WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 32 |

«Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном ...»

-- [ Страница 8 ] --

Вместе с тем, не следует забывать о том, что никакой «диагноз» современности или определение основных черт современного человека не является окончательным, модерн остается незавершенным проектом, как и сам человек. Конечно, это не оправдание, и мы должны ценить то, что ценили в человеке Платон и Аристотель, а именно мудрость, справедливость, стремление поступать добродетельно. В. Г. Губин определяет сущность человека через четыре характеристики: «не» - несводимость, непредопределенность, незаменимость, неповторимость, невыразимость [3, с. 94]. Быть может, если мы будем иметь это в виду, то многое изменится в обществе.

М. Вебер. О России. М.: Российская политическая энциклопедия, 2007.

1.

Филлипов В. Г. Социология пространства. Общий замысел и классическая разработка проблемы. // 2.

Логос, 2002, № 2.

Губин В. Г. Основы философии: учебное пособие/ В. Д. Губин.- М.: ФОРУМ, 2013.

3.

Арон Р. Этапы развития социологической мысли.- М.: Прогресс, 1993.

4.

АКТОРНО-СЕТЕВАЯ ТЕОРИЯ ДЕЙСТВИЯ

–  –  –

Модификация теории социального действия осуществляется по двум направлениям: проблематизации смысла в социологии повседневности [3] и проблематизации «других» в результате так называемого «поворота к материальному» [2].

Данная работа посвящена последнему из названных аспектов.

Суть поворота к материальному в социологическом теоретизировании можно кратко изложить следующим образом: ранее статус материальных объектов был ограничен их функционированием в качестве инструментов действия, его инфраструктуры или проекции социальных смыслов [6, 88]. Революция заключается в приписывании объектам равного с людьми статуса в производстве действия. Вследствие этого теоретического шага становится «социологически интересным и эмпирически возможным анализировать механизм велосипеда, дорожное покрытие, геологию камней, психологию ранений и т. п.» [5, 343]. Концептуализация материальных объектов как агентов действия, предпринимаемая рядом социологов в 80-90е годы XX века, бросает вызов классической теории социального действия.

В то же время в социологии наблюдается комплементарная тенденция: происходит поиск путей обновления интеракционистских теорий, необходимость которого вызвана бурным технологическим ростом и появлением большого числа технологически опосредованных взаимодействий. В частности, Т. Пинч в качестве теоретического ориентира предлагает «объединить внимание к технологическим артефактам, что является сильной стороной таких подходов, как акторно-сетевая теория и социальное конструирование технологии, с более традиционными социологическими подходами (например гофмановским), где внимание уделяется порядку взаимодействия и тем значениям, которые обеспечиваются материальностью и технологиями» [8, 424].

Названные тенденции сходятся в проблемной точке: как описывать взаимодействия с учетом активности материальных объектов и при этом сохранить объяснительный потенциал классических интеракционистских теорий? В докладе мы рассмотрим перспективы использования некоторых наработок акторно-сетевой теории для решения проблем, которые поворот к материальному поставил перед фрейм-анализом. Акторносетевая теория является подходящим ресурсом для решения поставленной задачи, потому что в ней аналитическая схема теории фреймов получает дальнейшее развитие [1].

Сопоставление названных подходов обусловлено также общностью их теоретикометодологических предпосылок [4].

Поворот к материальному, по крайней мере в представительстве акторно-сетевой теории, не переворачивает отношений между социальным и материальным. Включение материальных объектов в зону социологического теоретизирования не приводит к завышенной трактовке их роли, а способствует ревизии соотношения «осмысленное / социальное». Это движение сопровождается переопределением категорий осмысленного и социального. Во-первых, онтологический статус социального действия редуцируется, т.к.

социальность – это не определенного вида субстанция, а результат взаимодействия разнородных сущностей. Во-вторых, человек лишается привилегированного статуса в производстве и манипуляции смыслами.

Акторы могут быть отнесены к одному из двух типов: посредникам или проводникам [7]. Первые переносят значения без изменений; вторые трансформируют и модифицируют их. Методологический смысл данного различения заключается в том, чтобы рассматривать любые сущности как производящие действие, независимо от их природы (социальное / материальное) или вклада (поддержание / разрушение социального порядка). С онтологической точки зрения разница между посредниками и проводниками заключается в степени их стабилизации: первые еще не обрели устойчивости, тогда как вторые уже стабилизированы.

Вахштайн В.С. Возвращение материального. «Пространства», «сети», «потоки» в акторносетевой теории // Социологическое обозрение. 2005. Т. 4, № 1. С. 94–115.

Вахштайн В.С. Социология вещей и поворот к материальному в социальной теории // Социология 2.

вещей: Сборник статей / под ред. В. Вахштайна. М.: Издательский дом «Территория будущего»,

2006. С. 7-39.

Ерофеева М.А. Осадок смысла: следствия феноменологической трансформации теории действия в 3.

теории фреймов // Социология власти. 2014. № 1. С. 32-49.

Ерофеева М.А. Релятивистская программа в социологии: от повседневности к новой онтологии 4.

социального // Социологические исследования. 2014. № 1 (357). С. 134-137.

Латур Б. Когда вещи дают отпор: возможный вклад «исследований науки» в общественные науки 5.

// Социология вещей: Сборник статей / под ред. В. Вахштайна. М.: Издательский дом «Территория будущего», 2006. С. 342-362.

Латур Б. Об интеробъективности // Социологическое обозрение. 2007. Т. 6. № 2. С. 79-96.

6.

Латур Б. Пересборка социального: введение в акторно-сетевую теорию. М.: Изд. дом Высшей 7.

