WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 32 |

«Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном ...»

-- [ Страница 26 ] --

Для этого в августе-сентябре 2014 был проведен социологический опрос (поквартирный, выборки были уравнены по признакам пол, возраст, дополнительными критериями были самооценка своего материального положения и продолжительность проживания в данном населенном пункте). Опрос охватил три города Владимирской области – Владимир (n = 294), Муром (n = 246) и Вязники (n = 189). В этих городах на сегодняшний день действуют разные схемы местного самоуправления: в городском округе Муроме Глава округа избирается прямым голосованием, в городском округе Владимире и Вязниковского районе (куда входит в качестве городского поселения город Вязники) – советами народных депутатов из своего состава.

Во Владимире депутаты СНД избираются по смешанной системе, в Вязниковском районе, городе Вязники и Муроме – на основе прямых выборов. В Муроме избранный на прямых выборах населением Глава возглавляет местную администрацию, во Владимире и Вязниковском районе Глава является председателем СНД, а главы администраций назначаются по результатам конкурса (система сити-менеджмента).

В данном сообщении представлены и выделены наиболее интересные на наш взгляд выводы из предварительных результатов анализа итогов данного социологического опроса.

1. Чем более простой является схема организации местного самоуправления, тем выше осведомленность граждан о ее строении. Согласились с утверждением «Я знаю схему управления моего города/района» 60,24% жителей Мурома, 46,03% - Вязников и только 38,77 – Владимира. При этом, если различия в числе ответивших отрицательно оказались незначимы, то тех, кто «не интересуется» системой МСУ во Владимире и Вязниках оказалось около четверти респондентов (24,5% и 25,4% соответственно). В Муроме «безразличных» оказалось почти вдвое меньше - только 10,23%. Наибольшее число «безразличных» ожидаемо составляла молодежь и мужчины в возрасте 30-60 лет.

2. Важнейшим результатом опроса стал факт, что население ассоциирует реальную власть не с Главами, возглавляющими местные Советы, а с главами администраций (ситименеджерами). Так в обеих территориях, имеющих сити-менеджеров, именно они оказались лидерами ответов на вопрос «кто возглавляет Ваш город/район» (при том, что по Уставу этих муниципальных образований Главами города и района являются депутаты, избранные из состава соответствующего Совета и являющиеся председателями этих советов). Во Владимире сити-менеджер «победил» с результатом 45,24% против 26,8% у «уставного» Главы города, в Вязниках – 40,21% против 33,86% (меньшая разница в Вязниках по сравнению с Владимиром, может быть объяснена тем, что «ГлаваПредседатель СНД» до выборов в 2011 году в течение более полугода исполнял обязанности глава администрации Вязниковского района). При этом в Муроме 89,39% респондентов правильно идентифицировали Главу округа. Качество работы местных администраций участники соцопроса во всех трех муниципальных образованиях оценивают выше, чем местных Советов Народных Депутатов. Доля респондентов, признающих, что «все основные решения принимает СНД» составляет в среднем по области 25,36%, в то время как «местными администрациями» - 28,43%. В Муроме, где Глава округа избран на прямых выборах, его личную ответственность за важнейшие решения признают 22,54% респондентов по сравнению с 3,74% во Владимире и 12,17% в Вязниках. Спецификой областного центра можно также объяснить тот факт, что 19,4% владимирцев согласились с утверждением, что «местная власть ничего не решает, все основные решения принимаются «в области». Кроме того, 18,7% владимирцев назвали главой своего города Губернатора области Светлану Орлову.

3. В крупных городах – Владимире и Муроме подавляющее большинство респондентов высказались за прямые выборы главы города (68,4% и 75,4%) (во Владимире выборность главы существовала до 2011 года, после чего стала применяться нынешняя формула с Главой, выбираемым СНД из своего состава и назначаемым ситименеджером). Таким образом, владимирцы признали неудачной существующую схему, которую многие респонденты назвали «двухголовым управлением». В Вязниках только 25,92% высказалось за прямые выборы Главы, а 39,15% населения выбрало существующую схему. При этом 18,5% вязниковцев считает, что главу района должен назначать Губернатор области (как известно, в рамках существующей реформы МСУ предлагается повысить роль губернаторов при назначении глав местных администраций).

Эти результаты, несколько противоречащие логике респондентов из Муроме и Владимира, могут быть объяснены двухуровневой системой МСУ в муниципальных районах.

4. В процессе опроса была установлена корреляция между величиной избирательного округа и процентом населения, которое ничего не знает о деятельности «своего» депутата. Во Владимире таковых оказалось 70,75% (среди молодежи – почти 90%), в то время как в Вязниках – 39,15%, в Муроме – 32,7%. Показательно, что ни в одном случае в качестве «своего» депутата во Владимире не был назван депутат, избиравшийся по списку политической партии. Это говорит в пользу отмены «партийных списков» на уровне местного самоуправления.

Таким образом, можно говорить о том, что рядовой гражданин Владимирской области связывает местное самоуправление с деятельностью, прежде всего, местных администраций и их глав вне зависимости от формы их назначения/избрания.

Одновременно, чем проще «формула власти» на муниципальном уровне, тем выше доверие к ней со стороны респондентов. При этом жители Владимирской области стремятся к прямому и непосредственному (без посредничества партий) участию в избрании глав муниципальных образований. Данная тенденция коррелирует не с существующей моделью МСУ, а с размерами населенного пункта, в котором проводился опрос.

Материалы данного соцопроса были представлены на рабочей группе по реформе местного самоуправления Законодательного Собрания Владимирской области, были доведены до депутатского корпуса, областной и местных администраций и будут учтены при разработке соответствующего областного Закона.

