WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |

«Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном ...»

-- [ Страница 30 ] --

Булгаков С.Н. Религия и политика (к вопросу об образовании политических партий) // 1.

Христианский социализм (С.Н. Булгаков): споры о судьбах России. – Новосибирск, «Наука». – 1991.

– С. 61-68.

Булгаков С.Н. Религия человекобожия в русской революции // Христианский социализм (С.Н.

2.

Булгаков): споры о судьбах России. – Новосибирск, «Наука». – 1991. – С. 105-138.

Струве П.Б. Несколько слов по поводу статьи С. Н. Булгакова // Христианский социализм (С.Н.

3.

Булгаков): споры о судьбах России. – Новосибирск, «Наука». – 1991. – С. 316-317.

Лурье С.В. Сектантство и партийность // Впервые: Московский еженедельник. – 1906. - № 31. – С.

4.

28-36. Переизд.: С. Н. Булгаков: pro et contra. Антология. СПб., 2003. Т.1. С.263268.

Трубецкой Е.Н. Два слова по поводу полемики г. Лурье и С.Н. Булгакова // Московский 5.

еженедельник. – 1906. - № 31. – С. 37-39. Переизд.: С. Н. Булгаков: pro et contra. Антология. СПб.,

2003. Т.1. С. 269-272.

Франк С.Л. Политика и идеи (О программе «Полярной звезды») // Франк С.Л. Сочинения. – М.:

6.

«Правда», 1990.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И ВЛАСТЬ: НЕКОТОРЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ.

–  –  –

1. Зарождение дискуссии на тему "Интеллигенция – Власть - Народ" относится к 50-м годам XIX в. Как самостоятельная социально-философская проблема, специфичная для России, она была поставлена А.И. Герценом и получила концептуальную проработку у П.Л. Лаврова. Дальнейшее развитие этой проблемы осуществлялось на почве народнического движения, в которое влился большой отряд разночинцев. Они трансформировали идею служения народу в задачу борьбы за его политическую свободу против тирании власти. Теоретическое обоснование стратегии и тактики этой борьбы народники находили в сочинениях Н.К. Михайловского. С этого времени проблема "Интеллигенция - Власть - Народ" становится едва ли не центральной в социальнофилософской мысли России [1, с.10].

2. Первую попытку рассмотреть проблему в историческом аспекте предпринял Р.В.

Иванов-Разумник в труде "История русской общественной мысли"[2]. Согласно утверждению автора, история общественной мысли рассматривается им как история интеллигенции. В книге Р.В. Иванова-Разумника интеллигенция определяется как внеклассовая, внесословная, преемственная группа, характеризуемая творчеством новых идеалов и форм и их претворением в жизнь. Общим идеалом, связывающим эту группу, является самоосуществление личности (индивидуализм) как высшей цели и абсолютной ценности общественного прогресса. Но достижение этой цели осуществимо лишь через борьбу с мещанством. Воплощением и оплотом мещанства является государство. В нем сосредоточена власть над людьми, сила, направленная против народа. Когда мещанство овладевает массами, общество гибнет, поэтому борьба против мещанства неизбежно становится борьбой против государства, а борьба критически мыслящих личностей за индивидуализм осуществима через борьбу за освобождение народа. [3, с.11].

3. «Вехи». В марте 1909 года вышел в свет сборник статей семи широко известных в общественно-полити¬ческих кругах России начала ХХ века философов, экономистов, юристов, литераторов и публицистов «Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции»

(М., 1909), вызвавший широчайший резонанс в России и за рубежом. Этот резонанс объяснялся тем, что в «Вехах» были затронуты, многие жизненно важные для интеллигенции вопросы, пер¬вым среди которых был вопрос об отношении интеллигенции к власти и к народу. Критика интеллигенции в «Вехах» была "помещена" в определенный философский контекст. Во-первых, интеллигенция рассматривалась как элемент социальной структуры, т.е. как определенная общественная группа - внеклассовая и внесословная, что отделяло ее от различных религиозных и политических общественных групп. Во-вторых, она мыслилась в качестве носителя определенного типа сознания, характеризующегося открытой и активной направленностью в защиту интересов народа. Обе эти характеристики связывались с тем, чем интеллигенция была на протяжении всей своей истории, а именно - частью культуры общества. Интеллектуальное творчество расценивалось как необходимая, но недостаточная "составляющая" интеллигентского сознания: не только неприятие социального зла, но активное служение народу, прогрессу, высшим критерием которого мыслилось нравственное и духовное развитие личности - вот что составляло его сущностную характеристику. Иными словами, интеллигенция - это не просто образованная часть общества: в первую очередь это критически мыслящая его часть, противостоящая по направленности своих мыслей и действий мещанству [4, с.16-17].

4. Определенный интерес в свете данного анализа вызывает позиция А. Грамши.

Он говорил о невероятном расширении категории интеллигенции в «демократическобюрократической системе» современного общества, о том, что формирование ее в массовом порядке приводит к стандартизации и в квалификации, и в психологии, определяя тем самым те же явления, что и во всех стандартизованных массах:

конкуренцию, профсоюзную защиту, безработицу, эмиграцию и т.д.

А. Грамши определял интеллигенцию не в зависимости от характера труда, индивидом выполняемого, а по той функции, которую умственная деятельность выполняет в более широкой системе общественных отношений, и соответственно по месту труда людей, преимущественно ею занимающихся, в этой системе. Эта функция обеспечивает связность и гомогенность общественной жизни, интеграцию индивида в существующие общественные отношения, в том числе и связность структуры класса, обеспечиваемую через организацию и воспитание сознания, через применение знаний и духовных образований, через специальную разработку идеологических отношений людей и т.д. И тех людей, которые внутри класса специально заняты выполнением этих задач, разработкой идеологических связей, Грамши называл интеллигенцией.

