом.

Констатируется: уменьшение возможностей самостоятельного территориального передвижения детей, ведущее к сужению возможностей спонтанного поведения, уменьшению количества социальных интеракций и к снижению интенсивности социального взаимодействия детей в разных социальных обстоятельствах, приводящее в конечном итоге к нарушению процессов передачи социально-исторического опыта и адаптации в социуме, социальным деструкциям и девиациям.

Фиксируется: снижение роли семьи в воспитании и развитии детей, обеспечении их нравственной и физической безопасности, распространение таких явлений, как социальное сиротство и «скрытое» социальное сиротство.

Социальное сиротство является фактором, разрушающим эмоциональные связи ребенка с окружающей социальной средой, с миром взрослых и сверстников, вызывает серьезные вторичные нарушения физического, психического и социального развития, приводит к так называемым депривационным психическим расстройствам. В последние годы на первый план выдвигается проблема психологической изоляции ребенка в семье, где для него не хватает времени, где родители не способны эмоционально с ним сблизиться, где отсутствует эмпатия и безусловное принятие ребенка со стороны взрослых членов семьи, где нарушена связь поколений.

На сегодняшний день специалисты говорят о субклинической депривации подрастающего и последующих поколений, характеризующейся ростом жестокости и правонарушений среди молодежи, ее социальной пассивностью, увеличением количества суицидов, всплеском аффективных, невротических и психических расстройств у детей и подростков, нарушениями в освоении ими социальных ролей и установлении эмоциональных связей.

Отмечается общая тенденция формирования детско-родительских отношений в современных благополучных семьях, заключающаяся в эмоциональном отвержении ребенка. Причем, чем выше образовательный и социальный уровень родителей, тем чаще они применяют методы эмоционального наказания ребенка, которое включает эмоциональное отвержение. Наблюдается уменьшение воспитательных ресурсов родителей, в частности, снижение качества и количества речевого, доверительного общения с ребенком, изменение родительских установок, рост авторитаризма, установление взаимоотношений на принципах превосходства и подчинения, фиксирование внимания на недостатках ребенка.

Современные детско-родительские отношения характеризуются как «ненадежные» взаимодействия (термин заимствован из работ М. Эйнсворт и К.

Рубина), в которых родители не диалогичны и не сензитивны, не чувствуют ребенка, разражаются, ведут себя неровно, не любят ребенка, не реагируют на его чувства, потребности, не поддерживают уверенность ребенка в себе и т.д. Процесс воспитания в современной семье носит зачастую дисконтинуальный (прерываемый) характер: проявляемое время от времени расположение к ребенку сменяется «отсутствием интереса» к нему, в результате чего ребенок живет в атмосфере «эмоциональной Антарктиды».

Также приводятся результаты проведенного социологического исследования современного российского мегаполиса, который анализируется с позиции «город, доброжелательный к детям». Констатируется пагубность влияния тенденций развития современных мегаполисов на личность ребенка, а в дальнейшем – на общество в целом. Высокоурбанизированная среда становится фактором, разрушающим эмоциональные связи ребенка с окружающим миром, со взрослыми и сверстниками, вызывает серьезные вторичные нарушения психического и социального развития.

В заключении рассматриваются основные приоритеты развития государственной социальной политики на современном этапе, одним из которых выступает безопасность детства.

Социально-стрессовые расстройства: диагностика и профилактика Аргунова В.Н., Пеунова С.М.

Вятский государственный гуманитарный университет, Россия, Киров, АНО «Академия развития Светланы Пеуновой», Россия, Самара Социальные трансформации последних десятилетий оказали сильнейшее психотравмирующее воздействия на граждан России. Большая часть населения страны фактически переживает хронический стресс. Ситуация информационной и социальной неопределенности повышает нервно-психическое напряжение населения страны, становится благодатной почвой для развития пограничных расстройств, т.е. патологических реакций на стресс, неврозов, патологических личностных расстройств, психопатии, психосоматических заболеваний, провоцирует формирование алкогольной и наркотической зависимостей.

На уровне общеврачебной практики пограничные психические расстройства составляют 20–30% случаев. 15% населения в нуждается в какойлибо форме психотерапевтической помощи, 8% детей нуждаются в психиатрическом вмешательстве, для подростков эта цифра доходит 10%. Смертность от суицидов выходит на первые места в структуре смертности. Серьезные изменения переживает институт брака и семьи, дети из неполных семей составляют подавляющую долю контингента педагогически запущенных.

Причины этого деструктивного процесса разнообразны, но все они являются характерными для нарушения адаптации. У людей возникает спектр эмоциональных, когнитивных и поведенческих нарушений. Эти нарушения не специфичны, полиморфны по проявлениям, они не являются болезненными, с точки зрения клинической психопатологии, но представляют собой донозологический уровень реагирования.

