WWW.KONF.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, конференции
 


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |

«Четвертые Ковалевские чтения Материалы научно-практической конференции С.-Петербург, 12-13 ноября 2009 года Санкт-Петербург ¶ББК 60. Редакционная коллегия: А.О.Бороноев, зав. кафедрой ...»

-- [ Страница 12 ] --

Организация очных занятий Семинары по межкультурному общению проводились один раз в неделю. На семинарах мы обсуждали высланные студентам на почтовый ящик «опорные конспекты» - краткое изложение теоретической темы занятия, после чего приступали к упражнениям на оценку. Таких упражнений мы обычно готовили два-три.

В ряду применяемых методических приемов на занятии были: а) анализ коммуникативных ситуаций, б) ролевые игры, в) моделирование, г) конкурсы, д) наблюдения, е) анализ статей в прессе и интернете, ж) анализ собственного поведения в культуре.

По результатам проведенных занятий был опубликован сборник работ студентов по межкультурному общению. Модель созданной группы «В контакте» сейчас используется для проведения такого же курса по межкультурному общению в БГТУ им.

Д.Ф.Устинова.

Жирохова Е., Карзанова О., Соколов Н.В. (Санкт-Петербург) Директор на корпоративном празднике: визуальное наблюдение ритуализированной структуры Мода на проведение корпоративных праздников в российских компаниях различного уровня вот уже несколько лет уверенно набирает обороты. Его роль превозносят не только сами сотрудники компаний, но и эксперты в изучении корпоративной культуры.

Корпоративный праздник – это мощное средство воздействия на эмоциональный аспект организационной культуры компании. Топменеджеры справедливо полагают, что чем более сплочен коллектив, тем выше показатели производительности и, соответственно, обороты самой компании.

Как правило, на мероприятии такого типа присутствует человек, занимающий высшее положение в иерархии должностей – это либо директор филиала, либо высший руководитель всего предприятия. Такой праздник предполагает неформальную обстановку, неформальное, т.е. отличное от повседневной рабочей среды, общение. Но если такое общение, лишенное определенных границ и рамок, возможно между членами коллектива, занимающих равное (или примерно равное) положение в компании, то можно ли говорить о том, что формальный барьер между директором и его подчиненными также стирается? Часто приходится слышать о проблемах депремирования/увольнения персонала после проведения корпоративного праздника. Возникает вопрос: «А вкладывается ли роль директора в рамки неформальности «корпоратива»? Если проводить аналогию между корпоративным праздником и ритуалом, являющимся, по словам ученика Лотмана Ю. Байбурина А.К., «особого рода реальностью», то можно обнаружить некое несходство, расхождение между неформальностью корпоративного праздника и поведением директора.

Основной гипотезой данного исследования является предположение о том, что поведение директора на корпоративном празднике стереотипизировано рамками «правильного» поведения.

Сам корпоратив как среда ритуального, «неправильного» поведения в таком случае представляется не влияющим на поведение директора фактором. Следовательно, во-первых, поведение подчиненных и директора должно существенно различаться. Если подчиненные ведут себя раскованно, непринужденно, для них корпоратив – отдых и способ забыть о проблемах, то директор в любом случае должен вести себя в соответствии с занимаемой им должностью; во-вторых, несмотря на то, что корпоративный праздник для сотрудников компании – общение в неформальной обстановке, в присутствии директора они ведут себя в полной мере прилично. И, наконец, втретьих, можно предположить, что директор как самый высокостатусный сотрудник предприятия в определенной мере влияет своим присутствием на поведение подчиненных.

Степень научной разработанности феномена праздника как проблемы определяется научной традицией в исследованиях Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре: Структурно-семантический анализ восточно-славянских обрядов. Спб, 1993,с. 17 культуры и духовной жизни общества в мировой социологии и социальной антропологии. В своей работе мы опирались на концепцию ритуала А.К.Байбурина, предложившего способ структурно-семантического анализа праздника.

Объектом нашего социологического исследования является корпоративный праздник как ритуал, обладающий своей структурой и организующий в определенной степени поведение его участников.

В 2008 году в рамках курса «Социологический практикум» на факультете социологии СПбГУ было подготовлено и начато исследование поведения директоров на корпоративном празднике. В качестве методики наиболее подходящими оказались методы визуальной социологии. Фото- и видеоматериалы, полученные с корпоративных мероприятий, наглядно демонстрируют уровень стереотипизации директора и влияние ее на подчиненных.

Каждый снимок сопровождался подробным комментарием непосредственного участника праздника о происходящем на снимке. Главным условием для выбора комментатора являлось личное знакомство с участниками корпоратива. В качестве инструкции по проведению фотонаблюдения был составлен специальный гайд фотосъемки с раскадровкой, опирающийся на статусно-ситуационную матрицу, также разработанную в ходе исследования. Данная матрица позволит наглядно представить взаимодействие директора и остальных участников праздника в зависимости от должности и ситуации взаимодействия. В качестве образца были выделены четырехуровневая пирамида должностей (заместитель директора, менеджеры, исполняющий персонал, обслуживающий персонал) и восемь ситуаций взаимодействия (съезд гостей, начало корпоративного праздника, конкурсная программа, групповое фото, танцы, номера самодеятельности, вторая часть конкурсной программы, завершение мероприятия). По данному гайду студентами факультета социологии собран полевой материал, состоящий из фото- и видеоснимков в пяти организациях Петербурга. Каждый снимок сопровождается подробным комментарием непосредственного участника корпоратива. Исследование находится в стадии продолжения, однако уже на данном этапе можно сделать главный вывод: корпоратив как ритуализированная структура определенным образом влияет на поведение его участников, однако директор как обладатель высшего статуса склонен оставаться в повседневных или, словами Байбурина, «правильных» рамках взаимодействия.

Зубенко Д. Р. (Санкт-Петербург) Цифровая фотография в эпоху виртуализации общества Мы можем заметить, что сегодня очень популярны цифровые фотокамеры. Развитие технологий завершило цикл и мы можем наблюдать ситуацию столетней давности, когда Джордж Истмен совершил революцию со своим «Кодаком», сделав фотографию массовой. Вездесущие сотовые телефоны также оснащаются камерами, их характеристики является зачастую определяющим фактором при покупке.

