WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 32 |

«Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном ...»

-- [ Страница 14 ] --

Бедность, нищета, голод болезни, безработица и другие социально негативные явления впервые были обозначены как социальные проблемы, требующие своего разрешения путем политических мер и проведения социальных реформ, в середине ХIХ века в Европе. Изначально социальные проблемы понимались в двух аспектах: как проблемы общества, то есть порождаемые состоянием общества и как проблемы обстоятельств, то есть индивидуальные проблемы, возникшие в результате неудачно сложившихся жизненных условий конкретного индивида.

Но и в том, и в другом смысле социальные проблемы трактовались как реально существующие негативные социальные условия, которые требуют усилий общества и государства по их устранению. [4] Классик социологии Т. Парсонс к основным функциям общества относил функцию адаптации – приспособление к внешней окружающей среде; функцию целедостижения – удовлетворение личных потребностей; функцию интеграции – обеспечение бесконфликтных отношений; функцию поддержания – воспроизводство структуры и снятие напряженности. В соответствии с данными социальными функциями Т. Парсонс выделял в обществе четыре основных системы: социальная, органическая, личностная и культурная. Важной проблемой функционирования современного общества Т. Парсонс считал проблему удержания общества в стабильном и гармоническом состоянии, достижение «абсолютного равновесия». Существующие социальные конфликты и противоречия, по его мнению, свидетельствуют о «болезненном состоянии» общества.

Чтобы достичь социального равновесия, необходимо, во-первых, согласовать функционирование всех систем социального действия; во-вторых, удовлетворить потребности большинства членов общества; в-третьих, добиться эффективности социальной интеграции, социализации и социального контроля. [3] Р. Мертон обратил основное внимание на изучение функциональных и дисфункциональных явлений, возникающих вследствие напряжений и противоречий в обществе и его социальной структуре. Под функциями американский социолог понимал те «наблюдаемые последствия, которые способствуют адаптации или приспособлению данной системы», а под дисфункциями – те «наблюдаемые последствия, которые уменьшают приспособление или адаптацию системы». Он также предположил эмпирическую возможность нефункциональных последствий, которые просто безразличны для рассматриваемой системы. [2] Социальное благополучие, по Э. Дюркгейму и в рамках его концепций социального факта и общественной солидарности, – это наилучшее общественное устройство, основанное на социальной солидарности, существующей благодаря всеобщему признанию и реализации социальных фактов, представляющих собой нормы, идеи, ценности, вырабатываемые коллективным сознанием людей. Социальные факты лежат в основе социального порядка, являющегося главным условием социального благополучия.[1] Что касается субъективистской модели благополучия, ее суть в том, что интенсивные социальные изменения находят свое отражение в субъективных отношениях и переживаниях индивида, определяющих социальное самоопределение, самореализацию, социальную активность в разных сферах социальной жизни.

Неоднозначная связь между объективным и субъективным социальным благополучием может быть раскрыта природой субъективного благополучия человека как отношения к собственному социальному положению, включающему ценностносмысловые, потребностно-мотивационные, эмоционально-оценочные и субъектные аспекты, которые определяют роль и значение благополучия для человека. Отметим также концептуальную разнородность эмпирических исследований, затрагивающих различные аспекты осознания человеком социальных и экономических явлений, в том числе объясняющих несоответствие реального благосостояния и его субъективных оценок.

Пересечение и несовпадение этих оценок дает новый импульс исследованиям социального благополучия как социального феномена и как самоопределения и самоидентификации индивида.

В современных условиях само восприятие субъективного социального благополучия значительно отличается от восприятия его в другие исторические периоды.

Субъективное социальное благополучие воспринимается сегодня через призму потребительского общества и возросшего уровня притязаний. Поэтому растет объект этих притязаний, растет уровень жизни, а удовлетворенность и субъективное благополучие – скорее падают.

Проанализировав объективистский и субъективистский подходы к исследованию социального благополучия и его факторов, не возникает ощущения необходимости абсолютно противопоставлять эти подходы. Скорее, обнаруживается потребность в создании комплексной интегративной модели социального благополучия в современном российском обществе, которая позволит нивелировать ограничения каждого из этих подходов.

Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. – М.: Наука, 1991. – ISBN: 5-02-013399-Х.

1.

Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М.: АСТ, Хранитель, 2006. 880 с.

2.

Парсонс Т. О построении теории социальных систем: интеллектуальная автобиография/Система 3.

современных обществ. М.: АспектПресс, 1998., с. 210-266.

Симонова Т.М. Социологическое исследование социальных проблем: интегративный подход.

4.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук. СПб.,

2010. 41с.

СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ ИНФРАСТРУКТУРЫ ГОРОДА НА

ПРИМЕРЕ ТРАНСПОРТНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ ГОРОДА ЧЕРЕПОВЦА

–  –  –

Инфраструктура современного города включает в себя огромное число компонентов, которые обладают свойствами взаимопроникновения и взаимодействия на всех уровнях. Сегодня алгоритмы её формирования становятся нелинейными и приобретают всё более сложное содержание. Для её рассмотрения следует учитывать все многообразие форм объединения и интеракций людей в городах. Структуры порождаются в геометрической прогрессии, поэтому для их анализа не подходит классическая структурно-функциональная парадигма, принимающая системы как относительно статичные образования, где каждый элемент выполняет определённый круг функций.

Термин «инфраструктура» имеет весьма условное значение, он обобщает несколько частных инфраструктур, которые могут рассматриваться как различные стороны единого феномена.

В первую очередь для современного города огромное влияние имеет транспортная инфраструктура, в большинстве городов это все транспортные пути: дороги, шоссе, рельсы, поземные туннели, а также все существующие средства передвижения. Иногда в эту подсистему также включают трубопроводы и системы коммунального снабжения.