школы экономики, 2014.

Pinch T. The Invisible Technologies of Goffman’s Sociology: From the Merry-Go-Round to the Internet // 8.

Technology and Culture. 2010. Vol. 51, No 2. Pp. 409-424.

КАТЕГОРИЯ «РИСК» В ПОНЯТИЙНОМ АППАРАТЕ СОЦИОЛОГИИ

–  –  –

Формирование в социологии нового образа социальной действительности сопровождается переосмыслением теоретико-методологического статуса целого ряда понятий, одним из которых является «риск». Наблюдается рост интереса к этой категории, переход ее из периферийных в разряд центральных и фундаментальных. Это связано с содержанием современных представлений о специфике социального мира. Он осмысливается как подвижный, неопределенный, лишнный объективности.

При этом социологический дискурс о риске отражает характерную черту современного теоретизирования – выражение новых смыслов с помощью понятийного аппарата традиционной социологии. Это приводит к тому, что риск определяется как объективная данность, происходит онтологизация риска (1). Современное общество описывается как общество повышенного риска (2), сформировавшееся в процессе модернизации и отличающегося от предшествующего нормального состояния (критика рациональности современного общества). Более того, современное общество представляется обществом расширенного воспроизводства рисков (3).

Однако, исследовательские программы, основанные на указанных представлениях о риске, приводят к ряду теоретических и методологических затруднений. Во-первых, настаивание на исключительности рискового характера современности является аберрацией близости с точки зрения истории и определенными дискурсом и риторикой с позиций конструкционизма. Во-вторых, объективистский социологический подход к исследованию риска неоправданно противоречит трактовкам риска в других науках, например, математике, экономике, то есть стремится нарушить принцип У. Оккама – «не следует множить сущее без необходимости». В-третьих, представление об объективной природе риска искажает роль и место субъекта риска, а также не позволяет корректно выстроить систему связанных с ним понятий и определить предмет социологии риска.

На наш взгляд, возникающие проблемы решаются в иной теоретической перспективе. Мы полагаем, что риск – это субъективно присваиваемое или конструируемое значение любого явления (1), степень риска при этом произвольно меняется субъектом во времени (2). Таким образом, риск – это гносеологическое понятие, атрибут познающего и действующего субъекта, а не категория объективного общественного бытия. Исходя из этого, нами предлагается следующее определение риска: риск – это субъективная мера возможности наступления неблагоприятного события (неблагоприятного исхода). Тогда как «шанс» – это субъективная мера возможности наступления благоприятного события (благоприятного исхода).

Таким образом, риск – это мерное понятие. В данном определении категория «риск» обретает логическую корректность (1), адекватно отражает описываемый процесс/явление (наделение чего-либо мерой неблагоприятного исхода) (2), учитывает субъективный, относительный характер любого риска (3), отвечает требованию метрологической определенности научного понятия и делает данное и связанные с ним понятия (определенность, угроза, вызов, опасность и др.) метрологически состоятельными (4).

Понятие «риск» тесно связано с понятиями «определенность/неопределенность».

Собственно говоря, риск и шанс – это меры неопределенности.

В свою очередь, определенность/неопределенность также являются мерными понятиями:

определенность/неопределенность – это меры количества информации о состоянии объекта во времени. Или, короче: определенность/неопределенность – это меры количества информации о времени. В наших рассуждениях о мерах время является исходным мерным понятием, фундаментальной, первоосновной категорией меры, а именно: время – это субъективно присваиваемая мера соотношения двух и более процессов между собой.

В свою очередь, понятия риск и неопределенность тесно связаны с представлениями о рациональности. Собственно, у основоположников социологической теории риска Н.Лумана и Э.Гидденса рассуждения о риске тесно связаны с сюжетами о рациональности современного общества и человека. При этом, данные авторы указывают на нерациональность современного человека, которая в условиях «общества риска»

усиливает расширенный характер воспроизводства риска. То есть делается попытка подкрепить тезис о рисковом характере современного общества еще одним аргументом – нерациональностью современного человека.

По нашему мнению, модель рациональности современного человека определяется как раз с помощью понятия «неопределенность» и представляет собой следующее.

Человек рационален, так как рациональность предполагает постановку цели, выбор из известных и доступных средств те, которые позволяют оптимально достигать поставленой цели. Но внешняя среда обладает для субъекта относительной неопределенностью, что искажает изначально запланированую эффективность (оптимальность) действия. Такое искажение вызывает видимость нерациональности, хотя на самом деле отражает свойство ограниченной информированности человека.

Таким образом, мы полагаем, что основные концепции риска, следуя требованиям традиционного социологического теоретизирования, чрезмерно онтологизируют риск и практически полностью игнорируют тот факт, что риск – это категория меры. При этом, мера зависит от действующего и познающего субъекта, а также от социокультурного контекста. Риск – это оценка возможности/невозможности наступления неблагоприятного исхода. Любая оценка предполагает наличие субъекта (индивидуального или коллективного), который осуществляет эту оценку на основе имеющейся у него информации о настоящем и будущем, действуя при этом в условиях культурного контекста.

Зубков В.И. Риск как предмет социологического анализа/ Теория и методология. М., 1999. №4.

1.

Зубков В.И. Социологическая теория риска. Монография. М.: РУДН, 2003.

2.

Кузнецов В.Н. Социология безопасности: Учебное пособие. - М., 2007. С. 15-20.

3.

Луман Н. Власть. - М.: Праксис, 2001.

4.

Мозговая А. В. Риск как социологическая категория// Социология: 4М. 2006. № 22.

5.

