WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 32 |

«Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ¶ББК 60. Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ...»

-- [ Страница 15 ] --

Ивлева И.В. (Санкт-Петербург) Формирование транснациональных сообществ и новые средства связи За последние два десятилетия произошли значительные социальные изменения, связанные с распадом Советского Союза и всего социалистического блока, а также распространением рыночных отношений. Вследствие усиления разнонаправленных миграционных потоков в 1990-е гг. серьезно нарушились и были утрачены связи между многими людьми. С одной стороны, эти изменения привели к обострению отношений с прежними союзниками на политическом и повседневном уровне.

Бывшие граждане Советского Союза все чаще начинают рассматривать друг друга как иностранцев. И это продолжающееся разрушение связей представляет собой довольно болезненный процесс. С другой стороны, можно наблюдать и некоторые успешные попытки «реанимации» социальных отношений в постсоветских условиях. В данном случае интерес вызывает то, как новые коммуникационные технологии, связанные с развитием Интернета, влияют на воссоздание старых социальных связей, возможность их дальнейшего поддержания и тем самым на формирование транснациональных сообществ нового типа. Речь идет о весьма популярных сайтах, поддерживающих общение через Интернет – «Одноклассники», «В контакте», «Мой мир», «Скайп», которые позволяют многим людям найти своих близких, друзей и знакомых, узнать, как сложилась их судьба.

Для того чтобы иметь возможность анализировать происходящее на подобного рода интернет-форумах для начала требуется получить там регистрацию. Это обстоятельство с неизбежностью ставит социального исследователя в позицию участвующего наблюдателя и, по сути, превращает его в инструмент исследования. При этом личный опыт взаимодействия позволяет лучше понять смысл различных сетевых практик. Видимо, стоит рассмотреть складывающиеся формы взаимодействия в рамках хотя бы одного из таких сайтов, например, «Одноклассников», который предоставляет возможности для поиска одноклассников на всем постсоветском пространстве. С одной стороны, пристрастие определенных категорий населения к интернету диагностируют как зависимость. Некоторые социальные ученые предрекают, что это приведет к усилению одиночества и отстраненности от других. С другой стороны, в случае с указанными интернет-технологиями появляются дополнительные возможности для общения и становится как никогда ясно, насколько «мир тесен».

Если вести речь о сайте «Одноклассники», то здесь, помимо общения бывших одноклассников, возможно образование и других групп (например, однофамильцев, жителей одного города, работников определенной сферы бизнеса, любителей вышивки и т.д.). Жизнеспособность таких групп порой можно поставить под вопрос. Участие в них может носить чисто фиктивный или же в основном информационный характер. В то же время некоторые группы могут быть интересны с точки зрения пересечения локального и глобального контекстов. Вопрос состоит в том, какие из этих объединений играют более значимую роль – собственно группы одноклассников или какие-либо другие. Возможно, что их значимость определяется каждым отдельным человеком индивидуально в зависимости от его интересов.

В любом случае очевидно, что такие сайты общения, как «Одноклассники» и т.п. способствуют образованию небольших транснациональных сообществ. Это связано с тем, что в их рамках осуществляется активное взаимодействие между людьми, которые вынужденно мигрировали из бывших советских республик в Россию, жителями стран Балтии и СНГ, а также людьми, выехавшими в дальнее зарубежье (Германию, Израиль, США). Особое значение такие интернет-ресурсы приобретают для разных групп мигрантов, предоставляя им шанс на восстановление прерванных связей и сохранение имеющихся отношений. В этом случае общение осуществляется поверх границ, вопреки экономическим неурядицам и спекуляциям политиков. Предварительное общение в Интернете позволяет протестировать, насколько крепкими являются старые связи, работают ли они по-прежнему. Зачастую, несмотря на долгий разрыв, память о школьной дружбе, жизни в том или ином регионе, стране оказываются достаточно сильными, делая возможным взаимодействия в будущем. Становится ясно, что невидимые связи на пространстве бывшего СССР, образующие сеть человеческих отношений, которые всячески разрушались в ходе экономических потрясений 1990-х гг., прерваны далеко не полностью, хотя они и заметно ослабли.

В большей мере оторванными от постсоветского пространства оказались жители стран Балтии. В начале системных трансформаций в них наблюдался отток населения, в том числе в Россию.

Ныне, в связи с вступлением в Евросоюз, выходцы из этих стран нередко уезжают работать в Англию, Германию, Бельгию. Тем не менее, бывшие одноклассники пытаются сохранять связи друг с другом, образуя в Интернете сообщества, имеющие транснациональный характер. С другой стороны, нужно иметь в виду и то, что феномен одноклассников имеет локальную основу, обучение в определенной школе, районе и городе. Зачастую одноклассники – это также соседи, жители одного района, которые объединяются в рамках обсуждаемого сайта в группы по названию своего района. Хотя многие уже давно сменили место жительства (район и даже страну), остается особая эмоциональная привязка к месту, где прошло детство и молодость. Это становится понятно по характеру обсуждаемых тем

– улица, на которой жил человек, любимый учитель, закрытие школы.

