WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 32 |

«Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном ...»

-- [ Страница 4 ] --

Бережное отношение к памятникам истории и градостроительства, популяризация и активное вовлечение их в сегодняшнюю жизнь является важным вкладом в дело сохранения культурного наследия Царского Села и неотъемлемой стороной процесса формирования эстетического, нравственного и экологического сознания наших современников. Неотъемлемой чертой социокультурного пространства города Пушкина стал комплекс Санкт-Петербургского аграрного университета, соединяющий в себе как памятники российской культуры, так и современные здания и сооружения. Аграрный университет, отметивший в текущем году свое 110-летие, продолжает сохранять лучшие традиции российского аграрного образования, осуществляя связь времен и поколений.

Студенты, обучающиеся в нем, впитывают в себя эту атмосферу достижений современной аграрной науки и богатого исторического прошлого нашей страны.

СПЕЦИФИКА ИЗУЧЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ СТУДЕНТАМИСОЦИОЛОГАМИ

–  –  –

При изучении международных отношений студент-социолог должен получить тот теоретический багаж, с помощью которого он сможет самостоятельно разбираться в специальной литературе, посвященной вопросам о соотношении стихийности и управляемости международных процессов, о возможностях и методах регулирования политических кризисов, о наличии закономерностей в развитии международных отношений. Кроме того, знакомство с содержанием курса позволит ему составить представление о потенциале участников международных отношений, их целей, средствах, стратегиях. Необходимо взять во внимание и то, что в соответствии с образовательным стандартом третьего поколения эта дисциплина изучается бакалаврами только один семестр.

Для качественного освоения студентами содержания дисциплины, формирования самостоятельного и творческого подхода к решению нестандартных проблем в их будущей работе мы используем широкий диапазон приемов, способов. В числе наиболее успешных методов в работе могут найти отражение пресс-конференция и деловая игра.

Первая используется нами при рассмотрении темы «Участники международных отношений». Обычно студенческая группа готовится к пресс-конференции до практического занятия. Назначаются ведущие, которые должны хорошо владеть материалом темы. Большая часть студентов исполняет обязанности представителей разных средств массовой информации. Каждый участник пресс-конференции готовит по два вопроса избранной темы. У журналистов имеются badges, на которых написано название избранной организации. При изучении этой темы мы обращаем внимание студентов, прежде всего, на изменение статуса и роли государств, межправительственных организаций (МПО) и неправительственных организаций (НПО) в системе мировой политики. В мире в последние десятилетия говорят о «революции некоммерческих организаций (НКО)», серьезном укреплении позиций «третьего сектора». НКО успешно функционируют во многих странах мира, в ряде случаев более успешно, чем государство, решая проблемы в таких сферах, в которые государство не может или не хочет вмешиваться: оказание гуманитарной помощи, образование, наука, культура, соблюдение прав человека, гендерные вопросы. Наиболее ярко эта тенденция проявляется в сфере безопасности. В этой связи можно привести два примера. Один касается деятельности Международной кампании за запрещение противопехотных мин (International Campaign to Ban Landmines), другой – получивших развитие в последние годы частных военных компаний (ЧВК). По завершении пресс-конференции подводим итоги, делаем выводы.

Деловую игру мы применяем при изучении темы «Международная безопасность в свете меняющейся роли национального суверенитета». Студентам предлагается провести деловую игру под названием «Освобождение заложников». В качестве примерных сюжетных линий могут быть такие события. Самолет «Боинг-747» израильской авиакомпании вылетает с пассажирами интернационального состава из аэропорта имени Джона Кеннеди в Нью-Йорке в аэропорт имени Давида Бен-Гуриона в Тель-Авиве. Во время перелета через Атлантический океан представители ХАМАС авиалайнер захватили, происходит его посадка в аэропорту Франкфурта-на-Майне. Начинаются переговоры по освобождению заложников. Для проведения игры группа делится на две подгруппы, у каждой из них выбирается руководитель. Ведется обмен мнениями, в котором принимают участие все присутствующие на семинаре студенты.

Тему «Международная безопасность в свете меняющейся роли национального суверенитета» мы анализируем на практическом занятии и в форме политического поединка.

Сегодня, как известно, основные вызовы безопасности связаны с глобальным кризисом систем общественной и политической организации. Пристальный интерес у студентов вызывает международный терроризм. Молодые люди в конечном итоге соглашаются с мыслью о том, что только после 11 сентября 2001 г. всему миру стало ясно, насколько опасен терроризм самому существованию человечества. Терроризм - это угроза всем и всегда, в любой момент. Угроза внезапная и подстерегающая каждого, кто окажется в поле зрения или на пути террористов. И в этом, если угодно, весь ужас складывающейся ситуации.

Здесь мы обращаемся не только к научной, но и к художественной, публицистической литературе. Например, убедительной иллюстрацией к драматическим событиям 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке является роман французского писателя Ф.

Бегбедера «Windows on the World» [1], который мы со студентами анализируем на занятии. В этот же ряд необходимо поставить книгу итальянского журналиста К. Бонини «Гуантанамо. Путешествие в тюрьму для террористов» [2].

Деловая игра используется нами и при изучении темы «Принципы, право и мораль в международных отношениях». В рамках этой темы был специально выделен вопрос о событиях, произошедших в территориальном ареале бывшей Югославии. Мы попытались вместе со студентами спроецировать заседание Международного трибунала по бывшей Югославии в Гааге Для тщательной подготовки к деловой игре с этим сюжетом студенты получали задания разного уровня. Необходимо было найти соответствующие публикации в периодических изданиях, в том числе в журналах «Мировая экономика и международные отношения», «Международные процессы», «Международная жизнь», «Новое время»(The New Times), «Политические исследования», а также обратиться к сайтам в Интернете.

