WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |

«Сборник материалов IX Ковалевские чтения Социология и социологическое образование в России (к 25-летию социологического образования в России и Санкт-Петербургском государственном ...»

-- [ Страница 12 ] --

Институционализация социологии права как академической дисциплины предполагает необходимость выйти за пределы юридической науки и определить в качестве теоретико-методологической основы общесоциологическую теорию. В связи с сопротивлением со стороны более развитой традиции юридической мысли потребовалось значительное время для того, чтобы в западных странах сложилась социология права как отрасль социологической науки. Институционализация отечественной социологии права также невозможна без четкого разграничения подходов, выработанных в рамках социологии права и социологической юриспруденции.

Данное разграничение должно быть положено и в основу учебных программ по социологии права для студентов социологов, поскольку нередко наблюдается копирование структуры и содержательного наполнения курсов, которые преподают на юридических факультетах. В отечественной науке и образовании сохраняется противоречие между необходимостью концептуализации права с позиций социологии и отсутствием специализированных курсов по социологии права.

Учитывая актуальность социологической концептуализации правовой сферы и уровень распространенности социально-правовых исследований в современном российском обществе, представляется существенным развитие аналитических и исследовательских компетенций студентов социологов в области социологии права.

Необходимо уделить особое внимание способности систематизировать знания о концептуальном аппарате и основных теоретических направлениях классической и современной социологии права. Важным дополнительным компонентом является формирование навыков и умений использования всего спектра социологических методов для проведения эмпирических исследований правовой сферы, использования теоретических конструктов для интерпретации результатов эмпирических исследований, вторичного анализа данных в области социологии права.

Масловская Е.В. Становление современных концепций западной социологии права (монография). Н.

1.

Новгород: Изд-во НИСОЦ, 2009.

Масловская Е.В. Национальные школы современной социологии права // Журнал социологии и 2.

социальной антропологии. 2007. № 3. С.52-64.

3. Deflem M. Sociology of law: Visions of a scholarly tradition. Cambridge University Press. 2008

ПРИМЕНЕНИЕ ПАРАДИГМАЛЬНОГО ПОДХОДА В СОЦИОЛОГИИ: ОПЫТ

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЯ

–  –  –

В исследованиях по истории социологии очень часто для объяснения движения теоретического знания используется парадигмальная схема. Предложенная в свое время Томасом Куном в общем-то только для естествознания, она отлично его характеризовала с точки зрения конвенциональной теории развития научного знания. Для описания ситуации в социальных науках данная схема со всей очевидностью не подходила. Это обусловлено, прежде всего, тем, что механизмы формирования теоретического знания, например, в той же социологии значительно отличаются от тех, что существуют в естественных науках. Кроме того, социология никогда не вступала в период «нормальной науки». Эти обстоятельства не позволяют вписаться социологии в парадигмальную схему развития научного знания.

Отдельные социологи, использовавшие эту схему, осознавали не типичность случая социологии и применяли ее с некоторыми существенными оговорками. Итогом стало формирование представления о мультипарадигмальности социологии. Такой подход к проблеме, казалось бы, снимал множество вопросов, и, главным образом, делал бессмысленными дебаты о кризисе в социологии, причиной которого считалось отсутствие консолидированной теории, а также предупреждал развитие дебатов о синтезе социологической теории. Как известно, ни того и не другого избежать не удалось всё из-за той же не типичности случая социологии.

В современном социологическом дискурсе «парадигма» используется скорее в качестве синонима таких терминов как «теоритическая традиция», «концептуальная схема», «подход». Такая трактовка стала следствием того, что при формировании значения обсуждаемого термина в рамках социологии произошло искажение контекста его возникновения. Термин «парадигма» стал использоваться в социологии в некотором усеченном виде, без глубокого обсуждения проблем формирования и функционирования научного знания в период нормальной науки, без отсылки к феномену научной революции. Таким образом, явление обозначаемое термином «парадигма» в социологии, кажется, не соответствует тому, что имел в виду Кун.

Главное в схеме Куна, на наш взгляд, заключается в возможности осуществления научной революции, следствием которой является утверждение новой парадигмы объяснения, описания, измерения и т.д. объекта, изучаемого наукой. Новая парадигма затрагивает все уровни научного поиска и, что самое существенное, определяет очертания изучаемой реальности. Новая парадигма фактически создает новую реальность, которая на стадии нормальной науки всеми доступными для научного сообщества средствами реифицируется, становится объективной безо всяких возражений.

Аргументация и примеры Куна яркие, им сложно возражать, единственно, что они отлично укладывались в канву объяснения истории естественных наук, но никак не социальных. Нам кажется, что критики Куна не могли ему простить, прежде всего, столь наглядную и аргументированную пропаганду конвенциональной теории в контексте естествознания. Однако, конвенциональная теория развития науки имеет большой потенциал в объяснении перипетий развития социологии. То же самое можно сказать и о парадигмальной схеме. Неоднозначность и неадекватность применимости последней в социологии до настоящего времени лишь отчасти обусловлены недопониманием, возникшим со стороны социологического сообщества относительно сущностного содержания предложенного Куном подхода. Основной же причиной является то, что социология в силу объективных условий своего развития только лишь сейчас вступает в революционную пору. То, что ранее неоднократно выдавалось за научную революцию в социологии, было скорее локальными столкновениями внутри отдельных теоретических традиций, противостояние же между социологическим реализмом и номинализмом можно понимать как конфликт интерпретаций бытийных оснований социальной реальности, и эти интерпретации не затрагивали ее сущностного понимания.

