WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 32 |

«Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ¶ББК 60. Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ...»

-- [ Страница 7 ] --

Следует отметить, что каждый из приведенных и рассмотренных методов имеет какк свои достоинства, так и недостатки. Для увеличения точности результатов исследования эти подходы стоит объединить, так как они не являются альтернативными, а скорее взаимодополняющими. Кроме того, к указанной группе методов следует добавить метод case-study, а также методы контент-анализа прессы, информации, касающейся политической, административной, экономической, культурной и других элит по каналам массовой коммуникации.

Литература

1. Крыштановская О.В. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту //Общественные науки и современность, №1, 1995. Подробнее см.: Крыштановская О.В. Анатомия российской элиты. М., 2003.

2. Гаман-Голутвина О.В. Определение основных понятий элитологии//Полис, 2000, №4.

Кутейников А. Е. (Санкт-Петербург) Функционализм как социологическая концепция международных отношений Британский социолог румынского происхождения Д. Митрани применил теорию функционализма, сложившуюся в рамках социологии и антропологии, к изучению международных отношений.

Идеи Д. Митрани и его последователей в значительной степени основываются на изучении опыта Лиги наций и Международной организации труда. В 1943 г. публикуется памфлет Д. Митрани «Действующая система мира». Практические выводы из рассуждений основателя функционалистского направления в международных отношениях стали одним из идейных источников концепции ООН и ее специализированных учреждений (Dictionnaire des relations internationales. Р., 2005. P. 237). Функционализм использовался для исследования международных организаций, затем был применен в изучении и проектировании Европейских сообществ, в настоящее время обновленные варианты функционалистской теории служат для объяснения Европейского союза и интеграционных процессов в Европе и других регионах мира.

В «Действующей системе мира» Д. Митрани предлагает перенести на сферу международных отношений «функциональный метод изменений» (Mitrany D. A Working Peace System. Chicago, 1966.

P. 32), испытанный в США в годы мирового экономического кризиса, когда были найдены способы предоставления властям свободы действий без использования демократических процедур для быстрого проведения реформ. Опыт США, Лиги наций и МОТ показывает, что крайне сложно иметь дело с централизованной организацией власти и управления для осуществления каких-либо изменений. Поэтому в качестве более простого варианта управления предлагалась функциональная система, в которой власть распылена. Аналогичный проект Д. Митрани предлагал осуществить на уровне международных отношений. Идея состояла в учреждении «лигу народов» без участия правительств (Ibidem. P. 33), которая имела бы функциональную организацию и могла бы работать без конституционной конструкции (Ibidem. P. 61).

Теоретическими основаниями для этих построений служат утверждения британского социолога о подчинении организационной структуры международной организации ее функциям. В соответствии с этим тезисом международная организация создается тогда, когда в отношениях между государствами в сфере проблем, выходящих за пределы территории и возможностей отдельных государств, выявляется некоторая область общих интересов и потребностей и появляется необходимость сотрудничества для их удовлетворения.

Такое сотрудничество практически исключено в политической сфере, но возможно в сфере технической (экономические и социальные вопросы). По мысли функционалистов, в идеале вопросы технического характер должны быть выведены из-под контроля правительств. Д. Митрани утверждает, что по мере расширения сотрудничества экспертов и лиц, вовлеченных в решение технических проблем, возникающие между ними личные контакты и связи будут создавать внутри этих специализированных групп новые взаимоотношения. Они будут связывать свое существование не с нациями и государствами, а с международной организацией. На основе функционального сотрудничества и непосредственных контактов между личностями возникнет новое всемирное общество.

Выводом из функционалисткой теории является возможность обеспечения мира путем постепенной ликвидации государственного суверенитета (Моравецкий В. Функции международной организации.

М., 1973. С. 80-84).

Сыграв определенную роль в становлении системы ООН, функционализм стал применяться преимущественно для объяснения западноевропейских интеграционных процессов. Практика ООН, развитие европейской интеграции опровергли исходный тезис функционалистов о возможности разделения политической и технической сфер международного сотрудничества, но ложная исходная установка не помешала получить некоторые верные выводы относительно многих сторон экономической и политической интеграции.

Функционализм остается одной из самых популярных теорий для ее объяснения. Недостатки функционалистской теории подвергались серьезной критике не только оппонентами Д. Митрани, но и им самим, и его последователями, составившими школу неофункционализма, крупнейшими представителями которой являются Э. Хаас и Л. Линдберг. Критики функционализма совершенно справедливо указывают на невозможность разделения технических и политических вопросов, на иллюзорность представлений о существовании сферы взаимоотношений, лишенной политики. Практика функционирования международных организаций, в частности, специализированных учреждений ООН, уже в первые годы их существования показала, что некоторые страны, особенно США, стремятся использовать в политических целях организации, созданные для регулирования, казалось бы, чисто технических вопросов.

Изучение функционализма как концепции международных отношений подтверждает тот факт, что теория, объясняющая политические явления и процессы, редко бывает «чистым» научным построением, созданным для объективного отражения действительности. Часто она имеет «вторую сторону», нередко преобладающую, подчиняющую и даже вытесняющую научное содержание. То, что называют теорией международных отношений, становится во многих случаях проектом организации международной системы или отдельных ее сегментов, а не объяснением устройства и характера мира. Значение функционализма состоит в том, что он оказался проектом новой формы многосторонних межгосударственных объединений, в отличие от существовавших в середине сороковых годов ХХ века классических международные организаций.