–  –  –

Анализ малоизученных сторон дореволюционной истории российского обществознания все чаще преподносит «сюрпризы» исследователям, заставляя корректировать сложившиеся точки зрения на место и роль отечественной мысли в общем процессе развития мировой науки. Примером может служить отечественная политология.

Знакомство с работами ее предшественников в XIX – начале ХХ века [см.:1] способно удивить современного ученого-обществоведа набором догадок, в которых проглядывают общепризнанные на сегодняшний день теоретические постулаты науки о политике, создателями которых в большинстве случаев признаются зарубежные исследователи. « Призванная … выражать и описывать какую-то особую, несхожую с европейской, эссенцию, пишет об отечественной политической мысли прошлого Ю.Пивоваров, она вдруг являет нам примеры не только тонкого понимания того, что делалось в XIX – начале ХХ в. там, у них, но и в это трудно поверить предворяет многие важные концепции, концепции, идеи, подходы современного political science»[1, с.37-38].

Такое же впечатление складывается при знакомстве с электоральными исследованиями, проводимыми в России на рубеже ХIX – начала ХХ веков. В то время как для многих ученых - обществоведов начало истории электоральной социологии в стране связано с событиями рубежа 80-х – 90-х годов ХХ века, а теоретическое становление – с «впитыванием» зарубежных постулатов и концепций, анализ отечественного литературного наследия говорит о другом. В подтверждение сказанного остановимся лишь на основных идеях, высказанных в процессе изучения российского и зарубежного электорального опыта.

Среди них – предположение русского партиолога П.Берлина, сделанное в начале ХХ века, о необходимости создания специальной отраслевой социологической дисциплины – социологии всеобщего голосования, которая должна была дать научное обоснование поведению избирателей. «Следя внимательно на продолжении долгих лет, указывал он, на примере многочисленных всеобщих голосований за движением избирательной статистики, исследуя внимательно вопрос, почему голоса избирателей то бурно приливают к избирательным урнам, а то испуганно от них отливают, движутся зигзагами, отклоняясь то влево, то вправо, но всегда при этом вырисовывая известную «кривую», социолог может установить на этом основании… надежные и точные социальные законы…» [2, с.108]. Автор попытался выделить объект и предмет новой науки, а так же «позитивный» метод исследования, в качестве которого рассматривалась работа с социальной статистикой, позволявшая вскрывать объективные тенденции электорального выбора как политического явления.

Не менее интересен вывод С.Раппопорта, анализировавшего парламентские выборы в Великобритании, о том, что избирательная кампания есть своеобразный аналог рыночных отношений, представляя собой «куплю-продажу» политических идей и программ, предлагаемых политическими партиями избирателям [3, с. 99 ]. На Западе «экономическое» восприятие выборов было использовано Ю.Хабермасом лишь в 1962 году. В одной из своих работ немецкий социолог описал активность участников избирательной кампании как разновидность деятельности по продаже товаров и услуг [4, с.6].

Изучение думских избирательных кампаний 1906-1907 годов привело таких либеральных социально-политических мыслителей как П.Милюков и А.Изгоевым к выводу о влиянии патерналистской политической культуры на поведение российского избирателя. Мифологизация института представительной власти, персонификация высшей государственной власти, призванной осуществлять «отеческую» заботу о народе, восприятие взаимоотношений исполнительной и законодательной властей как борьбы сил «добра и зла» объясняли противоречивость поступков лиц, обладавших правом голоса, активно принимавших участие в выборах, но проявлявших удивительное безразличие к попыткам самодержавной власти разгонять избранный ими парламент [см.: 5].

Русские социально-политические аналитики начала ХХ века внесли свой вклад и в формирование основ эмпирического уровня электоральной социологии.

В своих исследованиях они использовали разные способы работы с фактологическим материалом:

от статистико-математических подходов до включенного наблюдения. Так, в ряд «пионеров» применения метода электоральной картографии, наряду с американцем Ф.Тернером и французом Э.Зигфридом, можно поставить марксистского исследователя И.Чернышева, который еще в 1905 году попытался прогнозировать результаты выборов в Учредительное Собрание страны на основе всеобщего избирательного права [6]. Известны случаи обращения к разновидностям опросных методик: от попыток проведения «соломенных опросов» до исследований экспертного плана [см.:7]. Открывать эмпирические закономерности электорального выбора позволял и метод контент-анализа, которым пользовался ряд исследователей, анализировавших опубликованные предвыборные программы кандидатов или наказы избирателей своим избранникам [см.:8].

Узкие рамки публикации не позволяют раскрыть все многообразие высказанных отечественными учеными теоретических догадок, апробированных методических «наработок», впоследствии получивших систематическое обоснование в рамках электоральной социологии. Однако, можно с уверенностью утверждать, что уровень развития электоральной мысли в России начала ХХ века мало в чем уступал западной исследовательской традиции того времени.

В связи с этим напрашивается вопрос о том, почему социологическая наука о выборах сформировалась не в нашей стране, а в основу отечественной современной псефологии, возникшей в конце ХХ века, были положены зарубежные научные достижения. Мы лишь можем высказать лишь ряд предположений, которые могут быть оспорены. Во-первых, электоральные исследования дореволюционного периода в своем большинстве имели целью получение не объективного знания, а аргументации для идейно-политических дискуссий. Во-вторых, краткость периода думских избирательных кампаний затрудняла выявление устойчивых универсальных закономерностей электорального выбора россиян. Обращение к более развитому западному электоральному опыту носило более продуктивный характер, но его полноценное «освоение»

предполагало нахождение исследователя в странах, где проходили парламентские и президентские выборы. Это расширяло набор используемых методов работы с фактологической информацией, позволяло активно контактировать с зарубежными исследователями данной проблематики, публиковаться в зарубежных научных изданиях.