Чупров В.И., Зубок Ю.А., Уильямс К. Молодежь в обществе риска. М.: Наука, 2001.

6.

Штомпка П. Социология социальных изменений / Пер. с англ. М.: Аспект Пресс. 1996.

7.

Штомпка П. Социология: анализ современного общества. М.: Логос, 2010.

8.

Яницкий О.Н. «Критический случай»: социальный порядок в «обществе риска» // Социологическое 9.

обозрение. 2002. Т. 2. № 2.

Яницкий О.Н. Модернизация в России в свете концепции «общества риска» // Куда идет Россия?

10.

Общее и особенное в современном развитии / Под ред. Т. Заславской, М.: Интерцентр, 1997.

Яницкий О.Н. Социология риска: ключевые идеи// Мир России.2003.№1. С. 3-35;

11.

12. Beck U. Risk Society. Toward a New Modernity. L.: SAGE, 1992.

13. Beck U., Giddens A., Lash S. Reflexive modernization. Politics, Tradition and Aesthetics in the Modern Social Order. Stanford, CA: Stanford University Press, 1994.

14. Douglas M., Wildavsky A. Risk and Culture. An Essay on the Selection of Technical and Environmental Dangers. Berkley and Los Angeles: Univ. of California Press, 1982.

15. Douglas M. Risk and Blame: Essays in Cultural Theory. L.: Routledge, 1992.

16. Giddens A. Living in a Post-Traditional Society // Beck U., Giddens A., Lash S. Reflexive Modernization.

Politics, Tradition and Aesthetics in the Modern Social Order. Stanford, CA: Stanford University Press, 1994.

17. Giddens A. The Consequences of Modernity. Cambridge: Polity, 1990.

18. Luhmann N. Risk: A Sociological Theory. N.Y.: Walter de Gruyter, Inc., 1993.

УКРАИНА-2014 В СВЕТЕ ДИАЛЕКТИКО-МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО МЕТОДА

–  –  –

Трагические события 2.05.2014 г. в Доме профсоюзов в Одессе взорвали «Русский Мир». Эхом старинных национальных всполохов отозвались российские историки. РФ не нужна война в Украине. Но в чём причина размежевания её народов? Когда социологические вопросы касаются глобальной политики, очень помогает диамат.

Например, решим логическую задачу.

ДАНО. Украина находится в состоянии гражданской войны. Внешние силы разделили Украину территориально на две части по национальному признаку.

НАЙТИ. Что может их снова объединить в целую Украину? Или хотя бы лишить моральной активности западенцев?

ХОД РЕШЕНИЯ ЗАДАЧИ.

Для решения задачи используем диалектико-материалистический метод.

Подставим Украину в закон единства и борьбы диалектических противоположностей (см.

схему).

1. Разделим аналитически Украину на диалектические, т.е. внутриукраинские, противоположности. Ими будут русские и русскоязычное население Украины, с одной стороны, и украиноязычное население, с другой стороны.

2. Что эти диалектические противоположности объединяет между собой? Ответ. У них одинаковая природа биологического происхождения, потому что они люди. И поэтому им всем нужна экологически чистая среда проживания.

Т.о., мы с помощью диамата перешли от политики властей к потребностям людей для их биологического выживания, которое населению, проживающему на территории Украины, может обеспечивать только экологически чистая среда, а это экологически чистые вода, земля и воздух, благодаря которым можно производить экологически чистую с/х. продукцию и сохранять здоровье людей. Если этого нет, то жить на этой земле - на экологически грязной территории - не сможет никто – ни одна из диалектических противоположностей – ни русские, ни украинцы-западенцы [1]..

Вот этот иррациональный интерес в сохранении экологически чистой украинской территории мог бы сплотить всех украинцев против продажных прозападных украинских лидеров, которые сами окажутся, в конечном счёте, вне зоны производства сланцевого газа на Украине, предоставляя простым украинцам жить в зоне экологической катастрофы [2; 3].

На этом и нужно строить пропаганду против действия глобалистской корпоратократии США и стран ЕС [4].

–  –  –

Одинаковая природа биологического происхождения.

Люди просто не смогут выжить на территориях, подверженных экологической катастрофе. Добыча сланцевого газа не позволит им это сделать. Они должны будут покинуть для жизни территории месторождений сланцевого газа как непригодные для проживания.

Вывод-прогноз по Украине.

1. Межнациональный конфликт на Украине спровоцирован США и странами ЕС для физического уничтожения людей в районах добычи американцами и поляками сланцевого газа [4: 5]. Русское население тут не причём. Проживали бы здесь люди других национальностей, придрались бы к людям других национальностей. Разделили бы народы Украины если не по языку, то по глазам, ушам и т.п.

2. Платить Украине и украинцам какие-либо компенсации за то, что часть их территории в результате паразитизма американцев и прочих иностранцев на Украине попадёт в экологическую катастрофу и по факту просто выпадет из мест проживания людей, никто не собирается и не будет.

З. Поэтому, чтобы снизить градус будущих социальных проблем на Украине и «соблюсти» в будущем «лицо» в глазах мирового сообщества, американцы, которым принадлежит львиная доля сланцевого бизнеса на Украине, заинтересованы в том, чтобы абсолютно уничтожить всё население над Юзовским месторождением сланцевого газа. И оно будет поголовно уничтожено военным путём, включая женщин и детей по принципу «Нет человека – и нет проблем!»

Т.о., в угоду процветания бизнеса семейства Байденов (США) на Украине все города и населённые пункты над Юзовским газовым месторождением и вблизи него по планам американцев должны быть стёрты Национальной армией Украины с лица Земли.

