WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 32 |

«Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном ...»

-- [ Страница 27 ] --

В течение многих лет город искал способы полного подчинения себе муниципалитетов, и в этот раз, воспользовавшись изменениями в федеральном законодательстве, нашел решение проблемы в такой простой форме. С помощью подобного досрочного голосования местное самоуправление как бы встраивается в вертикаль власти, которая, с точки зрения функционеров, должна распространяться и на муниципалитеты, а не ограничиваться лишь районами. Возможно, в основе такого использования «досрочки» лежали благие мотивы, связанные с дисциплинированием муниципалитетов, наведением порядка в их деятельности, борьбе с коррупцией и т.д., но вряд ли всё это оправдывает такие неприемлемые формы проведения выборов. Думается, что население Санкт-Петербурга заслуживает большего уважения. «Укрепление»

подобными средствами вертикали не может не вызывать отторжения у рядовых граждан, тем более, что эта вертикаль используется функционерами и как возможность устраивать на работу близкий им круг людей, а также контролировать расходы местного бюджета, особенно на этапе проведения конкурсных процедур.

Если исходить из того, что ситуация в МО №54 Невского района носит типичный характер, то местное самоуправление в Санкт-Петербурге на ближайшие пять лет будут представлять не выдвинутые снизу и пользующиеся доверием населения местные активисты, а согласованные с районными руководителями назначенцы. Санкт-Петербург сделал шаг назад от народной демократии и развития подлинного самоуправления. Ясно также, что подобным конструированием выборов власть настроила против себя значительное число социально активных граждан.

ТЕЗИСЫ ПО МЕТОДОЛОГИИ СОЦИОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ.

–  –  –

Показателем научной состоятельности любой дисциплины является зрелость ее методологии.

В этом плане социология управления находится в начальной стадии, для которой свойственны зачастую взаимосвязанные и проистекающие друг из друга проблемы:

1) Нечеткая дифференциация социологии управления от других социологических и гуманитарных дисциплин.

2) Не всегда адекватное отнесение ученых, мыслителей, управленцев-практиков к истории развития и источниковедческой базе социологии управления.

3) Неопределенность в периодизации социологии управления.

4) Неразработанность ключевого понятия «управление».

5) Излишняя вариативность толкования объекта и предмета социологии управления.

6) Незрелость понятийного аппарата, методик и инструментария.

7) Недостаточная проработка авторами работ по социологии управления источниковедческой базы социологии управления.

8) Относительная невостребованность социологии управления со стороны государства и общества.

Остановимся вкратце на понятии «управление».

Социологию, как науку об обществе, интересует социальное управление, но иногда слово «социальное» в текстах, даже научных, по умолчанию опускается, и остается только «управление», поэтому возникает путаница с пониманием сферы распространения этого понятия, и происходит его накладывание на природные явления, когда несоциальные регулятивные механизмы тоже именуются управлением. В связи с этим рассуждение об управлении в социальных системах логично начать с его отличия от других регулятивных механизмов в природных, механических и биологических системах и установления временных рамок факта появления самого управления как такового.

В природных системах наряду с броуновским осуществляется упорядоченное, чаще всего циклическое, движение в самых разнообразных формах, таких как вращение небесных тел, фотосинтез, размножение и т.д., вызванное причинами, именуемыми физическими, химическими, биологическими законами, которыми оно и регулируется.

В механических системах регулирование тоже имеет место, иначе хаотичное неупорядоченное движение имело бы своим финалом их саморазрушение или, как минимум, приостановление их функционирования, которое осуществляется по заранее заданной человеком программе. В связи с этим об управлении в механической системе можно говорить лишь с определенной долей семантической условности, обусловленной языковой традицией (например, водитель управляет машиной), и только в том случае, если система является не полностью механической, а имеет социальную компоненту – человеческое воздействие.

В биологических системах действуют эффективные регулятивные механизмы, в стаях животных формируется определенная структура и иерархия, подчас весьма гармоничная и всегда адаптивная к окружающей среде.

Некоторых животных, ведущих не индивидуальный, а групповой образ жизни, например, тех же обезьян, даже иногда называют социальными животными, подчеркивая организованность их уклада. Однако коренное качество этих механизмов состоит в том, что они подчинены действию стихийных, в первую очередь биологических, законов природы, диктуются, прежде всего, инстинктами.

В социальных системах, в отличие от природных, механических, биологических, регулятивный механизм приобретает благодаря новому параметру – наличию сознания и разума – совершенно новое качество, когда элементами этих социальных систем осознаются, хотя и в разной степени, цель, средства и пути ее достижения, и преднамеренно организуется упорядоченное взаимодействие. Степень осознания общности целей, уровня организации и упорядоченности взаимодействия, как непременных признаков управляемости социума, здесь рассматривается как норма, и всякие проявления отклонения и дисфункции управленческих институтов заслуживают отдельного рассуждения.

Поэтому можно утверждать, что управление в человеческом обществе, как таковое, возникло вместе с появлением сознания, когда, собственно, структурировались сами социальные отношения, и, в том числе, развернулась совместная целенаправленная деятельность. Люди стали не только осознавать необходимость совместных действий и упорядоченности этих действий для достижения своих целей и получения желаемых результатов, но и проектировать, хотя бы в самой примитивной форме, и на практике это осуществлять. Этот процесс проходит ряд этапов своего развития одновременно с развитием человеческих отношений и форм жизнедеятельности социума, включая общественное разделение труда, отделение умственного труда от физического, выделение такой общественной функции, как профессиональная управленческая деятельность, формирование таких социальных институтов, как государство, гражданское общество и т.д.