Но если еще Барт утверждал о наличии «инстинкта фотографирования»1, как процесса овладевания реальностью и способом фиксации опыта посредством визуализации, то отличается ли нынешняя ситуация от описанной им? Принципиальное отличие заключается в том, что разнесенные во времени процессы фиксации и воспроизведения сведены воедино, благодаря цифровым технологиям, что позволяет рассмотреть результат немедленно. Мы овладеваем реальностью в режиме реального времени.

Возможность немедленного воспроизведения является своеобразным «фильтром» восприятия действительности. Поскольку техника по определению отлична от строения глаза, это может привести к некоторой «синтетичности» восприятия. Второе отличие – прямая возможность принятия роли другого, что дает возможность осознания своей идентичности посредством специфической коммуникации2. Также отличительной чертой можно назвать краткосрочность как характеристику визуальной фиксации опыта, когда фотография имеет ценность в ограниченных временных рамках.

Получение фоторафий не является конечным результатом. Их демонстрация социальных сетях позволяет говорить о том, что воспроизведение в группе предпочтительнее, чем индивидуально, что связано с социальным взаимодействием на основе смыслов, наделяемых изображения.3 Публикацию фотографии можно рассматривать как приглашение к интеракции. Легкость фотографирования ведет к увлечению созданием больших массивов Р. Барт. Camera Lucida. М. 1997 2 Дж. Мид. Разум, самость и общество. (Главы из книги) // Социальные и гуманитарные науки (отечественная и зарубежная литература). РЖ. «Социология».

1997. №4 3 Блумер, Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная социальная психология: тексты. М. 1984.

однотипных фото сомнительного качества, которые трудно воспринимать, не говоря уже о критической оценке. Размывается смысловая ценность. Другая сторона того, что все стали фотографами –недостаток зрителей.

В условиях информационного общества виртуальная реальность является дополнительным средством создания действительности через интерпретацию, средством социального конструирования реальности и средством самопрезентации.

Виртуальную реальность можно считать квинтэссенцией теории социального конструирования реальности1: оно начинается с принципиального решения быть инкорпорированным в сеть, от чего легко отказаться, закрыв браузер. Агенты конструируют для себя социальную реальность в виртуальном пространстве, а значит и для других, т.е. наделяют ее своими индивидуальными особенностями, присваивают смыслы, которые могут быть интерпретированы уже исходя из установки реципиента, его восприятия и осмысления.

Так называемый период «Веб 2.0» лучше всего характеризует успех ресурсов вроде twitter, flickr и youtube: микроблоггинг, фотохостинг и видео-хостинг. Текст же упрощается лексически и грамматически, официальные правила грамматики сменяет арго и мемы2. Человеку ислюченному из данного тренда сложно его понять.

Отличия в сути обыденного знания добавляет преграды к преодолению уже существующего «цифрового барьера»3.

В сетевой коммуникации обычно предпочтение отдается к сообщениям в короткой форме. Тенденция к сокращению текстовой составляющей находит выражение в языке и в увеличении доли мультимедиа. Заметим, что видео в ряде случаев может быть расценено как «дополненное фото», т.е. помогает передать то сообщение, что невозможно в ряде случае (в т.ч. из-за отсутствия должных навыков у пользователей) при помощи фото. Общая интенция к постоянному серфингу или обновлению страниц, а также борьба хозяев сайта за внимание пользователя ведет к тому, что обычно пользователь редко задерживается на одной странице и предпочитает короткую форму для сообщени не только про отправлении, но и при получении. Поэтому фотография (графика) П. Бергер, Т. Лукман. Социальное конструирование реальности. М. 1995 2 Р. Докинз. Эгоистичный ген. М. 1993 3 М. Кастельс. Галактика Интернет. Екатеринбург. 2004 или небольшой видеоролик представляются оптимальной формой для сообщения.

Сообщения в сети интернет посредством электронной почты, мессенджеров или в социальных сетях, содержащие фото или ссылку на фото, можно с полным правом называть обыденным явлением.

Это помогает избежать долгого описания, усилить экспрессию, продемонстрировать наглядность и т.д. Фотографии стали носителями дополнительных смыслов во взаимодействии агентов. И вполне возможно уместным будет выдвинуть гипотезу о том, что при устоявшемся использовании описанного средства в общении, как типичного средства общения, индивид может начать использовать визуальную семантику как часть языка или даже начать мыслить образно. Мультимедиа в коммунникациях и коммуникации в мультимедиа носят устоявшийся характер. А цифровая фотокамера, сохранив классические функции, является главным и обыденным инструментом виртуализации реальности.

Калашникова А. А. (Харьков, Украина) Изобразительное искусство: трансформация смысла в эпоху постмодерна Современность, если применять это понятие как маркер некоей фазы развития культуры, на первый взгляд, предоставляет индивиду свободу выбора из наибольшего (среди всех предшествующих исторических эпох) количества культурных продуктов.

Постмодернистская толерантность, ставшая / становящаяся нормой повсюду – от международных до семейных отношений, – предписывает признание за практически любой деятельностью и любыми её результатами права на существование и определённое место в глобальной культуре. Разветвлённая сеть коммуникационных систем – основное, как считается, орудие глобализации, ускоряющее культурный обмен и ведущее к социокультурной интеграции и исчезновению специфичности локальных культур, – на деле лишь конструирует перечень особенностей культур, вписывает их в объективную культурную реальность глобального общества, но вместо того, чтобы этим в перспективе полностью уничтожить специфические черты локальных культур, создаёт условия формирования новых, куда более специфических – своеобразных мутантов, порождённых ранее не встречавшимся сочетанием элементов.

Естественно, что в подобных условиях вынужденное сосуществование различных культурных форм приводит к трансформации как самих культурных продуктов, так и процессов их создания и потребления. Примером этого может служить современное изобразительное искусство.