Лапшина Н.И. (Санкт-Петербург) Современные тенденции в регулировании трудовой миграции высококвалифицированных специалистов Для России все более актуальной в условиях демографического кризиса и, как следствие, дефицита трудовых ресурсов, становится разработка адекватной миграционной политики в отношении трудовых мигрантов (эмигрантов и иммигрантов). В данном случае фокус внимания сконцентрирован на анализе тенденций в регулировании трудовой миграции высококвалифицированных специалистов за рубежом и в России.

Зарубежные тенденции. Каждой стране присуща своя «философия» управления миграцией. Так, Великобритания, Франция, Германия, США, Канада и Австралия исторически имеют продолжительный опыт разработки и реализации миграционной политики, другие, к примеру, Ирландия, сравнительно недавно впервые столкнулись с «вызовами» миграций. Однако, все страны, испытывающие дефицит работников в различных сферах экономики, вынуждены конкурировать между собой за высококвалифицированных иностранных специалистов, чтобы заполнить ими бреши в своем рынке труда.

Выделим основные действующие механизмы привлечения умов из-за рубежа:

• Целенаправленное привлечение трудовых иммигрантов посредством реализации комплексных схем (система Green card и H IB визы в Германии и США);

• Создание условий для облегчения доступа на рынок труда отдельных категорий специалистов при минимальных изменениях в действующей системе путем предоставления «быстрых виз» (специальные визы для ИТ-специалистов в Нидерландах);

• Отмены или послабления в системе разрешений на работу для поощрения внутрифирменных межстрановых перемещений работников в рамках международных компаний;

• Использование налоговых стимулов для уменьшения налогового бремени (широко применяется в скандинавских странах);

• Политика реэмиграции – поощрение возвращения высококвалифицированных сотрудников.

• Кроме того, необходимо указать на следующие линии развития современных политик государств в отношении иммиграции профессиональных специалистов из-за границы:

• Сокращение сроков получения разрешений на работу для высококвалифицированных специалистов;

• Облегчение доступа на местный рынок труда для супругов высококвалифицированных мигрантов;

• Либерализация иммиграционной политики в отношении студентов и выпускников (особенно в области информационных технологий);

• Рост вариативности программ по трудовой миграции для профессионалов.

Российская специфика.

Иммиграция высококвалифицированных специалистов несоразмерна по своим масштабам «утечке умов» из страны, как минимум она ее не компенсирует, т.к. «львиная доля» трудовых иммигрантов в Россию представлена работниками со средним или средне-специальным образованием. Профессиональная стратификация трудовых иммигрантов выражается, в том числе, в их разделении на «гастарбайтеров» (низкоквалифицированных иностранных работников) и «экспатов» (иностранцевпрофессионалов высокого уровня, специально приглашенных и занятых главным образом на иностранных или совместных предприятиях). По данным исследований, уровень зарплат экспатов в России один из самых высоких в сравнении с аналогичными показателями других стран. На настоящий момент можно констатировать отсутствие стратегически продуманных и целенаправленных мер со стороны государства по привлечению профессионалов из-за границы и удержанию своих высококвалифицированных граждан, а также регулированию соответствующих трудовых отношений. Политика в отношении трудовой миграции в России ограничивается определением квот для иностранцев в разных экономических сферах и установлением процедуры выдачи разрешений на работу иммигрантам, а также разрешений на привлечение иностранной рабочей силы их работодателям.

Литература

1. McLaughlan G., Salt J.. Migration policies towards highly skilled foreign workers. – London: Migration Research Unit, 2002. –153 р.

2. Expat Explorer Survey: Expat Economics. HSBC Bank International, – Jersey: 2009. – 20 p.

3. Труд и занятость в России. 2007: Стат.сб./Росстат. M., 2007.

611 c Литвинова Т.Н. (Москва) Представительная власть республик Северного Кавказа в процессе демократических преобразований (1995-2008 гг.) Начиная с 1991 г. органы государственной власти национальных республик Российской Федерации, как и федеральные органы, переживают длительный период трансформации. К проблемам изменения порядка их организации, структуры и функционирования обращались многие исследователи. Особую актуальность, на наш взгляд приобретает исследование представительной власти республик Северного Кавказа, как одного из самых напряженных в социально-политическом отношении регионов России.

В настоящем докладе мы хотим представить анализ институциональных изменений в законодательных (представительных) органах власти Северо-Кавказских республик, который мы проводили в течение последних пяти лет.

Основным источником изучения социально-профессионального состава органов государственной власти Северного Кавказа стала электоральная статистика региональных выборов в период с 1995 г.

по 2008 г.1 Большую помощь также оказали списки депутатов, размещенные на официальных сайтах парламентов СевероКавказских республик2.

Мы провели анализ состава республиканских законодательных (представительных) органов первого, второго, третьего и четвертого созывов под тремя основными углами зрения: 1) сфера деятельности, профессия (производство, торговля, кредитные организации, образование, здравоохранение, сельское хозяйство, органы власти (правительство, местное самоуправление, законодательные собрания)); 2) положение (руководители, рядовые работники); 3) политические ориентации (партийная принадлежность, участие в национальных или религиозных движениях). Это позволило выделить основные социально-профессиональные группы, служащие каналами пополнения представительных органов: директора крупных предприятий, депутаты прежних созывов, главы местных администраций и госслужащие.

