WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |

«Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ¶ББК 60. Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ...»

-- [ Страница 5 ] --

Конвенция ООН «О правах ребёнка». Ст. 6.

сопоставления социальных фактов должна быть максимально широкая. Сравнение должно базироваться на представлении о системном характере общественной жизни. Необходимо использовать материалы, предоставляемые всеми науками в отношении анализа интересующей проблемы. На основании применения сравнительно-исторического метода следует стремиться к выявлению общих закономерностей развития и получению практических рекомендаций.

Все эти положения можно соотнести с проблемами международных отношений, которые требуют своего изучения.

Одним из самых обсуждаемых вопросов в рамках международнополитической науки является глобализация. Под этим термином чаще всего понимают выход политических процессов за пределы территориальных государств и их национальных юрисдикций. Те изменения, которые сегодня происходят в мире, рассматриваются как процесс формирования новой, «поствестфальской» реальности, для которой свойственны тотальная взаимозависимость и фундаментальное изменение всех основных признаков международных отношений.

В настоящее время изменения в Вестфальской политической системе проявляются в том, что произошли качественные изменения в направлении транснационализации международных отношений;

идет расслоение государств, причем прежде всего по их отношению к самой системе; изменяются традиционные функции участников системы. Кроме того, следует обратить внимание и на постоянное увеличение негосударственных акторов в современном мире, резкое возрастание количества людей, которые включены в их деятельность, а также расширение сфер этой деятельности.

Сравнительно-исторический метод вполне уместен и при исследовании международного конфликта, форм и средств применения нелегитимного насилия в отношениях между различными социальными общностями, взаимодействующими на мировой арене. Многие исследователи сходятся во мнении о том, что потребность в практическом предотвращении международных конфликтов очень остра. В то же время ощущается недостаток теоретического анализа причин и опыта масштабного использования силы во взаимодействии как государств, так и порой родственных в этническом, конфессиональном, культурном и историческом отношении социальных групп. Подтверждением этого умозаключения является пятидневная война на Кавказе в августе 2008 г.

Сравнительно-исторический метод можно использовать и при анализе международного сотрудничества. Здесь ученые выделяют такие вопросы, как внутренние причины сотрудничества, стимулирующая или препятствующая роль в его развитии международной среды, пути, ведущие к сотрудничеству, его формы, типы и последствия.

Исследование интеграционных процессов в международнополитической практике можно провести также с использованием сравнительно-исторического метода. Здесь на первое место выходят такие вопросы, как «размывание» традиционно понимаемого национального суверенитета, новая роль государства на мировой арене, появление новых участников мировой сцены и их влияние на сложившиеся стереотипы международного поведения, возрастание морально-нравственных и правовых регуляторов международного порядка.

С помощью сравнительно-исторического метода можно проанализировать место и роль России в современном мире. В последнее время многие аналитики отмечают происходящую «перезагрузку» в отношениях России и США. На этом пути положительным знаком стало объявление президента США Б. Обамы об отказе от размещения элементов системы ПРО в Чехии и Польше.

Сейчас наступил тот момент, когда России следует протянуть руку США и евроатлантическому сообществу. Причем протянуть руку как равноправный партнер. Это будет означать, что Россия небезнадежна, она может быть частью цивилизованного мира, в котором демократия, рыночная экономика. Воспользуется ли Россия этим шансом или нет – ближайшее время покажет. Здесь свое слово должны сказать не только политики, но и все наше общество.

Таким образом, опираясь на опыт использования М.И.

Ковалевским сравнительно-исторического метода, можно его применить к исследованию международных отношений. Этим самым подчеркивается актуальность творческого наследия первого русского социолога. Безрукова О.Н. (Санкт-Петербург)

Социальная политика в отношении молодых родителей:

патернализм или опора на собственные силы?

В условиях демографического и экономического кризиса эффективной может быть только политика, учитывающая специфику российского общества.

Ее особенности проявляются в трансформации системы морально-этических норм регулирования брачно-семейного и репродуктивного поведения, сложившейся у большей части населения в качестве идеала модели патернализма во взаимоотношениях между семьей и государством, слабом развитии гражданского общества и традиций социально ответственного бизнеса, системы семейной и общественной солидарности в поддержке материнства и детства. Молодежь, вступающая в брачный возраст, в большинстве своем не готова к выполнению супружеских и родительских обязанностей. Об этом свидетельствуют продолжающееся увеличение разводов, конфликты при распределении власти в семье, уклонение от выполнения родительских функций, рост отказов от новорожденных детей, проявления агрессии к собственным детям, нарастание тенденции откладывания рождения детей. Разрушение многопоколенной семьи, утрата традиций семейной взаимопомощи, разрыв долговременных связей и отношений в условиях повседневной жизни становится образом жизни многих российских семей, что требует поиска новых форм социальной работы по созданию системы общественной солидарности и мотивирования молодых к самостоятельной жизненной позиции. Как показало проведенное нами исследование, молодые родители зачастую не чувствуют поддержку со стороны близких и общества, опираются только на собственные ресурсы и при их недостаточности, проявляют инфантилизм в принятии ответственных решений. Таким образом, с одной стороны, несформированная ответственность за рождение и воспитание детей, с другой, отсутствие эффективной социальной политики государства, с третьей – структур поддержки в ситуации репродуктивного выбора Исследование проведено при поддержке гранта администрации Санкт-Петербурга в рамках реализации п. 2.5.3. «Разработка социальных технологий работы с молодыми семьями в части, касающейся реализации семейной и демографической политики, и их внедрение в сфере деятельности государственных социальных служб»

Плана мероприятий на 2007-2008 годы по реализации Концепции демографического развития Санкт-Петербурга на период до 2015 года.