Что и делается. Любые политические переговоры на тему о том, чтобы остановить кровопролитие, будут безрезультатны. А согласие на них со стороны США и им подобным – просто блеф. Это нужно чётко понять. Речь идёт о военном преступлении.

А те, кто на Украине в районе сланцевых газовых месторождений выживет и не сможет куда-нибудь переселиться, просто вымрут, как колорадские жуки от ядохимикатов. Недаром сторонников за федерализацию Украины, проживающих в зоне сланцевых месторождений цинично назвали «колорадами» - от названия «колорадский жук». Кто-то изначально хорошо знал всю катастрофическую экологическую перспективу от сотрудничества с американцами украинских властей в области добычи ими сланцевого газа.

4. Весьма сомнительным будет и добыча угля на Украине.

5. Т.о., речь идёт о геноциде людей вообще на Украине ради экологически крайне грязного бизнеса американцев и прочих иностранцев с помощью продажных политиков в самой Украине. Можно уже говорить о военных преступлениях против человечности на Украине со стороны США, некоторых стран ЕС, всех тех персоналий, кто отдаёт распоряжения по проведению карательных операций и кто в них участвует. И этим уже занялись [7].

6. Более того, события на Украине показывает, что будущая мировая война за питьевую воду человечества на планете Земля, которую «прогнозируют» те же американские учёные и политики всего мира, имеет под собою вполне рукотворную причину. Это не столько результат естественной перенаселённости планеты, сколько результат паразитарного, хищнически агрессивного воплощения в жизнь колониальной экономики т.н. «свободного рынка» капиталов, товаров и рабочей силы по безумной доктрине «шока» Милтона Фридмана и его последователей в развивающихся странах в пользу глобалистской корпоратократии. Это результат патологической жадности, патологической жажды наживы, стяжательства глобалистского истеблишмента США, стран ЕС (той же Польши, Германии) и в самой Украине; психической патологии, которая сама по себе уже свидетельствует о биологическом вырождении персоналий данного истеблишмента как людей биологического вида «человека разумного». На этот вид патологии – жадного стяжательства - обращал внимание ещё Эрих Фромм, когда изучал психологию германских фашистов [8].

7. Это в свою очередь позволяет сделать ещё более глобальный вывод. Борьба против федерализации восточных областей Украины – это в совокупности по большому счёту война биологических вырожденцев как особей биологического вида «человека разумного», нелегитимным путём захвативших власть в Украине, против психически здоровых людей. Украина – это всего лишь региональный очаг этой глобальной мировой войны.

И от этой мировой войны между биологическими вырожденцами и здоровыми людьми в конечном счёте в стороне не останется никто. Эта война издревле известна как война между Дьяволом и Богом. Эта война задевает каждого. И либо здоровая часть человечества выиграет эту войну с вырожденцами - либо всё человечество катастрофическим образом на Земле погибнет, причём погибнет значительно раньше, чем могло бы ещё существовать, жить и развиваться. Во всяком случае, если здоровые люди не осознают этой беды, то есть полная вероятность того, что человечество вообще просто реально не доживёт до конца этого ХХI–го века.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Социология как научная дисциплина без практического применения мертва. В методологическом плане новые подходы к рассмотрению реальных проблем находятся на стыке различных методов – раньше говорили, на стыке научных дисциплин. Диалектико-материалистический метод является самым совершенным философским методом, и его с успехом можно применять в социологии [9; 10] и необходимо включить в образование.

Последствие добычи сланцевого газа в Америке. - http://www.youtube.com/watch?v=NEMI13BGi98 1.

Сланцевый газ добывают на Украине. Shell go home - YouTube. 02.12.2013 г. - www.youtube.com 2.

Первая жертва добычи сланцевого газа в Украине – в Ярёмовке родилась девочка без ручки.

3.

20.10.2013 г. - www.youtube.com Сланцы на крови: Донбасс защищают под бизнес сына вице-президента США и друга семьи Джона 4.

Керри. – 17.05.2014. - http://www.regnum/news/polit/18020997.html Кьеза Джульетто (итал. Chiesa Giulietto). Срочно! Украину продали!! За сланцевый газ!!! // 13 5.

июня 2014 г. http://www.liveintenet.ru/users/2930900/post330772455 Кьеза Джульетто (итал. Chiesa Giulietto). За что идёт война на Донбассе? Почему уничтожают 6.

города на востоке Украине? // 27 июня 2014 г.

«Трибунал Рассела» признал Порошенко, Оаму, Баррозу и Расмуссена виновными в военных 7.

преступлениях. – РТ на русском. - http://russian.rt.com/article/49820#3DCiQEkm9 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности / Эрих Фромм; пер. с нем. Э. Телятниковой. – 8.

М.: АСТ; Астеь, 2012. – 635, [5] с. - (Рhilosophy) Зуева Т.Ф. Какую задачу решает Америка? // Новый Петербург, № 23. – 26 июня 2014 года, 9.

www.npeterburg.ru и www.newspb.su

10. Какую задачу решает Америка? Зуева Т.Ф. - 1) http://topwar.ru/52987-kakyu-zadachu-rechaetamerika.html ; 2) http://maxpark.com/community/5234/content/2829136 ; 3) http://mclieelya.com/velenie/3068/

СОЦИОЛОГИЯ В ПОИСКАХ НОВОЙ ОНТОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОГО МИРА

–  –  –

До сих пор остаются не до конца изученными и/или дискуссионными важнейшие характеристики социальной реальности как таковой: ее строение, структура, особенности возникновения,существования, изменения, ее отношения как целого с составляющими ее компонентами (частями), в том числе с человеком. Все это содержательные вопросы, от ответа на них зависят и онтологические основания социологического познания, и стратегии научного изучения социальных явлений В последние десятилетия XX в. активизировались сторонники социологического номинализма и методологического индивидуализма,и их наступление на социологический реализм и методологический холизм вызывает стремление пересмотреть прежние схемы обоснования альтернативных социальных онтологий. Одной из таких попыток была «новая философия социальных наук» британского исследователя У.Аутвейта. Опираясь на концепцию реализма Р.Бхаскара, Аутвейт заявил, что онтологические обязательства, будь то со стороны общих гносеологий или специальных научных теорий, неизбежны и должны рассматриваться серьезно.