Уже во второй половине 1990-х гг. в формировании законодательных (представительных) органов власти СевероКавказских республик вновь начали действовать сложившиеся еще в советское время «неформальные правила»: перемещение из законодательных органов в исполнительные и, наоборот, незначительное представительство институтов демократии (партий и общественных движений), клиентизм, этническое квотирование.

Принятые в июле 2001 г. Закон «О политических партиях» и в июне 2002 г. Закон «О гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» были направлены на укрепление многопартийности и развитие демократии в регионах. Все субъекты федерации должны были в срок до 14 июля 2003 г. предусмотреть в своем законодательстве механизм формирования законодательного органа субъекта, согласно которому не менее половины депутатских мандатов в парламенте должно распределяться между кандидатами, выдвинутыми избирательными объединениями и избирательными Выборы в органы государственной власти субъектов Российской Федерации. 1997Электоральная статистика. – Т.2. – М.: Изд-во «Весь мир», 2001. – 768 с.;

Регионы России: Органы представительной власти субъектов РФ // Сайт Информационно-исследовательского центра «Панорама» www.panorama.ru 2 Официальные сайты Парламента Республики Северная Осетия-Алания www.parliament.rso-a.ru, Народного Собрания Республики Ингушетия www.parliamentri.ru, Карачаево-Черкесской Республики www.kchr.info.ru, ГоссоветаХасэ Республики Адыгея www.gshra.ru, Народного Собрания Республики Дагестан www.nsrd.ru и др.

блоками. Осмысление результатов избирательной реформы на Северном Кавказе показало, что в электоральных процессах СевероКавказских республик по-прежнему активно используется местный административный ресурс. Вхождение в партию «Единая Россия»

обеспечивает региональной элите доступ к власти и ресурсам.

Закрепление за партиями статуса субъектов регионального политического процесса пока носит формальный характер, население голосует «за персоны», а не за политические программы, и большинство мест в парламентах по-прежнему распределяется между представителями крупного бизнеса и государственной службы.

Сохраняется и традиционно сложившийся в большинстве республик принцип этнического квотирования. Например, несмотря на отмену в Республике Дагестан1 выборов по многомандатным округам, нынешний состав Народного Собрания, избранный 11 марта 2007 г., сформирован в полном соответствии с этим принципом.

Таким образом, новые институциональные ограничения, направленные на развитие многопартийности и демократии, накладываются на традиционно сложившиеся в регионе социальные практики: распределение мандатов между основными элитными («директоратом» и «госслужащими») и национальными группами.

Махова А.А. (Санкт-Петербург) Становление местного самоуправления в постсоветский период.

Оптимизация деятельности органов местного самоуправления является важным направлением развития современной российской государственности. Идет поиск форм государственного устройства, которые бы воплощали и совмещали в себе принципы централизма и местного самоуправления. Внимание к проблемам самоуправления возросло во второй половине 80-х гг.

Современные исследователи по-разному оценивают качественные изменения в системе управления, произошедшие в 1 В 1990е гг. для соблюдения этнического квотирования в Дагестане была принята  особенная  система  голосования  по  многомандатным  округам,  которая  обеспечивала  пропорциональное  этническое  представительство.  В  соответствии  с  нормами  Федерального  закона  «Об  основных  гарантиях  избирательных  прав  и  права  на  участие  в референдуме  граждан  Российской  Федерации»,  в  новой  Конституции Республики Дагестан, принятой  10 июля 2003 г., зафиксировано, что  однопалатный  парламент  республики  должен  состоять  из  72  депутатов:  36  избираются от территориальных округов, 36 по партийным спискам.  течение 1990-2000 годов. Изученные периодизации весьма разнообразны, так как процесс демократических преобразований в стране носил весьма противоречивый и неоднозначный характер.

Выделим основные вехи в становлении местного самоуправления в постсоветский период.

После ликвидации Советов и принятия Конституции в 1993г.

происходит развёртывание муниципальной автономии, появляется новый пласт местных политиков, должностных лиц и служащих органов местного самоуправления, заинтересованных в улучшении работы своих муниципальных образований, проводятся научные и аналитические исследования, конференции и семинары, отмечается высокая заинтересованность населения в местных выборах.

В период с 1995 -1998 гг. происходит активное включение населения в самоуправление, правительство постоянно взаимодействует с представителями объединениями муниципальных образований, распространение получает самоуправленческая концепция развития местного самоуправления.

Начиная с 1998 г. происходит постепенное сокращение муниципальной автономии.

В соответствии с общественной теорией самоуправления, предполагается, что муниципальные органы автономны и самостоятельны в решении местных вопросов и обособленны от государственного механизма, что создает особую систему разделения властных функций "по вертикали".

Для российского варианта самоуправления характерно то, что, начиная с общинного самоуправления Древней Руси и заканчивая современным этапом, местное самоуправление либо выступало в качестве оппозиции к государственному аппарату, либо трансформировалось в разновидность государственного управления.

Анализ документов, посвященных современному этапу развития местного самоуправления, свидетельствует о том, что создаваемые меры направлены на обеспечение его постепенного врастания в единую систему государственной власти.

Мезенева М.В. (Вологда) Влияние кризиса на стратегии поведения молодых семей Социальный порядок – одна из центральных категорий социологии - может быть определен как философскосоциологическое понятие, представляющее объяснение того, каким образом социальные системы и их элементы связаны во времени и пространстве. В более узком контексте понятие социального порядка используется для обозначения установленных образцов, постоянных структур, процессов и их изменений, присущих социуму, отражающихся на поведении и взаимодействии индивидов и на функционировании социальной системы в целом [1].

