WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 32 |

«Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном ...»

-- [ Страница 3 ] --

В содержании современного образования, в структуре его ценностных императивов наряду с задачами освоения накопленной обществом культуры, формирования ценностного отношения к природной и социальной среде особое место принадлежит изменению творческого потенциала человека, развитию его способностей преобразовывать существующую действительность.

Специфика состоит в том, что образовательная система должна быть способна не только вооружить знаниями обучающегося, но и вследствие постоянного и быстрого обновления знаний в нашу эпоху, формировать потребность в непрерывном самостоятельном овладении ими, умениями и навыками самообразования, а также самостоятельный и творческий подход к знаниям в течение всей активной жизни человека.

Аксиологические принципы современного образования требуют обеспечить его диалогичность и утверждают уважение в рамках единой гуманистической системы ценностей различных философских взглядов, этнических особенностей и культур.

Концепция взаимозависимого и взаимодействующего мира находятся в центре аксиологического мышления. В современном мире важно научиться видеть то общее, что объединяют человечество и самоценность каждого отдельного человека.

Современное образование призвано не только обеспечивать общество необходимыми знаниями, но и защищать и укреплять общественные ценности, расширять перспективы гуманизма и гражданственности. Этот процесс должен приобретать форму непрерывности и сопутствовать на протяжении всего периода социализации личности.

Новая философско-социологическая парадигма образования должна отвечать нескольким условиям:учитывать опыт поликультурности нашего общества.; отвечать современным тенденциям развития образовательных систем.: быть соизмеримой с мировым культурным опытом.. В условиях поликультурного общества казахстанская научная и педагогическая интеллигенция оказалась перед выбором модели воспитывающего обучения. Поиск теории воспитания и обучения – вопрос общесоциальный, а не только профессионально-педагогический. От того, какие будут созданы условия для социализации, на что личностно будут ориентированы дети и подростки, зависит успешность устойчивого развития Казахстана.

Основные приоритеты развития образования и воспитания на ближайший период определяются соответствием международным нормам и стандартам, реалиям переживаемого страной периода, уровнем образовательной политики. Реформа образования в Казахстане включила в свой набор базовых принципов демократизацию, вариативность, национальный характер, открытость, гуманизацию, гуманитаризацию, дифференциацию. Современный этап развития казахстанского образования ориентирован на стратегические приоритеты, указанные в Стратегии образования до 2030г.

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИЗУЧЕНИЯ КУЛЬТУРЫ ПОВСЕДНЕВНОСТИ

–  –  –

Повседневность сейчас, как никогда, подвержена постоянным изменениям, носящим социальный характер, и справедливо утверждение Л.Г. Ионина, что «социальные изменения получают в основном культурную мотивацию» {3, 6}, так как именно культура способствует развитию человека и общества.

Социологическая наука обратила взгляд учёных на обыденный уровень человеческого существования, доказывая, что повседневная жизнь является достойным объектом исследовательского интереса, который направлен не столько на фактическую обстановку повседневности современного города или деревни, сколько на самоощущения их обитателей, их субъективные представления о себе самих и о мире вокруг, в том числе отдельных вещах, формах общения. Выявляя формы и методы обыденного поведения и мышления окружающих его людей, социолог повседневности постигает глубины практической жизни, исследует общественные отношения и системы духовных ценностей.

Таким образом, социальное познание «восстанавливает исходную матрицу современной культуры» {7, 41}.

Долгое время повседневности не придавали особого значения в социологии культуры. Вот, например, несколько имён отечественных исследователей, кто изучал отдельные конкретные проблемы обыденной жизни человека: М.В. Барщевский, Л.А.

Гордон, Е.М. Зуйкова, И.Т. Касавин, В.П. Козырьков, С.П.Щавелев, В.И. Староверов и др.

Но комплексное исследование повседневности – это дело будущего, поскольку требует очень больших вложений и объединённых усилий социологов с представителями других наук. Социология сделала очень важный шаг, обратив внимание учёных на обыденный уровень человеческого существования, доказывая, что повседневная жизнь является достойным объектом научного интереса.

Социолог повседневности обращает своё внимание на самые разные явления жизни людей: зонирование пространства обитания в быту; хронометраж времени будничного и выходных дней; ролевые структуры и функции в разных контактных группах; распорядок дня, формы питания, праздничные и ежедневные ритуалы и многие другие стороны бытовой сферы жизни современного человека.

Социолог стремится понять то, как ведёт себя рядовой человек в определённой ситуации и как этот самый человек объясняет себе и другим своё поведение, выбор того или иного поступка, шага в общении с другими людьми. За отдельными фрагментами мира культуры повседневности в социологическом ракурсе скрываются насущные философские проблемы.

Социология позволяет изучать проблемы повседневной жизни в рамках нескольких взаимосвязанных направлений социологии ХХ века: символического интеракционизма, феноменологической социологии и этнометодологии.

В первой четверти ХХ века Дж. Мид, основатель символического интеракционизма, утверждая мысль о том, что общество и индивидуальное сознание формируется в совокупности взаимодействий, главным пунктом действия считал жест, который выступает в качестве символа и выполняет роль слова. В связи с этим Мид рассматривал язык как главный фактор сознания. Таким образом осуществляется принятие роли другого. По мнению социолога, человеческие действия имеют изначально значимый социальный характер. Объяснить поведение индивида можно лишь в терминах организованного поведения социальной группы, а если действия индивида не рассматривать как единое целое, то объяснить нельзя.

Другие представители символического интеракционизма – Т. Лукман, П. Бергер и И. Гофман считали, что, познавая мир, люди созидают его и, созидая, познают.