Такой возможностью располагали немногие российские исследователи (например, М.Острогорский, С.Раппопорт, Р.Бланк). В-третьих, самодержавная власть нередко тормозила процесс развития электоральных исследований в стране. В-четвертых, наиболее существенным препятствием на пути формирования отечественной науки о выборах в начале ХХ века стал калейдоскоп политических событий, кардинально изменивших судьбу страны (Первая мировая война, революции 1917 года, гражданская война и т.д.).

Каковы бы ни были причины исторического отставания отечественной науки от развития западной электоральной социологии, изучение «белых пятен» позволяет пересмотреть сложившиеся стереотипы относительно невозможности такого рода исследований вплоть до конца ХХ столетия [9, с.153].

Российская политическая наука в 5т. / под общ. ред. А.И. Соловьева. – М.: Российская 1.

политическая энциклопедия (РОССПЭН), 20087. Т.1: ХIX - начало ХХ в. / отв. ред. и авт. вступ. ст.

Ю.С. Пивоваров. 840с.

Берлин П. Роль деревни и города в политической жизни //Образование. 1907. №1. С. 108-124.

2.

Раппопорт С.И. Письмо из Англии. Выборы и их результаты // Русская мысль. 1910. Март. – С. 98Нежданов Д. В. Политический маркетинг: вчера, сегодня, завтра. СПб.: Питер, 2004. – 160с.

4.

Изгоев А. Русское общество и революция. Москва: Журн. «Русская мысль», 1910. – 273с.; Милюков 5.

П. Год борьбы. Публицистическая хроника 1905 1906. Санкт-Петербург: Тип. т-ва «Общественная польза», 1907. – 566с.

Чернышов И.В. Всеобщее избирательное право: Теория и практика всеобщего избирательного 6.

права: Что может дать России всеобщее избирательное право? [СПб.]: Издание А.Е.Лосицкого, 1906. 180с.

Мирович Н. Съезды земских и городских деятелей и вопрос об избирательных правах женщин. ( 7.

Письмо в редакцию.) // Русская мысль. 1905. Кн.ХII. – С,164-171.; Смирнов А. Как прошли выборы во 2-ю Государственную Думу. С.- Петербург, Типография т-ва «Обществен Бланк Р. «Всеобщее голосование» во Франции. Итоги первого пятидесятилетия ( 1848-1898 гг.) // 8.

Вестник Европы. 1902. Май. Кн. V. – С.154-182.; Вл. Горн, В.Меч; Череванин. Борьба общественных сил в русской революции. Вып. III. Крестьянство и революция. М Федоров В. Русский выбор. Введение в теорию электорального поведения россиян. – М.: Праксис, 9.

2010. – 384с. (Серия «Образ общества»).

–  –  –

Кризис, представляя собой острую, противоречивую, неустойчивую, нестабильную ситуацию и привносит в жизнь государств, обществ, организаций и населения нежелательные, негативные последствия, связанные с обесцениваем национальных валют, падением производства и спроса, сокращениями персонала, безработицей, неуверенностью в завтрашнем дне и т.д. Затрагивая все сферы человеческой жизнедеятельности, кризис вызывает страх перед будущим, социальную напряженность и множество вопросов, связанных с его преодолением.

Обобщение научных подходов в отечественной и зарубежной науке позволяет сформулировать основные положения методологии социологического анализа антикризисного управления социально-экономическими системами.

Прежде всего, в качестве методологической предпосылки следует признать тот факт, что стабильное, равновесное и устойчивое состояние не является определяющим для систем, и кризисы происходят часто, так как «…режимы с обострением... распространены гораздо шире, чем нам это представлялось до сих пор» [1, с. 44]. При этом, несмотря на то, что всему миру присуща устойчивая организация, а в общем и целом в мире метастабильно, устойчивость и неустойчивость систем находится в диалектическом взаимодействии и «…устойчивость, в конце концов, рано или поздно оборачивается неустойчивостью» [1, с. 45].

Также очевидной и широко распространенной в социологической и экономической науке является точка зрения, что кризисы имманентно присущи рыночной экономической системе, наступают с завидной периодичностью и регулярностью, имеют циклический характер, проявляются в разнообразии масштабов, глубины, выраженности и последствий.

Кризисы – это неотъемлемый атрибут рыночной экономики и одна из фаз цикла общественного воспроизводства, их не следует опасаться, но необходимо изучать и использовать достижения экономических, социологических, управленческих и поведенческих наук, а также адаптировать успешный опыт противостояния его воздействию и устранения негативных результатов.

Субъективно кризис правомерно воспринимается как явление нежелательное, опасное и имеющее непредсказуемые последствия. Объективно кризис нарушает равновесие системы, но выявляет накопившиеся латентные противоречия, и при адекватных его природе, причинам и масштабам управлении способствует преодолению стагнации, установлению нового, более эффективного общественного, хозяйственного и организационного порядка.

Антикризисное управление не сводится только к финансовой стабилизации экономики, ее сфер и организаций, как традиционно оно понимается в отечественной науке и социально-экономической политике государства, а предполагает комплекс взаимосвязанных мер, имеющих свою специфику для каждого уровня управления и социально-экономических систем, направленных на прогнозирование возможных рисков и мобилизацию ресурсов, особенно человеческих.

Так как социально-экономические системы являются открытыми, то внешняя и внутренняя среда управления – это не противостоящие друг другу, а тесно взаимосвязанные компоненты системы управления. В силу повышения сложности, динамичности и неопределенности среды функционирования возникновение кризисных ситуаций стало частым явлением в деятельности организаций как социальноэкономических систем.

