WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |

«Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном ...»

-- [ Страница 5 ] --

Необходимость и возможность достигать своих целей и удовлетворять потребности в результате взаимодействия является фундаментальной предпосылкой для возникновения и существования самоорганизации первого уровня. Действие этой предпосылки имеет определённый психологический аспект. Индивид добровольно вступая во взаимодействие с социальными субъектами – другими индивидами, группами, организациями, социальными институтами, ожидает получение полезного результата, который бы соответствовал его целям или потребностям. В целом самоорганизация первого уровня возможна лишь до тех пор, пока субъекты взаимодействия считают, что получаемое в процессе взаимодействия вознаграждение больше чем их вклад.

Принципиальная ограниченность психологического подхода состоит в том, что не учитывается социологический аспект самоорганизации. Поскольку речь идёт о взаимодействии, то здесь должны присутствовать обязательные стандарты для всех участников взаимодействия. Такие стандарты являются порождением социальных общностей, которые детерминируют поведение участников взаимодействия превращая их в социальных индивидов. В качестве таких стандартов выступают моральные постулаты, нормы, традиции, обычаи и другие социальные регуляторы, основанные на общественных ценностях. С их помощью образуются группы единомышленников, социальные структуры, которые выступают источником упорядоченной самоорганизации – самоорганизации второго уровня.

Таким образом, необходимо отметить, что не зависимо от того психологический или социологический аспект самоорганизации мы рассматриваем, очевидно что стремление к самоорганизации есть рациональный выбор субъекта. В первом случае рациональность характеризуется ясностью и однозначностью осознания взаимодействующими субъектами своей выгоды (потребностей, интересов, стремлений), во втором – сознательным и свободным принятием общественных (нормативных и ценностных) стандартов.

Конечно же высокая степень осознанности и целесообразности на практике встречаются редко, да и зачастую определить действие как осознанное и рациональное бывает довольно сложно. Например, многие рациональные действия, действия рефлексивного характера, если они не соответствуют ожиданиям окружающих или выходят за рамки их понимания, могут восприниматься как иррациональные или спонтанные. К такому же восприятию могут привести и социальные контакты объективно импульсивного характера.

Как мы видим добровольность и рациональность взаимодействия не являются обязательным требованием для возникновения социального контакта, он может возникнуть и спонтанно, однако социальный контакт не является основой самоорганизации, вследствие своей неустойчивости. По своему результату социальные контакты инвариантны, если у субъектов возникает устойчивое двухстороннее побуждение к взаимодействию, то они могут привести к самоорганизации. Именно устойчивые взаимодействия составляют основу самоорганизации, и ведут к упорядочению социальной системы, такие взаимодействия носят рациональный характер и никогда не совершаются спонтанно. При этом необходимо отметить, что спонтанность, имеет место в длинной цепочке взаимодействий, обеспечивающих упорядоченность системы. Спонтанность может привести к социальному контакту, однако только под влиянием психологических и социологических факторов создаются условия при которых взаимодействие приобретает относительную устойчивость, устойчивые формы взаимодействия (неформальные структуры самоорганизации) вступая во взаимодействие друг с другом (системная самоорганизация) приводят к росту упорядоченности системы.

Куценко О. Д. Фазы и пути системных трансформаций: подобия и различия в бывших странах 1.

государственного социализма // Посткоммунистические трансформации: векторы, измерения, содержание. - Харьков: Харьков. нац. ун-т, 2004. – С. 22-26.

Ожегов С. И. Словарь русского языка. – М. Русский язык, 1984. – С. 530.

2.

Резник Ю. М. Социология жизни; новая парадигма или междисциплинарный синтез? // Вестник 3.

МГУ. – Сер. 18. Социология и политология. - 1996. - №4. – С. 18.

Штомпка П.. Социология социальных изменений. -М., 1996. - С. 266.

4.

ИНВАЙРОНМЕНТАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В СТРУКТУРЕ

СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

–  –  –

Инвайронментальными проблемами будем называть проблемы, которые имеют дело с взаимодействием общества с окружающей средой. Сложность введение в образовательные программы этих проблем связана с той ситуацией, которая имеет место в социологии по отношению к этим вопросам.

Интерес социологов к инвайронментальным проблемам стал проявляться в 60-х гг. ХХ в., т.е. с момента приобретения этими проблемами широкого социального и политического звучания. Однако, комплексность инвайронментальных проблемы, а также их тесная связь с естествознанием, оказались трудно преодолимым барьером для социологического анализа. Поэтому, соответствующая проблематика все еще относится к сравнительно маргинальным темам непосредственного социологического интереса. Другие научные дисциплины оказались вовлеченными в исследовании рассматриваемых проблем в гораздо большей степени.

Сравнительно малый интерес социологов к инвайронментальным проблемам имеет свои внутренние причины. Так, в большинстве классических социологических концепций уделяется недостаточно внимания проблемам окружающей среды, и, как следствие, не дает руководства к действию последующим исследователям теоретических и эмпирических оснований. В целом, присутствуя в качестве второстепенных сюжетов, вопросы охраны окружающей среды были, по большей части, за рамками основополагающих дисциплинарных трендов.