Карамчакова И.Р. (Санкт-Петербург) Процессы этнокультурного возрождения в Хакасии Для анализа процессов этнического возрождения мы выбрали рассмотрение важных аспектов, связанных с изменениями, происходящими в постсоветском обществе, которые не могли не отразиться на процессе литературного творчества. Исследователь этнического возрождения Т.С. Гузенкова на достаточно обширном фоне проводит этносоциологический анализ этого процесса по материалам художественной литературы народов России. Она выделяет стратегически важные для постсоветского периода развития общества изменения в литературном творчестве1:

• прежде всего, языковой аспект публикаций;

• количество изданных произведений;

• литературные связи (с Москвой, с международными издательствами);

• поэтика произведений (эволюция проблематики, идейной направленности, тематики, жанров, художественных образов и т.п.);

• переиздание национальной классики;

Конечно же, в каждом российском регионе и, тем более, в каждой республике существуют заметные различия в области культуры, в образе жизни, в социально-экономических позициях. Мы попытаемся обозначить контуры и проблемы этнического возрождения на примере литературного процесса в Хакасии и его региональные особенности.

Во-первых, с начала 1990-х годов на хакасском языке издается, прежде всего, учебная (особенно посвященная хакасскому языку и литературе), отчасти научная (филология, история), публицистическая, художественная и детская литература.

Наименьшее количество имеют публикации общественнополитической, религиозной и экономической направленности. Еще одной особенностью является увеличение детской литературы на двух языках – хакасском и русском. Во-вторых, количество изданных произведений на хакасском языке, на наш взгляд, обнаруживает прямую связь с региональной экономической ситуацией, с 1990-х годов и до настоящего времени количество опубликованных художественных произведений не намного больше (в сравнении с другими регионами), чем в 1970-х и 1980-х годах. Это и новые и переизданные произведения хакасских писателей. Но национальная литература все же относится к разряду этнокультурных приоритетов.

Перечисленные аспекты развития литературы тесно переплетаются с языковой ситуацией в республике (сужением сфер функционирования хакасского языка, уменьшением числа владеющих родным языком и т.д.).

1 Гузенкова Т.С. Этносоциологическое изучение истории и этнического «возрождения» (по материалам художественной литературы народов России, 1990-е годы).// Междисциплинарные исследования в контексте социально-культурной антропологии. - М., 2004. С. 236-245.

По мнению Т.С. Гузенковой, на нынешнем этапе канал трансляции художественной информации существенно сократился и потерял свою былую притягательность. Связи с Москвой уже не относятся к разряду престижных и желаемых, все большее значение приобретает международный статус издательства. Заметна ориентация на западноевропейские страны с соблюдением принципа этногенетического родства (например, марийцы, мордва, удмурты предпочитают публиковаться в Венгрии, Финляндии, Эстонии)1.

Говорить о том, что литературные деятели Хакасии активно сотрудничают с Москвой и международными издательствами не приходится, так как связи с Москвой не были достаточно развиты и в советский период. Эти направления могут стать приоритетными.

Нужно отметить тот факт, что Хакасия (наряду с соседними республиками) постепенно приобщается к общетюркскому мировому наследию: посредством художественного искусства, возрождением и изучением древнетюркской письменности. В хакасской, как и в любой национальной литературе, по-прежнему преобладает регионально-республиканская проблематика, новой темой литературного творчества стала ранее не исследованная тематика репрессий (в публицистике, документалистике).

Единичным случаем является реабилитация «репрессированной литературы» (это басни И.А. Крылова, переведенные на хакасский язык). Современный литературный процесс и мастерство национальных писателей (Сибири) активно исследуются литературоведами.

В идейном содержании произведений художественной и публицистической литературы закладываются основы идеологии этнокультурного возрождения – это этнонациональный патриотизм, восхищение древностью и некоторое разочарование в недалеком прошлом.

Кузиванова О.Ю. (Сыктывкар) Трансформация этничности в условиях глобализации (к вопросу о понятии этничности) Понятие этничность, по признанию исследователей, стало использоваться в социологии, наполнилось современным содержанием, в 70-х гг. XX в. К этому времени в социальной антропологии сложилось три направления в понимании природы

1 Там же. С. 237-238.

этноса (этнического). Первое – примордиалистское – этнос как объективная изначальная данность, (природная или социальная) со свойственными ей территорией, языком, культурой и этническим самосознанием. Второе – инструменталистское – этничность как феномен интеллектуальной и психологической мобилизации, порождённой этнической элитой для достижения властных и статусных целей. Третье – конструктивистское – как продукт специфического коллективного сознания, конструирующего этнические границы и иные этнические маркеры.

Дальнейшее развитие парадигмы этничности отходит от жёстких рамок этих подходов и делает упор на характеристики проявлений этнического в социальном в условиях глобальной социальной трансформации. В этом, собственно и эвристичность данного понятия. Оно отвечает на вопрос, а как проявляет сегодня этническое самоё себя? На уровнях: индивидуальном и коллективном; местного поселения, региона, государства; в сферах экономики, политики, культуры. Что значит сегодня этническая принадлежность: это «зов предков», приписанный статус, рудимент или социальный ресурс? Для ответов на этот вопрос недостаточно использовать (да и невозможно) понятие этнос (существуют естественные ограничения в использовании этого термина). Здесь и применяется понятие этничность как многоплановое понятие, обозначающее и элемент социальной структуры, и функциональные характеристики проявления этнического: мобилизованная этничность, бунтующая, ярко или слабо выраженная, традиционная и модернистская и т.п. Одним словом, этничность – «крайне полезный концепт, поскольку предполагает динамическое видение ситуации различных связей, контактов и взаимопроникновения между группами» (Т.Эриксен).

В период продолжающейся модернизации и прихода вместе с глобализацией посмодернистских ценностей несомненное преимущество имеет конструктивистское толкование этничности.

Этнос, оторванный от своей привычной почвы, вырванный с корнями из деревни и не пересаженный в городскую среду, продолжает жить в социальных сетях современного общества. На первый план в этих процессах выступает социальное конструирование, где ведущую роль играет этническая элита. Этничность конструирует своё новое социальное пространство.