Искусство в классический период – воплощение в конкретном произведении абстрактной идеи красоты, предварительно спроецированной художником посредством творческого осмысления на некий объект (объекты) реальности. Целью и смыслом искусства как творческой деятельности представлялось удовлетворение эстетических потребностей, то есть центральным элементом в нём была красота как общечеловеческая ценность. Однако к настоящему времени акцент успел сместиться к ценности самого процесса творчества, а затем к ценности субъективного взгляда на мир.

Характерное для эпохи постмодерна отрицание любой абсолютной истины, однозначности (метанарративов) изменяет социальную роль искусства: оно, очевидно, более не в состоянии служить институтом удовлетворения потребности в прекрасном, поскольку фактически отрицает само существование её как таковой. Ничто не может быть признано безусловно прекрасным, стремление-осознание постмодернистским «Я» собственной исключительности и права на неё формирует эстетику уродливого, бессмысленного, страшного.

Свобода творчества оборачивается смертью искусства как профессии наделённых подлинно творческими способностями личностей; любая деятельность может быть провозглашена искусством, причём «художник» может рассчитывать на достаточно многочисленную благодарную аудиторию, в поисках новизны готовую поднять на щит кого и что угодно.

Кроме того, искусство становится в один ряд с остальными видами само(ре?)презентации. Почти утрачивая интерсубъективный смысл, оно становится всего лишь способом самовыражения – не менее важным и даже более престижным и удобным, чем остальные, потому что из-за вышеупомянутой свободы «искусства ради искусства» перестаёт требовать от субъекта даже минимального соответствия. Информационное общество избавляет от этой необходимости – для обретения статуса художника нужно всего лишь провозгласить свою принадлежность к этому виду искусства, но абсолютно не обязательно владеть хотя бы минимальными его навыками.

Разумеется, возможности самовыражения, предоставляемые современными средствами художественной деятельности, значительно ускорили процессы в области изобразительного искусства, однако это не могло не сказаться на качестве производимых этой отраслью искусства культурных продуктов: лишь малое количество создаваемого художниками-постмодернистами имеет шанс быть признанным в качестве действительно знаковых работ. Возможно, это лишь следствие ускорения процессов общественной жизни, и отдельные открытия в искусстве менее заметны на фоне их большого количества. Однако большинство художников и не стремятся создать «долгоиграющее», «вечное»

произведение. Подобное стремление исчезает с распространением идеи концептуального искусства – искусства как произведения, которое посредством формы, потребляемой зрителем, доносит до него некую заложенную художником идею, каковая идея и есть главное и единственное последствие восприятия произведения, то, что остаётся после него. В ценность возводится именно краткость жизни произведения, его неповторимость (распространение жанра перформанса). В связи с этим в изобразительном искусстве очень широко распространяется инновация, коснувшаяся как художественного воображения, так и – в гораздо большей мере – выразительных средств (живопись руками, песком).

Более того, культурные продукты становятся товаром в гораздо большей мере, чем ранее – из-за распространения культурного потребления как способа саморепрезентации, сопровождающегося увеличением количества занимающихся искусством. Творчество становится неотличимым от успешного механического использования выразительных средств; ценность того и другого определяется сравнительно, релятивно и маркетингово (как и подобает постмодерну), а именно успешностью их продажи.

Творчество перестаёт быть прерогативой немногих, оно перестаёт быть искусством – профессией, – оно превращается в дело любителей (или дилетантов?), приносящее доход и/или удовольствие.

Келасьев О.В. (Санкт-Петербург) О целостном подходе в понимании конфликтной коммуникации Теория конфликтной коммуникации находится в стадии становления, столкновения точек зрения различных школ, разработчиков, попытках вычленения общего, что имеется в этих подходах. Нами предложен соответствующий подход, базирующийся на нетрадиционном понимании целостности. Согласно ему, любая коммуникация, в том числе и конфликтная, возникает потому, что её субъекты находятся в рамках целостности – пространственной, деятельностной, культурной и т.д. Основной постулат развиваемого подхода состоит в том, что нахождение в любых формах целого побуждает субъекты к коммуникации. Находясь в целом, они должны согласовывать свои позиции, интересы, обмениваться информацией, ресурсами, взаимодействовать друг с другом по самым различным основаниям. Понятие целого в таком смысле первично по отношению к коммуникации, именно нахождение в рамках целого побуждает к различным видам коммуникации, согласуя потребности, интересы и цели субъектов. Пребывание в рамках целого не только предполагает, но и вынуждает вступать в коммуникацию субъектов, находящихся под «давлением» этого целого. Скажем, под прессингом пространственного целого находятся субъекты, начиная от жильцов коммунальной квартиры до субъектов на уровне государств и цивилизаций нашей планеты. Деятельностная целостность оказывает еще большее побуждение к коммуникациям (под ее прессингом, помимо указанных субъектов, находятся сотрудники любых организаций, экипажи танков, кораблей и т.д.). Включение в общую культуру также является основанием для коммуникации.

Коммуникация же между представителями разных культур порождается включением их в общую пространственнодеятельностную целостность, проживанием их на одной планете.

Таким образом, давление целого, побуждая субъекты к коммуникации, определяет и их конечный облик, выступающий итогом разнообразного взаимодействия. Именно в итоге такого взаимодействия субъектов, скажем, в рамках пространственного целого порождаются основные социальные характеристики жильца коммунальной квартиры, жителя мегаполиса, села, в рамках деятельностного целого – российского служащего, предпринимателя, студента и т.д.

С развиваемой точки зрения коммуникация невозможна, если отсутствует вхождение субъектов в целое. Данная трактовка целостности, несмотря на свою кажущуюся самоочевидность, ускользала от внимания исследователей. Конечно, вхождение субъектов в целое ещё не означает автоматического проявления взаимодействия между ними: коммуникация может тормозиться эгоистическими интересами, волевыми усилиями субъектов, хотя импульс к коммуникации и будет сохраняться. В конце концов, этот импульс проложит себе дорогу, например, в виде конфликтной коммуникации, в условиях которой субъекты отказываются сосуществовать в рамках целого из за того, что не видят путей устранения своих отличий.