Управленческие отношения в нагромождении социальных взаимосвязей и взаимодействий решающим образом влияют на упорядоченность и организованность и определяют общественное устройство. Они не выступают детерминирующими по отношению ко всем остальным социальным связям, они не отделены, а вплетены в общую паутину и переплетены с другими связями и отношениями. Однако именно отношения по поводу управления определяют количественные и качественные характеристики цивилизации (в узком смысле этого слова). Система управленческих отношений является в каждом отдельном случае квинт-эссенцией географических, природно-климатических, экономических, социокультурных (в том числе менталитета) и других факторов жизнедеятельности конкретного социума, конкретной цивилизации.

Для социологии управление – это социокультурно обусловленное и происходящее в конкретном социальном пространстве осознанное целенаправленное взаимодействие социальных акторов (субъекта управления и объекта управления) для получения социально значимого результата в виде удовлетворения общественных и индивидуальных потребностей.

Уровни управления:

Социальная группа.

1.

Организация.

2.

Территориальная общность.

3.

Класс, страта, национальная общность.

4.

Мировое сообщество.

5.

Какова необходимость выделения уровней ? На первый взгляд, отношения управления весьма универсальны и построены на принципах подчинения, субординации и координации. Безусловно, есть, подобно указанным принципам, много общего, присущего всем уровням управления.

Однако надо иметь в виду, что при переходе от уровня к уровню меняется степень непосредственности или опосредованности коммуникаций между субъектом и объектом.

Меняются конфигурация и формы протекания потоков информации. Происходит качественное изменение статусных характеристик субъектов и объектов управления, а также способов взаимодействия между ними, например, возрастает степень формализованности управленческих отношений.

Это наглядно при сравнении взаимоотношений в группе болельщиков и межгосударственных отношений, определяемых дипломатическим протоколом. Если в первом случае субъект и объект общаются на трибуне стадиона неформально, непосредственно в устной форме, лицом к лицу, и обмениваются информацией без промежуточных звеньев, статусные различия не играют существенного значения, то во втором случае статусы, способы обмена информацией, формы взаимодействия и взаимоотношений четко прописаны и определены жесткими рамками. С переходом от первого до пятого уровней управленческих отношений соотношение неформальных и формальных отношений изменяется от почти полного отсутствия формальных на первом уровне до почти полного их преобладания на пятом.

Надо отметить, что уровни взаимодействия между людьми по поводу управления, или уровни управленческих взаимоотношений интересуют в качестве объекта управления также социальную психологию, социологию труда, основы менеджмента, экономическую социологию, политическую социологию:

1. Социальная группа – социометрия, социология труда, социальная психология, основы менеджмента.

2. Организация – социология организаций, социология труда, основы менеджмента, экономическая социология, социальная психология.

3. Территориальная общность – социология труда, политическая социология, экономическая социология, социальная психология.

4. Класс, страта, национальная общность – политическая социология, экономическая социология, социальная психология.

5. Мировое сообщество – политическая социология, экономическая социология.

Это создает предпосылки для эффективного междисциплинарного обмена, вместе с тем на фоне увлечения постмодернизмом затрудняет методологическое самоопределение социологии управления.

Серьезным тормозом для развития методологии социологии управления является порочный круг, в котором нет спроса на фундаментальные исследования, а без них нет качественного продукта для продажи на рынке социсследований. Результаты скороспелых конъюнктурных маркетинговых исследований в области управления, построенных на методологической каше, не привлекают новых заказчиков и не способствуют обогащению, в свою очередь, валидными данными методологии. В этом и причина, и следствие восьмой проблемы, указанной в начале статьи.

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРАКТИКИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА:

–  –  –

В настоящее время мы сталкиваемся с необходимостью разрешения противоречия между провозглашаемым равноправием в выборе вида образования, образовательных услуг для всех групп населения страны, с одной стороны, и фактически сохраняющимся неравенством возможностей разных социальных групп в реализации этих прав, с другой.

Выход из данного противоречия исследователи и практики связывают с переходом на инновационную образовательную модель. Эта модель, касающаяся образования лиц с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), получила название социоэкологической – рассматривающей человека в контексте среды как органической системы социокультурных взаимоотношений. Реализация такой модели предполагает как совершенствование существующих систем общего и специального образования, так и разработку новых стратегических направлений развития, обучения и воспитания лиц с ОВЗ, их социальной интеграции. Важным направлением такой работы выступает интегрированное (инклюзивное) образование, предполагающее совместное обучение обычных и нетипичных детей, установление между ними более тесных взаимоотношений в образовательном процессе.

В настоящее на уровне государства и его регионов время ведется активная работа по осуществлению образовательной интеграции лиц с ОВЗ в систему общего и высшего образования. Однако данный процесс наталкивается на значительные препятствия, среди которых можно отметить неприспособленность школьной среды, неподготовленность педагогических кадров и неадекватность финансирования системы образования.