Тем не менее, природный компонент остаётся как бы в снятом виде в этническом самосознании на уровне предпочтений ландшафта, предпочтений социального окружения людьми определённого психологического склада, природного окружения. Для калмыка – это степь, для ненца – тундра, для коми – лес. Свой родной язык воспринимается чем-то необъяснимо очень красивым. Сказки, мифология закрепляют связь с природным компонентом и попрежнему оказывают влияние на становление этнического идентитета.

В современном мире этнос по-своему выживает. Теряя непосредственную связь с природной средой, этнос усиливает социальную свою природу. Национальная элита является элементом этнической системы. От неё во многом зависит выживание этноса.

Было бы смешно говорить об альтруизме элиты, если бы практика не доказывала, что это не химера. Те этнические организации и движения, которые заняли наиболее престижные социальные статусные позиции в российском обществе, должны иметь элиты с довольно высокими показатели по шкале альтруизма (Л.Гумилёв).

Иные элиты были бы отвергнуты членами этнической общности.

Этничность сегодня – не только элемент социальной структуры, но и функциональная характеристика, присущая современному этносу. Этничность демонстрирует потрясающие конструктивистсткие возможности, но и имеет глубинную связь со своим природным компонентом, а также некую «иррациональную»

сторону, о которой говорят многие исследователи. Изучение взаимосвязи этих компонентов этничности ещё ожидает своих исследователей.

Кучуков Р.Р. (Уфа) Исследование урбанистической культуры частного сектора Исследование урбанистической культуры частного сектора в городской среде в трансформирующемся полиэтничном обществе противоречивый процесс, требующий анализа на стыке таких наук, как социальная философия, культурология, социология и история.

Формирование установок, ориентации и культурных идеалов населения определяется, прежде всего, социальной политикой государства и деятельностью федеральных, региональных органов и органов местного самоуправления. Успешная реализация социальных проектов в рамках организации жизнедеятельности общества и культурной политики, в частности, зависит от знания внутренних механизмов и придания особой значимости урбанизации. Ведь именно процессы урбанизации и интегрирующие эти процессы города в наибольшей степени определяют общий социокультурный потенциал общества на всех этапах развития. Однако в региональных этносоциологических исследованиях недостаточно отражено влияние урбанизации на урбанистическую культуру частного сектора в жизни городского сообщества. Сегодня важнейшими задачами, стоящими перед философами, социологами, культурологами и историками, являются не только эмпирическое изучение различных аспектов города Уфы, но также обобщение и теоретическое осмысление изучаемых проблем. Одним из таких вопросов, требующих всестороннего рассмотрения, является урбанистическая культура частного сектора в городе Уфа.

Первые масштабные теоретические разработки, во многом определившие последующие поиски и направления исследования города, принадлежат немецкому историку и экономисту А. Веберу [1], немецкому экономисту М.К. Бюхеру и классикам социологии Г.

Зиммелю [2] и М. Веберу [3].

Город - не только место проживания и работы современного человека, но и центр, откуда берет начало культурная, политическая и экономическая жизнь.

По мнению Каганского В. Л. города являются сильными и прочными элементами ландшафта, это функциональный каркас территории: «Города создают вокруг себя зоны и предпосылки сгущения жизни, … это организаторы культурного ландшафта» [4].

Степень изученности проблемы определена как состоянием историографии вопроса, так и изучением урбанизации и городского населения в ряде других научных дисциплин. Поскольку городское население представляет собой сложное социальное образование, состоящее из взаимосвязанных подсистем, то и изучение его начиналось с анализа отдельных аспектов его развития культурологами, социологами, демографами, экономистами, политологами и т.д., которые выделяют свой предмет исследования.

Проблемы социокультурного прогнозирования и проектирования исследовали А.С. Ахиезер, по его мнению «урбанизация как социокультурный территориальный процесс проявляется в формировании общего пространства урбанизированной культуры, как повышение в обществе потенциала развитой городской культуры, втягивание в процесс всего общества»

[5], Т.М. Дридзе [6].

Интерес в этом отношении представляют работы И.М. Гревса и Н.П. Анциферова. Эти ученые, имена которых долгое время не были широко известны исследователям, стояли у основания отечественной урбанистики, выработанный ими целостный взгляд на городскую среду весьма плодотворен при изучении культурных процессов в городе. Пожалуй, впервые в их исследованиях был поставлен вопрос о роли города как центра генерации культурных ценностей и синтеза новаций и традиций в культуре, об изучении городской культуры как социально-исторического феномена Н.П. Анциферов писал, «мы дети городской культуры. Путь познания ее - лежит через внимательное и разностороннее изучение города, который есть исторически сложившийся культурный организм» [7].

Как писал И.М. Гревс, понять город — значит «не только описать его, как красивую плоть, но и почуять, как глубокую живую душу, уразуметь город, как мы узнаем из наблюдения и сопереживания душу великого или дорогого нам человека» [8].

Однако, несмотря на то, что урбанизация, в отдельных ее аспектах, изучалась и изучается, процессы, касающиеся непосредственно жизни и быта частного сектора в начале XXI века, освещены недостаточно.

Литература

1. Вебер Л. Рост городов в XIX столетии. Пер. с англ.- СПб., 1903.

2. Зиммель Г. Избранное. Философия культуры. - М.: Наука, 1995.

Большие города, их общественное, политическое и экономическое значение /Авт.: К. Бюхер, Г. Майер и др.-СПб., 1905.

3. Вебер М. История хозяйства. Город. / Пер.с нем; под ред. И.