Особую роль в крупных городах в этом континууме играет метро, ускоряющее все перемещения в несколько раз. В современных условиях в управлении этим уровнем огромное значение занимает логистика, позволяющая с помощью своих технологий снизить транспортную нагрузку и перераспределить потоки транспорта там, где это необходимо.

Под экономической инфраструктурой можно понимать совокупность всех рыночных агентов, взаимодействующих на различных уровнях. Это юридические и физические лица, фирмы, финансовые организации, спонсоры и бенефициары, фонды и проекты, кроме того, это сети всевозможных денежных и валютных транзакций, задолженностей, дебиторских и кредиторских обязательств.

Сегодня нередко выделяют и инновационную структуру, которая в данном случае обладает огромным значением. Основная проблематика города - это его развитие, которое должно быть устойчивым и стабильным. Именно логика инноваций позволяет достигать поставленных целей наиболее эффективно и двигать город по пути его развития в правильном направлении, не нарушая права личности и гармонично взаимодействуя с внешней средой.

Социальная инфраструктура с одной стороны представляет самостоятельный уровень реальности, а с другой отражает взаимодействия индивидов как носителей признаков и смыслов каждой из инфраструктур. Здесь прослеживают четкие и почти универсальные взаимосвязи, дающие богатый материал для анализа и понимания проблем города. Люди, имеющие привилегированное положение в экономической инфраструктуре, нередко передвигаются на более выгодных с точки зрения скорости и удобства транспортных средствах, имеют доступ к ценной информации и обладают большим потенциалом для саморазвития. Люди, являющиеся носителями инноваций, практически наверняка имеют капитал для вложения в эти инновации.

Несмотря на то, что элементы инфраструктуры не являются чётко зафиксированными во времени и пространстве, в них точно также можно рассматривать функциональные и дисфункциональные моменты, которые, всё же, в сумме своей не исчерпывают всё содержание уровня.

Транспортная система города является одной их важнейших характеристик и элементов пространственной организации города. Основной задачей транспортной инфраструктуры является взаимосвязь между функциональными элементами города (жилыми районами, местами приложения труда, центрами различных категорий, местами отдыха и т.д.) с целью обеспечения рационального функционирования этих элементов и возможности их пространственного развития. Обоснование любых решений, связанных с изменением транспортной инфраструктуры, включает детальный анализ ее существующего состояния, а также прогноз и анализ тех социальных последствий, которые повлечет за собой изменение транспортной инфраструктуры.

Для наиболее эффективного анализа особенно важно не только описать данные изменения, но и представить их в пространстве города.

Например, с 2011 года в СМИ г.Череповца активно обсуждается новый глобальный проект, направленный на развитие транспортной инфраструктуры города строительство второго моста. Основной аргумент, приводимые в пользу реализации данного проекта - снизить транспортную нагрузку Октябрьского моста и частично решить проблему пробок. Проблему пробок, как актуальную проблему развития города отметили 83% горожан (по результата опроса...) Среди жителей районов актуальной данную проблему считают 90% - в Зашекснинском районе, 82% - в Первомайском районе, 70% - в Индустриальном и на Северном.

Основные процессы, которые способствуют развитию проблемы пробок на

Октябрьском мосту:

- модернизация производства на градообразующих предприятиях города (ОАО Северсталь и ФОСАГРО), которое способствует высвобождению рабочей силы, дифференциации структуры занятости населения, высвобождение рабочей силы, дифференциация структуры занятости- возрастает пространственная рассредоточенность деятельности в городе;

- развитие жилого строительства Зашекснинского района определено как вектор развития жилой застройки города по итогам проекта «Форсайт 2020», что способствует формированию нового спального района города, когда как деловым и культурным центром остается Индустриальный район города.

Перспективны реализации данного проекта на данный момент выглядят следующим образом:

- развитие рынка недвижимости за счет освоение новых территорий, повышение доступности жилья за счет введение новых объектов строительства;

- предоставление рабочих мест, формирование доходов занятых;

- снижение уровня аварийности, количества ДТП;

- развитие транспортной инфраструктуры внутри Зашекснинского района. Ввиду активной (по сравнению с остальными частями города) застройкой Зашекснинского района, транспортная логистика нового района, в особенности касающаяся движения общественного транспорта не развита. Строительство нового моста повлечет за собой развитие сопутствующей территории и обеспечит движение транспорта в новые микрорайоны города Среди показателей, которые требуется изучить для комплексной оценки эффективности данного проекта, наиболее важными можно назвать следующие

- Оценки жителями Первомайского района вклада нового транспортного потока в ухудшение экологии района.

Проблема экологии является первостепенной, относительно остальных проблем города, аккумулирует большее социальное напряжение, поэтому данный вопрос требует более детального изучения;

- Возникновение новых «узких» с точки зрения пропускной способности мест в города, с которыми могут столкнуться жители других районов;

- Оценки жителями города результативности данного проекта;

- Данные по основным социальным показателям транспортной инфраструктуры (нагрузка, удовлетворённость), для вынесения решения о возможном внесении изменений в данный проект;

- Данные о пространственной рассредоточенности деятельности в городе; в каждом микрорайоне имеются торговые и социальные центры притяжения, поэтому, вполне возможно, жители тех районов, которые соединит мост, не заинтересованы в посещении отдалённых микрорайонов.

Эти и другие вопросы должны быть тщательно изучены и донесены до властей города, так как позволяют оценить не только экономический эффект от реализации данного проекта, но и социальные эффекты.

Материалы НТП "Урбаника" URL:http://urbanica.spb.ru/ 1.