На настоящий момент еще не разработаны единые нормативы организации учебного и реабилитационного процессов, нет четких механизмов материально-технического, социального, психолого-педагогического, кадрового и реабилитационного их сопровождения. Школам и вузам лишь предстоит развернуть более активную деятельность по обеспечению доступности образования для лиц с ОВЗ, созданию безбарьерной среды и разработке новых технологий обучения. Поэтому столь весомым и значимым является опыт некоммерческих организаций, которые стремятся реализовать интегрированное образование в рамках организации кратковременных образовательных площадок.

Исследование, проведенное в июне-июле 2014 года на базе научноисследовательской социологической лаборатории Курского государственного университета при активном участии студентов факультета философии, социологии и культурологии, было призвано показать, что в настоящее время формируются, результативно действуют и требуют более широкого применения (в контексте всей страны) новые эффективные формы осуществления интегрированного образования – полевые образовательные площадки, вовлекающие лиц с ограниченными возможностями здоровья, членов их семей, а также волонтеров. Одной из таких площадок стал уже четвертый по счету «Слет неравнодушных», проведенный Курской региональной общественной организацией социальной поддержки и защиты граждан «Смородина».

Социологическое исследование включало в себя следующие виды работ:

экспертный опрос (N=28) по вопросам выявления степени информированности о проблемах лиц с ОВЗ, а также о тех возможностях, которые открываются перед лицами с ограниченными возможностями здоровья на «Слете неравнодушных»; социологический опрос трех целевых групп: лиц с ОВЗ, членов семей или сопровождающих лиц с ОВЗ, волонтеров Международного образовательного лагеря «Слет неравнодушных» (N=245);

фокус-группы (их было проведено четыре) с лицами с ОВЗ, с членами семей и сопровождающими лицами с ОВЗ, с волонтерами – участниками «Слета неравнодушных».

В результате исследования были получены уникальные данные, позволяющие реально оценить положение лиц с ОВЗ в Курской области и других регионов России, дать комплексную оценку программным мероприятиям, реализованным в ходе проведения Международного образовательного лагеря «Слет неравнодушных», создать основу для выработки конкретных мер, направленных на усиление эффективности комплексной реабилитации и социальной интеграции лиц с ОВЗ и повышение качества интегрированного (инклюзивного) образования на специально создаваемых образовательных площадках.

Согласно экспертному опросу, проведение такой площадки создает немало конструктивных возможностей: расширяется круг общения лиц с ОВЗ, им оказывается психологическая помощь, создаются условия для оказания различных видов непосредственной поддержки лиц с ОВЗ от разных людей, фиксируется повышение требований к власти, участники Слета получают уникальную возможность осуществления прямого диалога с представителями органов власти различных уровней, что, в свою очередь, способствует поиску эффективных путей решения проблем по каждому конкретному случаю. Все эксперты пришли к единодушному мнению, что органы власти не могут оставаться в стороне от этого мероприятия. Ведь, как минимум, – это возможность привлечь внимание к проблемам представителей слабо защищенных категорий населения. И если эта деятельность регулярная и неформальная, то на определенном этапе она обязательно приведет к продуктивному диалогу: «Это первая искра, после чего возгорится пламя».

Анализ результатов полевого социологического исследования продемонстрировал высокую социальную значимость обращения исследователей к лицам с ОВЗ с целью уточнения их проблем, их жизненных траекторий и стратегий. Результаты такого исследования, полагают респонденты, крайне важны для осуществления обратной связи представителей органов управления, связанных с развитием социальной сферы, с целевыми категориями граждан.

Как свидетельствуют ответы многочисленных участников слета, то такой слет:

помогает раскрыть таланты; собирает талантливых людей для знакомства, для наслаждения природой и общением друг с другом; создает конструктивное информационное поле; расширяет круг коммуникации; объединяет лиц с ОВЗ со здоровыми людьми; способствует реабилитации лицам с ОВЗ и членам их семей;

осуществляет идею социального равенства людей; помогает каждому показать свои возможности; способствует повышению самооценки и уверенности в своих силах;

оказывает психологическую поддержку лицам с ОВЗ; помогает раскрыться детям – как здоровым, так и больным; дает заряд положительных эмоций; проводит полезные занятия;

развивает дух состязательности; привлекает общественное внимание к проблемам лиц с ОВЗ; оказывает помощь и поддержку инвалидам.

Участники фокус-групп высоко оценили «Слет неравнодушных», выразили готовность участвовать самого деятельного участия в нем. Они отметили, что здесь создается поле для совместного отдыха, коллективной деятельности здоровых людей и лиц с ОВЗ, появляется возможность в полной мере проявить участие и соучастие, раскрыть свои способности и таланты. Здесь можно проявить себя в качестве достойного представителя гражданского общества России и Курской области.

Проведенное комплексное социологическое исследование показало, что и общество, и сами лица с ОВЗ готовы к сближению, к более тесному взаимодействию, к более полному, насыщенному и активному участию в различных сферах жизни общества.

При этом следует максимально поддерживать шаги некоммерческих организаций, создающих возможности для осуществления такого взаимодействия.