В течение ХХ в. часто инвайронметальные проблемы игнорировась в качестве темы социологических исследований. Проблемы, ставшие социально значимыми в 1960 гг., как промышленное загрязнение, энергетические и ресурсные пределы экономического и социального роста, риски и безопасность потребителя, оказались за пределами социологического мейнстрима. Они либо делегировались другим наукам, либо рассматривались, как второстепенные аспекты других социологических проблем, таких, как урбанизация, социальные конфликты, региональное развитие, или проблемы развития науки и техники. При этом окружающая среда редко рассматривается в качестве независимой переменной. Так, бурные дебаты мирового сообщества по поводу проблем с окружающей средой 1960-х гг., связанные с выходом и получивших общественный резонанс таких работ, как Р. Карсон (1962) [1] и П. Эрлих (1968) [2], имели незначительный отклик в социологическом сообществе. Ключевые работы по инвайронментальным проблемам того времени были написаны специалистами в области естествознания или популяризаторами науки. Это положение вещей продолжалось до 1970-е гг., когда начались возникать крупные конфликты по вопросам энергетической политики и ядерной энергии, что, в свою очередь, вызвало быстрый рост протестных инвайронментальных движений. Именно к этому периоду, обычно, привязывается институализация инвайронментальной социологии.

Пользуясь терминологией Ч.Р. Миллса [3], современное поле социологических исследований инвайронментальных проблем можно разделить на «высокую теорию» и «абстрактный эмпирицизм». В то время как социологи-теоретики стремятся интегрировать инвайронментальные проблемы в более широкие социологические концепций, социологи-эмпиририки постепенно добавляют различные инвайронментальные проблемы к уже существующему списку других социальных проблем, а рассмотрение инвайронментальных движений включается в анализ других социальных движений. Социологический интерес к инвайронментальным проблемам часто сочетается с интересом к другим сферам жизнедеятельности (СМИ, государственное управление, урбанизация и т.д.).

С теоретической точки зрения, социологи, как правило, пытались включить инвайронментальные проблемы в общепринятые рамки социологических интерпретаций.

Так, А. Шнайберг [4] предложил концепцию «производственной беговой дорожки», где охарактеризовал социальные основы инвайронментальных проблем, опираясь на концепцию К. Маркса о накоплении капитала. С другой стороны, концепция общества риска У. Бека [5], в которой инвайронментальным проблемам отведено центральное место, построена на классических концепциях Ф. Тенниса и М. Вебера. Здесь показаны фундаментальные социальные изменения, к которым привели инвайронментальные проблемы.

Эмпирическое изучение инвайронментальных проблем заключается в рассмотрении экологических конфликтов, движений и других форм экологической активности, а также множество процессов институционализации, профессионализации и структуры этих проблем.

Кроме того, эмпирические методы используются для изучения отношения населения к инвайронментальным проблемам, освещения в СМИ этих проблем, структуры членства в экологических организациях, а также аспекты охраны экологического образа жизни и потребительские предпочтения.

Как с теоретической, так и с эмпирической точек зрения, инвайронментальная социология вносит фундаментальный вклад в то, что можно назвать переосмыслением социологии знания [6]. На данным момент можно констатировать, что за рубежом инвайронмертальная социология пользуется широкой популярностью и более или менее органично входит в цикл подготовки социологов. Удачным примером учебника по инвайнронментальной социологии может быть коллективная работа под редакцией К.А.

Голда и Т.Л. Левиса [7]. Пионером внедрения этой дисциплины в учебные планы нашей стране является О.Н. Яницкий [5]. И хотя после публикации его программы прошло значительное время, соответствующие курсы в учебных планах социологических факультетов все еще являются скорее исключением, чем правилом. В то же время, логика развития общества подсказывает, что без изучения инвайронментальных проблем социологическое образование будет все больше отстраняться от проблем современного общества.

В программе бакалавриата соответствующие вопросы можно рассматривать в курсах современного естествознания, социальной экологии, а также уделять какое-то время на семинарах по общей социологии. Несколько больше возможностей интегрирования инвайронментальной проблематики в социологическое образование предоставляется в рамках магистерских программ, где можно ввести в образовательный цикл собственно инвайронментальную социологию, а также организовать подготовку небольших групп магистров по соответствующей направлению. Большой ресурс может представлять подготовка бакалаврских, магистерских и кандидатских диссертаций по инвайронментальным проблемам.

Наиболее перспективными точками роста внедрения инвайронментальных проблем в образовательный процесс могут быть следующие темы. Это возникновение, структура и динамика социальных явлений и процессов, возникающих при взаимодействии общества с окружающей средой; состав и особенности интересов социальных слоев и групп, эксплуатирующих природные ресурсы; восприятие разными социальными слоями и группами инвайронментальных проблем; социальные следствия экологических катастроф;

учет в практике природоохранных мероприятий интересов социальных слоев и групп;

специфика экологических организаций и движений; экологическое сознание и его отражение в общественном мнении.

1. Carson R. Silent Spring. Boston-New York: Mariner Books, 2002.

2. Ehrlich P.R. The Population Bomb. Sierra Club/Ballantine Books, 1968.

Миллс Ч.Р. Социологическое воображение. М.: NOTA BENE, 2001.

3.

4. Schnaiberg A. The Environment: From Surplus to Scarcity. New York: Oxford University Press, 1980 Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М.: Прогресс-Традиция, 2000.

5.

6. Jamison A. The Making of Green Knowledge. Cambridge University Press, 2004.

7. Twenty Lessons in Environmental Eociology / Gould K.A.& Lewis T.L. (eds.). Oxford University Press, 2009.

Яницкий О.Н. Экологическая социология (программа курса) // СоцИс, 1997. № 2.

8.

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИЙСКОЙ ЖУРНАЛЬНОЙ

СРЕДЕ

–  –  –

Возникновение и развитие «новой науки» - социологии в России сопровождалось сложным процессом становления социологического сообщества. Этот процесс занял относительно короткий отрезок времени (середину 60-х годов Х1Х – начало 20-х годов ХХ века). При отсутствии профессиональной подготовки это сообщество формировалось в 60-е годы путем самообразования, прежде всего, в сфере передовой журналистики, «более научной, чем публицистической» [1, с.354], а в 70-е в академической, университетской среде.