Кандидатом психологических наук С.М. Пеуновой разработана и применяется на практике программа неспецифической профилактики социальнострессовых расстройств, основанная на принципах интегративной психотерапии. Данная психопрофилактическая программа по форме представляет собой вариант психообразовательного подхода и предполагает обучение практически здоровых людей навыкам рефлексии собственного поведения и способам саморегуляции психического состояния. Методика не предполагает использования суггестивных психотехнических подходов таких, как внушение, гипноз. Цели достигаются путем активного формирования «внутренней картины» здоровья, обучения сознательному контролю собственных мыслей и переживаний, формирования личностной активности в отношении мыслей и чувств, обретения навыка саморегуляции негативных психоэмоциональных состояний.

Программа психопрофилактики построена в виде школы: обучающего курса, сочетающего в себе комплекс трех организационных форм обучения (массовой, групповой, индивидуальной), в которых усвоение материала происходит по дедуктивному принципу (от общего к частному). На лекционных занятиях происходит формирование позитивных когнитивных карт и конструктов. Лекции построены по принципу саногенного мышления. Слушатели знакомятся с общефилософскими и научными законами, которым подчиняется развитие общества в целом и каждого человека в частности. Здесь также дается информация о правилах культуры питания, закаливания, распорядка дня и так далее.

Затем эти знания усваиваются в форме групповых занятий. Здесь практикуется аутогенная тренировка с элементами самоанализа и медитации. Во время индивидуальных консультаций участники учатся применять полученную информацию, меняя свое отношение к происходящему, приобретая навыки саморегуляции и позитивной саморефлексии. Так в поведенческом аспекте приобретаются новые конструктивные навыки реагирования на обстоятельства личной или общественной жизни.

Для закрепления полученных знаний и навыков слушатели школы выполняют домашние задания в виде упражнений, направленных на развитие способности к рефлексии, самонаблюдению и самоанализу, ведутся дневниковые записи. Усвоение программы проходит в четыре этапа. На первом этапе формируются позитивные представления, доступные для безболезненной интеграции в систему мировоззрения человека. На втором этапе выявляются и осознаются противоречия между субъективной картиной мира и общечеловеческими ценностями. Слушатели обучаются распознавать несоответствия собственных мировоззренческих концептов универсальным и формулировать выявляемые противоречия. На третьем этапе устраняется внутренний конфликт ценностей, происходит изменение иерархии ценностей, закрепление качественно иного миропонимания. На четвертом этапе происходит закрепление сформированных навыков когнитивного и эмоционального реагирования в жизненных ситуациях.

Данная программа доказала свою эффективность. В течение 18 лет на основе запатентованной методики работает некоммерческая организация «Академия развития Светланы Пеуновой», оказывающая широкий спектр психологических услуг. Отзывы слушателей, подтвержденные медицинской статистикой показывают, что программа способствует устойчивому и долговременному накоплению адаптивного потенциала и развитию качеств зрелой личности, что является эффективной профилактикой социально-стрессовых расстройств.

М. Мита о социологии будущего Ардельянова Я.А.

Социологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва В современной социологии существует расхождение в понимании, что такое социология будущего: социологическое прогнозирование и проектирование будущего или же трансформация и появление новых предметных областей в социологии, изменение методов и принципов изучения социальных явлений и процессов.

В истории социологии активные дискуссии на тему предмета социологии будущего начались в 1970–1980 годы. Данная отрасль научного знания была представлена, например, в таких работах как: The sociology of the future. Theory, cases, and annotated bibliography (Bell W., Mau J. (eds.) 1971) [1], Nine these on the future of sociology (Giddens A., 1987) [2], On the future of sociological theory (Abel T., 1981) [3]. В данных работах социология будущего рассматривается в контексте переосмысления предметной и методологической сторон науки.

Среди современных работ по теме социологии будущего стоит отметить такие как Towards a new sociology of the future (Adam B., 2004) [4], The sociology of the future: tracing stories of technology and time (Cynthia S., 2008) [5]. Но в данном рассмотрении социология будущего мыслится как непосредственно социологические подходы к описанию общества будущего.

Представляется интересным описать подход к пониманию социологии будущего, предложенный профессором Токийского университета М. Мита [6].

Фактические М. Мита рассматривает социологию будущего как будущее социологии.

Согласно М. Мита социология будущего включает в себя две задачи:

предвидеть будущее общества и проектировать его. И, соответственно, его теория, состоящая из трех курсов (траекторий) социологии будущего, отвечает данным задачам.