Практически все лица с ОВЗ и члены их семей, а также подавляющее число экспертов позитивно оценивают деятельность общественных организаций, которые являются важным ресурсом поддержки семьи, оказывают консультативную и практическую помощь, содействуют интеграции лиц с ОВЗ в общество, а также отстаивают права лиц с ОВЗ и их семей. Гуманистическая, созидательная сторона подобной социальной практики, реализуемой НКО, довольно выразительно представлена в словах Артема Курултая Громова: «Сострадание заложено в человеческую природу, и лишаясь его по причине ли внешних обстоятельств, или по своему неведенью, человек лишает себя самого важного в жизни. Только объединившись, на основе проникновенной взаимопомощи и сочувствия, люди могут помочь друг другу».

(Работа подготовлена при поддержке РГНФ в рамках проекта «Курский край и Россия: объективные характеристики и субъективные оценки в межрегиональных сопоставлениях», № 12-03-00426а).

ФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО УЧАСТИЯ В

СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

–  –  –

Формирование гражданского общества в нашей стране – сложный и противоречивый процесс. Одной из значительных проблем этого процесса является активизация населения, привлечение его к решению проблем местного сообщества. Речь идет о развитии форм партисипаторной демократии (демократии участия), предполагающей активное участие граждан в осуществлении публично-властных функций и возможность влиять на процесс принятия властных решений. Предполагается, что конечной целью данного процесса будет формирование культуры гражданского участия, соответствующей зрелому гражданскому обществу.

Важнейшими институтами партисипаторной демократии являются делиберативные институты, которые предполагают формирование общественного мнения и воли в ходе открытого, публичного, свободного и аргументированного обсуждения.

Одним из таких институтов демократии участия и обсуждения являются публичные слушания, призванные обеспечить активное и эффективное взаимодействие власти и общества, их конструктивный диалог [6, с.433].

Сегодня проведение публичных слушаний предусмотрено бюджетным, градостроительным и земельным кодексами, федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[5]. Так, последний документ предусматривает несколько форм участия сообщества в осуществлении местного самоуправления. Одной из таких форм являются публичные слушания.

Публичные слушания проводятся для обсуждения проектов муниципальных правовых актов по вопросам местного значения. В настоящем Законе эта форма имеет консультативное значение, за исключением ряда случаев, когда проведение слушаний является обязательным. Одним из таких случаев является проведение публичных слушаний по вопросам землеустройства и территориальной организации сельских поселений.

Как показывает практика, в процессе организации и проведения публичных слушаний накопилось немало сложных проблем. К их числу относятся проблемы, связанные с противоречивостью, несогласованностью интересов власти и гражданского общества, отдельных его представителей. Ряд проблем порождаются недостаточным финансированием муниципальной власти, что отражается в неполной, несвоевременной информации граждан о проведении публичных слушаний, неподготовленности помещений для их проведения и т.д. Значительные трудности возникают при оформлении результатов публичных слушаний. Самой главной проблемой является все же низкий уровень гражданской активности, обусловленный в первую очередь неверием в возможность эффективности влияния на принятие и осуществление властных решений.

Все это позволяет утверждать, что количество проблем, связанных с публичными слушаниями, ставит под сомнение целесообразность проведения слушаний в том виде, как они сейчас происходят [2,с. 52].

Специалисты видят выход в использовании опыта стран, в которых уже давно существуют определенные практики коллективного обсуждения и участия [3, с.88]. Так, в лучших мировых практиках все процедуры публичных слушаний начинаются с большого количества опросов и исследований, направленных на выяснение характеристик городской среды, мнений и ожиданий граждан. Это позволяет избежать многих противоречий с общественностью при обнародовании и воплощении властных решений.

На всех этапах публичных слушаний происходит интенсивное экспертное сопровождение, результаты которого становятся достоянием общественности. Непосредственные разработчики документов лично присутствуют на открытых встречах, делают пояснения и видят реакцию граждан. При разработке документа, который затрагивает жизнь большого количества людей и будет регулировать процессы в течение многих лет, мероприятия по общественному вовлечению организуются так, чтобы задействовать максимальный процент населения.

Проблема привлечения граждан решается путем увеличения количества удобных форматов участия как централизованных, так и на уровне районов/отдельных организаций в ходе личного общения, группового взаимодействия; в бумажной, электронной формах и др.

Активизации гражданского участия способствуют определенные консультационнообразовательные мероприятия. Здесь сложная информация обязательно адаптируется для наилучшего ее усвоения. Используются разнообразные технологии визуализации и деловые игры (наподобие «Соотнесения с реальностью»). Организуются образовательные площадки, семинары, конференции.

Дополнительным механизмом привлечения граждан может служить применение новых информационных технологий в процессе проведения публичных слушаний, прежде всего сети Интернет. Мировая практика демонстрирует позитивный опыт подобного применения. Так, например, в Австралии электронное голосование с выделенными избирательными пунктами существует с 2001 г. В Бельгии уже около 20 лет осуществляется электронное голосование на избирательных участках (автоматы с идентификацией избирателей по магнитным карточкам). Около 15 лет электронное голосование применяется в Канаде. В Германии такой вид голосования существует с 2006 г. [1,с. 30].

Специалисты полагают, что применение электронных публичных слушаний в механизме проведения публичных слушаний, с одной стороны, позволит поставить на качественно новый уровень реализацию консультативных форм непосредственной демократии, а с другой — позволит привлечь к участию в публичных слушаниях молодежь и активных пользователей интернета [4, с.115].

Таким образом, можно утверждать, что в процессе формирования гражданского общества в современной России возникают и развиваются новые институты партисипаторной демократии, предполагающие активное участие граждан в осуществлении власти, и прежде всего в рамках местного самоуправления.