Наиболее широко и определённо проблематика повседневности представлена в работах феноменологов и этнометодологов. Феноменологический метод изучения реальностей повседневной жизни использовали в своих исследованиях Э. Гуссерль и А.

Шюц.

Э. Гуссерль, называя дисциплину, в рамках которой он изучал проблематику жизненного мира феноменологической психологией, сделал вывод: наука не даёт возможности проникнуть в жизненный мир и, кроме того, подменяет живой человеческий мир абстракциями. Реальность повседневности существует как привычный, знакомый, обжитый мир повторяющихся изо дня в день действий, мыслей, событий. Феноменологи понимают её существование как процесс постоянного воспроизводства конструирования жизненной реальности в действиях, мыслях, поступках человека, в процессе взаимодействия между людьми. Повседневность у представителей феноменологии – это «особый концептуальный модус жизненной реальности, жизненного мира»{4,7}. У представителей феноменологии социальный мир предстаёт прежде всего и главным образом как мир значений, переживаемых и интерпретируемых людьми в их повседневной жизни: «Наш анализ социального мира, в котором мы живём, показал, что каждый считает себя центром этого мира и организует этот мир вокруг себя в соответствии со своими интересами» {6,87}.

Повседневная жизнь – это жизнь деятельная, в ходе которой достигаются какие-то практические цели. По словам А. Шюца, поскольку в мире повседневности мы имеем не теоретические, а исключительно практические интересы, главным в этом мире является то, что я делал, делаю или собираюсь делать. Мы изменяем этот мир, который, в свою очередь, изменяет человека.

Г Гарфинкель, исследующий повседневность в рамках этнометодологии, останавливает своё внимание на том, какими способами люди пользуются, чтобы решать повседневные практические задачи. Практические действия, направленные на достижение практического результата, являются относительно осмысленными, организованными и повторяющимися. Этнометодология стала настоящим поворотом к практике в социологической теории.

Этнометодологи подробно и обстоятельно изучают разговорные взаимодействия.

Лингвистические этнометоды, как правило, поддерживаются невербальными действиями:

мимикой, взглядом, жестом. Восприятие повседневности осуществляется обыденным сознанием, обыденным мышлением, а ведь именно социологи повседневности обратились к изучению обыденного сознания, сумели объяснить механизмы его работы.

Социология использует в своих исследованиях приёмы «типизации», которые позволяют упорядочить повседневную реальность и ориентироваться в ней. Сегодня в российской социологии стремятся возродить и осмыслить заново традиционные теоретико-методологические описания и объяснения повседневности, утвердившиеся под влиянием работ М. Вебера, Г. Гарфинкеля, Э. Гуссерля, В. Дильтея, Г. Зиммеля, А. Шюца и других крупных социологов, сформировавших понимающую и феноменологическую социологию в ХХ веке.

Некоторые учёные используют метод И. Гофмана, который ввёл анализ фреймов и дал характеристику архитектуре взаимоотношения миров (систем фреймов») и механике переноса (транспортирования») содержаний одного мира в другие миры, например, лабораторного эксперимента, спортивного состязания и т.д.

Как же сегодня изучается реальность и человек в этой реальности социологами культуры?

Эпиграфом к современным работам по проблемам повседневной жизни может послужить мысль Л. Г.Ионина о том, что теоретики социологии не должны пренебрегать здравым смыслом в своих исследованиях: «Воссоединение науки и повседневности откроет новые возможности участия социальной науки в человеческой жизни» {3, 121}.

Л.Г. Ионин, задаваясь вопросом о том, что даёт изучение повседневности, отвечает: «Изучение повседневности позволяет достичь понимания укоренённости социально-научного знания в повседневной жизни» {там же}. Таким образом, Ионин поддерживает идею феноменологов о связи повседневности с наукой, корни которой – в повседневности. Наука оказывается выше здравого смысла, повседневного знания, поскольку продуцирует абсолютными истинами, сохраняющимися вне времени, проявляет смелость в гипотезах, абстракциях.

Исследование повседневности в классической и современной социологии убеждает в том, что люди в своём обыденном существовании «оказались способны осваивать организованные формы обустройства жизни, реконструировать социальные институты, создавать коммуникативные возможности и оставлять себе достаточное пространство для инициативных и вынужденных взаимодействий, поддерживающих совместную жизнь» {5, 13}.

По мнению В. Вахштайна, современная социологическая теория находится в ситуации осмысления процессов стремительной трансформации социального мира, в состоянии «ренессанса» {1, 5}. В своей диссертации «Теория фреймов как инструмент социологического анализа повседневного мира» социолог осуществляет фокусировку на одной из теорий повседневного мира – теории фреймов. Как считает автор, фрейм-анализ является для нас предметом не только историко-теоретической реконструкции, но и ценным теоретическим ресурсом осмысления повседневных взаимодействий, так как теория фреймов «составляет реальную альтернативу многочисленным «теориям повседневных практик», активно использующимся в эмпирических исследованиях повседневного мира {там же}.

В российской социологии фрейм-анализ остается в значительной степени ещё неизученным и неиспользованным, что отдаляет теорию от практики.

В. Волков утверждает, что «пока социология не может обойтись без трансцендентного измерения, которое представлено безличными коллективными – фреймами, образцами, типами, смыслами»…. Поступок и авторство, всё аутентичное и имманентное не попадают в матрицу социологии. С трудом в неё втискивается и теория практик»{2, 57}. По мысли автора, когда изучаются поступки и другие явления, «лежащие за пределами социальных фреймов, безличных поведенческих образцов или какой-либо другой реальности, с которой привычно имеет дело социология, возникает трудность описания: язык «буксует» {там же}.