Хотя кризис и рассматривается во всех отраслях знания как очень острая и нестабильная ситуация, чреватая самыми негативными последствиями, он содержит в себе потенциал не только разрушения, но и обновления, созидания, развития. Выступая одной из фаз экономического цикла, экономический кризис представляет собой механизм разрушения неэффективных пропорций (капитала, производства, рынков) и создания условий для будущего развития экономики и общества. Подобное восприятие позволяет побудить лиц, оказавшихся в кризисной ситуации, активно ее преодолевать и применять необходимые меры для устранения негативных проявлений кризиса. Только такой подход придает смысл антикризисному управлению.

Однако управление системой, оказавшейся в кризисном состоянии, не является особой функцией или особым видом управления, но всегда связано с принятием решений и реализацией мер воздействия, адекватных состоянию конкретного объекта управления и социально-экономической среды. Управление должно быть эффективным во все периоды эволюции системы, и в любой, в том числе и кризисной, ситуации, ориентироваться на структурные изменения, идеи и преобразования, открывающие новые возможности для самоорганизации и развития.

Эффективность антикризисного управления на любом уровне социальной реальности может быть обеспечена лишь в том случае, если, во-первых, его общеметодологическую основу составляют общие законы и принципы социального управления, во-вторых, антикризисные меры воздействия ориентированы не на решение сиюминутных задач, а включены в общую стратегию развития системы, в-третьих, выбор приоритетов общественного и организационного развития соотносится с интересами людей и установлением социально-значимых взаимодействий, способствующих снятию неопределенности и минимизации рисков во внутренней и внешней среде управления, вчетвертых, учитываются как экономические, так и социальные параметры эффективности, которые зачастую находятся в обратно пропорциональной зависимости в практике антикризисного управления.

В науке созданы теории, обосновывающие, что рыночная экономика может быть эффективной не только в экономическом, но и социальном измерении. Основой такой экономики является добросовестная (полная) конкуренция, которая возможна лишь в определенных институциональных условиях. Для их создания необходимо соблюдать ряд принципов, обобщенных немецким ученым В.

Ойкеном и названных им конституирующими:

наличие институтов частной собственности;

полная и неограниченная ответственность экономических агентов за принятые экономические решения;

открытость и доступность рынков;

свобода заключения сделок и договоров, кроме картельных;

стабильность национальной валюты и денежного обращения;

неизменность экономической политики.

Для поддержания рыночной системы в функциональном состоянии требуется соблюдение регулирующих принципов, а именно:

препятствие возникновению монополий, и борьба с уже существующими;

политика смягчения дифференциации доходов;

ограничение свободы субъектов хозяйственной деятельности в вопросах:

защиты природы, применения женского и детского труда, продолжительности рабочего времени и т.д.

регулирование аномалий предложения труда (безработицы [2, 335-378].

Примером успешного применения этих принципов на практике является государственная политика в послевоенной Германии, которая привела к «немецкому экономическому чуду».

Антикризисное управление должно учитывать поведенческие аспекты взаимодействий субъекта и объекта управления в трудовой сфере, основу которых составляют правовые, социальные и социокультурные нормы, предписания, стимулы, санкции и ограничения. Основной акцент следует делать на формировании коллективных представлений, сплоченности, снижении неопределенности в трудовых отношениях на макро-и микроуровне, усилении сотрудничества и приверженности работников организационным и общественным целям.

Князева Е.Н., Курдюмов С. П. Основания синергетики. – Спб: Алетейя, 2002, 414 с.

1.

Ойкен В. Основные принципы экономической политики – М.: Прогресс, 1995, 496 с.

2.

ИМИДЖ, РЕПУТАЦИЯ И БРЕНД В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИЕЙ

–  –  –

На сегодняшний день одним из важных факторов, влияющих на оценку организации, является ее имидж. Но для дальнейшего теоретического изучения проблематики управления имиджем организации важно определить принципиальные отличия между такими понятиями, как «имидж», «бренд» и «репутация», поскольку в научной среде исследователи до сих пор не могут прийти к единому мнению. Некоторые авторы считают данные понятия синонимами, другие напротив, говорят об их отличии друг от друга и о различной степени их влияния на успешное развитие организации.

Вторая позиция кажется более убедительной, однако так же требует более подробного обоснования и уточнения понятий.

Мы выделили ряд критериев для сравнения, чтобы сформировать наиболее полное представление о данных явлениях: на основе чего формируется; время возникновения;

время формирования; цель формирования; степень влияния и управления; изменчивость.

Сравнив понятия по данным критериям, мы пришли к следующим выводам:

Имидж основывается на эмоциональном воздействии на целевую 1.

аудиторию, он создается искусственно как символический образ, нацеленный на создание желаемого представления об организации. Зачастую этот образ не в полной мере соответствует реальным характеристикам объекта. [1] Репутация, в свою очередь, формируется на основе реального опыта взаимодействия аудитории с организацией, это оценочное представление, которое нельзя купить за деньги. Что касается бренда, то он основывается на эмоциональной связи с потребителем, базируясь при этом, на репутации, которая соотносится с имиджем организации при условии, что они имеют позитивную оценку и способны вызвать доверие целевой аудитории. Он представляет собой систему знаков, которые дифференцируют население, тем самым становясь индикатором социального положения. [5] Если рассматривать хронологию формирования данных категорий, то в 2.