Категория социального порядка может быть рассмотрена в контексте той ситуации, которая сложилась в России на сегодняшний день. Речь идет об экономическом кризисе. Как известно, последствия экономических кризисов отрицательно сказываются на населении страны. Экономические кризисы имеют не только экономические последствия, которые выражаются в снижении уровня производства, падении уровня жизни, росте безработицы и т.д. Важно понимать, что экономические кризисы имеют также и социальные последствия. Изменение объективных условий жизни, а также субъективные ожидания изменений этих условий обусловливают те или иные жизненные стратегии, выбираемые населением. Кризис по-разному влияет на различные группы населения. Можно предположить, что значимыми факторами являются возраст и доход. С одной стороны, молодежь легче адаптируется к изменениям, с другой стороны, молодые семьи имеют ряд специфических проблем, которые могут усугубить негативное влияние кризиса.

Целью исследования является сравнение стратегий поведения, используемых молодыми семьями в изменяющихся условиях в зависимости от материального благосостояния. Иными словами, цель состоит в изучении влияния изменения социального порядка на жизненные стратегии семей.

Для анализа стратегий поведения молодых семей использованы результаты опроса населения Вологодской области «Модели экономического поведения населения в новых экономических условиях», проведенные ГУП «Центр социально-экономических исследований» в 2009 году. Опрос проведен 3-12 июля 2009 года в гг.

Вологда, Череповец, Сокол, а также в Устюженском, Бабушкинском и Сокольском районах области. Объем выборки – 1200 респондентов.

Акцент исследования делался на выявлении изменений, произошедших в связи с наступлением кризиса.

Для разделения семей по уровню благосостояния использованы следующие индикаторы: среднедушевой доход до 5 500 руб. в месяц

– «бедные» (именно такую сумму составлял прожиточный минимум на момент опроса); 5500-11000 руб. – основная часть, «середнячки» и

–  –  –

Выбор той или иной стратегии во многом определяется установками семей. Так, «бедные» молодые семьи чаще склонны винить в своих бедах государство и мировой кризис, тогда как «обеспеченные» при довольно высокой доле «патерналистов» все же чаще называли субъектом изменения своего материального положения лично себя и свою семью.

Разделение установок на «зависимые» (от государства, работодателя) и «независимые» также показывает схожую тенденцию: «бедные» чаще придерживаются зависимых установок, чем «обеспеченные».

Итак, в условиях изменения социального порядка молодые семьи выбирают различные стратегии поведения. Выбор стратегии может быть добровольным или вынужденным. Добровольный выбор стратегии обусловлен установками молодых супругов6 «бедные семьи» больше склонны к пассивному восприятию действительности, тогда как восприятие «обеспеченных» семей более активно.

Литература

1. Социология: Энциклопедия / Сост. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко, 2003 г.

Мельников Е.Г. (Санкт-Петербург), Проблемы интеграции российского общества в контексте формирования глобальной социальной структуры Процессы глобализации, происходящие в современном обществе, требуют от социологической науки значительного переосмысления ее предметной области. Если раньше социология имела дело только с конкретными социумами, существующими лишь в конкретных, четко очерченных рамках социального и физического пространства, то теперь само понятие «социум» приобретает планетарный характер. А это означает, что для его анализа требуется разработка особого понятийно-категориального аппарата, отличного от традиционных категорий и теоретических схем классической социологии. В первую очередь это касается категории «глобальная социальная структура».

Сама категория «глобальная социальная структура» и понятия, непосредственно связанные с ней, уже используются в научной литературе. Однако здесь учеными делаются лишь первые шаги на пути исследования. Так, по мнению М.Н. Руткевича, глобальный тип социальной структуры характеризует процесс исторического развития всего человечества на нашей планете как вида homo sapiens, т.е. социальную структуру всего общества на Земле, а не отдельного социума. Данная проблема принадлежит, с одной стороны, исторической науке, а с другой — совокупности специализированных наук о современных международных отношениях1.

Однако в самом общем теоретическом плане изучение указанной категории - это проблема макросоциологическая. Именно теоретическая социология призвана, исходя из специфики процессов дифференциации и интеграции в истории человечества, выявить

См. Руткевич М.Н. Социальная структура. М.: Альфа-М, 2004. – С. 49-55.

общие закономерности его прогрессивного развития, в том числе перехода от примитивных социумов и форм связи между ними к современным нациям, их региональным объединениям и глобальным связям. Как уже не раз отмечалось в определениях, социальная структура – есть качественная определенность общества, а значит, глобальная социальная структура будет определять качественные характеристики всего современного планетарного социума. И, прежде всего, от ее состояния будет зависеть стабильность данного общественного организма. Кроме того, развитие глобальной социальной структуры, т.е. взаимодействие всех этносов и государств в масштабе человечества - не только особая социологическая, но и геополитическая тема, которая нуждается в отдельном обсуждении.

Проблему интеграции российского общества давно уже следует рассматривать с двух сторон: как проблему внутренней интеграции социума, зависящую, прежде всего, от результатов взаимодействия власти и народа, и как проблему его вхождения в глобальное мировое сообщество, где вступают в действие уже иные социальные законы.