Данное понимание сводится к тому, что субстратом социальной реальности является общество. К обществу апеллируют, как реалисты, так и номиналисты, поскольку видят в нем единственно возможную реализацию социального начала человека. Конечно, между ними есть разница теоретико-методологического плана: для первых общество интересно как результат реализации заложенной в человеке социальной потенции, для вторых - как процесс. Для первых общество – свершившийся факт, и их по большей мере не интересует, как он стал свершившимся, они его принимают как априорную данность, отталкиваясь от которой, выстраивают свою стратегия научного поиска. Для вторых общество – это постоянное становление, и их стратегия научного поиска ориентируется на прояснение механизмов, порождающих общество. Но в любом случае общество как квинтэссенция социального является местом, где сходятся конечные интересы и представителей социологического реализма, и представителей номинализма.

Однако в современной социологии фактически сложилась такая ситуация, что данные онтологические ориентации и разрабатываемые в их рамках методологические программы больше не являются для социологов безусловными ориентирами в формировании позиции относительно природы изучаемого явления. Ныне онтологические вопросы вообще находятся на периферии внимания научного сообщества. На фоне этого активно производится девальвация понятия общества. Этот процесс был, конечно, запущен не сейчас, изначально он скорее представлял собой локальную реакцию на многозначность, расплывчатость этого понятия, то есть акцент делался именно на понятии. Сейчас акценты смещаются, и можно уже говорить о девальвации общества как субстрата социальной реальности.

В современном социологическом дискурсе активно внедряется новый образ социальной реальности. Он больше не отсылает к бытийным ее основаниям, а вместе с этим и к стабилизирующим механизмам поддержания целостного существования человека в этом мире. Социальная реальность напротив становится не предсказуемой, зыбкой, находящейся в постоянном движении, безбытийной, человек отказывается в ситуации, когда общества как социального явления попросту нет. Процесс реификация новой социальной реальности только начинается, но уже сейчас в общих чертах вырисовывается ее образ, а также роль и место человека в ней.

На наш взгляд, это свидетельствует о начавшихся глубинных изменениях социологической теории и практики. Научное сообщество социологов оказалось на пороге той самой классической научной революции по Куну: происходит разрушение старой парадигмы, ориентированной на бытование человека в обществе, и внедрения новой ориентированной на безбытийность человеческого существования и аннигиляцию общества. Закрепление новой парадигмы в социологическом дискурсе происходит без видимого сопротивления со стороны последователей старой, которые, как мне кажется, не замечают весь драматизм ситуации в силу того, что сторонники нового видения социальной реальности продолжают пользоваться их же понятийным аппаратом, что скорее приводит к его эрозии, чем обновлению. Но попутно формируется и новый понятийный аппарат, который отличается излишней метафоричностью и образностью, что вполне отвечает главной цели, стоящей перед новой социологией, социологией-безобщества: создать новую социальную реальность.

АКТИВНЫЕ И ИНТЕРАКТИВНЫЕ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ: ОПЫТ И

ПЕРСПЕКТИВЫ

–  –  –

Современный рынок труда диктует жесткие требования: успешный специалист должен быть мобильным, гибким, должен уметь искать и обрабатывать большие объемы информации. Увеличение количества информации, ускорение информационных потоков и развитие технологий передачи данных приводят к устареванию традиционной модели высшего профессионального образования.

В рамках Болонского процесса российские вузы перешли к компетентностному подходу в образовании, согласно которому результатом освоения образовательной программы является развитие у студента профессиональных компетенций, т.е «способности применять знания, умения и личностные качества для успешной деятельности в определенной области» [1, 538]. Теперь студенту недостаточно получить определенные знания, он должен научиться их применять на практике в своей будущей профессиональной сфере. Возникает необходимость формирования у студентов личностных качеств и мышления, которые в дальнейшем позволят студентам учиться самостоятельно на протяжении всей жизни, приспосабливаясь к стремительно меняющейся внешней среде.

Изменяется роль преподавателя в образовательном процессе: он перестает быть источником и передатчиком знаний. Вместо этого преподаватель превращается в организатора образовательного процесса. Таким образом, содержательная составляющая обучения отходит на второй план, а на первый выходит процедурная. Вместо вопроса, что изучают студенты, актуализируется вопрос о том, как они это делают [2, 120]. В связи с этим все чаще в научных статьях и журналах, посвященных вопросам образования, упоминаются активные и интерактивные методы обучения. Постараемся разобраться, что же они из себя представляют.

Образовательные технологии условно можно разделить на традиционные (классические) и современные. К традиционным относятся пассивные и активные формы обучения, к современным — интерактивные [4, 5]. Пассивная форма подразумевает классический формат лекции, когда преподаватель в одностороннем порядке передает студенту некие знания. Активная форма заключается в совместной работе студента и преподавателя (через общение преподавателя и студента на занятиях, написание курсовых работ, эссе, рефератов и т. д.). Интерактивная форма подразумевает включение в работу преподавателя и всей учебной студенческой группы (например, коллективную беседу).