Концепция М. Мита основана на принципах историзма и сравнительного анализа и включает в себя следующие частей: логистическая кривая и осевые века в истории (в данном курсе задаются рамки социологии будущего), изменение ментальности в период пост-развития общества, либеральные ассоциации симфонических коммун.

Первые две части учат нас предвидеть будущее общества, а третий курс

– проектировать его, создавать основу, рамки свободного общества.

Также в качестве дополнительных компонентов концепции М. Мита, которые составляют теоретическую основу социологию будущего, можно выделить следующие: теория общества гипер-модерна, в которой автор рассматривает динамику, противоречия и будущие возможности информационнопотребительского общества; сравнительную социологию времени и теорию происхождения самости – главных концептов современного общества, как пишет автор.

М. Мита выделяет три стадии в истории, и утверждает, что социология была сосредоточена на описании Второй стадии развития общества (модерна), как противоположности Первой стадии. Социология современности, которая является новой отправной точкой в человеческой истории, теперь стоит на позиции, с которой способна одновременно объективизировать и рассматривать Вторую стадию гигантского и быстрого социального роста как целое. А также современная социология способна предсказывать и предвидеть сущность общества Третьей стадии пост-развития истории.

М. Мита, использует методологию сравнительного анализа типичных поколенческих установок, которые разделяют люди в современном периоде быстрого развития общества и тех установок, которые люди разделяют в период пост-развития. Таким образом, М. Мита предлагает предсказывать и предвидеть состояние общества будущего.

Литература:

1. The sociology of the future. Theory, cases, and annotated bibliography / Ed. by W. Bell, J. Mau. N.Y.: Russell Sage Foundation, 1971. P. 329.

2. Giddens A. Nine these on the future of sociology // Giddens A. Social theory and modern sociology. Cambridge: Polity Press, 1987. Ch. 2. P. 22–51.

3. Abel T. On the future of sociological theory // Int.Soc.Sei. J. 1981. Vol.

XXXm. N 2.

4. Adam B. Towards a new sociology of the future. URL:

http://www.cardiff.ac.uk/socsi/futures/newsociologyofthefuture.pdf

5. Cynthia S. The sociology of the future: tracing stories of technology and time // Sociology Compass. 2008. Vol. 2. N 6. P. 1878–1895.

6. Mita M. Three treatises in the sociology of future. Paper presented at the ISA Conference, Iokohama. P. 1–70.

–  –  –

За время «реформ» Украина превратилась из одной из развитых стран мира в «больного человека» Европы. На пороге ХХІ в. она оказалась в состоянии экономического и демографического кризисов, братоубийственной войны и утраты способности к воспроизводству государственного суверенитета. В связи с этим уместно вспомнить, что украинский историк М. Грушевский писал, что если в начале ХХ в. Украина не обретет государственность, то она «надолго останется источником новых конвульсий» [1, p. 51]. Однако этому пророчеству не суждено было сбыться.

По признанию американского политолога Ш. Гарнетта, в ХХ в. УССР «стала не источником «новых конвульсий», а одной из индустриальных, аграрных и военных опор Советского государства» [2, p. 3]. В составе СССР она достигла колоссальных успехов. В 1989 г. УССР, примерно равная по территории и населению Франции, в расчете на душу населения производила больше Франции: нефти (включая сжиженный газ) почти вдвое, природного газа – в десять раз, угля – в 12 раз, стали – в 3 раза, железной руды – в 13 раз, тракторов – почти в 6 раз, хлопчатобумажных тканей – в 2 раза, сахарной свеклы – более чем вдвое, картофеля – в 3,5 раза, сахара, рыбы и других морепродуктов – в 1,5 раза [3, с. 474–475]. В то же время на счету УССР были весомые научнотехнические достижения. Многие из них до сих пор не превзойдены в мировой практике.

Высокий экономический, культурный, трудовой и научный потенциал Украины вселял надежду на успешное вхождение Украины в глобальную экономику на правах равноправного партнера. Эти иллюзии подогревались ее «доброжелателями» в США, заинтересованными в разоружении нашей страны, обладавшей третьим ядерным потенциалом в мире. В то время США предоставляли ей щедрые валютные подачки, но они быстро прекратились после вывоза тактического ядерного оружия и демонтажа МБР.

С тех пор интересы США были перенаправлены на превращение Украины в «мягкое подбрюшье» России. В дополнение к этому ей была отведена роль сторожевого пса США на «постсоветском» пространстве с целью пресечения интеграционных попыток РФ. Эта задача сформулирована в Резолюции № 120 Конгресса США, принятой Палатой представителей 4 сентября 1996 г. и Сенатом 20 сентября 1996 г. В ней говорится: «Правительству Украины следует продолжить действия в защиту своего суверенитета и суверенитетов других независимых государств бывшего Советского Союза посредством противодействия появлению любой политической или военной организации, которая могла бы обладать потенциалом способствовать реинтеграции государств бывшего Советского Союза» [4, p.18]. Для реализации этих установок США инспирировали две «цветные» революции и профашистский государственный переворот, ввергший страну в братоубийственную войну.