Официальный сайт города Череповца. URL: http://www.cherinfo.ru/ 2.

ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ АНОМИИ В РОССИИ

–  –  –

Одним из первых среди российских мыслителей термин «аномия» использовал знаменитый историк В. Ключевский в своих лекциях по истории. Так, он писал: «Церковь учила, что всякая власть от Бога, а так как воля Божия не подлежит никакому юридическому определению, то ее земное воплощение становилось вне права, закона, мыслилось как чистая аномия»[1]. Под аномией он понимал ситуацию вне закона и права.

В последние три десятилетия основные исследовательские усилия российских социологов были направлены на изучение сути и последствий происходящей в российском обществе трансформации. В связи с этим появилось довольно большое количество работ, прямо или косвенно затрагивающих проблемы социальной аномии. При изучении социальной аномии социологи столкнулись с большими трудностями как в теоретическом, так и в методическом аспектах. Среди исследователей не было единства в теоретических оценках происходящих перемен. Известный социолог В. Кривошеев в своей работе, посвященной особенностям аномии в современном российском обществе, охарактеризовал эти разногласия как состояние теоретической растерянности[2].

Разногласия начинались уже с общей оценки происходящего.

Одна группа исследователей считала, что аномичное состояние российского общества является естественным следствием происходящих перемен и аналогично процессам, происходящим в любом трансформирующемся обществе(См. Серов Н.К.

1996.; Цапф В. 1998). В качестве примеров указывали на перемены, произошедшие в странах восточной Европы после отказа от социалистического пути развития(Заславская Т. И. 1999; Цапф В. 1998). В. Кривошеев отмечает, что «аномия может трактоваться ныне как сущностная характеристика современного общества, преодоление которой принципиально невозможно. Возможно лишь снижение уровня девиантных проявлений, оздоровление основных сфер социальной жизни»[3].

Исследователи, придерживающиеся иного мнения, считали, что происходящие в российском обществе перемены являются катастрофой, не имеют себе аналогов и способны привести к гибели общества и государства(Моисеев. 1996, с.19; Покровский.

2000; Бабосов. 1998; Локосов. 1998). Даже Е.Гайдар, один из инициаторов и руководителей реформ, оценивал произошедшее как катастрофу[4].

Впрочем, обе эти точки зрения можно счесть справедливыми, но односторонними.

Исследователи, пытающиеся дать целостную оценку событиям в России в конце XX-го начале XXI-го веков, полагают, что в стране произошел кризис, завершившийся катастрофой (не случайно А.А.Зиновьев употребил слово «катастройка»), а ныне страна находится в ситуации аномии[5].

Если в 90-е годы ХХ века российские социологи делали попытки осмыслить происходящие преобразования, измерить их масштаб и оценить вызванный ими всплеск девиантного поведения, то первое десятилетие ХХI века стало временем появления оригинальных отечественных концепций аномии и методов ее эмпирического измерения.

Калининградский социолог В. В. Кривошеев посвятил несколько работ исследованию особенностей аномии современного российского общества. В своей статье «Особенности аномии в современном российском обществе»[6] он отмечает, что современное российское общество ориентированно на рыночные стандарты потребления и во многом аналогично индустриальному западному обществу. Соответственно концепция аномии Мертона пригодна для анализа социальной ситуации в современной России.

Кривошеев выделяет две особенности аномии современного российского общества:

- Аномия российского социума реально проявляется в процессе перехода общества от некоего целостного состояния к фрагментарному, атомизированному.

- Небывалая криминальная насыщенность является второй особенностью аномии в современном российском обществе. Кривошеев указывает на то, что криминализация проявляется не только в количественных, но и в качественных показателях «криминализация общества - это такая форма аномии, когда стирается сама возможность различения социально позитивного и негативного поведения, действия»[7].

Известный экономист Л. Косалс в своем исследовании провел сравнительный анализ процессов социальной трансформации и социальной аномии в современной России[8].

В его исследовании были расчитаны индикаторы, показывающие количество неопределенных ответов в трех сферах: политической, социальной интеграции, ценностей.

В каждой сфере количество неопределенных ответов было сведено к единому показателю.

Далее Косалс сравнивал эти показатели в разных европейских странах (25 стран в 2006 и 28 стран в 2008), проведя исследование по данным на 2006 и 2008 годы. Наиболее высокий уровень аномии в экономической сфере был выявлен в России, минимальный в Норвегии. По показателем аномии в сфере социальных связей Россия находится на средних позициях. При сложении все трех показателей аномии в сфере экономики, ценностей и социальных связей получался единый интегральный показатель. Согласно этому показателю, уровень социальной аномии в России выше среднеевропейского, но не чрезмерно высокий.

Отечественные социологи, занимающиеся исследованием аномии российского общества, значительное внимание уделяют созданию и усовершенствованию методик измерения уровня аномии. Среди таких исследователей внимания заслуживают работы Анны Панфиловой.

В ходе своей научной работы она обосновала возможность применения индикаторного подхода к изучению социальной аномии и разработала ряд индикаторов аномии в различных сферах общественной жизни.

В России обострение интереса к проблеме аномии вызвано произошедшими в ней глубочайшими социальными переменами, в результате которых российское общество оказалось в беспрецедентном по масштабам состоянии аномии. Внимание российских исследователей в большей мере было приковано к эмпирическому изучению отдельных характеристик аномии, тогда как приоритетным по значимости следовало бы признать создание целостной теории аномии. Это особенно важно в глобализирующемся мире, составной частью которого все в большей мере становится Россия.

В. Ключевский «Русская история. Полный курс лекций» том 3. - Ростов-на-Дону.: Феникс. 2000. с.