самом начале, при возникновении организации формируется ее имидж, поскольку его формирование предполагает в том числе, использование легких рекламных технологий, которые не требуют продолжительных временных затрат. Лишь на основе положительного имиджа организации формируется ее репутация. Возникновение бренда – это не закономерный и не обязательный этап в процессе развития организации, но если рассматривать идеальную модель, то бренд возникает на основе эффективного управления имиджем и репутацией организации. [2] Соотношение временных затрат при формировании имиджа, репутации и 3.

бренда закономерно формируется следующим образом: имидж не подразумевает длительного процесса создания, в то время, как формирование репутации и бренда осуществляется в течение длительного промежутка времени, так как формируются на основе проверенной информации о деятельности компании, а также при наличии личного опыта взаимодействия с организацией.

Что касается целей и задач данных понятий, то в общем виде они схожи – 4.

сформировать положительное отношение, вызвать доверие к объекту (товару или организации), завоевать лояльность аудитории и обойти конкурентов, привлечь партнеров. Но при этом, у каждого из понятий есть свой акцент: для имиджа главным является привлечь внимание, побудить целевую аудиторию к взаимодействию с организацией, для репутации важным становится поддержание и укрепление сложившихся отношений с аудиторией, а для бренда главным становится завоевание доверия, убеждение в неоспоримых преимуществах данной организации. [3] Принципиальное различие между данными понятиями прослеживается в 5.

степени и влияния компании на конечный итог ее работы в данном направлении. Имидж создается самой компанией, и может создаваться даже при отсутствии опыта взаимодействия с организацией, его легко поменять, с минимальными изменениями в деятельности компании. [4] Формированию бренда способствуют потребители, их отношение. А репутация создается в целевых аудиториях исходя из действий компании.

То есть, имидж наиболее доступен в качестве объекта управления, так как подразумевает постоянные изменения и зависимость от действий компании, в то время, как бренд и репутация подразумевают некоторую автономность, а также наличие устойчивого мнения об организации у целевой аудитории.

Имидж является переменной компонентой, он динамичен и изменчив, в 6.

отличие от бренда и репутации, которые представляют собой устойчивый, устоявшийся неповторимый образ, который получил признание целевой аудитории и укоренился в сознании группы.

Исходя из этого, имидж можно определить как совокупность характеристик и символов, которые идентифицируют организацию, формируются компанией с целью трансляции на субъект в процессе коммуникации, быстро распознаются целевой аудиторией и располагаются в их сознании и системе ценностей, обуславливая ее дальнейшие действия относительно компании. [6] Репутация предполагает суждение об организации, которой формируется в течение длительного промежутка времени на основе реального опыта взаимодействия с ней.

В свою очередь, бренд подразумевает наличие лояльности к организации со стороны целевой аудитории, которая также появляется в течение длительного промежутка времени, при которой, у субъекта формируется убеждение в неоспоримых преимуществах данной компании.[7] Таким образом, несмотря на принципиальные различия, имидж, репутация и бренд неразрывно связаны друг с другом. Имидж – это импульс, который подталкивает к взаимодействию с организацией посредством создания ее положительного образа, он выступает фундаментом, на основе которого строятся репутация, а в дальнейшем и бренд организации. То есть, имидж выступает первой ступенью на пути к формированию бренда.

Блинов А.О, Захаров В.Я.. Имидж организации как фактор ее конкурентоспособности.

1.

Менеджмент в России и за рубежом. – 2008. - №4.

Смирнова Ю.А. Сравнительный анализ подходов к определению понятий имидж и репутация / Ю.

2.

А. Смирнова // Маркетинг. – 2009. – №3. – С. 40–57.

Горчакова, В.Г.. Имиджелогия. Теория и практика. – М.: Юнити-Дана, 2011.

3.

Дагаева Е.А. Сравнительный анализ понятий «имидж», «деловая репутация» и «бренд».

4.

[Электронный ресурс] - URL: http://www.proactiveclub.ru/index.php/biblioteka/10-statya/39-2011-01Бодрийяр Ж. Система вещей. - М., 2008.

5.

Бинецкий А.Е. Паблик рилейшнз.

Защита интересов и репутации бизнеса : учеб.-практ. пособие – 6.

М. : ИКФ «ЭКМОС», 2003 Мамон Н.В., Ю. А. Смирнова Методический подход к управлению имиджем предприятия / 7.

Менеджмент в России и за рубежом. – 2010. – №2. – С. 80–91.

ТЕОРИЯ ГРУПП ИНТЕРЕСОВ В ПРЕДМЕТНОЙ ОБЛАСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ

СОЦИОЛОГИИ

–  –  –

Теория групп интересов является показательной с точки зрения развития предметной области политической социологии. Эволюционируя сквозь многочисленные споры о методе, она в итоге стала одной из фундаментальных основ для исследования политического процесса и процесса принятия решений. При этом, в отличие от многих других политико-социологических направлений, находящихся в состоянии летаргического сна, эта отрасль знания не стоит на месте, продолжая развиваться и в XXI веке. К сожалению, на русский язык переведено крайне мало первоисточников, выходивших в последние 30 лет, что заметно сужает применимость данной теории в России. Если внимательнее посмотреть на эволюцию и особенности теории групп интересов, то выяснится, что данная школа вовсе не является однородной, в разное время различные ее течения находились под влиянием классического плюрализма, теории элит и англо-американского неомарксизма, а дискурс по поводу предмета и методологии часто приобретал идеологический характер. Вершиной развития теории сегодня является неоплюрализм – наиболее сложное для понимания, но в то же время наиболее перспективное направление для исследования деятельности групп в политики.