В числе эффективных методов в работе со студентами может быть употреблено построение сценариев. Этот способ мы применяем при изучении темы «Проблема метода в социологии международных отношений». Предлагается студентам определить будущее системы международных отношений, ее состояние через 10-15 лет. Им для этого поручается разработать два сценария. Первый сценарий составляется в оптимистическом варианте, второй в пессимистическом варианте. Сюжетные линии могут быть примерно такими, как утверждение однополярного или многополярного мира; глобализация; роль в международных отношениях ООН, Европейского Союза, НАТО, СНГ; региональные конфликты; межцивилизационные отношения; борьба с терроризмом; экологические проблемы; роль России в системе международных отношений.

У студентов вызывает повышенный интерес проблема меры ответственности элиты за международный порядок. Ее мы затрагиваем при изучении темы «Глобализация и международный порядок». В контексте этой темы можно проанализировать книгу трех классиков западной социальной мысли – Д. Норта, Д. Уоллиса, Б. Вайнгаста «Насилие и социальные порядки»[3]. Мы обращаем внимание студентов на то, что в этой книге проведен интересный и важный анализ двух типов социального порядка – открытого и закрытого доступа. В российских условиях элиты, конечно, договариваются об исключениях, а не о правилах. Это не договоренность организаций, а договоренность персон, потому что у нас организации, как правило, зависят от своих лидеров.

В ходе работы мы особое внимание уделяем теме «Россия в системе современных международных отношений». Обычно эта тема выносится на обсуждение студентами в рамках «круглого стола». Как правило, во время дискуссии у студентов повышенным вниманием пользуются вопросы: кто в России разрабатывает внешнеполитическую стратегию; каков механизм принятия ответственных решений; насколько российские дипломаты профессионально подготовлены и способны отстаивать национальные интересы нашего государства на международной арене.

Итак, процесс изучения международных отношений студентами-социологами имеет свои отличительные особенности.

Бегбедер Ф. Windows on the World // Иностранная литература. 2004. № 9.

1.

Бонини К. Гуантанамо. Путешествие в тюрьму для террористов. Фрагменты книги // 2.

Иностранная литература. 2006. № 12.

Норт Д., Уоллис Д., Вайнгаст Б. Насилие и социальные порядки. Концептуальные рамки для 3.

интерпретации письменной истории человечества. М.: Изд. Института Гайдара, 2011.

УНИЖЕНИЕ БОЛЬШОГО СМЫСЛА ИСТОРИИ РАДИ ВОЗРОЖДЕНИЕ

ЗДРАВОМЫСЛИЯ: ТУПИКИ СОЦИАЛЬНОГО ФИЛОСОФСТВОВАНИЯ И

ВОЗМОЖНОСТИ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ПРАКТИК

–  –  –

Современная философская мысль только начинает изучать наследство XX века, давшего предельные образцы всех и всяческих философских систем. Пожалуй, не осталось ни одного направления движения и развития человеческих способностей, потребностей, интересов и целей, для которых не было бы создано философического или философского обоснования. Смещение мировосприятия в сторону уравнивания и оправдания в существовании любых мыслимых с точки зрения разума и немыслимых с точки зрения морали проявлений человека и человеческого создал вязкую атмосферу не то, чтобы вседозволенности, но всезнайничанья и всепрощенничества, в которой знание должного переставало быть прерогативой профессионального знания, а знание сущего становилось квинтэссенцией элитарности. Фундаментальные смещения акцентов, изобретенные как экзотический и небезопасный познавательный прием, будучи сращенным с недоделательностью всякого актуального действования, начали восприниматься как нормативные требования, и в конце концов были опознаны как маркеры новой организации реальности, постмодернистские по названию и волюнтаристические по сути. Художническое «Я-Так-Вижу-Мир» превратилось в философему «мир таков, каким ты его хочешь видеть, и в нем Everything, понимаете ли, Goes», что было бы обычным преувеличением, если бы не стало освящено как «сумма технологий» конструирования дивного нового мира.

«Переделать Нельзя Преобразовать» требовало знаков препинания, а не методологического сомнения или мировоззренческой определенности, поэтому исследование общественных текстур сменилось изучением текстуальностей, и слово как знак обозначаемого одержало победу над значением самого слова. Соответственно, проблема Большого Смысла Истории в XX веке измельчала и истончилась: уйдя из сферы фундаментальной вопросительности жизненно важного самоопределения самосознающего и самодеятельного субъекта, она оказалась низведенной до проблематики согласования частностей, прописывания деталей и нюансировки оттенков не значений даже, но значительности, незаметно вытеснив ценность предназначения за пределы того, что называется современным философствованием, в повседневность и повсеместность обычности и обыденности выживания ради самосохранения.

С другой стороны, тот аспект философско-исторической и социально-философской проблематики, который интуитивно обозначается как «проблема смысла истории», оказался удобным инструментарием для идеологического оборения противника, кто бы он ни был, равно как духовнического окормления паствы, откуда бы она ни возникла и чего бы ни взалкала. Круг размышлений последних двух столетий, прошедших под знаменем доминирования забот зрелого капитализма и комплексов развитой буржуазности над проблематикой коммунистической направленности социального и смысла такой истории, завершился элиминацией этой проблематики из сферы науки и философии.

Переродившись, этот проблемный узел вновь возникает сегодня уже как забота идеологов и технологов, обслуживающих мировоззренческие машиносистемы иллюзорнокомпенсационного типа.