В рамках социологического подхода существует, таким образом, множество различных концепций, так как проблематика повседневности очень обширна в связи с многогранностью и неисчерпаемостью реального мира, в котором пребывает современный человек и всё, что его окружает.

Вахштайн В. Теория фреймов как инструмент социологического анализа повседневного мира.

1.

Автореферат дисс. на соиск. уч. степ. канд. соц. наук. -М.,2007.- С.5.

Волков В. Слова и поступки / / Социологическое обозрение.- 2009.- 8(1). - С. 57.

2.

Ионин Л.Г. Социология культуры. - М., 2004.

3.

Лелеко В.Д. Пространство повседневности в европейской культуре.- СПб.,2002.

4.

Шпак Л.Л. Социология повседневной жизни.- Кемерово,2001.

5.

Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом.- М., 2004.

6.

Щавелев С.П. «Синяя птица» повседневности (Этюды к антропологии обыденного сознания). Курск, 2001.

СОЦИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ, КОНФЛИКТЫ И ИДЕОЛОГЕММЫ

СТАБИЛЬНОСТИ

–  –  –

И.Валлерстайн центральным для многих современных дискуссий считает вопрос – «Что истинно: изменение вечно или ничто никогда не изменяется»? В той степени, в которой можно говорить о существовании системы, предполагается, что «ничто никогда не изменяется». В той степени, в какой утверждается, что система «историческая» по своему характеру, подразумевается, что «изменение вечно». Существует множество различных подходов к объяснению данных вопросов. При этом сохраняет актуальность вывод Р. Будона – ни одна из концепций не может быть принята в качестве универсальной, но каждая в определенных границах имеет познавательный ресурс.

Не случайно Джефф Малган, подчеркивая, что без теории изменения усилия улучшить положение вещей являются тщетными и все хотели бы найти точку опоры, единый ключ к любым изменениям, тем не менее утверждает – «все попытки найти единую теорию из¬менений обречены на провал». Почему?

–изменения происходят разными путями в разных областях и у них не может быть общей формы;

–ритмы изменений для различных сфер общества, например, для политических конституций, сексуальных норм или моды очень разные. Так, Р. Дарендорф утверждал, что для проведения политических реформ достаточно 6 месяцев, экономические реформы можно осуществить за 6 лет, но процесс изменения менталитета, жизненных стилей может потребовать нескольких поколений;

–поскольку изменения всегда предполагают конкуренцию и конфликт, то, что сработало в одной ситуации, может не сработать в другой.

В конфликтологической парадигме теории социальных изменений артикулируется прежде всего роль открытой борьбы интересов в социальной жизни, она основана на неприятии интерпретации конфликтов как психологически обусловленных явлений, как индивидуальных ошибочных действий или даже «болезни». Для нас инструктивный характер имеет рассуждение Г. Зиммеля о том, что «все проблематичные явления заставляют нас лучше осознать то обстоятельство, сколь невообразимо противоречиво наше настоящее…Одни только филистеры могут полагать, что конфликты и проблемы существуют для того, чтобы быть разрешенными. И те, и другие имеют в обиходе и истории жизни еще другие задачи, выполняемые ими независимо от своего собственного разрешения. И ни один конфликт не существовал напрасно, если время не разрешит его, а заменит его по форме и содержанию другим».

По Л. Козеру, напомним, конфликты «очищают воздух» и могут служить предохранительным клапаном. Не каждый конфликт обязательно сопровождается выбросом агрессии, а отсутствие конфликтов вовсе не говорит о стабильности социальной системы, так как существуют латентные противоречия, которые могут впоследствии неконтролируемым образом выплеснуться наружу. Наоборот, открытое протекание конфликта может быть признаком стабильности. Рейнхард Бендикс, следуя веберовскому подходу, критикует безнадежную попытку редукции всех конфликтов к классовым – разнообразие конфликтов в социальном мире очень велико.

Он показывает, что многие противоречия, порождаемые обществом, а особенно конфликты, внутренне присущие его экономической структуре, могут дать толчок коллективному действию. Исторический процесс подвергается влиянию контингентных обстоятельств, и конфликтующие группы и социальные движения всякий раз заново фор¬мируются под влиянием «локальных условий, предшествующего хода истории, остроты кризиса.

Исторические процессы в высшей степени конфликтны. Важным является центральный постулат Бендикса: «cказать, что непримиримые конфликты являются эндемической чертой общества, еще не значит заявить, что общество характеризуется постоянной нестабильностью».

Ральф Дарендорф, сознательно заостряя противоречия различных концепций социальных изменений, вывел несколько «конфликтологических максим»:

–Конфликт – источник прогресса, ведущий к цивилизации и в конечном счёте к мировому гражданскому обществу,«необходима как равновесная, так и конфликтная модель общества; и может быть, в философском анализе у человеческого общества всегда два лица, наделенных одинаковой реальностью: одно лицо – стабильности, гармонии и консенсуса, а другое – изменения, конфликта и принуждения».

–Автор особо подчеркивает, что «интенсивность конфликтов... снижается в той степени, в какой структура общества становится плюралистичной, т. е. обнаруживает разнообразные автономные области... При напластовании различных социальных областей каждый конфликт означает борьбу за всё....

–Вмешательство в конфликты должно ограничиваться регулированием их проявлений, без намерения устранить причины. Участники должны согласиться на определённые правила конфликтного поведения, тогда регулируемый конфликт станет в известной степени смягчённым и будет протекать в формах, совместимых с непрерывно изменяющейся социальной структурой. По его мнению, «тот, кто умеет справиться с конфликтами путем их признания в регулирования, тот берет под свой контроль ритм истории, Тот, кто упускает такую возможность, получает этот ритм себе в противники».