Одним из таких развивающихся институтов является институт публичных слушаний. Как показывает практика, в процессе подготовки, организации и проведения публичных слушаний накопилось немало проблем, которые снижают уровень реализации потенциала народовластия. Однако теоретическое осмысление данных проблем, привлечение мирового опыта гражданского участия, опыта организации и функционирования институтов делиберативной демократии позволит сделать отечественные институты действенными и эффективными инструментами выражения общественного мнения и влияния на властные решения.

Зенин С.С. Электронные публичные слушания // Юридический мир. 2008. № 1. С.28-32.

1.

Крымов С. Проблемы проведения публичных слушаний в российских городах // Точки над Ё. 2012.

2.

№4. С.48-54.

Крымов С. А. Зарубежный опыт организации публичных слушаний в градостроительной 3.

деятельности // Вестник Моск. ун-та. Сер.21. Управление (государство и общество). 2012. № 4.

С.77-90.

. Матренина К. Ю. Электронные публичные слушания как дополнительный механизм проведения 4.

публичных слушаний // Вестник Тюменского гос. ун-та. 2012. № 3. С. 112-115.

Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный 5.

закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2003. № 40. Ст. 3822.

Очеретина М.А. Становление и развитие института публичных слушаний // Научный ежегодник 6.

Института философии и права Уральского отделения РАН. 2009. Вып.9. С.433-441.

СЕМЬЯ КАК ФАКТОР ВОСПРОИЗВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ЭЛИТЫ

–  –  –

Проблема социального воспроизводства российской элиты является одной из ключевых как в западной, так и в российской элитологии. Если попытаться суммировать выводы к которым приходят аналитики, то заметно несколько тенденций в процессе воcпроизводства элиты: во-первых, отмечается высокая степень закрытости региональных и федеральных элит, второе существует ограничения по восходящей социальной мобильности, что способствует профессионализации корпуса политической и административной элиты. И третье - внутри элитного сообщества регионов происходят активные взаимные переходы индивидов из одного сегмента элиты в другой, при этом преобладает смешанный тип карьеры.

Почему так происходит, за счет чего или кого российская элита сохраняет способность воспроизводить себя как некую социальную общность? Эта серьезная научная проблема и мы пытались получить ответы на эти вопросы, изучая ранеее элиту в шести российских регионах (напомним, Санкт-Петербурга, Ленинградской, Ростовской, Костромской, Калининградской области и Хабаровского края). При этом мы столкнулись с проблемой методологического и методического порядка, которая состоит в том, что метод сбора информации, который нами использовался (метод структурированных биографий) несколько сузил возможности получения эмпирической информации о предмете исследования. С целью преодоления этой проблемы возникла задача вовлечения нового источника информации (биографические интервью) с попыткой определить роль семейных ресурсов в воспроизводстве элитных позиций (на примере элитных семей).

Эмпирическая основа исследования: в научный оборот был вовлечен такой источник информации, как биографические интервью, опубликованные в журнале «Элита общества», который издается в России с конца 90 годов (статьи, которые там публикуются, повествуют об элите и предназначены для элиты). Материалом для исследования послужили 36 интервью, опубликованные до 2005 в рубриках «Наследники», «Династии» и «специальное интервью».

При проведении исследования был использован биографический метод, способом же получения информации явились биографические интервью (по материалам СМИ). В первую очередь нас интересовали истории элитных семей, которые рассматривались как относительно устойчивые малые группы, взятые в относительной перспективе. При этом допускается, что в одном из поколений семья может претерпевать изменения, но в целом это, как отмечает В. Семенова, это не исключает ее непрерывность как социального феномена. В качестве источника информации использовались биографические интервью или истории жизни, что, по нашему мнению, укладывается в общую тенденцию роста интереса практически всех социальных наук к биографиям. Биографические материалы содержат много специфичного и индивидуального опыта респондента и это в свою очередь, потребовало некого обобщения.

Цель исследования – выявление роли родительского капитала в процессе воспроизводства социальных позиций (на основе использования биографических интервью).

Кто такая элитная семья – социальная группа, основанная на кровнородственных отношениях, в которой один или несколько членов а) занимают элитную (высшую) позицию в институции, б) участвую в процессе принятия решений на определенном уровне, в) обладают достаточной репутацией для включения их в элиту. Поэтому при рассмотрении этой проблемы мы впервые намеренно отошли от позиционного подхода при определении элиты для расширения числа эмпирических случаев. Рассмотрение этих случаев помогло нам выявить корпус представлений элиты по вопросу семьи как канала воспроизводства социальных позиций.

Полученные результаты: 1) Семья и образование: этот сюжет в интервью наиболее обсуждаем как представителями поколения отцов, так и поколением детей.

Нами выявлено, и это подтверждается другими исследованиями, в частности Мулеманна, что на образовательные успехи детей в школе, а далее и в профессиональной деятельности, серьезное влияние оказывают ожидания родителей, их денежный капитал и временные возможности. Большими преимуществами в жизни обладают дети тех родителей, кто придавал большое значение образованию в процессе социализации. Наши респонденты единодушно отмечают, что их родители повлияли на выбор и формирование образовательной стратегии. При этом из их представлений об образовании как ресурсе мы зафиксировали предпочитаемый тип образования, место получения образования, характер социальных контактов и окружения, которое складывается в процессе образования, образование как брачное место. Чаще всего в интервью респонденты отмечают, что образование важно не само по себе, а как важный социальный ресурс для выстраивания профессиональной карьеры. Выявлено, на основе интервью, несколько образовательных линий поведения в элитных семьях. Фиксируются существующие различия у детей политиков и крупных бизнесменов в обосновании своих образовательных стратегий.