Он различал «органическую интеллигенцию», то есть интеллигенцию, которая порождается в целях консолидации класса и соединения разрозненных общественных элементов в социальную структуру, и «традиционную интеллигенцию», которую данный класс заставал готовой, созданной другими классами и с другими задачами.

Это определение позволяет многое понять из того, что происходит в рамках современного общества.

Собственно говоря, тот громадный количественный рост интеллигенции, который мы наблюдаем в современном западном развитом обществе, лишь выражает развитие той функции, которую Грамши считал присущей органической интеллигенции [5, с. 334].

5. И. Селеньи (Szelnyi Ivn) в книге «The Intellectuals on the Road to Class Power», написанной совместно с Г. Конрадом, оценивал шансы интеллектуалов социалистических государств прийти к власти [6]. Он рассматривал их как общественную силу, которая обладала монополией на производство «телеологического знания», что позволяло ей претендовать на деятельное участие в судьбах государства и общества. Партийная бюрократия не могла этому сопротивляться и нашла выход в добровольной ассимиляции с частью интеллигенции. Здесь было далеко до союза со всей интеллигенцией, но слияние с технократами высокой пробы шло довольно быстро. Существенно, что при этом заметно понизилась роль такого фактора как партийность. Причина этих исторически неизбежных уступок и изменений во многом связывается с «подрывным» характером телеологического знания. Его синонимом И.Селеньи и Г.Конрад считали оппозиционную культуру (adversary culture) [7].

Мечту об обществе, управляемом социальной инженерией, пытались реализовать в странах Восточной Европы. Именно это означал «марш интеллектуалов к власти».

Поскольку в послесталинскую эпоху общества советского типа бюрократы-консерваторы ослабили свою хватку на руле власти, то они шли на то, чтобы поделиться властью с интеллектуалами, захваченными идеями научного планирования, научно-технической революции и марксизма как науки. Интеллектуалы, в свою очередь, были готовы к такому партнерству, были готовы вести остальную часть общества к социалистическому будущему, проектирование которого являлось их монополией.

Но, как признается сам И. Селеньи, в течение последующего десятилетия новый класс потерпел существенные неудачи во всех странах региона. В 1986 г.

восточноевропейские интеллектуалы оказались дальше от своих позиций, которые они имели в 1965 или 1975 гг. Интеллигенция не слилась с бюрократией [8].

6. Современная Россия. Полная отстраненность властных структур от решения насущных проблем современной российской интеллигенции – вот главная характеристика отношений интеллигенции и власти в современной России. В отечественной социологической литературе прослеживаются следующие основные тенденции подхода властей РФ к политизированной интеллигенции:

На этапе реформ 1990-х гг. общими тенденциями были следующие: а) перерождение пришедшей во власть интеллигенции в постноменклатуру; б) переориентация власти с интеллигентских задач на постноменклатурные и криминальные при игнорировании интересов интеллигенции; в) вытеснение интеллигентов-демократов из властных структур; г) отказ власти от диалога с интеллигенцией; д) «закрытие» каналов воздействия интеллигенции на власть.

На этапе 2000-х гг. - нарастание интеллифобии правящей элиты, выражающееся в таких тенденциях: а) отказ властей от интеллигентского идейно-политического плюрализма; б) технократизация, коммерциализация и инструментализация сфер труда массовой интеллигенции, ее ядра; в) застой в рядах правящей элиты, нисходящая мобильность и люмпенизация основной массы интеллигенции.

См.: Интеллигенция. Власть. Народ. М.: Наука, 1992.-341с.

1.

Иванов-Разумник. История русской общественной мысли//Соч.: В 2 т. Спб.,1906.

2.

См.: Интеллигенция. Власть. Народ.

3.

См.: Там же.

4.

См.: Мамардашвили М.К. Интеллигенция в современном обществе// Мамардашвили М.К. Как я 5.

понимаю философию. М.: Прогресс, 1990 – 368 с.

G. Konrd, I. Szelnyi. The Intellectuals on the Road to Class Power: A Sociological Study of the Role of 6.

the Intelligentsia in Socialism. New York, 1979.

Фирсов Б.М. Интеллигенция, интеллектуалы и элиты в процессе перехода (попытка критического 7.

дискурса в конце двадцатого столетия) [Электронный ресурс]//Режим доступа:

http://old.eu.spb.ru/univ/rector/article013.pdf И. Селеньи. Интеллигенция и власть: опыт восточной Европы 1960-е – 80-е г.г. [Электронный 8.

ресурс]//Режим доступа: http://ecsocman.hse.ru/data/673/928/1231/RUBEV6-7x20-x200198-228.pdf

К ВОПРОСУ О ТРЕНДАХ ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ

РОССИИ

–  –  –

После возвращения в марте 2014 г. Крыма в «Российскую Гавань» в политическом развитии современной России произошли заметные изменения. Совершенно определенно начали проявляться новые тенденции (тренды) развёртывания политических процессов, которые обозначились как на международном, так и внутриполитическом уровнях.