и воспитания маленьких детей приводит к отказу рождения второго ребенка.

В исследовании «Мотивация рождения второго ребенка в молодых семьях Санкт-Петербурга», проведенного нами в феврале 2009 г. с целью изучения факторов, детерминирующих рождение второго ребенка, а также проблем и потребностей молодых семей Санкт-Петербурга было проинтервьюировано сто пятьдесят семей (в каждой были опрошены оба супруга). Опрашивались молодые родители до 30 лет, находящиеся в зарегистрированном браке, первобрачные, имеющие одного общего ребенка. Отвечая на вопрос о семейных проблемах, беспокоящих чаще всего, пятая часть молодых родителей отметила «Необходимость постоянно контролировать ребенка» (23,1%), «Проблемы со здоровьем у взрослых» (20,7%) и «Постоянную нехватку денег» (20,1%). Мужчины чаще указывали на то, что «Нет постоянной работы» (17,0% против 8,8% ответов женщин). Оценивая «Удовлетворенность условиями жизни в районе проживания в целом», респонденты давали больше положительных ответов, чем отрицательных (44,6% против 21,0%). Прежде всего это касается «Экологической обстановки в районе проживания» (52,3% против 24,3%). Характеризуя удовлетворенность своим «Материальным положением», около половины респондентов оценили его положительно (46,0% против 34,0% отрицательных ответов). В целом они удовлетворены «Качеством питания (его разнообразием и калорийностью)» (60,4% против 13,3%), «Благоустроенностью жилища и бытовыми удобствами» (45,7% против 32,7%). Больше половины удовлетворены «Состоянием здоровья ребенка» (54,4% против 18,7%). Отрицательно оценили респонденты «Возможность найти работу по специальности» в районе проживания (32,3% против 41,0%) и «Возможность найти хорошо оплачиваемую работу» (24,7% против 50,4%). Много отрицательных оценок было дано родителями «Безопасности жизни (криминальной обстановке)» в районе проживания (22,7% против 43,3%) и состоянию «Правовой защищенности (удается ли в случае необходимости отстоять свои законные права)» (21,4% против 43,0%). Низкие оценки получило «Качество и разнообразие услуг в системе социальной защиты населения» (30,0% против 41,6%), а «Качество родовспомогательной и гинекологической помощи»

респонденты оценили в целом положительно (35,0% против 23,0%).

Респондентам были предложены три точки зрения на участие государства в поддержке семей с детьми. Для половины участников опроса (55,0%) оказалась ближе точка зрения, в соответствии с которой государство должно гарантировать бесплатные образование (включая высшее), качественное здравоохранение, организованный летний отдых и досуг, а все остальные заботы по воспитанию детей являются обязанностью родителей. Четвертая часть респондентов (24,0%) считает, что государство должно полностью взять на себя заботу по организации воспитания, образования и здорового образа жизни детей, освободив родителей для профессиональной самореализации, карьерного роста и повышения социального статуса. Только 15,3% полагают, что государство обязано оказывать поддержку семьям с детьми, но родителям следует самим обеспечить детям достойную жизнь и надежное будущее.

Оценивая свою удовлетворенность системой государственных социальных гарантий, только 15,7% респондентов дали ей в целом удовлетворительную оценку, а не удовлетворены – 64,0% участников опроса. Только пятая часть (22,7%) участников опроса дали положительные ответы на вопрос о том, есть ли у них уверенность в том, что государство сможет в ближайшие пять лет существенно увеличить поддержку семей с детьми. Отрицательные ответы на этот вопрос дали почти половина респондентов – 48,4%.

Анализ общего массива данных показал, что в целом, молодые семьи имеют достаточно низкий уровень жизни. При этом опираются на свои силы, занимаясь предпринимательской деятельностью только 6,0% опрошенных. Основным источником доходов для большинства участников опроса является «Работа по найму на частных предприятиях и организациях» (74,7%). На втором месте по частоте встречаемости находятся «Детские пособия» (34,7%), на третьем «Работа по найму на государственных предприятиях и учреждениях» (26,0%). Также источниками дохода являются «Денежная помощь от родителей» (16,7%), «Пенсии и пособия»

(11,0%). Живут вместе с родственниками 38,0% участников опроса, в собственной квартире или доме только 30,0%, 21,7% респондентов живут в коммунальной квартире, 7,0% снимают жилье. Из 77,8% молодых семей, проживающих в отдельных квартирах, 43,9% имеют 10 и менее кв. м общей площади на человека, 23,9% – от 11 до 17 кв.

м. Только 5,9% молодых семей проживают в условиях, соответствующей жилищной норме в Санкт-Петербурге (18 кв. м.

общей площади на одного человека). 38% молодых семей живут вместе с родственниками, при этом три четверти из них (76,5%) относят свою семью по потребительскому статусу к социальной группе, которой затруднительно приобретать вещи длительного пользования, а следовательно, не позволяющие им при желании не только купить собственную квартиру, но даже снимать отдельное жилье. Боталов А.М. (Екатеринбург) «Тотальная делегированная демократия» как условие существования институтов власти в современной России Сегодня много говориться о том, что в современную политическую систему России можно охарактеризовать, как мутировавшую в ходе демократических преобразований в «делегированную демократию» (о чем пишут, например, А.Цыганков, А.Соловьев, Г.Ванштейн ссылаясь на О'Доннелла).