Представители журналистской, а затем и академической среды активно использовали периодические отечественные журналы для популяризации и критического усвоения взглядов О.Конта и перевода западной социологической литературы, для изложения собственной позиции в социологии и теоретико-методологической полемики, для пропаганды и систематизации социологического знания. «Патриарх» российской социологии Н.И.Кареев назвал это направление деятельности «журнальной социологией».

Главными органами распространения социологического научного знания стали демократические органы периодической печати: «Отечественные записки», «Знание», «Дело», «Мысль», «Северный вестник», «Русское богатство», «Вестник Европы», «Юридический вестник» и др.

Своим появлением и развитием социологическая литература была обязана, прежде всего, прогрессивному направлению отечественной общественной мысли, учитывающему связь практических задачи общественной жизни пореформенной России с постановкой вопросов социологии. М.М.Ковалевский, давая оценку состояния российской социологии, подчеркивал, что ее представители «интересовались исключительно общественными вопросами, не выходя при этом ни мало из среды чистой теории» [2, с. 172 ].

В России после европейских революций 1848-1849 года правительство отменило научные командировки в Европу и запретило выписку заграничных изданий, в том числе и работ О.Конта. Только в годы царствования Александра П правительственными указами цензура была ослаблена и в начале 60-х годов «Курс позитивной политики» Конта на французском языке появился в некоторых учебных библиотеках.

В 1863 году историк И.В.Лучицкий, тогда студент историко-филологического факультета Киевского университета, при подготовке к экзамену по философии взял в библиотеке «Курс» Конта (4-й том, на французском языке), знакомство с которым повлияло на всю его научную деятельность. Однако после Польского восстания (1863выдача работ Конта опять была запрещена. В 1877 году Лучицкий, профессор Киевского университета, по просьбе своих студентов прочитал у себя дома курс лекций о Конте.

Правда, в 1866 году С.Н.Южаков на 1-ом курсе историко-филологического факультета (открывшегося в 1865 году в Одессе Новороссийского университета) слушал лекции профессора Р.В.Орбинского о И.Канте (целый семестр) и О.Конте (целый семестр). Его лекции привлекали огромное число слушателей, а через них способствовали росту «скептического настроения в русском обществе». Южаков был благодарен своей alma mater за то, что она помогла ему в его исканиях «правды-истины» и «правдысправедливости». В 1869 году он был участником студенческих сходок, но из-за болезни ему пришлось оставить университет и уехать на лечение за границу. В 1879 году в Одессе началась «памятная оргия административных ссылок» и Южаков за участие в этих волнениях был арестован и сослан до 1882 года в Сибирь, откуда присылал свои статьи в «Русские ведомости» и «Отечественные записки».

Но в целом, запрет на работу Конта «Курс позитивной философии» в России, писал Кареев, «был так определен, что даже в близкое к нам время было трудно его достать», а его совсем «ненаучная» «Система положительной политики» «бросила подозрительную тень на весь позитивизм» [1, с.30]*.

Социология в России, в отличие от Запада, где она пользовалась полным правом «научного гражданства» оставалась «опальной наукой» (П.Сорокин) и официально преподавание социологии как самостоятельной науки в учебных заведениях было разрешено только после февральской революции. В 1918 году на заседании Социологического общества К.М.Тахтарев выступил с сообщением о введении преподавания социологии в высших и средних учебных заведениях. К 1921/1922 учебному году «буржуазная социология» была изъята из системы образования.

Первое знакомство в России читающей публики с позитивизмом Конта связано со статьей В.Н.Майкова «Общественные науки в России» (журнал «Финский вестник», 1845 года), где он определял социологию как критическую науку об обществе с «органическим характером», которую необходимо развивать в России. В 1847 году в журнале «Отечественные записки» была опубликована статья В.А.Милютина с критическим анализом работы А.Бутовского «Опыт о народном богатстве или о началах политической экономии», где отразилось влияние Конта, и речь шла о том, что общественные науки, в частности политическая экономия, возможны как науки положительные и точные.

В популяризации позитивизма большое значение имели статьи П.Л.Лаврова «Механическая теория мира» и «Очерки теории личности» («Отечественные записки», 1859). В 1865 году в журналах «Современник», «Отечественные записки», «Русское слово» были опубликованы статьи о Конте В.В.Лесевича, П.А.Лаврова, Д.И.Писарева.

Н. И.Кареев в своих мемуарах писал, что с «общими идеями» Конта он был знаком еще в гимназии по работам Писарева, а в студенческие годы он уже сам «штудировал»

работы П.Л.Лаврова, Н.К.Михайловского, С.Н.Южакова и В.В.Лесевича, что приучило его критически относиться «к модным иностранным теориям».

Но начало специализированной социологической литературе было положено «Историческими письмами» Лаврова, первоначально опубликованными в журнале «Неделя» (1868-1869), затем вышедшими отдельным изданием (1870), и статьей Н.К.Михайловского «Что такое прогресс?» в «Отечественных записках» (1869).

Кареев, лично знакомый с большинством отечественных социологов (по совместной издательской, преподавательской деятельности, участию в процессе институциализации социологии) называл «Отечественные записки» фактически первой кафедрой социологии в России.

Михайловский, один из самых ярких сотрудников журнала, после смерти Н.А.Некрасова вошел в состав редакции и принимал активное участие в издании своих теоретических работ («Аналитический метод в общественной науке», «Теория Дарвина и общественная наука», «Что такое счастье?», «Борьба за индивидуальность» и др.) и работ Лаврова, Лесевича, Южакова, Кареева и др. После «цензурной расправы» с журналом в 1884 году он сотрудничал в «Северном вестнике» и «Русской мысли», а в 1892 году возглавил журнал «Русское богатство», в котором работал до последних дней жизни. (До 1891 года этот журнал издавал социолог, переводчик, писатель, представитель этикосоциологического направления Л.Е.Оболенский).