Во-первых, поскольку Россия, как и любое другое государство в мире, имеет определенные геополитические (в том числе военные) интересы, которые не совпадают с интересами других государств, и она имеет право предпринимать активные усилия по их защите, постольку нужно понять, что Украина на постсоветском пространстве является критически важной зоной сосредоточения российских экономических, политических и военных интересов. Ведь Россия и Украина продолжают оставаться частью «Русского мира», но и единой социально-экономической системы, ибо окончательного разделения постсоветских республик на практике так и не произошло. Поэтому происходящее на Украине весьма болезненно сказывается на состоянии России — и наоборот. Даже частичное включение Украины в Евросоюз создает для России весьма существенные проблемы, начиная с внешнеторговых отношения, и заканчивая судьбами этнических русских на Востоке этой страны. А если учесть реальную перспективу «затягивания»

Украины в НАТО, то потенциальная угроза размещения военных баз НАТО на территории этой страны политическим руководством России проигнорирована быть не могло. Поэтому совершенно ошибочным решением США и Евросоюза было предположение, что Россия «толерастно» отреагирует на смену Украиной своей политической ориентации.

Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения российского руководства, получившего в результате возвращения Крыма мощную поддержку общественного мнения. Так называемый Украинский блицкриг Запада вызвал также всенародное возмущение беспрецедентной наглостью «Вашингтонского Обкома партии». И В.В.Путин своим дерзким вызовом Западу фактически выразил то, что «почувствовал и осознал народ». Поэтому ключевым трендом на международном уровне можно назвать инициированную российским руководством, обусловленную главным образом стремлением отстоять свои геополитические интересы, тенденцию трансформации современного однополярного мира в многополюсную систему, исключающую безраздельное доминирование США как страны, фактически позиционирующей себя в качестве «мирового жандарма».

Во-вторых, произошедшая в феврале 2014 г. в Киеве так называемая «украинская революция», сопровождавшаяся отставкой президента В.Януковича и приходом к власти в мае П.Порошенко, бросила вызов российскому руководству и требовала от него ответа.

Украина, решившая пойти на сближение с Европой и дистанцироваться от России, в перспективы может превратиться в плацдарм для экономической и политической экспансии Евросоюза в отношении России. Для недопущения подобного сценария было два варианта реагирования: модернизационный и конфронтационный. Первый предусматривал активное возобновление объявленной ещё сентябре 2009 г. системной модернизации российского общества, его экономики, социальной сферы и др., чтобы сделать Россию действительно сильной, конкурентоспособной и привлекательной для своих соседей.

Второй вариант предполагал вступление в конфронтацию и с новым украинским руководством, и с Западом, включая активную поддержку пророссийских сил в Новороссии и других регионах Украины. Выбрав второй путь, руководство России начало вместе с тем отгораживатья от Запада, что с неизбежностью сопровождается внутри страны отказом от демократизации и дальнейшим «закручиванием гаек» в отношении несистемной оппозиции из так называемой «пятой колонны».

С учетом вышеизложенного обозначился вполне определенный тренд во внутренней политике России, состоящий в усилении авторитарных тенденций, не сопрягающихся с принципами демократического правового государства. На непродол-жительное время эти меры могут обеспечить укрепление стабильности в стране, но от неизбежного в будущем возобновления системной модернизации они не избавляют. Без радикальных реформ как невозможно трансформировать экспортно-сырьевую квазиры-ночную экономику России в настоящее социальное рыночное хозяйство, так и не построить современное демократическое социально-правовое государство. Поэтому для России был бы предпочтительнее выбрать некий «третий» вариант реагирования на украинский вызов, исключающий нынешнюю конфронтацию с Западом и предусматривающий акцент на развитие сотрудничества с новой киевской властью при параллельной активизации системной модернизации страны.

СОЦИАЛЬНО-ОРГАНИЗАЦИОННАЯ САМОРЕГУЛЯЦИЯ ДОВЕРИЯ (НА

ПРИМЕРЕ УКРАИНСКОГО ОБЩЕСТВА)

–  –  –

Социальная организация направлена на упорядочение социальных связей.

Формирующееся в этом процессе доверие выступает, с одной стороны, в роли критерия упорядоченности, а с другой, в качестве ее фактора, способствуя повышению социального порядка в обществе.

Эмпирическими показателями социально-организационного фактора саморегуляции доверия являются: коммуникативный – характер связи с окружающими;

организационная форма достижения порядка; степень удовлетворенности существующим порядком по месту жительства, ценность порядка в обществе. Самоощущение связи с окружающими оценивалось на основе ответов на вопрос: «Часто ли Вы чувствуете себя одиноким?». Варианты ответа «практически никогда» и «изредка» рассматривались в качестве смыслового эквивалента наличия коммуникации, а «довольно часто» и «постоянно» - одиночества.

Организационной формой достижения порядка может быть мир и согласие, или протест, осуществляемый в соответствие с законом. Эмпирическими индикаторами отношения к порядку явились ответы на вопрос: «Что лучше – терпеть трудности ради сохранения в стране мира и спокойствия, или выходить на улицу с протестом?». Ответ – «Следует любой ценой сохранять порядок, мир и согласие» рассматривалось как стремление к миру и согласию. А ответ – «Следует активно протестовать» - как стремление к протесту.

Степень удовлетворенности существующим порядком по месту жительства оценивалась на основе ответов на вопрос: «В какой степени Вы удовлетворены жизнью в Вашем населенном пункте?». Варианты ответа – «Скорее удовлетворен» и «Полностью удовлетворен» свидетельствуют об удовлетворенности порядком. А «Скорее не удовлетворен» и «Совершенно не удовлетворен» - о неудовлетворенности.

Ценность порядка в обществе анализировалась на основе ответов на вопрос:

«Насколько важен лично для Вас благоприятный морально-психологический климат в обществе?». Варианты ответа – «Скорее важно» и «Очень важно» свидетельствует о положительной оценке важности для респондента порядка в обществе. А «Скорее не важно» и «Не важно» - об отрицательной оценке.

Связь социально-организационных признаков с уровнем доверия в межличностных взаимодействиях (табл. 20).