–Принципиально важным представляется указание Р. Дарендорфа на то, что причиной «структурной неспособности» общества к социальным изменениям является модернизационный дефицит, выражающийся в неспособности разрешать конфликты ненасильственным путем и неспособность элит к конкуренции друг с другом в системе объединяющего разнообразия.

Американский социолог Эдвард Росс, анализируя главные противоречия социума, сформулировал гипотезу перекрестного давления – несколько противоречий могут разворачиваться в полную силу одновременно, и чем они многочисленнее, тем меньшую угрозу представляет каждое из них в отдельности. Каждая разновидность конфликта противодействует всем остальным видам напряженности в обществе, если только линии их раскола не совпадают, так как в этом случае они усиливают друг друга...

Следовательно, обществу, расколотому множеством противо¬речий по разным направлениям, может на самом деле угрожать меньшая опасность насилия и развала, чем обществу, разделенно¬му лишь по одной линии. И, поскольку каждое новое расхождение способствует сужению поперечных трещин, можно сказать, что общество скреплено своими внутренними конфликтами.

Мартин Липсет называет теорию перекрестного давления, а также теорию перекрестных линий конфликта центральной – пересекающиеся линии конфликта содействуют политической умеренности и стабильности, в то время как совпадающие линии конфликта(линии наслаиваются друг на друга и тем самым взаимно усиливаются) способствуют сильному политическому противостоянию и нестабильности.

Взаимодействия же пересекающихся линий могут приводить к различным последствиям в зависимости от двух моментов, а именно–от интенсивности линий конфликта и от институциональных обстоятельств, связанных с накоплением различных позиций. Если одна линия конфликта является гораздо более интенсивной, чем другие, всегда существует вероятность того, что вдоль других линий обнаружится низкий уровень конфликтности или даже всестороннее сотрудничество.

Чарльз Тилли, критикуя «пагубные постулаты» различных теорий социальных изменений, сформулировал следующие принципиальные выводы:

–Общество как специфическое образование представляет собой находящуюся в постоянном движении сложную сеть многочисленных социальных отношений, с частично совпадающими, пересекающимися и накладывающимися друг на друга ячейками и узелками.

–Социальное изменение – это в реальности многочисленные фрагментарные процессы различных уровней сложности, которые протекают параллельно или в противоположных направлениях, раздельно или накладываясь друг на друга.

–При определенных обстоятельствах столкновения, коллективное насилие, протесты и т.д. являются лишь рациональными формами достижения коллективных интересов и охраны более приемлемого социального порядка.

–Социальные изменения не приводят с непреложностью к общей структурной напряженности, отклонениям, социальной патологии.

–Принуждение во имя «закона и порядка», если оно используется государством и его официальными представителями, иногда трудно отличить от преступления и разбоя, подрывающих социальный порядок. Нелегитимные формы конфликта и принуждения не всегда способствуют беспорядку, а легитимные – интеграции и контролю.

Конфликт и порядок являются двумя равноценными состояниями общества, сменяющими друг друга. А. Турен, полагая, что конфликт должен существовать и признаваться во всех областях социальной жизни, подчеркивал: «повсюду, где существует порядок, должно существовать его оспаривание... Мы входим в общество, которое не может более иметь конфликты: или последние задавлены в рамках авторитарного порядка, или общество осознает себя как конфликт, оно является конфликтом, потому что оно представляет собой просто борьбу противоположных интересов за контроль над способностью общества воздействовать на самого себя». Властвующая элита зачастую рассматривает конфликты как источник нарушения созданного ею социального порядка, нарушения, несущего угрозу, прежде всего, ее собственному существованию. Таким образом, по О.Н. Яницкому, стабильность как господствующая идеологема и как принцип политики отнюдь не безобидна. Эта идеологема, в частности, означает, что общественное развитие планируется и контролируется только государством: гражданское общество не является движителем прогресса, а лишь его «приводным ремнем». Всеобщая стабильность — это, по существу, отрицание разнообразия, которое в действительности является ключевым условием поддержания стабильности общества посредством изменений, т. е.

его адаптации к новым условиям. По данным Фонда общественного мнения, 90 % граждан России за последние два года не проявляли никакой политической или гражданской активности. Весьма показателен и другой социологический индикатор–уровень предпринимательских намерений населения. Лишь 2,6% респондентов, как следует из российского доклада в рамках «Глобального мониторинга предпринимательства», хотели бы стать предпринимателями (последнее место из 67 стран), при этом теневую экономическую деятельность ведут 14,5%. Любопытно, что как выяснил « Левада–центр», к проявлению предпринимательской инициативы (экономическая активность, готовность к риску и другие шумпетеровские ценности) потенциально готовы 25%, но они же практически полностью увязывают возможность ее реализации с наличием каналов личных знакомств и неформальных связей. Иными словами, идеологема стабильности элиминирует конфликт как механизм поиска альтернатив и вариантов развития. Но конфликт, изгнанный из политических структур, изобретенных как раз для того, чтобы его институционализировать, проецируется на отрицание необходимости конфликта гражданского, продуцирующего социальные инновации. идеологема вырождается в социальный конструктивизм, в навязывание обществу принципов социального порядка, необходимых властвующей элите для ее самосохранения.Речь идет не только о понимании конфликтов как источника на¬рушения созданного «элитой» социального порядка, не¬сущего угрозу, ее собственному существованию, но и создании политического спроса на смещенные мысли и действия, на смещенные социальные конфликты.