Гревсз.- М, 2001 г.; Вебер М. Избранные произведения / Пер. с нем.

Сост. Ю.Н. Давыдов.- М., 1990.

4. Каганский В. Л. Культурный ландшафт и советское обитаемое пространство.- М., 2001.- С. 100-102

5. Ахиезер А.С. Город - фокус урбанизационного процесса // Город как социокультурное явление исторического процесса. - М., 1995

6. Дридзе Т. М. Город как социокультурное явление исторического процесса.- М, 1995.

7. Анциферов Н. П. Пути изучения города как социального организма.

- Л., 1926. С. 9.

8. Анциферов Н.П. Непостижимый город. - СПб., 1991. С.27.

Неваева Д.А. (Барнаул) Ценностные ориентации преподавателей вузов (на примере АлтГУ) в условиях трансформации современного российского общества Профессия преподавателя имеет глубокие корни в истории человечества. Издревле одна из её ролей заключалась в трансляции опыта мировой цивилизации, нации, страны. Другая важнейшая функция учебного заведения – развитие личности, которая может использовать накопленное предыдущими поколениями и способствует прогрессу. Образовательный потенциал организует систему жизненных сил личности, являясь предпосылкой её развития и результатом образовательного пути [1]. Основой качества образования и успешного решения обновляемых задач системы образования является эффективная деятельность исполнителей – преподавателей. Социальное состояние каждой личности включает социальный статус и престиж. Таким образом, по мнению Ананьева, мы можем рассматривать преподавателя вуза как совокупный эффект социальных ситуаций развития, как объект различных структур и исторических процессов [3]. В условиях современных трансформаций российского общества важное значение приобретают ценностные ориентации преподавателей - связующих звеньев, с помощью которого происходит трансляция опыта и ценностей следующим поколениям и в идеале представителей среднего класса.

Согласно данным социологического опроса, проведенного нами в феврале-марте 2009г в АлтГУ, наиболее значимыми ценностями для преподавателя являются здоровье (87%), семья (56%), уважение окружающих (50%).

Такие ценности, как гражданская активность, патриотизм, демократизм были отмечены 5% от числа опрошенных. Происходит замыкание на личных проблемах, что является следствием современной нестабильности и противоречий. Это сказывается и на волнующих проблемах– безработица (78%); страх за безопасность своей семьи и близких (64%). В сравнении политическая ситуация, терроризм, состояние окружающей среды волнуют 19%, 10%, 3% соответственно.

Преподавателями указывается, что сохранять квалификацию удается.

Большая часть свободного времени тратится на самообразование (64%), проведение времени с близкими (82%), наблюдается отсутствия желания участвовать в общественной и политической жизни. На основе полученных данных, можно отметить, что преподаватели вузов как социально-профессиональная группа характеризуется высоким уровнем образования (20% имеют более одного высшего образования), активной жизненной позицией, но не гражданской (политическая пассивность, отсутствие уверенности в собственных силах), наличие определенных ценностей и нравственных ориентиров, направленных, прежде всего, на внутрисемейные и профессиональные вопросы. Это накладывает отпечаток на то, что идентифицируют себя со средним классом в постреформенном обществе 30% от числа опрошенных преподавателей (в советское время к среднему классу относило себя более 60% [4]). Реформы 90-х годов не прошли бесследно, оказав влияния на представления людей и их ценностные приоритеты.

Перемены коснулись и преподавателей вузов в частности как носителей научного знания, культурно-педагогического опыта общества. Социокультурный, нравственный, интеллектуальный потенциал, который имеется у преподавателя, составляет национальное богатство и должен быть изучен и своевременно востребован и рационально использован.

Литература

1. Абрахамсон П. Социальные эксклюзии// Общественные науки, 2001. №2. с.58-66.

2. Беляева Л.А. И вновь о среднем классе России// Социс, 2007. № 5.

с.3-13.

3. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб.: Питер, 2001.

288с.

4. Нечипоренко О.В. Цена реформ (опыт сравнительного анализа России и Казахстана)// Социс, 2007. №9. с. 45-52.

Оганян К.М. (Санкт-Петербург) Социальный идеал и выбор оптимального пути глобализации Ведущаяся в настоящее время борьба между глобалистами и «антиглобалистами» – фактически борьба не за или против глобализации, а за тот или иной ее сценарий; другими словами - за выбор оптимального пути глобализации. Каждый поддерживает глобализацию на основе своего социального идеала и возражает против глобализации на основе чужого идеала. Каждый хочет, превратить глобализацию в свою глокализацию (придать своим локальным ценностям универсальное значение, то есть сделать их глобальными) и не допустить превращения глобализации в чужую глокализацию. Из сказанного следует, что удовлетворительная теория глобализации невозможна без соответствующей теории идеологизации. Предметом же последней должны быть закономерности формирования и развития общезначимых (социальных) идеалов. Посмотрим, что говорит по этому поводу современная теория социальной самоорганизации, одним из важнейших результатов которой является закон дифференциации и интеграции идеалов[1].

Смена идеалов с синергетической точки зрения принимает форму вечного круговорота идеалов, абсолютирующих порядок (тоталитарные идеалы), и идеалов, абсолютирующих хаос (анархистские идеалы). При поверхностном (чисто феноменологическом) подходе создается впечатление, что история вращается в порочном круге между тоталитаризмом и анархизмом, делая акцент то на одном, то на другом, и никак не может выйти из этого круга. Между тем, с точки зрения синергетического критерия прогресса подобный порочный круг является своеобразным проявлением в истории закона дифференциации и интеграции идеалов, а именно: взаимоотношения между экстремистскими идеалами, абсолютизирующими или порядок (тоталитарные идеалы) или свободу (анархистские идеалы), и оптималистскими («центристскими») идеалами, отмежевывающимися от этих крайностей и синтезирующих требование порядка с требованием свободы (либеральные идеалы различного толка).