На самом деле, эти две стороны проблемы не противоречат друг другу. Более того, правомернее было бы анализировать их сегодня с точки зрения диалектической взаимосвязи, где одна сторона существует и проявляется лишь при наличии другой. Нельзя также забывать о существовании наряду с процессами глобализации и процессов региональной интеграции. Пример Европейского Сообщества – яркое тому подтверждение, а это – уже третий аспект отмеченной взаимосвязи. По сути, перед нами триада взаимозависимых проблем: внутренняя интеграция – региональная интеграция – глобализация.

Об этом говорится и в научной литературе. Так, в работе О.

Буториной отмечается, что создаваемая региональной интеграцией целостность, — это целостность группы акторов, действующих воедино в процессе глобализации. Отсюда правомерна следующая формулировка: региональная интеграция представляет собой модель сознательного и активного участия группы стран в процессах стратификации мира, обусловленных глобализацией. Предлагаемое определение приводит, по мнению автора, к крамольному для исследователя интеграции, особенно экономиста, утверждению о том, что интенсификация связей между участниками, сращивание их экономических или политических систем не является целью региональной интеграции. Такое взаимопроникновение, в действительности, — инструмент и/или продукт интеграции. То же относится к формированию центральных органов власти или федералистской структуры региона. Главная же цель интеграции состоит в образовании максимально успешной глобальной страты1.

По мнению И.Э. Дискина, процессы глобализации порождают новую социальную структуру, устанавливающую социальную иерархию, зависящую от степени вовлеченности в процессы глобального экономического функционирования, и, соответственно, от возможности пользования технологическими и экономическими плодами глобализации. Важным ее отличием от прежних, локальных и национальных социальных структур является формирование глобальных страт с общими, наднациональными социокультурными нормами и представлениями. Формирование новой социальной структуры началось с появления транснациональной элиты, ориентированной на «глобальную» систему ценностей и норм.

Взаимодействие элитарных групп, ориентированных на «глобальные» ценности, с одной стороны, с основной массой населения, все еще приверженных своим прежним нормам и традициям, с другой, ведет к неоднозначным последствиям. Как к интеграции, характерной для стран, образующих ядро глобальной экономики, так и к острым противостояниям, к обострению модернизационного кризиса, характерному для многих стран «третьего мира»2.

Таким образом, важнейшим следствием происходящих процессов глобализации является формирование глобальных по своему охвату и масштабу институтов, структур, социальных систем, все в большей степени определяющих характер изменений современного мирового сообщества.

–  –  –

См.: http://www.polit.ru/research/2006/04/10/butorina.htm.

2 См.: Дискин И. Э. Альтернативы российской модернизации.

Аналитический доклад, выполненный по заказу РИО – Центр. - М., 2007. – С. 89-91.

О несостоятельности негативизма в отношении советского культурного наследия Распад СССР не означает, что советская культура ушла в прошлое. Напротив, начало нового XXI века ознаменовалось в России и других странах Содружества Независимых государств «не только ностальгией по СССР, но и возрождением серьезного интереса к феномену «Советская культура» (1). Об этом интересе свидетельствует обсуждение теоретических проблем советской культуры на ряде научных конференций, а также многочисленные публикации о советской культуре в ряде «толстых журналов».

Осмысление богатейшего советского культурного опыта весьма актуально в условиях духовной ситуации ХХ – начала XXI века, отмеченной ростом социокультурных противоречий, вызываемых глобализацией и «столкновением цивилизаций» (Хантингтон), медийным манипулированием сознанием масс, дегуманизацией и гегемонией масс-культуры. Оно – осмысление – более чем актуально на фоне сумеречного состояния отечественной культуры сегодня. По мнению Ев. Сидорова, «внезапное вторжение повальной прагматики, коммерции и рынка в художественное пространство, в СМИ, в школу и университеты резко отрицательно преобразило мир отечественной культуры. Сумерки сомнительных развлечений окутали Россию.

Глянцевые гламурные журналы, желтая пресса с адресами и телефонами проституток, бесконечная стрельба и насилие на телеэкране, игровые телешоу, со сцены МХТ звучит матерная речь…» (2) – такова далеко не полная характеристика состояния российского культурного пространства сегодня.

Критика советского тоталитарного режима породила тотальный нигилизм и поношение советского культурного наследия. Как отмечает В. Оскоцкий, «ныне в чести не критика, а упражнения в остроумии, иронии. Главное – ниспровергнуть, разровнять советское наследие так, чтобы не осталось ничего из недавних авторитетов и любимцев. Доказать, что ничего достойного не было» (3, С. 11).

Сегодня ниспровергателей и разрушителей культуры гораздо больше, чем истинных ее творцов. «Как грибы после дождя, расплодились «невесть откуда, из каких щелей повылазили беззаветной смелости ниспровергатели, размывающие кипением своего «мнимого творчества корневую систему культурной преемственности, без которой и современность перестает плодоносить» (3, С. 12).

Ниспровергателям отечественной культуры убедительно отвечает выдающийся советский писатель Даниил Гранин: «Я думаю, что советская литература была великой, советское кино было великим кинематографом, то же можно сказать о театре и музыке. И подтверждением этого являются творения Шостаковича и Мравинского, Товстоногова и Арк. Райкина, Лихачева и Эткинда, Шварца и Зощенко и др. Обрывать цепь времен, значит, оставлять культуру беззащитной. От нее ждут нового слова…но новое появляется не на кладбище, а вынашивается в утробе уходящего» (4).