Таким образом, четко подтверждается выдвинутая гипотеза о том, что родители из высших слоев оказывают влияние на процесс образования своих детей. Однако, по нашему мнению, роль образования в процессе воспроизводства элитных позиций, посредством образования, все же не стоит преувеличивать.

2) Культурный капитал семьи: следующей составляющей идеально-типической модели элитной семьи является культурный капитал. В материалах интервью фиксируются представления респондентов о культурном капитале родительской семьи:

что под этим понимается, кто главный носитель культурного капитала (это может быть как мать, так и отец, как брат, так и сестра, особенности передачи капитала в случае воспитания девочек и мальчиков).

В дискурсе детей о передаче культурного капитала определяются его составляющие, и культурный капитал выступает чаще всего как часть семейного наследства (знания, связи, доступ к образованию), который передается как от отца к сыну, так и от отца к дочери, от ближайшего круга родственников к детям. В дискурсе же родительском фиксируются мотивы и принципы передачи культурного капитала. Общим местом в рассуждениях элиты является то, что для родителей из элитных семей это крайне важный процесс воспроизводства культурного капитала, цель которого – сохранение высокого статуса.

3) Брачные связи внутри элитных семей: кого выбирают в качестве брачных партнеров представители элитных семей? Гипотеза состояла в том, что брачный процесс влияет: а) модель родительской семьи, б) профессиональные и частные социальные сети,

в) представления родителей об идеальном партенере/партнерше для своего ребенка.

Исключающая гипотеза – некоторые состоявшиеся женщины осознанно выбирают одиночество и не вступают в брак. Первая гипотеза доказана нами частично, так как этот элемент выстраиваемой нами идеальной модели элитной семьи оказался в интервью артикулированным лишь частично. Было определено, что в семьях, как политической, так и экономической элиты, в роли будущих мужей/жен могут выступать соратники их родителей по партии, партнеры по бизнесу, дети их одноклассников, однокашников и др.

Так же выбор партнера может осуществляться и по принципу «случайности». Но, как правило, в роли случайных индивидов выступают те, кто входит в ближайшее социальное окружение жениха (невесты). При этом, в ходе анализа интервью была сформулирована еще одна гипотеза (появилась после анализа одного случая): элитные семьи могут пополняться и за счет представителей других семей, которые преодолевают уровень их семьи происхождения.

4) Наследование высокого профессионального статуса родителей:

родительская семья региональной элиты, это то место, где у большинства проходит первичная социализация, и то, что во многом определяет вектор жизненной траектории индивида. Семью следует рассматривать как некий ресурс, который при определенных условиях, с одной стороны, выступает в роли фактора воспроизводства высокого статуса родительской семьи индивида, с другой стороны, выполняет роль «катализатора» в процессе циркуляции элитной группы. В качестве таковых (ресурсов) выступает должность родителей, которая при определенных условиях может оказать влияние на социальные ориентиры детей, в том числе посредством передачи ему/ей полезных социальных связей, контактов. Если же за основу принимать образование родителей как один из факторов, который оказывает влияние на процесс передачи статусных характеристик, то заметно, что высокий образовательный статус родителей выступает тем контекстом, в котором происходит процесс определения жизненных приоритетов, векторов жизненного пути у детей. Родительская семья региональной элиты является важным каналом, по которому, особенно в период первичной социализации, происходит передача родителями детям своих умений, знаний, навыков. Эти знания включают в себя в том числе и установки по поводу профессиональных ориентиров детей (представителей региональной элиты).

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ

СОВРЕМЕННЫХ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ ПРАКТИК

Крейк А.И., Коломенская А.С., Сидельникова В.В. (Новосибирск)

КРЕЙК А.И., КОЛОМЕНСКАЯ А.С., СИДЕЛЬНИКОВА В.В. (НОВОСИБИРСК) АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ ПРАКТИК

Анализ современных управленческих практик позволяет констатировать их многообразие, которое в свою очередь предопределяется практически неограниченным разнообразием сочетаний:

- сфер, уровней и форм организованности, где осуществляется управление;

- целей и задач, достижение которых должно быть обеспечено управлением;

- различных ресурсов, технологий, методик и методов, используемых управлением для выполнения своих функций;

- различных условий и предпосылок, обеспечивающих возможности осуществления управления;

- неизбежности проявлений ограниченной рациональности при осуществлении управления;

- возможности проявлений нерациональных аспектов жизнедеятельности в управлении, присущих человеку.

Такое положение дел, когда практическое выполнение управленческих функций зависит только от управленческого опыта осуществляющих эти функции людей, является неприемлемым, т.к. освоение всех возможных вариантов управленческих практик является проблематичным. Изучение, систематизация, выявление тенденций, закономерностей, ключевых явлений и процессов, алгоритмов функционирования и т.п. и на основании этого выдача научно обоснованных рекомендаций управленцам – это функция науки. В социологии эту функцию научного «служения» управлению в первую очередь выполняет наука среднего уровня – социология управления.