1.

162.

Кривошеев В. В. Особенности аномии в современном российском обществе // Социологические 2.

исследования. 2004. № 3. С. 93.

Кривошеев В. Короткие жизненные проекты: проявление аномии в современном обществе // 3.

Социологические исследования №3, март 2009. С. 67.

Гайдар Е. Государство и эволюция. – СПб.: Норма, 1997. с. 111.

4.

Бороноев А.О., Письмак Ю.М., Смирнов П.И. Социология. Введение в проблемы познания общества.

5.

Под редакцией П.И.Смирнова. – СПб., 2009. с. 492-493.

Кривошеев В. В. Особенности аномии в современном российском обществе // Социологические 6.

исследования. 2004. № 3. С. 93-97.

Кривошеев В. В. Особенности аномии в современном российском обществе. с. 96.

7.

Косалс Л. Семинар «Трансформация и социальная аномия в России: сравнительный анализ».

8.

Докладчик — Леонид Косалс Видеозапись. ULR: http://www.hse.ru/video/18829882.html

–  –  –

Понятие ниши пришло в социологию из таких инвайроментальных областей знания как биология и экология. Заимствуя это понятие из биоэкологии, социологи сохранили его смысл применительно к социальным общностям, понимая под нишей некие целостные единицы, организации, группы людей, находящиеся в условиях окружающей среды.

Используемое понятие ниши позволяет исследователям выйти за рамки просто классификаций сущностей и прийти к пониманию: (А) их жизненных шансов в различных и меняющихся социальных (в том числе экологических) условиях и (Б) их взаимодействия в рамках конкурентной среды, побуждаемой внешними ограничениями (P.A. Popielarz & Z.P. Neal). Согласно теории социальной ниши, исследуются не только жизненные шансы, находящихся в социальной ниши, их взаимодействие между собой, но и с теми, кто не принадлежит к данной социальной ниши, оставаясь в конкурентной среде как бы «навязанными» извне.

Первоначально понятие ниши использовалось в работах биоэкологов Элтона (Elton 1927), Хатчинсона (Hutchinson 1957) и Левинса (Levins 1968), благодаря которым концепция ниши позволила учитывать фактор эволюционных изменений в процессе взаимодействия социальных общностей. С точки зрения социологии, ниша представляется организационной формой, которая относится ко всем организациям, входящим в нее и разделяющих общий «план организационного действия для преобразования входов и выходов» (Ханнан и Фримен 1977; также Маккелви 1982). При этом теория социальной ниши имеет особое значение при изучении динамики взаимодействий между самими организациями внутри одной ниши, двумя или более социальными нишами, а также между нишей и окружающей ее средой. Одним из важных принципов теории социальной ниши является принцип конкурентного исключения Гауссе (1934), также называемый принцип Вольтера-Гауссе, который состоит в том, что два вида организаций, которые требуют одного и того же ресурса, не могут занимать одну нишу в долгосрочной перспективе и рано или поздно их взаимодействие будет вызывать различные формы адаптаций. Это может проявляться в том, что адаптируясь вслед за изменением ресурсов, организации могут изменять свои размеры или положение.

Сегодня понятие ниши зачастую используется в метафорическом смысле для описания уникального или специализированного характера каких-то конкретных групп и социальных сообществ, например, рынков, включающих этнический труд (Wilson, 2003) или экономики деловой части города (Milder, 1997). Можно выделить два основных исследовательских направления в современном прочтении теории социальной ниши – это популяционная экология организаций и так называемая экология принадлежности Макферсона.

Эмпирические исследования в рамках каждой из этих двух исследовательских традиций используют нишу как теоретический инструмент и отвечают на два главных вопроса о ряде социальных объектов: (1) Что они собой представляют? (2) И как создать такое взаимодействие этих объектов друг с другом, чтобы это приводило к эффективным изменениям внешней среды? Примечательно, что ответы на эти вопросы искались исследователями с использованием теории социальной ниши в изучении самых разных организаций (как формальных, так и неформальных) таких, например, как:

рестораны (Hannan & Freeman, 1983), общественные объединения (McPherson, 1983), детские сады (Baum & Singh, 1996), социальные движения (Stern, 1999), пивоваренные заводы (Carroll & Swaminathan, 2000), и винные заводы (Swaminathan, 2001). Помимо изучения организаций, концепция ниши была также использована при моделировании взаимодействий, происходящих во время той или иной деятельности (Rotolo & McPherson, 2001), при изучении культурных вкусов и предпочтений (Mark, 1998, 2003), идентичности (Mohr & Guerra-Pearson, 2007), а также концептуальных пространств, которые эти общности и эти ниши замыкают, включая социально-демографическое пространство (McPherson, 1983), рынки труда (Serensen, 2004), космические технологии (Dobrev et al.

2002) и функциональное пространство (Neal, 2006).

Спектр возможностей данной теории так же весьма широк для изучающих религиозные общины. Главным остается то, что данная теория позволяет описывать характер уникальных, специализированных групп и общностей, при этом не забывая учитывать те изменения, которые происходят в процессе взаимодействия социальных общностей друг с другом и с окружающей их средой. Для поли/иноконфессиональных обществ, в которых существует, например, православная община за рубежом, эти возможности нишевой теории становятся особенно актуальными.