Таблица 20 Уровень доверия в межличностных взаимодействиях в зависимости от социально-организационных признаков Уровен ь довери я (К) Социально- семь соседя коллега соотечественник Сред организационн е м м ам н.

ые признаки сумм. знач.

Характер связи с наличие 4,54 3,30 3,41 3,35 3,65 коммуникации окружающими одиночество 4,20 3,10 3,19 3,07 3,39 Отношение к Стремление к 4,54 3,38 3,42 3,44 3,69 форме миру и согласию достижения порядка Стремление к 4,49 3,24 3,36 3,24 3,58 протесту Удовлетвореннос Удовлетворен 4,50 3,52 3,53 3,52 3,76 ть существующим порядком Не 4,42 3,03 3,20 3,05 3,42 удовлетворен Ценность Важно 4,54 3,27 3,39 3,29 3,62 (важность) порядка в Не важно 4,27 3,18 3,22 3,22 3,47 обществе К - средневзвешенный коэффициент по пятибалльной шкале оценок В таблице 20 четко прослеживается связь социально-организационных признаков с доверием в межличностных отношениях. Анализ средних суммарных значений уровня доверия показывает, что в наибольшей степени он зависит от удовлетворенности существующим порядком по месту жительства. Среди респондентов, выразивших удовлетворенность порядком в своем населенном пункте средние суммарные значения доверия существенно выше (К=3,76), чем среди проявивших неудовлетворенность (К=3,42). В том числе позитивное влияние удовлетворенности состоянием порядка проявилось в доверии к семье (К= 4,50 среди тех, кто удовлетворен и 4,42 - среди неудовлетворенных порядком); к соседям (К= соответственно, 3,52 и 3,03); к коллегам по работе (К= 3,53 и 3,20); к соотечественникам (К=3,52 и 3,05). В достаточно высокой степени влияют на уровень доверия и другие социально-организационные признаки. В зависимости от отношения к форме достижения порядка: ориентация на мир и согласие (среднее суммарное значение (К=3,69) или ориентация на протест (К=3,58); от характера связи с окружающими: наличие коммуникации (К=3,65) или одиночество (К=3,39); от ценности (важности лично для себя) порядка в обществе: важно (К=3,62) или не важно (К=3,47).

Таким образом, различные социально-организационные признаки, направленные на упорядоченность социальных взаимодействий, оказывают заметное влияние на атмосферу доверия в обществе. Доверие и к семье, и к соседям, и к коллегам по работе, и к соотечественникам повышается в зависимости от того, в какой степени обеспечен общественный порядок в местах проживания людей, насколько они ориентированы на сохранение мира и согласия, на расширение и укрепление связей друг с другом, на ощущение самоценности морально-психологического климата и порядка в обществе.

Связь социально-организационных признаков с уровнем доверия общественным институтам (табл. 21).

Таблица 21 Уровень доверия общественным институтам в зависимости от социально-организационных признаков Уровен ь доверия (К) Социально- церкв СМИ профсоюза арми Средн.

организационны и м и суммар е признаки.

значен.

Характер связи с наличие 3,36 2,90 2,51 2,83 2,91 коммуникации окружающими одиночество 3,25 2,80 2,56 2,79 2,85 Отношение к Стремление к 3,50 2,93 2,64 2,93 3,00 форме миру и согласию достижения порядка Стремление к 3,22 2,65 2,41 2,81 2,77 протесту Удовлетворенност Удовлетворен 3,49 3,03 2,60 2,87 2,99 ь существующим порядком Не удовлетворен 3,23 2,71 2,32 2,69 2,73 Ценность Важно 3,27 2,82 2,42 2,78 2,82 (важность) порядка в Не важно 3,42 3,09 2,60 2,79 2,97 обществе К - средневзвешенный коэффициент по пятибалльной шкале оценок Как следует из анализа данных в таблице 21, прослеживается позитивное влияние социально-организационных признаков на повышение уровня доверия общественным институтам. Средние суммарные значения уровня доверия (К) заметно повышаются в связи с изменением следующих признаков: характера связи с окружающими (К=2,91 среди респондентов с развитыми коммуникативными связями и 2,85 – среди испытывающих чувство одиночества); отношения к форме достижения порядка (К=3,00 среди ориентированных на мир и согласие и 2,77 – среди ориентированных на протест);

удовлетворенности состоянием порядка в своем регионе (К=2,99 среди ощущающих чувство удовлетворенности и 2,73 - неудовлетвор енности).

Однако следует отметить весьма низкие значения уровня доверия общественным институтам, даже в связи с позитивно влияющими признаками. Так, среди ориентированных на мир и согласие, доверяют церкви (полностью и скорее доверяют) СМИ – 33,1%; Профсоюзам – 18,6%; армии – 30,8%.

Низкий уровень доверия общественным институтам проявился и в связи с признаком ценности порядка в обществе. Среди респондентов, признающих важным лично для себя благоприятный морально психологический климат в обществе, значение уровня доверия всем общественным институтам существенно ниже (суммарное среднее значение К=2,82), чем среди тех, кто считает его не важным для себя (К=2,97). В процентном выражении в группе, считающих важным для себя (скорее важным и очень важным) благоприятный морально психологический климат в обществе доверяют институту церкви (полностью и скорее доверяют) – 50,4% респондентов; СМИ– 28,5%;

Профсоюзам – 14,3%; армии – 26,4%.

Это означает, что отсутствие порядка в стране большинство людей связывает с дисфункцией общественных институтов, не ожидая от них способности обеспечить нормальный морально-психологический климат в обществе. Исключение составляет лишь институт церкви, от которого каждый второй пока еще ожидает упорядочения социальных отношений. В условиях недоверия институтам происходит вытеснение институциональной регуляции порядка – неинституциональными формами саморегуляции. Доминирующая роль среди них принадлежит самоорганизации.