Под влиянием взаимодействия между собой и с окружающей социальной средой либеральные идеалы подвергаются дифференциации (дивергенции, эрозии). Эта дифференциация выражается в нарушении «равновесия» (симметрии) между требованиями порядка и свободы; один либеральный идеал делает акцент на порядок (ответственность), а другой на свободу (хаос).

. В результате усиления этих различий на крайних полюсах либерального спектра идеалов возникают тоталитарные и анархистские идеалы, которые взаимно «подогревают» друг друга.

Из сказанного ясно, что односторонний культ свободы не менее опасен, чем односторонний культ порядка. Если сущность тоталитаризма заключается именно в абсолютизации порядка и в тотальном подчинении этому «порядку» всех сфер социальной жизни, то сущность анархизма – в принципе «абсолютной свободы»

как безответственного произвола и в отказе от любых регулятивов в человеческой жизни (принцип вседозволенности)[2,с.68]. История показывает, что смысл существования экстремистских идеалов состоит как раз в том, что они определяют направление либерального вектора, т.е. той формы синтеза порядка и свободы, которая необходима в данных исторических условиях для достижения социальной системой максимальной стабильности. Тоталитарный и анархистский идеалы определяют направление либерального вектора именно потому, что либеральный идеал обычно стремится в равной степени дистанцироваться от этих крайностей.

Таким образом, периодическая дифференциация либеральных идеалов, их поляризация до уровня тоталитарного и анархического идеалов, а затем новый либеральный синтез (на основе новой интеграции идеалов) в форме нового либерального идеала, (приспособленного к новым социальным условиям и обеспечивающего стабильность общества в этих новых условиях), является конкретным проявлением закона дифференциации и интеграции идеалов (на пути к формированию и реализации «абсолютного идеала», т.е. общечеловеческого идеала). Таким образом, при более глубоком анализе выясняется, что описанный выше круг является иллюзорным, будучи лишь приближенным фрагментом описанной выше идеологической спирали. Так как социальный идеал, в общем случае, представляет собой единство экономического, политического, нравственного, эстетического и мировоззренческого идеалов, то следует различать его утилитарную (экономическую и политическую) и духовную (нравственную, эстетическую и мировоззренческую) компоненты. Стало быть, целесообразно разграничить утилитарные и духовные идеалы. В связи с этим возникает вопрос; что такое духовность с научной точки зрения?[3].

Таким образом, общее между биологическими и социальными конформистами состоит в том, что как те, так и другие не признают социальных идеалов. Резко отрицательное отношение конформистов обоих типов к идеалам объясняется тем, что нормы поведения биологических конформистов определяются инстинктами, а социальных – социальными стереотипами (шаблонами). Поэтому они одинаково враждебно относятся к носителям идеалов, которые мешают им «нормально жить». Итак, подлинная духовность заключается в следовании социальному идеалу и тем моральным нормам, которые определяются этим идеалом. Поскольку социальный идеал, как мы уже видели, многогранен, то следует различать экономические, политические, нравственные, эстетические и мировоззренческие идеалы.

Литература

1. Бранский В.П., Пожарский С.Д. Синергетический историзм и глобализация. СПб.: Политех, 2004

2. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

3. Бранский В.П., Оганян К.М. Глобализация и формирование нового российского идеала //Социальная философия. Учебник для вуз/Под ред. К.М.Оганяна. СПб.: Петрополис, 2009.

Подвойская Л.Т. (Москва) Этнокультурная идентичность современной России Социальная трансформация современного российского общества не может быть понята вне контекста этнического бытия.

Для российского суперэтноса конкретное содержание оно определяется особой спецификой, которая детерминируется состоянием экономики, коллективистской социокультурной доминантой, менталитетом, местом и ролью государства в мировом сообществе и никак не поддается индивидуалистическому прессингу «демократического капитализма».

В современном российском обществе происходят сложные и неоднозначные процессы, которые не только существенным образом трансформируют социальную структуру, но и влияют на его этническое и конфессиональное бытие. Быстрыми темпами осуществляется удаление друг от друга векторов этнической и социальной эволюции, что делает проблематичным будущее гармоничное развитие геополитического и полиэтнического пространства России. В данном контексте неоценимое значение имеет высокая степень государственной централизации.

Можно утверждать, что централизованные государства — основная форма государственности в современном мире. И если этническое возрождение начинает активно инкорпорировать национальную идею, важнейшим элементом которой является ориентация на создание национального государства, то выстраиваются почти идеальные условия для дестабилизации полиэтничности и возникновения конфликтов.

Граница, отделяющая этнический патриотизм от национализма, очень подвижна и сильно размыта. Стремление к отказу от соблюдения меры позволяет зачастую незаметно преодолеть ту грань, за которой вызревает благодатная для конфликта почва, создается специфическая, националистическая, интеллектуальная и духовная среда. Этническое возрождение, незаметно перерастающее в национализм, является решающим фактором дестабилизации и угрожает безопасности централизованного полиэтнического государств.

Геополитический аспект играет важнейшую роль в возрождении России. Превращение нашей страны в один из доминирующих факторов мировой политики в значительной степени связан не только с восстановлением экономического и технологического могущества, но и с решением проблем этнокультурных коалиций. В этой связи важно понять, что этническая система любого государства будет постепенно трансформироваться под давлением мировых интеграционных процессов. Человеческая цивилизация обречена на непрерывное обновление, поэтому полиэтническая организация общества всегда будет структурировать и закреплять свое генетическое многообразие.