Проведение «неолиберальных реформ» под эгидой ВБ – МВФ, которые выступают в роли «экономических убийц», не привело ни к созданию социального государства, ни к утверждению социально-ориентированной экономики, ни к повышению эффективности народного хозяйства, ни к появлению эффективного собственника. Зато так называемая «народная приватизация» привела к концентрации 90% национального богатства в руках 100 семей на фоне массового обнищания трудового народа.

Экономика Украины до сих пор не достигла и 70% ВВП УССР. По величине ВВП в 1992 г. Украина занимала 14-е место, в 2013 г. – 42-е место в мире. По размеру ВВП на душу населения по ППС она опустилась ниже многих стран «третьего мира» и в 2013 г. оказалась на 139-м месте в мире. Население страны уменьшилось с 51,9 млн в 1991 г. до 42,9 млн человек по состоянию на июнь 2014 г. За 20 лет «реформирования» экономики была полностью сломана социальная структуру общества. Соотношение доходов верхних и нижних 10% населения в Украине составляет 40:1. В результате она заняла 2-е место в мире по неравенству в распределении национального богатства и опередила в этом отношении даже США (4-е место).

Таким образом, в итоге «реформ» в Украине подорваны все несущие опоры (подсистемы) государства (экономическая, демографическая, культурная, социально-структурная и др.) что лишает ее способности к сохранению государства как системы. В этом контексте она вскоре может столкнуться с проблемой развала страны и стать легкой добычей других государств. В конечном итоге, судьба Украины будет зависеть от того, сумеет ли ее народ взять свою судьбу в свои руки и отстоять ее будущее в борьбе с правящей олигархией и бандеровским фашизмом. В противном случае ей суждено стать источником «новых конвульсий» с непредсказуемыми последствиями.

Литература:

1. Hrushevsky M. The historical evolution of the Ukrainian problem. L., 1915.

2. Garnett S.W. Keystone in the ark: Ukraine in the emerging security environment of Central and Eastern Europe. Washington, DC, 1997.

Рассчитано по: Народне господарство Української РСР у 1990 році. Стат.

3.

щорічник. К., 1991.

4. The Ukrainian Weekly. 1996. 13 Oct.

Вопросы развития социального потенциала населения (на материалах Республики Крым) Арсланова С.К.

ГАОУ ВПО «Набережночелнинский государственный торговотехнологический институт», Россия, Набережные Челны В июле-августе 2014 г. было проведено социологическое исследование в Республике Крым. Целью исследования является изучение социального потенциала работающего населения Крыма в современных условиях. В процессе формирования выборочной совокупности были выделены следующие единицы анализа, которые представляют типологизированные группы населенных пунктов РТ: города (Симферополь, Саки, Евпатория), сельские районы (Белогорский район, Сакский район).

В ходе опроса важно было охватить разные группы населения. Распределение респондентов по социальному положению: 1) рабочий 25,3%, 2) служащий 36,6%, 3) крестьянин, работник сельского хозяйства 1,6%, 4) интеллигенция (в том числе непроизводственная, ИТР, сотрудник НИИ и КБ) 30,1%, 5) руководитель, предприниматель, коммерсант 4,4%, 6) работающий студент 0,5%, 7) работающий пенсионер 1,6%.

Инструментарий для опроса (анкета) включает два взаимосвязанных блока, которые направлены на анализ социального потенциала и населения и социального самочувствия жителей Республики Крым. В нашей статье мы остановимся на некоторых аспектах социального потенциала населения в сфере трудовой деятельности.

Для реализации и развития предпринимательской и инновационной составляющей социального потенциала граждан территории, который важен во всех сферах трудовой деятельности, необходимо исследовать потребности работающего населения в обучении, планировать обучение персонала на местах, поддерживать стремление сотрудников к самообучению. Продуманная система управления сотрудниками позволяет задействовать совокупный социальный потенциал на рабочем месте.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«IV МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ПРОДОЛЖАЯ ГРУШИНА». Краткий обзор 27-28 февраля 2014 г. в Москве по инициативе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Фонда содействия изучению общественного мнения «Vox Populi» и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) состоялась Четвертая международная социологическая конференция «Продолжая Грушина». Конференция традиционно посвящена памяти выдающегося...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Российское общество социологов Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном университете) 14-15 ноября 2014 года Санкт-Петербург ББК 60. УДК 31 Редакционная...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.