Социальное философствование о Большой Истории и ее человеческих смыслах в России сегодня осуществляется, как правило, из трех основных позиций. Первая, превалирующая, полагает возможным отречься от семидесятилетней практики развития научно-материалистического мировоззрения или рассматривать ее как исторический курьез, незначимый и незначительный на фоне эволюции мировой философской мысли, убедив себя, что кино, как когда-то заметил один известный деятель культуры, изобрели не в начале XIX века во Франции, а «…вчера в Кзыл-Орде».

Для второй слово и дело марксизма по-прежнему живет и побеждает, и построение рассуждений, игнорирующих успехи научной философии и те подходы, которые сформированы и сформулированы ею, означает предательство разума, нравственности и итогов жизнестроительства нескольких (если не всех вообще) человеческих поколений. Для третьей позиции характерно ультратолерантное отношение ко всему и всяческому, что уже отбыло и пребывает в архивах и музеях, а потому, на этом основании, не слишком зазорно использовать на свои нужды наследство философской мысли, проявленной непосредственным присутствием и осуществлением в истории социальных качеств «первой фазы коммунизма», тем более, что к защите своих интеллектуальных и иных прав в сфере гуманитарно-философской мысли общество, называвшее себя советским, относилось вполне безалаберно. В рамках исповедания тезиса о мирном сосуществовании социальных систем можно было позволить себе жить с минимальными экивоками в сторону развития мировых цивилизационных и иных общественных процессов, а убежденность в правоте своего дела дозволяла щедрость в рассеивании результатов своего интеллектуального упорства, которые, становясь доступными всему остальному миру, в своей общечеловеческой части присваивались, капитализировались и обращались, фактически, против тех, кто их генерировал и распространял. Распад мировой системы социализма привел, поэтому, к тяжелейшему интеллектуальному кризису научно-материалистической философии, которая оказалась попросту неготовой такому повороту дела. Только сейчас, по прошествии двух десятков лет, начинается возрождение научно-материалистического дискурса, который вновь обретает в мировой философской мысли свое место и значение, свою интонацию и интенцию. Вместе с ним, по-видимому, может несколько по-иному зазвучать тема смыслоисторических оснований мировоззрения современного человека, вполне истонченная «грызущей критикой мышей», но все же не вполне умерщвленная.

Обнаруживаемое многими усекновение этой темы до психологии и логики смысла человеческой деятельности и познания востребует новых механизмов восприятия проблемности современного социологически организуемого бытия, особенно в том, что касается его стратегических приоритетов – хотя бы в виде «Целей тысячеления», о которых смогли договориться в начале нынешнего века представители государств-членов ООН.

Именно возможности социологически организованных практик на разных уровнях упорядочения социальности способны, как мне кажется, вывести философствование об обществе из нынешних тупиков методологического и мировоззренческого свойства.

Здравомыслие, как и «хороший паёк», никогда не помешают, однако трансцендентная устремленность человека разумного, желающего стать вразумленных ради преодоления собственных, как и природных, необходимостей, обрекает общественные системы на прогресс в отношении попыток воплощать базисные константы и нюансировки любых и всяких общественных идеалов. Усреднить их пока не получается, вывести за скобки экзистенциальных парадоксов не выходит, а примириться с их существованием – себе дороже. Столбовой дороги цивилизования дикости сапиентных гуманоидов пока обнаружить не удалось, однако сей печальный факт, к счастью, отнюдь не делает поиски бессмысленными и далеко не всегда обращает их участников в сборище мизантропов и пессимистов.

КОНЦЕПЦИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ СОЦИАЛЬНЫХ КОММУНИКАЦИЙ В

ПРОДВИЖЕНИИ СОЦИАЛЬНЫХ ЦЕЛЕЙ И ЦЕННОСТЕЙ.

–  –  –

Концепция интегрированных социальных коммуникаций предполагает исследование, и применение скоординированных по месту времени, цели, стилистике социальной рекламы, ПР-деятельности, паблисити, межличностных, межорганизационных и межинституциональных сетевых контактов, сложившихся на неформальном и формальных уровнях и других средств для продвижения и актуализации социально значимых целей и ценностей в рамках локальных, региональных, национальных, международных и глобальных проектов.

Если интегрированные маркетинговые коммуникации объединяют и координнируют деятельность вокруг коммерческой цели получения выгод и прибыли. То интегрированные социальные коммуникации интегрируют потребности, цели, ценности и деятельность вокруг социальных целей и ценностей. Т.е. отличия ИСК от ИМК – это отличия по цели, смыслам, направленности и ориентации деятельности, по тому, вокруг чего происходит интеграция сообществ и общества, а не только характера коммуникаций

– экономических или социальных. Задействованы в обоих случаях могут быть коммуникации различного характера, но целеполагание, ориентация и социальный контекст создают различный результат.

Актуальность темы в теоретическом плане связана с неразработанностью темы интеграции (по месту, времени, целям, стилистике и характеру) социальных коммуникационных инструментов для достижения нерыночных, некоммерческих целей.

Появление новых информационных технологий послужило толчком к смене социально-экономической формации современного мира – информационному обществу.

Стоит также говорить о формировании так называемого «информационного пространства». «В настоящее время доминирующим становится представление об информационном пространстве как о комплексе компонентов различной природы, в соответствии с которыми информационное пространство в наиболее широком смысле – это все, что связано с хранением и целенаправленной обработкой информации»(1). Таким образом, можно сказать, что информационное пространство является, своего рода, платформой для осуществления концепции интегрированных социальных коммуникаций.