Обзор англоязычной литературы в области изучения религиозных общин с помощью теории социальной ниши показал, что основным исследовательским направлением, вызывающим интерес у большинства социологов, в настоящее время является изучение влияние групповой однородности/неоднородности («подобие порождает связь», McPherson) на силу связей внутри религиозных общин, на их целостность и способность быть конкурентноспособными в условиях мультикультурных, этнически неоднородных обществ. Отсюда то, что часть преимущественно американских исследований посвещена описанию форм адаптации главным образом протестантских общин к внешним вызовам окружающей среды, в частности к притоку мигрантов (в том числе афроамериканцев). Среди исследуемых форм адаптаций наиболее популярной и эффективной формой становится создание кросскультурных религиозных организаций (Edwards, 2008). С точки зрения рассматриваемого теоретического конструкта это интересно тем, что позволяет фиксировать влияние окружающей среды, оказываемое на наиболее неустойчивые формы религиозности в обществе, на появление различных форм сектанства (о чем впервые находим у H. Richard Niebuhr, 1929). При этом в исследованиях подобного рода появляются такие понятия, как «религиозные рынки», «строгая церковь»

("strict church"), «сектантские» и «несектантсткие» церкви, отличие которых связывается с принадлежностью к традиционным формам христианства и отхода от них, а также с участием государства в области религии (Sherkat, Stark and Finke, 2001). Еще одним срезом американских исследований, изучающих религиозные общины с помощью теории социальной ниши, является изучение влияния мегацерквей (протестантские церкви численностью более 2000 прихожан, имеющие свои собственные бизнес и инфраструктуры) на локальные конгрегации, что становится актуальным в условиях американской рационализации религии (Wollschleger, Porter, 2011) и все большим отходом от традиционных форм религиозности. Упомянем так же исследования, которые с помощью нишевого подхода анализируют взаимосвязь принадлежности к общине единоверцев с уровнем аномии в обществе (Matthew E. Brashears, 2011), влияние принадлежности к традиционной церкви и секте на способность к обучению и месте индивида в общей стратификации (Darren E. Sherkat, 2010), влияние пола на восприятие религиозных различий и наращивание социального капитала у мужчин и у женщин (Matthew E Brashears, 2008), изучение процессов социального взаимодействия, влияющих на религиозный выбор человека, позволяющих сохранять или менять религиозный статус и конфессию (Loveland, 2003) и др.

1. Hannan MT, Freeman J. 1977. The population ecology of organizations. Am. J. Sociol. 82:929–64.

2. Margaret Mary Wood. 1934. The Stranger. A study in social relationships. New York. Columbia University Press. 276.

3. McKelvey B. 1982. Organizational Systematics: Taxonomy, Evolution, Classification. Los Angeles: Univ.

Calif. Press.

4. McPherson JM. 1982. Hypernetwork sampling: duality and differentiation among voluntary organizations.

Soc. Netw. 3:225–49.

5. Milder D. 1997. Niche Strategies for Downtown Revitalization: A Hands-on Guide to Developing, Strengthening, and Marketing Niches. New York: Downtown Res. Dev. Cent.

6. Popielarz P.A. & Neal Z.P. 2007. The Niche as a Theoretical Tool. Annu. Rev. Sociol. 33:65–84.

7. Popielarz PA, McPherson JM. 1995. On the edge or in between: niche position, niche overlap, and the duration of voluntary memberships. Am. J. Sociol. 101:698–720.

8. Wilson FD. 2003. Ethnic niching and metropolitan labor markets. Soc. Sci. Res. 32:429–66.

9. Jason Wollschleger, Jeremy R. Porter. A 'WalMartization' of Religion? The Ecological Impact of Megachurches on the Local and Extra-Local Religious Economy. Review of Religious Research, December 2011, Volume 53, Issue 3, pp 279-299.

10. Matthew E. Brashears. Anomia and the sacred canopy: Testing a network theory. Social Networks Volume 32, Issue 3, July 2010, Pages 187–196.

11. Darren E. Sherkat. Religion and verbal ability. Social Science Research Volume 39, Issue 1, January 2010, Pages 2–13

12. Matthew E Brashears. Gender and homophily: Differences in male and female association in Blau space.

Social Science Research (Impact Factor: 1.27). 07/2008; 37(2):400-15.

13. KORIE L. EDWARDS. Bring race to the center: The importance of race in racially diverse religious organizations. Journal for the Scientific Study of Religion. Volume 47, Issue 1, pages 5–9, March 2008.

14. Matthew T. Loveland. Religious switching: Preference development, maintenance, and change. Journal for the Scientific Study of Religion. Volume 42, Issue 1, pages 147–157, March 2003

СОЦИОЛОГИЯ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: ОТ КЕНТАВРОВ К АМФИБИЯМ

–  –  –

В социальной жизни мы все чаще сталкиваемся с процессами, фактами, явлениями, действиями людей, которые носят неоднозначный, двойственный характер, зачастую противоречат друг другу. Это явление получило название кентавр-проблема, что можно представить как метафору сочетания несочетаемого [1].

Такие трансформации происходят во всех сферах человеческого бытия. Они приобретают разные формы - превращаются в «социальных кентавров», воплощающихся в кентавр-идеях, кентавр-людях, кентавр-процессах, кентавр-явлениях.

Парадоксальностью социальных явлений и процессов, их способностью трансформировать ценностные системы людей в социологической науке занимается Ж.Т.

Тощенко, который и ввел в научный оборот термин «кентавр-проблема». Его работы посвящены парадоксальному человеку, различным проявлениям «несочетаемого» в социальном мире [2], [3], [4].

Сознание и поведение современных людей отличается парадоксальностью, сочетанием рационального и эмоционального, своеобразным переплетением мировоззренческих позиций. В итоге социолог констатирует наличие противоречий между реальным сознанием и практическим поведением людей.

По мнению Ж.Т. Тощенко «парадоксы - это в большинстве случаев расходящиеся, противоречивые и даже противоречащие друг другу мнения, суждения, установки, ориентации, действия, которые одновременно существуют, сочетаются, функционируют в сознании и поведении одних и тех же людей».