Пассивная форма обучения на данный момент считается наименее эффективной, но все же имеет место быть в высших учебных заведениях. Основным достоинством активных и интерактивных методов обучения является их творческая и развивающая направленность: из пассивного слушателя студент превращается в активного самостоятельно мыслящего актора. Интерактивные методы предполагают обучение в сотрудничестве (с преподавателем, другими студентами), что создает ряд преимуществ.

Такая форма позволяет сделать процесс обучения более интенсивным, улучшить понимание и усвоение студентами материала. Кроме того, интерактивное обучение положительно сказывается на мотивации студентов к образованию и занятию научной деятельностью. Интерактивные методы обучения дают возможность студентам получить новый практический опыт профессиональной деятельности, раскрыть их возможности, развить уже имеющиеся навыки [3, 2 - 4].

Наиболее распространенными интерактивными формами являются кейстехнологии, деловые игры, тренинги, дискуссии, дебаты, проектные технологии. Нам бы хотелось уделить особое внимание последнему виду интерактивных методов. «Метод проектов» в педагогической практике применяется уже более 200 лет. У его истоков стояли Дж. Дьюи, У. Килпатрик, С.Т. Шацкий. В настоящее время наблюдается рост интереса к проектным технологиям обучения, их развитие и переосмысление.

Санкт-Петербургский государственный университет, как один из ведущих вузов страны, активно внедряет новые технологии в образовательный процесс, чтобы обеспечить подготовку «высококвалифицированных специалистов с высоким уровнем готовности к самостоятельной практической профессиональной деятельности» [5, 4]. В частности, активные и интерактивные методы обучения используются в процессе подготовки студентов-социологов.

В рамках курса «Социология организаций» для студентов 4 курса бакалавриата в весеннем семестре 2013-2014 учебного года были реализованы проектные технологии.

Студенты в произвольном порядке разбились на группы по 3-6 человек. Целью каждой группы было проведение исследования по тематике курса и выступление с презентацией результатов исследования. На лекционных занятиях студентам были предложены различные методики оценки личности, ценностей и целей, установок и пр., которые им предлагалось применить при изучении конкретных организаций (выбор организаций осуществлялся самими проектными группами).

Работа проектных групп фиксировалась с помощью наблюдения в период занятий в аудитории, презентации фиксировались с помощью видеосъемки, кроме того было проведено анкетирование с целью самостоятельной оценки студентами результатов и процесса работы.

Внутри проектных групп был зафиксирован рост коммуникативной активности, наблюдался эффект «психологического заражения» идеями. Работая в группах, студенты дополняли качества друг друга, тренировали коммуникативные навыки. Обязанности внутри групп распределялись, что позволяло каждому включиться в процесс проведения исследования. Социологические исследования — сфера коллективной деятельности, ведь подготовка и проведение исследования требует больших временных, умственных и физических затрат. Именно поэтому опыт и навык командной работы крайне важен ля социолога.

Необходимо отметить, что все студенты подчеркнули полезность данной работы для их развития, как профессионального, так и личностного. Для некоторых это была возможность получить дополнительные знания по собственной проблематике, кто-то смог более четко определить свою сферу научных интересов.

Таким образом, внедрение активных и, в особенности, интерактивных методов в образовательный процесс можно назвать обязательным условием успешной подготовки востребованных специалистов в любой сфере, в особенности в социологии.

Васильев В.Н., Шехонин А.А. Переход вузов России к компетентностному образованию в 1.

контексте развития Болонского процесса//Диалог культур в условиях глобализации: XI международные Лихачевские науч.чтения: сб.материалов конф. (г.Санкт-Петербург, 12-13 мая Вдовина Е.К. Интерактивные методы обучения в условиях предметно-языковой интеграции 2.

//Труды Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. – 2014. – Т.

202.

Гущин Ю.В. Интерактивные методы обучения в высшей школе //Психологический журнал 3.

Международного университета природы, общества и человека «Дубна. – 2012. – №. 2. – С. 1-18.

Использование активных и интерактивных образовательных технологий: метод. рекомендации. / 4.

авт.-сост. М.Г.Савельева, Т.А.Новикова, Н.М.Костина; отв. ред. Е.Н.Анголенко. – Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет», 2013.

Программа развития федерального государственного образовательного учреждения высшего 5.

профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет» до 2020 года [Электронный источник] URL: http://csr.spbu.ru/программа-развития-спбгу (дат Шамис В. А. Активные методы обучения в ВУЗе //Сибирский торгово-экономический журнал. – 6.

2011. – №. 14.

СОЦИОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА УРОВНЯ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА С

ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

–  –  –

При постановке целей и задач своего исследования мы исходим из факта существова-ния фундаментальной жизненной установки современного общества на реализацию им принципа обладания (в фроммовской трактовке дихотомии «Иметь» или «Быть»). Мы полагаем, что такие установки субъектов гражданского общества должны учитываться при проведении социологической и экономической диагностики уровня их жизни. Она основывается на рассмотрении экономики, с одной стороны, как сферы погруженной в социум и адаптирующейся к его правилам и функциям, а с другой, – как системообразующей величины социологических правил и функций его развития.

В концептуальном плане такая диагностика основывается, если взять самый общий и абстрактный случай, на сопоставлении и анализе двух процессов: прироста доходов на душу населения и роста цен на товары и услуги за конкретный временной период. В этом случае кажется, что уровень жизни субъектов гражданского общества, являясь обобщенной характеристикой сложной системы их социальных, трудовых и распределительных отношений, зависит только от соотношения динамики данных величин.