Разумеется, давление целого предполагает согласование, совмещение различий субъектов. Средством преодоления различий выступает общение, деловые контакты, переговоры и другие формы конвенциональной коммуникаций. Но если различия субъектов слишком велики и они не могут быть совмещены с помощью обычных конвенциональных средств, то нахождение в целом требует специальных средств для выдавливания одним из субъектов из этого целого другого. К этим средствам относятся разнообразные формы силового воздействия на противника, привлечение на свою сторону правоохранительной, судебной, административной систем, средств массовой информации. Потенциал этих неконвенциональных средств достаточно велик и к ним зачастую прибегают обе стороны, что порождает достаточно плотную связку и энергетически насыщенное взаимодействие между ними. Каждый субъект при этом пытается извлечь для целей борьбы все свойства и возможности, которыми располагает целостность. Эти свойства целостности настолько значительны, что зачастую неожиданны даже для самих субъектов.

Плотность и энергетика разворачивающегося между субъектами конфликтного взаимодействия такова, что фактически над первичной целостностью возникает вторичная целостность. Эта вторичная искусственно созданная субъектами целостность «вытягивает», использует все ресурсы, которыми располагает первичная целостность. Вторичная целостность напоминает поле боя, в котором все еще продолжается процесс сосуществования сторон, но каждая из них стремится к уничтожению другой, используя при этом ресурсы и средства, извлеченные из первичной целостности. На авансцену выходят не средства согласования и устранения различий субъектов через диалог, компромисс, а средства выдавливания и уничтожения субъектами друг друга. Но и в этом случае коммуникация развертывается под действием давления целого на включенные в него субъекты. Субъекты при этом используют потенциал целого для достижения своих целей. Таким образом, для построения теории конфликтной коммуникацией важно знать характеристики целостности, уровень различий субъектов и те средства, которыми располагает целостность для согласования различий субъектов.

Козловский В.В. (Санкт-Петербург) Социокоммуникативный контекст практик консюмеризма Социальные коммуникации пронизывают все человеческие связи. Они образуют особую сложную реальность взаимоотношений людей и вещей. Современные коммуникативные практики демонстрируют символическое разнообразие, предметное и поведенческое богатство социума. Хотя социокоммуникативные практики подчиняются определенным правилам, нормативной заданности, они являют собой живую сеть взаимодействий. Они не сводятся к практикам межличностного или группового общения.

Принципиальное отличие социальных коммуникаций от общения состоит в следующем. Общение – это контакты, обмен, взаимообмен сообщениями. Социокоммуникация – это смыслоконструирование, внесение (придание) общественного смысла в формы любого действия, взаимосвязей и взаимодействия. Общение осуществляется в разнообразных формах взаимосвязи, передачи, получения, обработки и обмена информацией. Социокоммуникации реализуются, как в форматах общения, т. е. информационного процесса, так и в формах чувствования, познания, веры, непосредственного живого индивидуального и коллективного действия, обеспечивая смысловое конструирование жизненного пространства и времени. Это прежде всего порождающие социальную реальность действия самих участников, связанные местом, временем, интересами, идеями и вещами.

Социокоммуникативный контекст практик консюмеризма характеризует современное состояние взаимодействий и поведения людей прежде всего как потребителей. Этот аспект раскрывается в социальной логике вещей, которая согласно Г. Зиммелю, задает доминирующий способ обращения с вещами. Материальные свойства вещи более не считаются единственно важными для понимания их смысла и социального назначения Смысловое единство вещей определяется общественными формами или формами обобществления, постоянно возникающими, живущими и исчезающими в человеческих практиках. Социальное значение вещи вбирает в себя ее функциональность как элемент общественных связей. Полезные вещи без социокультурного контекста и общественной формы превращаются в бесполезные предметы.

Гусиное перо сменяется ручкой со стальным пером, которая в свою очередь сменяется ручкой с чернилами, затем пишущей машинкой и компьютером. Эта логика музея эволюции вещей отражает социальную логику вещей. Самоценность и самодостаточность письма в форме каллиграфии уходит в прошлое, сменяясь более практичным письмом с помощью других средств. Вывод достаточно прост: общественная необходимость в письме превращается со временем в социальный алгоритм невербальной коммуникации, в которой современники участвуют как потребители новейших технологий и средств письма.

Инструментальность вещей символизирует их общественное признание, технологичность, социальную эффективность.

Социальная логика вещей основана на смысловых структурах, производимых и воссоздаваемых в социальных коммуникациях.

Поэтому потребление выступает способом воспроизводства логики вещей как определенной социальной (индивидуальной и групповой) реальности конкретных общественных групп. Хотя потребление индивидуально по способу реализации, оно социально по типу воспроизводства стиля жизни, жизненной траектории, социальной и культурной позиции. Социокоммуникативный контекст практик консюмеризма задает и направляет поведение участников современного процесса потребления.

Понимаемые таким образом социальные коммуникации обнаруживают новую, не замечаемую ранее природу динамичной социальной и культурной реальности. Социальные коммуникации опосредуют и опосредствуют общественные практики в различных сферах деятельности, включая потребление. Они пронизывают все области жизнедеятельности: от приватной до публичной, от повседневной до профессиональной. Социальные коммуникации атрибутивны созданной и меняемой людьми реальности, т. е. они обладают свойствами всеобщности, проницаемости (диффузности), перформативности и универсальности. Социальные коммуникации обладают сложными такими качествами, как: а) гетерогенность и неупорядоченность смыслов; б) гомогенность и субординацией смысловых структур; в) одновременность коммуникативных потоков;

д) синхронность частных и общих смысловых единств.

Коммуникативный хаос (смысловое разнообразие) общественной жизни соседствует с коммуникативным порядком социальных институтов.

Социокоммуникативные технологии порождаются самопроизвольно или намеренно в ходе многочисленных социальных действий, направленных на достижение полезного эффекта.