Вопрос о существовании и способе существования коллективности, по Бурдье, вопрос, с которого должна начинаться вся социология.

К этому совету Бурдье следует отнестись со всей ответственностью Наряду со стремлением наконец упорядочить уже развитые представления о социальном мире сформировалось направление, в котором стремятся изменить и объект, и методологию социальных наук.

Такую перспективу обоснования онтологии социального мира и методологии его изучения предлагает в своей «социологии ассоциаций» Б.Латур.Он стремится создать такую методологию,которая даст возможность в каком-то определенном порядке заново соединить разнородные элементы,осуществить пересборку социального. У него социология уже не наука о социальном,а предприятие,основная цель которого прослеживание связей.между вещами.которые сами по себе не являются социальными.

Если следовать за Латуром, то надо традиционную «социологию социального»

оставить истории.Между тем,по нашему мнению,путь, по которому шли многие поколения социологов,не до конца пройден.Сегодня первостепенной задачей является создание системы моделей объектов социологии, в рамках которой давались бы характеристики существенных свойств каждого из объектов и описывались бы связи между объектами, отношения между ними, в том числе, характеризующиеся сращением, соединением, сплавом (английский эквивалент— conflation ) Создание системы моделей объектов социологии — основа комплексного социального знания и теоретического синтеза в социологии.

Это также основа построения социологии как целостной учебной дисциплины,в которой дается логически непротиворечивое учение о социальном мире, взятом как в целостности, так и в важнейших его расчленениях.Мы придерживаемся позитивного взгляда на возможности обеспечения единства социологии как научной дисциплины и учебного предмета.Приближаться к решению обсуждаемых задач можно различными способами, но обязательными условиями их положительного решения,по нашему мнению, являются:

— достижение единства в определении системы объектов социологии;

— создание единой многоуровневой и согласованной картины онтологических пространств социального мира (создание системы онтологических схем);

— построение системы взаимосвязанных предметов социологии и социологических субдисциплин.

Достижение согласия в трактовке системы объектов социологии, ее онтологических пространств, системы предметов должно составить фундамент движения к обеспечению единства социологии как научной дисциплины и учебного предмета.

В общественных науках сконструировано множество понятий, онтологический статус которых не прояснен. Искусственные конструкции социальных объектов объявляются без особых доказательств и обоснований реальными. Эти конструкции описывают и в специальной литературе и в учебниках как реальные сущности, тогда как в действительности они всего лишь аналитический инструментарий.

Строительство здания социологии невозможно представить себе без ревизии всей системы научных понятий, без выявления их онтологического статуса. Множеству сконструированных понятий, социальных объектов, законов, закономерностей и «бесцельных исторических флуктуаций» придется отказать в онтологическом наполнении.

Множественность социологических понятий, определений, конструкций, их несогласованность, несвязность, отсутствие логической строгости, их синонимичность и даже тавтологичность можно объяснить, но не оправдать. Сегодня необходимо четкое расчленение всех объектов социологии, на идеальные и реальные, их систематизация и сопоставление. Большая часть социологического теоретизирования опирается на идеальные типы, а эту особенность, как правило, не акцентируют и даже не осознают. Так возникают и «живут» сверхсложные «системы действия», «суперсистемы», причудливые «социальные и культурные системы». Об этих воображаемых объектах дискутируют, их свойства тщательно описывают в учебниках (почти в авторизированной редакции без всяких комментариев), создавая ложное впечатление и о самом социальном мире и о самой социологии, которая непредубежденным читателем часто воспринимается как сверхсложная и путаная наука, с которой надо поскорее расстаться.

Полагаем,что сегодня необходимо осуществить переоценку развития социологии, результатом которой могут стать два раздела в истории социологии: 1. «история заблуждений и ошибок социологов» и 2. «история достижений социологов» или « успехи социологической науки».

“ИНФОРМАЦИОННАЯ” ОНТОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОСТИ: ФАНТОМ ИЛИ

ПЕРСПЕКТИВА ТЕОРЕТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

–  –  –

В общесоциологической теории имеет место недооценка влияния информационных процессов на радикальные трансформации, происходящие в современном обществе. Не могу разделить скептицизма некоторых исследователей, не признающих либо самого факта существования информационного общества, либо возможности построить его теорию [1]. Еще далеко не исчерпан категориальный потенциал социологии для создания онтологической картины современного общества исходя из его информационного основания. Информация может быть рассмотрена как важный компонент и фактор социальных изменений наряду с технологическими, субкультурными и идеологическими.

Сложность включения информации в структуру социологического знания определяется тем, что и как категория, и как феномен она признается социологическим сообществом как “инородное” по происхождению. И это при том, что социальная природа информации не вызывает сомнений. На мой взгляд, возможно включение информации в структуру социологических моделей социального действия и социальной системы, соотнеся с такими понятиями как: основания действия, посредники действия, цели, ресурсы, социальная реальность и рядом других. Но предварительно необходимо интерпретировать информацию на основе таких понятий как: социальное действие, актор, норма, коммуникация, символ, значение, смысл, переведя, тем самым, с языка информатики на язык социологии.