Недооценка же этнокультурной идентичности современной России негативно сказывается на результатах радикальных изменений в жизненном укладе и способах жизнедеятельности всего многонационального российского народа.

Современной глобальной категорией групповых сообществ является понятие «народ», однако здесь присутствуют разные смыслы.

В российском контексте наиболее распространенным является понятие «народ-этнос», оно отражает культурный (этнический) смысл. Широко распространено мнение, что из такого рода культурных единиц и состоит все человечество, а также население разных государств, включая Россию.

В этом смысле показателен излюбленный вопрос российских политиков, социологов, ученых:

«Сколько же народов проживает в России?». По данным Института этнологии и антропологии РАН на 1 января 1996 года в России было зафиксировано наличие 176 народов. Но процесс самообозначения этносов продолжается. Уже сегодня мы имеем в списке где-то около 200 народов, населяющих Россию Если иметь в виду, что «народ страны» и «нация» как понятия имеют одно предметное значение, то уместно говорить и о многонациональной нации, в которой сохраняются многообразные формы этнокультурных коалиций и предполагается общая историческая перспектива. Но данный вопрос еще остается открытым.

В современной России все обстоит не так просто. Например, являются ли казаки отдельным народом, если применять отечественные определения народа-этноса? В чем заключается их форма этнокультурной идентичности, в чем ее оригинальность или «избранность»? Сегодня культурные различия больше не воспринимаются как нечто постоянное и непохожее в общении между собой россиян.

В то время как на первое место следовало бы поставить сущность человеческого сознания и нравственного поведения. При этом этническая культура все больше воспринимается как отражение процессов изменений, внутренних противоречий и конфликтов. В значительной мере такому состоянию способствует и активная миграция и маргинализация русскоязычного населения, а также населения бывших социалистических республик, которые привыкли «искать правду и работу» в России, центр которой сегодня сосредоточился в Москве.

Выскажем опасение: по мере того как теряется вера в концепцию единого, стабильного и органичного целого, а именно: имперского сильного государства, проблема этнокультурной идентичности народов России будет приобретать все более настойчивое полемичное звучание. Национальный вопрос — это самый трудный вопрос в жизни России, поэтому, решая его необходимо в первую очередь говорить об истории народов, населяющих Россию, о модусах их этнокультурной идентичности.

Понукалина О.В. (Саратов) Трансформация культурно-досуговой сферы сквозь призму «макдональдизации»

Дж. Ритцер, развивая веберовское понятие формальной рациональности, полагает, что глубинными факторами современной культуры являются доминирование рациональности в рамках таких ее критериев, как эффективность, калькулируемость, контроль и предсказуемость [1, с. 497-506]. Символом масштабной «макдональдизации» предстают рестораны быстрого питания и новые средства потребления – большие супермаркеты, торговоразвлекательные центры. Специфическим гибридным типом рациональности сегодня становится играизация, позволяющая в различных сферах жизни противостоять давлению хаоса, становясь фактором социального порядка постмодернистского типа – порядка, порожденного из хаоса [2]. Следствия играизации - ориентация на риск и счастливый шанс, позволяющие приравнивать результаты долгого кропотливого труда и случайного выигрыша; снятие противопоставлений серьезного и шуточного, что способствует стиранию граней между трудом и досугом, образовательными практиками и развлечениями; флуктуации реального и вымышленного, проявляющейся в продлении «жизни» и реальном «воплощении» созданных демиургами виртуальных образов – например, гонки на автомобилях по ночному городу играющих в «Ночной дозор».

Культурно-досуговая сфера, как и многие другие сегменты общества подвержена влиянию процессов макдональдизации. В работе театров и ночных клубов, концертных площадок и музеев, туристических и развлекательных сервисов прослеживается технологичность, рутинность операций и «чрезвычайная рационализированность». Кроме того, сами рестораны быстрого питания и торгово-развлекательные центры - воплощение парадигм макдональдизации и играизации, в полной мере можно отнести к досуговым сервисам.

Здесь наблюдается некое противоречие:

пространство досуга – «царство свободы» в современных и постсовременных обществах становится пространством-временем зарождения институциальных сервисов, являющихся образцом формальности и принуждения. Макдональдизация – метафора крайнего рационализма в деловых отношениях и производстве также формализует и досуговую деятельность, приводя к дегуманизации не только труда, но и отдыха. Институциализированные игры и развлечения становятся новой формой отчуждения;

привлекательность систем «макдональдса» обеспечивается конструируемой иллюзией развлечений (атмосфера перманентного праздника, формализованное дружелюбие продавцов, сопутствующие шоу, подарочные акции). Развлечения становится объединяющим макдональдизацию и играизацию элементом.

Дж. Ритцер, рассматривая следствия макдональдизации, предупреждал о возможностях ее перехода в иррациональность, при которой происходит не только отчуждение человеческого разума, но и исключение творческой и личностной активности индивида из его деятельности.