ПРОБЛЕМА СТИГМАТИЗАЦИИ УЧАЩЕГОСЯ В ШКОЛЕ

–  –  –

В современном обществе школа является одним из важнейших институтов социализации для индивида. Именно в школе ребенок усваивает общественные нормы и правила, формирует свою жизненную позицию, вырабатывает личностные установки;

учится работать и взаимодействовать в коллективе. Однако, вопрос об отношениях коллектива и личности всегда оставался противоречивым. Если раньше считалось, что личность должна полностью подстраиваться под коллектив, то теперь в условиях демократизации прав и свобод человеку приходится искать другие пути решения этой проблемы. Случается так, что учащийся отличается от учеников в своем коллективе, тогда он выпадает из групповой идентичности и становится « изгоем». Данная неформальная практика относится к людям, которые теряют точки соприкосновения с коллективом. Это явление широко распространено, и нет ни одной школы, где такая социальная проблема как стигматизация учащегося в классе не находила место. Однако обозначенный феномен не находит должного освещения в академической литературе, в связи с чем мы считаем актуальным рассмотреть теоретико-методологическое обоснование проблемы стигматизации учащихся.

Термин « стигма» был введен в оборот американским социологом, представителем символического интеракционизма Э. Гоффманом. Под стигмой понимается качество, выдающее какое –то постыдное свойство индивида, и характер этого качества определяется в большей степенью отношением по поводу него, а не сущностью этого качества. Говоря о стигматизации, в первую очередь мы говорим о стереотипах связанных с этой стигмой.

Индивид, ставший «изгоем» выпал из групповой идентичности ввиду каких-то отличительных черт, внешности или характера, или же этнические особенностей.[4] И если обратиться к практике стигматизации в общеобразовательных школах, то нельзя не отметить, что учителя, так же как и ученики, наделены рядом стереотипов, связанных с успеваемостью ученика и характеристиками его социального положения:

например, если ученик хорошо учиться, значит, он прилежный, ответственный; плохо одевается, значит из неблагополучной семьи и др. Как показывают исследования, навешивание ярлыков в школе со стороны учителей избирательно в отношении пола учащегося и уровня благополучия его семьи. [1] Следует отметить, что ярлыки наклеиваются в классе ежедневно, в процессе межличностных коммуникаций, но не все из них закрепляются на долгое время. В среде учащихся чаще наблюдаются структурные элементы процесса стигматизации, а не целостный процесс.[2] Что касается ярлыка «изгой» в классе, то он наклеивается не на короткое время, а процесс стигматизации занимает продолжительное время и может длиться до самого окончания школы. Причины стигматизации учащегося со стороны класса могут быть различными: это и особенности внешности, особенности характера;

отличие по национальности, вероисповеданию; статус «новенького» в классе и др.

Проявления негативного отношения к ученику со стороны одноклассников чаще всего выражаются в словесной форме, посредством кличек или насмешек; реже в физической форме. Реакция стигматизируемых на формы проявления могут быть нейтральны, а могут быть направлены «на себя».[3] Психологи утверждают, что стигматизация всегда двусторонний процесс: это и неодобрение со стороны одноклассников и замыкание стигматизируемого ученика в себе, что ведет к замкнутости, необщительности и еще более усиливает изоляцию, то есть ученик испытывает самостигматизацию.

[2] Однако, ранее феномен «самостигматизации» исследовался только в сфере психически больных и являлся реакцией пациента на заболевание и статус психически больного в обществе. Исследования показали, что самостигматизация представляет собой сочетание двух компонентов : компенсаторного и фрустрирующего. Фрустрирующий компонент составляют представления больного о собственной несостоятельности а компенсаторный механизмы искажения информации стабилизирующие самооценку больного.[6] Таким образом, делая параллель между самостигматизацией психически больного и самостигматизацией учащегося в классе, то ученик, подвергнутый клеймению на длительное время, приобретает низкую самооценку и представления о своей неполноценности, что в дальнейшем приводит к проблемах различного рода от социофобии до депрессии.

Хотелось бы добавить, что долгое неприятия к школьнику со стороны одноклассников может привести к буллингу в школе, то есть к физическому или поведенческому террору со стороны господствующих личностей в классе к выбранной жертве. Такие личности являются, как правило, зачинщиками конфликтов в классе и подстрекателями к негативному отношению к учащемуся в классе. Все участники буллинга подвергаются серьезным изменениям характеристик личности в негативную сторону: жертва буллинга теряет веру в себя, становится замкнутым в себе; а «булли»

переходит границы дозволенности и в дальнейшем может совершить преступление. [5] Чтобы избежать перетекания стигматизации учащегося в классе в буллинг, следует привлекать к работе с классом школьного психолога и социального педагога, а лучше всего предупреждать эту проблему на ранних стадиях.

Следует добавить, что дестигматизация учащегося в классе долгий и сложный процесс. Психологи отмечают, что для преодоления стигматизации учащегося необходима психосоциальная поддержка стигматизируемого, а также его собственная внутренняя работа по преодолению самостигматизации. [2] Подводя итог, следует отметить, что стигматизация проникла во все сферы жизни, и школа не стала исключением. Стигматизация учащегося в классном коллективе является социальной проблеме, так как у стигматизируемого школьника возникают проблемы с самооценкой, во взаимоотношениях со сверстниками, с учебой. Для решения проблемы стигматизации учащегося стоит привлекать школьного психолога и социального педагога, однако, не во всех школах эти должности занимают действительно квалифицированные специалисты. Стигматизация в образовательной среде воспринимается ее субъектами как обыденное явление, не влекущее за собой никаких последствий для формирования взаимоотношений в общности и не влияющее на развитие личности. Однако, как показывают исследования, "клеймение" оказывает чрезвычайно сильное и длительное влияние на человека (и, как правило, отрицательное).[1] Таким образом, вопрос о решении проблемы стигматизации в школе остается открытым.