Оболенский принимал самое активное участие в журнальной издательской деятельности. Он был арестован по делу Каракозова, заключен в Петропавловскую крепость и по приговору суда выслан в Костромскую губернию, а затем в Орел. После освобождения в 1878 году получил разрешение поселиться в Петербурге и принял участие в издании журнала «Свет», который в 1880 году был переименован в журнал «Мысль» и просуществовал до 1882 года. В 1883 году Оболенский издает перешедший в его собственность журнал «Русское богатство». Помимо собственных работ в его журналах публиковали свои статьи В.В.Лесевич, Н.И.Кареев, И.И.Юзов (Каблиц), А.М.Бутлеров, Д.И.Менделеев и др. В его журналах печатались переводы работ Г.Спенсера, В.Вундта, Г.Тарда. Перевод Спенсера «Развитие политических учреждений» он сопровождает своим предисловием «Субъективный и объективный методы в социологии», которое затем в переработанном виде было издано отдельной брошюрой. В 1891 году в связи с отсутствием средств Оболенский прекратил издание журнала, а свои статьи публиковал в «Русских ведомостях», «Историческом вестнике», «Вопросах философии и психологии».

Представители академической, университетской среды также занимались издательской деятельностью. Так, «юрист-социолог» С.А.Муромцев, друг А.И.Чупрова и М.М.Ковалевского, профессор Московского университета после увольнения в 1884 г. за «политическую неблагонадежность» был редактором престижного и авторитетного в научных кругах журнала «Юридический вестник» вплоть до его запрета в 1892 г. (В этом журнале публиковались статьи Чупрова, Кареева, Зибера и др).

В 1912 г. деятельность этого журнала была восстановлена, а его главным редактором был избран известный в России и Европе социолог неокантианского направления Б.А.Кистяковский. Он имел большой опыт издательской работы, принимая участие в издании совместно со П.Б.Струве журнала «Освобождение» сначала в Штутгарте, а затем в Париже (1902-1905), журнала «Критическое обозрение» (1907-1910), газеты «Дума» (1907). Свое согласие на работу редактора Кистяковский объяснял тем, что после «писательства» редакторское дело доставляет ему «наибольшее удовлетворение» и тем, что быть редактором «Юридического вестника», «во главе которого раньше стоял Муромцев, очень почетно» [3, с.663]. Кистяковский сам отбирал, заказывал статьи, рецензии для журнала, правил рукописи. В его журнале были опубликованы статьи Л.И.Петражицкого, П.И.Новгородцева, П.А.Сорокина и др.

Отечественные социологи, представители не академической среды, несмотря на чисто «журнальную» работу были настоящими учеными.

Так, Кареев во время первой заграничной поездки познакомился в Париже с Лавровым, все работы которого он уже знал. Он бывал у Лаврова во время своих заграничных командировок и поддерживал с ним дружеские отношения. У Лаврова он познакомился с Г.А.Лопатиным, П.А.Кропоткиным, а Лаврова познакомил с Ковалевским.

Он характеризовал Лаврова, как человека созданного «для мирной ученой работы и для преподавательства, но который был вынужден идти по той дороге, на которую вступил, только после того, как у него была отнята возможность чисто легальной работы» [с. 153 ].

Кареев присутствовал и на двух лекциях Лаврова, которые тот читал у себя на квартире.

Южаков в «Дневнике журналиста (ноябрь 1895)», высказывая сожаление по поводу отсутствия кафедр социологии «в наших университетах», опубликовал свою программу преподавания социологии в вузе и делает замечание в адрес тех академических ученых, которые не признают научных исследований, если их авторы университетским «уставом не приурочены уже к какой-либо кафедре».

В целом отечественное социологическое сообщество было представлено в «журнальной социологии» различными теориями, школами, направлениями. А рост социологической литературы в журналах (статей, рецензий, критических обзоров, переводов работ зарубежных социологов, полемика в печати), свидетельствовал не только о борьбе мнений в этом сообществе, но и об эволюции взглядов социологов и их ориентации, по сути, на фундаментальные, базовые проблемы социологии, на общетеоретическую интеграцию разных теоретико-методологических позиций.

В кратких тезисах невозможно, конечно, охватить всю сложность и многообразие (и по темам, и по персоналиям) такого явления, как отечественная «журнальная социология». Поэтому, на наш взгляд, необходимо ее выделить в качестве специального предмета исследования, что дает материал не только информационно, но и содержательно полезный для изучения российской социологии.

* -

Работа Конта «Курс позитивной социологии» имела русский перевод «Курс положительной философии». Опубликованы 1-й и 2-ой том этой работы (СПб.: Экон.Тип.1899-1900). «Система позитивной политики», Т.1.Ч.1 опубликована в 1910 г. (Родоначальники позитивизма. СПб.: Изд. «Брокгауз-Ефрон».

Вып.2).

Кареев Н.И. Основы русской социологии. СПб, 1996 1.

Ковалевский М.М. Мое научное и литературное скитальчество//Русская мысль, 1895, № 2.

Кистяковский Б.А. Социальные науки и право. СПб, 1998.

3.

Кареев Н.И.Прожитое и пережитое. Л, 1990.

4.

Южаков С.Н. Социологические этюды, М., 2008.

5.