Разработка различных теоретико-методологических подходов к социологическому изучению проблем управления, а также осуществление фундаментальных и прикладных исследований в этой области, позволяет констатировать активное включение проблематики управления в предметную область социологии. Так, следует отметить опыт отечественной социологии организации и управления 60-х гг. XX века. В то время научным коллективом под руководством Н.И. Лапина был собран уникальный материал, касающийся проблемы соотношения планируемых и спонтанных процессов на промышленных предприятиях. При этом управление использовалось в качестве теоретико-методологического принципа описания и объяснения социетальных кризисов, а также как концепция регулятивного механизма в антропосоциетальной теории общества, подкрепленная материалами выборочного мониторингового исследования ценностных ориентаций [2]. Не смотря на то, что в полном объеме результаты исследования были опубликованы только в 2005 году, они не потеряли своей актуальности и значимости, как для науки, так и для управленческой деятельности.

На необходимость проведения фундаментальных исследований в области социологии управления с целью построения прогноза динамики управляемых систем и программирования их развития обращает внимание Ж.Т. Тощенко [4]. Область его научных интересов также включает социальные проблемы труда и управления, методологию целенаправленного воздействия на общественные процессы в целом и регулирование сфер жизни индивидов в частности, проблемы политической социологии.

Свой вклад в развитие социологии управления внес советский и российский социолог В.А. Ядов, предложивший ряд универсалий, которые могут вступать в качестве непременных оснований возникновения какой бы то ни было современной социальной общности [5].

А.В. Тихонов отмечает, что проблема становления социологии управления есть соотношение целевого социального воздействия и механизмов управленческой регуляции.

«Нет такого определения управления, которые не включало бы в себя наряду с воздействием субъекта на объект и указания на то, что это воздействие целевое. Это воздействие прямое или, как говорят линейное» [3, 239].

К этому можно добавить результаты применения разработанной Т.М. Дридзе методологии прогнозного социального проектирования, а также концепции социально ориентированного социального управления. Прогнозное социальное проектирование это совокупность зависящих друг от друга социально-диагностических и конструктивнокоммуникативных процедур, позволяющих заранее предупредить управленческие решения, которые могут губительно воздействовать на социум и окружающее пространство. Т.М Дридзе. также утверждала, что для перевода практики социального управления из субъект-объектной в субъект-субъектную, необходимо не только признание объекта субъектом, но и в целом перестройка методологии исследования социального управления и коммуникативной интернациональности [1].

Вместе с тем, отечественная социология управления в настоящее время находится только в начале пути по выполнению своей функции социологической науки среднего уровня и по сути, её должным образом не выполняет.

Существенные нерешенные проблемы имеются и на теоретико-методологическом уровне, и в прикладной сфере.

На теоретико-методологическом уровне это проявляется в следующем:

1) Отсутствие единства среди социологов-исследователей, специализирующихся в области управления, относительно фундаментальной социологической теоретикометодологической основы для исследования и осмысления проблем управления социальными формами организованности.

2) Отсутствие общепризнанной социологической универсальной модели осмысления и диагностики актуальных проблем управления социальными формами организованности.

На теоретико-методическом уровне это проявляется в следующем:

1) Искусственное разделение в качестве социологических дисциплин среднего уровня социологии управления и социологии организаций (будто инструментально это возможно: управление без наличия объекта управления и существование организации без управления ею).

2) Игнорирование изучения в социологии управления различных объектов как формы социальной организованности.

3) Отсутствие единства среди социологов-исследователей относительно понимания смысла таких фундаментальных социальных явлений как управление и организация и, соответственно, отсутствие определения с позиции социологии понятий «управление» и «организация».

4) Отсутствие системы разработанного и доступного для социологовисследователей функционально ориентированного и дифференцированного социологического инструментария для диагностики актуальных аспектов управления социальными формами организованности (чем располагают, например, исследователипсихологи, специализирующиеся в области управления).

Свою функцию научного обеспечения практики управления социология управления может выполнить, решив, как минимум, следующие ключевые задачи:

- сформировать научно обоснованную системную социологическую теоретикометодологическую основу управления;

- разработать функционально необходимый социологический исследовательский инструментарий для диагностики актуальных аспектов управления;

- обеспечить адекватную требованиям современности теоретико-методологическую и методическую основу и содержание социологических дисциплин управленческого профиля для подготовки специалистов в области управления (управленцев-практиков и исследователей).

Дридзе Т.М. Две новые парадигмы для социального познания и социальной практики / Т.М. Дридзе // 1.

Россия: трансформирующееся общество / под ред. В.А. Ядова. – М., 2001. - С. 222 – 240.

Общая социология: хрестоматия / под общ. ред. Н.И. Лапина; сост. А.Г. Здравомыслов, Н.И.

2.

Лапин. — М., 2006. - 782 с.

Тихонов А.В. Социология управления / А.В. Тихонов. – Изд. 2-е, доп. и перераб. – М., 2007. – 471 с.

3.

Тощенко Ж.Т. Социология. Общий курс: учебное пособие для вузов / Ж.Т. Тощенко. - М., 1999. – 510 4.

с.

Ядов В.А. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования 5.

российских трансформаций: курс лекций для системы постдиплом. социол. образования / В.А. Ядов.