В условиях общества обладания (так сказать – owning society) его сущность предстаёт как движение и скопление бесконечного разнообразия товаров и услуг, как фундамент для воспроизводства и развития отношений индивидов по поводу производства, распределения, обладания и потребления ими данных товаров; как основа различных форм частной собственности. В данном обществе вещи и услуги не являются собственностью индивидов, если они не принадлежат им лично, не находятся в их частном исключительном владении. В таком обществе принцип обладания имплицитно определяет всю социоэкономическую систему отношений людей между собой и, конечно, отношения частной собственности: вне этих отношений человек как личность и субъект гражданского общества становится всего лишь метафизической иллюзией. В этой ситуации в каждом человеке, но в разной мере, социологически и экономически резюмируется особая целевая экзистенция товарного производства – обладание, как предельная характеристика осуществления принципа «Иметь» в противоположность «Бытийности», как человекосозидающему принципу жизни общества.

В обществе обладания складывается парадоксальная ситуация, на которую следует обратить внимание, как теоретикам, так и практикам социологии: при условии стабильности дохода и цен на товары и услуги, или при равных темпах их повышения, обычное увеличение ассортимента товарного предложения (что равно расширению свободы выбора человека в области потребления) как важнейшей ценности данного социума, способствует снижению уровня его жизни, содействует увеличению его экономической неспособности покупать и присваивать все те новые вещи и услуги, которые появились в данный момент времени на товарном рынке, не отказавшись при этом от потребления прежних товаров и услуг. На данный факт указывали еще экономисты XIX века. «В прогрессирующем государстве, - писал Вильгельм Шульц, - где за какой-нибудь десяток лет совокупная продукция пропорционально к численности населения увеличилась на одну треть, рабочий, зарабатывающий столько же, как и 10 лет тому назад, не остался на прежнем уровне благосостояния, а сделался беднее на одну треть» [цит. по: Маркс К., Энгельс Ф. – Соч. – 2-е изд. – Т. 42, – с. 55].

Социоэкономические законы развития общества обладания таковы, что снижение уровня жизни в нём подстерегает индивидов с двух сопряженных сторон: внутри производ-ства и вне его. В первом случае мы сталкиваемся с развитием рыночной системы, которое базируется на замене сложного труда простым трудом. Даже в «мягкой»

форме такоё урав-нивание затрат на квалифицированную рабочую силу и издержек на простую рабочую силу деформирует социоэкономические отношения. Оно (уравнивание…) становится платформой для того, чтобы не только рыночные, но и планово-экономические институты перестали обеспечивать эффективное развитие общества, чтобы они утратили свой потенциал для осуществления модернизации стержневых сфер жизнедеятельности социума, для – перехода с индустриальной на постиндустриальную и информационную стадию его функционирования. Во втором случае сужение уровня жизни общества и деформация социоэкономических отношений индивидов происходит также в двух основных формах: усиления дефицитного характера товарного предложения и перепроизводства основных товаров и услуг. Первая форма господствовала в советский период нашей истории. Вторая – имманентно присуща современной рыночной экономике.

Таким образом, мы может утверждать следующее.

Деформация социоэкономических отношений в условиях общества обладания высту-пает на поверхности (в области конечного потребления особенно) как снижение уровня жизни отдельных индивидов. Это происходит в форме прироста в конкретный момент времени экономически избыточного предложения: простого труда; денежной массы; товаров и услуг. Парадокс состоит в том, что последние два обстоятельства согласно либеральной парадигме, олицетворяет собой расширение свободы индивида в обществе.

В условиях господства принципа «Иметь» и недооценки принципа «Быть»

снижение уровня жизни отдельных рядовых представителей общества обладания становится абсолют-ным императивом, ибо оно происходит и тогда, когда упрощается труд, увеличивая дефици-тарность экономики, и тогда, когда предложение товаров и услуг не имеет соответствующего эффективного спроса у реальных покупателей.

При конкретном анализе развития социоэкономических отношений общества обладания с точки зрения дихотомии принципов "Иметь" или "Быть" очень важно учитывать мировой контекст его эволюции, его имплицитное подчинение логике развития мирового хозяйства. При социоэкономическом анализе динамики уровня жизни отдельных индивидов в обществе обладания необходимо опираться на парадигму мирсистемного исследования У. Валлейрстайна, учитывать концептуальные и теоретические положения о сверхобществе А. Зиновьева, а также идеи о мировой социокультурной динамике П. Сорокина и т.д.

В таком исследовании, на наш взгляд, необходимо исходить из социоэкономической динамики всего мирового сообщества; из – приоритета рыночных законов мировой экономики над законами отдельных национальных хозяйственных систем; с одной стороны, из – достигнутого всем человечеством, уровня хозяйственной и культурной интеграции, а с другой, – из наличного полифонического разнообразия национальных менталитетов и этосов экономического поведения различных народов.

АНАЛИЗ БАЗОВЫХ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ «СОЦИАЛЬНОСТИ»

–  –  –

Попытки преодоления кризиса теоретической социологии наводят на предположение, что его причину следует искать в основополагающих идеях (или моделях) «социального», составляющих основу классических социологических теорий. Рассмотрим объяснительный потенциал этих моделей и проблемы, решить которые в рамках каждой модели не представляется возможным.