Однако, детально описывая свершившийся факт установления в России «делегированной демократии», авторы в меньшей степени обращают внимание на причины, приведшие к её «внезапному»

возникновению.

В качестве таких причин оправданным представляется назвать, в том числе, следующие:

1. До середины первого десятилетия XXI века президентская власть в России была в большей степени, нежели другие власти «демократизирована». Возможность импичмента; реальные кандидатуры на этот пост, взамен действующего Президента;

критика в СМИ и со стороны оппозиции – все это резко контрастировало с теми позициями, которые имели многие региональные и муниципальные лидеры.

Ряд региональных лидеров, задолго до осознания научной общественностью перспектив «делегированной демократии» в России, не только позиционировали себя в качестве территориальных «вождей», но и на деле вольно или невольно притворяли в жизнь принципы «делегированной демократии», описанной в 1994 году О'Доннеллом. Фигуры Рахимова в Башкортостане, Шаймиева в Татарстане, Илюмжинова в Калмыкии, Росселя в Свердловской области, Лужкова в Москве идеально укладывались в еще только формируемую западной и российской политологией модель будущего общероссийского политического устройства. Тоже можно сказать и о многих «градоначальниках», ставших безальтернативными «авторитетами» на своих территориях.

Выстраивание вертикали государственной власти в России, а значит и её фактическое слияние в единое целое, привело к тому, что результатом поглощения стала не демократизация региональных «политических систем» с ключевым институтом «вождя», а напротив использование уже на федеральном уровне «хорошо зарекомендовавшей себя» технологии организации власти.

Другими словами, «делегированная демократия», зародившись и окрепнув на муниципальном и региональном уровнях, переполнила Россию, дойдя до уровня федерального.

2. Бомба замедленного действия, «обрекшая» Россию на «делегированную демократию», была заложена еще в 1993 году в ходе принятия российским народом «демократической конституции», когда право народа на верховную власть было отчуждено в пользу нового российского государства (что вполне логично как с политической, так и с философской точки зрения). При этом, не был внятно прописан механизм формирования власти управительной – власти призванной стать посредником между российским народом и российским государством. Показательно, что реализация отдельных принципиальных статей Конституции России (например, статьи 135), собственно и конституирующих Россию как социальную общность, до сих пор остается под научным вопросом.

Таким образом, приговор демократии западного образца был вынесен еще в 1993 году, однако его вступление в действие было оттянуто более чем на десятилетие, посвященное активной симуляции строительства «представительной демократии»

выразившееся, например, в построении мощного демократического института свободных политических выборов, неэффективность которого сегодня сложнее доказать, чем оспорить.

3. Понятие «делегированная демократия» в современных российских политических условиях само по себе несет конструктивное начало. Возникнув как своеобразный «симулякр»

(если пользоваться терминологией Ж.Дегеза, Ж.Бодрийяра) механизмы делегирования в рамках любой демократической системы, вероятно, должны нести в себе «компенсирующее начало».

«Начало», компенсирующее последствия политического отчуждения народа от власти, заложенные в «теле» российской государственности, хотя бы посредством «избрания» своего делегата не столько посредством процедуры, сколько посредством общего одобрения всеми известными политическим способами. Делегата, с которым народ ощущал бы нерушимую связь.

Действительно, если предположить, что в 1993 году мы начали строить демократию – то, безусловно, что сегодня демократии меньше (хотя бы количественно). Однако, если признаться, что в 1993 мы загубили древо демократии на корню (хоть оно простояло не один год), то совершенно понятно становится, что плебисцитарный характер выборов Президента, как венец «вдруг возникшей» в России политической системы – есть не что иное как вполне объяснимое желание россиян выстроить со своим делегатом хотя бы эмоциональные, психологические отношения, базирующиеся на многовековой традиции, взамен скомпрометировавшей себя формально-правовой системы западного образца, так не прижившейся в России.

Будко Д. А. (Санкт-Петербург) Влияние социальной микросреды на партийные предпочтения индивида В современной России вопрос твердой партийной принадлежности так и не стал решенным для подавляющего большинства избирателей, стоит обратить внимание не на сохранение индивидами прочной связи с определенной партией “по наследству”, а на то, в какой степени на его выбор оказывает влияние ближайшее окружение.

Для этого нами были привлечены данные анкетного опроса «Отношение жителей Санкт-Петербурга к политике», проведенного Центром эмпирических политических исследований СанктПетербургского государственного университета в 2005 году.

По результатам опроса на выбор в пользу определенной партии из всех факторов микросреды наибольшее влияние оказывают друзья.

В одинаковой степени - отец и товарищи по работе (учебе). В младшей возрастной группе родители и друзья влияют в почти одинаковой степени. В средней группе влияние друзей и товарищей намного выше, чем влияние родителей. В старшей группе выбор в пользу партии делается в основном под влиянием друзей. Соседи почти не влияют на принятие решения о голосовании в пользу партии (Табл1).

Таблица 1. Влияние социальной микросреды и предвыборной кампании на выбор в пользу определенной политической партии* Возраст Величины отец мать друзья товарищи соседи

–  –  –

* В таблице указаны только значимые (± 1,65) величины стандартизованных остатков.

Примечание: по полу, образованию и доходу или уровень значимости меньше 0,05, или стандартизованные остатки меньше 1,65 Источник: Анкетный опрос избирателей Санкт-Петербурга «Отношение к политике-2005». Февраль-апрель 2005 г., 399 чел.