Социальные агенты имеют дело как с реальными материальными вещами и людьми, так и с реальными идеальными формами (знаки, символы, метки и др.). Это происходит благодаря развивающимся социокоммуникативным действиям, технологиям и стратегиям.

Широкий спектр профессиональных социокоммуникаций в социально-экономической и политической областях обеспечивает гибкое конструирование практик потребления и управление ими. В это ряд входят и связи с общественностью, брендинг, имиджмейкерство, коммуникативный менеджмент, реклама, маркетинг, переговоры, посредничество, СМИ (медиа). Познание социокоммуникативной природы социального пространства, жизненного мира, профессиональных и повседневных практик помогает понять и зафиксировать содержание практик современного консюмеризма.

Коломиец В.П. (Москва) Медиапотребление как социальная практика Медиапотребление это социальная практика использования коммуникационных средств (медиа) для получения и освоения определенного символического содержания и осуществления социальных связей и взаимодействий. Принципиальным для нас является рассматривать медиапотребление, не как пассивное восприятие медапродукции, а как активную социальную практику по переработке символического материала, которые они получают. В процессе контакта со средствами распространения массовой коммуникации люди прерабатывают символические материалы в своих собственных целях, которые могут быть различными, а также достаточно скрытыми. Эта скрытость стала возможна с тех пор, как процесс медиапотребления перестал быть ограниченным определенным местом и временем действия.

Принимая во внимание тот факт, что производство “заключает” символическое содержание в материальный субстрат (текст, визуальный образ), потребление “освобождает” его и делает уязвимым для разрушительного воздействия времени. Например, просмотр сегодня повтора телевизионной программы «Время» от 25 апреля 1989 г. на телеканале «Ностальгия», вызывает массу недоуменных вопросов у того, кто тогда только родился.

Кроме того, польза, которую получатели извлекают из символических материалов, может значительно отличаться от той, которую подразумевали их производители. Даже если люди имеют относительно небольшой контроль над содержанием символических материалов, доступных им, они могут использовать эти материалы, переделывать и разрабатывать их способами, которые чужды целям и намерениям производителей. Более широкие возможности потребитель медиапродукции получает в условиях развития интерактива, так как он может вмешиваться в процесс «заключения»

символического содержания в материальный субстрат.

Подход к медиапотреблению как активной социальной практике также подразумевает то, что медиапотребление - это ситуативная деятельность: люди, получающие медиа продукты, всегда находятся в определенных социально-исторических контекстах. Процесс потребления имеет место в пределах этих структурированных контекстов и зависит от властных отношений и ресурсов, доступных для потенциальных получателей. Некоторые, например, не могут смотреть телевизионные программы, если у них нет средств на приобретение необходимого оборудования; а системы телевизионного просмотра обычно регулируются способами, отражающими властные отношения между членами семьи.

Кроме того, медиапотребление это обычная деятельность в том смысле, что это неотъемлемая часть упорядоченных действий, которые составляют повседневную жизнь. Медиапотребление частично совпадает и сложным образом соединяется с другими видами деятельности, и одна из причин таких совпадений заключается в том, что специфические приемы, которыми люди пользуются, берут свое начало из других аспектов человеческой жизни. Так, например, люди могут читать газеты, чтобы скоротать время по дороге на работу; включить телевизор, чтобы ослабить монотонность приготовления обеда или чтобы успокоить детей;

читать книгу, чтобы расслабиться и временно скрыться от хлопот повседневной жизни. То есть медиапотребление органично вплетено в повседневную жизнь человека, составляя его естественную среду.

Помимо того, что медиапотребеление - это рутинная и зависящая от определенных обстоятельств деятельность, это также квалифицированная деятельность, которая требует умения и навыков обращения с конкретными техническими средствами.

Любопытно то, что молодое поколение, обладая меньшим социальным опытом для «адекватного» понимания символического материала, выступает самой квалифицированной пользовательской группой современных электронных медиа (прежде всего Интeрнет), что значительно сужает возможности контроля медиапотребления молодежи со стороны взрослых. Именно молодежь активно осваивает новые коммуникационные средства. Пользование современными медиа становится важной составляющей социального капитала молодого поколения.

Наконец, медиапотребеление - это в основном интерпретационный процесс. Под этим подразумевается, что люди, которые получают медиа продукты, вовлечены в процесс интерпретации, через который они понимают эти продукты.

Приобретать - значит завладевать: люди приобретают такие объекты потребления как одежда и автомобили. Но медиапотребление включает и другие аспекты: требуется некоторая степень внимания и интерпритационной деятельности со стороны получателя. Человек, который получает медиапродукт, должен в определенной степени обратить на него внимание (прочитать, понаблюдать, посмотреть, послушать, и т.д.). Таким образом, человек обычно поглощен пониманием символического содержания, переданного продуктом.

Различные продукты обычно учитывают и требуют различную степень внимания, концентрации и усилий. Чтение книги требует большой концентрации со стороны читателя, тогда как газета может быть небрежно пролистана.

Константинова В.С. (Москва) Анализ Блога Президента как коммуникативная практика власти и граждан Цель исследования состоит в том, чтобы определить, способствует ли наличие блога Президента преодолению существующего разрыва между властью и обществом. В качестве данных анализируются темы, которые поднимаются самим Президентом, их смысловое наполнение и ответные комментарии граждан. Блог Д.А. Медведева1 был создан в октябре 2008 года как инструмент общения Президента с гражданами, но его работа свидетельствует о том, что он превратился в публичную площадку взаимодействия граждан не только с первым лицом государства, но и друг с другом.

Для анализа блога используется конструктивистский подход (А. Шюц, П. Бергер и Т. Лукман). Опираясь на него, мы предполагаем, что, размещая свои сообщения в блоге, Президент конструирует современную политическую и социальную повестку дня российского общества, создает соответствующий.публичный дискурс

Видеоблог Дмитрия Медведева http://blog.kremlin.ru/

Анализ обращений граждан к Президенту производится на основе деятельностно-активистского похода (А. Турен, Э. Гидденс, П. Бурдье). Задачей исследования в данном случае является определить соотношение озабоченности россиян современным развитием общества, их готовности к вовлечению в процесс принятия решений (и в активную деятельность) с патерналистскими настроениями.