На наш взгляд, в классической социологии оформились следующие представления о «социальном» как особом феномене, не сводимом к биологическому и психическому в «индивиде» или в «группе индивидов»:

• «социальность» возникает в системе, элементами которой являются социальные субъекты («социальный факт» Э.Дюркгейма и структурный функционализм Т.Парсонса);

• «социальность» - это отношение между индивидами («субстанциональный обмен» Г.Зиммеля, «взаимодействие» П.Сорокина);

• «социальной» является деятельность индивида («социальное действие»

М.Вебера).

Рассмотрим сущностные свойства системной, реляционной и деятельностной моделей «социального» и ограничения, присущие этим моделям.

В современной науке под «системой» понимают некоторую совокупность элементов и отношений между ними, обладающую определенной функциональностью.

Ключевой вопрос всех системных моделей – какие именно элементы и отношения являются необходимыми? Ответ на эти вопросы всецело определяется задачей, для решения которых разрабатывается конкретная модель. Каждый исследователь по своему усмотрению определяет, какие элементы включать в систему, а какие относить к «внешней среде». Универсальных критериев оценки полноты и существенности содержания системных моделей не существует. Если модель позволяет достаточно точно предсказать состояние или поведение объекта - прототипа при изменении каких-то факторов, то ее считают адекватной и используют как инструмент исследования.

У системных моделей есть важное ограничение. Они адекватны только в тех условиях, для которых разрабатывались. Если условия меняются, модель перестает правильно описывать поведение объекта. Особенно это актуально для наук изучающих общество. Чем динамичнее изменения в обществе, тем стремительнее устаревают теоретические модели. Эту специфику невозможно устранить. Ее нужно учитывать, как неотъемлемое качество, вытекающее из самой сущности «системы». Таким образом, «системный подход» позволяет создавать достаточно адекватные на ограниченном отрезке времени модели, но не имеет внутренних механизмов контроля их полноты и существенности.

Существует еще одна проблема системного моделирования «социального». Дело в том, что «система» в принципе не может состоять из одного единственного элемента. А для определения сущности «социального», это имеет большое значение. Социальное поведение Робинзона Крузо на острове невозможно объяснить средствами системного моделирования. У одинокого индивида нет внешних субъектов, с которыми он мог бы установить какие-либо отношения. Следовательно, «социальность» индивида содержится в нем самом, и для разработки системной модели необходимо выделять какие-то элементы и отношения внутри сознания индивида. То есть, прибегать к психическому или биологическому редукционизму. Но такую модель «социального» нельзя применить к «социальному институту», у которого нет физического тела и индивидуальной психики.

Это означает, что общую для индивидов, групп и социальных институтов системную модель «социального» создать невозможно, и у каждого из перечисленных «субъектов»

будет своя особая «социальность».

Реляционные модели, по мнению автора, являются частным случаем системных моделей, в которых состав и свойства элементов не меняются и остаются вне поля зрения исследователя, поскольку никакого влияния на функциональность этих моделей не оказывают. Реляционным моделям присущи все ограничения системной модели, но есть и свои особенности.

Возьмем, к примеру, отношение «взаимодействия», которое П.Сорокин считал одним из источников «социальности». Если больной чихнул в автобусе и заразил половину пассажиров гриппом, то для заболевших биологическое по форме «взаимодействие» стало социальным по своим последствиям. То есть, «социальные»

результаты могут возникнуть из «несоциальных» отношений между субъектами. Автор считает, что эта специфика не позволяет использовать реляционные модели для определения источников «социальности» индивидов, групп и социальных институтов, и объяснения природы этого свойства.

Понятие «деятельность» (или «действие») является ключевыми для всех отраслей знания, предмет исследования которых связан с целеполаганием.

Структура любой деятельности включает в себя следующие элементы:

• результат - то, что получается после того, как деятельность завершилась;

• предмет деятельности - то, из чего получается результат;

• способ или технология деятельности - то, каким образом предмет деятельности превращается в результат;

• средство деятельности - то, чем воздействуют на предмет в технологическом процессе;

• субъект деятельности - тот, кто воздействует средством на предмет в процессе получения результата. Субъект может быть как индивидом, так и группой.

Эти элементы деятельности связаны структурообразующими отношениями обусловленности. Одновременное наличие средства, предмета и субъекта деятельности является необходимым условием осуществления технологического процесса, а завершение этого процесса – необходимым условием появления результата деятельности.

«Цель», как идеальный образ результата, отсутствует в модели деятельности, поскольку она не связана отношениями обусловленности с другими элементами этой структуры.

В отличие от системных моделей, полноту состава деятельностной модели можно контролировать. Если известны исходный предмет и конечный результат деятельности, то состав и порядок технологических операций легко установить простым сравнением результатов и предметов деятельности каждой пары соседних технологических операций.

Результат выполнения предыдущей операции и предмет деятельности следующей должны совпадать. Если же эти результат и предмет отличаются формой, свойствами, местоположением или временем использования, то между этими операциями пропущена функция изменения формы или свойств предмета деятельности, или его перемещения, или хранения. А значит и все необходимые для выполнения этой функции средства, предметы и субъекты деятельности. Таким образом, свойства деятельности позволяют обеспечить контроль полноты элементного состава ее модели.

Если «социальное действие» - это деятельность, то у нее должна быть такая же структура, что и у любой другой деятельности. В этой связи возникает вопрос, какие элементы структуры деятельности позволяют ее идентифицировать? Легко показать, что такими элементами деятельности могут быть только результат и исходный предмет.