Основной эффект, который получают и ради которого применяют интегрированный подход – синергетический. Смысл данного эффекта состоит в том, что согласованное использование различных инструментов позволяет получит более высокие результаты. Для создания данного эффекта специалист должен знать, при каких условиях каждый из инструментов коммуникаций работает лучшим образом и как можно организовать их совместное использование. Синергетика имеет прямое отношение к интегрированным социальным коммуникациям, так как сама цель данных коммуникаций построена на синергетическом эффекте. Применение маркетинговых методов для решения социальных проблем, также должно осуществляться в комплексном подходе.

«Разнообразные сообщения, несущие на себе отпечаток общей темы, интегрированы по содержанию и стилю»(2).

Далее будут рассмотрены элементы интегрированных социальных коммуникаций.

В данном случае социальная реклама не должна быть единственным инструментом, который будет работать на продвижение. Социальная реклама должна находиться в интеграции с паблисити, связями с общественностью и другими инструментами интегрированных социальных коммуникаций. Средства общественных организаций очень часто ограничены, даже можно сказать, что они слишком ограничены, а реклама, особенно на телевидении это дорогой продукт. Необходимо учитывать не только характер целевой аудитории, но и характер продвигаемого продукта, в данном случае проекта или популяризации ценности. Важна еще и квалификация исполнителей, которые рассматривают формы интегрированного воздействия, как непозволительную роскошь.

Одна из главных задач PR деятельности– это создание благоприятного мнения общественности о начинании, идеи, организации или персоне, формировать позитивный имидж путем создания мнения о том, что данная организация действует ради удовлетворения нужд общества, а не ради корыстных целей. Для решения социальных проблем, популяризации ценностей PR должен носить социальную направленность, то есть все методы и средства PR должны быть направлены на формирование устойчивых установок и мотивов социально одобряемого поведения.

Любая некоммерческая организация может участвовать в формировании общественного мнения и заявлять открыто и во всеуслышание свою позицию. Очень важно для подобных организаций сохранять и поддерживать контакты со СМИ. «Система PR-коммуникаций аппелирует к ценностям, менее других подверженным групповой диффузии, которые оцениваются индивидом как «вечные» в отличие от переходящих, «инструментальных»(3). Также одной из важных задач ПР является изучение общественного мнения о компании.

Необходимо создавать и заводить для компании определенный круг знакомых, ими могут быть более влиятельные фирмы. В социальной сфере фирме, партнером которой выступает крупная и известная корпорация будет легче пропагандировать ценности в обществе.

Паблисити – позитивная известность, популярность, общественное признание деятельности человека или организации, достигаемые публичными акциями, а также использованием различных средств массовых коммуникаций. Паблисити должно осуществляться в комплексе с другими средствами продвижения. В данном случае социальная реклама и интегрированный подход в использовании коммуникативных средств для популяризации социально значимых ценностей позволять не только получить необходимый эффект в создании паблисити, но и усилить эффект от него. Это будет достигнуто тем, что не только сама концепция ИМК будет работать на создание положительного паблисити, но и само паблисити позволит увеличить эффект от использования данных средств.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что интегрированные социальные коммуникации позволяют во много раз увеличить возможное воздействие на потенциальную целевую аудиторию. Данный эффект возникает за счет синергетического эффекта. Не последнюю роль в данном процессе играет и формирование специфических социальных сетей взаимодействия на основе созданного информационного пространства.

Антонов С. Н. Социология рекламы: Учебно-методическое пособие. – СПб.: Интерсоцис, 2006.

1.

Гундарин М. В. Массовые коммуникации в современном обществе. Учеб. пособие. Барнаул.: Изд-во 2.

Алт. Ун-та. 2002. 77 с.

Попова Е. В. Информационное пространство России: монография / Могнитогорск: МаГУ, 2009. – 3.

128 с. 6 с.

Шарков Ф.И. Интегрированные рекламные коммуникации. – М.: «РИП-Холдинг», 2004. – 270 с. С 13 4.

СТАТУС СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ В ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ

–  –  –

Категория «социальной проблемы» является одной из самых популярных среди социологов, тем не менее, остро чувствуется недостаток теоретического осмысления данного феномена. Одним из препятствий на пути разработки современной теории социальных проблем выступает давний спор о функциях и задачах социологии как науки и как профессии. «Должна ли социология давать нормативные прогнозы и предписания или только объяснения и описания; может ли социолог вместо самостоятельного конструирования предмета исследования изучать так называемые социальные проблемы, формулируемые государством?....» [3, 34].

Вопрос о роли исследователя в процессах изучения и преобразования действительности наиболее остро встает при обращении к социальным проблемам, поскольку способность социологии диагностировать, объяснять и предлагать решения социальных проблем является маркером ее общественной полезности как науки и практики. Должен ли социолог быть только нейтральным исследователем социальных проблем, или же он должен принимать активное участие в разработке программ их решения, профилактики, интервенции? В свете нашего рассмотрения вопрос может быть переформулирован следующим образом: должен ли социолог разрабатывать теорию социальных проблем или же изучать те проблемы, которые уже определены государством и другими социальными агентами в качестве таковых?

Находясь в позиции активного участника социальных изменений, социологи, как правило, подходят к социальным проблемам как к чему-то, само собой разумеющемуся и очевидному, рассматривают их как объекты, требующие вмешательства, изменения и контроля. В этом смысле справедливым является обвинение Г. Блумера, утверждающего, что социологическое определение социальных проблем долгое время следовало в кильватере социетального признания» [1]. Действительно, значительная часть социологов работает в направлении изучения и решения социальных проблем. В начале XXI века М.