В предлагаемой мною версии социальная информация, т.е. создаваемая обществом, в социологической метатеоретической интерпретации может быть определена как субстанция “социального”. Социальная информация как процесс есть особый способ поддержания целостности особых объектов – взаимодействующих индивидов – через обмен между ними значениями и смыслами на основе передачи символов, что порождает особую социальную устойчивую связь – коммуникации. Это процесс производства и потребления знаков, смыслов и значений с целью постоянного производства в сознании действующих индивидов целостной картины социальной жизни, в которой действующим предписаны модели поведения и “маршруты” действий – цели и ценности. Тем самым индивид является социальным существом постольку, поскольку постоянно “потребляет” сведения для конструирования своей картины мира и строит “маршруты” своего движения в социальном пространстве.

Информационная субстанциальность современного общества заключается в том, что информация как артефакт особого рода в гигантских масштабах проникла и продолжает проникать во все структуры повседневной жизни людей, став важнейшим и самым притягательным продуктом и ресурсом, превратившись в особый стиль активности

– “информоголизм”. Гигантский рост объема информации привел к возникновению процесса самопорождения символического, воображаемого социального мира – виртуальных картин “социальной реальности”, к самопорождению независимых от “социальной действительности” ее новых возможных форм. Воображаемый мир все более опережает действительность, картины реальности становятся все более сложными и ей несоответствующими. Из “материала” постоянно растущих образцов рождаются и новые образцы возможных социальных практик, провоцирующие их конкуренцию с устоявшимися формами социальной действительности.

Так актуальное социальное действие приходит в противоречие и столкновение с виртуальным действием. Мирсистема виртуальных действий отрывается от системы актуально-виртуальное и начинает свою собственную жизнь. Происходит формирование альтернативного, параллельного социального пространства. Устойчивый и нарастающий избыток информации порождает аномию – многообразие конкурирующих моделей для выбора ролевого поведения. Теперь практика актора все более обусловлена не социально, а индивидуально. Возникает новое – “виртуальное” – социальное. Источником социальных норм и контроля становится особое, параллельное социальное пространство. Это виртуальное пространство становится автономным, перестает быть посредником внутри системы социального взаимодействия.

Происходит разлом базовой “клетки” социальной системы на автономные актуальное и виртуальное социальные действия. Так завершается мутация основания всей социальной системы. Впереди – рост и экспансия нового вида социального организма. В качестве механизма роста выступает ”информационный резонанс” [2]. Это возрастающая волна, которая трансформирует все социальное пространство: растет дифференциация и умножение количества мыслимых миров социальной реальности, которые превращаются в действительные миры; возникают “зоны резонанса” – страты альтернативных социальных миров; растут конфликты и дезинтеграция традиционного пространства социальной действительности. Возникает эффект “пространственного разлома”[3, с.94].

Таким образом, состоявшееся формирование новой “клетки” современного социума порождает и трансформацию социальных и экономических систем. Современная экономика – это преимущественно не экономика обмена предметами и энергией (деятельностью), а экономика символического обмена (симуляциями), когда предметы, энергия и сама деятельность замещаются символами, обмениваются и потребляются не свойства предметов, а все новые и новые фрагменты знания о них. Происходит потребление информации об информации. Тем самым субстанцией общества становится информация, а не самовозрастающая стоимость, а субстратом – символический мир как непредметный. Самовозрастающая информация подобна самовозрастающей стоимости (капиталу), но не тождественна ей.

Информационную онтологию современности можно представить следующим образом. Практика актора обусловлена все более не социально, а индивидуально как ориентация на его собственные нормы. При этом ресурс – информация – остается социально порождаемым фактором целедостижения и ориентации в социальном пространстве. Но возникает новое – информационное – социальное, в том смысле, что появляется новый субстрат социальных связей. Социальный контроль и образование социальных общностей смещается в пространство виртуального, воображаемого, вторичного и “параллельного” социального мира. Но информационные ресурсы и условия производства информации продолжают определяться в сфере реальных социальных практик. Поэтому социальная реальность удваивается – она становится и практической, и виртуальной. В этом выражается противоположность и противоречивость измененного социального взаимодействия. Виртуальность меняет не только информацию (ее цели и содержание), но и саму практическую деятельность как ресурсы, имеющие природный и социальный характер. В случае, если действие детерминировано преимущественно виртуальным, то социальное действие протекает под давлением взаимообусловленного практического и виртуального социального действия.

Субстанцией, т.е. эмпирически всеобщим, “тотальностью”, информация становится в период ее неограниченного роста, одновременно превращаясь в товар и сама являясь историческим модусом товара как эмпирически данной “клетки” капитализма. В основе этого превращения лежит процесс развертывания информации как единства смыслов и коммуникаций. Коммуникация как абстрактная и универсальная функция социального бытия знания способна безгранично возрастать (подобно капиталу как самовозрастающей стоимости) и безгранично потребляться, постоянно превращаясь в субстрат – новые смыслы.

Смыслы потребляются без ограничения, теряя при этом свойство быть смыслами (т.е. направленными на что-то и для чего-то), тем самым, превращаясь в функции коммуникаций. Так смыслы переходят в коммуникации. Происходит общение (коммуницирование) ради общения, обмен “бессмысленными смыслами”. Одновременно над капиталом надстраивается его модус – самовозрастающая коммуникация.

Потребление и производство коммуникации без границ становится основным законом информационного социума.