В исследовании выявлены следующие цели функционирования блога. Во-первых, это формирование имиджа Президента как доступного для обращений населения субъекта социального действия, готового к кооперации. Реализация идеи подобного сотрудничества чрезвычайно актуальна для России в связи с существующим разрывом, «расколом» власти и общества. Результаты изучения обращений граждан в блоге выявляют две ведущие установки по отношению к их взаимодействию с властью: 1) патерналистская установка (граждане поднимают темы личной ответственности Президента в судьбе России, построении властной вертикали, расправе над плохими чиновниками); 2) установка на гражданскую активность (граждане предлагают конкретные меры по реформированию, дают оценки происходящим событиям).

Последняя установка является адекватным ответом на конструируемую цель ведения блога – ориентирование на вовлечение граждан в процесс участия в принятии решений (или, по крайней мере, в их обсуждение).

В результате анализа можно предложить несколько выводов. С одной стороны, ведение блога способствует, до определенной степени, конструированию позитивного образа Президента, доступного для граждан. С другой стороны, Президент получает ответную реакцию граждан на свои выступления, пусть даже это и не индикатор процессов, происходящих в стране, и мнений по их поводу населения, но все же это инструмент, дающий некоторые ориентиры, обозначающий намечающиеся тенденции.

Возможность быть услышанным население воспринимает как позитивное явление в современной политике и управлении, о чем свидетельствует большое количество комментариев. В их общем контексте превалирует установка на гражданскую активность, но соотношение позиций гражданской активности и патернализма изменчиво в зависимости от темы обсуждения.

Тем не менее, обратная связь в блоге (для населения) все же не наблюдается, поскольку ответы Президента на обращения граждан отсутствуют. Единственная реакция на комментарии выражается в нечастых ответах пресс-службы Президента на некоторые поднимаемые гражданами вопросы.

Кочерина Н. И. (Москва) Деловая этика в предупреждении конфликтов Тема конфликта в обществе, в разных ее проявлениях, ныне актуальна как никогда раньше. Современная жизнь, диктуя нам вынужденное ускорение и усложнение общения, неизбежно усугубляет всякого рода взаимные несогласия и претензии людей к друг другу. Разнообразные конфликты сопровождают наше существование на каждом шагу. Они влекут напрасную трату времени, сил, переполняют людей ядом негативных эмоций, пагубно влияют на здоровье. Но поскольку полностью избавиться от конфликтов невозможно в силу разницы статусов, доходов, возрастов, образования, привычек и т. п., они существуют и будут существовать всегда. Поэтому умение разрешать конфликты позитивным образом является сегодня жизненной необходимостью.

Это своего рода «техника безопасности» в общении снижает уровень напряженности в обществе и уменьшает вредные последствия конфликтов.

Практика свидетельствует, что предупредить болезнь легче, чем лечить ее. Социологи отмечают, что на начальной фазе конфликта, когда происходит возникновение и развитие конфликтной ситуации, ее осознание, возможности успешного разрешения конфликта достигают 92%. [1] Но с началом открытого конфликтного взаимодействия, с развитием открытого конфликта, шансы достижения согласия между оппонентами катастрофически снижаются, а конфликт набирает обороты и разрастается.

И обычные люди, и ученые-социологи отмечают, что разрешение конфликтов эффективнее всего достигается через улучшение качества общения оппонентов друг с другом. Однако общение – основной инструмент для разрешения большинства конфликтов – само по себе может стать причиной конфликтной ситуации. Любое нарушение общения может привести к конфликту (или человек выражается недостаточно ясно, или слушает невнимательно, или не понимает того, что ему говорят). В конце концов, общение прекращается в результате непонимания, обиды, враждебности, иногда даже может возникнуть конфликтная ситуация.

А между тем, знания и практика этики общения могут помочь выстроить такое общение, которое снимет негатив и предупредит конфликт.

Понятие «этика» в переводе с греческого означает нрав, нравственность. Различают общечеловеческую и профессиональную этику. Если общечеловеческая (универсальная) этика означает комплекс этических устоев, которыми личность владеет от рождения и руководствуются ими повседневно, то профессиональная этика – кодекс поведения, нормы и требования, предписанные этическим кодексом организации, внутренним распорядком, устными распоряжениями руководства. Конфликт возникает, если личностные представления о добре и зле не совпадают с налагаемыми организацией профессиональными этическими нормами. Отсюда следует вывод: для профилактики конфликтов важнейшее значение приобретает знание и использование сотрудниками в повседневной трудовой жизни этических принципов и норм деловых отношений.

В литературе по этике делового общения, этике деловых отношений существует разнообразие мнений о количестве и наименовании конкретных принципов деловой этики.[2;3] Однако, центральное положение (и это общепринято для всех исследований) занимает так называемое «золотое правило нравственности» или «золотой стандарт», идущий еще от Конфуция (V век до н. э.) который на современном деловом языке означает, что в системе служебных отношений никогда не нужно допускать по отношению к своим подчиненным, к руководству, к коллегам, к клиентам и т.п.

таких поступков, какие бы не желал видеть по отношению к себе.

Внедрение этических (моральных) норм в сферу профессиональной деятельности будет способствовать, на наш взгляд, сглаживанию существующих в любом коллективе противоречий естественным и безболезненным образом. Поэтому между этичностью и малоконфликтностью можно ставить знак равенство, а сам конфликт представляется возможным рассматривать как единицу измерения уровня деловой этики в коллективе. Другими словами, постепенно внедряемая в сознание сотрудников организации этика деловых отношений способствует выработке норм и требований, характерных для определенных видов деятельности и как бы стандартизирует как ситуации, при которых предположительно может возникнуть конфликт, так и пути и методы правильного его разрешения. Вот почему интеграция этики и конфликтологии является важной не только в теоретическом, но и в практическом аспекте.