Стихийные формы волеизъявления народа приобретают все более организованный

–  –  –

Таким образом, позитивное влияние социально-организационных признаков на уровень доверия политическим институтам и правоохранительным органам не может в полной мере компенсировать растущую неопределенность в политической сфере украинского общества. Эффективной формой повышения социальной определенности в условиях доминирования недоверия над доверием общественным институтам, особенно политическим и правоохранительной системе, становится самоорганизация. Об этом свидетельствует перерастание в юго-восточных регионах Украины стихийных форм протеста в создание органов народного самоуправления и самопровозглашение Донецкой и Луганской Народных республик с последующим объединением их в Новороссию.

Очевидно, что наведение порядка в стране, необходимого для укрепления доверия в обществе, следовало начинать с конституционной реформы политической системы, а не с проведения карательной операции.

Итак, анализ подтвердил, наличие связи институциональных, социокультурных, социально-стратификационных и социально-организационных признаков с доверием, а также между доверием и состоянием определенности. В процессе саморегуляции доверие, повышая уровень социальной определенности в различных социальных группах, способствует достижению стабильности и согласию в обществе. Недоверие, создавая кратковременную предпосылку для определенности, либо иллюзию определенности, в конечном итоге способствует ее переходу в состояние неопределенности.

Следовательно, определенность и неопределенность, представляя собой диалектическое единство, обусловливающее взаимный переход одного состояния в другое, непосредственно связаны с доверием и недоверием в процессе социальных взаимодействий. Также как неопределенность переходит в определенность и наоборот, доверие не пропадает одномоментно, а переходит в недоверие. Причем недоверие продолжает выполнять такую же регуляционную функцию, как и доверие, только с обратным знаком. Если доверие повышает уровень определенности, то недоверие – как правило, понижает, или влияет на имитацию доверия (симулякрум доверия). Иначе говоря, подобно сообщающимся сосудам, рост доверия сопровождается снижением уровня неопределенности, и наоборот, по мере утраты доверия уровень неопределенности возрастает.

Но повышение уровня неопределенности, равно как и недоверия, имеет свои пределы. Достигая крайне высокого уровня, состояние недоверия рефлектируется как возможность изменения. Осознание реальности этой возможности повышает уровень определенности. То есть переход от недоверия к доверию сопровождается социальными изменениями. Позитивные изменения происходят, когда объект недоверия приобретает новое качество в состоянии определенности. Новое качество появляется в результате смены объекта, или конструирования его нового образа.

Так, недоверие политическим институтам, достигло в 2013 г. такого уровня, когда отставка Правительства Н. Азарова и Президента В. Януковича стали для подавляющего большинства населения Украины реальностью, т.е. приобрели вполне определенный характер. Повышению уровня определенности в стране способствовало соглашение с оппозицией об изменении Конституции и досрочных президентских выборах, подписанное В. Януковичем. Если бы события развивались по намеченному сценарию, недоверие В. Януковичу сменилось бы доверием вновь избранному Президенту, а также другим политическим институтам. В результате удалось бы избежать катастрофических последствий, наступивших в связи с нарушением Правым сектором этого соглашения. В конечном итоге справедливость этого сценария подтвердилась на президентских выборах 25 мая 2014 г. Предоставив кредит доверия олигарху П. Порошенко, избиратели по существу проголосовали за политическую и экономическую определенность в обществе.

Отсюда следует, что саморегуляционная функция недоверия реализуется путем перехода от неопределенности к определенности в результате качественного изменения объекта недоверия, либо переконструирования его образа как феномена социальной реальности.

Анализ показал, что в условиях тотального недоверия влияние институциональных, социокультурных, социально-стратификационных и социально-организационных факторов существенно снижается, что особенно заметно проявилось в отношении к общественным и политическим институтам. При этом заметно возрастает роль неинституциональных форм социокультурной и социально-стратификационной саморегуляции социальных взаимодействий, а также самоорганизации населения. Так произошло на Майдане и в юго-восточных регионах Украины, когда недоверие власти способствовало самоорганизации людей. Так случилось и в западных регионах, где матери встали живым щитом на пути следования грузовиков, увозивших их сыновей на войну со своим народом.

Но недоверие зачастую используется в целях манипуляции общественным мнением. В условиях растущего недоверия СМИ активизировались телевизионные и печатные каналы информации, контролируемые олигархами. Недоверие профсоюзам – расширило использование административного ресурса, ограничив свободу трудящихся.

Недоверие армии – спровоцировало создание национальной гвардии из числа активистов Правого сектора, также финансируемой олигархами. Подобное регулирование социальных взаимодействий лишь повышает уровень неопределенности и усиливает конфронтацию в обществе. Таким образом, в условиях недоверия неизмеримо повышается ответственность всех субъектов социальных взаимодействий. Ее критерием является право. Поэтому при переходе от социальной неопределенности к определенности возрастает роль правовых механизмов в социальных взаимодействиях.

Проанализировав процесс саморегуляции, т.е. формирования доверия, рассмотрим его роль, как фактора саморегуляции социальных взаимодействий.

ФЕНОМЕН МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ В ФОКУСЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО

ВЗГЛЯДА НА ЕЁ ПОТЕНЦИАЛ

–  –  –

Предложенный социально-политический теоретический анализ в данной статье позволяет по –новому взглянуть на вопрос о формировании модели развития государства и общества в контексте исторического опыта российской модернизации. В этой связи возникает научно-практическая задача в отечественной науке, суть которой заключается в научной оценке прошлого, настоящего и будущего России. Причем сложность исследуемых социально-политических изменений в нашей стране, их уникальность требует нового понятийного аппарата для объяснения феномена идеи «модернизации», провозглашенной государственной властью на базе ценностей и институтов демократии.