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОЦЕССА ОРГАНИЗАЦИИ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА В ОБЩЕСТВЕ, ОСНОВАННОМ НА

ЗНАНИИ

–  –  –

Изучение проблемы организации образовательного пространства в обществе, основанном на знании, ведется по многим направлениям, среди которых можно выделить три основных: анализ природы и развития информационного общества, осмысление взаимосвязи власти и информации и, наконец, поиск условий личностного и профессионального развития в образовательном пространстве.

По мере вхождения общества в эпоху, называемую постиндустриальной, а культуры - в эпоху постмодерна, изменяется статус самого главного элемента системы образования - знания. Эта тенденция высвечена в работах Ж.Ф.Лиотара, который считает, что современные информационно-технологические изменения оказывают значительное влияние на природу знания и расширяют возможности образовательного процесса, как канала передачи информации [1, с.16-17]. В этой связи в трудах отечественных и зарубежных исследователей [2] получило распространение понятие «общество, основанное на знаниях» или, коротко, «общество знания». Это нашло свое отражение в документах Всемирного научного форума, организованного ЮНЕСКО и Международным советом по науке в ноябре 2003 г. в Будапеште, где выводится определение: «Общество, основанное на знаниях, - это инновационное общество, базирующееся на концепции непрерывного обучения в течение всей жизни» (The knowledge - based society, Budapest.

08-10.11.2003) [3].

О.Л.Кузнецовым сформулированы следующие позиции в вопросе о формировании общества знаний: 1) структурированные знания должны стать доступными для всех членов общества; человек, находящийся в любой точке пространства, может их получить в масштабе реального времени без ограничений, должна работать система дистанционной передачи знаний; 2) человек в XXI веке будет владеть технологиями управления знаниями, т.е. разберется в кодификации знаний, будет знать, как из старых знаний генерировать новые, как их превратить в товар, который можно представить на международном рынке разделения труда; 3) всеобщий доступ к знаниям позволит в некоторой степени выровнять стартовые возможности людей, живущих в разных уголках нашей планеты; 4) важнейшим продуктом на мировом рынке становится интеллектуальный продукт - новые знания, а не сырье и даже не готовые технологии [4, с.1-4].

П.Друкер, одним из первых, предложивший рассматривать современное информационное общество как «общество, основанное на знании», считает, что результативность в современном образовательном пространстве может быть определена тремя показателями: первое - непосредственно само знание, приобретенное в процессе обучения; второе - способность выпускника войти в мир в качестве активного его гражданина и экономического субъекта; третье - дальнейшее развитие индивида в постобразовательном пространстве и участие его в культурной жизни общества [5, с.181].

К сожалению, пока не удается даже приблизиться к измерению этой проблемы.

Общество знания - новый тип информационного общества, все сферы которого, в первую очередь, экономика и образование, сориентированы на новейшие достижения в сфере информационных и коммуникационных технологий. Общество знания характеризуется следующими критериями: 1) информация структурирована и доступна; 2) человек владеет технологиями управления знаниями (кодификация, генерирование, хранение, использование); 3) имеется всеобщий доступ к знаниям, что способствует выравниванию стартовых возможностей людей (геополитических, культурных, возрастных); 4) главным становится не инструментальное знание, а «знаниекомпетенция», и как интеллектуальный продукт оно вытесняет на мировом рынке прежние ценности - сырье и готовые технологии.

Таким образом, общество, основанное на знании, может быть выражено через три основных признака: 1) научно-теоретические знания, 2) их включенность в динамизирующиеся социокультурные ситуации, 3) на основе выработанных знанийкомпетенций устойчивое позиционирование личности в обществе, реализация потребности непрерывного постобразования. В границах образовательного пространства общества, основанного на знании, коммуникация приобретает новый (сетевой) характер, новое (диалогическое) значение и новые формы (электронное обучение). Главной характеристикой образовательного пространства в обществе знания становится диалогический тип коммуникативной рефлексии, стимулирующий постоянное состояние дискуссии и открытости к новому знанию.

Стиль управления и преподавания в границах образовательного пространства общества знания подвергается серьезной трансформации. По мере расширения сетевого общества меняется цель управления и преподавания в границах образовательного пространства: теперь это выглядит не просто как передача знания в форме «господстваподчинения», а как диалог и языковые игры, в ходе которых осуществляется обучение выпускника школы и университета всем процедурам будущего позиционирования в обществе, преимущественно в форме электронного обучения. В логике сетевого развития меняется роль преподавателя: теперь он не транслятор, а участник диалога, менеджер учебного процесса.

Традиционная организация образовательного процесса, направленная на передачу знаний, теряет свою актуальность. Сегодня управление образованием и преподавание должно обеспечивать не только воспроизводство компетенций, но и их прогрессирующее развитие. Соответственно, возникает проблема, чтобы передача знания не ограничивалась передачей информации, а учила бы всем процедурам, способствующим диалогичной коммуникации будущего специалиста на рынке труда в условиях его непрерывной пост- и переквалификации. Новое отношение к знанию предполагает тесную связь с идеей междисциплинарности. Главным в образовании становится не формирование элит с некими высшими идеалами, а подготовка грамотных и выносливых игроков для преодоления различных жизненных сценариев. Отношение к знанию сегодня выглядит скорее как отношение пользователей концептуального аппарата и сложного материала к получателям результатов.

Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. - М.; СПб, 1998.

1.

Колпаков В.А. Общество знания. Опыт философско-методологического анализа // Вопросы 2.

философии. 2008. № 7. С.26-38; Кузнецов O.Л. Проблемы построения общества знаний в современной России (мифы, рифы, перспективы) / Вестник Российской Академии естественных наук. 2005. № 3; Друкер П. Эпоха разрыва: Ориентиры для меняющегося общества. - М.; СПб., Киев, 2007; Уэбстер Ф. Теории информационного общества. - М., 2004. Communication: From Information Society to Knowledge societies / UNESCO // The New Courier. № 3. October 2003; Ster N.