Хотя основоположником группового подхода считается А. Бентли, но его книга «Процесс управления», вышедшая в свет в 1908 г., получила распространение в научном сообществе гораздо позже, благодаря другому исследователю – Д. Трумену. Бентли считал, что государство находится в тесной взаимосвязи с группами интересов, которые и определяют суть политического процесса. Что немаловажно, под интересами Бентли понимал экономические интересы, в следствии чего политика рассматривалась им как сфера противостояния экономических интересов, а роль государственных институтов сводилась к представительству интересов групп. Именно тот факт, что А.Бентли говорил об экономических интересах, был позднее пересмотрен Д.Труменом в его трактовке «Процесса управляения». Благодаря Д.Трумену групповой подход достиг апогея своего развития в 1950-е гг. Ключевой для Д.Трумена стала идея баланса сил между группами интересов, которая имеет большее значение для поддержания политической стабильности, нежели институциональные факторы. Так называемый групповой подход стал в 1950-е гг.

несомненным прорывом в политической теории, однако уже в 1960-е гг. на смену ему приходит теория политического плюрализма, главным представителем которой стал Р.Даль.

В то время как Д.Трумен развивал теорию групп интересов, отталкиваясь от работы А.Бентли, труд Р.Даля «Кто правит?» стал критическим ответом на публикации двух представителей элитистского подхода – Ч.Р.Миллса и Ф.Хантера. В ходе взбудораживших академическое сообщество исследований властных отношений в Атланте и прочих американских городах Ч.Р.Миллс и Ф.Хантер пришли к выводу, что в США возникла элита, состоящая из высших представителей администрации, крупных корпораций и военной отрасли, которая контролирует процесс принятия решений. Даль в ответ провел исследование в городе Нью-Хейвен, придя к противоположному мнению – властной элиты в США нет, а принятие политических решений происходит исходя из учета плюрализма общественных интересов.

Здесь важно подчеркнуть, что Даль говорит о плюрализме интересов, а не о группах интересов как таковых. Следовательно, тот факт, что многие авторы, в том числе в России, относят его к школе групп интересов, является семантической неточностью; в данном случае плюрализм не равен деятельности групп интересов, а потому А.Бентли и Д.Трумен не являются плюралистами в далевской интерпретации. Конечно, Даль говорил о важной роли групп интересов в гражданском обществе, однако центральное место в его теории занимают не они, а политические партии и конкурентные выборы между ними, что и определяет векторы процесса принятия решений. В этом отношении, теория Даля играет гораздо большую роль в развитии широкой концепции децентрализованной либеральной демократии, получившей распространение в США в 1960-70-е гг., нежели чем в теории групп интересов.

Тем не менее, распространение теории плюрализма в 1960-70 гг. вызвало виток критики со стороны сторонников т.н. элитного плюрализма. В рамках этого подхода начинает зарождаться не только новый взгляд на группы интересов, но впервые получают развитие методы изучения групп давления и лоббизма, как особой сферы и технологии политики. Особо здесь следует выделить М.Олсона – автора концепции коллективного действия, подвергшим фундаментальной критике теорию плюрализма Р.Даля. Олсон рассматривал политические отношения с точки зрения экономического рационализма, утверждая, что среднестатистические граждане не заинтересованы в том, чтобы участвовать в продвижении группового интереса, так как группа достигнет, либо не достигнет эффективного результата и без их участия.

Однако к концу 1980-х гг. в американской академической среде теории элитизма и теория плюрализма фактически перестали отрицать друг друга и в итоге окончательно слились в единое направление, которое получило название неоплюрализма, первыми представителями которого стали Дж. Берри, К.Боссо, П. Сабатье, Х. Дженкинс-Смит, Дж.

Уокер и другие. Методологической основой данной теории стали различные вариации сетевого подхода, впервые всесторонне применимого к анализу политической сферы.

Неоплюрализм, активно развиваясь по сей день, помогает не только наиболее подробно описать структуру процесса принятия решений и взаимодействие групп интересов, но и дать ответы на некоторые вопросы, бывшие долгое время без ответа.

Например, почему, несмотря на логику коллективного действия и малую репрезентативность групп интересов, на политической арене всегда присутствуют гражданские группы с большим количеством членов. Поворотной в этом отношении стала появившаяся в конце 1970-х гг. концепция целевых сетей американского исследователя Х.

Хекло. Хекло предположил, а затем эмпирически доказал, что в различных сферах принятия решений по одному или нескольким смежным вопросам действуют неформальные альянсы между экономическими и административными элитами, группами интересов, государственными организациями и частными компаниями с целью оказать влияние на принятие конкретных решений. Целевые сети обычно возникают в тех случаях, когда надо создать долгосрочный общественный и аналитический фон для осуществления своей политики и в этом они отличны от одноцелевых групп давления, возникающих на короткий отрезок времени для того, чтобы повлиять на конкретные лица и центры принятия решений. П.Сабатье и Х.Дженкинс-Смит, в ходе исследования экологических ассоциаций в Западных штатах, пришли к выводу, что подобные сети могут действовать в течении многих лет и даже десятилетий. По словам одного из ведущих современных представителей сетевого подхода Р.Роудса, основной задачей целевой сети является создание политического сообщества, объединенного целью, ценностями, поддерживающего иерархическую структуру сети и способствующего сохранению ресурсов власти, контролируемых участниками сети.

В конечном счете, теории групп интересов является сегодня определяющей для понимания предмета политической теории в целом и политической социологии в частности, без нее невозможен анализ современной демократии и гражданского общества.

ОСОБЕННОСТИ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ИССЛЕДОВАНИЮ

КАЧЕСТВА ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

–  –  –

Образование является одним из важнейших институтов современного общества. В постиндустриальном обществе, в котором интеллект становится основным средством производства, образовательная система приобретает решающее значение. Еще никогда образование по своему объему, содержанию и распространению не имело такого массового характера. Образование стало фактором экономического благосостояния общества, а также инструментом государственной политики.