Таким образом, именно деятельностная модель является наиболее перспективной в определении сущности «социального». Для практической реализации этой возможности необходимо установить, что именно является результатом «социального действия», и из какого исходного предмета деятельности этот результат получается. И показать, что субъектами «социального действия» могут быть не только «индивиды», но и «группы индивидов», и «социальные институты».

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ КЛАССИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ В УСЛОВИЯХ

СОВРЕМЕННЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ: НА ПРИМЕРЕ РУССКОЙ

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ НЕОКАНТИАНСТВА

–  –  –

Сегодня профессиональное сообщество празднует 25-летие социологического образования в России. Однако в нынешней отечественной науке нет единого понимания относительно вопроса происхождения современной российской социологической традиции, которая является продолжением «советской» или «дореволюционной»

социологической школы. Если в конце ХХ – начале ХХI вв. работы Голосенко И.А., Бороноева А.О. и др. вызвали интерес и поиск теоретико-методологических истоков в работах «дореволюционных» классиков социологической мысли, то опубликованные в последние годы работы Докторова Б.З., Фирсова Б.М. переориентировали научное сообщество к продолжению/возрождению традиций «советской» социологической школы.

В связи, с этим встает вопрос относительно процесса формирования и преемственности социологических взглядов и концепций в российской социологии. Актуальным становится обращение к русской социологической школе неокантианства, представители которой оказались в значительной степени в схожих социально-культурных и научномировозренческих условиях.

Неокантианство на российской почве явилось не просто научной школой, объединившей идейных сторонников Канта, Риккерта и Виндельбанда, но и представляло собой социально-культурный феномен, возникший в ответ на вопросы познания, связанные с общественной жизнью, и как результат социально-культурных перемен и трансформаций, происходивших в России на рубеже XIX – XX веков [1].

Представители русской социологической неокантианской школы явились не просто научными статистами, молчаливыми свидетелями истории, они были активными участниками тех событий, которые впоследствии перевернули всю историю России.

Активная социально-политическая жизнь, духовная включенность в действия русского духовного ренессанса порождали в отечественных социологах ту высоко-нравственную морально-этическую ответственность, к которой призывает российской общество современных социологов, особенно тех, кто занимается массовыми опросами и изучением общественного мнения по значимым социально-экономическим и социальнополитическим вопросам. Несмотря на то, что исследователи, изучающие общественное мнение – полстеры хотят отделиться демаркационными линиями от социологов (о чем было заявлено на IV международной конференции «Продолжая Грушина»). Со страниц социологических журналов ученые все чаще призывает коллег к публичности, к активной социально-политической и общественной деятельности.

На рубеже XIX – XX веков авангардом антипозитивизма выступило неокантианство, выдвинувшее ряд новых концепций и приемов исследования, которые привели к пересмотру предмета социологии, ее отношений с другими науками и, в первую очередь, с науками естественными. Неокантианство радикально изменило ситуацию в социологии, заложив в теории «великое противостояние»: исторической необходимости и долженствования, понимания и наблюдения, факта и ценности, которое не преодолено в социологической науке и поныне.

Констатируя глубокий кризис социологической науки, русские неокантианцы активно взялись за реформирование ее методологической базы и подведение логикогносеологических оснований под специфику социального знания в целом. Социология, доверие к которой было подорвано позитивистскими построениями, не имела ни четко определенного предмета, не собственных научных методов исследования. Многие современники вообще ставили вопрос о возможности дальнейшего существования социологии как самостоятельной науки. Ревизия методологии социологического знания явилась своеобразной формой рефлексии для обновляемой науки.

Указанные тенденции созвучны сегодняшним условиям развития социологической науки, когда трансформации российского социума, геополитических процессов, экономических преобразований, заставляют общество и государство ставить перед социологами задачи по представлению своевременной и актуальной социальной информации. Ситуация сложившаяся в прошлом году при изучении электорального поведения москвичей, «партизанские опросы» Навального и т.п. продемонстрировали неспособность социологов оперативно реагировать на происходящие изменения. Остро встал вопрос о доверии к социологической информации и методологической корректности методов исследования, их соотношение относительно изучаемого предмета и объекта.

На рубеже XIX – XX веков, для разрешения сложившейся ситуации в науке, неокантианцы выдвинули идею о специфичности гуманитарных «наук о духе», о «должном», имеющих дело с реальностью особого рода, а именно культурной сферой ценностей. Соответственно главной объяснительной структурой социальных процессов стал не механистический детерминизм, а понимание субъективного смысла, проникновение в психический мир агентов этих процессов. Важнейшим для определения объекта социологической науки у неокантианцев становится понятие «социальное взаимодействие». Для его объяснения они вводят в оборот понятия «мотивы», «нормы», «ценности», «цели». Всю общественную жизнь они рассматривают с помощью противопоставления или соединения причинного, или теологического, рассмотрения.

Специфику социального знания они видели в том, что в его основе заложено целеполагающее действие человека, которое нельзя объяснить, не прибегая к помощи телеологических построений. При выборе целей человеческое действие тесно связано с критериями и масштабами оценки. Построение объективных оценочных суждений является важнейшей задачей методологии социального познания неокантианства. Его представители за основу своих построений взяли риккертовское «отнесение к ценности», при этом наделив саму ценность большей психологической и нравственной нагрузкой.