Knowledg Society. - L., 1994. P. 42-90.

Communication: From Information Society to Knowledge societies / UNESCO. The New Courier. № 3.

3.

October 2003.

Кузнецов O.Л. Проблемы построения общества знаний в современной России (мифы, рифы, 4.

перспективы) // Вестник Российской Академии естественных наук. 2005. № 3.

Друкер П. Менеджмент в некоммерческой организации: принципы и практика. - М., 2007.

5.

СОЦИОЛОГИЯ В ПЛЕНУ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ПРЕДРАССУДКОВ

–  –  –

Современный мир представляет собой противоречивое единство. Наиболее противоречивым явлением в мире является само сознание. Разум человека, устремляясь к истине, зачастую становится творцом различного рода ошибок, предрассудков и заблуждений. Сознание не только отражает мир, раскрывая объективные законы его существования, но и творит его, формируя ментальные картины этого мира.

С момента зарождения философии мыслителей разных времен интересовал вопрос о том, в какой степени человек может объективно и точно познавать окружающую действительность, возможно ли вообще истинное познание мира.

Диапазон ответов на данную проблему простирался от жесткого объективизма до весьма расплывчатых суждений иррационализма, субъективизма и агностицизма Софистической мудрости индивидуализма всегда противостояли попытки доказать и обосновать возможность получения абсолютного знания. Истоки этого доказательства шли то от бога, то от абсолютных идей, то от законов природы и целого ряда других постулатов.

Все теории природного и социального бытия чаще всего воспринимались как предрассудки и заблуждения и подвергались достаточно суровой критике. При этом, чем сложнее оказывался объект познания, тем в большей степени проявляли себя негативные признаки познавательной деятельности. Наиболее сложным объектом познания является, безусловно, общество, законы его функционирования и развития.

Социология к началу ХХ в. обрела солидный багаж теоретических построений, который сам становится предметом методологического анализа. Особое значение в этом плане имеет творчество В. Парето, который в качестве социальных фактов (в рамках своего творчества) стал рассматривать именно социологические теории.

С целью более глубокого анализа познавательных актов и их результатов Парето вводит в структуру своих методологических размышлений такие понятия, как «логическое» и «нелогическое » действие, «логико-экспериментальные» и «не логико-экспериментальные » науки (теории, учения и т. д.), «остаток», «деривация» и др. В сущности, он стремится провести более строгую демаркационную линию между наукой и другими формами интеллектуальной деятельности человека (мифами, теологическими и метафизическими системами). Научным он называет только то знание, которое опирается на факты и экспериментальные приемы исследования, все остальное выносится за скобки этого знания. Социология, с его точки зрения, так же еще пока не является наукой, так как не имеет своей четко обозначенной логико-экспериментальной базы. «В химии, – пишет он,

– исследование шло от некоторых гипотез к объяснению химических фактов, чтобы предвидеть еще неизвестные факты, которые затем верифицировались опытом.[1] Однако последующее развитие теоретической социологии пошло по тому пути, от которого предостерегал исследователей Парето, т. е. по пути анализа чисто языковых форм, описывающих структуру, функционирование и изменение общества. При этом существенно меняется набор самих понятий. Из лексикона современных теоретиков выпали даже такие слова, как «эволюция», «развитие», «прогресс», зато доминируют понятия повседневности, интеракции, обмена, микроконфликта, изменений, структуры и т. д., которые позволяют до бесконечности умножать социальное мифотворчество.

Особую роль в этом деле играют представители постструктурализма и постмодернизма, которые обрушились с критикой на рационалистические традиции представителей просветительского модернизма, превратив социологию в разновидность литературного творчества. И если Дюркгейм и Парето старались очистить социологию от искажающих реальность теоретических схем, то современные модернисты осознанно их продуцируют.

Складывается впечатление, что современные теоретики не столько рассеивают туман искусственных теоретических построений, сколько сознательно сгущают его, используя для этой цели вполне научные термины – такие как «система», «структур», «функция » и им подобные, но наполняют их новым содержанием и новой терминологией. Используются, например, такие термины, как «хабитус», «фрейм», «структурация», «аутопоейсис» и т. д., которые для простого читателя не всегда понятны, а для специ-алистов небесспорны. Получается, что современная теоретическая социология не столько сближается с жизнью и раскрывает ее общий портрет, сколько возвышается над нею, продуцируя новые авторские картины социальной реальности. Она замыкается в своем собственном языке, превращаясь в науку для науки, и утрачивает свою цель, которую ей определили классики социологии, а именно содействовать прогрессу общественной жизни, избавлять общество от накапливающихся в нем время от времени негативных явлений. В определенной мере сама социология превращается в разновидность деформированного сознания и в объект специфического исследования.

Можно заключить, что чем дальше развивается социология, тем в большей степени она нуждается в своей логической реконструкции, в своем совершенствовании как с точки зрения понимания природы общества, так и с точки зрения модернизации приемов и методов исследования, особенно в рамках теоретического анализа.

Парето В. Компендиум по общей социологии. М., 2007.

1.

К ПРОБЛЕМЕ ПОИСКА СОВРЕМЕННОЙ МОДЕЛИ РОССИЙСКОГО

СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

–  –  –

Сложный, противоречивый путь социологического образования в России сопровождался разработкой вариантов двух основных моделей: просветительской и профессиональной.