Советская литература и искусство получили всемирное признание и внесли поистине бесценный вклад в развитие мировой культуры. «Они выполнили также еще одну всемирно-историческую задачу: в эпоху деградации цивилизационной культуры, ее дегуманизации советская культура сохранила созидающие, очеловечивающие (гуманистические) начала, тем самым не позволив прерваться тысячелетним традициям очеловечивания, одухотворения, развития человеческого в человеке к основной функции культуры (5, С. 19).

Важно подчеркнуть ту историческую особенность, что в советском прошлом наряду с экономикой дефицита, авторитарной политикой и идеологией существовали и определенные гуманистические интенции, характерные, прежде всего для феномена «Советская культура». Непреложным свойством советской культуры является то, что официально тоталитарное пространство соседствует с проявлениями человеческого духа, универсальной гуманистической тенденцией; явно идеологически ангажированные и «заказные»

произведения культуры сосуществуют с гениальными прозрениями и шедеврами (М.С. Уваров). Как ни странно, именно советское искусство довоенного периода (а не только русское, дореволюционное) в наиболее интересных своих вариантах выражает динамику становления мирового авангарда и поставангарда.

Советская культура в своих развитых формах представляет собой синтез прямо противоположных и не сочетающихся между собой элементов.

С онтологической точки зрения, советская культура выступает как новая всемирная и универсальная гуманистическая тенденция, выражающая «идеальное» общественной природы советской системы, несущая в себе принцип разотчуждения и преследующая лучшие традиции российской культуры (1, С.

36). Советская культура явилась таким феноменом «идеального», которое нашло в себе выражение родовой сущности человека. Советская культура стала измерением не только должного, но и «сущего» в человеке. Она унаследовала многие черты культуры Ренессанса: как и в Ренессансе, человек становится самостоятельной творческой слой, своим собственным скульптором (М.А. Лифшиц). «Не случайно искусство этих двух разных эпох – Ренессанса и Советской эпохи – востребовало общий для них героический и даже титанический образ Человека, явившийся нам в художественных образах, только в одном случае – в творениях Микеланджело, в другом скульптора В.

Мухиной» (1, С. 37). Процесс становления индивида как субъекта – это то главное, что объединяет Ренессанс и Советскую эпоху.

Советская культура качественно отличается от нынешней так называемой «массовой культуры» своей глубинной одухотворенностью. Большую политическую ошибку совершают те, которые считают, что кроме хлеба, массам нужны только зрелища и развлечения. «Нам нужны, конечно, и зрелища, и развлечения, но прежде всего, народу нашему нужно настоящее, великое, искусство, искусство, которое способно было бы подымать и облагораживать людей» (В.И. Ленин). Художественная культура, доступная массам, еще более одухотворит труд, украсит быт и облагородит человека (М.С. Каган). Выдающийся ленинградский философ и культуролог неустанно подчеркивал гуманизм и высокую духовность, верность высшим нравственным принципам как непреложную черту советской художественной культуры. Русская (советская) культура в ХХ веке осталась «последним островком духовности на планете Земля» (Г.А.

Никишов), понимая под духовностью сопричастность человека к выполнению всечеловеческих нравственных норм, его готовность к нравственно-ответственному поступку (М.А. Бахтин).

Подмена и вытеснение большого искусства преимущественно низкопробной масс-культурой ведет к деградации общества, к его духовному оскудению и духовной нищете. Потребители масскульта и поп-музыки «сами по себе совсем не плохи, просто столпившись, они всегда хуже, пошлее, примитивнее (прямо по Юнгу!), чем всякий из них в отдельности. И главное – беспомощнее и это иллюзия, будто при демократии, тем паче такой, как наша, заказ «пипла» на свое искусство неуправляем. Важно – кто управляет и во что нас хотят превратить» (Ст. Рассадин. Подарок от Онассиса// «Новая газета», 04.02.-06.02.2008, С. 22).

Масс-культ ориентирован в основном на феномен бессознательного в психике человека, не на человеческий «верх»

(разум), а на человеческий «низ» - инстинкты и сопутствующие им эмоции. При такой ориентации не нужны содержательные и мелодичные, полные высоких чувств эстрадные песни, какие в советское время творили Матвей Блантер («Катюша»), Никита Богословский («Темная ночь»), Борис Мокроусов («Весна на Заречной улице»), Василий Соловьев-Седой («Подмосковные вечера»), Исаак Дунаевский («Веселые ребята», «Дети капитана Гранта» и др.), Александр Зацепин («Земля Санникова»), О.

Иванов («Товарищ»). Исполнители советских песен также были на голову выше нынешних эстрадных певцов тем, что не шли на поводу у публики, не стремились «подделаться» под нее и ее вкусы, а напротив, своими песнями вели ее за собой на высоты духовные; не гнались за массовой популярностью, а оставались самим собой, даже будучи уже прославленными и обладая мировой известностью (Б.

Окуджава, В. Высоцкий, Ю. Визбор и др). Эстетические и нравственные образы из советской эстрады способны закрывать собой пустоты нынешней. Популярные советские исполнители, в отличие от нынешних, не оказывались заложниками честности по отношению к самому себе. Эстетические и нравственные образы из советских времен – это также свидетельства возможности достойного существования в искусстве.