Выше изложенное позволяет уточнить природу, структуру и механизм функционирования базовой системы социума – социального действия. Социальные действия по форме вещественно-предметные, по содержанию – идеальные (ментальные) схемы действий. Эти ментальные конструкции “складываются” из операционных и операционализируемых схем действий, передаваемых посредством коммуницирования.

Их производство есть и условие, и результат коллективных действий, что и образует социум и саму социальность. Поэтому социальные действия и взаимодействия по сути есть информационные. И существование социума есть процесс его воспроизводства как информационной субстанции, способ бытия особого – идеального – мира, порожденного социумом и порождающего социум.

См., напр.: Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, 1.

перспективы. – М.: Логос, 2000 – С. 22.; Иванов Д.В. Виртуализация общества. – СПб.:

“Петербургское Востоковедение”, 2000. – С. 13.; Уэбстер, Фрэнк. Теории информац Игнатьев В.И. Информационный резонанс в социальной системе // Идеи и идеалы. – 2012. - №3(13).

2.

Т.1.

Там же.

3.

ИДЕОЛОГИЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ, КАК ОСНОВА ЖИЗНЕННОГО МИРА

СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И

ПЕРСПЕКТИВЫ. (СТАТЬЯ ВЫПОЛНЕНА ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ

РНФ, ПРОЕКТ №14-18-02016)

–  –  –

Изучение сферы потребления в последнее время привлекает все большее внимание социологов. Формирование этой сферы связано с определенной идеологией, которая становится ориентиром, определяющим процессы современного взаимодействия. Вслед за Т. Адорно и М. Хоркхаймером мы понимаем идеологию, как ложное сознание и ложное представление реальности, навязываемое с помощью средств массовой информации с целью поддержания господствующего порядка [1]. Идеологические системы содержат приоритетные жизненные цели, а также главную цель человека, т.е. то, к чему необходимо стремиться, иными словами, смысл жизни. Таким образом, идеология потребления сегодня становится эффективным средством модификации жизненного мира современного человека, которое воздействует на его сознание и поведение, что, в свою очередь, непосредственно формирует его повседневные практики.

Понятие жизненный мир охватывает индивидуальный личностный мир.

Повседневные практики рассматриваются как производные, обусловленные влиянием жизненного мира человека, который создается и воссоздается каждым человеком в отдельности. Повседневностью можно назвать будни, смену времени суток и привычных видов занятий, взаимодействие с окружающими людьми. Повседневный мир - это все то, что в совокупности образует непосредственную реальность индивидуальной человеческой жизни. Жизненный мир включает образы, символы, представления, совокупность взаимосогласованных типических и новых смыслов и значений, с помощью которых человек конструирует свою повседневную жизнь, осуществляет повседневную деятельность.

Сегодня о потреблении можно говорить как о потребительстве, понимая последнее как образ жизни, связанный с потреблением. Если потребление есть отношение человека к вещи, то потребительство является системой общественных отношений по поводу вещи. Основная особенность данного процесса заключается в том, что современное капиталистическое производство не приспосабливает товар к нуждам потребителей, а заставляет потребителей приспосабливаться к новому товару.

Таким образом, задача состоит не в том, чтобы идти навстречу человеческим потребностям, но в том, чтобы все более разнообразными способами создавать и стимулировать потребности, возбуждать у потребителя желание какого-то товара, который во все большей степени приобретает символическое, а не реальное практическое значение. Люди начинают воспринимать потребительство как единственный способ самовыражения и как единственно возможный и оправданный образ жизни.

Потребители постоянно жаждут новых товаров. Их тянет к новинкам рынка, не смотря на степень их полезности или нужности, потому что потребителя приучают ожидать от нового товара доселе небывалых ощущений и переживаний. Современные "храмы" потребления – гигантские супермаркеты и торговые центры. В них соединяются в единый комплекс бесчисленные торговые залы с необъятным морем товаров, бары, рестораны, кинотеатры, аттракционы, залы игровых автоматов и пр. В них можно провести целый день, переходя от впечатления к впечатлению. Они предназначены для того, чтобы стать местами проведения досуга, в том числе семейного. Посещение подобных торговых центров стало неотъемлемой принадлежностью потребительского образа жизни. Крупные торговые центры изменяют облик современных городов. Наши города становятся функциональными центрами потребления, а вовсе не пространством для личной или общественной творческой активности.

Потребление понимается не только как приобретение неких вещей, товаров и услуг. Мы живем в мире символического потребления, когда наибольшее значение приобретают не вещи – а имидж, знаки самоидентификации, чувство принадлежности.

Вызовы времени, усложнение мира, череда кризисов, лавинообразный рост новых технологий диктуют человечеству насущную необходимость задуматься о ближайшем будущем и своей эволюции.

Сегодня все больше приходит понимание того, что идеология потребления совсем скоро может лишиться статуса единственно верной системы. Мир, в котором исчезнут торговые центры, реклама, индустрия развлечений, потрясет основы мироздания современного обывателя так же сильно, как потрясло бы средневекового человека внезапное исчезновение всех храмов и священнослужителей. Обществу необходима обновленная модель, социальная структура для последующего эффективного развития.

В ее основе должна быть модернизированная идеология, которая призвана давать обществу общие цели, объединить его, формировать высокий дух созидания. Она должна стать основой, на которой будут строиться социальные взаимодействия в жизненном мире человека.

Какой же может быть основа этой модели?