Тем самым власть признает проблему отставания и необходимости перехода от традиционного общества к современному. Этот факт актуализирует социальнополитический анализ данной проблемы в отечественной науке.

Комплексное исследование социально-политической линии властных субъектов, провозглашающих курс модернизации, позволяет выяснить сущность нового политического режима, возникшего под воздействием политики В.В. Путина Д.А.Медведева по выстраиванию властной вертикали управления обществом и поиска национальной идентичности. Такой анализ проливает свет на проблемную ситуацию, которая была озвучена в Послании Президента РФ в 2009 г. в виде «необходимости и возможности обретения Россией статуса мировой державы на принципиально новой основе» [3].

По этой причине в науке существуют сегодня различные трактовки российского общества. Многие россияне не могут ясно определить, в каком обществе они живут, как его надо называть: то ли это квазикапитализм? или квазисоциализм? или квазифеодализм?

Так же нет ясного понимания и властного механизма, осуществляющего управление этим обществом. Одни авторы этот механизм в России называют режим «авторитарной демократии» (В.Рукавишников), «полудемократии» (Л.Гордон), «российский гибрид»

(Л.Шевцова),»фасадная демократия» (Д.Фурман), «электорально-клановый режим», или «клановая демократия» (А.Лукин), «режимная система» (Саква), другие, опираясь на традиции, квалифицируют этот режим как «номенклатурная демократия»

(О.Крыштановская, Л.Шевцова).

Говоря об актуальности изучения модернизации России, важно отметить, что эта проблема стала основным предметом обсуждения и в политических, и в научных кругах после известной статьи Д.А.Медведева. Она остается одной из ключевых теоретических и методологических проблем, решение которой еще не имеет инструментов социальнополитического анализа в современной России. Сегодня, как в государственных структурах, так и в политических партиях, общественных объединениях присутствуют весьма глубокие сомнения относительно судеб очередной попытки модернизировать страну, которая делала неоднократные попытки преодолевать отставание. В последнее время идет напряженный поиск ответов на вопрос, что такое модернизация применительно к ХХ1 веку. В данном исследовании автор пытается выразить свой взгляд на разработку данной темы в социологии.

В научной литературе под модернизацией понимают процесс, целью и результатом которого является превращение ранее отставшей страны в социум, который может развиваться на естественной основе, свободно конкурируя с остальными членами международного сообщества и по мере необходимости переходить от одного политического режима к другому. Таким образом, модернизация – это политическое и экономическое условие, устраняющее необходимость своего повторения в будущем и открывающее путь гармоничному развитию [1].

Под термином модернизации в литературе некоторые авторы понимают усвоение чужого опыта пред вызовами, которые требуют от государства определенной политики.

Для стран Западной Европы в качестве чужого опыта «выступала возрожденная традиция античности» [2]. Суть в том, что идея прогресса (и теория модернизации, как ее наследница) имеет тенденцию обходить стороной проблему социального характера человека. В этом смысле показателен пример Японии, которая опираясь в процессе своей модернизации на западные технологии, стремилась к возрождению национального духа и традиций. В результате модернизации Япония перешла от неорганической догоняющей ее формы к «органической», с опорой на национальную культуру и свои традиции. Вызывает неудовлетворенность попытка авторов совмещать два разнородных явления в концепции модернизации: эволюционное развитие общественной системы и «догоняющее развитие»

под воздействием внешних стимулов. Расширительное толкование модернизации, в которое включают любые переходные общественные состояния, затрудняет социально – политический анализ качественной стороны модернизации.

Другие авторы модернизацию понимают как технолого-экономический, а не гуманитарный процесс, имеющий «человеческое измерение», делая акцент прежде всего на кономическом, научном и технологическом уровне. Технократический подход к модернизации заключается в императиве модернизации производства (или путем введения новых технологий или введения новых управленческих и организационных элементов) и в требовании утверждения меритократической системы вознаграждения.

Когда же теория модернизации упоминает социальные институты, межличностные связи или ценностные предпочтения, она всегда переходит от всеобщего точного описания к декларативным пожеланиям типа: комплекс модернизации должен всегда включать гуманистический, экологический и социальный аспекты.

Должен ли процесс модернизации действительно включать лишь эти аспекты и как на деле их включать, теория модернизации нам не говорит. Исключение социальных, гуманистических, экологических и других элементов из процесса модернизации опасно, поскольку эта концепция предназначена служить ядром определенного политического концепта. Политическая предназначена соединить формальную демократию и рыночную экономику с социальной ответственностью, которая бы, в числе прочего, гарантировала социальное согласие. Важно в процессе модернизации обеспечить поддержанию социального компромисса между силами эксплуатации во имя чрезмерной прибыли, и по словам К.Маркса идти на любые преступления для получения сверхприбылей, и принципом социальной и экологической ответственности бизнеса, который действует как помеха для этих крайне экспансивных сил.

В классической форме модернизации происходит движение от доиндустриального к индустриальному обществу с формальной организацией жизни людей. Модернизация сломала традиционную форму социального существования, создала свою синтетическую и более эффективную форму в виде организаций. Пиком этой трансформации стало создание архитектуры правового и социального государства.

Вместе с модернизацией экономики, науки, технологии экономики происходит трансформация социальных отношений от традиционной формы в модернизационноиндустриальную.

По традиции социологического анализа модернизация с ХУШ в. и даже в 1950-х гг.