Авторами первых просветительских моделей были выдающиеся социологи Н.И. Кареев, Е.В. де Роберти, М.М. Ковалевский. Основываясь на идее социологизации обществознания, убежденные в том, что социологически грамотными должны стать студенты всех специальностей, эти ученые приложили много сил для реализации данных моделей в российских университетах. Хотелось бы напомнить, что для Н.И. Кареева важно было укрепить влияние социологии на постановку и решение разных исторических, политических, юридических и экономических вопросов, сформировать потребность у будущих профессионалов искать социологических оснований и решений социальных проблем [1, 49-50].

И в настоящее время задача модернизации просветительской модели попрежнему связана с перспективой организации социологического образования для студентов всех гуманитарных и технических специальностей. Для выполнения данной задачи необходим диалог не только с руководством вузов и коллегами непрофильных факультетов, но и с самими студентами в поисках оптимального варианта, сочетающего необходимость социологизации обществознания с полезностью формирования у них социологической культуры.

Вместе с тем, продолжается деструктивная тенденция, заложенная еще вторым Государственным образовательным стандартом, оставляющая за руководством вуза решение о необходимости курса «Социология» для студентов несоциологических специальностей. Тем самым нарушается сложившаяся традиция социологического просвещения представителей всех специальностей вузов.

Можно сделать предположение, что современной российской социологии стать понастоящему публичной мешает недостаточная распространенность просветительской модели социологического образования.

Разработка профессиональных моделей социологического образования исторически была связана с процессом подготовки социологов-специалистов. Начавшись в университетах неравномерно в 1920-х гг. (например, группа социологов была набрана на ФОНе Ярославского государственного университета [2]), подготовка специалистов была прервана уже в 1930-е гг. и возобновилась спорадически только в 1970-х гг. (например, подготовка экономистов-социологов в Московском инженерно-экономическом институте [3, 254]). Целенаправленная подготовка социологов началась с 1980-х гг. (например, открытие отделения прикладной социологии и набор групп студентов по 50 человек в МГУ им. М.В. Ломоносова и ЛГУ [4, 32]), во всероссийском масштабе продолжилась в 1990-е гг. и идет по настоящее время.

Что касается модели профессионального социологического образования, то в 1970х гг. она больше напоминала просветительскую модель с ориентацией на углубленное изучением специальных социологических дисциплин. В 1980-е гг. сложилась модель профессионального социологического образования по специальности «прикладная социология» и только в 1990-х гг. вузами стали апробироваться варианты модели подготовки по специальности «социология». Причем, разработка этих моделей явилась результатом, с одной стороны, методической работы органов государственной системы образования, с другой – творческой деятельности самих вузовских социологов.

1990-2000-е. гг. шел интересный творческий поиск и апробация разнообразных просветительских и профессиональных моделей подготовки специалистов-социологов в различных вузах.

С середины 2000-х гг. ситуация в профессиональном социологическом образовании связана с действием двух тенденций: с одной стороны, включением российского образования в общеевропейское образовательное пространство. С другой стороны, интенсивными поисками каждым вузом собственной специфики подготовки профессионалов-социологов в условиях трансформирующегося российского общества.

Сегодня модернизация профессиональной модели ставит перед вузами задачу повышения его качества при сохранении фундаментальности в подготовке специалистов.

В этом плане полезным могут оказаться не только традиции, накопленные российским социологическим образованием, но и собственный опыт подготовки специалистовсоциологов.

Введение общей формы профессиональной подготовки на уровнях «бакалавр социологии» и «магистр социологии» не отбило желание вузов разнообразить содержание этой подготовки.

Сложилась интересная тенденция: в той степени, в какой происходит унификация программ подготовки социологов-профессионалов, обостряется проблема поисков уникальной формы и практики реализации этих программ в российских университетах.

Однако, вариативность профессиональных моделей подготовки социологов порождает ситуацию соревнования между вузами, провоцируя их (скрыто или явно) на выяснение того, чья модель лучше. Причем у вуза, приобретающего статус УМО по социологии, появляется возможность навязывать собственную модель подготовки другим.

Вместе с тем, споры о разработке оптимальной модели социологического образования приобретают публичный ракурс. Необходимо подчеркнуть, что в общественном сознании наблюдается своеобразная дихотомия: при обсуждении этой проблемы находятся аргументы как «за», так и «против». Причем сторонники социологического образования ссылаются на необходимость развития и укрепления социологической культуры российского общества. Противники с таким же пылом говорят, что социологи «путаются в своих цифрах и пугают неискушенных граждан процентами».

Истина, как видится, «где-то рядом», в самом социологическом сообществе, в проблеме его идентификации в современном российском обществе.

Кареев Н.И. Взгляд на современное состояние социологии // Социология в России Х1Х – начала ХХ 1.

веков (вып. 1). М., 1997 См.: Государственный архив Ярославской области. Фонд Р- 51. Оп. 1. Ед. хр.40. Л. 5 2.

РГАНИ. Ф.5. Оп. 60. Д. 201. Л. 7–10. Цит. по: Социология и власть (как это было на самом деле) / 3.

Под ред. Г.В. Осипова, Л.Н. Москвичева. М., 2008.

Купцов В. И. Справка о состоянии подготовки социологических кадров в стране. // Материалы по 4.

вопросам преподавания общественных наук. М., 1990.

ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИИ: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ.