Литература

1. Емельянов С. Практикум по конфликтологии. – СПб.: Питер, 2003. – стр. 32.

2. Уткин Э. А. Этика бизнеса. – М.: Зерцало, 2000.

3. Ботавина Р. Н. Этика деловых отношений: учебное пособие. – М.:

Финансы и статистика, 2001.

Мацкевич М.Г. (Санкт-Петербург) Коллективная память: влияние коммуникации на формирование образа прошлого Традиционно различают память автобиографическую (личную) и историческую (коллективную, социальную).

Исследования как отечественных, так и зарубежных авторов демонстрируют, что наиболее запоминающимися оказываются события, которые происходили в период первичной социализации.

Тогда же преимущественно формируется и образ данных событий, их интерпретация и отношения к ним. Происходившие в этот период события и их интерпретация, по Мангейму, формируют поколение.

Образ событий, не пережитых человеком лично, также может быть связан с событиями, происходившими в юности. Например, в России память о революции 1917 г. и интерпретация этого события тесно коррелируют с тем, на какой исторический отрезок пришелся период социализации человека - до или после 90-х гг. ХХ в.

В то же время, образ событий прошлого, отношение к ним формируется под влиянием различных коммуникаций.

В связи с годовщиной начала П мировой войны вновь стал активно обсуждаться «пакт Молотова-Риббентропа» и отношение к нему граждан России. Крупнейшие социологические центры проводили исследования в связи с этой датой. В интерпретациях полученных данных, как правило, подчеркивается влияние СМИ, особенно телевидения, на формирование отношения к пакту Молотова-Риббентропа. Например, оценка гражданами России необходимости (или отсутствии необходимости) его заключения, последствий такого договора, роли Сталина и т.п. некоторыми исследователями приписываются по преимуществу воздействию СМИ (телевидения).

В той же время, рассматривая отношение к этому историческому событию в динамике, можно увидеть, что активизация дискуссии в СМИ изменила отношение к этим событиям незначительно.

При анализе структуры этого отношения выявлено, что наиболее влиятельным дифференцирующим фактором оказывается возраст. Отношение к этому событию старших поколений (в том числе тех, кто обладает собственными воспоминаниями о войне) устойчиво, сложилось давно и недавнее обсуждение на него практически не повлияло. В формировании образа прошлого младшими поколениями телевидение не является определяющим фактором. Влияние семейных воспоминаний, содержания школьного курса истории и – при наличии доступа к интернету – дискуссий в виртуальных сообществах оказывается более значимым.

Наумова Е.В. (Новосибирск) Проблема контекста социальной коммуникации В отличие от технической коммуникации1, цель которой максимально точное воссоздание получателем исходной формы переданного сообщения (текста, изображения, звука…), целью социальной коммуникации является формирование у получателя некоторого смысла, извлекаемого из содержания сообщения.

Проблема контекста состоит в том, что даже при абсолютно точном воспроизведении сообщения, получатель может извлечь из него такой смысл, который не был заложен отправителем сообщения в его содержание.

Н.Луман2 проблему контекста сформулировал следующим образом «невероятно то, что один индивид вообще понимает то, что подразумевает другой, так как имеет место автономия и индивидуализация их сознания. Понимание смысла возможно только в связи с контекстом, но в качестве такового поначалу выступает лишь содержание собственной памяти».

Разработанная К.Шенноном и У.Уивером в 1949 году модель коммуникации как технологического процесса передачи-приема информации состоит из источника сообщения, преобразователя сообщения в пригодный для транспортировки сигнал, канала передачи сигнала, обратного преобразователя сигнала в сообщение и получателя сообщения.

2 Луман Н. Невероятность коммуникации // Проблемы теоретической социологии.

Вып.3. СПб., 2000.

Г.Маркузе1 считал, что «контекстом» выступает весь индивидуальный опыт субъекта: «…всеобщий, более широкий контекст, в котором люди говорят и действуют и который придает смысл их словам … контекст опыта, … действительный эмпирический мир…, в котором конкретные субъекты получают свой действительный смысл».

Однако, «действительный эмпирический мир» бесконечно велик, в отличие от времени, которым располагает субъект для осмысления информации. Фактическим контекстом всегда выступает ограниченный набор сущностей, привлекаемых для извлечения смысла сообщения. Проблема контекста заключается в объяснении механизма ограничения субъектом количества сущностей, используемых им для осмысления сообщения.

С позиции конструктивной теории социального действия2, таким механизмом являются моносубъектные конфликты3 и социальные мотивы4.

Анализируя информацию (результаты собственных наблюдений, содержание сообщений и т.п.) социальный субъект оценивает, как это может повлиять на его факторы свободы и необходимости. Чем разнообразнее и сложнее отношения субъекта с окружающей средой, тем больше у него моносубъектных и объективизированных конфликтов, либеральных и консервативных мотивов. В поступающей информации, субъект (индивид, группа, Маркузе Г. Одномерный человек // Американская социологическая мысль: Тексты / Под ред. В. И. Добренькова. М.: Издво МГУ. 1994. С. 121-146.

2 Социальное действие – это информационная деятельность, результатом которой являются представления субъекта (индивида, группы, социального института) о том, что можно (фактор свободы) и чего нельзя (фактор необходимости) при возникновении некоторого события. Более подробно см. Наумова Е.В. Тезисы о сущности и структуре социального действия. //Сб. Социальные взаимодействия в транзитивном обществе. Выпуск IX. Новосибирск, НГАЭиУ. – 2007. – c. 11–20 3 Моносубъектный социальный конфликт – это нежелательное для субъекта изменение его факторов свободы и/или факторов необходимости. Межсубъектное столкновение – это форма объективизации моносубъектных конфликтов. Более подробно см. Наумова Е.В. Тезисы о сущности социального конфликта.//Сб.

Социальные взаимодействия в транзитивном обществе. Выпуск X. Новосибирск, НГАЭиУ. – 2008. – c. 78–88.