Литература

1. Булавка Л.А. Ренессанс и Советская культура//Вопросы философии, 2006, №12

2. Сидоров Е. Сумерки культуры// «Культура», 14-20.02.08, С. 10

3. Оскоцкий В. От какого наследства мы не отказываемся?//Вопросы литературы, 2001, №1, С. 13

4. Гранин Д. Тайный знак Петербурга. СПб, 2001, С. 8, 10, 15 и др.

5. Никишов Г.А. Советская культура как новый тип культуры в истории человечества//Советская культура в контексте истории ХХ века, СПб, 2000, часть 1, С. 18Милецкий М.В. (Санкт-Петербург)

Структурные компоненты социального государства:

системное измерение Социальное государство представляет собой макрополитический институт правовой организации и функционирования институтов государственной, муниципальной власти и гражданского общества, обеспечивающий защиту социальных в собственном смысле слова прав человека и реализацию социальных интересов основных групп населения посредством разработки и осуществления социальной политики, базирующейся на принципах социальной справедливости, солидаризма, партнерства, выравнивания и осуществляющей регулирование всех компонентов социальной сферы общества в целях повышения благосостояния населения и повышения уровня и качества жизни населения.

Политика социального государства снимает отчуждение людей от политической власти и обеспечивает их участие через институты политической системы и гражданского общества в разработке и реализации различных социальных проектов и программ.

Оно формируется благодаря специально создаваемой совокупности многообразных правительственных, муниципальных и негосударственных институтов системы социального государства, принимающих непосредственно участие в разработке и осуществлении активной социальной политики, направленной на эффективное управление социальной сферой. Перечисленные институты и другие компоненты выступают элементной базой системного содержания социального государства. Благодаря такой элементной базе социальное государство при помощи активной политико-управленческой деятельности осуществляет эффективное регулирование социальной сферы и создает условия для «достойной жизни и свободного развития каждого человека» (Ст.7 Конституции России). Деятельность социального государства проявляется в целом комплексе конкретных индикаторов и критериев, среди которых особое значение имеют масштабы защиты населения от стихийных рыночных сил и недостаточного (низкого) уровня доходов населения, дифференциация системы социального обеспечения по различным профессиональным категориям и группам социального риска и др.

Мировой опыт развития современного общества убедительно продемонстрировал, что формирование социального государства осуществляется поступательно лишь на основе соответствующих базисных предпосылок. Речь идет о системно-формационных, сферальных и структурных предпосылках, которые выступают необходимым условием становления социального государства.

Достаточным условием является комплексный характер процесса формирования социального государства, предусматривающий параллельное создание и введение в действие всех основных компонентов его системного содержания. В качестве системноформационного фундамента социального государства выступает постиндустриальная система, возникающая в форме определенного общественного строя (социального порядка), который складывается на посткапиталистической стадии развития общества в результате снятия частнокапиталистического способа производства, связанного с ним классово-антагонистического характера производственных и других общественных отношений, присущих несправедливому социальному строю (порядку). В рамках постиндустриального общественного строя утверждается смешанная многоукладная социальная рыночная экономика, основанная на информационнотехнологическом способе производства, в составе которой по правовым законам и на принципах цивилизованной конкуренции сосуществуют и взаимодействуют акционерный, государственный, кооперативный и другие уклады. Складывающаяся на этом материальном фундаменте социальная система выступает формационным каркасом государства благосостояния и его несущей конструкцией.

Само постиндустриальное общество возникает на экономическом фундаменте многосекторного социального рыночного хозяйства, другими составляющими которого являются развитая социальная сфера, демократическая политическая система и гражданское общество, прогрессивная правовая сфера и другие составляющие нового социума. Перечисленные подсистемы выступают сферальными предпосылками социального государства, появление которых невозможно в классово-антагонистическом обществе. А без них все заявления о социальности государства выступают не более, чем декларациями о намерениях, под которыми нет никакого экономического, социально-политического и правового основания. Так, правовыми основаниями социального государства выступают не только развитое и современное социальное законодательство, нормативно гарантирующее осуществление заботливой социальной политики, но и эффективно действующий механизм правового регулирования, обеспечивающий неуклонное исполнение правовых законов по вопросам социального развития и пресекающего попытки использования бюджетных и иных средств на несоциальные цели. Но это уже не столько сферальные, сколько структурные предпосылки утверждения социального государства.

Итак, если перечисленные выше подсистемы общества постиндустриального типа выступают сферальными основами социального государства, то ключевые компоненты внутренней организации (строения) такого общества на полном основании можно относить к структурным предпосылкам. Речь идет о социальных компонентах структуры общества, к которым главным образом относятся институциональные, процессуально-нормативные и ментальные (духовно-доктринальные и политико-культурные) составляющие, выступающие элементной базой постиндустриальной системы. При этом в совокупности институциональных компонентов особая роль в политико-правовой сфере принадлежит институту правового демократического государства, которое призвано обеспечивать фундаментальные права и свободы человека, среди которых отдельное место занимают собственно социальные права.

Именно практическое обеспечение такого рода прав и свобод (на достойно оплачиваемый труд, оплачиваемый отпуск, пенсионное и социальное обеспечение, социальную защиту и др.) социализирует государство, что практически невозможно или маловероятно в классово-антагонистическом обществе.. Наряду с названным демократическим правовым государством значимыми для формирования социального государства институциональными компонентами являются конкурентная плюралистическая многопартийная система, другие институты гражданского общества, среди которых самую заметную социальную роль играют профессиональные союзы, НКО, защищающие и отстаивающие социальные права и интересы потребителей и наемных работников, другие социально-правозащитные организации.