Стало быть макдональдизация и играизация, несмотря на свою развлекательную и зрелищную «подачу», способствуют гашению творческого начала досуговой деятельности, разворачивающейся в поле потребления институциализированных услуг. С другой стороны отсутствие институциализированных возможностей проведения свободного времени способствует приданию досугу неорганизованного, стихийного и индивидуальноличностного характера; однако в этом случае в современных социокультурных условиях не только утрачивается творческая составляющая, но и стремительно падает качество досуга. Это особенно характерно для российской глубинки. Дома культуры и клубы, кружки по интересам и спортивные секции, в свое время посещение которых индивидами осуществлялось по принципам практической или ценностной рациональности, в современных социокультурных условиях повсеместно сегрегируются на отдаленные и малоудобные территории или совсем исчезают, уступая место макдональдизированным досуговым сервисам. Однако если представить возможным возвращение традиционных домов культуры и клубов в прежнем объеме, с сохранением тех же функций, то вряд достижима их былая посещаемость. В сознании современников, особенно молодого поколения, укоренился образ новых средств потребления, например, ресторана быстрого питания и ему подобных, как приоритетного места проведения досуга. Можно предположить: то, что в сфере досуга не макдональдизировано – т.е.

не способно привлечь большие потоки посетителей, не поставлено на «конвейер», нестандартизировано, на «упаковке» не содержит бренда, не поддается оценки с точки зрения рыночной стоимости - в массовом сознании распознается как «немодное, отсталое, маргинальное».

Таким образом, с одной стороны, досуг – это частное, приватное, индивидуальное: угнетающее «надо», «обязан» и «должен» формально не довлеют на выбор и способ проведения досуга: там, где появляются подобные императивы, досуг прекращается. С другой именно культурно-досуговая сфера в современных и постсовременных обществах становится пространством-временем зарождения институциальных сервисов, являющихся образцом формальности и принуждения.

Макдональдизация и играизация способствуя повышению эффективности и предсказуемости, становясь фактором социального порядка постмодернистского типа, в тоже время становятся новыми формами отчуждения индивида не только в сфере труда и деловых отношений, но и в сфере досуга.

Литература

1. Ритцер Дж. Современные социологические теории. СПб., 2002.

2. Кравченко С.А. Социология модерна и постмодерна в динамически меняющемся мире. – М.: МГИМО-Университет, 2007.

Прокошина М.

Управление эксклюзией среднего класса: миф или реальность?

Благополучие человека в обществе, его социальные связи с другими людьми, привычки, обычаи, верования, интересы и установки во многом связаны с тем местом, которое он занимает в социальном пространстве. В период позднего "застойного" социализма основным критерием положения в обществе был уровень образования. Наличие его гарантировало достойное положение в обществе, как следствие, наличие статуса, признания и полную включенность в жизнь общества, где возможна реализация прав.

После реформ 90-х годов в нашем государстве появляются люди, «выброшенные» из общества, ощущающие себя изгоями. Особый слой «отверженных» формируется из вполне добропорядочных граждан, которые, несмотря на наличие образования, постепенно лишаются возможностей реализации свих прав и жизненных интересов. Ни масштабов этого явления, ни значимости возникновения в социальной структуре России этого принципиально нового элемента не осознают пока ни политики, ни научное сообщество в целом. Социальная исключенность (эксклюзия) – состоятельное поле исследований. В российском законодательстве социальная эксклюзия рассматривается как "трудная жизненная ситуация". Закон определяет группы, о которых должна проявляться забота как нуждающихся в помощи из-за особого тяжелых жизненных ситуаций, в которые они попали [1].

Cписок неполон, так как в основу нормативных актов положена концепция абсолютной (но не относительной) социальной депривации. Отдельные ранее резко осуждавшиеся состояния депривации теперь признаются заслуживающими помощи. В условиях трансформации современного общества необходимо рассматривать социальную исключенность в двух аспектах: как состояние (определяется индивидуальным восприятием, самоидентификацией) и как ситуацию (зависимость от объективированных обстоятельств: дохода, наличие собственности). Ощущение социальной исключенности может быть порождением внешних, не зависимых от человека, факторов; может являться следствием его внутренних убеждений и потребностей.

Реформы 90-го года привели к тому, что сформировалась группа так называемых «новых бедных» - бюджетников. Это работники сферы образования, здравоохранения, культурно-просветительных учреждений, научные работники и прочий персонал исследовательских учреждений. Группу «новых бедных» составляют люди, которые не могут реализовать жизненный потенциал в современных условиях, несмотря на наличие квалификации. Именно этот критерий – возможность реализации жизненного потенциала – становится основным при делении общества на классы.

Одновременно данный критерий выступает как критерий риска попадания в группу «отчужденных». Достаточно сложно соотнести себя с определенным классом, если с чисто материальной точки зрения все не так плохо, сравнивая с теми, у кого вообще нет никакой работы. «Новые бедные» - группа относительно благополучная.

Душевой доход нередко превышает прожиточный минимум. Но дело не только в цифрах. Человек не может обеспечить те потребности, которые были характерны для его профессионального круга ранее, что является следствием того, что он либо реально не может реализовать свои гражданские, политические, социальные права (или ограничен в их реализации), либо сам исключает себя из участия в общественной жизни (самоэксклюзия). Человек оказывается лишен того, что считается нормальным для людей его круга.