Сам статус современной социологии можно охарактеризовать как парадоксальный.

И основные формы парадоксов, характерные для интеллигенции, такие как элитарность, клановость, кастовость можно констатировать и в социологическом сообществе. Мы можем говорить о наличии как творческих, новаторских сил в поле социологии, так и о безответственных, амбициозных, авантюристских, дискредитирующих образ социолога.

Меняется сам мир вокруг, меняется социология, ее форма и содержание.

Дихотомии, полярности, сочетания несочетаемого, кентавр-проблемы, сплошные амфибии и амбивалентности окружают нас в современном мире.

Генри Дженкинс, автор теории медиаконвергенции, говорит о наступлении эпохи конвергенции медиа, когда медиа присутствуют повсюду. В одной из своих последних работ [5; с.4-5] он приводит пример из собственной практики покупки сотового телефона.

Он безуспешно пытался найти телефон, который был бы просто телефоном без приложений. В отделах продаж над ним посмеялись, сказав, что такие «однозадачные»

телефоны сейчас не производят, так как они не востребованы.

Сотовый телефон, который является уникальным товаром-субститутом, заменившим целый спектр необходимых современному человеку вещей, предстает перед нами «технологическим кентавром», активно используемым в социальных практиках.

О том, что социологии необходимо интегрироваться в современное медийное пространство, говорят все чаще. Таковы требования эпохи глобализации.

На Всемирном социологическом конгрессе в Дурбане в 2006 г. М.К. Горшков на заседании Русского форума сказал афористичную фразу: «Социологическое исследование, не прозвучавшее в средствах массовой информации, можно считать не существующим вообще» [6]. Конечно, современный социолог должен уметь профессионально работать с различными аудиториями, используя при этом современные мультимедийные формы.

Однако, как замечает Н.К. Покровский, может возникнуть впечатление, что «без PowerPoint вообще социологии в наши дни не существует».

Популярным становится такой подход к социологии, который стремится вывести ее за академические рамки и вовлечь в социологию широкую аудиторию. Это направление получило название публичной социологии или социологии публичной сферы. Публичной социологией активно занимаются в Калифорнийском университете в Беркли. Майкл Буравой является активным сторонником публичной социологии, отстаивая идею о том, что социология в эпоху глобализации должна быть «публичной» (public sociology), защищать права человека и гражданское общество[7].

Он выделяет два типа публичных социологов. Традиционные публичные социологи не осуществляют интенсивного внутреннего взаимодействия, пассивны, не составляя движения или организации, и представляют мнение большинства.

Другой тип публичной социологии – органическая публичная социология, где социолог работает в тесной связи с видимым, активным, местным и зачастую протестным сообществом. Основная часть публичной социологии на самом деле носит органический характер – это социологи, взаимодействующие с рабочим движением, соседскими объединениями, религиозными группами, правозащитными организациями. Существует диалог между органическим публичным социологом и обществом, процесс взаимного обучения.

Публичная социология пытается привлечь не-социологов к обсуждению и интерпретации социологических проблем, сделать профессиональные академические тексты доступными для других сфер.

Современный колумбийский социолог Сезар Родригес-Гаравито (Cesar RodriguezGaravito) говорит о «социологии-амфибии» (аmphibious sociology) - подходе, который охватывает гибридные стили написания и использует достижения в области мультимедийных технологий [8]. Исследователь считает, что современные социологи сталкиваются с экзистенциальной дилеммой, выбирая, какую позицию занять. Социолог, утверждает С. Родригес-Гаравито, должен стать амфибией и жить двойной жизнью. Две стратегии для распространения публичной социологии представляется ему перспективными: первая связана с содержательной стороной текстов, вторая - с формой их распространения.

Для этого, во-первых, социологам необходимо создавать тексты, рассчитываемые на широкую аудиторию, не теряя при этом академической строгости. Во-вторых, публичная социология должна иметь мультимедийный формат. Как амфибия переходит из одной природной среды в другую, так публичная социология должна быть способна адаптировать свои тексты для публикаций в различных СМИ, из книг и статей создавать видео, подкасты, блоги и прочее.

Лишь бы эти стратегии не превратились в погоню за двумя зайцами, в которой оба варианта одновременно проигрышные.

Современная социология трансформируется - меняется ее форма и содержание. С появлением новых социально-экономических форм производства и обмена, новых пространств для взаимодействия, формированием новых социальных и профессиональных общностей возникают новые предметы и методы изучения. Многие из вновь появившихся социальных явлений и процессов носят неоднозначный, двойственный характер, формулируя новые кентавр-проблемы для изучения. Но социология, какую бы форму она ни приобретала в своей модификации, должна оставаться социологией.

Тощенко, Ж. Т. Парадоксальный человек: монография. М.: Юнити-Дана, 2012. - 543 с. 2.Тощенко, 1.

Ж. Т. Кентавр-проблема как воплощение парадоксального развития российского общества [Электронный ресурс] Режим доступа URL: http: toschenko.ru/publication/3/ Тощенко, Ж. Т. Кентавр-проблема как воплощение парадоксального развития российского 2.

общества [Электронный ресурс] Режим доступа URL: http: toschenko.ru/publication/3/ Дата обращения 02.10.2014 Тощенко, Ж. Т. Кентавр-проблема: опыт философского и социологического анализа. М.: Новый 3.

хронограф, 2011. - 552 с.

Тощенко, Ж. Т. «Кентавр-проблемы» как особый случай противоречия между экономикой и 4.