Липай Т. П. Стигматизация в практике общеобразовательных школ // Социологические 1.

исследования, № 11, Ноябрь 2009, C. 142-144 // http://ecsocman.hse.ru/data/2010/03/02/1211418133/Lipai_19.pdf. Дата обращения к ресурсу: 12.02.14 Богомаз С. Л., Комленок Н. М. Изучение психологических детерминант процесса стигматизации у 2.

старшеклассников методом интегративной эклектики, 2012 г. // http://www.nautehjournal.ru/index.php/--gn12-45/491-a. Дата обращения к ресурсу: 12.02.14 Тушинцева Л. П. Исследование причин стигматизации подростков в школе // 3.

http://conference.apkpro.ru/files/npo/ss10/stt/st19n.pdf.Дата обращения к ресурсу: 12.01.14 Гофман. И. Стигма: Заметки об управлении испорченной идентичностью. Часть 1. Стигма и 4.

социальная идентичность. Часть 2. Контроль над информацией и социальная идентичность. ( главы 3-6) // http://www.ereading.by/bookreader.php/145155/Stigma._Zametki_ob_upravlenii_isporchennoii_identichnost%27yu.pdf Дата обращения к ресурсу: 12.02.14 Дедовщина в школе или школьный буллинг // 5.

http://www.academy.edu.by/files/29052013_Dedovchina%20v%20schole.pdf Дата обращения к ресурсу:

12.02.14 Ястребов В. С., Гонжал О. А., Тюменкова Т. В., Михайлова И.И. Самостигматизация при основных 6.

психических заболеваниях: методические рекомендации, 2009 // http://ru.scribd.com/doc/129291814/%D0%A1%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8 %D0%B3%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8FD0%BF%D1%80%D0%B8- %D0%BE%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D1%8B%D1%85- %D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%8 5- %D0%B7%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1 %8F%D1%85. Дата обращения к ресурсу: 12.02.14

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ В ПРЕПОДАВАНИИ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ

ДИСЦИПЛИН: ПЕРСПЕКТИВЫ И ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ

–  –  –

В современном социологическом образовании в настоящее время наблюдаются следующие тенденции. Во-первых, стандарты высшего образования нового поколения больше времени отводят самостоятельной работе студентов, все меньше часов уделяется аудиторной работе. Соответственно, новый формат образования требует новых форм и методик проведения занятий. В первую очередь это касается самостоятельных заданий и способов проведения семинарских и практических занятий. Реалии современного образовательного процесса таковы, что учебные планы и примерные образовательные программы постоянно меняются и преподаватели поставлены в такие условия, что учебные программы приходится переформатировать.

Во-вторых, зачастую преподавателям приходится подстраиваться под новые реалии меняющихся стандартов, программ. При этом часто насыщение данных программ не соответствует требованиям новых стандартов. Конечно, все зависит от типа предмета, есть предметы, которые по-прежнему преподаются в традиционных формах, но большинство предметов требуют качественного пересмотра методик преподавания. Также стоит принимать во внимание уровень подготовки и обучения студентов. И на практике выходит так, что заявленные в программе компетенции не реализуются, ПООП существуют отдельно от учебной дисциплины. Новые формы преподавания социологических дисциплин не внедряются в образовательный процесс. Соответственно, становится актуальным вопрос рассмотрения современных инновационных концепций и методик преподавания социологии.

Анализ опубликованных в последнее время работ по тематике новых форм и методик преподавания социологии показал, что за последние 10 лет в опубликовано 47 работ в российских научных изданиях. При этом из них все являются статьями, и лишь три - учебными пособиями. Стоит отметить, что среди отечественных публикаций крайне мало узкоспециализированных работ, в основном все работы носят общий методический характер. Таким образом, представляется актуальным рассмотрение современных зарубежных методических работ, посвященные конкретным концепциям, идеям и подходам в преподавания отдельных социологических дисциплин, т.к. специфика их существенно различается.

В данной работе будет рассмотрен ряд современных подходов и методик преподавания социологии зарубежных авторов, а также проанализированы возможности их реализации.

В социологическом образовании большое внимание уделяется работе с текстами.

Традиционно студенты конспектируют первоисточники путем простого переписывания отдельных фрагментов теста. Ввиду меняющихся информационных технологий, а также возможности формирования нескольких компетенций и навыков при работе с первоисточником, современные преподаватели пересматривают данную форму работы. В частности, Дж. Робертс и К. Робертс предлагают несколько стратегий детального чтения социологической литературы [1]. При реализации данной методики важно учитывать специфику предмета, а также уровень владения студентами базовых социологических знаний.

В продолжение темы письменной работы студентов интересным представляется подход, разработанный П. Кауфманом [2]. Он говорит о том, что рефлексивность является важным компонентом социологического воображения, и развить ее можно через выполнение ряда письменных работ. Данный метод успешно может быть применен по дисциплинам теоретического характера базового блока дисциплин.

Рассматривая устную форму работы студентов, стоит отметить такие методические подходы как обучение социологии при помощи студенческих биографий [3] и методика каждодневных практик или «Flushing» Out Sociology»[4]. Первый подход призван активизировать работу студентов заинтересовав их собственным жизненным опытом, т.е.

социологические темы рассматриваются на примере собственной жизни студентов, второй метод, основан на социологической интерпретации повседневных практик индивидов.

Таким образом, студенты развивают социологическое мышление и воображение.