Особое значение понятие ценности в неокантианской методологии приобретает при делении научного знания на идеогарфическое и номотетическое. Именно индивидуализирующее знание использует ценностные оценки как базовый метод всех дальнейших научных построений. Благодаря неокантианским разработкам в области индивидуализирующего и обобщающего знания, удалось сформулировать и ограничить специфическую область изучения социологических и специфическую область исследования исторических наук.

На любом этапе развития науки встает вопрос об образовании адекватных истинных научных понятий, которые соответствовали бы современных запросам ученых.

Представители неокантианской школы социологии предложили свой механизм образования понятий, главным методологическим принципом которого является принцип конструирования адекватных научных теорий.

Идеи, высказанные отечественными неокантианцами, в силу исторических причин, не получили дальнейших разработок в том же исследовательском русле, однако они значительно повлияли на ход развития социогуманитарного знания, определили исходные принципы формирования новой парадигмы отечественной социальной мысли, созвучной мировым тенденциям развития социологии начала ХХ века. В частности, работы отечественных неопозитивистов созданы под влиянием критики неокантианцев.

Поставленные представителями русского неокантианства проблемы и разработанные методологические принципы могут послужить ориентирами в преобразовании современной социологической науки. Ведь как считали представители неокантианства,

–  –  –

Немирова Н. В. Русская социологическая школа неокантианства: теоретико-методологический 1.

анализ. LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co, 2011., 232 с.

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ

СЕМЕЙНОЙ ПОЛИТИКИ (НА ПРИМЕРЕ МАТЕРИНСКОГО КАПИТАЛА)

–  –  –

В наше время проблема рождаемости является одной из основных в современном обществе. Данная тема широко обсуждается как научными деятелями и исследователями, так и общественностью. Показатели рождаемости, напрямую, зависят от репродуктивного поведения семьи, поэтому особенно важным является исследование факторов влияющих на него.

Демографическая проблема и проблема материальной обеспеченности семей между собой взаимосвязаны. Низкая рождаемость и отсутствие материальной поддержки семей с детьми послужили основными причинами кризисной демографической ситуации.

С целью разрешения демографической ситуации и поднятия статуса семьи в 2006 году был принят законопроект «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей». Его внедрение связано с посланием Президента В. Путина Федеральному собранию РФ 2006г., в котором он говорит о критической демографической ситуации в нашей стране. Исходя из этого, Правительство РФ решило разработать и внедрить в практику социальной политики две инновации, которые позволят преодолеть демографическую яму: материнский капитал и родовые сертификаты, чтобы с целью улучшить социальное положение семьи.

Социальная программа «Материнский капитал» действует уже на протяжении 7 лет. Первый этап реализации программы подходит к концу в 2016 году и пора подводить определенные итоги. Наше исследование позволит определить особенности воздействия данной программы на населения и оптимальные пути развития политики пронатализма.

В своей работе мы попытаемся проанализировать социальную программу материнский капитал с позиции теорий: функционализма (Р.Мертон, Э.Дюркгейм, Т.Парсонс), понимающей социологии М.Вебера. Данные теории позволят нам рассмотреть данную социальную инновацию с разных сторон, увидеть её плюсы и минусы. Используя названные подходы, мы попытаемся создать и расширить представление о представленной мере семейной политики.

Введение материнского капитала – важный шаг в области семейной и демографической политики страны. Под данной социальной программой Л.Н.Овчарова в своей статье понимает «форму государственной поддержки российских семей, воспитывающих детей. Эта поддержка оказывается с 1 января 2007 года по 31 декабря 2016 года при рождении или усыновлении второго, третьего или последующего ребёнка, имеющего российское гражданство при условии, что родители не воспользовались правом на дополнительные меры государственной поддержки».[1;42] У материнского капитала, как у меры социальной политики несомненно есть свои скрытые, явные и отрицательные функции. Их можно рассмотреть, используя функционализм Р. Мертона. По мнению автора, дисфункция – «это те наблюдаемые следствия, которые уменьшают адаптацию и регулирование в системе». Функции Р.

Мертона делит на явные и латентные. «Явные – это те, которые известны и подразумеваются определенными видами деятельности. Латентные – те последствия деятельности, которые заранее не известны» К функциям материнского капитала, несомненно, относится стимулирование рождаемости, как шаг на пути к решению демографической проблемы, возмещение женщине её невозможность полноценной общественной работы и уход за ребёнком. Латентными функциями данной социальной инновации, продвижение идеи многодетности, стимулирование отказаться от системы «один ребенок на семью». Как латентной так и дисфункцией материнского капитала является возникновение теневой экономики, связанной с нелегальным использованием ресурсов, предназначенных для реализации программы. Схема материнского капитала, реализуемая в нашей стране, исходит скорее из соображений чиновничьебюрократической целесообразности, при этом не учитываются реальные потребности семей, да ещё и сам срок реализации, нужно ждать ТРИ года после рождения ребенка, за исключением погашения кредита на улучшение жилищных условий.

Анализируя материнский капитал, как меру социальной политики, с точки зрения социологизма Э.Дюркгейм, мы бы хотели соотнести его с понятием социального факта.

Как известно Э.Дюркгейм считал, что объектом изучения социологии является социальная действительность, элементами которой являются социальные факты. Социальным фактом по Э.Дюркгейм является «всякий способ действий, способный оказывать на индивида внешнее принуждение».[3;8] Различаются два вида социальных фактов: материальные и нематериальные.