Только у представителей младшей возрастной группы по переменным влияние отца и влияние матери наблюдаются значимые положительные их величины. Это значит, что они в большей степени, чем представители средней и старшей возрастных групп, склонны делать выбор в пользу определенной партии под влиянием родителей (в первую очередь отца). В данной возрастной группе доля людей по альтернативам: «отец» и «мать», в 1,7 раза превышает их долю среди всех опрошенных. В средней группе доля таких людей в 2 разе ниже, чем в младшей группе, а в старшей их нет вообще.

В целом на основе полученных данных можно сделать вывод о том, что все перечисленные факторы микросреды у подавляющего большинства опрошенных не оказывают влияния на их выбор в пользу партии. Это значит, что они принимают электоральные решения под воздействием других внешних факторов, а также собственных соображений.

Сторонники «Единой России», на наш взгляд, выделяются среди сторонников других партий из-за того, что, в ее как самую многочисленную партию страны поддерживают люди разных возрастов и статусов.

Итак, как мы видим, что родители в большей степени оказывают влияние на респондентов в возрасте от 18 до 29 лет. Это объясняется вполне понятными причинами: многие молодые люди ещё не успели сформировать свои индивидуальные политические взгляды, поэтому ориентируются на мнения, которые они привыкли слышать в семье. То, что влияние отца больше, нежели влияние матери, по-нашему мнению, можно объяснить тем, что в большинстве семей отец имеет статус главы семейства и его мнение, скорее на подсознательном уровне, имеет большой вес, особенно для представителей младшего поколения.

Исходя из вышесказанного, мы можем делать следующий вывод: наша гипотеза, в принципе, оказалась лишь отчасти верной: из всего близкого окружения наибольшее воздействие на индивида при принятии им решения при голосовании за партии ближайшие родственники оказывают преимущественное влияние только на молодежь, да и то почти такое же, как друзья. В других возрастных группах родители влияют меньше, чем друзья или товарищи по работе.

На основе наших данных можно утверждать, что в современной России влияние семьи на выбор в пользу партии не значительно, и что у нас стоит обратить внимание на другие внешние факторы, формирующие в итоге окончательное решение индивида.

Ведмецкая Л.В. (Санкт-Петербург) Влияние политико-культурной составляющей на современную административную реформу в Российской Федерации Российские исследователи-политологи часть отмечают, что для современного российского государственного управления в значительной степени характерны: практика клиентелизма и закрытости на уровне исполнительной власти; низкое качество исполнительской дисциплины; высокий уровень коррупции;

дублирование функций и полномочий федеральных органов исполнительной власти; отсутствие разграничения между интересами, полномочиями и функциями государства и бюрократии1, слабость контроля институтов гражданского общества над управленческими процессами; резкое падение доверия граждан к институтам власти.

Причин сложившегося положения дел несколько. В их числе и то обстоятельство, что ни законодательная, ни судебная ветвь власти исторически в России никогда не обладали в должной степени самостоятельностью и независимостью, способностью контролировать исполнительную власть2. Бюрократия давно уже стала значительным политическим актором, способным навязывать свою волю другим политическим силам. Во-вторых, это слабость правовых начал в российском обществе. Вследствие этого бюрократия имеет большой диапазон действий по своему усмотрению, обладает возможностью менять правила игры. В.

Ледяев оценивает современный режим в России как «авторитарнобюрократический», акцентируя внимание на том, что именно бюрократия стала ведущей силой в определении ключевых аспектов российской политики и выработки базовых принципов функционирования социальной системы3.

Административные реформы были призваны решить эту проблему. Суть административных реформ в России – в комплексной трансформации системы органов государственного управления с целью обеспечения их большей гибкости и эффективности. Несмотря на неудачи административной реформы 1990-х, они в немалой степени способствовали повышению эффективности государственного управления4. К примеру, в их идеологии впервые были обозначены принципы долгосрочного планирования, ориентация на интересы гражданского общества, информационной открытости и качества государственных услуг.

Обратившись к «Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006–2010 гг.», можно сделать выводы об актуализации таких приоритетов, как повышение качества государственных услуг, внедрение информационных технологий в процесс управления, ориентация на достижение конечных измеряемых результатов, повышение эффективности взаимодействия органов исполнительной власти и гражданского общества, а также повышение прозрачности деятельности органов исполнительной власти, модернизация системы информационного обеспечения органов исполнительной власти. В основу деятельности исполнительных органов власти были заложены принципы нового государственного менеджмента, призванного изменить само отношение к работе чиновника (управление по результатам, установление регламентов, информационная открытость органов власти, уважение и близость аппарата к гражданам и их организациям и др.). Надо сказать, что цели, поставленные в Концепции, в некоторых регионах были частично достигнуты, и отношение российской бюрократии к своей роли в государственном управлении претерпевает определенные изменения (например, в Калининградской области). Меняются не только принципы работы, но и вся политико-культурная составляющая исполнительской деятельности благодаря изменениям в окружающей социальнополитической среде.

Однако же большинство политико-культурных принципов, заложенных в Концепции, не повлияли на российскую действительность, и проблемы коррупции, закрытости бюрократической системы, дублирования множества функций и неэффективность всего государственного управления по-прежнему стоят перед Россией. Отчасти это происходит из-за того, что множество принципов и концепций государственного управления, заложенные в основу административной реформы, были весьма искусственно привнесены из-за рубежа и не затронули культурный аспект деятельности самих служащих, не учли культурноисторических особенностей работы исполнительных органов власти.