Многоаспектность данного явления приводит к сложности эффективного управления данным критерием риска. Реализация жизненного потенциала среднего класса подразумевает политику, направленную как на обеспечение материального благополучия, так и гражданской и правовой защищенности, доступа к услугам, полноценного досуга, что способствует формированию определенных ценностей и нравственных ориентиров у людей, являющихся фундаментом страны. Однобокость политики нашего государства, направленную на материальный фактор, в сочетании с наличием неуверенности в завтрашнем дне, способствовало тому, что люди не стремятся к активному участию в общественнополитической жизни страны. Теоретические рассуждения находят подтверждение в эмпирических данных. Проведенное нами исследование в АлтГУ в 2009 году по изучению социальной исключенности преподавателей подтвердило гипотезу о том, что риск быть социально исключенным, прежде всего, зависит от индивидуально-личностных характеристик и локус-контроля, что говорит о том, что в управлении данным риском необходимо отталкиваться от непосредственно человека в конкретной социальной ситуации. В условиях современных трансформаций это требует особого внимания. Ведь изучение наличия у среднего класса определенной модели социального восприятия собственной исключенности из жизни общества является важным аспектом для проведения необходимых реформ, с целью осознания человеком его значимости как специалиста, гражданина, его социальной включенности (инклюзии) в жизнь современного общества. Данная проблема социальной исключенности и социальных противоречий, вызванных непродуманной реформаторской политикой высшего эшелона власти, представляет серьезный вопрос для социологов.

Литература

1. Пучкова О.Э., Бородкин Ф.М., Нормативно-правовая база выявления социальных эксклюзий и участие в их преодолении организаций Третьего сектора (аналитическая записка). М, 2004.

23с

2. Росенко С.И. Средний класс в России: прошлое, настоящее, будущее. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество. 2000.

с.98-105.

3. Тихонова Н.Е., Феномен городской бедности в современной России. М.: Летний сад, 2007 Солодова Г.С. (Новосибирск) Социокультурный аспект инкорпорирования этнических мигрантов1 Территориальная подвижность населения – одно из следствий развития транспортных коммуникаций и признак глобализации.

Миграционные процессы – иллюстрация возможностей и маркер благополучия общества. Кто, откуда и куда, почему и зачем – это один, первый этап исследовательского и общественного интереса.

Следующая группа вопросов связана с оценкой последствий переселения. При этом, так как результаты могут отличаться, и даже быть диаметрально противоположными, это необходимо делать отдельно – для мигрантов и для принимающей стороны.

Социально значимым представляется изучение степени готовности и способности этнических мигрантов войти в российское общество. Для более полного представления роли ввозимой, родной для приезжих культуры целесообразно изучение степени ее сохранения и воспроизводства в новых для них инокультурных условиях. Это предполагает обращение как к представлениям, умозрительным ценностям, так и к обычным, принятым повседневным практикам. Что думает человек очень важно, но не

1 Работа выполнена при поддержке РГНФ (проект № 09-03-00491а).

менее существенно то, что он делает, существует ли между ними реальная связь. С этой точки зрения весьма информативно знание того, в какой мере и как долго после приезда соблюдаются национальные традиции и обычаи, отмечаются праздники, принятые на прежнем месте жительства, готовятся традиционные, привычные блюда национальной кухни, не важно, лапша это или лепешки.

Стоит отметить, что длительное после переезда сохранение привычного уклада вполне объяснимо и часто не подразумевает негативного отношения к принимающей культуре. Очевидно, что говорить на языке, на котором человек разговаривал всю свою жизнь проще, менее психологически и ментально затратно. Легче и комфортнее вести себя так, как уже умеешь, как вели себя близкие, как издавна жил твой народ. При этом эффективность новой, иногда повторной социализации, тем ниже, чем более интернализированы представления и поведение, принятые в исходной культуре. Быть восприимчивым мигрантом сложно, потому что освоение и использование новых норм часто сопряжено с одновременным переобучением, переориентированием и замещением (место-то уже занято) ценностей и взглядов, усвоенных и одобряемых на предыдущем жизненном этапе. Логично, что для сохранения некой культурно-нормативной цельности, принимающее общество заинтересовано в молодом пополнении, как наиболее восприимчивом и адаптивном.

Другой аспект, детерминирующий характер и интенсивность вхождения мигрантов, это приемлемость принимающей стороной самой идеи многонационального, поликультурного, не моноконфессионального общества. Большой приток мигрантов может нарушать социокультурное единство страны, придавать ему ощущение не цельности, стержневой размытости и неопределенности. Формирование и усиление тенденции накопления обычаев и традиций инокультурного происхождения может создавать потенциал возникновения как отдельных конфликтных ситуаций, так и устойчивой напряженности межкультурных взаимодействий.

Применительно к процессам этнической миграции, наблюдаемым в России, продуктивной представляется следующая интерпретация.

Мигранты приезжают в общество, относительно гомогенное с этнической и конфессиональной точек зрения, имеющее устойчивую культурную и религиозную самоидентификацию. В этих условиях потенциальные полноправные граждане сталкиваются, с одной стороны, с необходимостью корректировки, если не сказать коренного изменения, собственного образа жизни и собственной идентичности, с другой – принимающее общество может драматизировать складывающееся положение и стремиться усилить, актуализировать свою монокультурную идентичность.

На практике это может проявляться в длительном восприятии мигрантов как «других», «чужих», несущих определенные угрозы. Следствием и видимым проявлением подобной настороженности становится использование принимающим сообществом стереотипных, предвзятых схем и паттернов взаимодействия, что только затрудняет процессы инкорпорирования и взаимного культурного обогащения.

Безусловно, успешность адаптации мигрантов, их вхождения в новое общество зависит и от многих других составляющих, в том числе диапазона, сфер и глубины различий принимающей и ввозимой культур. Однако, в силу безальтернативности межкультурному взаимодействию, задача конкретизируется и сводится, как минимум, к поиску механизмов сохранения социального порядка и социальной солидарности принимающего общества.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«Об итогах проведения секция «Социология» XXII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов -2015» C 13 по 17 апреля 2015 года в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова в 22 раз проходила традиционная Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Основными целями конференции являются развитие творческой активности студентов, аспирантов и молодых ученых, привлечение их к решению актуальных задач...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.