При всей значимости институтов в качестве важнейших компонентов социального государства как системного образования в современном обществе неуклонно возрастает роль процессуальнонормативных элементов, среди которых особое место занимают полный политико-управленческий цикл социальной политики государства и регулирующие его функционирование нормативноправовые установления (кодексы, законы, указы, постановления и др.). Полный управленческий цикл социальной политики государства включает в себя такие составляющие, как «дерево целей», принципы, методы и технологии политико-управленческого воздействия на социальную сферу общества. В него также входит вся совокупность политико-управленческих практик воздействия на «социалку», связанных с разработкой и реализацией многочисленные социальных проектов и программ, с неуклонным следованием на практике требованиям принципов социальной политики и обеспечением высокой эффективности социальной политики. Сформированность такого системного содержания выступает необходимым условием эффективного функционирования социального государства на практике в любой стране.

Что касается «дерева целей», то, как уже отмечалось раньше, высшая социальная цель государственной политики записана в статье 7 Конституции России и заключается в создании условий, «обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

Декомпозицией этой стратегической цели политики социального государства, являются такие задачи, решаемые властью, как: 1) движение к достижению в обществе социальной справедливости; 2) ослабление социального неравенства; 3) предоставление каждому работы или иного источника существования; 4) сохранение мира и согласия в обществе; 5) формирование для человека благоприятной жизненной среды.Выше говорилось также о таких составляющих политики социального государства, как принципы и методы управленческого воздействия на социальную сферу общества. Если принципы выступают основополагающими правилами политикоуправленческой деятельности социальных субъектов и институтов государственной и муниципальной власти, следование которым гарантирует достижение намеченных управленческих целей, то методы представляют собой конкретные способы управления социальными процессами и социальной сферой общества в целом.

Принципы и методы управленческого воздействия подразделяются на универсальные и специализированные. Первые применяются во всех видах политики государства и имеют универсальный характер.

Так, к универсальным относятся принципы объективности, конкретности, основного звена, оптимальности, обратной связи, соответствия юридическим нормам и др. К специализированным принадлежат принципы, применяемые в управлении отдельными сферами общества, либо используемые только в конкретных видах государственной политики, в том числе и в социальной. В политикосоциологической литературе высказывается мнение о том, что в политическом процессе воздействия государства на социальную сферу общества большую роль играет принцип “демократической ответственности, основанной на обратной связи”.

По утверждению других ученых в условиях рыночной демократии государство обязано руководствоваться такими принципами, как:

неприкосновенность личности и собственности, социальная справедливость, стабильность общества, а также принцип разделения задач административного управления на функционально определенные сферы в деятельности институтов государственной политики.

При всей значимости перечисленных принципов, особо следует сказать о базовых принципах социальной политики, к которым одни авторы относят, во-первых, приоритет прав человека и его свобод;

во-вторых, солидарность; в-третьих, социальную поддержку. Другие ученые добавляют к названным еще принципы социальной справедливости и социального партнерства, а также принципы социальной ответственности, социальной компенсации, социальных гарантий и субсидиарности. Не углубляясь в детали идущей среди ученых дискуссии, следует заметить, что основного внимания здесь заслуживают следующие принципы политики социального государства.

Еще одним структурным компонентом управленческого цикла политики социального государства являются методы и технологии политико-управленческого воздействия на социальную сферу общества, которые также подразделяются на универсальные и специализированные. К первым относятся такие, как директивные, экономические и социально-психологические методы. Директивные методы связаны с использованием государственно-правового принуждения, экономические предусматривают материальное стимулирование, а социально-психологические - моральное стимулирование социальных субъектов политико-управленческого воздействия на социальную сферу.

Среди современных специализированных методов, используемых в политике социального государства, существенную роль играет программно-целевой метод, связанный с разработкой и реализацией многочисленных целевых социальных программ. Он позволяет объединить в единый комплекс средства и ресурсы финансового, материального, организационного и иного рода для “точечного” решения актуальных социальных задач. Первый опыт использования программно-целевого метода в нашей стране имел место в 1980-е годы, когда были приняты к исполнению знаменитые “Энергетическая программа СССР”, “Продовольственная программа СССР на период 1982-1990 годов”, “Программа развития производства товаров широкого потребления и услуг” и др. В современной России этот метод также получает широкое применение через финансирование из федерального бюджета более ста различных экономических, социальных и других программ.

Наряду с программно-целевым методом в последние годы в социальной политике во исполнение принципов социального солидаризма и партнерства начинает применяться метод так называемого социального «трипартизма” и «двупартизма».

Трипартизм выражается в принятии и исполнении генеральных соглашений между правительством, работодателями и профсоюзами как выразителями социально-трудовых интересов наемных работников об условиях оплаты, охраны и стимулирования труда, а также по многим другим социальным вопросам в масштабах всего государства. В России первое подобное соглашение было подписано еще 29 декабря 1995 г. Наконец, на уровне хозяйственных единиц “трипартизм” дополняется методом “двупартизма”, который воплощается в практике заключения ежегодных коллективных договоров между администрацией предприятий, фирм, корпораций и организаций всех форм собственности и трудовыми коллективами в лице профсоюзных организаций.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.