Здесь можно говорить о том, что политическая культура государственных служащих служит определенным барьером на пути к развитию государства. Историческая закрытость и недоступность аппарата не только общественности, но и политическому руководству страны, превращение аппарата в сплоченную и организованную силу, преследующую свои собственные, а не государственные, интересы – вот современные реалии5.

Но на формирование современной ситуации немалое влияние оказывают и особенности политической культуры российского населения в целом. По выражению А. Ильина, в России идет возрождение «элементов авторитарного конформизма в обществе», той структуры российского политического сознания, для которого с одной стороны характерна высокая требовательность к власти, а с другой – негативно-нейтральное отношение к собственной политической инициативе (87% российских граждан считает, что не может повлиять на политический процесс в России)6, ориентация на стабильность и порядок взамен гражданской активности7.

Это обстоятельство в значительной мере влияет на административные реформы в России. К примеру, слабость институтов гражданского общества и их традиционное для России отчуждение в ходе реформаторского процесса всегда порождали ряд противоречий и несогласованностей в ходе реформы. Поэтому крайне важно изменение отношения российского общества к политике и управлению и развитие политической культуры участия в России в целом.

Литература

1. Гаман-Голутвина О.В. Мировой и отечественный опыт реформ государственного управления - Политическое управление и публичная политика XXI века, Москва, РАПН, 2008 г., стр. 56-83

2. Комаровский В.С. Административная реформа в России:

проблемы и перспективы преодоления бюрократической парадигмы управления - Политическое управление и публичная политика XXI века, Москва, РАПН, 2008 г., стр.85

3. Ледяев В. / Власть, авторитет и господство в России: основные характеристики и формы //Административные реформы в контексте властных отношений / под ред. А.Олейника и О.ГаманГолутвиной, Москва, 2008 г., стр. 63

4. Волкова А.В. Традиции российской административной культуры и оценка эффективности административных реформ // Информационный бюллетень «Демократия и управление» № 2 (6) 2008, стр.65

5. Комаровский В.С. / Административная реформа в России:

проблемы и перспективы преодоления бюрократической парадигмы управления // Политическое управление и публичная политика XXI века, Москва, РАПН, 2008 г., стр.89

6. Общественное мнение-2008 / Ежегодник «Левада-Центра», Москва, 2008 г., стр. 21, ориентация на стабильность и порядок взамен гражданской активности [Ильин А.Ю. / Авторитарные элементы в российской политической практике // Политическая психология, культура и коммуникация, Москва, РАПН, 2008 г., стр.

199-202 Дружинин А.И. (Волгоград) Государство и перспективы формирования гражданского общества Историографическая рефлексия обнаруживает две крайние точки зрения на историческое развитие России. Первая — отмечает универсальность движения, и то, что мы просто отстали и выпадаем из общего движения. Вторая — подчеркивает уникальность настолько, что в ее исследовании не помогут никакие аналогии.

Любое государство универсально тем, что это не хаотическое скопление людей, а организованная совокупность, целостность, обусловленная механизмами присущих данному обществу объективных закономерностей, а также субъективного опыта многообразной деятельности людей.

Государство — иерархическая многоуровневая централизованная система, предполагающая эффективные способы объединения людей во имя единой цели, поиск средств сосредоточения энергии масс для решения поставленных задач.

Иерархическая соподчиненность - основная черта коллективного поведения людей в их материальных сферах действия (политической, экономической, военной, производственной).

При всех различиях в трактовке государства и многообразии его проявлений необходимо учитывать заложенную в нем мощную властную силу. М. Вебер по этому поводу писал: «Государство... есть отношение господства людей над людьми, опирающееся на легитимное (то есть считающееся легитимным) насилие как средство»1.

Государство тем отличается от других общественных структур, организаций, связей, что в нем сосредоточена власть, которая представляет собой такую взаимосвязь, в процессе которой люди в силу разных причин — материальных, социальных, интеллектуальных, информационных и других — добровольно (осознанно) или по принуждению признают верховенство воли другого человека или группы людей — над собой.

Кроме государственной системы в обществе формируются различные более или менее устойчивые общественные связи.

М.Вебер впервые выделил и обосновал два типа общественных связей: естественная общность (Gemeinwesen) и гражданское общество (Gesellschaft). Первый тип характеризуется доминированием между людьми традиционных связей — родоплеменных, общинных, патерналистских и т.д. Иными словами, естественная общность — не что иное, как традиционное общество, в котором цели, предпочтения и действия отдельно взятого индивида практически целиком и полностью определяются коллективистскими ценностями, воплощенными в виде различных табу, норм, правил, обычаев и традиций. В таком обществе отсутствуют политические и экономические свободы, в том числе свобода хозяйственной инициативы (предпринимательства), свобода труда и свобода потребления. К традиционному обществу можно отнести общественные системы, которые управляются тоталитарными или авторитарными режимами. По указанным критериям, советское общество, несмотря на высокую степень технического развития и некоторые характеристики, сближавшие его с промышленно развитыми странами, следует с известной долей условности трактовать как традиционное.

Второй тип общественных связей (гражданское общество) характеризуется доминированием между субъектами общества таких

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 646.

связей, которые образуются спонтанно и свободно за счет их добровольных действий. Гражданское общество нередко трактуют как систему, самоорганизующуюся за счет свободной (и зачастую хаотической) деятельности людей, функционирующих при отсутствии принудительного давления надиндивидуальных ценностей.