воспринималась как кредо среднего класса. Однако модернизация обеспечила не только уровень успеха одних, но и выявила уровни незащищенности всех. Фундаментальный вопрос таков: является ли переход от мира организаций индустриального общества к миру связей гражданского общества дальнейшим логическим шагом в процессе модернизации?

И если так, каковы его последствия для социального сектора?

Модернизация в различных странах не способствовала освобождению человека от оков отчуждения, но вместо этого она показала, что ее успехи были использованы для наращивания частной прибыли сверх пределов, вообразимых для этого времени.

Социальное государство, которое было переходным историческим компромиссом между хищническими силами рынка и обязательством социальной ответственности общества за своих членов, переживает глубокий кризис.

Призыв к модернизации социального государства, которому следует становиться все менее расточительным, раздается в ситуации, когда у него и так становится все меньше ресурсов, которые можно распределять. Требование дальнейшего снижения налогового бремени на население – типичное требование для институтов гражданского общества.

Модернизация - противоречивый процесс, связанный с разрушением социальной сферы. Это касается различных социальных групп общества, когда одна часть населения выигрывает при переходе от домохозяйств к индустриальным организациям, а остальная часть населения теряет даже то, что им было гарантировано в эпоху традиционных организаций. Небольшое число способных индивидов «вылетают» из демонтированных организаций в мир сетей, где они поднимаются выше, чем это было возможно для них даже на высшей организационной платформе. Остальные теряют точку опоры и падают ниже первого этажа бывших организаций во все возрастающий сектор маргинальных исключенных индивидов.

Эта тенденция имеет важное значение для современной России, которая вновь оказалась перед необходимостью новой модернизации. На фоне глубокого социальноэкономического перекоса в российском обществе многие авторы высказывают пессимистические взгляды.

В ХХ веке слишком много сил нации было истрачено в ненужных мобилизациях, велико разочарование от неудач и слишком дезинтегрированы народ и элиты, чтобы можно было предпринять новую попытку прорыва. И это печально на фоне агрессивной экспансии Запада против России из-за событий в Украине. В какой-то мере эти события создают и благоприятные условия для резкого скачка в экономике, социальном развитии страны, повышения благосостояния народа. Нужна политическая воля лидеров, элит и народных масс, чтобы обеспечить прорыв на всех направлениях и из импульсивной сделать модернизацию органичной. И здесь образцами для России могут быть примеры Японии, Южной Кореи в 1950-е годы, Китая и других стран БРИКС.

У современной России имеются все объективные предпосылки для успешной модернизации, кроме одной, но самой важной: политической воли и заинтересованности элит, всего общества в модернизации. Современная международная обстановка и нравственно-психологическое состояние народа может стать синергетической силой, наполняющей новой энергией наше общество для создания потенциала воли желающей модернизационных качественных перемен.

Иноземцев В.Л.История и уроки российской модернизации//Россия и современный мир. №2. 2010.

1.

С.6.

Лотман Ю.М.Архаисты-просветители// тыняновский сборник.Вторые Тыняновские 2.

чтения.Рига.1986; Петров М.Т.Об историографической модели «мирового Возрождения» в связи с некоторыми политико- культурными характеристикми западноевропейского Ренессанса//Политические структуры эпохи феодализма в Задной Европе (VI-ХVII вв.), Л.,1990.

Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации. Режим 3.

доступа://http://www.intelros.ru/strategy/gos_rf/psl_president_vedvedeva/4293-poslanie-presidentarossii-dmitriya.html (дата обращения 20.09.2014г.)

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ М.М.КОВАЛЕВСКОГО НА ОБЩЕСТВЕННОЕ

РАЗВИТИЕ РОССИИ В ХIХ ВЕКЕ

–  –  –

Уникальность русской социологии заключается в том, что новая наука оказалась востребованной духовными запросами общества. Социология была связана с общественной практикой и отразила духовные искания русской интеллигенции, ее заботу о просвещении народа. Эта идея особенно отчетливо отразилась в отношении русских ученых к социологическому образованию, которому они придавали универсальный, общечеловеческий характер и цель которого тесно связывали с осуществлением идеала человечности.

В социально-исторической реальности России существовали и развивались определенные экономические, политические и социокультурные отношения. В этой общественной среде в 1851 году родился М. М. Ковалевский. Он окончил юридический факультет Харьковского университета в 1872 году, получив дополнительное блестящее образование в Англии, разрабатывал вопросы социологии, этнографии и первобытной культуры. После защиты докторской диссертации «Общественный строй Англии в конце средних веков» (М.,1880) М.М.Ковалевский изучал быт горских племен, результатом чего стали его этнографические исследования родовых отношений и патриархально-семейной общины: «Современный обычай и древний закон. Обычное право осетин в историкосравнительном освещении» (М.,1886,т.1-2), «Закон и обычай на Кавказе» (М,,1890,т.1-2)., «Родовой быт в настоящем, недавнем и отдаленном прошлом»(СПб., 1905, вып.1-2).

М.М.Ковалевский издает не только труды по социологии- «Современная социология» (СПб., 1905) и «Социология» (СПб., 1910, т.1-2), но и по истории политических учений «От прямого народоправства к представительному и от патриархальной монархии к парламентаризму» (М.,1906, т. 1-3). Отвергая теорию божественного происхождения власти, теорию общественного договора Ж.-Ж. Руссо, он придерживался концепции исторического происхождения государства, которую целиком относил к социологии. Государственная власть возникает в результате психического воздействия сильной и одаренной личности на инертные массы. М.М.Ковалевский считал, что никакое государство немыслимо при отсутствии в подданных добровольного подчинения власти, то есть в основании всякого государственного общежития лежит психологический мотив – готовность подчиниться. В «Общем учении о государстве»

(1909) М.М.Ковалевский высказывал мысль о том, что государство есть политическая организация народа-племени, форма общежительного союза, при котором народ-племя находит возможность политического самоопределения под властью признаваемого им общего правительства.