4 Либеральный социальный мотив – нежелательное для субъекта сохранение фактора свободы. Консервативный социальный мотив - нежелательное для субъекта сохранение фактора необходимости. Либеральный социальный мотив является источником активности социального субъекта, направленной на увеличение его фактора свободы, а консервативный социальный мотив – на уменьшение его фактора необходимости. Более подробно см. Наумова Е.В. Тезисы о сущности социального мотива.//Сб. Социальные взаимодействия в транзитивном обществе. Выпуск XI.

Новосибирск, НГАЭиУ. -2009. - c. 59–68.

институт) ищет смысл, связанный с развитием существующих конфликтов и возникновением новых. Эти конфликты и мотивы субъекта образуют верхний, наиболее очевидный слой контекстов, формирующих смысл сообщения. Причем, чем выше субъективная цена вовлеченных в конфликты факторов свободы и необходимости субъекта, тем весомее их роль как контекста социальной коммуникации.

Следующий, не столь очевидный для субъекта слой контекстов образуют факторы свободы и необходимости индивидов, групп, социальных институтов с которыми у субъекта есть или могут быть взаимоотношения (прежде всего, другие участники конфликтов субъекта - сторонники, противники, арбитры и т.п.).

Наименее очевидный для субъекта слой контекстов – это мотивы источника и канала информации, которые могут распространять и искажать информацию специально с целью столкновения чужих интересов для достижения собственных.

Таким образом, составляющими контекста социальной коммуникации субъекта (индивида, группы, института), являются моносубъектные конфликты и мотивы самого субъекта; мотивы окружающей субъекта среды; мотивы источников и каналов передачи информации. Чем сложнее система контекстов социального субъекта, тем разнообразнее информация, которую он привлекает для формирования смыслов сообщений.

Лумановской «автономии и индивидуализации сознания индивидов» противостоит объективность факторов свободы и необходимости этих индивидов и событий, влияющих на эти факторы. Поэтому так велика роль культуры (общих для членов социума факторов свободы и необходимости) в формировании контекстов социальной коммуникации. В этом смысле образовательные, профессиональные, гендерные и т.п. различия индивидов оказывают меньшее влияние на формирование контекстов участников социальной коммуникации, чем их общая культурная среда.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«частный фонд «фонд первого президента республики казахстан – лидера нации» совет молодых ученых инновационное развитие и востребованность науки в современном казахстане V международная научная конференция сборник статей (часть 2) общественные и гуманитарные науки алматы УДК 001 ББК 73 И 6 ответственный редактор: мухамедЖанов б.г. Исполнительный директор ЧФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации» абдирайымова г.с. Председатель Совета молодых ученых при ЧФ «Фонд Первого...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» Национальный исследовательский университет Научно-исследовательский комитет Российского общества социологов «Социология труда» Центр исследований социально-трудовой сферы Социологического института РАН Межрегиональная общественная организация «Академия Гуманитарных Наук»К 100-ЛЕТИЮ НИЖЕГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ...»

«МЕДВЕДЕВА К.С. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ DOI: 10.14515/monitoring.2015.5.12 УДК 316.74:2(410) Правильная ссылка на статью: Медведева К.С. О социологии религии в Великобритании. Заметки с конференции // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 5. С. 177For citation: Medvedeva K.S. On sociology of religion in Great Britain. Conference notes // Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes. 2015. № 5. P.177-182 К.С. МЕДВЕДЕВА О СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ...»

«ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НАУКИ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНЕ III Международная научная конференция Сборник статей (часть 1) Общественные и гуманитарные науки Алматы – 2009 УДК 001:37 ББК 72.4:74. И 6 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР: МУХАМЕДЖАНОВ Б.Г. – Исполнительный директор ОФ «Фонд Первого Президента Республики Казахстан» АБДИРАЙЫМОВА Г.С. – Председатель Совета молодых ученых при Фонде Первого Президента, доктор...»

«УДК 316.3/ ББК 60. Ф 3 Ответственный редактор: Президент Ассоциации социологов Казахстана, доктор социологических наук, профессор М.М. Тажин Редакционная коллегия: Исполнительный директор Фонда Первого Президента РК Б.Б. Мухамеджанов (председатель) Доктор социологических наук, профессор С.Т. Сейдуманов Доктор социологических наук, профессор З.К. Шаукенова Доктор социологических наук, профессор Г.С. Абдирайымова Доктор социологических наук, доцент С.А. Коновалов Кандидат социологических наук...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт управления Кафедра социологии и организации работы с молодежью Российское общество социологов Российское объединение исследователей религии СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Памяти Ю. Ю. Синелиной Материалы Третьей Международной научной конференции 13 сентября 2013 г. Белгород УДК: 215:172. ББК 86.210. С Редакционная коллегия: С.Д....»

«У нас в гостях социологи республики Корея От редакции. Предлагаем нашим читателям познакомиться со статьями корейских коллег – в них содержится много интересного, познавательного, вплоть до возможного применения их выводов и предложений в нашей стране. История Института российских исследований (ИРИ) началась 13 января 1972 г., тогда при Университете иностранных языков Ханкук был основан Центр изучения СССР и стран Восточной Европы. Это было единственное научное учреждение, проводившее анализ...»

«Геннадий Вас а й сильевич Дыльнов е ло САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Социологический факультет МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ДЫЛЬНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ «РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ» 12 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ИЗДАТЕЛЬСТВО «САРАТОВСКИЙ ИСТОЧНИК» УДК 316.3 (470+571)(082) ББК 60.5 я43 М34 М 34 Материалы научно-практической конференции Дыльновские чтения «Российская идентичность: состояние и перспективы»: Саратов: Издательство...»

«СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 316. ББК 71.05 Д4 Издано по заказу Комитета по науке и высшей школе Редакционная коллегия: доктор социологических наук, профессор Я. А. Маргулян кандидат социологических наук, доцент Г. К. Пуринова кандидат филологических наук, доцент Е. М. Меркулова Диалог культур — 2010: наука в обществе знания: сборник научных трудов Д международной научно-практической конференции. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии...»







 
2016 www.konf.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, диссертации, конференции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.