Однако, определение гражданского общества не столь однозначно, особенно при разведении его с взаимосвязанным понятием «государство». Такие однокоренные понятия как «гражданственность» и «гражданин» позволяют подходить к пониманию гражданского общества как общества, где реализуются гражданские права и свободы.

Правосудие как институт, обеспечивающий гарантии прав и свободы — одни исследователи относят к сфере гражданского общества, другие считают его атрибутом государства. Такой институт, как полиция — в одних странах является обязательной структурой государственной машины, у других — интерпретируется как атрибут гражданского общества. Так возникает необходимость разграничения между чисто гражданским обществом и современным обществом массового потребления.

Гражданское общество — это созданная в процессе исторического развития человеческого общества система реализации прав и свобод граждан. Общественные связи модифицируются как социальная организация, которая представляет собой систему социальных групп и отношений между ними, объединенных для достижения определенных целей посредством распределения функциональных обязанностей, координации усилий и соблюдения правил взаимодействия в процессе функционирования системы управления.

Нормальный вариант взаимосвязей государства и общества предполагает, что общественная жизнедеятельность людей обладает большим объемом свободы, самостоятельности и самоуправления.

Государство посредством принятия нормативных правовых актов устанавливает основные, общие, типовые правила (нормы) поведения людей во всех сферах жизни общества и обеспечивает их соблюдение своей властной силой. Все общественные связи в гражданском обществе, тем не менее, каким бы видом они не были представлены — должны гармонично соответствовать существующим социальным институтам, в том числе и государству.

Ежов С.П. (Санкт-Петербург) К вопросу о моделях общественного развития на примере института образования Прежде чем вести речь об образовании, здравоохранении или других условных частностях, следует определиться с моделью общественного устройства в целом. С той моделью, которую мы (Россия) стремимся построить.

Отличие европейской подмодели общественного устройства от американской заключается в реализации помимо идеологий либерализма и консерватизма ещё и социалистической идеологии (все современные идеологии имеют приставку нео).

Например, в системе образования это отличие проявляется следующим образом: в большинстве европейских стран университеты и колледжи являются государственными учреждениями, финансируемые из государственных источников.

Более того, во Франции все учителя школ и преподаватели колледжей и университетов являются государственными служащими, оклады устанавливаются централизованно.

В США значительная доля колледжей и университетов относится к частному сектору. В США наиболее престижные университеты, как Йельский, Гарвардский, Принстонский и др.

являются частными. В Европе Хельсинский, Стокгольмский, Копенгагенский и др. государственные (в этих университетах нет коммерческих студентов).

Т.е. в США ведущие университеты частные, хотя есть и государственные. В Европе ведущие университеты государственные, хотя есть и частные.

Или ещё. В США отсутствует государственная система здравоохранения, которая есть в Европе.

Качественную систему образования Россия не создаст, если не будет выстроен фундамент – среднее образование в количестве 12 лет (это тот минимум, который сегодня везде, хоть в ЕС, хоть в США).

Что происходит сейчас?

–  –  –

Напомню, что при Александре Ш и в советский период до 1/3 доходной части бюджета страны давали поступления от реализации этой продукции, а сейчас примерно 7%.

Елисеев С.М. (Санкт-Петербург) Партии как символы демократизации российского общества Образование в начале 90-х гг. ХХ в. новых партий стало своеобразным олицетворением политической свободы и символами новой политики. Активная часть общества возлагала на новые партии большие надежды, справедливо полагая, что они станут активными агентами процесса демократизации. Но по истечению десятилетий можно утверждать, что действующие в России партии с большим трудом осваивают традиционные для современной демократии функции артикуляции и агрегации социальных интересов, участия в выработке политического курса. Они во многом проигрывают в этом плане другим политическим институтам, например правительству, президенту или лоббизму.

Лишенные возможностей реального участия в принятии политических решений, формирования правительства и региональных органов исполнительной власти, политические партии превратились в своеобразные политические знаки и символы, обозначающие политическую конкуренцию и плюрализм.

Но чем больше новых политических знаков стало обращаться на специфическом рынке, тем быстрее они стали подвергаться процессу девальвации, тем меньше доверия испытывали граждане к ним, тем больше укреплялось доверие к старым символам. В сложившихся условиях правящему политическому классу необходимо было вмешаться в хаотичный процесс производства и воспроизводства политических знаков и символов, взять его под свой административный контроль. В результате в настоящее время в политическом пространстве России осталось только четыре партии, участвующие в осуществлении власти или имеющие влияние на власть.

По мнению А.И. Соловьева за последние десятилетия «отечественная бюрократия сумела решить три стратегические задачи: адаптировавшись к плюралистическим потрясениям, встроиться в новую, протодемократическую систему власти; отбить все атаки политических сил, заинтересованных в проведении административной реформы; и, наконец, взять под контроль наиболее проблематичный для себя сегмент политического пространства, который процедурно предполагает участие гражданских структур и политической оппозиции, т.е. выборы.

Другими словами, бюрократия добилась полной интеграции электоральных процессов в механизм формирования государственной политики»1.

За прошедший период реформ ни одна из политических партий России, по сути, не сумела создать модель успешного коллективного действия, которая получила бы одобрение и поддержку большинства россиян. Поэтому они и занимают соответствующую позицию в системе властных отношений, оставаясь, во многом, побочным продуктом процесса демократизации. В последние время политические партии стали подвержены процессу этатизации. Это находит свое выражение, прежде всего, в увеличении средств, выделяемых партиям государством из бюджета.