Социальная инновация материнский капитал относится к материальному факту, так как это государственная мера, имеющая соответствующий закон. А репродуктивное поведение будет являться нематериальным социальным фактом, так как издревле в семье осуществляется воспроизводство будущего поколения, это связано с репродуктивной функцией семьи, которая является традиционной.

Данная социальная программа затрагивает систему политики, экономики, культуры. Чтобы рассмотреть взаимодействие материнского капитала с каждой из них, нам понадобится теория систем Т.Парсонс. По мнению автора, «одним из минусов социологической теории является отсутствие системати¬ческого анализа структурных компонентов общества в их взаимодействии друг с другом. Социолог предлагает схему структурной организации, между каждым компонентом которой нужно проводить различие, устанавливая взаимосвязь, чтобы успешно провести структурный анализ».

[4;26] Связь материнского капитала и политики, на наш взгляд очевидна, так как, во-первых, данная социальная программа является мерой социальной политики государства, государством был принят соответствующий закон. Наше государство заинтересованно в увеличении рождаемости, так как дети - это будущее нашей страны. С этой целью в России проводится соответствующая политика, принимаются и издаются соответствующие законы. Если говорить о связи с экономикой, то здесь нам бы хотелось сказать следующее, так как материнский капитал – это денежные средства, выплачиваемые за второго и последующего ребенка, то необходимо обеспечивать их выплату, фиксировать сумму выплаты, рассматривать возможности казны государства, а это напрямую касается данной системы. Так как данная социальная инновация направлена на повышение уровня рождаемости, поднятие статуса семьи, то она, соответственно, способствует развитию традиционных семейных ценностей, продвигает идею многодетности, если число рождений растет, то это будет способствовать передаче и сохранению культурных ценностей общества в будущем.

Для определения типа социального действия, связанного с материнским капиталом и репродуктивным поведением, мы обратимся к типологии М. Вебера. «Социальные действием, по М.Веберу, является то действие, которое, во-первых, несет смысл для индивида совершившего действие, и, во-вторых, ориентировано на других людей. Вебер выделял четыре типа социального действия: целерациональное, ценностнорациональное, аффективное,традиционное».[5;104] Анализируя материнский капитал, как меру пронаталисткой политики, мы пришли к выводу, что здесь имеет место быть целерациональный тип социального действия, так как есть цель ( выйти из демографической ямы и увеличить рождаемость), есть средства (денежные средства нашего государства), есть те, на кого направлена мера материнского капитала( молодые семьи, семьи, имеющие одного ребенка), есть соответствующий закон.

Если же говорить о репродуктивном поведении семьи, то его в какой-то мере можно отнести к традиционному типу социального действия, так как выше было сказано, это связано с репродуктивной функцией семьи, которая является традиционной.

Таким образом, материальная поддержка семьи является важной задачей нашего государства. Необходимо стимулировать семьи к рождению детей и проводить соответствующую демографическую и пронаталисткую политику. С этой целью был принят закон «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей». Анализ данной социальной инновации с позиции различных теорий, показал, что материнский капитал, как мера социальной политики, имеет свои плюсы, но помимо них у неё имеется множество недочетов как в плане суммы, реализации сертификата, срока получения. Надо сделать так, чтобы размер материнского капитала соответствовал уровню необходимому для того, чтобы обеспечить достойную жизнь ребенка до совершеннолетия, и воспользоваться им можно было в любое время после рождения ребенка.

Л.Н. Овчарова Новая политика поддержки семей с детьми: кардинальный прорыв или первый шаг?

1.

\\Мир России. 2008.№2 с.41-68

Сайт Mursim- База знаний Понятие «функция» и «дисфункция» Р.Мертона\\ URL:

2.

http://murzim.ru/nauka/sociologija/24910-ponyatie-funkciya-i-disfunkciya-rmertona.html \\Обращение к ресурсу: 06.10.14 Эмиль Дюркгейм Социология, ее предмет, метод, предназначение. \\ МОСКВА КАМИН 1995 с.7-21 3.

Парсонс Т. Общетеоретические проблемы социологии. \\ Социология сегодня: проблемы и 4.

перспективы. М., 1965.с.24-37 Макс Вебер Основные социологические понятия\\ Социологическое обозрение Том 7. № 2. 2008 с.86ВНЕИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ СТАНОВЛЕНИЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО

ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ

–  –  –

Знакомство студентов университетов с социологией с конца XIX в.

, несмотря на официальный запрет преподавания социологии в высших учебных заведениях, началось благодаря деятельности различного рода просветительских кружков. До конца XIX в., согласно уставам учебных заведений, профессора и преподаватели, как и студенты, являлись “отдельными посетителями” учебных помещений, строго исполнявшими предписанные им научно-педагогические функции. Отношения между учащими и учащимися ограничивались учебными занятиями: первые являлись здесь начальством, вторые - подчиненными. Вне педагогического процесса контакты между сторонами не поощрялись и расценивались как противозаконные и политически подозрительные.

Однако, вопреки запрету, многие профессора и преподаватели постоянно общались со студенчеством [см.: 2, с.237].



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет социологии Социологическое общество им. М.М.Ковалевского Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ББК 60.Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф., Ю.В.Веселов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. экон. н., проф., В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. социол. н., проф.,...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.