–  –  –

Социология в качестве отдельной дисциплины существует, как известно, уже более 150 лет. Однако до сих пор по поводу ее содержания идет, в том числе и в России, дискуссия. И очевидно, что до тех пор, пока вопрос фундирующего контента этой науки не будет исчерпывающим образом решен, нет смысла говорить о возможной интеграции последней в некое единое методологическое целое, - со всеми вытекающими отсюда теоретическими и практическими последствиями. Констатируя наличие глобального кризиса социологии в сфере теории, В.А.Ядов признает: "Нынче мы подошли к границе, за которой социологическое те¬оретизирование в масштабе, превышающем "здесь и сейчас", представляется … сомнительным. Хорошо известна позиция приверженцев постмодернистского проекта: нарратив - да, тео¬ретизирование - нет. На всемирном социологическом конгрессе прошлого года социологический лексикон обогатился термином "турбулентный социум", а тема предстоящей ежегодной конфе¬ренции Европейской социологической ассоциации обозначена так: "Социальные отношения в нестабильном обществе" [1, 15]. Возникает, однако, вопрос: возможен ли хоть скольконибудь серьезный "нарратив" без "теоретизирования"? Наверное, будет преувеличением сказать: "Нет ничего практичнее хорошей теории", но немалая доля истины здесь, безусловно, есть.

Без хорошо сработанной теории "нарратив" - это, образно говоря, судно, движущееся по показаниям плохого компаса. Более того, следует задуматься над вопросом: а возможен ли, в принципе, "нарратив" (иными словами, описание явлений) без теории? В свое время В.И.Ленин указывал, что видимое отсутствие теории на самом деле всегда предполагает существование той или иной теории. И, думается, данное указание справедливо, поскольку отрицать теорию, означает отрицать такие методы познания, как анализ и синтез, исключать возможность изучения причинно-следственных связей, значит, в конце концов, ставить преграды ищущему человеческому мышлению.

На наш взгляд, ситуация не настолько безнадежна, как она иногда может показаться. Необходимы лишь определенные условия, чтобы решить проблему так называемой "высокой" (Ч.Р.Миллс) социологической теории. И первым таким гносеологическим условием является корректное определение предмета социологии.

Следует отметить, что в современной российской литературе постоянно предпринимаются попытки отличить предмет социологии от ее объекта. Некоторые исследователи настаивают на том, что было бы ошибкой смешивать объект и предмет исследования. По их мнению, объект познания - это все то, на что направлена деятельность исследователя, что противостоит ему в качестве объективной реальности.

Когда же речь идет о предмете исследования данной конкретной науки, то та или иная часть объективной реальности (общество, культура, человек) исследуются не целиком, а лишь с той стороны, которая определяется спецификой данной науки [2, 77; 3, 49; 4, 19].

Думается, стремление отделить объект от предмета имеет, по существу, надуманный характер, поскольку термин "объект" в переводе с латинского objectus означает не что иное, как "предмет", а "предмет" в переводе с русского на латинский означает "объект", и в действительности здесь имеет место не "смысловая близость" понятий "предмет" и "объект", а абсолютное тождество смыслов последних. В свое время У.Оккам советовал не умножать сущности сверх необходимого. В данном случае же мы как раз видим казус умножения сущностей, или, иными словами говоря, казус попытки обнаружения и изучения несуществующей реальности.

Еще одна ошибка, о которой необходимо сказать, - это не вполне корректное определение предмета науки как лишь мыслимой "вещи". Предмет науки, читаем мы в одном из учебников по социологии, это - "логически взаимосвязанная и непротиворечивая система фундаментальных понятий (выделено нами - В.Б.), описывающих часть объективной реальности, на которую нацелены методы исследования данной науки" [5, 49; 3, 59]. По нашему мнению, здесь имеет место смешение предмета как совокупности объективно существующих явлений и представления об этих явлениях.

С сожалением приходится констатировать, что в современной российской социологической литературе прочно укоренился и приобрел широкое распространение "западный", прежде всего американский, структурно-функциональный (по его существу, описательный) подход к предмету социологии, подход социологов, озабоченных "логикой повседневной жизни" [6; 7; 8]. В соответствии с этим подходом социология рассматривается как "наука об общих и специфических социальных законах и закономерностях развития и функционирования исторически сложившихся (курсив наш В.Б.) социальных систем, о механизмах и формах проявления этих законов в деятельности личностей, социальных групп, классов, народов..." [2, 81; 9, 434]. Отсюда делается вывод, что социология изучает, так сказать, "наличное бытие общества" (Гегель) в его разнообразных проявлениях, как например, проблемы социального расслоения, неравенства, мобильности, стабильности общества и т.д., что, таким образом, "первокирпичиками предмета социологии выступают два понятия - статус и роль. Первое дает статистическое изображение предмета, а второе - динамическое" [3, 16, 19, 59; 4, 23;

5, 50].

Будучи сторонником структурно-функционального подхода, иное понимание предмета социологии и ее "первокирпичиков", однако, предлагает Ж.Т.Тощенко. Он считает, что наиболее приемлемой методологической стратегией в настоящее время может быть лишь стратегия социологии жизни. Эта методологическая стратегия, по его мнению, "в некоторой форме проявила себя еще в XIX веке, но не сумела привлечь к себе достаточного внимания". По убеждению Ж.Т.Тощенко, "прошло то время, когда в социальных науках, в том числе и в социологии, общество объявлялось первостепенным объектом анализа: к настоящему времени уже достаточно отчетливо выявилось, что за фасадом социоцентрических теорий обнаружилась пустота и оторванность от реальной жизни: ведь если "единицы" считать "нулями", то теория никогда не сойдется с практикой". Исходя из установок социологии жизни, Ж.Т.Тощенко полагает, что исходным понятием социологии должно быть "сознание (общественное, групповое, индивидуальное), ибо как только человек появляется в мире, он начинает функционировать с помощью и посредством сознания, осваивая, осмысляя и стремясь подчинить окружающую его действительность" [10, 14; 11].

Возникают, однако, вопросы: а) кто и когда воспринимал людей в качестве "нулей"; б) кто и когда воспринимал "общество нулей" в качестве "первостепенного объекта анализа"? По нашему представлению, обвинения, предъявляемые марксистской социологии (а именно ей они в действительности адресуются) лишены основания.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.