В соответствии со статьей 33 закона «О политических партиях»

с 2004 г. партиям, набравшим по итогам выборов Госдумы и президента более 3%, выплачивается государственная поддержка в размере 5 рублей за каждый голос избирателя. При этом пункт устанавливает с 1 января 2007 года индексацию этих средств «с учетом прогнозируемого федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий год уровня инфляции. Летом 2008 г.

Государственная Дума на последнем перед летними каникулами заседании приняла сразу во втором и третьем, окончательном чтениях закон, увеличивающий бюджетное финансирование политических партий сразу в четыре раза. Документ вступил в силу с 1 января 2009 года.

Он предусматривает, что государство платит в год по 20 рублей за каждый голос, полученный партией на выборах в Госдуму. В финансово-экономическом обосновании к законопроекту отмечается, что после принятия поправок на финансирование партий потребуется дополнительно ежегодно выделять 957,083 миллиона рублей.

Один из авторов законопроекта, первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия» Валерий Рязанский отметил, что в настоящее время федеральный бюджет в год тратит на финансирование политических партий около 300 миллионов рублей.

Соловьев А.И. Электоральный дефолт и деинституционализация политического рынка// Полис. 2004. № 1. С.13 Таким образом, финансирование партий увеличивается до 1,2 миллиарда рублей в год1.

В тоже время в российском обществе сохраняется противоречивое отношение к партиям. С одной стороны большинство россиян (59%) убеждены, что в принципе политические партии в России нужны, но в то же время около 40% граждан считают, что они играют не значительную роль в современной российской политике, По данным исследований, сегодня состоят в партиях всего 2% россиян. Правда, еще 12% заявляют, что хотели бы вступить в ту или иную партию: 5% - в «Единую Россию», по 2% - в КПРФ и ЛДПР. Подавляющее же большинство опрошенных (81%) в партиях не состоят, и состоять не хотят2.

Жирнова Е. А. (Красноярск) Концепция множество как метод анализа перспектив новых социальных движений Проанализируем условия развертывания современных социальных движений, основываясь на концепции множества М.

Хардта и А. Негри и положении К. Маркса и Ф. Энгельса о том, что вместе с основательностью исторического действия будет расти и объем массы, делом которой оно является.

Концепция множества продолжает некоторые существенные традиции марксизма, но в то же время не всегда согласуется с социально-философскими воззрениями последнего. Важнейшими факторами возникновения и становления множества соавторы считают принципиальные изменения трудового процесса и глобализацию, которая сопровождается формированием глобального господствующего класса путем преодоления узких пределов национальных государств.

Самой сильной стороной концепции является сама идея множества, т.е. качественно нового социального субъекта, которому предстоит ликвидировать господство глобального капиталистического класса, присваивающего универсальный продукт, производимый множеством. Соавторы определяют множество как активный социальный субъект, действующий на базе того, что связывает личности воедино 1 Госдума вчетверо увеличивает финансирование партий с 2009 года // www.rian. ru.

05.07.

2 Беспартийная Россия 24.06. 2004 www. Fom.ru Моделью множества является такая распределенная сеть как Интернет, «так как, во-первых, ее отдельные узлы сохраняют различия, будучи завязаны во «всемирную паутину», а во-вторых, ее внешние границы открыты, что всегда обеспечивает постоянную возможность для добавления новых точек пересечения и взаимосвязей» [1, с.6]. И далее: «Множество, оставаясь пестрым и сохраняя внутренние различия, тем не менее, способно действовать совместно и таким образом управлять самим собою. Множество - это не политический организм, в котором кто-то один командует, а остальные подчиняются его приказам. Скорее, это самоуправляемая живая плоть» [1, с.130]. Природа множества в известной степени парадоксальна. По мнению авторов, внутренние различия членов множества является источником общего, что дает возможность для коммуникации и совместных действий. Значит, множество формируется только там, где возникает нечто общее: взаимодействие, коммуникация, новые формы самой разнообразной деятельности.

Соавторы признают, что множество понятие классовое.

Потенциально множество состоит из всех разнообразных фигур, задействованных в общественном производстве.

Роль социального субъекта в функционировании и развитии общества напрямую зависит от его активности. В работе «Святое семейство» К. Маркс и Ф. Энгельс установили один из важнейших социальных законов, положение о том, что вместе с основательностью исторического действия будет расти и объем массы, делом которой оно является [2, с.3-230]. К. Маркс и Ф.

Энгельс писали, что дела и идеи истории – это дела и идеи массы.

Различные идеи, вдохновляющие массы, неразрывно связаны с их интересами. Всякий массовый, добивающийся исторического признания интерес, появляясь на сцене, приняв форму тех или иных идей, далеко выходит за свои действительные границы и легко смешивает себя с человеческим интересом вообще.

Так, развитие производительных сил и связанных с ними производственных отношений приводит к постепенному улучшению положения угнетенных социальных классов и групп, что в свою очередь способствует совершенствованию представлений об альтернативном социальном порядке. При этом развитие общественного прогресса, связанного с объективными сдвигами при переходе от одной формации к другой и усложнением системы общественных отношений, повышает результативность деятельности альтернативных движений угнетенных против господствующего класса. Например, Древний мир не знал примеров успешной борьбы против рабства (самое крупное за всю историю восстание гладиаторов во главе со Спартаком было жестоко подавлено). А буржуазия свергала королей и рубила им головы (например, французский король Людовик Шестнадцатый, английский король Карл). Если альтернативой рабству могла быть лишь абстрактная свобода, то альтернативой монархии и тирании выступала уже более конкретная буржуазная демократия.