- СПб., 2006. – 108 с.

ПРЕДСТАВИТЕЛИ НАУЧНОГО СООБЩЕСТВА В СИСТЕМЕ

ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ СОВЕТСКОГО И СОВРЕМЕННОГО

РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

–  –  –

По мнению Т. В. Наумовой «в современном российском обществе одной из социальных групп научной интеллигенции являются профессионалы, интеллектуально обслуживающие государство и его правящий класс» [1, с. 72].

Согласно мнению исследователя, вышеуказанная часть научного сообщества – «это «элитарная» часть интеллигенции, к которой относятся квалифицированные специалисты в области политических услуг, науки, образования и т.п. [1, с.72-73].

Часть представителей данной группы научного сообщества «вовлечена в социально-политическую жизнь российского общества в качестве научных консультантов, аналитиков, экспертов политических партий и движений» [1, с. 73], то есть «стремится влиять на распределение власти» [2, с. 652].

При этом отдельно следует обратить внимание на тот факт, что в качестве основных и по своей сути формальных (преимущественно количественных, но не качественных) критериев отнесения представителей научного сообщества к «элите» в данном случае выступают такие, как «власть, капитал и определённый интеллектуальный потенциал» [3, с. 18].

Т. В. Наумова констатирует, что «генерируя идеи, формулируя проблемы, вырабатывая теории, оставаясь по своему профессиональному предназначению интеллигенцией, часть её, то есть заявленной «элиты», «интеллектуально обслуживает те или иные политические силы и составляет базу поддержки правящего класса» [1, с. 73].

Одновременно с этим исследовать признаёт тот факт, что определённая и некоторая «часть представителей научного сообщества нередко подчиняет непосредственно исследовательские проблемы политическим приоритетам, проявляя политическую ангажированность» [1, c. 73].

Можно утверждать, что такое «status quo» не может соответствовать в полной мере критериям принадлежности к «научной элите» или «элите знаний», основное предназначение которой в чистом виде (как идеальная модель Вебера) заключается в получении объективного и истинного знания.

А отнюдь не формирования и конструирования определённого научного «знания»

и практического применения этого знания в тех или иных целях и интересах.

С другой стороны, всё зависит от целеполагания при необходимости решения определённой практической задачи с известным набором переменных.

В качестве решения такой задачи, например, может рассматриваться построение определённой идеологии или адаптация прежней модели идеологии к новым реалиям и условиям. То, что можно было бы понимать, как «социальное конструирование реальности».

Таким образом, в результате предпочитаемой стратегии «научного поиска» данная часть научного сообщества начинает субъективно идентифицироваться с властнобюрократическими структурами.

Хотя, с другой стороны, приближение к абсолютной истине и в максимальной степени объективному знанию вряд ли является полностью возможным с позиций философии науки, в особенности социальной науки, а тем более политической социологии. В этой связи актуальность приобретает утверждение П. Бурдье о том. что «социологи «заставляют себя отказаться от любых поползновений предложить идеальное и глобальное представление о социальном мире, усматривая в этом нарушение научной морали, способное дискредитировать автора» [4].

Процесс взаимодействия политической элиты и научного сообщества с точки зрения отбора, рекрутирования и вхождения «элитных» учёных в ряды властнобюрократических структур с целью выполнения ряда аминистративных функций и участия в государственном управлении в различные исторические периоды имел не однозначный характер, как с точки зрения количества учёных, задействованных в этой сфере, так и с точки зрения их качества как «учёных».

Так, например, по мнению некоторых исследователей, в первые послереволюционные годы Россия жила традициями исконной русской интеллигенции.

…«Поэтому в высшем эшелоне власти были и представители интеллигенции, культурно образованные люди и профессионалы – организаторы промышленности, крупные учёные, деятели культуры» [1, с. 74].

Ряд исследователей, напротив, указывает на относительно низкий уровень профессионального образования и компететности в определённой сфере или области государственного управления, досконального знания её специфических особенностей.

Так, например, В. А. Никонов в своей работе «Молотов: Молодость» приводит следующие факты: Ю. Ларин (М. З. Лурье), которому в 1917 году была поручена разработка хозяйственной политики государства, вообще не имел систематического образования, а свои познания в экономике сформировал из нескольких прочитанных книг.

А хозяйственный опыт А. И. Рыкова, занимавшего пост руководителя ВСНХ, в дореволюционный период состоял из нескольких месяцев службы в саратовской губернской земской управе [5, с. 404].

По мнению Т. В. Наумовой, с конца восьмидесятых годов двадцатого века «верхушка советской партийно-государственной бюрократии, вершившая судьбами страны, теряет свой интеллектуальный потенциал. Она перестаёт отвечать требованиям общества, не обеспечивает в нём необходимых преобразований» [1, с. 74].

Исследователь утверждает, что высшее руководство советской партийногосударственной бюрократии насчитывало всё меньшее количество людей, «обладающих обширными и разносторонними знаниями, носителей сущностных черт интеллигенции, ибо талантливость, высокая образованность и культура людей не способствовали вхождению в правящий класс» [1, с. 74].

Наумова Т. В. Научная интеллигенция в новой России [Текст] / Т. В. Наумова; Рос. акад. наук, Ин-т 1.

философии. – М.: ИФ РАН, 2008. – 147 с.

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

2.



Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.