Вместо бесконечного потребления людям нужны другие цели. Если у современного человека достаточно денег, то он начинает заниматься не их приумножением – а самореализацией. Для кого-то этой самореализацией становится бизнес-успех, для кого-то она происходит в примитивной форме покупки статусности. Но сам факт готовности людей платить больше всего за свой имидж и образ жизни говорит о том, что им нужны не вещи, а самоощущение успешности и полноценности. И любая модель жизни, предлагающая обществу путь к такому самоощущению не через сверхпотребление, вполне может оказаться востребованной. Дать обществу новые ориентиры успеха, новые идеалы – вот главная задача пост-кризисной идеологической модели [2].

Говоря об идеологии нужно также учитывать тот факт, что в современном мире все более значимую роль начинает играть национальная идентичность, и как следствие формирующиеся национальные идеологии, как способы трансляции культурной традиции и норм. Так, национальная идентичность на институционально-формальном уровне обеспечена большими ресурсами легитимации, поскольку опирается не только на этнокультурные обычаи и ценности, но и различные формы государственной организации.

Поэтому, новая модель идеологии не исключает различных вариаций национализма.

Ценности и нормы жизненного мира, которые будут содержаться в новой идеологии, таким образом, будут во многом основаны на национальной идентичности. В таком случае крайним вариантом оформления национальной идентичности может быть, как пишет Ю. Хабермас, «конституционный патриотизм» [3].

Гурова О.Ю. Идеология потребления в советском обществе // Социологический журнал.№5.2004 1.

Восканян М. Конец эры потребления. Сможет ли кризис изменить ценности современного 2.

общества? // Информационный портал «Единое Отечество».03.12.2008. Интернет ресурс. Режим доступа: http://www.otechestvo.org.ua/main/200812/0306.htm Екадумов А.И. Культурно-национальная идентичность и процесс глобализации // Философия и 3.

социальные науки. №1. 2011. Интернет ресурс. Режим доступа:

http://www.bsu.by/Cache/pdf/387893.pdf

КЛАССИФИКАЦИЯ ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ К

ИССЛЕДОВАНИЮ СЕМЬИ КАК ОСНОВА ИХ СИНТЕЗА

–  –  –

Семейные структуры и процессы разнообразны: их можно описывать в зависимости от целей исследования с помощью различных социологических точек зрения как угодно – многообразие типологий и классификаций методологических подходов бесконечно. Для целостного изучения семьи, следует классифицировать эти подходы, чтобы обнаружить те узкие места, которые не охвачены методологическим основаниями и предпринять попытку их синтеза. Начиная с самых первых исследований, семья трактуется как историческое образование, существующее в виде малой группы и социального института. В то же время семья это объект, где развиваются отношения между межличностными и институциональными взаимоотношениями, междуобъективным, реальным и субъективным (номинальным) миром.

В первых социологических исследованиях уже можно увидеть основание для классификации подходов на социологический реализм и номинализм. В методологическом плане социологический реализм защищал принцип объективного научного подхода к социальным явлениям и принцип социологического объяснения социальных фактов, т.е. объяснения «социального социальным», исключая все другие факторы. Он утверждает принцип примата и превосходства социальной реальности над индивидами, но что более значимо социологический реализм подчеркивает существование общества как объективной реальности: общество живет как всякое подлинно существующее явление. Социологический номинализм, в противоположность социологическому реализму, утверждает, что единственно реальны индивиды, составляющие общество, поскольку с удалением индивидов от общества не остается ничего. Номинализм в социологии основывался на том, что источником, исключительным субъектом социального выступает индивид и его социальное действие. С точки зрения номинализма, социальная действительность трактуется, как только лишь действительность наименований, понятий, обозначений, т.е. имен, и именно ими человек определяет создаваемые им самим сущности.

Согласно номинализму вовлечение в социальные отношения это есть процесс, проистекающий одновременно созданием социальным актором качеств и характеристик действительности. Процесс взаимодействия индивидов, общения и других социальных отношений сопряжен осмыслением значений и смыслов элементов действительности.

Отсюда, ввод новых правил вступления в семейно-брачные отношения в виде законов и других нормативно правовых актов есть вариант социального номинализма. Социальный реализм основан на трактовке общества и его исторической эволюции в качестве объективной реальности, вне индивидуального сознания. Признание объективности взаимодействий биологических (как в случае табу на инцест), экономических и прочих общественных сил есть форма реализма при анализе семейно-брачных отношений. В целом в номинализме при толковании социальных институтов их рассматривают как конвенции, в рамках которых, происходит воплощения желаний и убеждений индивидов, как легко изменяемый результат рационального выбора, проявлений в поведении морального согласия, взаимных интересов людей. А в реализме считается, что институт превращает поведение человека в рутинные образцы взаимодействия (традиции) для компенсации неспособности членов общества действовать постоянно рационально.

Теория и методология социологического реализма и номинализма в значительной мере повлияли на становление еще двух групп социологических парадигм – структурных, в которых на макроуровне организация, функционирование и развитие общества является единым целым (структурный функционализм и марксизм), и интерпретивных, делающих акцент на разъяснении человеческого поведения на микроуровне (концепция социального действия, символический интеракционизм, феноменология, этнометодология). В итоге ведущие концепции социологии семьи, при явных расхождениях в трактовках социальных явлений, в сущности, сосредотачиваются вокруг одной из двух тем: семья – это социальный институт или малая группа, порождая микро- и макросоциологию семьи.

Макросоциология семьи исследует социальный институт семьи с точки зрения эффективности, действенности выполняемых им функций по отношению к обществу. Она опирается посредническую роль семьи во взаимодействиях личности и общества.

Микросоциология семьи сосредотачивается на уровне семейно-групповом. Семья исследуется как малая группа, но не одна индивидуальная семья, а семья – типовая ячейка общества.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.