Конечно, круг современных методик преподавания социологии не ограничивается вышерассмотренными подходами. Но мы рассмотрели наиболее яркие и успешно апробированные методики. Можно сделать вывод, что в современном социологическом образовании наблюдаются следующие методические тенденции - это «жизненность»

образовательных методик, т.е. максимальная приближенность к жизни тех или иных образовательных технологий, вовлечение студента в понимание теоретических аспектов через практический уровень. Но при этом, совершенно нельзя исключать из внимания традиционные методы организации работы студентов, такие как работа с первоисточниками и текстами, письменные формы работы. Но при этом также стоит отметить, что они требуют качественного нового рассмотрения и детальной методической проработки, т.к. несомненно, именно работа с текстами, в том числе, формирует навык системного мышления.

1. J.C.Roberts&K. Roberts Deep Rading, Cost/Benefit, and the Construction of Meaning: Enhancing Reading Comprehension and Deep Learning in Sociology Courses // Teaching Sociology, Vol. 36, 2008

2. P. Kaufman Scribo Ergo Cogito : Reflexivity through Writing// Teaching Sociology// Jan. 2013. vol. 41 no.

3. Wright, H.R. (2011) Using biographical approaches to explore student views on learning and teaching. In A. Abbas & M. McLean (eds), Teaching sociology through students' biographies: new pedagogies for the 'oppressed' or oppressive technologies of the self, Special issue of ELiSS.

J. Paul “Flushing” Out Sociology: Using the Urinal Game and other Bathroom Customs to Teach the 4.

Sociological Perspective // Electronic Journal of Sociology (2006)

ОСНОВОПОЛОЖНИКИ АГРАРНОЙ НАУКИ В РОССИИ

–  –  –

Царское Село является выдающимся памятником истории и русской художественной культуры, получившим мировую известность. В течение двух столетий Царское Село развивалось как загородная резиденция русских императоров. За это время крупнейшие архитекторы России, живописцы, мастера декоративно-прикладного искусства создали целый мир, который может соперничать с самыми известными правительственными резиденциями Европы. Последнее столетие связано со становлением и развитием аграрной науки и образования в Царском Селе – Пушкине. Это деятельность научных учреждений ВАСХНИЛ, ныне Российская академия сельскохозяйственных наук (РАСХН), которая вошла в Российскую академию наук (РАН) на правах отделения, и учебно-педагогическая и научно-исследовательская работа ЛСХИ - СПбГАУ. Однако, наука и образование – это не только интеллект, интеллектуально-творческая деятельность.

Это также и материальная база, контингент обучающихся, профессорскопреподавательский состав. Поэтому СПбГАУ, его история неотрывна от научных школ в области аграрных знаний, которые исторически связаны с ЛСХИ.

История аграрной науки в России органично связана с историей Царского Села. 30 апреля 1797 года в Царском Селе на так называемой даче Малиновского была открыта первая в России земледельческая школа. Она обзавелась учебными пособиями, инвентарем, скотом, имела 60 десятин пашни, ввела семиполье, стала применять травосеяние, то есть на практике осуществляла рекомендации агрономической науки, заложила основы аграрного образования. Директором школы был назначен ее основатель, знаток сельского хозяйства А.А.Самборский. Однако вскоре школа была передана в удельное ведомство, которое занималось экономикой императорского дворца, а в 1803 году царскосельская земледельческая школа была закрыта.

Новая страница истории аграрного образования в Царском Селе, но теперь уже Детском Селе, была открыта в 1920 году, когда учебная практика и исследовательская работа Петроградской сельскохозяйственной академии имени Ивана Александровича Стебута была переведена в Детское Село. Под учебные помещения академии отдали здания Федоровского городка. В 1922 году Петроградская сельскохозяйственная академия и Петроградский агрономический институт были объединены в Петроградский сельскохозяйственный институт. Во главе института стояло правление, которое возглавил профессор К.Д.Глинка. Учебной и производственной базой института стали ряд помещений и зданий в Детском Селе. Произошел постепенный переезд института из Ленинграда в Детское Село. К 1927 году в детскосельском учебном центре были сосредоточены студенты второго, третьего и четвертого курсов всех факультетов института, в Ленинграде оставались лишь первокурсники.

К 1930 году Ленинградский сельскохозяйственный институт (ЛСХИ) превратился в крупный многофакультетный вуз, который вел большую учебную и научноисследовательскую работу. Современный Санкт-Петербургский государственный аграрный университет является продолжателем этих учебных заведений аграрного профиля, ведущих свое начало от Царскосельской земледельческой школы и Стебутовских женских сельскохозяйственных курсов. Аграрный университет является крупнейшим отраслевым образовательным и научным центром, имеющим всероссийское и мировое значение. В октябре 2014 года он отметил юбилейную дату – 110-летие со дня своего основания.

В течение прошедшего столетия в стенах университета работали выдающиеся российские и советские ученые-аграрии:

профессор Иван Александрович Стебут, растениевод, патриарх земледелия в России, редактор журнала «Русское сельское хозяйство», автор многих научных трудов, в том числе таких как «Основы полевой культуры и меры к её улучшению в России», «статьи о русском сельском хозяйстве» и др.;

академик Константин Дмитриевич Глинка, почвовед, создатель всемирной науки почвоведения, ученик В.В.Докучаева, памятник которому является одним из символов Аграрного университета, автор книги «Почвоведение: курс лекций», выдержавшей множество изданий на русском, английском и других языках;

академик Николай Иванович Вавилов, генетик, основоположник учения о биологических основах селекции, человек, получивший всемирную известность своими трудами по устойчивости сортов растений к заболеваниям, объездивший многие страны мира с научно-ботаническими целями и сформировавший богатейшую коллекцию семян дикорастущих злаков;

профессор Валентин Андреевич Брызгалов, овощевод;

профессор Константин Николаевич Капорулин, инженер-машиновед;