нравственностью [Электронный ресурс] Режим доступа URL: http://www.devec.ru/section-ii/25-zhtoschenko-kentavr-problemy-kak-osobyj-sluchaj-protivorechija-mezhdu-ekonomikoj-i-nravstvennostju.html

5. Jenkins, Henry. Convergence Culture: Where Old and New Media Collide. New York: New York University Press. 2006. p. 308.

Покровский Н.Е. Всемирный социологический конгресс на африканских берегах (Заметки 6.

участника) [Электронный ресурс] Режим доступа URL: sociolog.net/congress_Durban.rtf Буравой М. Тезисы о деградации социального бытия в глобализирующемся мире // Социологические 7.

исследования. 2009. №4. С.3-9.

Csar Rodrguez-Garavito. Amphibious sociology: Dilemmas and possibilities of public sociology in a 8.

multimedia world. Current Sociology. 2014. 7 January 2014. [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://csi.sagepub.com/content/62/2/156

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНТЕРАКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ПРЕПОДАВАНИИ

СОЦИОЛОГИИ КАК УСЛОВИЕ ИНТЕНСИФИКАЦИИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО

ПРОЦЕССА

–  –  –

Социология является ведущей социально-гуманитарной дисциплиной, в связи с чем основным направлением социологического образования становится не только передача конкретных знаний студентам, но и формирование личности, способной самостоятельно выдвигать и решать различные задачи в нестандартных ситуациях, применять полученные знания на практике.

Одним из вариантов достижения этой цели является трансформация самого образовательного процесса преподавания социологии путем использования интерактивных технологий обучения [1, с. 17].

Под интерактивными мы будем понимать группу образовательных технологий, которые строятся на психологических механизмах усиления влияния группы на процесс освоения каждым участником опыта взаимодействия и взаимообучения [7, с.71]. К таким технологиям могут быть отнесены следующие: дискуссия, эвристическая беседа, «мозговой штурм», ролевые, «деловые» игры, тренинги, кейс-метод, метод проектов, групповая работа с иллюстративным материалом, обсуждение видеофильмов и другие [4, с. 56]. Рассмотрим некоторые из них более подробно.

Одним из самых эффективных методов интенсификации процесса обучения социологии является метод проблемного изложения. Под таким углом зрения лекция становится похожей на диалог, преподавание имитирует исследовательский процесс. Эта методика позволяет заинтересовать студента, вовлечь его в процесс обучения, отдельные проблемы могут подниматься самими студентами, преподаватель добивается от аудитории «самостоятельного решения» поставленной проблемы [9, с. 45-51].

Организация проблемного обучения представляется достаточно сложной, требует значительной подготовки лектора [8, с. 23].

Метод проектов всегда ориентирован на самостоятельную деятельность студентов

– индивидуальную, парную, групповую, которую они выполняют в течение определенного отрезка времени. Этот метод применим при наличии действительно значимой проблемы, для решения которой необходим исследовательский поиск [5, с.

3Продуктом данной технологии может быть презентация, видеофильм, альбом, плакат, статья, театральная инсценировка, деловая игра, web-сайт и др. Проектная деятельность предполагает подготовку докладов, рефератов, проведение исследований и других видов творческой деятельности. Роль преподавателя сводится к наблюдению, консультированию и направлению процесса анализа результатов в случае необходимости.

Тренинги. Под тренингами понимают такое обучение, в котором основное внимание уделяется практической отработке изучаемого материала, когда в процессе моделирования специально заданных ситуаций обучающиеся имеют возможность развить и закрепить необходимые знания и навыки, изменить свое отношение к собственному опыту и применяемым в работе подходам. В тренингах обычно широко используются различные методы и техники активного обучения: деловые, ролевые и имитационные игры, разбор конкретных ситуаций и групповые дискуссии [4, с. 169].

Другим эффективным методом можно назвать кейс-метод. Это техника обучения, использующая описание реальных социальных, проблемных ситуаций. В кейс-методе происходит формирование проблемы и путей её решения на основе пакета материалов (кейса) с разнообразным описанием ситуации из различных источников: научной, специальной литературы, научно-популярных журналов. Эти кейсы, подготовленные обычно в письменной форме и составленные исходя из реальных фактов, читаются, изучаются и обсуждаются студентами. Кейсы составляют основу беседы аудитории под руководством преподавателя. При работе с кейсом, обучающиеся осуществляют поиск, анализ дополнительной информации из различных областей знаний, в том числе связанных с будущей профессией. Такой кейс одновременно является и заданием, и источником информации для осознания вариантов эффективных действий.

Принципиально отрицается наличие единственно правильного решения [3, с. 14].

Исследовательский метод. Исследовательская форма проведения занятий по социологии предполагает следующую деятельность обучающихся: ознакомление с областью и содержанием предметного исследования; формулировку целей и задач исследования; сбор данных об изучаемом объекте (явлении, процессе); проведение исследования (теоретического или экспериментального) – выделение изучаемых факторов, выдвижение гипотезы, моделирование и проведение эксперимента; объяснение полученных данных; формулировку выводов, оформление результатов работы. Данный подход дает возможность понять ход научного исследования, различной трактовки полученных данных и нахождения правильной, соответствующей реальности, точки зрения [6, с. 35-36].

Учебная дискуссия используется при анализе проблемных ситуаций, когда необходимо дать простой и однозначный ответ на вопрос, при этом предполагаются альтернативные ответы. Учебная дискуссия отличается от других видов дискуссий тем, что новизна ее проблематики относится лишь к группе лиц, участвующих в дискуссии, т.

е. то решение проблемы, которое уже найдено в науке, предстоит найти в учебном процессе в данной аудитории.