В процессе получения высшего профессионального образования студенты не только усваивают профессиональные знания и навыки, но и принимают определенные нормы, ценности и способ мышления. Образование формирует личность, поэтому оно имеет не только утилитарное значение в сфере производства экономических благ, но и огромную социальную ценность.

Существует противоречие между общественной необходимостью повышать качество образования и отсутствием единства в трактовке самого понятия «качество образования» и недостаточной теоретической обоснованностью применяемых критериев его оценивания.[1] Несмотря на то, что проблемы качества образования исследуются многими учеными, представляется возможным выделить три основных направления исследований данной области, которые условно можно назвать педагогическим, менеджерским и социологическим.

В рамках педагогического подхода наибольшее внимание уделяется качеству образовательного процесса, совершенствованию методов преподавания и организации учебных занятий, способам измерения и повышения степени усвоения учебного материала. Как правило, качество образования трактуется приверженцами данного подхода как соответствие уровня освоения студентом учебного материала установленному (чаще всего, государственному) стандарту. В частности, В. Качалов и Б.

Прудковский определяют качество образования как качество функционирования системы образования, достижение заданного уровня обученности. Подобных взглядов на качество высшего образования в своих исследованиях придерживаются В.И. Байденко, Н.А.

Селезнева, А.И. Субетто, Г.Е. Зборовский, Е.А. Шуклина и ряд других ученых.

В менеджерском подходе качество образования рассматривается в ракурсе изучения эффективности функционирования организации высшего профессионального образования и всей системы образования, инструментов управления качеством образования (таких как система управления качеством, система образовательного мониторинга), повышения экономической успешности образовательной деятельности, разработки методов оценки качества функционирования вуза (к примеру, на основе рейтингов, аккредитации). Зачастую, в рамках менеджерского подхода качество высшего профессионального образования определяется как совокупность показателей результативности деятельности вуза, либо как степень удовлетворенности потребителей образовательной услуги. К представителям данного подхода можно отнести В.А. Кальней, С.Е. Шитова, Г.А. Бордовского, П.И. Третьякова, Т.Н. Шамова, Ю.В. Копыленко, В.Н.

Нуждина, В.И. Васильнева.

Специфика социологического подхода к изучению качества высшего профессионального образования раскрывается в исследовании субъектов, формирующих представление о показателях качества образования, результата образования, отношения различных социальных групп к качеству образования, механизма формирования критериев качества образования. Качество образования в данном случае трактуется в аспекте достижения целей образования. Так, В.П. Панасюк говорит о качестве образования как о «совокупности свойств, которая обусловливает способность выполнять выдвинутые обществом задачи формирования и развития личности в аспектах ее обученности, воспитанности, выраженности социальных, психических и физических свойств»[2]. Подобного мнения придерживаются также В.М.Полонский, М.М. Поташник.

Таким образом, можно выделить несколько особенностей социологического подхода к исследованию качества высшего профессионального образования. Во-первых, качество образования в социологической науке рассматривается, прежде всего, как качество результата, в то время как в педагогике и менеджменте качество образование зачастую раскрывается через качество образовательного процесса или качество системы образования. Во-вторых, социология отказывается от поиска объективных показателей качества образования. С точки зрения современной социологической науки, эталона качества образования быть не может, так как это «конвенциональный феномен, результат согласования интересов всех субъектов, прямо или косвенно включенных в образовательную сферу» [3]. Третьей особенностью социологического подхода к исследованию качества высшего профессионального образования является то, что социология рассматривает цель образования за пределами образовательной системы.

Качество образования исследуется исходя из того, какое влияние оказывает результат образования на современное общество, а также на социальные изменения в будущем. Ведь эти изменения потенциально уже содержатся в тех знаниях, умениях, навыках и личностных характеристиках, которые формируются в молодых людях в процессе получения высшего профессионального образования.

Матюшкина М.Д. Принцип социокультурного проблемного целеполагания и критерии качества 1.

образования // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2009. №113. URL:

http://cyberleninka.ru/article/n/printsip-sotsiokulturnogo-problemnogo-tselepolaganiya-i-kriterii-kachest Панасюк В.П., Головичер Г.В. Информационно-методическое обеспечение управления качеством 2.

образования на муниципальном уровне. СПб., 2007.

Зборовский Г. Е., Шуклина Е. А. Социология образования: учеб. пособие. М., 2005, с. 342 3.

ИЗДЕРЖКИ ДОСРОЧНОГО ГОЛОСОВАНИЯ НА МУНИЦИПАЛЬНЫХ

ВЫБОРАХ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

–  –  –

14 сентября 2014 г. в Санкт-Петербурге прошли выборы в муниципальные органы власти (наряду с выборами губернатора). Ход и проведение этих выборов вызвали неоднозначную оценку. Властью выборы были признаны не только состоявшимися, но и проведенными в соответствии с самыми высокими демократическими стандартами.

Однако эти выборы вызвали немало нареканий, особенно по поводу досрочного голосования.

Мы располагаем материалами проведения выборов в достаточно типичном муниципалитете (МО №54, Невский район СПб). В соответствие с новыми изменениями законодательства о выборах досрочное голосование началось с 03.09.2014, оно проходило в здании районной администрации до 09.09.2014. За ходом досрочного голосования проводилось ежедневное наблюдение и отмечалось количество досрочно проголосовавших избирателей. В качестве наблюдателей участвовали кандидаты в депутаты и члены избирательной комиссии с правом совещательного голоса. Сразу насторожило то, что на их запросы наблюдателей предоставить официальные данные о количестве проголосовавших избирательная комиссия ответила отказом. Председатель комиссии, мотивируя свои отказы, ссылался на некие внутренние инструкции и указания вышестоящих комиссий, не позволявшие, с его точки зрения, раскрывать подобную информацию. Это, однако, противоречило законодательству о выборах.