академик Николай Филиппович Бондаренко, ученый-программист;

академик Иван Васильевич Ларин, луговод;

член-корреспондент АН СССР Григорий Яковлевич Бей-Биенко, энтомолог;

академик Александр Петрович Дмитроченко, животновод;

профессор Константин Ипполитович Дебу, химик;

член-корреспондент ВАСХНИЛ Николай Васильевич Бондаренко, биолог;

профессор Борис Григорьевич Турбин, инженер-механик;

профессор Павел Алексеевич Кальм, ученый-экономист;

профессор Николай Степанович Ждановский, инженер-механик;

профессор Сильвестр Иванович Боголюбский, птицевод;

профессор Павел Иванович Кокуричев, ученый-ветеринар;

профессор Аркадий Павлович Елисеев, ученый-ветеринар;

профессор Сергей Георгиевич Давыдов, животновод;

академик Михаил Иудович Дьяков, животновод;

профессор Николай Григорьевич Жучков, ученый-плодовод;

профессор Александр Александрович Шестиперов, животновод;

профессор Николай Николаевич Богданов-Катьков, энтомолог и многие-многие другие.

Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев писал в свое время: «Сохранение культурной среды – задача не менее существенная, чем сохранение окружающей природы. Если природа необходима человеку для его биологической жизни, то культурная среда столь же необходима для его духовной, нравственной жизни».

полноправными жителями города Пушкина уже многие годы являются студенты СПбГАУ. Именно для формирования культуры студенческой молодежи многое делает сама духовная атмосфера города, его архитектура, связанная с именами выдающихся зодчих России, памятными страницами отечественной истории. Они являются неотъемлимой частью той культурной среды, которая формирует личность человека.

Осознание бесценности архитектурного достояния требует внимательного отношения к памятникам культуры, неустанной заботы об их сохранении, ибо их утраты невосполнимы. «Каждый памятник, - писал академик Д.С.Лихачев, - разрушается навечно, искажается навечно, ранится навечно».

Проблема охраны исторической среды Петербурга и его пригородов впервые была поставлена только в начале ХХ века и первоначально лишь здания, построенные в стиле барокко и классицизма, считались памятниками архитектуры. Но на протяжении ушедшего ХХ века круг охраняемых памятников постоянно расширялся и корректировался. Потребовалось пройти долгий и трудный путь, чтобы по достоинству оценить архитектурные стили второй половины XIX - начала ХХ века. Так список охраняемых государством объектов пополнился зданиями периодов эклектики, модерна, конструктивизма, а совсем недавно в этот список вошли и некоторые здания в стиле сталинского ампира. В ЛСХИ/СПбГАУ более десятка зданий являются объектами историко-культурного наследия России, они охраняются государством. Сама атмосфера Пушкина как города-музея способствует педагогическому воздействию на студенчество, сочетает в себе процесс профессионального обучения и культурно-нравственного воспитания.

В 1961 году около второго учебного корпуса СПбГАУ (бывшие Казачьи казармы) был открыт памятник выдающемуся русскому ученому-почвоведу Василию Васильевичу Докучаеву (1846 – 1903) работы ленинградского скульптора И.В.Крестовского.

Основоположник генетического почвоведения, неустанный пропагандист идеи охраны русского чернозема, этого «главного богатства России», В.В.Докучаев говорил: «…Нет тех цифр, какими можно было бы оценить силу и мощь царя почв, нашего русского чернозема. Он был, есть и будет кормильцем России». Очень символично, что памятник ученому находится на территории СПбГАУ. «Несчастное наше сельское хозяйство: ни людей науки, ни знатоков учебного дела, ни людей практики», - с горечью писал В.В.Докучаев в конце XIX века. Санкт-Петербургский государственный аграрный университет, институты и факультеты которого ежегодно выпускают сотни квалифицированных специалистов, стал наглядным воплощением мечты Докучаева о создании высшего сельскохозяйственного образования в России.

Каждая эпоха меняла облик Царского Села-Пушкина, каждый стиль вносил в общую картину города свои черты. Функциональная архитектура 50-80-х годов ХХ века далеко не всегда становились органическим продолжением исторической среды, но в этом вряд ли виноваты архитекторы советской эпохи. Кризис архитектуры этого периода был закреплен политическими решениями, в частности, известным правительственным постановлением 50-х годов «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Весь объем строительства стал осуществляться по типовым проектам, индустриальными методами из минимального набора стандартных элементов.

Краеугольным камнем архитектуры стали геометрическая упрощенность форм, отказ от любых атрибутов прошлого – колонн, портиков, скатных крыш, орнамента. В этом ключе, к сожалению, было построены в 60-70-х годах студенческий городок и административное здание Аграрного университета. В этой достаточно монотонной архитектуре можно выделить самый молодой на сегодняшний день (1994 год) учебный корпус № 9 СПбГАУ, в котором разместились подразделения Института агротехнологий.

На наших глазах меняется отношение к памятникам истории и культуры, утверждается принцип проектирования зданий, опирающийся на признание и развитие ценностей сложившейся среды, сочетании острой современности образов с историческими традициями. Хочется верить, что новые корпуса аграрного университета будут строиться, исходя из этих требований. А старые здания, «творения прошлого, в которые вложены талант и любовь поколений», должны быть предметом неустанного внимания и заботы, так как они учат уважению к предкам, чувству долга перед потомками. И удивительно актуально звучат сегодня слова, сказанные почти сто лет назад, в 1911 году, на IV съезде русских зодчих: «Долгое время думали, что старые здания должны разрушаться. Теперь думают иное: они свидетели пережитого, и на них надо смотреть как на старых уважаемых учителей; за ними надо ухаживать».



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.