Буравой предложил концепцию публичной социологии, вовлекающей «социологов в диалог с группами общественности», где «социолог работает в тесной связи с видимым, насыщенным, активным, местным и зачастую протестным сообществом, контр-публикой»

[2, 14-15]. Этой же позиции придерживается Общество по изучению социальных проблем (Society for the Study of Social Problems) в США.

Однако, такой подход представляется совершенно недостаточным для развития теории социальных проблем. Действуя как социальные реформаторы, как активисты, социологи, обращаясь к социальным проблемам, заранее разрушают объект своего исследования в той мере, в какой полагают решенным то, что, собственно, требуется объяснять. Следуя логике Р. Ленуара [5], именно то, что кажется ясным и понятным и должно подвергаться сомнению, требовать теоретического осмысления и анализа.

Понятие «социальной проблемы», «ставшее столь очевидным сегодня, тем не менее является продуктом длительной «социальной работы» (в смысле Дюркгейма), завершившейся созданием и распространением новой категории восприятия социального мира, которая не сводится только к юридическому определению» [5, 83]. Задача социологии заключается в теоретическом объяснении той «социальной работы», которая приводит к появлению социальных проблем.

В результате, противоречие между прикладной и академической социологией снимается в силу разницы предметного поля. Социологи могут и должны участвовать в социальном реформировании как изучении и решении социальных проблем, формулируемых государством или другими заинтересованными агентами. Основная трудность заключается в том, что чаще всего только таким образом многим ученым и видится роль социологии по отношению к социальным проблемам. В свою очередь, теоретическую социологию интересуют социальные процессы, в результате которых возникает и благодаря которым существует социальная проблема. В этом случае, социолог не просто может, но должен самостоятельно конструировать предмет своего исследования. Социальные проблемы могут и должны становиться социологическими проблемами как вопросами теоретического объяснения и дискуссии.

Однако, и традиционный взгляд на социальную проблему как совокупность объективных обстоятельств, и интерпретативный – как на риторическую деятельность по определению социальных проблем и привлечению к ним внимания, на данный момент, исчерпали себя. Можно говорить о кризисе современной теории социальных проблем. К.

Кнорр-Цетина, рассуждая о новом типе социальности, о «постсоциальной»

трансформации выдвигает весьма интересный тезис. По ее мнению, «происходит сокращение социальности во всех смыслах» [4, 106] и усиление значимости индивидуализации, в результате которой «именно индивиды, а не государство, будут во все большей мере рассматриваться как отвечающие за благосостояние и социальную защиту личности» [4, 106]. Социальные проблемы, по сути, являются попыткой увидеть за индивидуальными ситуациями общие социальные основания, их определяющие. Согласно рассуждениям Кнорр-Цетиной, «сейчас эти коллективные основания ищутся в сходстве генетической структуры отдельных, не связанных социально, членов популяции» [4, 107].

Кроме того, социальные структуры меняются и теряют свое влияние на индивидуальную жизнь людей, меняется характер социальности. Наблюдается интересная метаморфоза. В конце XIX века индивидуальные проблемы людей стали рассматриваться как социальные, т.е. как структурно обусловленные, что на тот момент явилось триумфом социологического воображения. В настоящее время возникает обратная тенденция – склонность интерпретировать социальные проблемы как индивидуальные.

Современная теория социальных проблем должна учитывать актуальные теоретические разработки (акторно-сетевая теория, «поворот к практике», концепция потоков, концепция мобильности и т.д.), что позволит преодолеть недостатки двух предшествующих парадигм (диалектические и интегративные варианты такого синтеза не приводят на данный момент к оригинальным идеям) и даст возможность адекватно объяснять современные социальные проблемы.

Блумер Г. Социальные проблемы как коллективное поведение // Социальные проблемы:

1.

конструкционисткое прочтение. Хрестоматия / Сост. И.Г. Ясавеев. – Казань: Изд-во Казанск. унта, 2007. – 276 с. – С. 11-25.

Буравой М. За публичную социологию //Общественная роль социологии / Под ред. П. Романова и Е.

2.

Ярской-Смирновой (Из библиотеки журнала исследований социальной политики). М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2008. С. 8 – 52.

Дудина В.И. Эпистемические матрицы социологического знания. – СПб.: Издательский дом С.Петерб. гос. ун-та, 2013. – 224 с.

Кнорр-Цетина К. Объектная социальность: общественные отношения в постсоциальных 4.

обществах знания// Журнал социологии и социальной антропологии. 2002.Т.5.№1. С.101 – 124.

Ленуар Р. Предмет социологии и социальная проблема / Ленуар Р., Мерлье Д., Пэнто Л., Шампань 5.

П. Начала практической социологии. СПб., 2001. С.31-56.

СОВРЕМЕННЫЕ ПРИОРИТЕТЫ УСПЕШНОГО РАЗВИТИЯ СТРАНЫ

–  –  –

Современная глобализация характеризуется взаимозависимостью жизнедеятельности разных стран, вызывая необходимость как теоретического поиска, так и рассмотрения практических действий по улучшению ситуации. В научную дискуссию активно включаются представители различных профессий, в первую очередь экономисты, философы и социологи. Характерным для российской ситуации является растущее понимание значимости интегративного рассмотрения воздействующих на ситуацию факторов различной природы. Пожалуй, одним из основных факторов влияния выступает своего рода «скученность» стран и их экономик, существующих отнюдь не только на соседних территориях.