Поэтому группы различных наблюдателей объединились и по результатам наблюдения ежедневно составляли акты о количестве проголосовавших. Согласно этим актам за период досрочного голосования с 03.09 по 09.09.2014 в здании администрации Невского района в помещении избирательной комиссии муниципального образования №54 (ИКМО №54) проголосовало всего 96 человек, т.е. в день в среднем голосовало 13-14 человек.

Нас поразила метаморфоза, произошедшая с численностью проголосовавших досрочно, произошедшая утром 10 сентября 2014 года. Оказалось, что досрочно проголосовало не 96 (как следовало из данных наблюдения), а уже 3295 избирателей!

Именно столько запечатанных конвертов с бюллетенями было передано из ИКМО №54 в участковые избирательные комиссии (УИКи) МО №54. Получается, что за ночь число проголосовавших в администрации района увеличилось более чем в 30 раз!!! Иначе как «чудом» это объяснить нельзя. «Чудо» это очевидно носило рукотворный характер.

Для усиления доказательности этого вывода проведем несложный математический расчет. «Досрочка» в ИКМО №54 проходила 7 дней и заняла в общем итоге всего 43 часа.

За эти 43 часа по данным ИКМО проголосовало 3295 человек. Если 3295 разделить на 43, то получится, что в час голосовало 76 человек, т.е процесс голосования в среднем занимал на одного избирателя 47 секунд. За это время он должен был заполнить заявление, поставить в нем подпись, потом члены ИКМО должны были внести его в список досрочников, где он еще раз расписывался, выбрать кандидатов, проголосовать, заклеить конверт с бюллетенем и расписаться на нем вместе с членами ИКМО. За 47 секунд все это сделать невозможно, очевидно, что заполняли бюллетени не избиратели, а значит, выборы сфальсифицированы.

К этому же выводу приводит и рассмотрение ситуации с позиции самой пропускной возможности помещения, где располагалась избирательная комиссия.

Получается, что через кабинет, где располагалась избирательная комиссия МО №54, в день должно было проходить около 500 человек (т.е. как указывалось, 76 чел. в час). Но такой поток досрочников попросту не поместился бы ни в помещении комиссии, ни даже в коридоре, который ведёт к этому помещению. Мы располагаем соответствующими фотоматериалами, подтверждающими, что метраж помещений не позволял проходить такому потоку. Пропускная способность коридора, ведущего к избирательной комиссии МО №54, к тому же ещё больше сокращалась тем, что этим коридором также пользовалась другая избирательная комиссия (МО «Невский округ»), расположенная напротив ИКМО №54, где так же (и в то же время) проходило досрочное голосование. По подсчётам дежуривших в ИКМО «Невский округ» наблюдателей с 03.09 по 09.09.2014 г.

там фактически проголосовало 115 избирателей, а утром 10 сентября выяснилось, что их число увеличилось до 4245! Если учесть, что коридор для обеих комиссий был общим, и избиратели двух муниципалитетов должны были толпиться в этом общем коридоре, то в день через достаточно узкий коридор должно было проходить более 1000 избирателей (надо сложить 3295 и 4245 досрочников и далее путём деления этой суммы на семь дней голосования получаем эту малоправдоподобную цифру). Более того, в том же самом коридоре располагалась еще одна избирательная комиссия, ведущая приём досрочников, что ещё увеличивает указанную цифру. Очевидна абсурдность и неправдоподобность ситуации, её неумелое и непродуманное конструирование.

Показательно и отсутствие во время выборов, в том числе и 14 сентября, списков этих 3295 досрочно проголосовавших с приобщенными к ним заявлениями (как в ИКМО №54, так УИК). Из за отсутствия списков не было ясно, кто же именно осуществлял это досрочное волеизъявление. Вследствие этого участковые комиссии, расположенные в школах, не могли проставить отметки «Проголосовал досрочно» в общем списке избирателей. Это предопределяло то, что досрочник мог оказаться как фиктивным, так и проголосовать дважды. Несмотря на указания о том, что отсутствие списков досрочно проголосовавших и их заявлений является грубейшим нарушением законодательства о выборах, эти списки так и не были предоставлены ни в участковые комиссии, ни наблюдателям.

Закономерным и наглядным подтверждением сказанного явился итог сопоставления результатов «досрочки» и результатов голосования в день выборов. Между результатами «досрочки» и результатами голосования 14 сентября обнаружился колоссальный разрыв.

Бросается в глаза, что пять кандидатов набрали на «досрочке» почти стопроцентное количество голосов, но эти же кандидаты в день выборов показали очень слабые результаты, явно уступая другим кандидатам по числу проголосовавших за них.

Именно «досрочка» позволила пройти в депутаты тем кандидатам, которые пользуются наименьшим доверием населения. И та же «досрочка» предопределила то, что те кандидаты, которые получили максимальное количество голосов в день голосования, не стали депутатами (за исключением указанного одного кандидата). Те, кто обладал наименьшим авторитетом и доверием со стороны населения, стали представлять местное самоуправление, а кандидаты с более высоким уровнем доверия оказались исключёнными. Таким образом, «досрочка» послужила средством отсеивания «несогласованных» с районом кандидатов и одновременно основным механизмом фальсификации выборов.



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.