Действие этого закона подтверждает мысль К. Маркса о том, что явление развивается одновременно с развитием условий для него.

Этот закон показывает следующую закономерность: под влиянием объективных сдвигов изменяется социально-психологическое состояние масс, растет их активность, благодаря чему усиливается их воздействие на объективные условия. Взаимодействие объективных основ деятельности и субъективного состояния масс образует единый процесс возрастания активности и роли народных масс. Получается, что само развитие общества подготавливает появление альтернативных движений, реально готовых ответить на вызовы своего времени и улучшить положение угнетенных масс. Так капитализм, как говорил Маркс, порождает своего «могильщика».

Концепция множества А. Негри и М. Хардт также показывает, что общественный прогресс и объективное развитие производительных сил формируют конкретные условия, создающие возможность появления множества, его консолидации и борьбы.

Однако, нельзя исключить, что при усилении неравномерности развития мирового сообщества и возрастании присущих ему противоречий идея множества останется нереализованной или сильно деформированной. Это подчеркивает необходимость интенсивной научно-теоретической работы в данном направлении.

Литература

1. Хард, М. Множество: война и демократия в эпоху империи.

[Текст] / М. Хард, А. Негри. М. 2006. 559 с.

2. Маркс, К. Святое семейство [Текст] / К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч.

Т. 2. С. 3-230.

Журавлёва О.О. (Санкт-Петербург) О некоторых трансформационных процессах в современной политической элите России Актуальность проблемы трансформации политической элиты

России обусловлена рядом факторов:

1) геополитическим положением России;

2) политической культурой;

3) социально-политическими изменениями внутри страны;

4) слаборазвитыми институтами гражданского общества.

Цель статьи – изложить проблему, определить возможные причины сложившейся ситуации и указать на предпосылки предполагаемых изменений.

Сначала несколько слов о термине «элита» в контексте данной статьи и о трансформации как процессе. Под политической элитой мы понимаем социальный слой, активное меньшинство, обладающее лучшими социальными ресурсами, которые позволяют ему управлять, либо оказывать воздействие на процесс управления обществом (например, принятием или непринятием решений, манипуляцией и т.д.). Трансформация элиты – это процесс, включающий в себя не обязательно смену элиты контрэлитой (околоэлитный слой), но и радикальные преобразования внутри самой правящей элиты, возвышение, приход на лидирующие позиции новой группировки внутри правящей элиты. Трансформация также связана с радикальным изменением политического курса страны, изменением методов воспроизводства элиты, соотношением различных групп внутри правящей элиты.

Геополитика – стратегическая наука, наука «политической элиты государства». Глобализация образует долгосрочные геополитические интересы современных сверхдержав – США, Россия, Китая, Индии. Нарастает интенсивность внешних и внутренних воздействий на Россию, которые являются одной из многих причин изменений в формировании российской элиты.

Исходя из специфики положения, ролей и функций российской элиты в обществе, она принимает вызовы Европейского сообщества (и не только), либо отвечает на них, так как в ее интересах сохранять свои ресурсы и статус. Таким образом, формирование политической элиты нового типа осуществляется вне основных тенденций общественного развития, что позволяет сделать вывод о возможности приобретения российской элитой статуса внегосударственной и внеобщественной структуры, занимающей определенное место в межгосударственном пространстве – в глобальном обществе.

В 90-х годах века в России произошла смена политического режима от тоталитарного к демократическому. Следствием этого явилась смена политической культуры, которая и по настоящее время находится в стадии формирования и еще не стала традицией. Однако, основная проблема России, которая обессмысливает все попытки реформирования политики и экономики, лежит в области психологии и ментальности – неотъемлемой части политической культуры. «Эта проблема, возникшая в результате почти восьмилетнего искушения экономической и политической свободой (имеется в виду период с 1991 по 1998 гг. – примечание Автора), состоит в том, что существует конфликт между теми, кто принял вызов экономической свободы и готов отвечать за свои поступки, и теми, кого свобода страшит, кому хочется переложить ответственность за собственные проблемы на государство-отца или диктатуру».1 Акцент также можно сделать на нелюбовь политической элиты исправлять, дорабатывать, совершенствовать. «Царская власть обнаружила пороки – долой царскую власть. Буржуазная демократия после февральской революции оказалась несовершенной – долой буржуазную демократию. Социализм попирал права человека – долой социализм.

Рыночные реформы привели к обнищанию значительной части общества – долой рыночные реформы».2 Резюмируя, можно сказать, что у россиян завышенные ожидания, поэтому политическая элита вынуждена давать завышенные обещания, после которых неизбежны завышенные разочарования. Мы можем предположить, что этот процесс будет иметь место, пока российское общество в целом не будет готово совершенствовать социально-политические системы, доводить их до кондиции и уменьшить разрыв в уровнях осознания действительности.

Социально-политические изменения наряду с положительными аспектами в трансформации элиты, связанных с демократизацией всех сфер жизни российского общества, имеют также отрицательные стороны. На сегодняшнем этапе развития общества более ярко представлен образ политического лидерства как качества элиты, но не уделяется достаточного внимания целостному пониманию элиты.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.