Санкт-Петербургский социолог Д.В. Иванов констатирует формирование новой рабочей повестки социологического сообщества, задающей направленность и тон как теоретических, так и эмпирико-прикладных проектов, что, как, для чего и для кого нужно исследовать, чтобы социология была эффективной и востребованной» [1, с. 15]. Один из выводов на выходе рассуждений социолого-социальная реальность трансобъективна и подвержена трансформации. Представляется, что данный вывод может быть решающий и для теоретического изучения экономической реальности, а также для проектирования и использования данных по разработке трансобъективной, многоаспектной, сетевой и изменяющейся экономической политики и осуществления экономической деятельности, требующей постоянной корректировки. Более того, современная мировая ситуация для ее безопасности и успешности требует постоянного взаимодействия социального и экономического.

История знает экономические теории и практики и «централизованного бюрократического планирования в экономике дефицита» и «селективного регулирования и программирования в смешанной экономике» [2]. Для современной России характерно то, что многие экономисты, рассуждая о стратегии опережающего развития, используют критерий «экономика для человека», выделяя «человеческий аспект». Так, В.М. Кульков пишет о значимости традиционно российских ценностей, выделяя приоритет духовного над материальным, что может обеспечить результативность в рамках экономики знаний и инноваций.

Современная обстановка требует обеспечить безопасность страны, т.е.

безопасность ее границ и ее экономики в целом. Это может быть обеспечено наличием эффективной обороноспособности, включающей как технику, так и военную состоятельность кадров, т.е. определенные человеческие качества, знания, умения. Далее следует экономическая конкурентоспособность страны, обеспечиваемая инновационностью экономики.

Как отмечает директор института нечетких систем П.А. Кохно, финансовые ресурсы западных мегакорпораций в сотни раз превышают ВВП подавляющего большинства стран мира. Появилась новая форма управления – knowledge management. В последние десятилетия в технологически развитых странах возникли нерыночные тенденции, связанные с интеграцией субъектов хозяйствования в мегакорпорации, сотрудничеством и монополизацией, национального и мирового рынков [4].

Соответственно наблюдается переход к коллективным формам хозяйствования в рамках модели гармоничной экономики труда [5].

Значимой составляющей инновационной экономики является трансфер технологий [6]. Выделяют два типа трансфера – внутренний трансфер (передача результатов научноисследовательской деятельности в пределах одной страны0 и международный трансфер технологий как обмен результатами научно-исследовательской деятельности, технологиями и высокотехнологической продукцией между разными странами. Анализ международного трансфера показал, что импорт собственно технологий осуществляется лишь в 30% сделок. Удельный же вес сделок в такой прогрессивной форме, как приобретение патентов и лицензий, только в 2012 г. снизился с 3,5% до 2,5%. В этой связи ряд западных специалистов, по мнению П.А. Кохно, считает, что происходит революция в менеджменте, которая приведет к формированию экономических систем принципиально нового типа. Их эффективность будет определяться не конкуренцией, а реализацией интегративного эффекта на основе коллелктивизма, сотрудничества, и централизации.

П.А. Кохно отмечает своеобразный эффект в области научно-технического прогресса, получаемый технологически развитыми странами, проявляющийся на уровне даже не национальных экономик, а мегаэкономики, за счет своеобразного бартера. Вместо продажи результатов исследований и разработок данные страны обмениваются только между собой, избавляясь тем самым от нерационального дублирования затрат на исследования и разработки. Такой бартер получил название «хайтеграция». Он обеспечивает этим странам максимальное качество продукции и минимальные издержки.

Развивающимся же и переходным к рынку странам он приносит гарантированное отставание за счет дополнительного применения методов сверхускоренной амортизации новых технологий и технологического оборудования на уровне 5-6 лет. При этом затраты на технологическое оборудование не просто возвращается корпорации в виде амортизационных отчислений уже за два-три года. Также дополнительно получается прибыль от реализации морально устаревших основных средств. Примечателен и конечный вывод автора статьи: «Это не путь в мир highteck, а дорога в сторону «вечного секонд-хэнда [6].

Рассмотренный даже кратко аспект особенностей инновационной экономики показывает возможности сетевого (потокового) подхода, предполагающего обязательное взаимодействие различных акторов и факторов, а также обязательные изменения. Это позволяет говорить о неизбежности методологической разработки современной культуры взаимодействия. Многие вопросы в этом свете уже поставлены и требуют современного решения. Так, А. Бородин и Н. Шац утверждают, что люди являются 2ключевым ресурсом, способным к постоянному совершенствованию и развитию. Их возможности и инициативы безграничны, в то время как все другие ресурсы ограничены» [7].

Представляется, что данный вывод возможно и нужно использовать в более широком контексте. Перспективно рассматривать взаимодействие структуры российской занятости, проблем миграции и демографии, малого бизнеса, деятельности Федеральной службы по труду и занятости, мировой обстановки, эволюции трудовых и социально-страховых отношений, развития корпоративной трудовой собственности, работы профсоюзов, трудовых ориентаций молодежи и т.д. и т.п.

Интересно отметить, что появились новые интегративные подходы к измерению благосостояния стран, включающие сопоставление их экономических и социальных показателей. Существенный вклад внесли разработки Комиссии Стиглица, подготовленные во время кризиса 2009 г. Предложения Комиссии стали значительной вехой в совершенствовании системы измерения благосостояния [7, с. 61-66]. Основные обобщающие рекомендации Комиссии предусматривали акцент на домохозяйствах, внимание к распределению доходов, потребления, богатства. Исследования в соответствии с предложенными показателями позволили оценивать связи между различными аспектами качества жизни каждого человека.