Игровые методики («деловые игры»). Этот метод представляет собой в комплексе ролевую игру с различными, зачастую противоположными интересами ее участников и необходимостью принятия какого-либо решения по окончании или в ходе игры. От преподавателя требуется большая предварительная методическая подготовка при проведении ролевых игр, умение прогнозировать результаты и делать соответствующие выводы.

Завершается деловая игра подведением итогов, где основное внимание направлено на анализ ее результатов, рефлексию всего хода игры. Использование в преподавании социологии разных типов игр – деловых, имитационных, ролевых для разрешения учебных проблем вносит разнообразие в течение предметного образовательного процесса, вызывает формирование положительной мотивации изучения данного предмета. Игра стимулирует активное участие обучающихся в учебном процессе и вовлекает даже наиболее пассивных [3].

"Мозговой штурм" ставит своей целью сбор как можно большего количества идей, освобождение учащихся от инерции мышления, активизацию творческого мышления, преодоление привычного хода мыслей при решении поставленной проблемы. "Мозговой штурм" позволяет существенно увеличить эффективность генерирования новых идей в учебной группе.

Основные принципы и правила этого метода — абсолютный запрет критики предложенных участниками идей, а также поощрение всевозможных реплик и даже шуток [4, с. 51].

Синемалогия – это сфера прикладного практического изучения социологии. Суть в том, чтобы на основе наглядной экранной иллюстрации неких положений теоретического материала использовать фрагменты различных экранных произведений в качестве «видеокейсов» с последующим анализом и обсуждением их в малых учебных группах. В настоящее время синемалогия – это обучающая технология, которая показала свою эффективность в преподавании социологии. При просмотре кинопроизведения обучающиеся переживают происходящее, закрепляют знания, полученные при теоретическом изложении исследуемой темы, комментируют образы и сюжет, а затем интерпретирует их и выстраивает свое понимание реальности фильма. После просмотра обучающимися предложенного видеофрагмента преподаватель предлагает изложить свои мысли в форме эссе, или обсудить в группе, закрепив теоретические знания [9].

Так, мы рассмотрели некоторые интерактивные методы образовательной деятельности, которые могут быть использованы преподавателем высшей школы.

Несмотря на их высокую эффективность, данные методы не всегда соответствуют индивидуальным психологическим особенностям личности обучаемых, особенно обладающих крайне выраженными характеристиками интроверсии, либо имеющим существенные изменения ценностно-смысловой сферы. [5, с. 3-56].

В этом аспекте объяснительно-иллюстративные, традиционные методы обучения являются более универсальными, хотя очевидно, что и они имеют ограничения, порождая неуспешность или нежелание учиться у активных самоорганизующихся, экстравертированных личностей.

На основе вышеизложенного можно сделать вывод, что обучающему целесообразно сочетать различные технологии организации образовательного процесса в преподавании социологии, чтобы достичь наибольшего эффекта от их использования [9].

Григальчик Е. К., Губаревич Д. И. Обучаем иначе. Стратегия активного обучения. – Минск:

1.

Современное слово, 2003.

Джуринский А.Н.Развитие образования в современном мире: Учебное пособие. – М.: Дрофа, 2008.

2.

Двуличанская Н.Н., Тупикин Е.И. Теория и практика непрерывной общеобразовательной 3.

естественно-научной подготовки в системе «колледж – вуз» (на примере химии): монография. М.:

МГТУ им.Н.Э.Баумана, 2010.

Зимняя И.А. Педагогическая психология. – Ростов н/Д: Феникс, 2007.

4.

Иванов Д.А. На какие вызовы современного общества отвечает использование понятий ключевая 5.

компетенция и компетентностный подход в образовании? / Компетенции и компетентностный подход в современном образовании // Серия «Оценка качества образования» / Отв.

Иоффе А.Н. Активная методика – залог успеха / Гражданское образование. Материал 6.

международного проекта. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2000. 382 с.

Корнеева Л. И. Современные интерактивные методы обучения в системе повышения 7.

квалификации руководящих кадров в Германии: зарубежный опыт / Л. И. Корнеева // Университетское управление: практика и анализ. - 2004. – № 4(32). С. 78-83.

Митина Н. А. Современные педагогические технологии в образовательном процессе высшей школы 8.

[Текст] / Н. А. Митина, Т. Т. Нуржанова // Молодой ученый. — 2013. — №1. — С. 345-349.

Чепель, Т. Л. (к. психол. н. ; профессор НГПУ). Интерактивные методы обучения в системе 9.

современного профессионального педагогического образования / Т. Л. Чепель // Педагогический профессионализм в современном образовании : материалы Международной научноВОСПРИЯТИЕ ВРЕМЕНИ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ

–  –  –

В данной работе хотелось бы обратить внимание на основные проблемы восприятия времени современным человеком и себя в этом времени. Прежде всего следует отметить следующие тенденции.

1) В современном мире нарушена линейность временного вектора от прошлого через настоящее - в будущее.

А) Благодаря СМК, с одной стороны, человек становится очевидцем все большего количества событий, происходящих «здесь и сейчас» (то, что М.Кастельс обозначил как «беспрецендентная темпоральная мгновенность социальных и культурных событий») [1, c. 429]: прямые репортажи, прямые эфиры, в том числе, предполагающие режим моментальной обратной связи. Такие программы нередко используют не только привычное уже общение по телефону, но и общение в прямом эфире по скайпу: таким образом, телезритель становится соведущим (например, такой прием применяется в программе «ONLINE» на телеканале «Дождь», новостными программами).

Б) С другой стороны, технические возможности современных СМК позволяют «повторить» любое событие бесконечное количество раз: главные события постоянно дублируются во множестве выпусков новостей.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.