Исходя из того, что договор «соединения» служит началом общежития – общества, а договор «подчинения» лежит в основе государственной власти, М.М.Ковалевский выделил признаки государственной власти: непроизводность, самодовлеемость, самоопределенность, бесконтрольность. Под формой политического устройства он понимал тот порядок, при котором высшая власть над гражданами сосредоточена в руках одного или другого сословия, того или другого класса или классов. Форма же правления отвечает на вопрос, кто управляет от имени этого класса или сословия, классов-сословий, управляет наследственный правитель или избираемый. Каждой из стадий, пройденных человеческим обществом, соответствует свое политическое устройство: родовой стадии – племенное княжество, феодальной –сословная монархия, всесословности – вначале цезаризм, а затем –конституционная, парламентарная монархия, республика.

М.М.Ковалевский высказывался за трехзвенную характеристику государства: территория, население, власть.

М.М. Ковалевский как сторонник позитивизма был среди русских социологов первым социоло¬гом-профессионалом, который считал социальный порядок системой взаимодействий людей, подчиняющийся особым законам эволюции и функционирования.

Поэтому изучение социальных изменений ученый рассматривал как одну из главных своих задач. Итогом исследований в этой области явились сформулированные им принципы нового направления - генетической социологии (или социальной эмбриологии), которой посвящен второй том его «Социологии» (1910). Концепция генетической социологии непосредственно вытекает из определения им предмета социологии, которую он считал наукой, имеющей своей целью установление законов и тенденций общественного раз¬вития. «Генетической социологией, – писал он, – называют ту часть науки об обществе, его организации и поступательном ходе, которая занимается вопросом о происхождении общественной жизни и общественных институтов, каковы: семья, собственность, религия, государство, нравственность и право...» [1, с.69]. Генетическая со¬циология, по мнению Ковалевского, должна заниматься изучением законов эволю¬ции на основе прочного фундамента конкретных фактов, в частности добытых этнографией.

Она включает в себя сравнительно-исторический метод и ставит своей задачей исследование происхождения и развития различных институтов. Общественное развитие ведет к постепенному углублению сферы солидарности во взаимодействии между народа¬ми, социальными группами и т. д. Здесь Ковалевский расходился с марксистской социально-исторической концепцией, утверждавшей о неизбежности обострения социальных противоречий и о необходимости их насильственной ликвидации.

Генетическая социология М.М. Ковалевского, основанием которой служила этногра¬фия, была направлена на изучение эволюции социальных институтов в этническом «облике», в частности в России. Ковалевский уверен, что общность, коллектив, человек существуют как в мире, созданном им в определенной природной среде, так и в мире духовном, культурном, символи¬ческом. Сформулированные им принципы «генетической социологии» (или социальной эмбриологии) нашли отражение во втором томе его «Социологии». Он применил этот прием при изучении возникновения и последующего генезиса собственности, семьи, рода, обычаев, власти, государств разных типов.

С успехом генетической социологии М.М.Ковалевский связывал надежды на открытие законов, управляющих социальными процессами, а затем и общей формулы социальной эволюции. Адекватным средством решения задач социологии М.М.Ковалевский считал сравнительно-исторический метод, которым широко пользовался при изучении самых разных событий и явлений, традиций и мировоззрений.

Идейно он был связан с либеральной буржуазией и некоторыми влиятельными слоями академической русской интеллигенции.

По мнению М.М.Ковалевского, в социологии следует избегать необоснованных обобщений, важно соблюдать необходимую последовательность: сначала выявлять признаки сходства исследуемых явлений, а затем фиксировать различия, факты нужно рассматривать в контексте конкретного исторического времени, сходные факты систематизировать с учетом стадии эволюции и уровня развития.

С именем М.М.Ковалевского связаны становление русской исторической школы права (русской социо¬логической школы права), русской школы медиевистики европейских стран, плю¬ралистическая школа в социологии и т. д». [2, с.6].Стремление изучать историю в «социологическом разрезе» заставляло Ковалевского видеть в социологии не столько развивающуюся специальную науку, сколько «теорию общей эволюции».

Для изучения сложных явлений общественной жизни Кова¬левский использовал историко-сравнительный метод социологии, назвав его «средством построения совершенно новой еще ветви описательной социологии - человеческих обществ» [1, с.72], с помощью которого он провел интереснейшие типологические обобщения в различных науч¬ных направлениях (социология, история, право, экономика). Как и О.Конт М. М.

Ковалевский старался придерживаться «объективных методов», стремясь приложить к области обществ, методы и законы естественнонаучных наук, главным среди которых был закон поступательного развития – неизбежности общественного прогресса, «духовно»

проявляющегося в росте социальной солидарности и имеющего «материальную» причину в росте народонаселения [3, с.262-263].

Теоретическая позиция Ковалевского выражена наиболее четко в работах «Очерк истории распадения общинного землевладения в кантоне Ваадт» (Лондон,1876) и «Общинное землевладение, причины, ход и последствия его разложения» (М.,1879).

«Следует говорить не об одностороннем влиянии, а о воздействиях, взаимно оказываемых друг на друга всеми явлениями, из которых слагается обще¬ственная жизнь, и не о руководящих факторах – экономическом, правовом, госу¬дарственном, научном, художественном и т. д., а о стоящих в тесном общении фактах или явлениях общежития»

[3, с.71] – писал он.

Таким образом, социологическая система Ковалевского характеризуется историчностью анализа и широтой сравнительных обобщений; носит плюралистический характер.



Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |
 

Похожие работы:

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.