В дальнейшее совершенствование включились международные организации.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) предложила инновационный подход к разработке показателей как экономического, так и социального характера. Основные обобщающие рекомендации Комиссии предусматривали акцент на домохозяйствах, внимании к распределению доходов, потреблению, богатства.

Исследования в соответствии с предложенными показателями создавали возможность оценивать связи между различными аспектами качества жизни каждого человека, оценить различные стороны жизни людей, расширить перечень статистических показателей, используемых для осуществления интегративной политики.

В 2013 г. ОЭСР был опубликован доклад о результатах проведенного мониторинга, определяющего «Индекс лучшей жизни» для жителей 34 стран ОЭСР, а также России и Бразилии [8]. Результаты мониторинга выявили очень низкие показатели доходов и здоровья россиян, продолжительности жизни и субъективной удовлетворенности жизнью.

Внимательный анализ результатов исследования позволяет судить о направлениях и возможностях необходимых изменений.

Иванов Д.В. Эволюция социологии и формы социологического теоретизирования // Проблемы 1.

теоретической социологии. Вып. 10. Межвуз. сб. Отв. ред. А.О. Бороноев. – СПб.: Издат. Центр экономического ф-та СПбГУ, 2014. – 296 с.

Бузгалин А.В. Обновление экономической системы России: необходим отказ от «рыночного 2.

фундаментализма» // Проблемы современной экономики, 2014, № 3.

Кульков В.М. постиндустриализация или новая индустриализация? // Проблемы современной 3.

экономики. 2014, № 3.

Кохно П.А. Инновационная экономика труда // Человек и труд. – 2013, № 5-6, с. 47-52.

4.

Кохно А.П. Модель гармоничной экономики труда // Человек и труд – 2012-№ 12 – С. 47-52.

5.

Кохно П.А. Трансфер технологий в инновационной экономике // Человек и труд. – 2013 - № 9 (с. 46Бородин А., Шац Н. Сравнительный анализ базовых характеристик моделей управления трудовыми 7.

ресурсами в организациях // Человек и труд. – 2012, № 6. С. 54-58.

Манахова И.В. Новая парадигма измерения благосостояния: Россия и страны ОЭСР // Уровень 8.

жизни населения регионов России // 2013, № 2, с. 61-66.

СПОНТАННОСТЬ И РАЦИОНАЛЬНОСТЬ В СОЦИАЛЬНОЙ

САМООРГАНИЗАЦИИ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД

–  –  –

Сегодня уже никто не сомневается в том, что окружающий нас социальный и природный мир является продуктом самоорганизации и обладает естественными механизмами саморегуляции. Таким бурным развитием концепция самоорганизации обязана работам специалистов из самых различных областях знаний, среди которых такие яркие учёные как: Г. Хакен, И. Пригожин, М. Эйген, Н. Моисеев. Работы, названных представителей, способствовали появлению и становлению в науке нового междисциплинарного направления, названного Г. Хакеном – Синергетика. В настоящее время синергетика бурно развивается. С мировоззренческой точки зрения, синергетику часто позиционируют как универсальную теорию самоорганизации. И как всякая новая концепция, синергетика сопровождается введением новых терминов, в которых и описываются динамические процессы в системе.

Данная тенденция наблюдается практически во всех сферах научного знания, не только в химии и физики, но и в различных социально-гуманитарных науках. В результате чего зачастую при описании процессов упорядочивания, происходящих в социальных системах постулируется синергетическая терминология. Например социолог О. Д. Куценко определяет самоорганизацию как «процесс формирования различных структур общества, который возникает спонтанно и проявляется скачкообразными переходами от неупорядоченности к новой упорядоченности, и наоборот» [1]. Ю. М. Резник понимает самоорганизацию, как «практический принцип жизнедеятельности субъекта, предполагающий актуализацию и использование им механизмов спонтанного развития» [3]. Синонимами «спонтанности»

(лат. spontaneous «произвольный») выступают: инстинктивность, стихийность, неожиданность, самопроизвольность. В современном русском языке «произвольность»

означает своевольный, ничем не стесняемый, безнадзорный, необоснованный логически, субъективный [2]. Неоднозначность толкования понятия самоорганизации подтверждает то, что теоретико-познавательный статус данной концепции находится в стадии становления, да и адаптация синергетической терминологии в социологии пока не завершена, но тенденция определения самоорганизации применительно к социуму как спонтанность, стихийность в последнее время превалирует. Возможно такой подход является приемлемым для исследования процессов в технических системах или системах неживой природы, но вряд ли приемлем для исследования процесса самоорганизации в социуме (социальной самоорганизации). По нашему мнению, в социологии существует достаточное разнообразие концепций, объясняющих сложные динамические процессы построения и развития общества в социологических понятиях. Несомненно, что наиболее значимой концепцией в изучении проблематики самоорганизации является различные направления эволюционизма.

В основе взглядов социологов эволюционистов лежит подход к обществу, как живому организму, развитие которого ассоциировалось с усложнением организации и разнообразием форм, т.е. социальная эволюция предстаёт как последовательная смена развитых состояний общества более развитыми.

Эта динамика обуславливается, по их мнению, тем, что социальная система всегда открыта по отношению к окружающей среде и соответственно приспосабливаясь к ней, вынуждена изменяться в направлении усложнения и разнообразия форм. Причину данного процесса Конт связывает с усложнением и расширением методов получения знаний общества о самом себе, Спенсер, Дюркгейм и Маркс видят её в разделении труда.

Не останавливаясь более подробно на взглядах классиков раннего эволюционизма, необходимо отметить, что самоорганизация в рамках данной концепции идентично понятию социальная эволюция. Она рассматривается как преимущественно внутренний, упорядоченный по стадиям рост и кумулятивное усложнение первоначальной структуры и функций, в котором внешние факторы, играют второстепенную роль, по сравнению с такими факторами как разделение труда и развитие внутренней солидарности. Кроме того, социальная эволюция чаще всего заканчивается остановкой, устойчивым, конечным состоянием общества, понимаемом как идеальное. Такое понимание развития общества, существенно ограничивает эволюционистские теории в исследовании динамических процессов, протекаемых в современных обществах и мало способствует пониманию нашей проблематики.

Более полезной для рассмотрения нашей проблематики является позиция которая просматривается в концепциях классиков немецкой социологии Г. Зиммеля, Ф. Тённиса, М. Вебера, чьи научные взгляды, не смотря на существующие различия, объединены ключевым понятием - взаимодействие.

В ходе социального взаимодействия каждая личность испытывает на себе осмысленные действия других, т. е. происходит взаимообмен действиями, которые, прежде всего, ориентированы на других. Такую ориентацию М. Вебер, в своей теории социального действия, называет «ожиданием». Система социальных ожиданий, предъявляемых индивидами и социальными группами друг к другу перед совершением социальных действий, играют большую роль в осуществлении взаимодействий. Ожидания могут носить эпизодический и неопределенный характер в случае кратковременного взаимодействия, но могут быть и устойчивыми при часто повторяющемся взаимодействии. Устойчивые ожидания ведут к образованию «социально общих»

структур, таких как: союзы, организации, государство и т. д., т. е. структур на которые может ориентироваться и ориентируется реально индивид в своих действиях, ожидая от них определённую реакцию.

В соответствии с этим динамические процессы в концепции Вебера тесно увязываются с теорией социального действия, в рамках которой проблематика самоорганизации представляет собой устойчивый взаимообмен действиями, состоящий из совокупности рациональных, мотивированных взаимодействий индивидов, которые ведут к образованию социально общих структур.

Таким образом, очевидно, что в рамках классической немецкой социологии процесс самоорганизации можно рассматривать как процесс образования структур посредством системы устойчивых рациональных взаимодействий субъектов, под которыми понимается система взаимообусловленных действий, по смыслу соотносящихся с действиями других людей и ориентирующихся на них. Существенным отличием взглядов классиков немецкой социологии от представителей позитивизма является то, что в данной концепции самоорганизация в большей степени носит социальный характер, она ориентирована на других, следовательно процесс самоорганизации детерминирован извне, в то время когда позитивисты в большей степени акцентируют внимание на внутренних факторах.

Идеи о смысловом характере и ценностной обусловленности социального действия, получили дальнейшее развитие в социологии Т. Парсонса. В своей работе “О структуре социального действия”, он отмечает, что именно система моральных ценностей, разделяемых людьми, позволяет им интегрироваться в общество, которое на следующем этапе оказывается представленным во взаимодействии социальных институтов (М., 2000).

Конечный вывод Т. Парсонса таков: Общество является саморегулирующейся системой, целостность которого поддерживается за счёт взаимодействия взаимозависимых функциональных подсистем, которые создают условия для развития общества как целого. Само развитие общества, сопровождается непрерывными процессами усложнения, роста адаптивной способности к окружающему миру и сознательного контроля за поведением индивида со стороны структур общества.

Представления о соотношении социальных структур и действий индивида нашли широкое отражение в «теории структурации» английского социолога Э. Гидденса. В его концепции отрицается доминирующая роль социального целого в определении взаимодействий индивидов, так же как и роль индивида как «свободного деятеля». То есть, социальные структуры, это одновременно и причина, и непреднамеренное следствие самоорганизации. Социальные агенты вовлекаются в них с тем, чтобы использовать их в своих повседневных общественных практиках, и тем самым неизбежно воспроизводят точно такие же структуры, которые предопределяют поведение людей. Иначе говоря, самоорганизацию в контексте концепции британского учёного, нужно рассматривать сквозь призму ее рекурсивного характера, т. е., как взаимодействие социальных агентов по воспроизводству структур создающих условия, которые делают возможным эти взаимодействия и соответственно поддерживающие сам процесс самоорганизации.

Практически все последующие социологические теории, в той или иной мере, подчёркивают “дуализм отношений” структуры и действия. По сути, проблема структуры и действия становится центральной проблемой дальнейшего социологического теоретизирования и рассматривается как основная тема социальной теории. Так например, в работе польского социолога П. Штомпка “Социология социальных изменений” отмечается “Люди конструируют общество не как им вздумается, а лишь в данных структурных условиях, унаследованных от прошлого”(М., 1996. С. 266).

Т. е. существует диалектика действий и структур: последующие структуры, в том числе и общество, формируются людьми благодаря предыдущим действиям структур.

Такое понимание производства социальных структур и общества в целом способствует рассмотрению процесса самоорганизации на двух уровнях социальной реальности:

первый это уровень индивидуальностей и второй – уровень социальных общностей.

На первом уровне самоорганизации мы рассматриваем взаимодействие отдельных индивидов, или индивидов с конкретными социальными общностями (группами, организациями, обществом и пр.), при этом индивиды рассматриваются не как пассивные объекты или полностью автономные субъекты, а как активные деятели, ориентированные в своей деятельности на социальные структуры и институты. На втором – взаимодействие самих социальных общностей между собой, где социальные общности интерпретируются не как простые совокупности, а как реально существующие структуры, институты.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.